36

 

обязательственного и вещного элементов занимает центральное место в раскрытии сущности договора купли-продажи. Уже в древнем Римском праве понятие договора купли-продажи разделяло обязательственный момент (принятие на себя продавцом обязательства предоставить покупателю обладание продаваемыми вещами) и момент получения покупателем права на вещь. Последний результат (получение покупателем непосредственного права на вещь) основывался на особом титуле, каким являлась фактическая передача проданной вещи покупателю' . Это и есть вещный момент в понятии договора купли-продажи. Вещный момент в понятии договора купли-продажи имеет особое значение по сравнению с обязательственным, так как римляне прилагали конструкцию переноса права только к собственности и никогда к обязательствам . А договор купли-продажи был направлен именно на переход права на вещь к покупателю.

Традиции древнего Римского права продолжаются в странах с континентальной системой права, т.е. договор купли-продажи как обязательственный договор не может быть понят без элементов вещного права, посредством которых передается собственность на вещь и на деньги. Однако в отличие от древнего Римского права в современном праве обязательственный элемент играет особую роль вместо вещного. Обязательственный момент данного договора выражается правопритязанием сторон. Например, согласно §433(1) Германского гражданского Уложения по договору купли-продажи продавец вещи обязуется передать вещь покупателю и предоставить ему право собственности на нее. В соответствии с §433(2) покупатель обязан уплатить продавцу условленную покупную цену34. Договор купли-продажи лишь порождает правопритязания

32    * См.: Новицкий И.Б., Там же, С. 177.

33    * См.: Дождев Д.В. Там же, С. 380.

34    * Германское право. Часть I. - М, "Международный центр финансово-экономического развития", 1996, С.

37

 

покупателя и продавца. Эти правопритязания, однако, еще не реализованы. Купленная вещь еще не передана по договору купли-продажи покупателю, продавец не предоставил покупателю право собственности, покупатель не заплатил покупную цену по договору. Все это еще должно произойти. Договор купли-продажи лишь порождает соответствующие правопритязания сторон о передаче, предоставлении и оплате. Порожденные договором купли-продажи обязательственно-правовые притязания нуждаются еще в своей реализации, т.е. фактически передаются купленная вещь, право собственности на нее и деньги. Следовательно, в некоторых кодексах не упоминалась обязанность передать имущество в собственность покупателя в понятии договора купли-продажи. Так, в Наполеоновском кодексе продажа (vente) есть договор, которым одна сторона обязуется дать имущество, а другая заплатить за это деньги" .

Хотя современное право подчеркивает обязательственный момент в понятии договора купли-продажи, однако оно не может миновать значения вещного момента. Поэтому, в литературе высказывается мнение, что в правовом аспекте весь процесс купли-продажи распадается на три договора: договор купли-продажи, порождающий лишь обязательственно-правовые притязания, и два договора, направленные на реализацию этих правопритязаний (один

- с целью передачи права собственности на купленную вещь, другой

- с целью передачи права собственности на денежные знаки)36.

По законодательству России и Вьетнама обязательственный момент в понятии договора купли-продажи тоже особо подчеркивается наряду с сохранением вещного. В законодательстве используется термин "одна сторона обязуется", который явно

92.

35    * Любавский А. Опыт комментария законов о купле-продаже. - Изд. Юридического вестника, 1869, С. 12.

36    *См.: Ян Шапп. Основы гражданского права Германии. М., "Изд. БЕК", 1996, С. 68.

38

 

выражает обязательственный характер договора купли-продажи. По этому договору стороны принимают на себя обязанности, в том числе обязанности по передаче вещи и права собственности на нее. По мнению автора диссертации, это совершенно необходимо, чтобы регулировать отношения купли-продажи в современных условиях. У этого вывода следующие Основаниями:

Во-первых, заключение договора купли-продажи является одним из основных способов приобретения права собственности, однако нормы вещного права не предназначены для регулирования всех возникающих из него отношений, которые в настоящее время могут носить очень сложный характер, например отношений по поводу качества, гарантии, срока годности и т.п. Здесь, стороны должны согласоваться и принять на себя соответствующие обязанности либо согласны применить нормы, предусматривающие эти обязанности.

Во-вторых, в современных условиях широко заключаются договоры купли-продажи, момент исполнения которого не совпадает с моментом заключения, а также в отношении товаров, не имеющихся в момент заключения договора, поэтому необходимо усиливать обязательственный момент как в целях обеспечения его исполнения, так и удовлетворения потребностей оборота в расширении сферы применения договора купли-продажи.

В-третьих, обязательственный момент в понятии договора купли-продажи очень важен для укрепления стабильности развитого рынка посредством договорной дисциплины, поскольку именно в обязательстве может быть успешно решен такой сложный вопрос, как ответственность и последствия при неисполнении или ненадлежащем исполнении передачи вещи и права собственности на нее.

На практике сам факт того, что договор купли-продажи является составной частью обязательственного права, достаточно

39

 

подтверждает значение обязательственного момента в данном

договоре. Одновременно, нельзя умалять значение вещного

момента, поскольку многие нормы вещного права продолжают

действовать и регулировать заключение и исполнение договора

купли-продажи, особенно отношение по переносу права

собственности на проданное имущество. Перенос права

собственности     характеризуется   строгим     формализмом,

необходимым для придания акту всеобщего значения, которое свойственно по существу самому вещному праву: только конформность общепризнанному порядку отчуждения может обеспечить реальный эффект приобретения, то есть поставить приобретателя в такое положение по отношению к вещи, когда устраняется любое третье лицо, в том числе отчуждателя. Перенос собственности осуществляется именно волей отчуждателя и требует непременной передачи владения, то есть перехода к приобретателю публично признанной связи с вещью. Выражение "передать вещь", употребляемое наряду с "перенести собственность", указывает не просто на материальный акт передачи, но и подчеркивает смену субъекта права при индентичности объекта. Тождественность нового права по-прежнему связана с наличием постоянного и неизменного элемента отношения - самой вещи, которая переходит к приобретателю со всеми особенностями ее юридического положения, включая обремененность ее сервитутами и другими правами третьих лиц.

Расширение понятия договора купли-продажи. Автор диссертации считает, что выражение "передать вещь в собственность другой стороне" в российском, и "передать право собственности на вещь покупателю" во Вьетнамском законодательстве, не охватывает все возможные договоры купли-продажи в современных условиях. Этот вывод связывает с

40

 

возможностью заключить такие договоры купли-продажи, по

которым продавец не может передать право собственности на вещь,

потому что у него такого права нет, либо покупатель не может

принять вещь в свою собственность, потому что купленная вещь не

может принадлежать ему на праве собственности. Эти договоры

остались договорами купли-продажи, а не стали другим видом

договоров, так как их сущность все равно заключается в переходе не

только вещей, но и права собственности. Тем более, несобственник-

продавец или несобственник-покупатель заключают такие договоры

за собственников, поэтому все характеристики заключенных

договоров принадлежат договорам купли-продажи. Подобные

продавцы и покупатели вправе заключать договоры в силу закона.

Следовательно,    понятие     договора    купли-продажи     в

законодательстве России и Вьетнама необходимо воспринимать

шире, т.е. оно охватывает и указанные договоры. Иными словами,

эти договоры являются особыми случаями договоров купли-

продажи, которые законодательство должно конкретно и полно

регулировать. Кроме того, законодательство также должно решить

вопросы,    возникающие при   купле-продаже     между

несобственниками.

Законодательство России и Вьетнама достаточно полно регулирует договоры купли-продажи, заключенные между несобственниками. Так, широко принята практика, закрепленная в законодательстве России и Вьетнама, в соответствии с которой проданное имущество может принадлежать продавцу не на праве собственности, а на праве оперативного управления или хозяйственного ведения, и соответственно, передача покупателю имущества в право оперативного управления или хозяйственного ведения.

Из-за характера некоторых гражданских отношений,

41

 

законодательство России и Вьетнама также предусматривает некоторые исключения из общего правила. Так, комиссионер, продающий или приобретающий имущество для комитента, выступает в договоре купли-продажи от своего имени (ст.990 ГК РФ; раздел 6 гл.II закона Вьетнама "О торговле"). При продаже имущества с публичных торгов функции продавца выполняет не собственник имущества, а компетентное должностное лицо (ст.ст.452-455 ГК СРВ). Продажа имущества, на которое обращено взыскание в силу залога (ст.350 ГК, п.5 ст.358 ГК РФ), обычно осуществляется судебным исполнителем либо непосредственно -путем проведения торгов, либо через комиссионные магазины (в соответствии со ст.395-405 ГПК РФ). В таком же порядке производится и продажа арестованного имущества неисправного должника. Хранитель при определенных условиях также имеет право продать не принадлежащую ему вещь (п.2 ст. 899 и ст. 920 ГК РФ).

Может осуществляться купля-продажа между несобственниками не только в силу закона, но и в силу доверенности. Такая купля-продажа распространена и может вызвать некоторые сложности в сфере розничной торговли. Если признать, что собственником товаров, находящихся в магазине и продаваемых магазином, является не сам магазин, как не обладающий правами юридического лица, а торговая организация, то необходимым выводом из этого будет, что магазин должен действовать по уполномочиванию торговой организацией. Это уполномочие может быть оформлено тем, что руководитель розничного торгового предприятия (директор магазина, заведующий лавкой и т. п.) действует как представитель по доверенности торговой организации. На практике далеко не всегда руководитель розничного торгового предприятия имеет выданную ему торговой организацией (или иным вышестоящим

42

 

звеном по передоверию, например отделением) доверенность. Что же касается рядового продавца, с которым покупатель, совершая в магазине покупку, имеет дело, то он формально доверенностью почти никогда не обладает' .

Известно, что, в случае продажи несобственником, договор может быть признан недействительным. Несмотря, однако, на отсутствие формального уполномочия у продавца, стоящего за прилавком, на совершение от имени торговой организации сделок по продаже принадлежащих ей товаров, рассмотрение этой проблемы должно целиком исходить из необходимости всемерной защиты интересов покупателя, фактически лишенного возможности проверять круг полномочий продавца, и признать, что вся обстановка, в которой происходит продажа товаров в магазине, самый факт допущения продавца за прилавок являются достаточным и бесспорным доказательством того, что он уполномочен на производство сделок по продаже покупателю находящихся в магазине товаров. Это решение, которое высказывал К.А. Граве , вполне отвечает объективным требованиям гражданского оборота. Именно такой подход нашел отражение в законодательстве других стран очень давно"9. Хотя это положение и не закреплено в законодательстве России и Вьетнама, однако можно говорить, что законодательство о нем подразумевает.

С другой стороны, необходимо заметить, что гражданин, покупающий товар в магазине, совершает договор розничной купли-продажи от своего имени. Эта вполне закономерная презумпция диктуется всей бытовой обстановкой, в которой обычно

37    * См.: Антимонов Б.С. Возникновение права собственности у покупателя при новых формах розничной

торговли в советских магазинах. - "Ученые записки", ВИЮН, Вып. 9, М., Госюриздат, 1959, с. 176.

38    * См.: Граве К.А. Договор розничной купли-продажи и охрана прав гражданина. - "Ученые записки".

ВИЮН, Вып. 2, 1941, с. 177.

39    * Например, Германское торговое уложение от 10 мая 1897 г. формулирует изложенный выше принцип в ст.

56 следующим образом: "тот, кто поставлен в магазине или в открытом складе товаров, считается уполномоченным к продажам и получениям, которые обыкновенно совершаются в подобного рода

43

 

совершаются эти покупки. Совершенно невозможно и по существу бесцельно возлагать на продавца проверку того, действует ли подошедший к прилавку гражданин от собственного имени или по поручению кого-либо другого. Кроме того, Б.С. Антимонов предлагал другую презумпцию: "...а именно: если подросток оказался не достигшим 14 лет, то следует считать, что он выполнял фактическое поручение своих родителей (усыновителей, опекунов), и последние должны быть признаны действительными покупателями; если же подросток оказался достигшим 14 лет, то следует считать, что он либо действовал с согласия своих законных представителей (родителей, попечителей и т. п.), либо расходовал на покупку свой заработок, т. е. он является действительным покупателем."40. Указанные презумпции действительно облегчают немаловажную для жизни деятельность по розничной торговле, при этом не создавая новые трудности.

Консенсульность договора купли-продажи. Уже в древнем Римском праве договор купли-продажи признался консенсуальным. Однако консенсуальность данного договора подвергалась сомнению в плановой экономике, поскольку в большинстве случаев условия этих договоров заранее были определены планом государства. Так, В.П. Грибанов в своем учебном пособии утверждал, что заимствованная из римского права характеристика договора купли-продажи как договора консенсуального не может быть применена к советскому гражданскому праву, которое является правом высшего типа41. Этот взгляд не разделялся другими авторами, так, например, Г.М. Степаненко заметил: к сожалению В.П. Грибанов не дал убедительных аргументов в защиту своей точки зрения42. В данном

магазинах или складах." - (См.: подробнее Muller - Erzbach, Deutsches Handelsrecht, Aufl. 2, 1927, S. 129).

40    * См.: Антимонов Б.С. Там же, С. 179.

41    * Грибанов В.П. Договор купли-продажи по советскому гражданскому праву., М, изд. "МГУ", 1956, С. 12-

13.

42    * Степаненко Г.М. Договор купли-продажи по советскому гражданскому праву., Саратов, Изд. "Саратовского

44

 

случае автор диссертации считает, что если даже договор купли-продажи заключается на основе административного акта, то нельзя отрицать его консенсуальность. Эта точка зрения обосновывается тем, что если условия договора имели юридическую силу до заключения договора на основе административного акта, то заключение договора лишено всякого смысла.

В действующем законодательстве России и Вьетнама продолжалась традиция древнего Римского права. По договору купли-продажи возникновение прав и обязанностей продавца и покупателя признается в момент достижения ими соглашения по всем существенным условиям, что свидетельствует об него консенсуальности. Автор диссертации полностью разделяет позицию законодательства. Дело в том, что обязательственный элемент договора купли-продажи обусловливает необходимость признать права и обязанности сторон, вытекающих из заключенного договора, поскольку большинство этих договоров не исполнено при заключении. Если бы данный договор лишился консенсуальности, то большая часть самых распространенных заключенных договоров гражданского оборота могло бы быть не исполнена, что особо повредило бы стабильности оборота. Тем более, в современной рыночной экономике России и Вьетнама стороны заключают договоры купли-продажи, как правило, не в целях исполнения государственного плана, а исходя из своих потребностей в товарах. Ни одно условие договора купли-продажи не может быть определено до его заключения. Следовательно, основание для сомнения в консенсуальности договора купли-продажи, т.е. заключение договора по государственному плану, исчезло. Однако, здесь остается вопрос: можем ли мы говорить об этом консенсуальном характере, когда договор купли-продажи по закону

ун-та", 1965, С. 6.

45

 

подлежит обязательному оформлению в определенном порядке, поскольку договор считается заключенным и порождает права и обязанности сторон только с момента надлежащего оформления? Здесь, речь идет о договорах, таких, например договоры купли-продажи жилых помещений, договоры продажи предприятия. Автор диссертации считает, что и в указанном случае можно подтвердить консенсуальность договора купли-продажи на основе следующих аргументов:

Во-первых, требование к форме договора носит процедурный характер при заключении договоров купли-продажи, не вытекая из правовой природы купли-продажи, а из важности и ценности предметов купли-продажи: жилых помещений, предприятий и т.п. Определенное обязательное оформление договора призвано обеспечить соблюдение прав приобретателей имущества, третьих лиц и стабильность всего гражданского оборота.

Во-вторых, выполнение процедуры играет важную роль для определения момента возникновения прав и обязанностей сторон, т.е. как юридический факт, а не как основание, которое порождает эти права и обязанности. Таким основанием является соглашение сторон по всем существенным условиям конкретного договора, поскольку в случае уклонения одной стороной совершать формальную процедуру, законодательство предусматривает возможность принудить ее к совершению, что порождает соответствующие юридические последствия.

В-третъих, во всех случаях данный договор не когда не переходит к противоположной стороне, т.е. перестанет быть реальным, что означает, что он является консенсуальным. Действительно, момент заключения договора, а также момент, с которого договор признается незаключенным, не связанные с передачей имущества, т.е. исполнением договора.

46

 

В юридической литературе высказывалась и другая точка зрения, согласно которой договор купли-продажи в отдельных случаях может быть реальным, в частности, договор розничной купли-продажи по методу самообслуживания43. Хотя уже в период римского права в постклассическую эпоху договор купли-продажи постепенно утрачивал консенсуальный характер, превращаясь под влиянием эллинистической практики в акт приобретения собственности за наличные44, но такая точка зрения не пользуется поддержкой современных юристов и не нашла отражения в работе других авторов. Автор диссертации тоже не разделяет такую позицию, так как на практике момент заключения договора может совпадать с моментом получения вещи. Однако, самое главное заключается в том, что данный договор считается заключенным не в результате самого факта получения вещи, а в результате достижения соглашения между сторон, о котором свидетельствует этот факт получения вещи.

Двусторонность договора купли-продажи. Если во Вьетнаме договор купли-продажи всегда признается двухсторонним, то в России было время, когда купля-продажа была признана односторонним договором, по которому одно лицо обязывается уплатить другому известную сумму денег за вещь, приобретенную от него в собственность45. В настоящее время и в России и во Вьетнаме договор купли-продажи признается двусторонним. Действительно, в правоотношениях купли-продажи права и обязанности одной стороны всегда корреспондируют соответствующими обязанностями и правами другой стороны. Продавец обязан передать имущество в собственность покупателю,

43    * См.: Советское право. М" 1989, С. 190.

44    * Дождев Д.В. Римское частное право. Под. ред. Нерсесянца B.C., М., Изд. группа "ИНФРА М - НОРМА",

1997, С. 522.

45    * См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. - М: фирма "СПАРК", 1995 (по изд. 1907

г.), С. 316.

47

 

а покупатель обязан принять его и иметь право требовать передачи имущества продавцом. С другой стороны, покупатель обязан оплатить стоимость купленного имущества, и соответственно, продавец имеет право требовать его оплатить. Таким образом, права и обязанности имеют одновременно и продавец, и покупатель, т.е. договор купли-продажи является двусторонним или взаимным (синаллагматическим).

Эквивалентность договора купли-продажи. Договор купли-

продажи носит возмездный характер: основанием исполнения

обязательства по передаче товара является получение встречного

удовлетворения в виде покупной цены, и наоборот. В товарном

производстве действует всеобщий закон стоимости, т.е. товар,

произведенный в целях продажи и получения прибыли, не может

быть продан ниже себестоимости. Если в покупную цену включают

себестоимость товара и разумные прибыли товаропроизводителя, то

можно говорить об относительной эквивалентности договора купли-

продажи. Однако автор диссертации считает, что нельзя

отождествлять возмездность с эквивалентностью в договоре купли-

продажи.    Не трудно заметить, что при неблагоприятной

конъюнктуре рынка предприниматели могут идти на заключение

договоров купли-продажи на явно невыгодных для себя условиях,

опасаясь дальнейшего ухудшения экономической обстановки. С

другой стороны, в целях обеспечения конкуренции

предприниматели могут заключить договоры купли-продажи по цене

значительно ниже, чем себестоимость. В этих случаях очевиден

факт неэквивалентности  договора    купли-продажи.

Законодательство, как правило, не вмешивает в такие случаи

продажи, так как эти случаи находятся под воздействием

объективного закона стоимости. Его нарушение предпринимателями

влечет соответствующие последствия для них. На основе анализа

48

 

законодательства России и Вьетнама можно сделать вывод об отсутствии требования законодательства к эквивалентности при заключении договора купли-продажи. Автор диссертации разделяет позицию в законодательстве, которая не включает эквивалентность в характеристики договора купли-продажи.

В некоторых случаях в законодательстве предусматриваются

меры, оказывающие воздействие на заключение и исполнение

договоров купли-продажи при большой степени неэквивалентности.

Однако и в этих случаях не ставится цель обеспечения

эквивалентности договоров купли-продажи, а законности и

нормального функционирования гражданского оборота. Например,

законодательство устанавливает ничтожность публичного договора

купли-продажи при нарушении одинаковой цены продажи для всех

покупателей (ст. 426 ГК РФ). Целью данного правила является

создание    нормальных  условий     формирования      воли

договаривающихся лиц, защита принципа равенства субъектов гражданского права, а не равенства их имущественных предоставлений. Аналогично, принят новый закон СРВ, предусматривающий специальный налог в случае продажи товара значительно ниже, чем себестоимости, по договорам международной купли-продажи. Этот закон тоже не направлен на обеспечение эквивалентности обмена, а добросовестной конкуренции. В некоторых других случаях законодательство России и Вьетнама предоставляет возможность расторгнуть или изменить договор купли-продажи при лишении какой-либо стороны прав, обычно предоставленных по договорам такого вида, исключении или ограничении ответственности стороны за нарушение обязательства и т.п. (в договоре присоединения - ст. 428 ГК РФ; ст. 406 ГК СРВ).

Разграничение договора купли-продажи и смешанных

49

 

договоров. Широкая сфера применения договоров купли-продажи приводит к тому, что во многих случаях не легко отличить их от других смешанных договоров. Однако точное отграничение имеет большое практическое значение для правильного применения правовых норм. Наиболее сходными с договорами купли-продажи являются договоры мены и подряда.

Договор мены имеет много общего с куплей-продажей (возмездность, передача имущества в собственность или оперативное управление, хозяйственное ведение). Кроме того, поскольку в договоре мены в качестве эквивалента за отчуждаемую вещь должна быть передана иная вещь, то каждый из участвующих в договоре считается продавцом имущества, которое он передает, и покупателем имущества, которое он получает. Поэтому на договоры мены распространяются многие нормы, относящиеся к купле-продаже (форма договора, права и обязанности продавца и покупателя, момент возникновения права собственности, риск случайной гибели или порчи переданных по договору вещей, ответственности за недостатки и т.п.). Вместе с тем договор мены отличается от договора купли-продажи, так как в обмен на одну вещь, вместо всеобщего эквивалента - денег, передается другая вещь.

Сложность отграничения договора купли-продажи от договора мены усиливается при смешанном характере мены, когда в обмен на одну вещь передается другая вещь вместе с соответствующей денежной доплатой. В данном случае неоднозначно определить вид договора (купли-продажи или мены). Эта проблема уже была освещена в древнем Римском праве. Сторонники сабиньянской школы считали договор, по которому произойдет обмен товара, с одной стороны, на товар плюс деньги, с другой, куплей-продажей и не признавали самостоятельного значения договора мены.

50

 

Прокульянцы, напротив, считали такой договор меной независимо от наличия денежной доплаты46. Данная проблема недостаточно решена в законодательстве многих стран. Например, в Англии бартерные сделки (договоры мены) не относятся к договорам купли-продажи, однако согласно закону о поставке товаров и предоставлении услуг 1982г. договор бартера приравнивается к договору купли-продажи47. Согласно статья 2-304(1) ЕТК США цена по договору продажи может быть уплачена деньгами или каким-либо иным способом. Следовательно, по американскому праву бартерный договор также является договором купли-продажи независимо от обмена равно- или неравноценного имущества. Прежнее законодательство России и Вьетнама не давало четкого ответа на этот вопрос, однако в доктрине он решается однозначно: передача в качестве встречного удовлетворения за товар другого товара (в том числе вместе с денежной доплатой) возможна только по договору мены48. П.2 ст.568 действующего ГК РФ и ст. 460 действующего ГК Вьетнама четко устанавливают договор, по которому произойдет обмен имуществ независимо от их ценности, договором мены. Автор диссертации разделяет позицию в законодательстве, так как в правовом аспекте сам договор мены сконструирован по модели купли-продажи. По правилам ГК (п.2 ст.567 ГК РФ; п. 4 ст. 459 ГК Вьетнама) почти все нормы, применимые к договору купли-продажи, также регулируют отношения мены. Следовательно, квалификация данного договора договором мены не вызывает сложность по применению права.

Практически самая сложная задача - это отграничение

46    * См.: Римское частное право. - Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М, 1994, С. 423-424;

Покровский И.А. История римского права., СПб., 1913, С. 200-203, 433-435.

47    * См.: Benjamin's Sale of goods (3rd ed.? 1987), para 35, p. 32; Law commission's Report on Implied Terms in

contracts for the Supply of goods (Law Com. № 95, HMSO, 1979), paras 48-55. См. Также дело Re Westminster Property Group pic, [1985] 1 w.l.r. 676; Esso Petrolum Co. Ltd. V. Customs and Excise Commissioners [1976] 1 W.L.R. 1, 11.

48    * См.: Елисеев И.В. в кн.: Гражданское право. Учебник Ч.2., Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М,

51

 

договоров купли-продажи от договоров подряда и квалифицировать так называемый смешанный договор, в котором сочетаются обязательства по передаче товара и права собственности на него с обязательствами по выполнению определенных работ (например, монтажных или проектных) и/или оказанию услуг (например, по техническому обслуживанию предмета договора).

Решение данной проблемы содержится в Венской конвенции.

Согласно конвенции считается решающим критерием      для

разграничения договора купли-продажи и подряда следующий признак: в обязанность какой именно из сторон входит предоставление материалов. При купле-продаже предоставление материала покупателем не предполагается. По этой причине, если тот, кто приобретает изделия, обязан в соответствии с договором предоставить материалы, и их объем является

49

существенным - налицо подряд .

Термин "существенное",  подобно многим другим,

используемым в законодательстве, является "каучуковым" и может быть по-разному истолкован в суде. Но тут помогает то обстоятельство, что подряду присущ и другой признак. Он состоит в том, что хотя организатором является подрядчик, в процессе выполнения работ участвует активно и заказчик. Таким образом, если в конкретный договор наряду с обязанностью приобретающей изделия стороны обеспечивать исполнителя материалами включается ее право проверять ход и качество работ - налицо подряд.

Когда в договоре сочетаются как условия о поставке товара, так и условия о выполнении работ или о предоставлении иных услуг, решающее значение для отнесения такого договора к договорам

 

 

49 * См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров - Комментарий., под. Ред. В.

"ПРОСПЕКТ", 1998, С. 113. * См.: Венская конвенция о д И. Кулешова. - М, "Юрид. лит.", 1994, С. 14; Брагинский М. И. Подряд и подрядоподобные договоры,

52

 

купли-продажи имеет вопрос о том, заключаются ли обязательства стороны, поставляющей товар, в основном в поставке товара или же в выполнении работы (в предоставлении услуг). Однако нет единого подхода к решению данной проблемы. Такие договоры могут рассматриваться и как единые, так и включающие несколько договоров.

Четкое решение данной проблемы прямо закреплено в ст. 421 ГК РФ о смешанном договоре. По российскому праву в данном случае это смешанный договор между подрядом и куплей-продажей. В соответствии с этим решается и вопрос применения норм права к нему. В отношении сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа договора. Такой подход нужен и вьетнамскому законодательству, в котором отсутствует регулироване смешанного договора. Закрепление смешанных договоров прямо в законодательстве предоставляет сторонам достаточное юридическое основание для заключения договора купли-продажи с элементами других видов договоров. Данное предложение обосновывается тем, что данный подход получил поддержку юристов, высказывавших свое мнение в процессе принятия Венской конвенции 1980 года о договорах международной купли-продажи50. Самое главное, по мнению автора диссертации, заключается в том, что благодаря указанному подходу можно избежать неясности и иметь подходящее правовое регулирование соотвествующих договорных отношений.

"Вестник Верховного арбитражного суда РФ", 1996, № 7.

41 * См.: Сталев Ж. Виенската Конвенци за международна продажба на стоки: Кратьк. Коментар. София, 1981. С 17.

53

 

§3. КЛАССИФИКАЦИЯ ДОГОВОРОВ КУПЛИ-ПРОДАЖИ

Необходимость классификации договоров купли-продажи.

Проблема классификации договоров, в частности договоров купли-продажи, занимает большое место в общем учении о гражданско-правовых договорах. Теоретическое обоснование классификации дает базу для построения четкой системы договоров в кодификационных актах гражданского законодательства и позволяет надлежаще разрешать многие конкретные вопросы, возникающие в договорной и арбитражной практике51. Немаловажное значение система договоров купли-продажи имеет для разработки и применения нормативных актов, относящихся к отдельным видам этих договоров, для правильного рассмотрения споров, возникающих в судебной практике.

Классификация договоров купли-продажи служит цели обнаружения существенных черт сходства и различия между ними. Всякая классификация является результатом некоторого огрубления действительных граней между видами купли-продажи, ибо они всегда условны и относительны. С развитием же знаний может происходить уточнение и изменение классификации .

Проблемы классификации договоров купли-продажи

приобретают повышенное значение во Вьетнаме, где юридическая

литература их почти не затрагивала. В дореволюционном

законодательстве, кроме обыкновенной      купли-продажи,

закреплялось еще два вида, а именно: купля-продажа с правом выкупа недвижимости и запродажа53. Первый из них - это договор купли-продажи, в котором закреплялось еще одно право продавца взять обратно проданное недвижимое имущество с условием

* См.: Садиков О.Н. Некоторые положения теории советского гражданского права. Сов. гос. право, 1966, № 9, С. 19. 52 * См.: Философский словарь. М.: Политиздат, 1972, С. 177.

54

 

возврата его уплаченной стоимости. А запродажа - это обещание одной стороны о продаже какого-то имущества по определенной цене в установленном порядке. Следовательно, такое деление на три вида купли-продажи не являлось классификацией, так как не было общего критерия деления. До принятия ГК в 1995 году не проводилось какой-либо классификации договоров купли-продажи.

Проблемы классификации (в юридической литературе понятие классификации нередко используется равнозначно с понятием систематизации) приобретают все большее значение в теории государства и права. Классификация является важным средством повышения содержательности научной информации: она дает возможность по месту, занимаемому объектом в классификационной системе, легко установить его основные признаки и свойства, причем не только те, которые уже известны науке, но и те, которые непосредственно еще не были выявлены в процессе познания54.

Таким образом, классификация договоров купли-продажи имеет большое и теоретическое и практическое значение. В конечном счете, она служит правильному и единообразному применению норм института договоров купли-продажи, а также совершенствованию этого института. Именно этим выводом обусловливается необходимость изучения классификации договоров купли-продажи.

В действующем ГК РФ и Вьетнама не было общего критерия для деления договоров купли-продажи на различные виды. В качестве отдельных видов договора купли-продажи названы розничная купля-продажа, поставка товаров, поставка товаров для государственных нужд, контрактация, энергоснабжение, продажа недвижимости и продажа предприятия (по ГК РФ); коммерческие договоры купли-продажи, договоры купли-продажи помещения, купля-продажа на

53* См.: : Hoang viet Но luat., Quyen III-IV-V. - Hue', 1941, NXB. Imprimerie Tieng-dan, tr. 74-75, 91-96. 54 * См.: Рожкова Л.П. О принципах типологии государства и права. - Правоведение. 1975, № 2, С. 27.

55

 

торгах, договоры купли-продажи в просрочку, договоры купли-продажи с рассрочкой платежа (по ГК СРВ). Здесь видны различные основания деления: по предмету, по целевому назначению и т.п. Это деление относится к такому способу, который в юридической литературе называется делением на неопределенные группы. Это означает, что с помощью разных оснований создается в принципе неограниченное число групп договоров купли-продажи. В каждой из них указанные основания соответствующим образом индивидуализируются.

Очень большую распространенность получило так называемое в науке гражданского права "деление надвое", или иначе "дихотомия"35. С помощью дихотомии, используя последовательно определенное основание (критерий), делящее договоры купли-продажи на две группы, из которых одну характеризует наличие этого основания, а другую - его отсутствие. Подобное деление может быть применено к договору купли-продажи и проведено многократно при условии, что каждый раз используется другое основание.

Дихотомия. В качестве дихотомии можно привести следующие самые важные деления:

1-В зависимости от характера объекта договоры купли-продажи подразделяются на договор купли-продажи вещи и имущественных прав. Вещь - это предмет материального внешнего мира, находящийся в твердом, жидком, газообразном или ином физическом состоянии56, включая ценные бумаги и валютные ценности. Их куплю-продажу в основном регулирует глава 30 ГК РФ, соответственно раздел I главы II третьей части ГК СРВ и раздел 2 главы II закона СРВ о Торговле. Эти положения распространяются

55* См.: Асмус В.Ф. Логика., М, Госполитиздат, 1947, С. 65.

56* Комментарий к ГК РФ, части первой. Под ред. О.Н. Садиков., М, Юридическая фирма "КОНТРАКТ"; "ИНФРА-М", 1998, С. 270.

56

 

на куплю-продажу имущественных прав (в основном - биржевые сделки, уступку исключительных прав), если иное не вытекает из содержания или характера этих прав (п.4 ст. 454 ГК РФ, п.1 ст.422 ГК СРВ). Таким образом, правильное определение объектов купли-продажи оказывает большое влияние на возможность точного и правильного применения нормативных актов к договорам купли-продажи соответствующих объектов.

2-В зависимости от цели и экономической природы купли-продажи договоры купли-продажи делятся на коммерческие и некоммерческие. Рыночная экономика требует развитого товарного производства, для которого нормальное движение товаров от производителей играет очень важную роль. Оно в основном осуществляется посредством договоров купли-продажи, для которых характерна цель получения прибыли, особый состав субъектов (обычно предпринимателей). Эти договоры купли-продажи именуются коммерческими (торговыми). Ввиду их особенностей и значения для народного хозяйства законодательство многих стран, в том числе и вьетнамское, отдельно регулирует эти отношения в кодификационном правовом акте, как например торговый кодекс. Закон СРВ "О торговле" регламентирует заключение договоров купли-продажи между предпринимателями в сфере торговли (коммерческих) (по крайней мере одна сторона является предпринимателем), а остальные договоры купли-продажи (некоммерческие) заключаются по ГК СРВ. Однако это деление носит относительный характер, т.к. по своей правовой природе коммерческие договоры купли-продажи составляют специальный вид гражданских договоров купли-продажи. Следовательно, в случае если закон "О торговле" имеет пробелы в регулировании, то их необходимо восполнить положениями ГК.

Россия не строила свое законодательство по такому принципу,

57

 

но в юридической литературе высказывается близкое мнение о необходимости различить договоры купли-продажи в торговом обороте57. На основе действующего законодательства некоторые юристы считают, что можно отождествлять договоры поставки с коммерческими: "в обобщенном виде можно сказать, что в настоящий момент поставка - это коммерческая купля-продажа, осуществляемая в деловом обороте"58. По мнению автора диссертации, такое мнение не имеет достаточных оснований, ибо кроме договора поставки можно сводить к коммерческим другие виды договоров купли-продажи, например, договоры контрактации. Таким образом, договоры поставки по российскому законодательству составляют только часть коммерческих договоров купли-продажи.

З-На основе связи с иностранным государством и

международной     организацией      договор     купли-продажи

подразделяется на договоры с иностранным элементом и без такового. Сложно иметь дело с договорами купли-продажи с иностранным элементом, так как в результате участия иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных юридических лиц, либо нахождения объекта купли-продажи за границей, а также заключения договора вне пределов страны, они одновременно могут находиться под воздействием разных правовых систем. Сложность правового регулирования договоров купли-продажи с иностранным элементом в основном заключается в определении применимого права. Кроме того, для некоторых видов указанных договоров, например договоров международной купли-продажи, необходимо создать конкретное правовое регулирование соответствующих отношений в национальном законодательстве.

57 * Граве К. А. Договор розничной купли-продажи и охрана прав гражданина. - "Ученые записки", -

Всесоюзный институт юридических наук, выпуск 2, 1941, с. 171. 58* Брызгалин А. Договор поставки: новое содержание в новой экономике., "Хозяйство и право", 1994, № 8,

58

 

Итак, общий принцип применения права к отношениям купли-продажи с иностранным элементом, в частности, в российском и вьетнамском законодательстве, заключается в допуске применения национального законодательства (п.1 ст.2 ГК РФ). Это означает, что нормы российского и вьетнамского законодательства регулируют отношения купли-продажи, в том числе отношения с иностранным элементом. В отличие от российского ГК СРВ расширяет данный принцип применения права. Согласно ст. 834 форма договора должна соответствовать законам страны, где договор заключается. Однако во Вьетнаме договор имеет юридическую силу, хотя возможно, он нарушает предписания закона страны о форме заключения, если его форма соответствует предписаниям вьетнамского законодательства о форме. Права и обязанности сторон по договору определяются по праву страны, где производится его исполнение, если стороны не договорились об ином. В случае купли-продажи недвижимости во Вьетнаме договор должен заключаться по вьетнамскому законодательству.

В России отсутствие специальных норм о применении права к договору купли-продажи с иностранным элементом может породить некоторые неясности для правоприменительной деятельности из-за невозможности определить надлежащее применению право. Например, рассмотрение российским судом спора, вытекающего из договора купли-продажи, который был заключен в России, но исполнен за границей, может стать невозможным, если отсутствует согласование о правовой помощи по уголовным и гражданским делам между двумя странами либо аналогичный акт. Решение проблемы, прежде всего, ввод в законодательство коллизионных норм права.

Среди договоров купли-продажи с иностранным элементом

С.34.

59

 

необходимо особо остановиться на договорах международной купли-продажи из-за их значения для народного хозяйства каждой страны. Роль, которую играет то или иное государство в мировой торговле, во многом предопределяет его авторитет и место в мировом сообществе. Особое место в мировой торговле занимают договоры международной купли-продажи (договор внешнеторговой купли-продажи). Нередко в литературе эти договоры понимают как договор экспорта-импорта. Под ними обычно следует понимать договоры купли-продажи товаров, заключенные между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах. Каждая страна также уделяет особое внимание их правовому регулированию. Однако заключение внешнеторговых договоров купли-продажи и в России, и во Вьетнаме долгое время относилось только к компетенции государства в лице министерства торговли и подчиненных ему государственных юридических лиц. Заключение и исполнение указанных договоров осуществлялись на основе подзаконных актов министерства Торговли.

В настоящее время в России и во Вьетнаме сложилась иная ситуация в международной купле-продаже. Развитие рыночных отношений требует соответствующего правового регулирования, которое еще раз подтверждает необходимость включать в ГК специальный вид договоров купли-продажи с иностранным элементом. При этом важное место занимает регулирование отношений международной купли-продажи. Хотя данный вид договор купли-продажи включен в закон СРВ "О торговле", однако не все аспекты договора международной купли-продажи урегулированы в данном законе. Так, согласно ст. 80-82 указанного закона только договор международной купли-продажи, заключенный между иностранным (одной стороной) и вьетнамским предпринимателем (другой стороной), является объектом

60

 

регулирования. Тем более, вопрос применимого права тоже не ставится. В России новый Гражданский кодекс также не уделяет договорам международной купли-продажи должного внимания. Действительно, эти договоры регулируются нормами ГК РФ, которые выступают в качестве общих норм. В то же время отношения международной купли-продажи нуждаются в специальном правовом регулировании.

Таким образом, в очередной раз, на основании анализа законодательства России и Вьетнама о договорах купли-продажи, подтверждается предложение автора диссертации о необходимости комплексного регулирования посредством выделения всех договоров купли-продажи с иностранным элементом отдельным видом договоров купли-продажи и их регулирования в отдельном разделе, которым будет дополнен в ГК и России, и Вьетнама.

В основе отдельных предложений автора диссертации были положены замечания других авторов. Так, многие юристы высказывали мнение о том, что отсутствие в ГК РФ раздела, регулирующего внешнеторговые договоры купли-продажи, имеет отрицательные последствия, и его необходимо внести. В отдельности, некоторые авторы считают, что отсутствие указанного правового регулирования в ГК относится к серьезным недостаткам института договоров купли-продажи, поскольку многие российские предприниматели, видя отсутствие нормативно-правовой базы регулирования международных договоров купли-продажи в своей стране, вынуждены применять зарубежное национальное законодательство с множеством разного рода арбитражных оговорок в пользу иностранного партнера59.

Деление договоров купли-продажи на неограниченное число групп. В рамках диссертации целесообразно остановиться только на

59* См.: Коган Э. Э. Договор купли-продажи товара, "Риск", 1996, № 8 - 9, с. 51.

61

 

важнейших критериях или основаниях. На их основе выделяются наиболее важные группы (виды) договоров купли-продажи, которые закреплены в ГК РФ и СРВ. В качестве критериев разграничения видов договора купли-продажи в ГК используются два, три признаков, или более: стороны договора, цель покупки, объект покупки и способ исполнения покупки и т.д.

В отличие от ГК РФ, наряду с общими нормами о договорах купли-продажи ГК СРВ выделяет еще одну разновидность договоров купли-продажи, которые именуются договором купли-продажи помещения. Из названия договоров видно, что его критерием отграничения от других видов является специальный объект, т.е. помещение. Кроме того, ГК СРВ выделяет несколько статьей, которые содержат специальные правила продажи на торгах, купли после опробования использования, купли с задержкой платежа и купли в рассрочку. Речь не идет о видах договоров купли-продажи, т.к. во-первых, сам ГК представляет указанные правила в одном параграфе как "отдельные правила при купле-продаже", а не как виды договоров купли-продажи. Во-вторых, по своей правовой природе указанные правила регулируют определенный способ заключения данного договора или его отдельные условия и не претендуют на то, чтобы являться основанием выделения специального договора купли-продажи.

Простота в классификации договоров купли-продажи по ГК СРВ объясняется тем, что некоторые их виды не были традиционно урегулированы, как договоры поставки, договоры контрактации, договоры продажи предприятий и т.п. В связи с проведением рыночной реформы, которая порождает новые отношения, в том числе купли-продажи, надо идти по пути создания разветвленной системы видов данных договоров, которая может учитывать особенности каждой однородной группы договоров. Одной из таких

62

 

систем      является    система договоров купли-продажи,

предусмотренная в ГК РФ. Выявление особенностей этой системы может не только способствовать изучению института договоров купли-продажи в России, но и иметь большое значение в работе по совершенствованию вьетнамского гражданского законодательства, и поэтому конкретные виды договоров ГК РФ рассматриваются особо. На первое место в Гражданском кодексе РФ поставлен договор розничной купли-продажи. По мнению некоторых авторов для его

60

отграничения важна цель покупки и характеристика продавца . Целью этого договора является покупка товара, предназначенного для личного, домашнего и семейного потребления. Одной из сторон договора - продавцом - всегда выступает предприниматель, осуществляющий розничную торговлю. Вторая сторона - чаще всего, гражданин. Некоторые считают, что двух таких признаков недостаточно для отграничения их от других видов договора купли-продажи.

По мнению автора диссертации, прежде всего, необходимо исходить из содержания закона. Так, ГК РФ впервые дает легальное определение договора розничной купли-продажи в ст. 492. Из этого понятия видно, что количество признаков данного договора больше чем два. Понятие содержит ряд критериев, совокупность которых позволяет отграничить его от других разновидностей купли-продажи. К ним относятся: характеристика продавца как стороны договора, предмета его деятельности и товара, подлежащего передаче по договору. Вместо цели покупки здесь речь идет о критерии характеристики товара. Этот критерий наиболее подходит к формулировке в ГК: "...передать товар, предназначенный для личного, домашнего и семейного потребления". Вместе с тем,

60* Клейн Н.И., Левишна Т.Л., Чубаров В.В. Договор купли-продажи и его виды. - "законодательство и экономика", М" 1997, Вып. 7-8, С. 7.

63

 

выделяется отдельно предмет деятельности продавца, которым является не любая продажа товаров, а только продажа в розницу.

В юридической литературе существовало мнение о том, что: "говоря о договоре розничной купли-продажи и об охране прав гражданина, мы не придаем наименованию договора договором розничной купли-продажи значения правового термина или значения особой правовой классификации этого договора, отличающей его от других видов договоров купли-продажи"61. К сожалению, К.А. Граве не привел достаточно убедительных доказательств в пользу своего мнения. Автор диссертации не согласился с этим мнением, не потому что договор розничной купли-продажи является самым распространенным повседневно осуществляемым договором, в качестве участника которого выступает потребитель, обычно гражданин. А потому, что выделение данного вида договора купли-продажи в ГК основывается на специфических признаков его юридической природы по субъекту, предмету, которые дают возможность отграничить его от других видов договоров купли-продажи. Закрепление данного договора в ГК имеет особое значение для стабильности гражданского оборота и защиты интересов покупателей-потребителей.

Вторая разновидность договора купли-продажи - договор поставки, широко применяемый в предпринимательской деятельности. Исходя из его понятия в ст. 506 ГК, нетрудно заметить, что в основе выделения лежат два критерия: первый -правовой статус поставщика и второй - цель приобретения (покупки) товара. По крайней мере в качестве одной стороны в договоре поставки выступает предприниматель. Товар в договоре поставки приобретается либо для использования в

61 * Граве К. А. Договор розничной купли-продажи и охрана прав гражданина. - "Ученые записки", -Всесоюзный институт юридических наук, выпуск 2, 1941, с. 174.

64

 

предпринимательской деятельности (для промышленной переработки и потребления, для последующей продажи и иной профессиональной деятельности), либо для иной деятельности, не связанной с личным, домашним, семейным использованием товара.

В плановой экономике договоры поставки имели особенности, которые настолько отличали его от купли-продажи, что признание договора поставки самостоятельным видом договора наряду с куплей-продажей являлось всеобщим62. В правовой литературе подробно аргументировалась точка зрения о самостоятельном характере договора поставки и его коренном отличии от договора купли-продажи, а нормативные акты 40-50-х, и тем более 60-80-х годов, давали для этого основания63. Активная дискуссия о соотношении договоров купли-продажи и поставки в юридической литературе идет даже в последнее время64. Основными признаками, отграничивающими договоры поставки от договоров купли-продажи, являются плановость оснований договора, участие как субъектов только социалистических организаций, несовпадение моментов заключения договора и его исполнения, целевое назначение. В юридической литературе о договорах поставки особо анализировались проблемы соотношения плановых актов и договора, характер прав, передаваемых при продаже имущества одним госорганом другому и прочие проблемы65. В последнее время некоторые старые признаки заменяются новыми или обновляются. Так плановость договора поставки больше не признается. Особыми субъектами выступают предприниматели. К предмету договора

62* Например: Гражданское право, Т. 2, Юридическая литература, М, 1970, С. 49.

63    * См.: Флейшиц Е.А. Договор поставки. В кн.: Курс советского гражданского права. - отдельные виды

обязательств.,Тосюриздат, 1954, с. 26-28.

64    * См.: Анохин В.Т. О соотношении договоров купли-продажи и поставки. "Хозяйство и право", 1993, № 1, С.

97-100; Андреева Л. На перекрестке мнений, "Хозяйство и право", 1994, № 2, С. 105-107; Брызгалин А. Договор поставки: новое содержание в новой экономике., "Хозяйство и право", 1994, № 8, С. 34-38; и др. 65* См.: Кравцов А.К. План и право. Изд. Воронежского университета, Воронеж, 1976, 157 с; Плановые обязательства по советскому гражданскому праву. Изд. Воронежского университета, Воронеж, 1980, 152 с; Шкундин З.И. Обязательство поставки в советском праве, Юриздат, 1948.

65

 

поставки может относиться товар, предназначенный для предпринимательской деятельности и иных целей, не связанных с личным потреблением66.

Переход к свободной рыночной экономике снял эти дискуссионные вопросы. Договоры в сфере народного хозяйства утратили плановый характер, а договор купли-продажи является единым67. Данный вывод соответствует современным условиям оборота. Присоединение договоров поставки к договорам купли-продажи, по мнению автора диссертации, восстановило бы все подлинные ценности договоров купли-продажи, и упорядочило бы возмездные договоры на рынке. Этот процесс отвечает объективным потребностям рыночной реформы, обусловливаясь следующими аргументами. Прежде всего, договоры поставки как отдельный вид обязательств были только в России и основывались на государственном планировании. Теперь рыночная экономика исключает плановость в заключении и исполнении договоров поставки. Это не позволяет считать плановость основанием самостоятельного существования договоров поставки как вида обязательств наряду с договорами купли-продажи. Однако, главной причиной включения договоров поставки в состав договоров купли-продажи является их общая правовая природа, которая состоится в возмездном переходе имущества и права собственности на него. Из-за этой причины даже при существовании планового хозяйства многие авторы поддерживали взгляд, что договор поставки

69

рассматривается как отдельный вид договора купли-продажи .

6 * См.: Брызгалин А. Договор поставки: новое содержание в новой экономике, "Хозяйство и право", 1994, № 8,

С. 35. 67* См.: Клейн Н.И., Левишна Т.Л., Чубаров В.В. Договор купли-продажи и его виды. - "Законодательство и

экономика", М, 1997, Вып. 7-8, С. 7.

68    * См.: Витрянский В.В. Вторая часть ГК о договорных обязательствах. Вестник Высшего Арбитражного суда,

1996, №6, с. 117.

69    * См.: например: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность, Изд.-во АН СССР,

1948, С. 357-360; Шкундин З.И. Обязательство поставки товаров в советском праве, Юриздат, 1948, С. 66-75.

66

 

Договоры поставки имеют близкое сходство с договорами оптовой купли-продажи. В юридической литературе поставку

~ 70 /~\

иногда называют оптовой сделкой . Однако между ними имеется

различие. Среди признаков оптовой купли-продажи важное значение

имеет количество одновременно приобретаемых по договору

товаров. При значительном количестве покупаемых товаров,

превышающем обычную     разовую     покупку,    обычную

потребительскую норму гражданина, принято говорить о договоре оптовой купли-продажи71. Автор диссертации согласен с мнением К.А. Граве, так как в законодательстве, а также на практике, не существует какого-либо требования к количеству товаров, приобретаемых по договорам поставки. По договору поставки возможна передача и одной вещи, в том числе индивидуально-определенной (машина, прибор индивидуального исполнения и др.). Следовательно, нельзя отождествлять два указанных вида договоров купли-продажи.

Из самого наименования следующего вида договоров купли-продажи - договоры поставки товаров для удовлетворения государственных нужд уже вытекает критерий выделения, то есть цель, которая предопределяет особенности его заключения, содержания и исполнения.

Признаком, по которому выделен договор контрактации, наряду со сторонами, служит объект покупки. Предметом договора является сельскохозяйственная продукция, выраженная либо произведенная самим производителем-поставщиком, являющимся одной из сторон в договоре контрактации. Другой стороной в договоре является заготовитель, то есть лицо, осуществляющее закупку или переработку сельскохозяйственной продукции.

°* См.: Например, З.И. Шкундин. Обязательство поставки товаров в советском праве. М, Госюриздат, 1948, С.

74. 71 * Граве К. А. Договор розничной купли-продажи и охрана прав гражданина. - "Ученые записки", -

67

 

Следующий вид договора купли-продажи - это договоры энергоснабжения. Выделение договоров энергоснабжения отдельным видом договоров купли-продажи вызывало сомнение среди юристов. Одни считали, что договор энергоснабжения - это договор поставки72. Другие рассматривали его как отдельный вид договоров купли-продажи73. Некоторые другие отмечали, что если договоры предусматривают поставку газа в таре (баллонах, цистернах), а не по присоединенной сети, то такой договор представляет собой поставку. В остальных случаях - это вид договора купли-продажи74. Автор диссертации разделяет позицию законодателя, согласно которой договоры энергоснабжения представляют собой отдельный вид договоров купли-продажи по следующим причинам:

Во-первых, хотя между договором поставки и договором энергоснабжения имеется сходные черты, например, субъектный состав. Однако договоры энергоснабжения существенно отличаются от договоров поставки способом исполнения, обычно - передачей энергии энергоснабжающей организацией покупателю через присоединенную сеть. Именно это обусловливает другие особенности договоров энергоснабжения, которые отделяют его от договоров поставки. Так, одной стороной всегда является организация, основной функцией которой является обеспечение (снабжение) товаром потребителей (предприниматель). Для этих договоров характерны способ передачи товара через присоединенную сеть, необходимость наличия технических средств, оборудования и приборов у покупателя, а также условий для их присоединения к товаропроводящим сетям продавца. В связи с этим

Всесоюзный институт юридических наук, выпуск 2, 1941, с. 172-173. п* Витрянский. В.В. Вторая часть Гражданского кодекса о договорных обязательствах, Вестник Высшего

Арбитражного суда, 1996, с. 122. 73* См.: Гражданское право, Т. 2, Юридическая литература, М., 1970, С. 90-91; Советское гражданское право:

Учебник, Т. 2.-М.: Юрид. лит., 1980, С. 82-83.

68

 

законодательство предъявляет дополнительные требования технической безопасности и к снабжающей организации, и к потребителю, которые являются существенными условиями договора энергоснабжения.

Во-вторых, для договоров поставки характерно то, что одним из его существенных условий является срок поставки, причем заранее определенное количество товаров, подлежащих передаче по договору, связан с этим сроком. Договоры энергоснабжения являются длящимися договорами, т.е. стороны не определяют конкретного срока, в течение которого энергоснабжающая организация передает энергию. Как правило, энергоснабжающая организация постоянно подает энергию, а потребитель получает ее непрерывно вплоть до расторжения договора. Причем потребитель не обязан принимать энергию. Это делает данные договоры особыми даже по сравнению с самими договорами купли-продажи, так как условие о количестве перестает быть существенным. Количество энергии, передаваемое в конкретный период, полностью зависит от потребителя.

Судебно-арбитражная практика исходит из самостоятельности договора энергоснабжения и его обособленности от договоров поставки. Так, Сибирский химический комбинат обратился в арбитражный суд с иском к акционерному обществу открытого типа "Томскэнерго" (АООТ "Томскэнерго") о взыскании 127809828 рублей пени за просрочку оплаты отпущенной по договору электроэнергии. Судом первой инстанции иск был удовлетворен с применением норм о договорах поставки со ссылкой на наличие в названном договоре всех признаков договора поставки. Однако, Президиум ВАС РФ отменил решение суда первой инстанции постановлением от 19 марта 1996 года № 8291/95, ссылаясь на то,

74* См.: Советское гражданское право, Т. 2, М, 1965, С. 73-74.

69

 

что заключенный на 1994 год договор назывался договором на отпуск и потребление электрической энергии, а не договором поставки. А отношения по снабжению энергетическими и другими ресурсами через присоединенную сеть регулировались как

~75

самостоятельный вид отношении .

Наиболее характерный признак для договоров продажи недвижимости и предприятия- особенности продаваемой вещи. Это всегда индивидуально-определенная вещь, отнесенная ст. 130 ГК РФ к недвижимости. Объектом договора является предприятие, продаваемое без прекращения процесса производства со всеми принадлежащими ему правами и обязанностями.

На основе анализа видов договоров купли-продажи в российском законодательстве большой интерес для процесса совершенствования вьетнамского законодательства вызывают договоры купли-продажи для удовлетворения государственных нужд и продажи предприятий. Прежде всего, возможность включения договоров продажи предприятий в ГК СРВ в виде договоров продажи фирм обусловливается их отсутствием во вьетнамском законодательстве, быстрым развитием рыночных отношений и ускорением процесса приватизации во Вьетнаме. А в отношении договоров купли-продажи для удовлетворения государственных нужд будет более подробно освещено в следующей главе.

75 * См.: Вестник ВАС РФ, 1996, № 7, С.34.

70

 

ГЛАВА 2

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРОВ КУПЛИ-ПРОДАЖИ §1. ФОРМИРОВАНИЕ УСЛОВИЙ ДОГОВОРОВ КУПЛИ-ПРОДАЖИ

Расширение свободы воли и волеизъявления при заключении договоров купли-продажи. В процессе заключения договора купли-продажи центральное место занимает вопрос согласования условий между сторонами. Условия считаются согласованными, если они отражают действительную волю сторон, т.е. существует единство воли и волеизъявления. Формирование условий договора предопределяет действительность, содержание договора, и, в конце концов, исполнение. В современных рыночных условиях России и Вьетнама необходимо рассматривать формирование договорных условий по новому, что заключается в расширении свободы воли и волеизъявления (свободы договора). Это замечание в первую очередь относится к формированию условий договоров купли-продажи.

Свобода договора провозглашается в качестве принципа гражданского права, закрепляется и раскрывается в общих положениях о договорах. Она нашла конкретное отражение при заключении отдельных видов договоров, в том числе договоров купли-продажи. Стороны могут вступать в договорные отношения, как правило, исходя из своей воли, не навязанной им извне либо административным актом. Они сами определяют, вступать или нет им в договор, и с кем из партнеров вступать. Это положение имеет особое значение для договоров поставки товаров, контрактации сельскохозяйственной продукции (соответственно - хозяйственных договоров купли-продажи во Вьетнаме), которым был характерен элемент плановости до проведения рыночной реформы. Свобода

71

 

договора в таком же объеме устанавливается также во Вьетнаме, где в Конституции еще закрепляется государственное регулирование рыночной экономики. Здесь элементы планирования в государственном регулировании носят в основном ориентирующий для негосударственных субъектов характер, а также для государственных компаний, поскольку они самостоятельно осуществляют свою деятельность в соответствии с законами и несут самостоятельную ответственность (ст.1 закона СРВ "О государственной компании"76). Предприниматели заключают коммерческие договоры купли-продажи исходя из потребностей, а не по государственным заказам.

Свобода договора состоит еще и в том, что стороны сами выбирают, какой договор купли-продажи будет опосредовать их отношения. Причем они необязательно должны выбрать договор купли-продажи, условия которого прямо предусмотрены в законе, но и любой такой, который в законах вообще не упоминается, но будет оптимально регулировать отношения сторон. Главное здесь в том, чтобы этот договор не противоречил закону. Стороны также могут фиксировать свои взаимоотношения купли-продажи смешанным договором, т.е. таким, который наряду условиями договора купли-продажи включает в себя условия, являющиеся элементами других видов договоров, предусмотренных законодательством.

Естественным развитием свободы воли и волеизъявления при заключении договоров купли-продажи является то, что сами стороны определяют их условия по своему усмотрению. Это содержание четко проявляется в положениях о договорах купли-продажи. Абсолютное большинство норм в ГК России и СРВ, регулирующих отношения купли-продажи, носит диспозитивный

76 * См.: текст в "Cong bao ni/бс Cong hoa xa hoi chu nghTa Viet Nam, So 14, nSm 1995, tr. 366."

72

 

характер, т.е. закон предоставляет сторонам возможность регулировать свои взаимоотношения по собственному усмотрению. Формулировки "если иное не предусмотрено соглашением сторон" или "если в договоре не установлено", "предусматривается договором" и другие очень часто используются при регламентации условий договоров купли-продажи, например, условий об ассортименте (ст. 467 ГК РФ), о качестве (ст.469 ГК РФ; ст.423 ГК СРВ), о переходе риска случайной гибели товара (ст.459 ГК РФ; ст.433 ГК СРВ).

В процессе расширения свободы договора в целом, договоров купли-продажи в частности, законодательство России наиболее полно регламентирует ее аспекты. Речь, прежде всего, идет о смешанных договорах. На основе ГК РФ стороны могут заключить договор купли-продажи с элементами разных видов договоров купли-продажи, например, договор розничной купли-продажи с применением условий договора поставки о сроках. Стороны также могут заключить договор купли-продажи с элементами других видов гражданско-правовых договоров, например, договор поставки товаров, подлежащих изготовлению или производству, по которому сторона, заказывающая товары, берет на себя обязательства поставить часть материалов, необходимых для изготовления или производства таких товаров. Этот договор купли-продажи составляют элементы договора поставки и договора подряда.

Проблема "смешанных договоров" состоится в том, что если законодательство не предусматривает применимых для указанного договора норм, то невозможно исполнить и разрешать возникающие споры между сторонами, ибо невозможно определить необходимость применить правовые нормы, регулирующие те или иные договоры. В юридической литературе часто высказывается точка зрения о том, что в данном случае договор рассматривался как

73

 

институт и нормы применялись в зависимости от того, какие условия преобладали в договоре77. Автор диссертации считает, что наиболее приемлемую позицию представляет та, которая излагается в ст.421 ГК РФ, и в соответствии с которой к отношениям сторон в предыдущем примере, применяются соответственно и положения о договоре поставки, и положения о договоре подряда, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа данного договора. Действительно, такая позиция не только выражает тенденцию расширения свободы воли и волеизъявления при заключении договора, но и наиболее теоретически обоснована. Так, главной целью классификации договоров является создание наиболее подходящего правового регулирования соответствующих отношений. Следовательно, применение норм, регулирующих один вид договоров купли-продажи, для договора с наличием элементов разных видов договоров купли-продажи, и равно, применение норм, регулирующих договор купли-продажи, для договора купли-продажи с наличием элементов других видов гражданско-правовых договоров игнорирует все старания законодателя создать для конкретных договорных отношений подходящее правовое регулирование. В месте с тем, применение норм, предназначенных для одного вида договора, для другого обычно вызывает затруднения вплоть до невозможности применения, и тогда классификация вытекающих из конкретного договора гражданских отношений для применения соответствующих норм обычно не представляет большой трудности.

На основе анализа можно сделать вывод о незаменимой роли правового регулирования смешанных договоров. Поскольку во вьетнамском законодательстве отсутствуют нормы, аналогичные нормам в ст.421 ГК РФ, автор диссертации предлагает дополнить в

* См.: Витрянский В.В. Гражданский кодекс о договоре, Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ, 1995, No.

74

 

ГК СРВ правила о смешанных договорах. Стороны смешанного договора купли-продажи смогут наилучшим образом и в полном объеме реализовать свободу воли и волеизъявления при формировании его условий.

Однако свобода договора отнюдь не означает свободу правового регулирования договорных отношений купли-продажи. Здесь свобода договора заключается в возможности сторон в конкретном случае выбирать те или иные правила поведения в рамках закона. Это означает, что было зафиксировано правовое регулирование, которое в свою очередь порождает саморегулирование сторонами своих договорных отношений купли-продажи (по своей воле определить условия купли-продажи и закрепить в договоре, т.е. волеизъявление). Главное состоит в том, насколько позволено это саморегулирование. В современных рыночных условиях оно должно стремиться к максимальному, ибо в противном случае товарное производство не может нормально функционировать и развиваться из-за содержащихся в законе ограничений в процессе товарораспределения. Впрочем саморегулирование расширяется каждый день. Исходя из этого правовое регулирование как будто бы должно уменьшаться, чтобы расширить возможность саморегулирования сторон. На самом деле все происходит обратное. Так, если закон конкретно не предусмотрел бы четкие границы деятельности покупателя и продавца, то во многих случаях саморегулирование сторон невозможно было бы осуществлять. Вместе с тем, покупатель и продавец определяют условия договора в рамках закона, поэтому правовое регулирование должно охватывать все возможные аспекты купли-продажи.

Таким образом, законодательство должно обеспечить детальное

10, С. 101.

75

 

правовое регулирование, которое явно выражает расширенную свободу воли и волеизъявления сторон при заключении договора купли-продажи.

Соотношение воли и волеизъявления при заключении

договоров купли-продажи. Воля сторон обычно проявляется в

договоре в виде условий (волеизъявлении). Однако из-за различных

обстоятельств воля и волеизъявление - не совпадают друг с другом,

что может делать исполнение договоров купли-продажи

невозможным.      Следовательно,    необходимо  определить

относительную значимость каждого из этих элементов в договоре. В юридической литературе эта проблема отмечена как основная. Она связывается с волей и волеизъявлением78. Отмеченная проблема приобретает большое значение, особенно при толковании спорных условий договора. ГК двух стран прямо не закрепляет решения проблемы в отношении договоров купли-продажи, а общее решение проблемы для всех видов гражданско-правовых договоров (ст. 431 ГКРФ; ст. 408 ГК СРВ).

Несмотря на разделение мнений, высказываемых в юридической литературе по данному вопросу приоритета на "теории воли", "теории волеизъявления" либо "необходимости волеизъявления и воли"79, ГК России подтверждает приоритет волеизъявления по отношению к воле при толковании договора в случае нечеткости условий, в том числе договора купли-продажи. Статья 431 ГК РФ предусматривает три последовательно применяемых правила толкования: 1) установление буквального значения содержащихся в договоре слов и выражений, если это можно сделать путем анализа текста соответствующего условия (это ясно из содержания условия); 2) сопоставление соответствующего условия с другими условиями

* См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. - М: Изд. "Статут", 1997, С.

134.

79 * См.: Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Л. 1960. С. 6.

76

 

договора и смыслом договора в целом при неясности буквального значения условия; 3) выяснение действительной общей воли сторон с учетом цели договора, когда применение первого и второго правил не позволяет определить содержание договора80.

Данная проблема разрешается иначе в законодательстве СРВ. Формулировка в п.1 ст.408 ГК гласит следующее: "если договор имеет неясное условие, то необходимо толковать его на основании не только слов в договоре, но и общей воли сторон", что свидетельствует о равноценности воли и волеизъявления для решения вопроса толкования договора. Такое правило создает некоторые трудности в случаях, когда одного установления воли сторон либо волеизъявления недостаточно для определения подлинного содержания договора и наличия различия между ними.

В Венской конвенции о договорах международной купли-продажи содержится иное правило. Это правило, как специальное, применяется к договорам международной купли-продажи, одной из сторон которых является российская, поскольку Конвенция -составная часть российской правовой системы. В силу п. 1 ст. 8 при толковании заявления или иного поведения применяется субъективный критерий - выявляется намерение лица, совершившего соответствующие действия, т.е. выявляется воля данного лица. В то же время, в конвенции решающее значение придается не просто тому, что сторона имела в виду, а и тому, знала или могла ли не знать другая сторона, каково было это намерение. Точка зрения Венской конвенции, таким образом, заключается в том, что воля одной стороны должна быть доведена до другой и познана ею. Эта точка зрения не была новой для России, поскольку в начале этого века Г.Ф. Шершеневич писал: "Недостаточно существования согласной воли двух или более лиц. Соглашение

* Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой, Отв. Ред. О.Н. Садиков. - М: Юрид. фирма

77

 

предполагает взаимное познание этой воли, усвоение одним лицом

О 1

содержания воли другого" . Содержание п. 1 ст. 8 Венской конвенции позволяет устранить явные ошибки путем установления действительного содержания условия . Данное правило в Венской конвенции не только более отвечает требованиям практики, но и получает большую поддержку юристов.

Среди различных позиций, которые закреплены в российском, вьетнамском законодательстве, а также в Венской конвенции, автор диссертации считает именно позицию в Венской конвенции наиболее приемлемой. Этот вывод основан на следующих соображениях:

Во-первых, если закон отдает предпочтение объективному критерию (волеизъявлению), как это сделано в ГК РФ, то на самом деле закон игнорирует объективность действительности в отношениях покупателя и продавца, поскольку во многих случаях по объективным или субъективным причинам стороны не правильно выражают свою волю в договоре. Признание приоритета волеизъявления над волей разрушает основу самого волеизъявления, а это вызывает противоречие в логике формирования условия договора. Действительно, основу условий договора составляет воля. Именно она создает договор, и поэтому-то договор считается волевым актом. По этому поводу И.Б. Новицкий указывал в качестве

83

основного признака сделки ее "направленность" , то есть имелась в виду именно направленность воли. В силу отмеченной причины возникновения договора определение его смысла, установление добровольности и др. должны связываться по общему правилу именно с волей. Указанное обстоятельство проявляется, в

КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 1998, С. 697.

81    * Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.), М: Фирма "Спарк", 1995, с. 305.

82    * Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров - Комментарий., под. Ред. В. И.

Кулешова. -М, "Юрид. лит.", 1994, С. 31.

83    * См.: Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. С. 11 и ел.

78

 

частности, особенно наглядно при признании договоров купли-продажи недействительными из-за порока воли на основании ст. ст. 170-172; 175-177 ГК РФ и ст. ст. 138, 140-143 ГК СРВ. Указанные договоры купли-продажи, которые хотя и признаны недействительными, однако, по содержанию соответствуют закону. Здесь, закон опасается за неправильное выражение воли сторон. Это рассуждение вполне может стать общим принципом для решения вопроса соотношения воли и волеизъявления.

Во-вторых, точка зрения о необходимости соответствия воли и волеизъявления, отраженная в ГК СРВ, однако, не решает самого вопроса толкования условий договора купли-продажи, в частности. Данное решение в ГК СРВ почти не отличается от самого вопроса: т.е. как толковать условия договора. Не спорно ли то, что соответствие воли и волеизъявления является идеальным случаем, но на практике, как правило, именно их несоответствие вызывает споры сторон. Для разрешения этих споров необходимо прибегать к дополнительным критериям. Вьетнамский законодатель так и поступил, когда использовал в качестве критериев интересы сторон, характер договора, местные обычаи (ст.408 ГК СРВ). Такое отклонение от главного вопроса соотношения воли и волеизъявления вряд ли способствует окончательному решению споров, поскольку стороны могут заключить и формулировать условие договоров купли-продажи по своему усмотрению, даже это не соответствует названным в ст.408 ГК СРВ критериям и не противоречит закону. Таким образом, необходимо все же отдать предпочтение чему-либо в соотношении воли и волеизъявления.

В-третъих, по методу исключения остается только вариант признания приоритета воли перед волеизъявлением при толковании условий купли-продажи. Однако, нельзя безусловно сделать такой вывод по разным причинам. Так, абсолютизация воли и

79

 

необоснованное умаление значения волеизъявления приведут к неопределенности и нестабильности всего гражданского оборота, поскольку его участники судят о воле потенциального контрагента именно по волеизъявлению и с этим сообразуют собственные действия. Следовательно, если суд ставит впереди волеизъявления волю, эта его исходная позиция может привести к опасной для оборота неопределенности: всякий раз, заключив договор, до момента полного его прекращения, сторона должна опасаться поступления от контрагента требования признать договор недействительным, ссылаясь на то, что договор не выражал его действительную волю.

Следовательно, в дополнение необходимо отметить существование общей презумпции в пользу того, что волеизъявление соответствует воле, и договор по этой причине будет признан недействительным только при условии, если сторонам удастся доказать: в указанных случаях воля отсутствовала, либо была порочной, либо ей не соответствовало то, как она была выражена. Вместе с тем, понятие противоправности (противозаконности) договора купли-продажи относится и к поведению лица, его действиям. Если законодательство что-либо запрещает, дозволяет или обязывает, он имеет в виду именно волеизъявление. Всегда, когда лицо действует, не вступая в коллизию с законом, для правоприменительных органов как общий принцип, безразлична его воля. Только при противоправных действиях, если возникает вопрос об ответственности лица, в том числе и за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обстоятельств, а сама ответственность сторон строится на началах вины, суду необходимо определить, действовало ли лицо умышленно или неосторожно, либо имел место случай (casus). Только тогда оценке подвергается воля.

80

 

Таким образом, для использования теории "воли" в законодательстве, необходимо добавить к ней принципиальное положение и формулировать ее так, чтобы проанализированные отрицательные моменты предпочтения воли перед волеизъявлением не имели места. Решением проблемы являются правила, по которым при толковании условий купли-продажи необходимо принимать субъективный критерий - выявлять волю покупателя и продавца - в первую очередь, если воля одной стороны каким образом была доведена до другой и познана ею. Обобщая эти правила, необходимо закрепить их в законодательстве не только в отношении договоров купли-продажи, но и договоров в целом. К сожалению, в настоящее время эти правила были подтверждены только некоторыми фрагментами в российском законодательстве в отношении договоров поставки, когда законодатель заинтересован в том, чтобы стороны были обязаны четко выражать свою волю другому контрагенту по конкретному вопросу. Согласно ст.507 ГК РФ намерение одной стороны в отношении условий договора поставки обязательно должно быть доведено до другой на преддоговорном этапе. Так, если какое-либо лицо направляет оферту другому лицу с предложением заключить договор поставки, а другое лицо дает акцепт на иных условиях, скажем, подписывает договор с протоколом разногласий, то кодекс устанавливает обязанность лица, направившего оферту, не только в 30-дневный срок сообщить о любом своем решении, но и сообщить именно тому, кто дал акцепт на иных условиях. Это значит, что необходимо сообщить и об отказе от заключения договора на новых условиях наряду с принятием новых условий и подписанием договора, и о готовности согласовать снова выдвинутые условия.

Существенные и несущественные условия договора купли-продажи. Вопрос воли, волеизъявления рассматривается при

81

 

формировании условий договоров, в том числе и договора купли-продажи. Посредством условий договоры раскрываются, а это означает, что воля продавца и покупателя выражается в договоре (волеизъявление). Однако, нельзя отождествлять отсутствие тех или иных условий договора с отсутствием соответствующей воли сторон. Вместе с тем, те или иные условия договора имеют разное значение для его заключения, а затем для понимания и, в конечном счете, для его исполнения. Исходя из этого формирование условий договора купли-продажи рассматривается на основе разделения этих условий на существенные и несущественные. Если стороны должны конкретизировать свою волю по существенным условиям договора, то отсутствие несущественных условий может не влиять на признание договора незаключенным. Следовательно, важными и актуальными являются вопросы определения воли и волеизъявления, если в договоры купли-продажи не включены соответствующие условия, а также вопрос определения существенных условий договора купли-продажи.

Подход к правовому регулированию существенных условий договоров купли-продажи в законодательстве СРВ, так и России, основывается на установлении существенных условий для всех договоров купли-продажи. Затем к ним дополняются другие условия в зависимости от видов договоров купли-продажи. В первую очередь, существенными являются те условия, необходимость согласования которых вытекает из содержащихся в законе или ином правовом акте характеристик договора купли-продажи соответствующего вида (разновидности). Отсутствие этих условий в договоре влечет признание его незаключенным. Речь идет об условиях, признанных существенными по закону.

В предыдущих ГК России существенными были признаны условия о предмете, цене и сроке, что вызывало сомнение со

82

 

ОД

стороны ученых-юристов в отношении цены и срока . Однако, В.В. Витрянский выражал совершенно иное мнение о том, что цена является существенным условием всякого возмездного договора, в том числе всех видов договора купли-продажи85. Автор диссертации считает, что более приемлемой является точка зрения о признании в законе только условия о предмете существенным по договору купли-продажи. Данное высказывание опирается на таких соображениях:

Во-первых, целью признания в законе тех или иных условий существенными является придание договору купли-продажи достаточной определенности и ясности для понимания и исполнения, если он считается заключенным. Поэтому законодательство предусматривает только необходимые для этой цели условия в качестве существенных для всех договоров купли-продажи, а остальные условия, которые потенциально могут стать существенными, будут согласованы сторонами в зависимости от конкретной ситуации.

Во-вторых, в соответствии с тенденцией расширения свободы воли и волеизъявления сторон при заключении договора купли-продажи в современной рыночной экономике законодательство стремится к максимально возможно увеличению диспозитивных норм. Следовательно, нет необходимости признавать те или иные условия существенными, если диспозитивные нормы закона перекрывают все возможные варианты решения вопросов, вытекающих из этих условий. Поэтому их согласование сторонами не должно рассматриваться в качестве непременного требования для признания договора заключенным. Именно условия о сроке и цене в договоре купли-продажи относятся к этим условиям.

84 * См.: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М.: Госюриздат, 1954. С.143; Иоффе ОС. Советское гражданское право: (курс лекций): Общая часть. Право собственности. Общее учение об обязательствах. Л., 1949. С. 387. и др.

83

 

В-третьих, появилось мнение о возможности цены быть существенным условием и иных видов договора купли-продажи. Речь идет о случаях, когда цена является существенным условием договора купли-продажи в тех случаях, когда ее невозможно определить по правилам п. 3 ст. 424 ГК РФ. В частности, цена на некоторые индивидуально-определенные движимые вещи не может быть определена вследствие отсутствия на рынке аналогичных товаров (например, цена на уникальные произведения искусства, индивидуально определенное оборудование и т.п.), поэтому она должна быть согласована сторонами при заключении договора86. Однако, трудно согласиться с этим мнением, т.к. стороны не должны заранее знать об отсутствии на рынке товаров, аналогичных предметам договора, чтобы согласовать соответствующее условие о цене в договоре. Вместе с тем, вопрос определения цены таких предметов можно объективно решить с помощью независимых экспертных организаций.

Законодательство России и Вьетнама подтверждает проанализированную выше позицию о существенных условиях. Как правило, законодательство признает существенным по договору купли-продажи только условие о предмете. Данный вывод сделан на основе анализа положений законодательства о договорах купли-продажи, однако, он более явно находит отражение в российском ГК, особенно п.З ст.455, согласно которому к существенным (предметы договора купли-продажи) отнесены только условия о количестве товара и его наименовании. В отличие от ГК РФ, по мнению автора диссертации, трудно однозначно признать существенным только условие о предмете купли-продажи, поскольку тогда необходимо признать таковым и условие об

85    * См.: Комментарий части первой Гражданского кодекса РФ. М., 1995, С. 391.

86    * Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части второй, Отв. Ред. О.Н. Садиков. - М.: Юрид. фирма

КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 1998, С. 8.

84

 

ассортименте, которое по ГК СРВ "включается" в предмет договора купли-продажи.

Так, существенные условия гражданско-правового договора купли-продажи регламентируются в ГК СРВ, который, однако, не дает прямого основания для признания условия существенным, но по конструкции соответствующей статьи можно определить какое-либо условие как существенное. Если в статье дается определение какого-то условия при отсутствии соглашения по нему, то данное условие не является существенным, так как дает возможность не включать его в договор. Так, существенными являются условия о предмете и цене договора. Эта идея нашла поддержку юристов .

Вместе с тем, можно сделать вывод о необходимости включения в существенные условия договора условий о качестве и об ассортименте при анализировании ст. 422 ГК СРВ о предмете договора. В ГК РФ условие договора купли-продажи о товаре считается согласованным (определенным), если договор позволяет определить наименование и количество товара (п.З ст. 455). ГК СРВ по-иному определяет предмет договора купли-продажи. Так, в случае, если предметом договора купли-продажи является вещь, то она должна определяться потребительской стоимостью, ассортиментом, количеством и качеством. Следовательно, предмет договора купли-продажи не определен, если отсутствует одна из указанных характеристик вещи. Это одновременно означает, что договор не был заключенным.

С другой стороны, ст. 423 ГК СРВ позволяет говорить о способе определения качества товара в случае отсутствия согласования сторон, т.е. договор признается заключенным. Отсюда, законодатель излишне требователен к сторонам в определении качества проданной вещи, если условие о качестве не считается

87 * См.: в частности, Nguyen Manh Bach. - Luat dan su" Viet Nam li/dc giai: cac hdp dong dan sir thong

85

 

существенным. Кроме того, товар обычно имеет потребительскую стоимость (иногда несколько) и во многом зависим от потребителей. Поэтому включение элемента потребительской стоимости в определение предмета договора купли-продажи является ненужным, и не отвечает интересам рынка, поскольку покупатель не обязан представлять продавцу цели использования вещи. Правильнее если законодательство требует от сторон характеристики вещи просто ее наименованием как в ГК РФ.

Таким образом, для гражданско-правовых договоров купли-продажи, как правило, существенным является условие о предмете, которое должно определяться "наименованием вещи", количеством и ассортиментом.

В дополнение к общему правилу о признании условия о предмете существенным законодательство России и Вьетнама предусмотрело и другие существенные условия в зависимости от природы видов договоров купли-продажи. Здесь законодательства России и Вьетнама во многом расходятся, поскольку в законодательствах двух стран имеются разные классификации договоров купли-продажи. Так, в ряде статьей ГК из этого общего правила предусмотрены изъятия. Например, для любого из видов договора купли-продажи с рассрочкой платежа к существенным отнесены также условия о цене, порядке, сроках и размере платежа (ст. 489 ГК РФ). Для договоров продажи недвижимости, включая предприятие, существенными признаны условия о цене, а также данные, характеризующие недвижимость (ст. 554, 555 ГК РФ). Для договора продажи жилых помещений - перечень проживающих в нем лиц, сохраняющих права пользования (ст. 558 ГКРФ).

Существенные условия договора купли-продажи по законодательству Вьетнама определяются в зависимости от того,

dung. NXB Chfnh tri quoc gia, Ha Noi, 1997, C. 20-27.

86

 

является ли данный договор гражданским или коммерческим. В отличие от ГК Вьетнама закон СРВ "О торговле" прямо определяет существенные условия торговых договоров купли-продажи. К ним относятся условия о наименовании, количестве, качестве, цене, способах расчета, месте и времени передачи и принятия товара. По мнению автора диссертации, для стабильности рынка очень важно, чтобы в договоре стороны четко согласовали и отразили эти условия, что дает возможность избежать споров при исполнении договора. Данные положения закона "О торговле" имеют больше значения для торговых договоров купли-продажи с большой стоимостью, нежели для всех торговых договоров. На основе сделанного анализа можно предложить ограничить количество существенных условий в законе СРВ О торговле, причем таковыми сохранены условия о предмете договора.

Кроме того, автор диссертации считает, что необходимо отметить один положительный момент российского правового регулирования существенных условий, который имеет большое значение для практики применения права. Если во вьетнамском законодательстве не ясен вопрос, какой государственный орган и какими нормативными актами вправе определить перечень существенных условий, в том числе для договоров купли-продажи, то это является традицией в российском законодательстве. Тем более, в отличие от ст. 160 ГК РСФСР 1964 года, допускавшей установление существенных условий договора только законом, новый Гражданский кодекс (ст. 432) предусматривает возможность установления существенных условий не только законом, но и иными правовыми актами, то есть указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ. Новое положение ГК вызывает некоторое сомнение. Действительно, чтобы обеспечить законность заключения договоров, такие полномочия Президента

87

 

РФ и Правительства РФ должны осуществляться в строгом

соответствии с ГК и иными федеральными законами. Во всяком

случае результатом подобной правотворческой деятельности не

должно      быть произвольное ограничение свободы

предпринимательских отношений. При нарушении этих требований

принятые нормативные акты не только не помогают сторонам

выяснить содержание тех или иных условий договора, а также свою

волю при формировании этого содержания, но и влияют на единство

правовой системы и обеспечение законности заключения договоров

в стране. Таким негативным примером установления подзаконными

актами существенных условий договора является Указ Президента

РФ "Об обеспечении правопорядка при осуществлении

платежей по обязательствам за поставку товаров (выполнение работ

или оказание услуг)", от 20.12.94 №. 2204. Названный Указ,

который неоднократно подвергался справедливой критике88,

устанавливает, в частности, что обязательным   условием

договоров, предусматривающих поставку товаров (выполнение работ или оказание услуг), является срок исполнения обязательств по расчетам за поставленные по договору товары (выполненные работы, оказанные услуги), который не может превышать трех месяцев с момента фактического получения товаров (выполнения работ, оказания услуг). Между тем, установление таких императивных правил противоречит ст. ст. 1, 421 ГК РФ, закрепляющих свободу заключения договора.

Кроме видов существенных условий, закрепленных в законодательстве, законодательство России, как и Вьетнама, позволяет самим сторонам считать иные условия существенными. Такое правило не только предусматривается в общих положениях о договоре, но и прямо закреплено в разделе о договорах купли-

* Денисов С. Существенные условия договора, "Бизнес-Адвокат", 1997, № 10, С. 11.