88

 

продажи. Так, согласно ст. 50 закона СРВ "О торговле" стороны могут согласовать другие условия, кроме названных в статье, считать эти условия существенным содержанием договора купли-продажи товаров. По мнению автора диссертации, данное дозволение закона имеет принципиальное значение для регулирования договорных отношений. Так, требование контрагента включить в договор купли-продажи то или иное условие может быть обусловлено стремлением, во-первых, урегулировать отношение, не предусмотренное для договора данного вида, но по соображениям контрагента имеющее крайне важное для него значение, во-вторых, устранить применение к отношениям диспозитивной нормы.

К существенным относятся далеко не все условия, по которым

при заключении договора купли-продажи возникают разногласия

сторон. Для этого необходимо, чтобы в     отношении

соответствующего условия одной из сторон было прямо заявлено о необходимости достижения соглашения под угрозой отказа заключения договора. Отсутствие соглашения между сторонами по несущественным условиям договора (например, о неустойке в договоре поставки) не влечет признания всего договора незаключенным.

Воля сторон в договоре купли-продажи выражается, прежде всего, в виде существенных условий. Однако большинство условий договора купли-продажи не являются таковыми. Многие из этих условий не включены сторонами в договор, по мнению автора диссертации, можно считать, что существует воля сторон и волеизъявление по этим условиям. Как правило, стороны сами определяют и несущественные условия договора купли-продажи, тем самым выражая свою волю. В случае, когда в договоре не включено какое-то условие, законодательство предусматривает

89

 

общие правила поведения сторон. Например, при отсутствии в договоре купли-продажи условий о качестве товара продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется (п.2 ст. 469 ГК РФ), аналогичная норма в ГК СРВ.

Как нам известно, существует презумпция о том, что все знают закон. Следовательно, в данном случае подразумевается, что стороны желают определить соответствующее условие как в ГК, т.е. передать покупателю товар, обладающий качеством, которое обычно предъявляется к такому товару. Иными словами, воля сторон по определению условий договора есть содержание соответствующей статьи. Стороны не могут ссылаться на отсутствие воли по какому условию договора, чтобы требовать признания его недействительным.

90

 

§2. ОГРАНИЧЕНИЯ ПРИ ЗАКЛЮЧЕНИИ ДОГОВОРОВ КУПЛИ-ПРОДАЖИ

Классификация ограничений при заключении договоров купли-продажи. Принцип свободы договора должен находиться в определенных законодательных рамках, сочетая в себе как свободу субъектов, так и пределы осуществления субъективных прав. В интересах "другого", под которым подразумеваются остальные члены общества и общество (государство) в целом, устанавливаются различного рода ограничения, закрепленные в самой общей форме в нормах договорного права - ст. 421 ГК РФ, ст. 395 ГК СРВ (Свобода договоров); ст. 426 ГК РФ (Публичный договор) и ст. 428 ГК РФ, ст. 406 ГК СРВ (Договор присоединения). Эти ограничения конкретизируются и во многих статьях, регулирующих отношения купли-продажи. По характеру они могут быть самым простым ограничением: установлением императивной нормы, вплоть до принуждения заключения договора купли-продажи. Ограничения при закреплении договоров купли-продажи могут быть очень разнообразными в результате множества его видов, разнообразия его субъектов и объектов, а также широкой сферы применения. Чтобы исследовать все эти ограничения, необходимо классифицировать их и особо подходить к каждой группе.

Прежде всего, классификация тех или иных ограничений может проводиться по субъектам. В зависимости от статуса субъекта, сущности гражданских отношений, значения для гражданского оборота и т.п. законодательство России и Вьетнама предусмотрело систему ограничений, которые заключаются в том, что те или иные субъекты гражданского права не могут участвовать в определенных гражданских правоотношениях. Самый распространенный вид подобных ограничений связывается со статусом предпринимателя.

91

 

Так, все договоры купли-продажи в торговой сфере во Вьетнаме по закону "О торговле" могут заключаться только между предпринимателями, либо при их участии с одной стороны (ст. 47 закона СРВ "О торговле"). По законодательству России, В качестве продавца в договоре розничной купли-продажи, поставки, контрактации, энергоснабжения и продажи предприятия выступает предприниматель (юридическое лицо или гражданин, осуществляющие предпринимательскую деятельность) (п. 1 ст. 492, ст. 506, п. 1 ст. 535, ст. 539, ст. 559 ГК РФ).

Особое значение имеют ограничения по субъектам, связанные с введением лицензионного порядка. Имеется в виду, что отдельные виды договоров купли-продажи могут заключать те, кто имеет специальное разрешение - лицензию. Многие виды деятельности, в том числе продажи отдельных видов товаров подлежат лицензированию. Так, реализация вина, ликеро-водочных и табачных изделий; сырья из дикорастущих лекарственных растений; парфюмерных и косметических изделий и т.п. требует лицензирования. Проблема лицензирования стала особенно актуальной для Вьетнама, где в настоящее время существует около 200 видов различных лицензий , кроме того они регламентированы на разных законодательных уровнях вплоть до решения местного органа государственного управления. Необходимость введения лицензий в отношении некоторых видов деятельности обусловливается обеспечением государственного управления в данной сфере, охраны интересов потребителей, обеспечение эффективности деятельности и т.п. Однако, по мнению автора диссертации нельзя делать лицензирование массовым явлением по следующим причинам: во-первых, это административный метод регулирования гражданских отношений, следовательно, необходимо

89 * См.: Moi tri/dng thoang cho DN: Thay gi sau 5 nam cai each thCi tuc hanh chi'nh. // Thdi bao kinh te Viet

92

 

ограничить его распространенность до минимума, пока невозможно его заменить другим гражданским методом. Во-вторых, осуществление процедуры лицензирования требует много излишних затрат времени и средств и для субъектов гражданского оборота, и для самих государственных органов управления, особенно когда эти лицензии имеют короткий срок действия, что превращает лицензии в препятствия развития гражданского оборота. В-третьих, многие требования лицензии могут включиться в условия создания тех или иных субъектов, например, лицензирование связано с техническими требованиями. В-четвертых, необходимо предусмотреть эти лицензии едиными в масштабе всей страны, чтобы обеспечить равенство субъектов гражданского оборота.

Замечание о чрезмерном введении лицензионного порядка находит отражение в действовавшем законодательстве России. Так, до принятия последнего ГК РФ лицензирование тех или иных видов деятельности, в том числе реализации тех или иных видов продукции, было урегулировано не только законом, но и подзаконными актами. В качестве примера можно назвать постановление Совета Министров РФ от 27 мая 1993 г. "О полномочиях органов исполнительной власти краев, областей, автономных образований, городов федерального назначения по лицензированию отдельных видов деятельности"90. Однако действующий ГК (ст. 49) установил иной порядок: только закон может определить те виды деятельности, которыми юридическое лицо может заниматься лишь при наличии лицензии, в том числе деятельности по продаже товаров. Первым шагом в направлении уменьшения во Вьетнаме количества лицензий при купле-продаже товаров на внутреннем рынке, в частности, является принятие нового закона "О компании", который действует с 1 января 2000

Nam, so ra ngay 7 thang 8 nam 1999.

93

 

года. Этим законом планируется уменьшить количество лицензий" в стране до 60. Конечно, все усилия российского и вьетнамского законодателей рассматриваются как процесс расширения свободы договора и либерализации отношений купли-продажи. В будущем необходимо его продолжать путем постоянного пересмотра необходимости существования тех или иных лицензий, чтобы исключить их при первой возможности.

Ограничения по субъектам при заключении договоров купли-продажи достаточно разнообразны, Следовательно, их нарушения порождают различные последствия, чаще всего, признание договора недействительным. Нарушение требований, предъявляемых к субъектам договора купли-продажи, может при определенных условиях повлечь за собой вместо признания договора недействительным (в зависимости от обстоятельств - оспоримым или ничтожным) подчинение его иному, чем рассчитывали стороны правовому режиму. Так, например, если в роли продавца в договоре розничной купли-продажи выступает любое лицо, кроме предпринимателя, на данный договор будет распространен общий режим, установленный для договоров купли-продажи.

Ограничения по объектам договоров купли-продажи составляют запреты или ограничения их заключения в виду его особых объектов. Как правило, такие ограничения носят общий характер, т.е. не только для договоров купли-продажи, но и для всех видов гражданско-правовых договоров. Речь идет о видах объектов гражданских прав, нахождение которых в обороте не допускается (объекты, изъятые из оборота) либо допускается условно. Указанные ограничения были закреплены в законодательстве России и Вьетнама на разных уровнях в законодательстве, начиная с Конституции до подзаконных актов. На основе подробного анализа

90 * См.: Собрание актов Российской Федерации. 1993, № 22, Ст. 2023.

94

 

 соответствующих положений в законодательствах двух стран можно делать некоторые выводы:

Во-первых, по вьетнамскому законодательству ограничения при заключении договоров купли-продажи, в частности, в основном были закреплены в подзаконных актах, в то же время в российском законодательстве они - преимущественно в законах. Так, абсолютное большинство указанных ограничений находят свою регламентацию в Постановлении Правительства СРВ № 11/NO-CP от 03 марта 1999 г. "О товарах, услугах, торговые операции в отношении которых запрещаются; и о товарах и услугах, торговые операции в отношении которых допускаются с условиями на внутреннем рынке"91. Наоборот, законодательство России прямо закрепило, что объекты, изъятые из гражданского оборота, должны быть указаны в законе (п.2 ст. 129 ГК). К этим законам относятся, например, закон РСФСР от 19 декабря 1991 г. "Об охране

92

окружающей природной среды" в отношении государственных природных заповедников, государственных природных заказников, национальных природных парков, памятников природы, редких или находящихся под угрозой исчезновения видов растений и животных и места их обитания; закона "О недрах"93 в отношении участков недр (п.2 ст.1); Водный кодекс94 в отношении водных объектов (п.2 ст.22), Лесной кодекс РФ95 в отношении лесного фонда (п.п.1,2 ст. 12) и т.п.

Исходя из особой важности объектов, изъятых из гражданского оборота, автор диссертации считает, что необходимо предусмотреть их изъятие из гражданского оборота только прямо в законе, а не в подзаконных актах, которые в любой момент могут быть изменены

91    * Текст данного Постановления: См: Cong bao nitfc Cong hoa xa hoi end nghTa Viet Nam, 1999, No 13, 08-

04-1999, tr. 811-818.

92    * См.: Ведомости СНД и ВС РФ, 1992, № ю, ст. 457.

93    *См.: Российская газета, № 102, 05 мая 1992 г.

94    * См.: Российская газета, № 227, 23 ноября 1995г.; № 229, 25 ноября 1995г.

95

 

правительством, министерствами или даже местными органами управления. Вместе с тем, единство гражданского оборота страны требует единого правила в отношении объектов, изъятых из гражданского оборота и ограниченных в гражданском обороте. Стабильность и законность в рыночной экономике требуют определить в законе объекты, изъятые или ограниченные в гражданском обороте. Отсюда автор диссертации предлагает кодифицировать все ограничения в отношении объектов гражданских прав во вьетнамском законодательстве в ближайшее время.

Во-вторых, российское законодательство более четко определяет перечень объектов, изъятых из гражданского оборота, и объектов, ограниченных в гражданском обороте, чем вьетнамское. Это носит принципиально важный характер, т.к. точное определение изъятых объектов предопределяет возможность их хождения в гражданском обороте, в том числе их купли-продажи. Вместе с тем, четкое определение объектов, ограниченных в гражданском обороте, всегда сопровождается конкретными условиями осуществления операций с ними, что способствует обороту этих объектов. Однако, не всегда удалось точно закрепить данные ограничения. Это касается, прежде всего, вьетнамского законодательства. Так, в Приложении №1 к Постановлению Правительства СРВ № 11 -СР от 03 марта 1999 г. перечислены объекты, изъятые из гражданского оборота, однако, согласно п.2 ст.З данного Постановления предприниматели могут осуществлять торговую деятельность в отношении выше указанных объектов по решению Премьер-министра. Строго говоря, речь идет не об объектах, изъятых из гражданского оборота, а об ограниченных в обороте. Из перечня изъятых из гражданского оборота объектов по

95 * См.: Российская газета, № 23, 04 февраля 1997г.

96

 

Приложению № 1 данного Постановления видна возможность подразделить их на две группы: изъятые и ограниченные в обороте объекты. Так, например, произведенные за границей сигареты нельзя квалифицировать как изъятые из гражданского оборота (Приложение №1). Это не только противоречит мировой правовой практике, но и действительности Вьетнама, где легально такие сигареты продают на каждом шагу.

Все ограничения на заключение договоров, по мнению М.И. Брагинского и В.В. Витрянского, могут быть сведены в два. В одних случаях такие ограничения являются негативными, а в других -позитивными. Первые предполагают выделение в законе случаев, при которых заранее предусмотрено, между кем и какие договоры заключаться не могут. Вторые имеют в виду обязательное заключение договоров и (или) обязательное включение в них определенных условий96. Таким образом, рассмотренные выше ограничения по субъектам и объектам при заключении договоров купли-продажи составляют негативные ограничения. А основным вопросом позитивных ограничений является понуждение к заключению договоров, в том числе договоров купли-продажи.

Кроме видов ограничений, исследованных выше при заключении договоров купли-продажи, в российском законодательстве существуют некоторые специальные. Прежде всего, это ограничение, связанное с определением конкретных условий договора, в основном оно касается сферы ограничения монополии на рынке. Так, ст. 5 закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" устанавливает ряд ограничений в определении условий договора для организаций, занимающих доминирующее положение. Закон запрещает им включать в договор, в том числе в договор купли-

* См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. - М.: Изд. "Статут", 1997,

97

 

продажи, условия, касающиеся товаров, в которых контрагент не

заинтересован. Включение таких условий рассматривается как

запрещенная монополистическая деятельность и злоупотребление

правом. Эта противозаконная деятельность монополистических

организаций также выражается в навязывании контрагенту условий,

ущемляющих права и интересы другой стороны. Другое специальное

ограничение по условиям договоров купли-продажи связано с

правом органа регулирования естественных монополии. Согласно

ст.6 Закона о Естественных монополиях этот орган не только

определяет  потребителей,     подлежащих  обязательному

обслуживанию, но и (или) устанавливает также минимальный уровень их обеспечения. При заключении договора, если применен этот метод регулирования, количество товара (энергии, газа) устанавливается в договоре не менее того уровня, который определен органом регулирования естественных монополий, если заказ покупателя не может быть удовлетворен полностью. Автор диссертации считает, что эти ограничения имеют положительный характер для развития рынка, поскольку они обеспечивают добросовестную конкуренцию между всеми субъектами гражданского оборота. Их возможно учитывать при разработке соответствующих вьетнамских законов. В другом случае установленное российским законодательством специальное ограничение автор диссертации считает особенностью российского правового регулирования, следовательно, не ставиться вопрос дачи оценки при сравнительном анализе. Речь идет о цели розничной купли-продажи, которая заключается в использовании товаров (предметов соответствующих договоров) в личной, семейной, домашней цели или в цели, не связанной с предпринимательской деятельностью (п.1 ст.492 ГК РФ).

с. 128.

98

 

Понуждение при заключении договоров купли-продажи в законодательстве России и Вьетнама. При исследовании института договоров купли-продажи нетрудно заметить совершенно противоположный подход к решению вопроса понуждения при их заключении в законодательстве России и Вьетнама. В настоящее время вьетнамское законодательство почти не предусматривает ограничений, которые выражаются в том, что заключение или включение в него определенного условия является обязательным для покупателя или продавца или обеих сторон. Действующий ГК и другие нормативные акты СРВ не делают каких-либо исключений из общего принципа свободы заключения договора, который имеет огромное значение для рыночных отношений, и открывает широкие возможности для предпринимательской деятельности. Однако нельзя не упомянуть гарантию данного принципа в Конституции СРВ. Ст.57 Конституции закрепляет, что государство гарантирует право свободы осуществления коммерческой деятельности и, конечно, в том числе свободы договора. Согласно ст. 7 ГК СРВ право свободы согласования, договора в соответствии с законом при установлении гражданских прав и обязанностей гарантируется правом. При заключении гражданских сделок стороны полностью свободны, ни одна из сторон не вправе понуждать, запрещать, угрожать, препятствовать другой стороне. Такой принцип подтверждается ст. 395 ГК СРВ "принцип заключения гражданских договоров", а также закреплен в законе СРВ "О торговле". Таким образом, вьетнамское законодательство не признает необходимым понуждения при заключении договоров вообще, в том числе и договоров купли-продажи, оставляя максимальную свободу сторонам для решения вопросов, вступить или нет в соответствующий договор.

В то же время возможность понуждения стороны (сторон) к

99

 

заключению договора закреплена в самом ГК РФ. Статья 421 ГК РФ допускает понуждение заключать договор только при наличии указаний в ГК, законе или в добровольно принятом обязательстве. Правила по понуждению к заключению договоров в российском законодательстве, прежде всего в ГК РФ, расширялись по сравнению с ГК 1964 года и отвечали интересам рынка. Исключение из общего принципа свободы договора вызвано необходимостью защиты государством общественных интересов, прав граждан и предпринимателей (потребителей), особенно в тех сферах народного хозяйства, которые отнесены к естественным монополиям или в которых возможно нарушение пределов осуществления гражданских прав организациями, занимающими на рынке доминирующее положение. Самой распространенной сферой применения таких ограничений является заключение договоров купли-продажи.

При изучении подходов в российском и вьетнамском законодательстве к данной проблеме, по мнению автора диссертации, невозможно давать однозначную оценку, поскольку эти ограничения при заключении договоров купли-продажи очень отличаются по природе. Чтобы делать какой-либо вывод, например подход в каком законодательстве более приемлем, необходимо рассмотреть конкретные ограничения, которые закрепляются не так много.

В качестве первого вида понуждения к заключению договоров купли-продажи можно отнести предписание ГК РФ о том, что договор розничной купли-продажи является публичным договором (п.2 ст. 492). Это означает, что на него распространяются правила ст. 426 ГК об обязанностях продавца заключить договоры с каждым, кто к нему обратиться, при наличии в продаже необходимых покупателю товаров. Продавец не вправе делать какой бы то ни было выбор среди лиц, явившихся в качестве покупателей в

100

 

магазин, и обязан продать товар любому из них, руководствуясь лишь очередностью заявленных покупателями требований, за исключением случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами. Вместе с тем, продавец не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в заключении договора розничной купли-продажи. Это правило было давней традицией

~97

российского законодательства в целях защиты прав покупателей . Право покупателя на заключение договора розничной купли-продажи обеспечивается тем, что бремя доказывания отсутствия

98

возможности продать товар покупателю возложено на продавца . В случае необоснованного уклонения от заключения договора продавец обязан возместить причиненные этим убытки.

Аналогично, договор энергоснабжения является публичным в соответствии с п.1 ст. 426 ГК РФ, т.е. энергоснабжающая организация обязана заключить договор энергоснабжения с тем лицом, которое к ней обращается.

Режим публичного договора розничной купли-продажи и энергоснабжения является исключением из принципа свободы договоров, который наиболее полно выражает частно-правовые начала, составляющие основу гражданского права. Это вмешательство государства в сферу заключения договоров купли-продажи в частности, основной целью имеет защиту слабой стороны. Однако в условиях рынка нельзя однозначно говорить о покупателе как слабой стороне. Действительно, в случае дефицита на рынке покупатель - экономически более слабая сторона, нуждаясь в товарах, обращается за ними к тому, кто занимает заведомо более сильные экономически позиции на рынке, к

97    * См.: например, постановление Наркомвнуторга СССР от 14 августа 1935 г. - Бюллетень Наркомвнуторга

СССР, 1935, №18, ст. 248.

98    * См.: П. 55 Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1

июля 1996 г. № 6/8 "о некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" - Вестник ВАС РФ, 1996, № 9.

101

 

6-

i

к.

: продавцу (предпринимателю). Наоборот, в нормально насыщенном рынке более сильными являются обычно позиции не того, кто предлагает товары, а его контрагента - покупателя. Чтобы решать проблему защиты слабой стороны, законодательство может идти двумя путями: не вмешиваться в отношения купли-продажи или создать односторонние гарантии.

Исходя из выше сказанного, автор диссертации считает, что оба подходы в российском и вьетнамском законодательствах можно сохранить, т.к. невозможно говорить о преимуществе какого-либо из них. Главное заключается в том, что они соответствуют реальным условиям в России либо Вьетнаме. Этот вывод основывается на том, что правовое регулирование по данному вопросу не создает какой-либо проблемы для правоотношений купли-продажи как в России, так и во Вьетнаме. Итак, достоинства вьетнамского подхода, прежде всего, в предоставлении субъектам максимальной свободы при заключении договоров купли-продажи. Опасение осуществления продавцом неравенства среди покупателей не имеет большого значения в товарном производстве, где все продавцы заинтересованы в продаже большего количества товаров. Вместе с тем, на практике в больших случаях цена товаров заранее не определяется. Она определяется в каждом конкретном случае по согласованию между продавцом и покупателем. Следовательно, невозможно запретить продавцу предоставлять какие-либо льготы одному покупателю перед другим. По этой же причине было бы не реально, если бы вьетнамское законодательство, заставляло продавца продать свои товары всем тем, кто к нему обращается, поскольку он может отказать путем определения неразумной цены. С другой стороны, законодательство России определяет договор розничной купли-продажи и энергоснабжения публичным, поскольку в России считают: "уравнять положение обеих сторон

102

 

законодатель может только одним путем: создав те односторонние гарантии, которые предоставляет потребителю ст.426 ГК"99.

В качестве второго вида понуждения при заключении договоров

купли-продажи     выступает   обязанность определенных

хозяйствующих субъектов заключить договоры поставки с

партнерами, находящимися в трудно доступных районах. Так,

Постановление Верховного Совета РФ от 4 апреля 1992 г. "О мерах

по обеспечению поставок продукции (товаров) в районы крайнего

севера и приравненные к ним местности" установило такое

понуждение к заключению договоров поставки: "С учетом

действовавших в течение последних двух лет хозяйственных

связей считать обязательным для предприятий и организаций-

поставщиков заключение договоров с потребителями,

расположенными в районах Крайнего Севера и приравненных к ним

местностях, на уровне не ниже 1991 года"100. При этом арбитражная

практика в России всегда признавала, что требовать заключения

договоров могут также и те организации, которые сами не

производят товаров для указанного района, но занимаются их

перепродажей с последующей переотправкой покупателям,

расположенным в таких районах101. В данном случае автор

диссертации считает, что более приемлемым является правовое

регулирование во вьетнамском законодательстве, которое не

принуждает хозяйствующих субъектов заключать договоры купли-

продажи с потребителями или товаропроизводителями в трудно

доступных районах, например, в горах. Главное основание этого

вывода заключается в том, что понуждение к заключению договора,

которое по своей природе является административным методом

регулирования, необходимо максимально ограничить для

99    * Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. - М.: Изд. "Статут", 1997, с. 198.

100   * Ведомости Российской Федерации. 1992, № 16, ст. 843.

101   * См.: Информационное письмо Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 января 1993 г..

103

 

регулирования договорных отношений. Дело общественного и экономического развития в указанных районах, в первую очередь, относится к обязанности государства, следовательно, оно не может навязывать свою обязанность другим субъектам посредством понуждения этих субъектов к заключению тех или иных договоров. Тем самым ущемляются интересы частных субъектов гражданского оборота. Чтобы разрешить проблему обеспечения доставки товаров потребителям в указанных районах и реализовать произведенные там товары можно использовать другие методы регулирования, которые не ограничивают свободы договора хозяйствующих субъектов, например оплата перерасходов при купле-продаже товаров в трудно доступных районах из государственного бюджета. Именно таким образом вьетнамское законодательство регулирует данные отношения купли-продажи.

Третий вид понуждения при заключении договоров купли-продажи непосредственно связан с монопольным положением субъекта на рынке. Субъекты естественных монополий, т.е. юридические лица, занятые производством (реализацией) товаров в условиях естественной монополии, не вправе отказаться, например, от заключения договоров купли-продажи товаров, в отношении которых применяется регулирование в соответствии с законом РФ о естественных монополиях, с отдельными покупателями при наличии у субъекта естественной монополии возможности реализовывать такие товары . Следует полагать, что существует общая презумпция, в силу которой естественные монополисты имеют такую возможность. Бремя доказывания иного лежит на них103. Аналогично, закон РФ о Конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках тоже

Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 1994, № 8, С. 100.

102   * См.: Российская газета, № 164, 24 августа 1995.

103   * См.: Комментарий к Закону о Естественных монополиях, Законодательство и экономика, 1996. № 19-20, с.

104

 

предусматривает общее правило, которое понуждает субъект, занимающий доминирующее положение на товарных рынках, к заключению договоров купли-продажи с отдельными покупателями при наличии возможности поставки соответствующего товара (п.1 ст.5)104. В данном случае автор диссертации разделяет точку зрения российского законодателя, т.к. эти понуждения к заключению договоров способствуют развитию рынка в целом и отношений купли-продажи в частности, поскольку с их помощью создается необходимый баланс рынка и гарантируется добросовестная конкуренция. Во Вьетнаме в настоящее время также идет разработка закона о конкуренции и ограничении монополистической деятельности. Автор диссертации считает возможным включение правила о понуждении к заключению договоров, закрепленные в указанных выше законах РФ, в соответствующие будущие законы Вьетнама.

Понуждение к заключению договоров купли-продажи для удовлетворения государственных нужд. Вместе с созданием рыночной экономики в законодательстве России и Вьетнама используется новый подход к решению проблемы удовлетворения потребностей государства в товарах, который не полностью отрицает возможность использования понуждения к заключению договоров. Понуждение к заключению договоров купли-продажи в целях удовлетворения государственных нужд, как тотальный метод, было исключено. Отныне законодательство конкретно предусматривает отдельные случаи, при которых допускается понуждение к заключению договоров для удовлетворения государственных нужд. По мнению автора диссертации, такой подход является необходимым, т.к. деятельность любого

14.

104 * См.: Ведомости СНД и Верховного Совета РСФСР, 1991, № 16. Закон с изменениями и дополнениями от 15 июля 1992 г. ("Российские вести", N 44, 1992 г.), от 25 мая 1995 г. ("Российская газета", N 103, 30.05.95),

105

 

государства выходит далеко за рамки отношений, регулируемых только гражданским правом. Функции государства как формы I организации общества многообразны и лежат в основном в сфере • публичного права. Для выполнения всех своих функций государство . должно располагать необходимой имущественной базой, формирование которой происходит путем закупок товаров для государственных нужд. В гражданском, особенно торговом, обороте лица руководствуются исключительно собственными интересами, поэтому нередко государство должно прибегать к мерам властного характера, т.е. принудительным мерам при осуществлении закупок. Здесь главное заключается в том, что при удовлетворении своих потребностей государство не должно ущемлять интересы других субъектов гражданского оборота.

При исследовании законодательств России и Вьетнама, а также практики осуществления закупок для государственных нужд в двух странах, можно заметить одно большое различие. В России с помощью системы законов конкретно определяются случаи и механизм возможного осуществления понуждения к заключению договоров купли-продажи для государственных нужд. Так, например, к этим законам относятся §4 главы 30 ГК, законе "О поставках продукции для федеральных государственных нужд" от 13 декабря 1994 г. (с изменениями от 19 июня 1995 г.)105, законе "О государственном материальном резерве" от 29 декабря 1994 г.106, законе "О государственном оборонном заказе" от 27 декабря 1995

107   /"w   ~

г. , законе "О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд" от

1 ОЙ

2 декабря 1994 г. . В то же время во Вьетнаме с помощью

от 6 мая 1998 г. ("Российская газета", 12.05.98 г.).

105   * См.: Российская газета, № 247, 21 декабря 1994 г.

106   * См.: Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, № 1, ст.З.

107   * См.: Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, № 1, ст. 6.

108   * См.: Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, № 32, ст. 3303.

106

 

подзаконных актов понуждение к заключению указанных договоров купли-продажи может применяться только в отношении государственных хозяйствующих субъектов. Однако, большинство таких договоров заключается посредством торгов и конкурсов.

Понуждение государственных хозяйствующих субъектов во Вьетнаме к заключению договоров для удовлетворения государственных нужд соответствует условиям Вьетнама на данный момент, когда все негосударственные хозяйствующие субъекты являются мелкими и не могут удовлетворять государственные нужды и в товарах, и услугах. Тем не менее, чтобы продвигать рыночную реформу дальше, необходимо развивать частный сектор. Правительство не связывает негосударственные хозяйствующие субъекты выполнением государственных заказов, государственного плана в целом, тем самым дает им некоторые дополнительные преимущества для развития. Существуют, однако, отдельные случаи, когда заключение государственных контрактов на поставку товаров для государственных нужд представляет собой выгоды для частных хозяйствующих субъектов, поскольку государство предоставляет дополнительные льготы тем, кто их заключает. На таких условиях субъекты желают вступить в отношения по поставке.

Однако, по мере развития вьетнамского частного сектора при углублении рыночной реформы, особенно активизации процесса акционирования государственных компаний, ситуация может измениться. Тогда государственные компании не смогут обеспечить деятельность государства всем необходимое. Поэтому автор диссертации считает, что необходимо принять закон или дополнения в ГК СРВ, регулирующие заключение договоров для удовлетворения государственных нужд. Это обеспечит стабильность, законность и единообразие применения права по всей

107

 

стране, а не просто инструкции Председателя Правительства или Постановления Правительства, которые в настоящее время изменяются при разработке государственного плана на каждый новый год. Именно тогда многие правила заключения договоров купли-продажи для удовлетворения государственных нужд в российском законодательстве могут быть использованы. Законодательство Вьетнама должно регламентировать общий порядок разработки, заключения и исполнения договоров по государственным заказам, особенно необходимо учитывать такие правила, как:

Во-первых, будущий закон должен определить условия, при которых можно понуждать хозяйствующих субъектов к заключению договоров на поставку товаров для государственных нужд. Поскольку вьетнамское законодательство допускает широкую свободу договоров, то целесообразно довести существование этих условий до минимума. В основном, к этим условиям относятся занятие доминирующего положения на рынке, незаменимое значение продукции для обороны и государственной безопасности, как это сделано в законодательстве России. Например, большинство законов РФ обязывает заключить государственный контракт на поставку продукции для государственных нужд хозяйствующие субъекты, занимающие доминирующее положение на рынке (п.2 ст.5 Закона о поставках продукции для федеральных государственных нужд, п.4 ст.9 Закона "О государственном материальном резерве", п.4 ст.З закона "Об оборонном заказе"). В другом случае обязанность заключения государственного контракта возложена на предприятия, в объеме производства которых государственный оборонный заказ превышает 70% (п.4 ст.9 закона о Государственном материальном резерве).

Во-вторых, в будущем законе важно закрепить принцип

108

 

равенства сторон по материальной ответственности, который, прежде всего, заключается в возмещении государственным заказчиком всех понесенных поставщику убытков. Хотя в действующем постановлении Правительства СРВ № 18-HDBT от 16 января 1990 г. "О заключении и исполнении хозяйственных

109

договоров по государственным заказам" закреплен этот принцип, но оно не раскрывает механизм его реализации. Большое внимание надо уделить вопросу возмещения понесенных хозяйствующими субъектами убытков при вынуждении заключения и исполнения договоров для государственных нужд. Закон должен конкретно определить порядок осуществления этого возмещения, чтобы хозяйствующие субъекты реально, полно и вовремя получили его. Вместе с тем, материальная ответственность сторон выражается еще и в том, что если заказ на поставку товаров для государственных нужд размещается по конкурсу, заключение государственного контракта с поставщиком, объявленным победителем конкурса, является для государственного заказчика обязательным.

В-третьих, чтобы сократить применение понуждения при заключении договоров купли-продажи для удовлетворения государственных нужд до минимума, необходимо расширить применение других гражданско-правовых средств. Речь идет о развитии опыта проведения торгов и конкурсов для заключения государственных контрактов, которые в настоящее время имеют большой успех во Вьетнаме. Кстати, торги и конкурсы являются лучшим способом экономии государственных средств, точно определяют цену на закупленные товары, тем самым значительно экономят средств государственного бюджета. Однако, цель торгов или конкурсов может быть достигнута, если в законодательстве предусматривается эффективный механизм их проведения.

1 * См.: Cong bao ni/бс Cong hoa xa hoi chd nghTa Viet Nam, 1990, No 2, tr. 23.

109

 

По итогам исследования ограничений при заключении договоров купли-продажи, по мнению автора диссертации, необходимо признать потребности общественной действительности в отказе от всеобъемлющего гражданско-правового принципа свободы договора в определенных случаях. Поскольку этот принцип имеет громадное значение для всего гражданского оборота, то эти исключения должны быть строго предусмотрены прямо в законе. Это является важной гарантией законности, а также прав и интересов участников гражданского оборота. Такой вывод имеет большое значение особенно для процесса совершенствования законодательства Вьетнама, которое пока допускает пробелы, связанные с ограничениями при заключении договоров купли-продажи.

по

 

§3. ФОРМА ДОГОВОРОВ КУПЛИ-ПРОДАЖИ

Расширение свободы формы договоров купли-продажи. Для

заключения договоров купли-продажи необходимо оформить все

согласованные сторонами существенные условия в надлежащей

форме,      предусмотренной   законодательством.      Правовое

регулирование формы договоров купли-продажи в основном выражается в установлении требований к ней и последствий их нарушения. Цель соответствующих требований состоит в том, чтобы они способствовали более определенной фиксации отношений продавца и покупателя, сняли все возможные основания для споров в будущем по поводу самого факта совершения сделки и содержания ее условий.

Общие правила о форме договоров в законодательстве дополняются рядом требований для конкретного вида договоров купли-продажи от простой письменной формы до регистрации самого договора. При наличии дополнительных требований договоры купли-продажи можно заключать только в определенной форме (формах). Жесткая правовая регламентация формы договоров купли-продажи несомненно имеет немалое значение не только для самих сторон, но и для всего гражданского оборота. Предусмотренные законом требования к форме договора купли-продажи позволяют точнее объективнее фиксировать отношения сторон по его условиям, что способствуют реальному и надлежащему исполнению договора в дальнейшем, минуя неопределенности относительно тех или иных условий купли-продажи и даже самого факта заключения договора. Некоторые правовые нормы придают акту фиксации договора купли-продажи публичный характер. С этим связан государственный контроль за его содержание в интересах оборота и третьих лиц, помощь

in

 

сторонам в уяснении правовых последствий, совершаемых ими юридических действий, а равно информация заинтересованных лиц о заключенных договорах. В этом заключается положительные моменты правовых требований к форме договоров купли-продажи.

Однако, по мнению автора диссертации, в современных условиях России и Вьетнама можно говорить о тенденции расширения свободы формы договоров, особенно договоров купли-продажи, согласно которой к сторонам предъявляются минимальные формальные требования при формировании своих правоотношений. Причиной такого расширения является то, что любое дополнительное требование к форме договора купли-продажи объективно приводит к осложнению и замедлению процедуры заключения договора. Вместе с тем, слишком большое распространение этих требований в законодательстве было бы опасно, поскольку оно может повлечь за собой осложнения и затруднения и самих деловых отношений. Современная национальная и мировая торговля с миллионами операций купли-продажи в год не может терпеть чрезмерные действия по приданию им формы, которая требует не только дополнительных затрат, но и много времени. Кроме того, во многих случаях требование закона об обязательной простой письменной форме создает массы проблем, в том числе юридических. Решение этих проблем опять требует регламентировать различные исключения: неприменения данного требования, т.е. игнорирование обязательной простой письменной формы в указанных случаях; создания особых правил для осуществления простой письменной формы и т.п.

Тенденция расширения свободы формы договоров купли-продажи хорошо наблюдалась и в теории и на практике. Так, многие юристы считают, что нет необходимости предъявлять к форме

112

 

договора каких-либо формальных требований110. Договор купли-продажи может заключаться и подтверждаться как в письменной и устной форме, так и путем совершения действий, свидетельствующих о намерении сторон его заключить (конклюдентных действий). Это правило находило отражение в актах международного торгового права, прежде всего в ст. 11 Венской конвенции "О договорах международной купли-продажи товаров" 1980 г.111. Конвенция не ограничивается провозглашением этого материально-правового принципа. Во втором предложении ст. 11 содержится процессуальное правило, согласно которому наличие договора можно доказывать любыми средствами, включая свидетельские показания. Практически это означает, что в случае возникновения спора о том, был ли заключен договор, суд или арбитраж не вправе, ссылаясь на нормы внутригосударственного процессуального права, отказывать в принятии представленных сторонами доказательств независимо от их форм.

Законодательство России и Вьетнама в разной мере подходит к указанной тенденции. Нормативные акты Вьетнама, принятые в последние годы, подтверждали расширение свободы формы договоров купли-продажи. Среди них особенно важную роль играют ГК и закон "О торговле", в которых устанавливается общее правило о свободе выбора формы договора купли-продажи и не предъявляется требование заключать их в той или иной форме в зависимости от стоимости договоров или от субъективного состава участников. В отличие от вьетнамского трудно говорить о сильной позиции российского законодательства в тенденции расширения

110   * См.: Конференция Организации Объединенных наций по договорам международной купли-продажи

товаров. Официальные отчеты. Документ № A//CONF. 97//19. Нью-Йорк. 1981. С. 22-23; Сталев Ж.

Виенската Конвенци за международна продажба на стоки: Кратьк.коментар. София, 1981, С. 26-27; Honnold

J. Uniform Law for International Sales under the 1980 United Nations Convention. Second Edition. Kluwer, 1991,

P. 183-186.

111   * См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров - Комментарий., под. Ред. В.

И. Кулешова. -М., "Юрид. лит.", 1994, С. 38.

113

 

свободы формы договоров купли-продажи. Согласно п.1 ст.161 ГК I i РФ сделки должны совершаться в простой письменной форме,

[ включая все виды договоров, юридических лиц между собой и с

I гражданами, а также граждан между собой на сумму, превышающую

' не менее чем в десять раз установленный законом минимальный

размер оплаты труда, а в случаях, предусмотренных законом, -

независимо от суммы сделки.

Строгие правила формы договоров в российском законодательстве, по мнению автора диссертации, носят традиционный характер и могут быть использованы в переходный к рыночной экономике период. За недопущение либерализации формы сделок, что характерно для свободного экономического рынка, точку зрения ГК РФ очень критиковали иностранные эксперты. Однако разработчики ГК были стойкими и утверждали, что в России есть свои традиции, что нам нужно заботиться не только о свободе оборота, но и о порядке, дисциплине в хозяйственном обороте, и письменная форма сделок этот порядок в значительной мере

1 19

обеспечивает . Действительно, эти правила существовали в российском законодательстве долгое время, их немедленная отмена может приводить к массовому нарушению договорной дисциплины, т.к. новый порядок хозяйствования не укреплен, особенно в отношении вопросов хозяйственных связей, расчета, гарантии исполнения обязанностей по договору и т.п. Однако, автор диссертации считает, что строгие правила формы договора должны постоянно изучаться для осуществления либерализации формы договоров, а при первой возможности для дальнейшего развития торговых отношений в России. Возможно расширение формы договоров купли-продажи в недалекое будущее станет требованием

* См.: Хохлов С.А. Проблемы формы сделок с недвижимостью // Выступление на конференции "Новый Гражданский кодекс России и практика его применения: проблемы, споры, толкования" от 22 мая 1996 г., Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С. А. Хохлова, М:

114

 

гражданского оборота, особенно если экономическая реформа в России углубится, и российская экономика еще более интегрируется в мировую. Данная проблема будет решена без особых трудностей, поскольку в настоящее время многие юристы осознают необходимость реформы правового регулирования формы договоров, высказывая, что существует немного стран, где к формам сделок предъявляются такие строгие требования как в России113.

Письменная форма массового договора купли-продажи. В

гражданском обороте существуют такие договоры купли-продажи,

которые заключаются почти с каждым человеком и их общее

количество рассчитывается миллионами, так что можно говорить об

их массовом характере. Речь идет, прежде всего, о договорах

розничной   купли-продажи.    Согласно    вьетнамскому

законодательству для таких договоров не установлено дополнительных требований по форме договора. В то же время в России многие договоры розничной купли-продажи должны совершаться в письменной форме, если они заключаются юридическими лицами между собой и с гражданами, а также гражданами между собой на сумму, превышающую в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда (ст. 161 ГК РФ). По мнению автора диссертации, можно говорить о чрезмерном требовании законодательства России к форме массовых договоров розничной купли-продажи. На самом деле законодательство смягчает ситуацию путем введения исключений из общего правила письменной формы. Действительно, такие исключения были сделаны в ГК РФ. Так, правила в п.2 ст. 159 ГК РФ упрощают процедуры заключения договоров розничной купли-продажи, в частности, за счет расширения устных договоров. Устно могут совершаться все договоры, исполняемые при самом их

Международный центр финансово-экономического развития, 1998, С. 428.

115

 

совершении, за исключением договоров, для которых установлена нотариальная форма, и договоров, несоблюдение простой письменной формы которых приводит к их недействительности.

При изучении формы договоров розничной купли-продажи в законодательстве России, автор диссертации считает, что смягчения требований к форме договоров розничной купли-продажи недостаточно. Целесообразно отменить требование к письменной форме указанных договоров, т.е. эти договоры могут совершаться в любой форме, за исключением договоров, для которых установлена нотариальная форма. Такой вывод автор объясняет следующими соображениями:

Во-первых, Они имеют колоссальное значение для удовлетворения потребностей граждан, и юридических лиц в повседневной жизни, поэтому любое осложнение при их заключении может оказывать большое влияние не только на нормальную деятельность человека, функционирование юридической организации, но и на весь гражданский оборот. Явным осложнением является требование законодательства к заключению указанных договоров в письменной форме.

Во-вторых, каждый день совершаются миллионы договоров розничной купли-продажи, многие из которых заключается на сумму, превышающую в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда. Вместе с тем, многие договоры розничной купли-продажи совершаются между юридическими лицами, между юридическими лицами и гражданами. Иногда в качестве продавца выступают магазины, киоски, палатки и т.п. Здесь договор розничной купли-продажи считается заключенным теми юридическими лицами, составной частью которых является киоск, палатка и т.д. Это делает невозможным соблюдение правил о

113 * См.: Хохлов С.А., там же. С. 428.

116

 

простой письменной форме.

В-третьих, не установление в законе требования к письменной форме не является препятствием для сторон, которые хотят заключить договоры розничной купли-продажи в письменной форме.

В-четвертых, заключение договоров розничной купли-продажи направление на удовлетворения личной, семейной, домашней или иной потребности, не связанной с предпринимательской деятельности, поэтому, как правило, эти договоры не имеют большой стоимости.

В-пятых, отмена требования законодательства к письменной

форме при заключении договоров розничной купли-продажи имеет

большое значение для защиты прав потребителей. Тогда вообще

нельзя отбирать право покупателя на свидетельские показания в

отношении факта заключения и содержания договора при

отсутствии  письменного договора,   или   документов,

подтверждающих оплату. Поскольку в настоящее время в России не все договоры розничной купли-продажи могут заключаться в любой форме, то законодатель должен делать исключение из правил использования свидетельских показаний в целях подтверждения факта заключения договора. Это правило является результатом сложившейся судебной практики114. И сейчас оно было закреплено в статье 493 ГК РФ, согласно которой в розничной торговле покупатель (и только он!) вправе ссылаться на свидетельские показания во всех случаях. Эта норма, не предусматривающая никаких исключений, чрезмерно жестка по отношению к продавцу. Ведь сторонами договора могут быть и два юридических лиц. Вследствие несоблюдения обязательной письменной формы

114 * См.: п.21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 29 сентября 1994 г. о практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей.// Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1995, № 1.

117

 

процессуальное положение продавца и покупателя будет неравным115. Следовательно, отмена письменной формы не только обеспечивает права потребителей, но и восстанавливает равенство сторон в договоре розничной купли-продажи.

Письменная форма договоров купли-продажи с помощью современной техники. Развитие современной техники каждый день усиливает свое влияние на процесс заключения договоров, особенно договоров купли-продажи, так как они заключаются чаще других видов договоров и имеют незаменимое значение для экономики и общества любой страны в целом. Так, классическая простая письменная форма договоров купли-продажи, состоящая в составлении одного подписанного сторонами документа, приобретает новые вариации с каждым днем.

Законодательства России и Вьетнама в основном положительно относятся к использованию современной техники для заключения договоров. Однако, по поводу некоторых видов техники расходятся позиции законодательства России и Вьетнама. Речь идет об использовании факса, электронной почты и иной электронной связи. Так, раздел купли-продажи закона СРВ О торговле разъясняет, что письменная форма договора купли-продажи включает и обмен документами с помощью факса, электронной почты и иной электронной связи (п.З ст.49). В то же время законодательство России не считает однозначным, что эквивалентность замены этими средствами могут классическую письменную форму. ГК РФ дает общий критерий для заключения договора с помощью системы цифровой (электронной) подписи. Так, согласно п.2 ст.434 ГК договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной,

15 * См.: Елисеев И.В. В кн.: Гражданское право. Учебник. Часть П. Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. -

118

 

телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны договора. В то же время в международной торговой практике высказывались различные мнения по этому поводу. Одни авторы считают, что такой обмен документами не является письменной формой договора. Это правило закреплено в нескольких международных актах, в том числе и Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров. Так, согласно ст. 13 конвенции под "письменной формой" понимаются также и сообщения по телеграфу и телетайпу. В комментариях к этой статье отмечалось: "поскольку в ст. 13 не указаны иные виды сообщений, сделанных средствами электрической или электронной связи (например, по факсу или электронной почтой), следует сделать вывод, что по смыслу Конвенции они не относятся к письменным сообщениям"116. Другие авторы расширяют понятие письменной формы договоров за счет этих способов электронной связи117.

Исходя из цели регламентации письменной формы договоров, по мнению автора диссертации, надо осторожно подходить к решению данного вопроса, поскольку средства техники не могут обеспечить гарантию подлинности текста договоров во всех случаях. Действительно, использование электронной связи во многих случаях не дает возможности установить, был ли данный документ отправлен от конкретного лица или нет. Таким образом, цель правового регулирования письменной формы договора не достигнута, и вместо спора о наличии договора возникает новые споры о стороне договора и подлинности его текста, которые обычно не могут разрешиться из-за невозможности доказывания. В

 

М.: "ПРОСПЕКТ", 1998, С. 47.

116   * См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров - Комментарий., под. Ред. В.

I

117   * См.: Honnold J. Uniform Law for International Sales under the 1980 United Nations Convention. Second Edition.

* См.: Венская конвенция о доп

И. Кулешова. -М., "Юрид. лит.", 1994, С. 42.

*См.:НоппокП. UniJ

Kluwer, 1991, P. 189.

119

 

связи с этим, автор диссертации считает, что регламентация в ст. 49 закона СРВ "О торговле" нуждается в уточнении и дополнении для возможного устранения спора о стороне договора, и спора о факте заключения договора в целом.

С другой стороны, п.2 ст.434 ГК РФ мог бы считаться окончательным решением проблемы письменной формы с помощью электронной техники, если бы не возникал новый вопрос, как определить: какие средства техники позволяют достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. Однако, явно то, что новый вопрос пока не может быть решен, т. к. это чисто техническая задача, выполнение которой специалисты в данной области тоже не могут обеспечить полностью. Именно поэтому, в настоящее время для толкования п.2 ст.434 российские юристы

lift

ссылаются на разъяснения Высшего Арбитражного суда РФ Однако, здесь вопрос определения достоверности факта заключения договора и подлинности самого текста договора тоже нельзя считать решенным, поскольку эти разъяснения только затронули только вопрос о возможности подтверждения обстоятельств дела доказательствами, изготовленными и подписанными с помощью средств электронно-вычислительной техники, в которых использована система цифровой (электронной) подписи. При отсутствии в договоре процедуры согласования подлинности договора и других документов, которые были скреплены цифровой (электронной) подписью, суду предоставляется возможность не принимать в качестве доказательств документы, скрепленные цифровой (электронной) подписью119. Таким образом, решение поставленного вопроса сводится к обязанности сторон по согласованию, в противном случае договор может считаться

118   * См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой (постатейный)/Отв. Ред. О.Н. Садиков. - М:

Юрид. фирма КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 1998, С. 704.

119   * См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1994, № 11, С. 68-69.

120

 

незаключенным, а другие скрепленные электронной подписью документы могут считаться не имеющимися в наличии.

В данной ситуации автор диссертации считает, что решение вопроса о письменной форме договора купли-продажи при использовании электронной связи не может отождествиться с определением: какие средства или способы электронной связи могут служить для заключения договора в письменной форме. Особенно, в последние годы вместе с развитием компьютерных сетей, особенно международной (интернет), популярным стал один вид договоров купли-продажи через эти сети (электронная торговля - e-commerce). Отношения, вытекающие из этих договоров, имеют много особенностей, которые требуют соответствующего правового регулирования. Следовательно, целесообразно то, что вопросы электронной торговли, в том числе вопросы заключения договоров купли-продажи и их формы, будут освещены в отдельном законе России и Вьетнама. Автор диссертации считает необходимым включение в этот закон следующих принципиальных положений по форме договоров купли-продажи:

Во-первых, это юридическое признание применения электронной связи и возможного осуществления письменной формы договоров в ней. Действительно, информация не может быть лишена юридической силы, действительности или исковой силы на том лишь основании, что она составлена в форме сообщения данных.

Во-вторых, это определение заключения договоров в письменной форме. Если одним из основных целей заключения договоров в письменной форме являются подтверждение факта заключения и выражение воли сторон, то требование к приданию письменной формы договору при использовании электронной связи в основном заключается в том, что содержащаяся в нем информация является доступной для ее последующего использования.

121

 

В-третьих, это удостоверение договоров. Вопрос удостоверения договоров обычно связан с подписью уполномоченного на это лица, т.к. она является явным доказательством не только наличия договора, его согласованных сторонами условий, но и одним из основных признаков письменной формы. В случае электронной связи такая процедура представляется затруднительной и иногда недостоверной. Необходимо установить стандарты для такой подписи при использовании электронной связи. Эти стандарты должны подтвердить, что использован какой-либо способ для идентификации этого лица и указания на то, что это лицо согласно с информацией, содержащейся в сообщенных данных. Вместе с тем, указанный способ является как надежным, так и соответствующим цели, для которой сообщение данных было подготовлено или передано с учетом всех обстоятельств, включая любые соответствующие договоренности. Важное значение имеет согласование сторонами по установлению таких стандартов.

Вопрос письменной формы договора при использовании электронной связи является актуальным не только в России и Вьетнаме, а во всем мире, поскольку это использование является очень популярным и распространенным, тем более, использование электронной торговли является одним из основных направлений развития современной экономики. Поэтому типовой закон "Об электронной торговле" Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли был принят на 29-й сессии Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли120. Он могут быть учтены при разработке аналогичного закона в России и Вьетнама, поскольку вопросы использования электронной связи являются общими и достаточно однородными во всех стран.

120 * См.: Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, пятьдесят первая сессия, Дополнение №49 (А/51/49),

122

 

Регистрация договоров купли-продажи. Оформление

договоров купли-продажи по надлежащей форме иногда требует от

сторон осуществлять дополнительные процедуры. В настоящее

время одной из таких процедур, которая вызывала большой интерес

и стала актуальной проблемой для Вьетнама, является процедура

регистрации договоров. Впервые эта процедура была введена в

недавно принятом ГК РФ для некоторых видов договоров купли-

продажи, как договоры продажи жилого дома, квартиры, части

жилого дома или квартиры; договоры продажи предприятия;

договоры продажи музейных предметов и музейных коллекций (п.2

ст.558, п.З ст.560 и п.4 ст.25 закона "О музейном фонде РФ и

музеях в РФ"121). Речь идет не о технической, а юридической

регистрации договоров купли-продажи, осуществляющейся

одновременно с регистрацией перехода права собственности. Такая

процедура является новшеством для вьетнамского законодательства.

В отношении этого требования к форме договоров купли-продажи

существуют противоположные мнения. Юристы в основном

высказывают свое мнение по двум вопросам: нужно ли

нотариальное      удостоверение     договоров   купли-продажи

недвижимости; и нужна ли дополнительная процедура регистрации некоторых договоров купли-продажи наряду с регистрацией перехода права собственности. Ответы на эти вопросы имеют особое значение не только для дальнейшего совершенствования российского законодательства, но и для возможного введения регистрации некоторых договоров во вьетнамское законодательство.

До принятия ГК РФ шло активное воздействие различных кругов юристов для восстановления нотариальной формы122. Даже после введения ГК в действие отмечалось серьезное лоббирование

стр.332-336.

121   * См.: "Российская газета"., 04 июня 1996.

122   * См.: Витрянский В.В. Вторая часть Гражданского кодекса о договорных обязательствах, Вестник Высшего

123

 

со стороны нотариусов, прежде всего, Федеральной нотариальной палаты, в пользу того, чтобы изменить Гражданский кодекс по направлению обязательного нотариального удостоверения всех договоров купли-продажи недвижимости . Основными доводами за ведение нотариального удостоверения договоров купли-продажи недвижимости являются традиция в России, защита и укрепление права собственности частных лиц и правопорядка в стране, обеспечение законности совершения указанных договоров купли-продажи124. В то же время противоположная точка зрения реальных субъектов имущественного оборота основывалась на том, что обязательное нотариальное удостоверение договоров купли-продажи недвижимости тормозит ее рынок, поскольку стороны по договорам должны оплачивать миллиарды рублей нотариусам за услуги. Нормального оборота недвижимости при этом подходе не может быть125.

Автор диссертации считает, что нет необходимости в

нотариальном      удостоверении     договоров   купли-продажи

недвижимости, так как существуют все необходимые условия для его отмены. Во-первых, существует другая альтернативная процедура, которая намного проще в исполнении. Речь идет о государственной регистрации перехода права собственности. Данная регистрация позволяет упростить процедуру совершения соответствующих договоров за счет отмены нотариального удостоверения договоров, поскольку до введения действующего ГК в действие права на недвижимости также подлежали государственной регистрации. Во-вторых, отмена процедуры

Арбитражного суда, 1996, № 6, с. 110-129.

123   * См.: Хохлов С.А. Проблемы формы сделок с недвижимостью // Выступление на конференции "Новый

Гражданский кодекс России и практика его применения: проблемы, споры, толкования" от 22 мая 1996 г.,

Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова, М.:

Международный центр финансово-экономического развития, 1998, С. 431.

124   * См.: Поповкин Н. А. Некоторые правовые вопросы, возникающие в нотариальной практике при

удостоверении договоров отчуждения квартир, "Московский юрист", 1997, № 3-4, С. 47-48

124

 

обязательного нотариального удостоверения договоров экономит много средств сторон, заключающих договор. В-третьих, не существует эффективной нотариальной системы. Об этом свидетельствует возникновение множества споров, вытекающих из договоров купли-продажи недвижимости, которые были нотариально удостоверены.

С другой стороны, отмена обязательного нотариального удостоверения договоров лишает возможности проверить совпадение воли и волеизъявления. Это может влиять на стабильность рынка недвижимости из-за возможных споров сторон, а также всего рынка, поскольку недвижимость относится к одним из важнейших объектов гражданских прав. В связи с этим, вопрос о необходимости государственной регистрации самих договоров недвижимости получил положительный ответ. Так, во-первых, функции нотариуса в данных случаях выполняют соответствующие государственные органы. Действительно, если будет нормальная система государственной регистрации, то государственный орган, осуществляющий регистрацию прав на проданные имущества, одновременно выполняет функцию регистрации самого договора, Таким образом, государственная регистрация выполнит функции контроля за надлежащим совершением договоров, в том числе совпадением воли и волеизъявления в договорах, и это будет стоить гораздо дешевле тем, кто оформляет эту сделку, чем в случае необходимости предварительного обращения к нотариусу, за нотариальным удостоверением сделок с недвижимостью. Во-вторых, государственная регистрация договоров купли-продажи может повысить уровень защиты интересов граждан и юридических лиц. Если нотариусы, как правило, являются частными, то органы, осуществляющие регистрацию договоров и права на проданные

125 *См.: Хохлов С.А., там же, С. 432.

125

 

имущества, являются государственными, поэтому это обеспечивает сторонам непосредственную и высшую гарантию их прав и интересов. Вместе с тем, в определенной мере можно сказать, что государственные служащие более объективно осуществляют регистрацию, поскольку они не являются прямо заинтересованными лицами. Данная работа просто входит в их служебные обязанности. В-третьих, указанная государственная регистрация способствует государственному управлению оборотом одних из самых важных гражданских объектов, как недвижимости и культурные ценности. В то же время она не создает дополнительные трудности для сторон, поскольку такая процедура очень проста, заключается она во введении для всей страны общей системы единого государственного реестра прав на имущество (недвижимое) и сделок с ним. В данном случае можно говорить о полезности и целесообразности расширения проникновения публичного начала в регулирование частных отношений. Однако, цель государственной регистрации соответствующих договоров купли-продажи может быть достигнута в том случае, когда государство создает эффективную систему органов, осуществляющих эту регистрацию, которая ранее служила придатком к форме, теперь приобрела самостоятельное значение способа фиксации соответствующего договора и вытеснила нотариальную форму.

На основе анализа, по мнению автора диссертации, если ведется обязательная государственная регистрация перехода права собственности на всю недвижимость, то целесообразно при этом вести регистрацию всех договоров купли-продажи недвижимости.

Подробно исследовав проблемы регистрации договоров в российском законодательстве, автор диссертации считает, что эта процедура имеет большое значение преимущественно для Вьетнама. Проблема необходимости ведения государственной регистрации

126

 

договоров во Вьетнаме, в частности, была выдвинута автором диссертации в опубликованной в журнале "Государства и Права СРВ" статье126. Так, государственная регистрация договоров может принести большую пользу упорядочению ситуацию с недвижимостью во Вьетнаме. Действительно, в настоящее время в большинстве случаев права на недвижимость во Вьетнаме не подтверждаются соответствующими документами в результате длительного периода осуществления политики игнорирования частной собственности. На практике абсолютное большинство договоров купли-продажи недвижимости во Вьетнаме совершаются в простой письменной форме, и стороны не регистрируют перехода права на недвижимость в компетентных государственных органах. Все это привело к возникновению многих споров о правах на недвижимость, а также споров, вытекающих из договоров купли-продажи недвижимости. Вместе с тем, что институт нотариата восстановился недавно (с 1991 г. по Постановлению Правительства СРВ от 27 февраля 1991 г. "Об организации и деятельности государственного нотариата"127). Именно поэтому в настоящее время государственный нотариат встречает многие проблемы, связанные с удостоверением договоров, в том числе договоров купли-продажи недвижимости, например, проблемы неясности законодательства, слабого уровня подготовки нотариусов, их сильной перегруженности и т.д. Тем более, что и альтернативы нотариату пока нет, так как частный нотариат не существует. В дополнение к необходимости ведения государственной регистрации договоров надо сделать замечание о том, что несправедливо и излишне для сторон договоров купли-продажи, если они должны проходить и нотариальное удостоверение, и государственную регистрацию

126   * См.: Тгап 1_ё Hong. Van de ban doanh nghiep trong phap luat Viet Nam. - Nha ni/бс va Phap luat., 1999,

No. 8(136), Tr. 43.

127   * См.: Cong bao nutfc Cong hoa xa hoi chCi nghTa Viet Nam, 1991, №6, tr. 151.

127

 

перехода права на недвижимость.

Введение государственной регистрации некоторых договоров купли-продажи также может уточнить некоторые положения вьетнамского законодательства. Так, в действующем ГК СРВ существует одна норма о государственной регистрации в отношении купли-продажи недвижимости на торгах, однако она не ясна по содержанию. Согласно п.З ст.455 ГК купля-продажа недвижимости на торгах совершается в письменной форме с государственным нотариальным удостоверением и должна быть зарегистрирована в государственном компетентном органе. Здесь не ясно, имеет ли в виду законодательство регистрацию права на недвижимость, как при обычной купле-продаже, или самого договора. Если исходить из аналогии, то положение о государственной регистрации в ст.455 касается права на недвижимость. В противном случае такая регистрация должна конкретно регулироваться, а в законодательстве нет подобного регулирования вообще, что дает возможность подтвердить требование законодательства к регистрации прав на недвижимость. Тем белее, что вьетнамское законодательство не регламентирует государственной регистрации каких-либо договоров, в юридической литературе тоже не упоминалось о такой процедуре. Указанная неясность ст.455 ГК СРВ будет устранена, если законодательство введет систему государственной регистрации прав на недвижимое и некоторое движимое имущество, а также самих договоров с ним. Таким образом, проблемы, связанные с нотариатом во Вьетнаме, будут также решены как только участники гражданского оборота могут миновать нотариальное удостоверение при заключении договоров купли-продажи недвижимости.

128

 

ГЛАВА 3 ИСПОЛНЕНИЕ ДОГОВОРА КУПЛИ-ПРОДАЖИ

Права и обязанности сторон составляют основное содержание договоров купли-продажи. Как правило, обязанности одной стороны корреспондируют соответствующие права другой. Поэтому в законодательстве закреплены в основном обязанности продавца и покупателя. Надо отметить, что законодательство должно регулировать договоры только в необходимой мере, чтобы обеспечить нормальный стабильный гражданский оборот, который зависит в большей мере от исполнения обязанностей сторон. Для правильной характеристики обязанностей продавца и покупателя они исследуются в динамике, т.е. при изучении их исполнении, которое в основном осуществляется посредством оценки его надлежащего и реального характера. Следовательно, в диссертации уделяется основное внимание проблемам надлежащего и реального исполнения обязанностей продавца и покупателя. Наряду с этими рассматриваются также некоторые другие проблемы исполнения обязанностей сторон, такие, например, переход права собственности; переход риска случайной гибели и случайного повреждения имущества и т.п.

Поскольку вокруг надлежащего и реального исполнения шла бурная дискуссия128, его исследование в отношении договоров купли-продажи требует определить позиции, на которой будут основаны анализы и выводы. Для этой цели автор диссертации основывает свое исследование на позициях авторов И.Б. Новицкого,

128 * См.: например, Новицкий И.Б. Реальное исполнение обязательств. - Труды научной сессии ВИЮН, 1-6 июня 1946 г. М, 1948, С.145-153; Краснов Н.И. - Реальное исполнение договорных обязательств между социалистическими организациями. М.: Госюриздат, 1959. С. 16.; Венедиктов А.В. Гражданско-правовая охрана социалистической собственности в СССР. М.: Изд. АН СССР, 1954. С. 164.; Иоффе О.С. Договоры в социалистическом хозяйстве. М: Юрид. лит., С. 65; и др.

129

 

Л.А. Лунца, А.К. Кравцова и др.129, которые считали, что реальное исполнение есть исполнение в натуре. Содержание исполнения в натуре заключается в том, что при исполнении обязательства должник должен совершать именно действие, которое составляет содержание этого обязательства без замены этого действия денежным эквивалентом в виде возмещения убытков и уплаты неустойки. В то же время, надлежащее исполнение предлагает, что должник обязан исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. При исследовании проблем исполнения обязанностей сторон нельзя ставить вопрос о доминирующем положении надлежащего или реального исполнения, так как они являются разными сторонами исполнения. На основе исследования надлежащего и реального исполнения можно судить об исполнении обязательства в целом.

§1. ИСПОЛНЕНИЕ ДОГОВОРА КУПЛИ-ПРОДАЖИ ПРОДАВЦОМ

Надлежащее исполнение продавцом передачи проданного товара при отсутствии условий о нем в договоре. Применительно к обязанности передачи проданного товара под ее надлежащим исполнением понимается то, что продавец передает покупателю товар с всеми его характеристиками, которые должны соответствовать требованиям, закрепленным в законодательстве и договоре. Отсюда надо отметить возможность осложненной ситуации, когда стороны не определили всех требований к товару,

129 * См.: например, Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950, С. 291; Кравцов А.К Плановые обязательства по советскому фажданскому праву. Изд. Вор. гос. унив., Воронеж, 1980, С. 59-62; Гражданское право. Учебник. Часть П. Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. - М.: "ПРОСПЕКТ", 1998, С. 531-533.; и др.

130

 

поскольку в законодательстве не всегда удается предусмотреть все необходимые условия о слишком разнообразных товарах гражданского оборота в договорах купли-продажи.

Так, по договору купли-продажи стороны обязаны включать в договоры только наименование товара купли-продажи и его количество, следовательно, договоры признаются действительным при отсутствии других условий о товаре. На практике партнеры довольно часто далеко не исчерпывающим образом определяют соответствующие условия о товаре в своих взаимоотношениях, считая какие-то вопросы вполне очевидными, и поэтому не согласовывают их в договоре. В то же время нередки случаи, когда при исполнении договоров возникают сложности, так как оказывается, что стороны понимали одно и то же по-разному и их представления об очевидном не совпадают. В этих случаях надлежащее исполнение продавцом обязанности передачи товара может быть спорным и вызывает сомнение. По мнению автора диссертации, решение данной проблемы заключается в двух аспектах: в определении неких общих стандартов надлежащего исполнения, универсальных для всех условиях о товаре, и в определении стандартов надлежащего исполнения для каждого условия о товаре прямо в законе. Эти стандарты должны существовать одновременно. Они относятся друг к другу, как общие и специальные стандарты, которые имеют все особенности взаимодействия между общим и специальным.

В мировой торговой практике была сделана попытка, которая предусмотрела единый стандарт для оценки надлежащего исполнения передачи проданного товара. Здесь имеется в виду правило п.1 ст. 35 Венской конвенции, которое относит "соответствие товара требованиям договора" к такому стандарту130.