МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ   ФЕДЕРАЦИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МВД РОССИИ

ПРОКОФЬЕВА СВЕТЛАНА МИХАЙЛОВНА

ГУМАНИСТИЧЕСКИЕ НАЧАЛА УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

(специальность 12.00.09 - Уголовный процесс, криминалистика и теория оперативно-розыскной деятельности)

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -доктор юридических наук профессор В.В.ВАНДЫШЕВ

Санкт-Петербург 1999

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава I. Историко-философские и правовые основы понятия гу­манизма в уголовном судопроизводстве.................................14

§  1.1. Понятие гуманизма как философской категории.............14

§  1.2. Исторический аспект гуманизации уголовного судопроиз­водства...........................................................................37

§ 1.3. Принцип гуманизма в современном уголовном судопроиз­водстве России..................................................................65

Глава II. Реализация принципа гуманизма в уголовном судопро­изводстве.............................: \ :лк.........,............................90

§ 2.1. Реализация принципа гуманизма в правовом статусе участ­ников стадии предварительного расследования........................90

§ 2.2. Реализация принципа гуманизма в правовом статусе участ­ников стадии судебного разбирательства.............................114

§ 2.3. Реализация принципа гуманизма в мерах процессуального

принуждения..................................................................135

§ 2.4. Гарантии принципа гуманизма в уголовном судопроизвод­стве..............................................................................159

Заключение....................................................................180

Приложения...................................................................189

Список литературы.........................................................204

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы диссертационного исследования. В по­следнее время проблема гуманизма в нашей стране стала актуальной. Это связано с грандиозными социально-экономическими и политиче­скими преобразованиями, происходящими в современном мире, а также с переходом России к рыночной экономике и попыткой по­строения правового государства. Современный этап развития Рос­сийской Федерации характеризуется глубоким и всесторонним об­новлением всех сторон государственной и общественной жизни1. Одним из направлений данных изменений является процесс гумани­зации уголовного судопроизводства.

Вопрос воплощения гуманистических начал в уголовном про­цессе становится объектом пристального внимания историко-правовой науки и требует тщательного изучения, потому что про­блема прав и свобод личности является одной из главных в концеп­ции правового государства. Только тогда государство может счи­таться правовым, когда во всех его сферах действует принцип ува­жения свободы, достоинства и прав человека. Соблюдение данных прав является высшей ценностью общества.

Степень разработанности темы. Долгое время проблема гу­манизма была в стороне от основных направлений исследования уче-

1 Гуманизм социалистического образа жизни / Сост. Н. Бонев, Д. Васильев, Б.П. Веремеева и другие. Львов, 1984; Гуманистиче­ские ориентиры научно-технического творчества. В 2 ч, Калинин, 22-25 мая 1990 года / Под ред. ВМ.Фигуровской и др. Калинин, 1990; Проблемы гуманизации и гуманитаризации народного образования / Сост. Ю.С, Гуров.  Чебоксары, 1990.

ных-юристов. Вопросами гуманизма занимались прежде всего такие науки, как философия, этика, социология и психология. Однако в на­стоящее время гуманистические начала все шире исследуется юри­дическими науками1. Особенно большие успехи в этом направлении достигнуты в уголовном праве (BE, Квапшс, А.Н. Попов, ЭА. Сар-кисова), что является немаловажным и для уголовного судопроиз­водства, потому что эти две науки тесно взаимосвязаны между собой, особенно в вопросах обеспечения прав и законных интересов граж­дан, в использовании мер принуждения, в наличии у них общих принципов (законности, равенства граждан перед законом и другие), в воспитательной и карательной роли материального и процессуаль­ного права и т.д.2

Термин «гуманизм» стал упоминаться в уголовно-процессуальной литературе сравнительно недавно. Так, обсуждая проект Основ уголовного судопроизводства, В.М. Савицкий с горе­чью заявил: «Но что такое принцип гуманизма применительно к уго­ловному процессу? Я, например, этого не знаю»3. Однако изучением отдельных сторон гуманизма в уголовном судопроизводстве занима­лись русские юристы еще в дореволюционный период (А.Д. Апрак­син, А.Ф. Кони, А.Д. Любавский, Д.Г. Тальберг, И.Я. Фойшщкий, М.М. Хомяков).

1  Новгородцев П.И. Введение в философию права: Кризис со­временного правосознания. М., 1996; Керимов Д.А. Философские проблемы права. М., 1972.

2 Даев В.Г, Взаимосвязь уголовного права и процесса. Л., 1982. С.30-36.

3  Савицкий В.М. Закон нужно совершенствовать, но не ухуд­шать // Социалистическая законность. 1990. № 1. С.ЗО.

Большой вклад в дело гуманизации уголовного процесса вне­сли И.В. Михайловский и П.И. Люблинский, которые писали о взаи­моотношениях личности и государства. Они рассматривали судо­производство как систему гарантий личности1. Философские про­блемы права, в том числе его нравственные основы, разрабатывали также Н.И. Тургенев, Б.Н. Чичерин, B.C. Соловьев2.

Советская историография 20-х - 50-х годов XX века практи­чески обошла проблему гуманизма в уголовном процессе стороной. Однако и в этот период отдельные авторы писали о необходимости уважения прав граждан в уголовном судопроизводстве3. Однако мно­гие правовые явления оценивались ими с позиций классового подхо­да. При этом осуществлялась критика любых изменений, происходя­щих в судопроизводстве капиталистических стран. Презумпция не­виновности была объявлена буржуазным пережитком4.

1 Люблинский П.И. Суд и права личности // Судебная реформа. М., 1915. Т.2; Михайловский И.В. Основные принципы организации уголовного суда. Томск, 1905.

Асанбаева Г.Д. Гуманизм этики Вл, Соловьева: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1990; Зорькин В.Д. Воззрения Б.Н. Чичерина на государство и право: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1967; Дядькин Л.А. Судебно-процессуальные взгляды декабриста Н.И,Тургенева: Автореф. дне. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1979.

3 Купко П. Права потерпевшего в уголовном процессе // Совет­ская юстиция. 1939. № 15-16. С.24-25; Полянский Н.Н. Процессуаль­ные права потерпевшего // Советское государство и право. 1940. № 12С.54-69идругие.

4  Чельцов М.А. О недопустимости перенесения буржуазных конструкций в советскую уголовно-процессуальную теорию // Учен,

6

На рубеже 50-60-х годов начинается кампания о нарушениях прав и свобод человека после второй мировой войны. Наша страна пыталась отказаться от культа личности. Эти факты повлияли на процесс гуманизации уголовного судопроизводства. Проблема гума­низма начинает активно изучаться. Наиболее глубоко ее исследовали такие крупные авторитеты в области уголовного процесса, как Л.Д. Кокорев, М.С. Строгович и М.А. Чельцов-Бебутов и некоторые дру­гие специалисты, которые рассматривали нравственные основы уго­ловно-процессуальной деятельности.

На протяжении 60-90-х годов в той или иной степени вопросы гуманизма в уголовном судопроизводстве освещали: А.Н. Ахпанов, Ю.Н. Белозеров, А.П. Бибило, В.В. Вандышев, Г.Н. Ветрова, СП. Гришин, И.Ф. Демидов, Л.В. Ильина, Н. Колоколов, С.А. Колосович, В.И. Комиссаров, В.М. Лебедев, В.В. Леоненко, Ю.Ф. Лубшев, С. Любичева, А.В. Маслихин, Е.Б. Мизулина, А.В. Мингес, В.А. Ми­хайлов, СТ. Ольков, А.В. Парий, И.Л. Петрухин, Н.П. Печников, В.А. Похмелкин, В.П. Радьков, В.М. Савицкий, В.П. Сальников, И.В. Смолькова, А.В. Сумачев, А.К. Тихонов, О.И. Цоколова, B.C. Шад­рин, О.Г. Шапиева, О.В. Ястребова и другие.

Сложность изучения проблемы гуманизма в судопроизводст­ве заключается в том, что до настоящего времени авторы исследова­ли в основном воплощение отдельных граней гуманизма в уголовном процессе. Указанные авторы писали о необходимости гуманного отношения к гражданину при осуществлении процессуальной дея­тельности, о развитии гарантий прав личности в судопроизводстве и

зап. ВЮЗИ. Bbm.VI. 1958; Мокичев КА. Против ревизионистских извращений марксистско-ленинского учения о государстве. М., 1959. С.40 и другие.

т.д. Все эти исследования так или иначе связаны с человеком, а зна­чит, с проблемой гуманизма.

В последнее время в данном направлении активно изучаются достижения зарубежных стран. Различные предложения по исполь­зованию положительного зарубежного опыта в сфере уголовного процесса вносили, например, Т.В. Апарова, СВ. Боботов, В.М. Нн-колайчик, Н.Н. Полянский, С. Поморски, Ф.М. Решетников, И,Я. Филимонов и другие авторы. Большое значение для развития нашего государства имеет подписание международных договоров, так как они связаны с вопросами общечеловеческих ценностей и способст­вуют гуманизации уголовного судопроизводства.

Цель и задачи исследования. Целями исследования являют­ся комплексное изучение гуманистических начал и процесса их реа­лизации в сфере уголовного судопроизводства,

Основные задачи диссертационного исследования заключа­ются в:

1) определении понятий принципа гуманизма и процесса гума­низации в уголовном судопроизводстве;

2) изучении эволюции принципа гуманизма в уголовном судо­производстве;

3) анализе места, роли и значения принципа гуманизма в уго­ловном процессе;

4) исследовании путей и способов воплощения принципа гума­низма в уголовном судопроизводстве;

5)  разработке предложений, направленных на гуманизацию норм уголовно-процессуального законодательства и деятельности по расследованию и судебному разрешению уголовных дел.

8

Объект и предмет диссертационного исследования. Объек­том познания выступают уголовно-процессуальные отношения, свя­занные с осуществлением принципа гуманизма в уголовно-процессуальной деятельности, а предметом исследования является принцип гуманизма в уголовном судопроизводстве и гарантии его реализации в сфере уголовного судопроизводства.

Методологическая и теоретическая основа диссертацион­ного исследования. Методологической базой исследования являют­ся методы исторического и диалектического познания действитель­ности, сравнительного и логического анализа и синтеза, системного подхода к изучаемым процессам и явлениям, методы конкретно-социологического исследования.

Теоретическую основу диссертации составляют труды по фи­лософии, этике, социологии, истории, уголовному процессу, теории государства и права, судоустройству, уголовному, гражданскому и административному праву.

Нормативная база исследования. Нормативной базой иссле­дования являются различные законодательные акты нашего государ­ства; Русская Правда, Судебник 1497 года, Соборное Уложение 1649 года, Устав Уголовного Судопроизводства 1864 года, УПК РСФСР 1923 года, международные правовые акты, в частности, Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 года, Европейская кон­венция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 де­кабря 1984 года и другие, Конституция РФ, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РФ, Федераль­ный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых

9

в совершении преступлений», Проект УПК РФ, принятый Государст­венной Думой в первом чтении1, и другие законодательные и норма­тивные акты.

Эмпирической базой диссертационного исследования яв­ляются результаты анкетирования более 500 участников уголовного судопроизводства, из них 100 следователей, 100 прокуроров, 100 су­дей, 100 защитников, более 100 лиц, осужденных к лишению свобо­ды. При подготовке диссертации также использовался также личный опыт работы автора диссертации в органах внутренних дел и в сис­теме общего и высшего образования.

Новизна диссертационного исследования. Научная новизна диссертационного исследования заключается в комплексном изуче­нии проблемы гуманизма на монографическом уровне; анализе норм действующего уголовно-процессуального законодательства и Проек­та УПК с позиции принципа гуманизма; исследовании путей и спо­собов реализации гуманистических ценностей в уголовном судопро­изводстве; разработке предложений, направленных на гуманизацию уголовно-процессуального законодательства и совершенствование гарантий принципа гуманизма в уголовном судопроизводстве.

На защиту выносятся следующие положения: 1) Сформулированные в диссертации понятия гуманизма и гу­манизации уголовного процесса.

Гуманизм - это проявляющийся во взаимоотношениях лично­сти и государства, в отношениях человека к природе, другим людям

1 Проект УПК РФ, принятый Государственной Думой в первом чтении // Аппарат Государственной Думы. Управление документаль­ного обеспечения к заседанию Госуд. Думы. № 26. 13.05.97. М., 1997. В дальнейшем - Проект УПК.

10

и к самому себе цивилизованный принцип построения общественных отношений, содержанием которого являются права человека на жизнь, свободу, счастье, развитие и реализацию своих способностей и реальные условия для уважения, соблюдения и осуществления этих прав.

Гуманизация уголовного судопроизводства - это исторически закономерный процесс внедрения в уголовно-процессуальное зако­нодательство общечеловеческих ценностей и гарантий их реализа­ции, когда в центр каждого следственного действия и принимаемого решения ставятся интересы человека, его права и индивидуальные особенности.

2) Процесс гуманизации российского уголовно-процессуального законодательства и практики его применения со­стоит из пяти этапов.

Первый этап (с древнейших времен до второй половины XVIII века) характеризуется постепенным вырабатыванием и накоплением нравственных ценностей в уголовном судопроизводстве нашей стра­ны. Второй этап (вторая половина XVIII века - 1864 г.) характеризу­ется распространением и осмыслением прогрессивных идей эпохи Просвещения в России. На третьем этапе (1864 - 1917 гг.) в россий­ское законодательство активно включаются общечеловеческие цен­ности, выработанные западноевропейскими странами в ходе буржу­азных революций. Для четвертого этапа (1917 - 1958-1960 гг.) харак­терен социалистический подход к гуманистическим ценностям, при котором допускалось ограничение прав граждан во имя идеи по­строения государства трудящихся. Однако опыт показал, что указан» ные ценности не могут быть осуществлены ради одной части обще­ства в ущерб другой. Пятый этап (1958-1960 гг. - до настоящего вре-

И

мени) характеризуется активным воплощением гуманистических ценностей в уголовное судопроизводство России. Особенность про­цесса гуманизации на современном этапе заключается в том, что в уголовном судопроизводстве идет активный поиск путей и средств реализации провозглашенных прав и свобод человека.

3) Наличие принципа гуманизма в российском уголовном су­допроизводстве, который следует сформулировать в законодательст­ве наряду с другими принципами процесса. Этот принцип представ­ляет собой требование решать задачи правосудия и расследования преступлений нравственными методами, которые предусматривают построение взаимоотношений между участниками уголовного про­цесса на основе уважения, охраны и соблюдения прав, свобод и за­конных интересов личности

4)  Наиболее ярко гуманистические начала уголовного судо­производства проявляются в процессуальных статусах участников процесса и сфере применения мер процессуального принуждения.

Степень гуманности государства к участникам уголовного процесса определяется тем, насколько действующее законодательст­во предоставило им возможность знать о состоянии и движении уго­ловного дела, насколько активно и самостоятельно они могут участ** вовать в уголовно-процессуальной деятельности и насколько реально они могут защищать свои права и законные интересы.

Гуманизм применения мер принуждения в уголовном процес­се заключается в предоставлении каждому участнику судопроизвод­ства определенной свободы, разумное использование которой позво­ляет ему избегать применения к нему принудительных мер. Для того, чтобы применение мер процессуального принуждения соответство­вало принципу гуманизма, они должны использоваться только в слу-

12

чаях необходимости, если участники судопроизводства не выполня­ют возложенных на них обязанностей.

5) Гарантиями реализации принципа гуманизма являются ус­тановленные законом правовые средства, обеспечивающие уважение свободы, чести, достоинства и прав человека и гражданина и их со­блюдение.

6)  Комплекс предложений по совершенствованию действую­щего законодательства. В частности, предлагается сократить исполь­зование меры пресечения в виде содержания под стражей и приме­нять ее к лицам, впервые совершившим преступление, только за та­кие преступления, за которые законом предусмотрено наказание свыше пяти лет лишения свободы; убрать из ст.9 УПК такое условие для прекращения уголовного дела, как совершение преступления «небольшой тяжести», так как данная статья предусмотрена для лиц, впервые совершивших преступление; исключить возможность всяко­го проникновения в жилище граждан без санкции прокурора или су­дебного решения и другие.

Теоретическая значимость диссертационного исследова­ния заключается в том, что впервые сделана попытка комплексного исследования проблемы гуманизма в уголовном судопроизводстве. Процесс гуманизации судопроизводства рассматривается в тесной связи с социально-экономическими и психологическими факторами, с международными процессами, правовой культурой и исторически­ми особенностями развития России.

Практическая значимость диссертационного исследова­ния. Выводы и предложения, сформулированные в диссертации, можно использовать для разработки теоретических вопросов уголов­ного процесса, совершенствования законодательства и реформирова-

13

ния деятельности органов уголовного судопроизводства, для подго­товки научной, учебной и методической литературы по уголовному процессу.

Правильное теоретическое осмысление рассматриваемых во­просов может иметь решающее значение для профилактики преступ­лений и борьбы с ними цивилизованными средствами. Настоящая работа может представлять интерес и практическую пользу для сту­дентов, преподавателей и аспирантов высших юридических заведе­ний, для работников правоохранительных органов и других специа­листов.

Апробации результатов исследования. Диссертация подго­товлена на кафедре уголовного процесса Санкт-Петербургского уни­верситета МВД России, где осуществлялось ее обсуждение и рецен­зирование. Диссертация была апробирована на совместном заседа­нии кафедр уголовного процесса и философии. Основные положения диссертации были изложены на международных научно-практических конференциях «Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс» (Санкт-Петербургская академия МВД РФ, 9-10 апреля 1998 года); «МВД России - 200 лет» (Санкт-Петербургская академия МВД РФ, 28-29 мая 1998 года).

Основные идеи данного исследования внедрены в учебный процесс Санкт-Петербургского университета МВД России, а также в процессуальную и правоохранительную деятельность. По теме дис­сертации автором опубликовано три статьи общим объемом 0,64 п.л.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и двух прило­жений.

14

Глава I

ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЕ И ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ

ПОНЯТИЯ ГУМАНИЗМА В УГОЛОВНОМ

СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

§  1.1. ПОНЯТИЕ ГУМАНИЗМА КАК ФИЛОСОФСКОЙ КАТЕГОРИИ

В современном мире проблема гуманизма звучит все более остро. Гуманистические ценности проникают во все сферы жизни общества и приобретают признание во всем мире. Целый ряд авто­ров утверждают, что в настоящее время начался новый взлет гумани­стических ценностей1. Однако всякий взлет происходит после како­го-то падения. Действительно, мыслители неоднократно заявляли, что в мире происходит угасание гуманности2. В настоящее время не­которые авторы считают, что современный период для человечества является переходным, когда старые ценности теряют свою значи­мость, а новые пока не выработаны3.

1  Проблемы гуманизации и гуманитаризации народного обра­зования. С.3-5; Гуманитарная сфера и права человека: Сб. докумен­тов / Сост. В.А. Корнилов и другие. М., 1992. С.5-6.

2 Маркузе Г. Эрос и цивилизация. Философское исследование учения Фрейда. Киев, 1995. С.48; Проблемы гуманизации в русской философии. Краснодар, 1977. С. 144; Планк М. Единство физической картины мира. М., 1966. С.262.

3 Что такое человек? Основы человековедения / Ред. колл.: А.К. Гостшцев и другие.  В 2 кн. СПб., 1996. Кн.1. С.32; Там же. Кн. 2. С.142.

15

Диссертант убежден, что никаких падений и взлетов гуманиз­ма не существовало, что этот процесс протекает так же закономерно, как и все события нашего мира. Когда лето приходит на смену вес­ны, мы не утверждаем, что это отступление от весеннего возрожде­ния природы. Каждый год цикл повторяется в соответствии с опре­деленными законами. Также и гуманизм в своем развитии проходит соответствующие фазы, которые необходимо изучать и учитывать при прогнозировании общественных явлений.

При исследовании проблемы гуманизма прежде всего необхо­димо определить, в чем заключается суть данного понятия.

Гуманизм в переводе с латинского слова humanus означает -человеческий, человечный. Понятие гуманизма очень обширно и многогранно. Оно используется в философских и историко-литературных произведениях в разных значениях. Для многих людей гуманизмом является гуманное отношение к другим людям, которое воплощается в доброте, сострадании, милосердии, терпимости, уме­нии понять переживания другого человека и т.п. Однако гуманизм не равен гуманности и доброте, ибо его содержание гораздо шире.

Существует несколько определений гуманизма. Так, напри­мер, Т.И. Титова утверждает, что гуманизмом является «система воз­зрений, признающая самоценность личности в мире («личность цен­на сама по себе в своей неповторимости»), право человека на свобо­ду, счастье, развитие и проявление своих способностей».1 В другом определении под гуманизмом понимается «совокупность взглядов, выражающих уважение достоинства и прав человека, его ценность как личности, заботу о благе людей, их всестороннем развитии, о

1 Человек и общество: Учеб. пособие / Под ред. И.И. Кального и Т.И. Титовой. Симферополь, 1994. С.15-16.

16

создании благоприятных для человека условий общественной жиз­ни»1.

Из данных определений мы видим, что гуманизм - это, во-первых, мировоззрение. Мировоззрение представляет собой систему взглядов, установок, которые определяют понимание мира в целом и место в нем человека2. В связи с этим большое значение в решении данной проблемы имеет разум человека. Именно гуманизм показы­вает, что делает нас людьми. Разум определяет нравственные на­клонности человека и его волю. Таким образом, мировоззрение от­ражается не только в мыслях, но также и в чувствах, и в деятельности человека. Во-вторых, гуманизм признает такие человеческие права, которые направлены на его благо и позволяют ему всесторонне раз­виваться (право на жизнь, свободу, счастье, образование, развитие, жилище, собственность и другие). В-третьих, благо человека счита­ется критерием оценки всех социальных институтов. Это значит, что деятельность государственных органов, общественных организаций и должностных лиц следует направить на создание максимально бла­гоприятных условий для жизнедеятельности человека и его развития, на защиту его прав и законных интересов, потому что развитие чело­века может осуществляться только через различные виды деятельно­сти (труд, общение, творчество и т.д.). В-четвертых, нормой взаимо­отношений между людьми признаются принципы равенства, спра­ведливости, уважения и нравственности. Все указанные положения составляют суть понятия гуманизма. Каждая гуманистическая кате-

1  Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. 5-е изд. М., 1986. С. 103.

2 Человек и общество. С.20.

17

гория (счастье, справедливость, личность и другие) имеет свое исто­рическое развитие и не является однозначной. В задачи настоящей работы не входит рассмотрение указанных понятий, так как любое из них представляет собой тему для самостоятельного исследования. Однако оперировать данными понятиями нам придется, так как гу­манизм имеет более широкое содержание, чем каждое из них, взятое в отдельности. Так, например, без справедливости гуманного отно­шения к человеку быть не может. Однако гуманизм не равен спра­ведливости. Без права на свободу говорить о гуманизме не имеет смысла, но гуманизм не равен свободе и т.д.

Следует заметить, что гуманизм, то есть человечность, может проявляться в разных направлениях: по отношению к природе, к са­мому себе, к другим людям и к человеку со стороны государства.

В пределах данной работы нет возможности рассмотреть все существовавшие взгляды на проблему гуманизма. Поэтому мы оста­новимся только на тех идеях, которые выдержали испытание време­нем и вошли в сокровищницу общечеловеческих ценностей.

В период первобытного общества понятия «личность» не су­ществовало. Человек был неотделим от коллектива, в котором он жил. Поэтому слово «Я» отсутствовало, а использовалось только сло­во «Мы». Однако уже в глубокой древности в произведениях устного народного творчества и в религиозных концепциях различных наро­дов присутствовали мотивы человечности, человеколюбия, мечты о счастье и справедливости1. Забота о человеке и гуманное к нему от­ношение в тот период носили коллективистский характер, так как понятие «выжить» отождествлялось с выживанием коллектива. Это

1 Сказания Русского народа, собранные И.П. Сахаровым / Под ред. И.Т. Фролова. 5-е изд., М., 1990. С.32,42-44.

18

подарило гуманизму идею единства человека и общества и идею служения людям, которые вошли в нашу современность. Следует признать, что значение данных идей имеет несколько аспектов. С од­ной стороны, они отразили объективную необходимость выживания человечества в мире природы. С другой стороны, на протяжении ис­тории ими нередко злоупотребляли и интересы человека ставились на второе место по отношению к интересам государства, а личность всячески подавлялась, например, в периоды тоталитарных режимов.

Таким образом, что нравственные ценности появились в че­ловеческом обществе с самого зарождения цивилизации и сохранили свою значимость до сегодняшнего дня.

Впервые понятие человечности ввел М.Т. Цицерон в I веке до н.э. Человечность он понимал как важнейший результат культуры. Интерес к человеку у философов античности (МЛ. Вергилий, К.Ф. Гораций, Л.А. Сенека, М.Т. Цицерон и другие) был связан с поиска­ми его душевной и телесной гармонии с природой1. Древнегреческие мыслители утверждали, что человек - это часть природы, он должен познавать мир и стремиться к счастью.

В связи с тем, что человек не был выделен из природы, а со­ставлял с ней единое целое, он не являлся самостоятельным сущест­вом, которое управляло самим собой. Жизнью людей управляли бо­ги, человек был лишен индивидуальности и должен был исполнять божественную волю. Нравственными достоинствами человека при­знавались покорность судьбе и умение достойно переносить ее уда­ры. Таким образом, античность выдвинула на первый план в челове­ке героическую доблесть и гражданственность. В период античности была также выдвинута идея гуманного отношения человека к самому

1 Цицерон М. Т. Трактат «О судьбе». М., 1997. С.235.

19

себе: человек должен был заботиться о себе. Здоровое тело символи­зировало успех и процветание1. Таким образом, гуманизм данного периода заключался в заботе общества о физическом состоянии че­ловека, в признании его права на здоровье и счастье. В основном фи­лософами исследовалось внешнее поведение человека, а не его внут­ренний мир, что свидетельствует об одностороннем характере гума­низма в указанный период. Кроме того, человеком мог быть только свободный, но не раб, поэтому понятие человека было ограниченно.

Однако в период античности впервые человек осознается как не только духовно-телесное существо, но и общественное (Аристо­тель)2. Тогда же Сократ выдвинул идею самопознания человеком са­мого себя, в результате чего появился новый образ человека - мудре­ца3. Данные идеи позже были подхвачены гуманистами эпохи Про­свещения, а в настоящее время они входят в понятие человека как социальном существе, обладающем разумом и нравственными каче­ствами.

В противовес Античности Средневековье сделало акцент на духовном начале человека (Ф. Аквинский, Августин Блаженный, Р. Бэкон, Д. Динанский, А. Кентеберийский, Порфирий и другие)4. В библейской концепции человек предстает как образ и подобие Бога. Человеческому существованию придается новый смысл: человек ос-

1  Римские стоики: Сенека, Эпикгет, Марк Аврелий / Сост., В.В. Сапова. М., 1995. С.167-168,211,277.

2 Аристотель. Политика // Соч. В 4 т. М., 1983. Т.4. С.378.

3  Фомичев Н.А. Во имя Истины и Добродетели: Сократ. По-весть-легенда. М., 1984. С.160.

4 Философия средневековья: Хрестоматия / Сост. А.П. Мозелов и другие. В 2 кн. СПб., 1994. Кн. 1.

20

вобождается от внешней необходимости и становится центром миро­здания, его высшей ценностью и властелином: «И сказал Бог: сотво­рим человека по образу Нашему и подобию Нашему, и да владычест­вует он над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над зве­рями, и над скотом, и над всею землею...»1.

Важным достижением христианской морали было выдвиже­ние таких идей, как христианская любовь, волевое начало в челове­ке, главенство души над телом. Плоть признавалась лишь ее времен­ной оболочкой, в связи с чем человек должен был заботиться только о своей душе, но не о теле2. Отсюда следует, что недостатком и од­носторонностью средневекового гуманизма является то, что он про­возгласил истинно человеческим некое универсально-духовное нача­ло и умалил при этом индивидуально-чувственную сторону жизни человека.

Таким образом, гуманное отношение средневекового общест­ва к человеку заключалось в заботе о его духовном развитии, в том, чтобы отношения между людьми строились на нравственных нача­лах3. В этот период утверждаются идеи ценности человека как лич­ности и свободы воли, что является важными составляющими поня­тия гуманизма в современном мире.

Эпоха Средневековья философами Возрождения традиционно понималась как период отступления от гуманизма. Однако христи­анская философия утверждала, что, служа Богу, человек служит иде-

1 Что такое человек? Кн. 1. С.23.

2 Философия средневековья. Кн.1. С. 12, 53, 66-70, 70, 108-109, 118-119.

3  Словарь по этике / Под ред. А.А. Гусейнова, И.С. Кона. 6-е изд. М., 1989. С. 223-224.

21

ям гуманизма, потому что Бог может изменить мир и устранить в нем бесчеловечность.

Кроме того, следует признать, что стремление церкви к со­вершенствованию человеческой души свидетельствует о развитии в человеке нравственных основ. Гуманистический смысл христианско­го учения заключается в том, что в Библии заложены мощные стиму­лы духовного очищения и самосовершенствования человека. В рас­сматриваемый период были выработаны способы сдерживания чело­веческих влечений и чувств, что до сих пор является показателем воспитанности и культуры человека.

Многие гуманистические идеи религиозной этики не утратили своего значения до сегодняшнего дня. К ним относятся «любовь к ближнему», милосердие, уважение к чужой собственности - «не ук­ради», недопустимость лишения жизни другого человека - «не убий» н т.д. Все это позволяет сделать вывод о том, что эпоха Средневеко­вья отнюдь не является отступлением от принципа гуманизма. Кроме того, именно религиозный гуманизм подарил цивилизации идею су­ществования внутреннего мира человека и чистоты человеческих по­мыслов. До сих пор религия играет важную регулятивную функцию. Она упорядочивает помыслы и действия людей, дает им определен­ный способ поведения. Т. Лакманн считает религию основопола­гающим элементом человеческой сущности, а также общественной жизни и культуры1.

Впервые гуманизм выступил как целостная система взглядов в эпоху Возрождения, произведя переворот в культуре и мировоззре-

1 Гуманистическая природа социалистических общественных отношений / Б.К. Лебедев, Т.М. Шатунова, М.Б. Садыков и другие. Казань, 1990. С.164.

22

нии людей того времени. Так, Данте Алигьери впервые заявил, что «из всех проявлений божественной мудрости человек - величайшее чудо»1. Эпоха Возрождения (по-французски - Ренессанс) началась в Италии в XIV веке и приходится на последние столетия средневеко­вого феодализма. Слово «Возрождение» означало возобновление тех замечательных достижений культуры греко-римской античности, ко­торые были утрачены в эпоху Средневековья.

Гуманизм эпохи Возрождения развивался в период формиро­вания буржуазного способа производства. Это время характеризуется серьезными достижениями в материальном производстве, расцветом городов, усилением запросов на умственный труд человека. Все это привело к тому, что в гуманистической философии мир стал обла­стью человеческой деятельности, появился образ человека-творца, который вобрал в себя и средневековое уподобление человека Богу. Отныне человек может свободно творить самого себя, он осознал свою индивидуальность, истинное величие человека стало заклю­чаться в самопорождении и самосозидании. Жизнь начинает обла­дать собственным смыслом, который выражается в возможности че­ловека приложить свои творческие силы к развитию себя как лично­сти. Свобода воплотилась в полноте индивидуального самовыраже­ния, а духовная жизнь становится личным делом каждого2. Среди

1 Цит. по работе: Сорокина Ю.В. Реформа следственного аппа­рата и предварительного расследования в России  1860-1864 гг.: Ме­ханизм разработки и реализации законодательства: Авторсф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1994. С.17.

2 Боткин Л.М. Итальянское Возрождение в поисках индивиду­альности. М, 1989. С.Ш-113,116.

23

мыслителей данного времени наиболее выдающимися являются Дан­те Алигьери и Франческо Петрарка1.

Вклад идеологов эпохи Возрождения в развитие гуманистиче­ских ценностей заключается в том, что они возвеличили человека, обратились к его внутреннему духовному миру, выдвинули идею гармоничного человека, который обладает потребностью в созна­тельном самоутверждении и воспитании. Гуманисты верили, что пу­тем неустанного стремления к доблести и знанию каждый человек может достичь внутреннего благородства. При этом они подчеркива­ли значение образованности и таланта как важнейших проявлений и показателей человечности. Таким образом, гуманисты эпохи Возро­ждения превозносили личность многостороннюю, знающую, добро­детельную, гармоничную, общительную и активную.

Гуманисты утверждали, что земная жизнь является большой ценностью, и воспевали ее. Они говорили о необходимости раскре­пощения человека от феодального гнета и церковных догм, выступа­ли против религиозного аскетизма. Гуманисты Возрождения впервые объединили материальные и духовные начала. Человек стал пред­ставлять собой неразрывное природное единство тела и души. По их мнению, для осуществления своего предназначения человеку необ­ходимо не бороться с собственной природой, не преодолевать «гре­ховную» природу, а наоборот - следовать природе. Так, Поджо Брач-чолини заявил: «...то, что присуще нам от природы, менее всего дос­тойно осуждения»2. В эпоху Возрождения человек олицетворял со-

1  Данте А. Божественная Комедия. М., 1982; Петрарка Ф. Ли­рика: М., 1980.

2  Соколов В.В. Европейская философия XV-XVII веков. М., 1984. С.19-20.

24

бой стремление к земному счастью и свободе, он признавался непо­вторимой индивидуальностью, считался самоценным явлением. В этот период была выработана идея нового человека и необходимость нового к нему отношения со стороны общества. Данные взгляды стали величайшим переворотом из всех переворотов, пережитых че­ловечеством к тому времени и не утратили своего значения до сего­дняшнего дня. Эти идеи стали общечеловеческими ценностями. Од­нако в связи с тем, что уровень развития общества был еще недоста­точен для реального воплощения таких прогрессивных взглядов, сле­дует признать их историческую ограниченность.

XVIII век и его идеологи стали наследниками гуманистов эпохи Возрождения. На смену Ренессансу пришло Просвещение. Данная эпоха началась с научной революции периода позднего Воз­рождения и связана с такими именами, как Г. Галилей, У. Гарвей, И. Кеплер, Н. Коперник.

Ю.П. Михайловская отмечает, что между эпохой Возрожде­ния и Просвещением существует преемственность, которая заключа­ется в буржуазном способе производства, характерном как для пер­вой, так и для второй эпохи1, в связи с чем и там, и там идеи гума­низма отражали интересы поднимавшейся буржуазии и народа. Эпо­ха Просвещения дала миру величайших философов и мыслителей (К.А. Гельвеции, П.А. Гольбах, Д. Дидро, Р. Оуэн, К.-А. Сен-Симон, Ш. Фурье и другие). Именно они произвели революцию в умах об­щества. Философы XVIII века искренне верили в неисчерпаемые возможности и силы человека. Они искали сочетание интересов лич-

1 Идеи Возрождения и философия Нового времени / Отв. ред. Т.Б. Длугач. М., 1986. С.163.

25

ности и общества, выступали за широкое просвещение масс, что и определило название всей эпохи - Просвещение (Эпоха Гуманизма).

Б.К. Лебедев утверждает, что заслугой буржуазного гуманиз­ма является выдвижение идеи гражданского равенства всех людей перед законом и государством в их праве на борьбу против феодаль­ной зависимости и деспотизма. Он подчеркивает, что именно этот гуманизм обратился к чувству человеческого достоинства и стре­мился всячески его развивать в борьбе с сословным устройством средневекового общества1. Эпоха Просвещения вобрала в себя гума­нистические достижения всех предыдущих этапов развития челове­чества и внесла в понятие гуманизма целый ряд новых ценностей. Для философии XVIII в. характерны такие черты, как рационализм, вера в разумное законодательство, нравственное перевоспитание и человеколюбие. Таким образом, в эпоху Просвещения человек рас­сматривался как личность, наделенная неотъемлемыми, естествен­ными правами, способная при помощи своего разума добиться реа­лизации этих прав . К неотъемлемым правам человека относились жизнь, свобода, счастье, собственность, безопасность и сопротивле­ние угнетению3.

Просветители ХУП-ХУШ веков выдвинули теорию разумного эгоизма, которая заключается в том, что личный интерес должен

1  Гуманистическая природа социалистических общественных отношений. С.9.

2 Сен-Симон А. Мемуары: Полные и доподлинные воспомина­ния герцога де Сен-Симона о веке Людовика XTV и регентстве. М., 1991.Кн.1.С.295.

3 Гоббс Т. Левиафан или материя, форма и власть государства церковного и гражданского. М., 1936. С.117-118.

26

совпадать с общественным. В возможность гармонического сочета­ния общественных и личных интересов верили К.А. Гельвеции, П. Гольбах, Д. Дидро, позже Л. Фейербах1. Данную идею следует при­знать в целом гуманной. Тем не менее нужно иметь ввиду, что после того, как в России утвердилась идея бескорыстного служения народу, идеологами которой были, например, Н.Г. Чернышевский и НА. Добролюбов2, наше общество пришло к уравнительному принципу отношения к человеку. Особенно ярко оно проявилось в советский период, что является наглядным примером того, как нравственная ценность может быть доведена до своей противоположности и стать антигуманной. Здесь следует заметить, что гуманизм и антигума­низм, с одной стороны, являются противоположными понятиями, с другой стороны, составляют единое целое как две грани человече­ских отношений. Исходя из закона единства и борьбы противопо­ложностей, которые движут развитием общества3, следует признать, что в истории человечества неоднократно на передний план выходи­ли то гуманные, то антигуманные начала общественных отношений. Этот процесс не зависит от воли или желания людей, то есть является

1 Гельвеции К.А. О человеке // Соч. В 2 т. М., 1974. Т.2. С.419; Гольбах П. Система природы или о законах мира физического и мира духовного. М., 1940. С.186; Дидро Д. Речь философа, обращенная к королю // Соч. В 2 т. М., 1986. T.I. C.450; Фейербах Л. О спиритуа­лизме н материализме в особенности их отношения к свободе воли // Избр. философские произв. В 2 т. 1955. T.I. C.499,642.

2 Чернышевский Н.Г. и Добролюбов Н.А. Избр. педагогические высказывания. М.-Л., 1949. С.67,325.

3  Энгельс Ф. Диалектика  природы // Маркс К. и Энгельс Ф. Соч.2-еизд.Т.20.С384.

27

объективным. Общество должно изучить закономерности перехода одного состояния в другое и стремиться удерживать человеческие отношения в состоянии приоритета гуманистических ценностей.

Большая заслуга просветителей этого периода заключается также в том, что именно они начали искать пути осуществления гу­манистического идеала, то есть гармоничного развития личности. Некоторые из них считали, что человека можно возвысить через про­свещенное законодательство, борьбу с невежеством, утверждение частной собственности, которая понималась как гарант обществен­ной справедливости и равенства, а также путем избавления от суеве­рий1. Другие мыслители подчеркивали, что для утверждения соци­альной справедливости необходимо установить общность имущества и равное распределение между людьми материальных и духовных благ2. Философы также пытались разрешить противоречия, свойст­венные человеку. Предлагались разные пути преодоления данных противоречий. Так, Т. Гоббс считал, что их можно разрешить путем привлечения разума и силы государства, Д. Локк - через разум, волю и воспитание человека3. Л. Фейербах подчеркивал, что человек дол­жен свободно развивать свои чувства, разум и волю4. Вопросы, свя-

1  Кант И. Основы метафизики нравственности: Критика прак­тического разума: Метафизика нравов. СПб., 1995. С.246-247; Гегель Г.В.Ф. Наука логики. В 3 т. М., 1971. Т.2. С.164-165; М., 1972. Т.З. С.286-287.

2 Кампанелла Т. Город Солнца. М.-Л., 1947. С.39;  Кудрявцев О.Ф. Ренессансньтй гуманизм и «Утопия». М., 1991. С. 133.

3 Локк Д. Об управлении разумом // Соч. В 3 т. М., 1985. Т.2. С.275-276.

4 Человек и общество. СЮ.

28

занные с развитием личности, ее идеалом, самовоспитанием и пере­воспитанием, не утратили своего значения до сегодняшнего дня. Лучшие умы человечества до сих пор размышляют о том, как создать гармонично развитого человека и сделать его счастливым.

Взгляды просветителей получили распространение во всем мире. Традиции европейского гуманизма вошли и в Россию, ее исто­рию, литературу, культуру. Наиболее выдающимися философами-гуманистами России являются Д.С. Аничков, П.С. Батурин, СЕ. Десницкий, Я.П. Козельский, Н.И. Новиков, А.Я. Поленов, Н.Н. По­повский, А.Н. Радищев, Г.С. Сковорода, И.А. Третьяков, Д.И. Фон­визин и другие1. Их труды пропитаны передовыми идеями того вре­мени: верой в человеческий разум, в прогрессивность развития чело­вечества. Русские мыслители осваивали достижения западноевропей­ской общественной мысли, переосмысливали их критически, высту­пали за развитие самосознания и самоутверждение человеческой личности, ее внутреннее и внешнее единство, высказывались против крепостничества, решали вопросы общественных преобразований и видели пути прогрессивного развития государства через просвеще­ние и гуманизм. Позже идеи гуманизма развивали Н.А. Бердяев, А.И. Герцен, Ф.М. Достоевский, И.В. Киреевский, Вл. Соловьев, Л.Н. Толстой, А.С. Хомяков и другие2. Русская философия внесла свой вклад в развитие гуманистических ценностей. Так, Я.П. Козельский выдвинул идею, что прогресс человечества возможен не только пу-

1 Проблемы гуманизма в русской философия / Ред. колл.: А.К. Гостищев и другие. Краснодар, 1974.

2 Русская идея // Сост. и автор вступ. статьи М.А. Маслихин. М., 1992.

29

тем просвещения, но и совершенствования нравственности1. Вл. Со­ловьев справедливо отмечал, что кроме того, что личность формиру­ется эпохой, средой и идеями, следует рассматривать человека в единстве его биологического, душевного, социального и космическо­го аспектов2.

В эпоху нового времени (конец XVIQ века - начало XX века) сохраняется вера в разум человека, признается необходимость ее свободного развития через творческую деятельность3, выдвигается идея о «естественных правах человека», к которым относятся право на жизнь, здоровье, личную жизнь, свободу, счастье, развитие, чув­ство собственного достоинства, а также право на собственность, жи­лище и другие. Однако некоторые мыслители отходят от рационали­стического направления как упрощенно-оптимистического варианта и встают на путь иррационального понимания мира и человека. Они считают, что такие человеческие страсти, как зависть, жадность, тщеславие н другие, не поддаются ни воле, ни воспитанию, ни му­дрому законодательству. Безусловно, данные взгляды следует при­знать антигуманными, потому что они не только не предлагают ниче­го позитивного для решения проблем воспитания личности, но и ха­рактеризуются утратой веры в человека4.

1 Щипанов И.Я. Философия русского просвещения. Вторая по­ловина ХУПТ в. М., 1971. С.245.

2 Русская идея. С.187-188.

3 Фихте И.Г. Назначение человека // Соч. в 2 т. СПб., 1993. Т.2. С.67.

4 Шопенгауэр А. Афоризмы и максимы. Л., 1991. С.23-25,198-199.

30

В XIX веке термин «гуманизм» становится одним из наиболее распространенных. Философы применяют его для различных нравст­венно-социальных характеристик человечества. В данный период происходит осознание, что гуманность общества к человеку заключа­ется в создании для него таких условий, которые максимально спо­собствуют развитию его личных задатков.

Однако буржуазный гуманизм понимал природу человека как нечто неизменное, наделенное неизменными нравственными свойст­вами, свидетельствующими о его духовности. В этом заключалась статичность и абстрактность человеческой личности данного перио­да. В связи с этим, многие авторы справедливо утверждали, что бур­жуазный гуманизм является исторически ограниченным.

Учение К. Маркса и Ф. Энгельса явилось новой ступенью в развитии понятия гуманизма, так как они поставили вопрос о его ре­альности, что очень важно для понимания значения принципа гума­низма в нашей жизни. В философии была выявлена зависимость ме­жду утверждением ценности человека и необходимостью осуществ­ления заботы о его материальном обеспечении (право на труд, на жилище и т.д.) и духовном преображении (гармоничное развитие личности). К. Маркс говорил о необходимости сделать человечными обстоятельства, в которых живут и формируются люди1. К. Маркс, И.Г. Фихте и другие авторы считали, что именно труд людей «очело­вечивает» окружающий мир2. Идея реального гуманизма вошла и в

1 Маркс К. Святое семейство // Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.2. С. 145-146.

2 Маркс К. Капитал. Критика политической экономии // Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. 2-е изд.   Т.23. М., 1960. С.188; Фихте И.Г. О достоинстве человека // Соч. В 2 т. СПб., 1993. Т. I. C.438.

31

нашу эпоху. Он носит объективный научный характер, так как исхо­дит из закономерностей исторического развития.

Безусловно, учение К. Маркса не является истиной в послед­ней инстанции. История доказала ограниченность классового подхо­да, который он вложил в понятие гуманизма. Автор диссертации убежден, что существуют общечеловеческие ценности, которые до­роги человеку независимо от того, в какую эпоху он живет и к како­му классу относится. К таким ценностям относятся право на жизнь, счастье, справедливость и т.д.

В XX веке началось активное исследование подсознания че­ловека, произошла переоценка ценностей и рационализм ХУШ-ХИ веков, основанный на разуме, распался. Так, австрийский ученый 3. Фрейд выдвинул идею, что поведение человека определяют подсоз­нательные влечения (наследственность, комплекс вины, сексуальное влечение и другие). При этом он признавал, что жизнь человека име­ет не только подсознательное начало, но и рациональное1. Изучение подсознательного уровня жизни человека потребовало нового к нему отношения. Так, например, Ф. Ницше утверждал: «...необходимо противопоставить вере не знание, но равнодушие к вере и к мнимому знанию»2.

Таким образом, в умах происходит не отступление от гума­нистических ценностей и идеалов, а реализация закона отрицания отрицания, то есть исследование античеловеческих проявлений. Не­обходимо отметить, что закон отрицания отрицания - это естествен-

1  Фрейд 3. Психология бессознательного. М., 1989. С.437-439; Он же. Психология сексуальности. Вильнюс, 1990. С.5, 22.

2  Ницше Ф. Странник и его тень // Избр. произв. В 3 т. М., 1994. Т.2. С.280.

32

ный закон развития общества1. К XX веку человек стал настолько сильным и могучим, что ему понадобилось покорить мир, и мир впал в состояние абсурда, войн, тоталитарных режимов. Идеи гуманизма стали превращаться в свою противоположность2. По этой причине и в настоящее время процесс гуманизации общества является не воз­вратом к гуманизму, а переходом его на новый уровень своего разви­тия.

Однако в данный период гуманизм также обогатился новыми достижениями. Так, к идее о неповторимости и самоценности чело­веческой жизни в гуманистическую философию вошло такое поня­тие, как ответственность за сделанный выбор, за свою жизнь и за ок­ружающий мир. Эти идеи получили название экзистенциализма, ро­доначальником которого стал датский философ С. Кьеркегор3. Экзи­стенция - это самоценность каждого мгновения человеческой жизни. Взгляды С. Кьеркегора поддержали многие авторы, среди которых наиболее яркой представительницей является Луиза Л. Хей. Она ут­верждает, что «когда принимаем решение взять на себя ответствен­ность, мы перестаем бездарно тратить время, обвиняя людей и об­стоятельства. .. Ответственность - это наша способность реагировать на ситуацию. У нас всегда есть выбор.. .Нужно понять, что у всех нас огромные резервы внутренней, личной силы. Все зависит только от того, как мы ее используем»4. Данное высказывание очень характер­но для гуманистических воззрений XX века. Здесь сконцентрированы

1 Энгельс Ф. Диалектика природы. Т.20. С.384.

2 Шопенгауэр А. Афоризмы и максимы. С. 198.

3 Кьеркегор С. Страхи и трепет. М., 1993. С.286-287.

4 Хей Л.Л. Исцели свою жизнь. Исцели свое тело. Сила внутри нас. Каунас, 1996. С. 100.

33

вера в человеческий разум и его силы, высказано предложение не пе­рекладывать ответственность за свои поступки на других людей, а жить полноценной жизнью и нести ответственность за свои поступ­ки.

Современный гуманизм имеет целый ряд особенностей и про­блем, которые он пытается решить.

Так, в XX веке общество достигло серьезных успехов в разви­тии техники. Однако было замечено, что сами по себе технические достижения не приводят к духовному развитию человека1. Соиска­тель полагает, что в настоящее время идет процесс поляризации гу­манистических и антигуманистических ценностей. Это выражается в том, что с одной стороны, происходит деградация отдельных слоев человеческого общества, а, с другой, наблюдается процесс мощного роста нравственного сознания и творческой активности второй части общества, причем как в сфере материальной, так и духовной культу­ры. Безусловно, представляет интерес вопрос о соотношении их друг с другом. Исходя из законов сохранения массы и энергии, автор счи­тает, что те ценности, которые утрачиваются одной частью общества, полностью впитываются другой. Данный процесс следует признать естественным и закономерным, потому что он является отражением закона естественного отбора, который открыл Ч.Р. Дарвин2. Надо от­метить, что Ч.Р. Дарвин показал действие естественного отбора толь­ко в природе. Однако, он действует и в сфере экономики, когда разо

1 Хейзинга Й. Homo Ludens. В тени завтрашнего дня. М., 1992. С.64; Тавризян Г.М. О. Шпенглер, Й. Хейзинга: две концепции кри­зиса культуры. М., 1989. С.106,208,215.

2 Дарвин Ч.Р. Изменение животных и растений в домашнем со­стоянии. М.-Л., 1941. С.415.

34

рение одних людей приводит к обогащению других, и в сфере духов­ной жизни общества, когда происходит вымирание той части обще­ства, которая обладает низким уровнем нравственного развития.

Знание указанного закона требует, чтобы общество серьезно занялось повышением уровня нравственности населения, подвергше­гося духовной деградации. Общество должно это делать по меньшей мере ради самосохранения, потому что именно деградирующая часть общества склонна к совершению преступлений. Люди, обладающие низким уровнем нравственности, к гуманистическим ценностям от­носятся, как правило, отрицательно. Это находит выражение не толь­ко в их взглядах, но и в поведении, например, в массовой порче об­щественных зданий и памятников культуры. Однако автор убежден, что добиться успехов в деле воспитания данных слоев общества не­возможно без внутреннего желания к исправлению с их стороны. По­этому в первую очередь необходимо вырабатывать в таких людях по­требность к самосовершенствованию, однако это возможно только в раннем возрасте, потому что позже многие природные способности человека атрофируются и утрачивают свою значимость, в том числе и духовные потребности. Таким образом, возможность решения дан­ной проблемы заключается в сочетании объективных и субъектив­ных факторов перевоспитания человека.

Необходимо подчеркнуть, что в настоящее время общество стремится к достижению реального гуманизма, к сохранению чело­веческой цивилизации. Современный гуманизм направлен на повы­шение уровня жизни людей, предотвращение термоядерной катаст­рофы, решение межнациональных конфликтов, сохранение окру­жающей среды, что выражается в борьбе за мир, за чистоту экологии и т.п. Таким образом, реальный гуманизм - это путь для решения

35

всех глобальных проблем современности. Наиболее четко данное на­правление гуманизма сформулировал Г.Н. Хон, который указал, что проблема «нового» гуманизма заключается во взаимоотношениях между человеком и природой и в глобализации этих отношений. При этом целью всякого явления должно стать всестороннее и свободное развитие человека. Г.Н. Хон подчеркнул, что современное развитие ориентировано на совершенствование человеческой индивидуально­сти и свободы1. Указанное гуманистическое направление имеет к уголовному судопроизводству самое прямое отношение. Так, про­блемы гуманизации уголовного процесса требуют индивидуального подхода к лицу, совершившему преступление, например, при приме­нении к нему мер принуждения; создания человеческих условий для граждан, заключенных под стражу, чтобы они не были оторваны от культурной жизни общества и имели доступ к средствам массовой информации, научной и художественной литературе и т.д. Такой подход соответствует ст.27 Всеобщей декларации прав человека, где указывается, что «каждый человек имеет право свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством, участвовать в научном прогрессе и пользоваться ее благами»2.

В настоящее время процесс гуманизации приобретает между­народные масштабы. Поэтому для реализации гуманистических цен­ностей в жизни общества свои усилия должны объединить не только люди, но и народы. Наше государство также выступает за гуманные

1 Михайловский В.Н., Хон Г.Н. Диалектика формирования со­временной научной картины мира. Л., 1989. С.89,114-115,124-125.

1 Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 года // Права человека. Основные международные документы: Сб. доку­ментов. М., 1989. С.141.

36

формы решения всех задач, которые возникают внутри страны и при взаимодействии с другими странами. Оно призывает отказаться от войн и применения насилия в разрешении международных про­блем и конфликтов.

Особенность проблемы гуманизма на современном этапе за­ключается в том, что если на протяжении веков на первом месте стояло исследование данного понятия, то в настоящее время идет поиск путей и средств его осуществления.

Подводя итог проведенному исследованию, соискатель при­ходит к выводу, что гуманистические ценности, безусловно, отража­ются в сознании человека и общества. Однако реализуются они толь­ко в результате их нравственной деятельности. При этом гуманизм является высшим достижением человечества и критерием его разви­тия: чем больше моральных ценностей накоплено народом, тем о большем прогрессе данного народа можно говорить.

В соответствии с новым направлением гуманизма, выработан­ным человечеством на современном этапе, автор диссертации пред­лагает сформулировать определение гуманизма в следующей редак­ции:

«Гуманизм - это проявляющийся во взаимоотношениях лично­сти и государства, в отношениях человека к природе, другим людям и к самому себе цивилизованный принцип построения общественных отношений, содержанием которого являются права человека на жизнь, свободу, счастье, развитие и реализацию своих способностей и реальные условия для уважения, соблюдения и осуществления этих прав».

Таким образом, гуманизм - это сложное и многогранное яв­ление. Богатство его содержания обусловило множественность ха­рактеристик и определений гуманизма. Развитие цивилизации пошло

37

по пути углубления каждой грани человеческого существования и детального юс исследования. Однако в реальной жизни все стороны гуманизма выступают в нераздельном единстве.

На протяжении веков одновременно с развитием понятия гу­манизма шел процесс внедрения гуманистических ценностей в раз­личные сферы общественных отношений, в том числе и в уголовное судопроизводство. Содержание процесса внедрения гуманистических начал в уголовное судопроизводство будет предметом рассмотрения в следующем параграфе настоящей главы.

§1.2. ИСТОРИЧЕСКИЙ   АСПЕКТ   ГУМАНИЗАЦИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

До настоящего времени многие авторы рассматривали исто­рию уголовного процесса либо как историю становления судебных органов, либо как развитие уголовно-процессуального законодатель­ства, либо как смену типов (форм) уголовного процесса1. Всех этих авторов объединяет то, что они связывали уголовное судопроизвод­ство с экономическим уровнем развития государства, со сменой ис­торических формаций. При этом проблемы нравственности рассмат­ривались в связи с изучением других вопросов уголовного процесса.

1 Ланге Н.И. Древнее русское уголовное судопроизводство (XIV, XV, XVI и половины XVII веков). СПб., 1884; Тальберг Д.Г. Русское уголовное судопроизводство. В 2 т. Киев, 1880; Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В 2 т. СПб., 1996; Нажимов В.П. Исторические типы, формы и виды советского уголовного про­цесса. Общая часть. М., 1988.

38

Однако история внедрения гуманистических ценностей в судопроиз­водство не была предметом самостоятельного исследования .

В настоящее время происходит переосмысление истории и пересмотр оценок исторического развития всех сфер общественной жизни. Сегодня история рассматривается не через формационный, а через цивилизационный подход, который подразумевает изучение всех явлений не с позиций экономического развития общества, а с позиций общечеловеческих ценностей и интересов2. В основе данно­го метода лежат идейно-нравственные и материальные основания. Так, М.П. Медянцева считает, что двигателем процесса гуманизации в обществе являются экономические изменения. Они приводят госу­дарства к кризисным состояниям, которые сопровождаются повы­шением уровня человеческих отношений, осознанием необходимости гуманизации данных отношений3. Диссертант полностью поддержи-

1  Базилев Б.П. Молодые обвиняемые и подсудимые. СПб., 1910; Немировский Э.Я. Отношение приговора к обвинению. М., 1906; Фойницкий  И.Я. Защита в уголовном процессе как служение общественное. СПб., 1885; Он же. О вознаграждении невинно к суду уголовному привлекаемых. СПб., 1884; Случевский В. Учебник рус­ского уголовного процесса. СПб., 1895.

2  Человек в истории. Гуманистические ценности европейских цивилизаций и проблемы современного мира / Под ред. В.Л. Поляко­ва, Н.И. Элиасберг. В 2 ч. СПб., 1993. Ч. П. С.23; Рябов Ю.А. Проблема гуманизации содержания исторического образования на современном этапе. Новые подходы к изучению истории России конца XDC - начала XX века. Л., 1991.

3  Гуманистическая природа социалистических общественных отношений. С.130.

39

вает данную точку зрения.

Цивилизационный подход к рассмотрению вопросов истории появился достаточно недавно и на сегодняшний день не все аспекты жизни общества изучены через призму общечеловеческих ценностей, в том числе и в уголовном процессе. Диссертант предпринимает по­пытку восполнить указанный пробел и исследовать процесс станов­ления и развития принципа гуманизма в уголовном судопроизводстве нашего государства, определить его значение в истории человече­ской цивилизации. Для этого необходимо показать, каковы причины и закономерности гуманизации уголовного процесса, когда и какие общечеловеческие ценности вошли в уголовное судопроизводство нашего государства и их значение на сегодняшний день. Безусловно, автор не претендует на исчерпывающее рассмотрение данной про­блемы.

Существуют различные точки зрения по поводу сущности процесса гуманизации уголовного судопроизводства. Некоторые ав­торы под гуманизацией судопроизводства понимают расширение прав для лиц, совершивших преступление1, и создание реальных ус­ловий для осуществления этих прав. Ряд авторов ставят вопрос о не­обходимости расширения прав и гарантий не только для подозревае-

1 Бажанов С. О мерах принуждения в уголовно-процессуальном законодательстве // Законность. 1996. № 2. С.38-44; Савицкий В. По­следние новеллы УПК: порядок и сроки содержания под стражей // Российская юстиция. 1997. № 5. С.16-19; Смирнов А. Нужен суд правый и милостивый, решительный и скорый // Российская юсти­ция. 199S. № 10. С. 18-21; Карапетян. С. На страже подозреваемых и обвиняемых, находящихся под стражей // Законность. 1997. № 10. С.2-3.

40

мых, обвиняемых, подсудимых и осужденных, но также и для потер­певших, свидетелей и других участников уголовного процесса1. Без­условно, гуманизация судопроизводства должна касаться всех его участников. В противном случае будут нарушены принципы спра­ведливости и равенства всех граждан перед законом и судом.

Некоторые авторы утверждают, что в настоящее время в на­шей стране начался новый подъем гуманизации в сравнении с пре­дыдущими эпохами: с XIX веком, периодом культа личности или пе­риодом «застоя»2. Однако ознакомление с историей уголовного про­цесса России указывает на то, что гуманистические ценности начали внедряться в него намного раньше.

При рассмотрении настоящей проблемы необходимо отме­тить, что существует два пути развития общества: эволюционный и революционный. Сегодня многие авторы склоняются к мысли, что общество должно развиваться только эволюционным путем, потому что изменение психики и сознания человека происходит на протяже­нии столетий. Кроме того, эволюционный путь обеспечивает преем­ственность в развитии общества и позволяет сохранить накопленные

1  Кадышева Т., Ширинский С. Расширить права потерпевшего // Российская юстиция. 1998. № 1. С. 14; Тихонов А. О процессуаль­ной безопасности чести и достоинства граждан в охранительных от­ношениях//Правоведение. 1990. № 1. С.32-39.

2  Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. T.I. C.112-113; Мещеряков Ю.В. Уголовное судопроизводство России первой половины XIX в.: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук Л., 1985. С.11-14; Москалькова Т.Н. Честь и достоинство: как их за­щитить?!^., 1992. С.15.

41                                                                  РОССИИ****

f богатства1. С данной точкой зрения следует согласиться, так ]

новным законом развития природы является закон естественного от­бора, а это длительный эволюционный процесс. Однако мы знаем, что и революции дали немало положительного западноевропейским странам. По данному поводу автор хочет заметить, что ко всякой ре­волюции общество должно быть подготовлено, потому что револю­ция - это закрепление итогов внутреннего эволюционного развития общества. В противном случае насаждение силой даже самых пере­довых, но чужеродных идей, приводит к кровопролитным войнам. Вот почему в одних странах революции способствовали прогрессив­ному развитию данных государств, а в других - нет. В настоящей диссертации будет рассмотрен вопрос о реализации гуманистических начал в развитии.

Первый этап появления гуманистических ценностей в судо­производство нашего государства отражает процесс естественного развития человеческого общества. В период родового строя на Руси уровень материальной и духовной культуры общества был крайне низким, человеческие ценности носили коллективистский характер, что отразилось на осуществлении правосудия. Так, возмещение ущерба потерпевшему заключалось в получении родом выкупа, в том числе и за убитого, Гуманных способов доказательства вины или не­виновности человека выработано еще не было, в связи с чем все конфликты разрешались с позиции силы. Состязательность считалась

1 Поздняков Э. Формационный и цивилизационный подходы // Мировая экономика и международные отношения. 1990. № 5. С.51-58; Волобуев П.В. Эволюция и революция // Родина. 1990. № 11. С.7; Революция и права человека. М., 1992. С.3-8.

42

справедливым способом разрешения конфликтов, а истина была на стороне сильнейшего, так как предполагалось, что правда имеет силу и помогает обиженному. В связи с этим доказательством вины ответ­чика было поражение в таких состязаниях, как единоборство, кулач­ный бой и т.д. Все это свидетельствует о том, что уже в древности в процесс разрешения споров входили нравственные представления людей о добре и справедливости, хотя никаких гарантий справедли­вого разрешения конфликтов не существовало. Таким образом, из самого древнего периода истории человечества в современный уго­ловный процесс вошли состязательность и такие нравственные цен­ности, как справедливость и истина1.

С зарождением раннефеодального государства стали появ­ляться официальные властные органы. Так, в X веке на Руси уже су­ществовал суд. Его называют судом князя2, В это время судопроиз­водство стало носить частно-исковой характер, для которого прису­ши частное уголовное преследование, когда потерпевший сам дол­жен был защищать свои права. По его жалобе возбуждалось уголов­ное преследование, и обвинитель сам собирал доказательства, сам доставлял обвиняемого в суд. Это значит, что права потерпевшего и их защита начинают носить личностный характер, что свидетельст­вует о росте внимания к человеку. Первые правила судопроизводства закрепились в Русской Правде. В ней появились нормы права, кото­рые определяли порядок осуществления кровной мести, проведения судебных поединков (ордалий), оценки показаний свидетелей и дру-

1 Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. Рига, 1924. С. 19.

2 Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. СПб., 1995. С.627.

43

гих процессуальных действий (ст.1 и сг.2 Русской Правды)1. Факт зарождения процессуальных норм свидетельствует о развитии пред­ставлений человеческого общества о справедливости, так как проис­ходит осознание, что правосудие может осуществляться только при соблюдении определенного порядка. Это положение воплотилось в современном уголовном процессе. Оно вошло, например, в принцип законности, который требует, чтобы все процессуальные действия производились в соответствии с нормами УПК (ст.2 УПК РСФСР)2. До настоящего времени сохранила свое существование и частная форма обвинения по некоторым категориям преступлений (ст.27 УПК).

С развитием государственной власти частно-исковая форма уголовного процесса была заменена публичностью обвинения, госу­дарство взяло на себя установление виновности преступника и обес­печение защиты интересов потерпевшего. Это свидетельствует о рос­те заботы общества о нуждах человека. Уже тогда под милосердием понималась жалость к обиженному, а не попустительство преступни­ку. Однако в рассматриваемый период у обвиняемого отсутствовали какие-либо права. Для его осуждения достаточно было признание им своей вины. Атмосфера осуществления правосудия носила инквизи­торский характер, отражая грубость нравов феодального общества, невежество и забитость основной массы населения, роль религии во

1  Русская Правда. Краткая редакция // Российское законода­тельство X - XX веков. В 9 т. / Под общ. ред. О.И. Чистякова. М., 1991. Т. 1. С.47-49.

2  Здесь и в дальнейшем имеются в виду нормы действующих УПК РСФСР и УК РФ, если иное не оговорено особо.

44

всех сферах человеческой деятельности1.

Таким образом, степень культурного развития общества отра­жалась и на характере уголовного процесса, где с человеком обраща­лись как с бесправным существом. Ни о какой презумпции невинов­ности тогда еще не было и речи. Человек должен был сам доказать свою невиновность, либо возместить ущерб и заплатить штраф2. До­казательства в указанный период носили явно выраженный бесчело­вечный характер. Так, например, существовали испытания водой, когда ответчика связывали и опускали в освященную воду. Если он шел ко дну, то считался невиновным, так как вода крещения его при­нимала. Таким же варварским доказательством было «испытание ог­нем», когда человеку давали в руку кусок раскаленного железа «аже не ожьжеться»3.

Целью судопроизводства и наказания в рассматриваемый пе­риод было устрашение. Указанную цель следует признать антигу­манной, потому что она не способствует развитию в человеке само­уважения и других нравственных начал. Тем не менее уже в данный период суд определял наказание с учетом личности преступника, что свидетельствует о развитии индивидуального подхода к человеку. Так, если преступление совершалось «ведомым лихим человеком», то ему назначалась смертная казнь (ст.13 Судебника 1497 года)4. Требование учета характеристики личности обвиняемого при избра-

1 Мещеряков Ю.В. Указ. соч. С.8.

2Чельцов-Бебутов     М.А.      Курс      советского     уголовно-процессуаьного права. T.I. C.635.

3 Там же. С.639-640.

4  Судебник 1497 года // Российское законодательство X - XX веков. В 9 т. / Под ред. О.И. Чистякова. М., 1991. Т.2. С.54-120.

45

шш ему меры пресечения и назначении наказания является проявле­нием индивидуального подхода к человеку, и вошло в современный уголовный процесс. Однако именно в этом Судебнике впервые упо­минаются пытки и описываются их самые разнообразные виды1.

Постепенно в русском уголовном процессе стали появляться нормы, расширяющие и гарантирующие права человека от судебного произвола. Так, по Судебнику 1497 года существовало право обжа­лования приговора боярского суда великому князю, право примире­ния потерпевшего с обвиняемым вплоть до начала судебного по­единка (ст.ст.4-5 Судебника), что свидетельствует о дальнейшей гу­манизации уголовного процесса. Возможность обжаловать не только приговор, но и любые действия и решения лиц, осуществляющих су­допроизводство, а также прекратить уголовное дело за примирением с потерпевшим до удаления суда в совещательную комнату вошли в нормы ныне действующего законодательства (ст.ст.9,22 УПК).

Соборное Уложение 1649 года внесло свой вклад в развитие уголовного процесса с точки зрения развития гуманистических на­чал. Так, был введен свидетельский иммунитет для родственников обвиняемого. К свидетельству не допускали жену против мужа, детей против родителей (ст. 177 гл.Х Соборного Уложения). По мнению ав­тора, этот институт являлся большим общечеловеческим достижени­ем, расширившим в судопроизводстве нравственные начала, так как данное положение свидетельствует об уважении родственных чувств человека. В настоящее время указанная норма нашла свое отражение в СТ.51 Конституции РФ и распространяется на всех без исключения участников уголовного процесса, включая обвиняемого, потерпевше­го и свидетеля. Данную норму планируется включить  в  уголовно-

1 Ланге Н.И. Указ. соч. С. 142-146.

46

процессуальное законодательство (ст.55 Проекта УПК).

В Соборном Уложении 1649 года было также закреплено требование, чтобы судьи проявляли объективность. При этом сторо­ны имели право на отвод судьи по основаниям дружбы, вражды, свойства судьи с одной из сторон (ст.З гл. X Соборного Уложения). Право на отвод вошло в современное законодательство. Институт от­водов распространяется не только на судью, но и на секретаря судеб­ного заседания (ст.65 УПК), прокурора (ст.63 УПК), следователя, ли­цо, производящее дознание (ст.64 УПК), переводчика (ст.66 УПК), специалиста (ст.661), эксперта (ст.67 УПК) и других лиц.

При всей своей жестокости в вопросах приоритета государст­венных интересов над интересами личности Петр I ввел ряд норм, направленных на защиту обвиняемого, например, наказание лиц за лжесвидетельство1, ограничение пытки. Так, если обвиняемый под пыткой не сознался в совершенном преступлении, то вторично по данному делу пытать его не могли; от пыток освобождались недо­росли, люди старше семидесяти лет и беременные женщины. Также Петр I ввел наказание судей за применение пытки «с их вымысла без жадного подозрения», что свидетельствует о стремлении определить ответственность судей за справедливость совершаемых действий и принимаемых решений2.

Анализ развития уголовного судопроизводства в нашем госу­дарстве позволяет сделать вывод о том, что в России постепенно и постоянно шел процесс его гуманизации. В судопроизводство вне-

1  Гришин СП. Возбуждается уголовное дело... Н. Новгород, 1992. С. 7.

2     Чельцов-Бебутов    М.А.    Курс    советского    уголовно-процессуального права. T.I. С.710-711.

47

дрялись нравственные ценности, и расширялись гарантии гуманного отношения к человеку. Эти факты свидетельствуют о том, что гума­низация общества в целом и судопроизводства в частности является естественным и закономерным процессом развития человеческой ци­вилизации, который связан с развитием производительных сил и культуры общества.

Следует признать, что в России процесс гуманизации шел очень медленно. Чтобы убедиться в справедливости данного поло­жения, проведем сравнение российского законодательства с уровнем развития уголовного судопроизводства в других странах. Так, уже в XII веке в западноевропейских государствах существовали кодексы прав человека. Среди них следует назвать кодекс королевства Леон 1188 года, который закрепил ряд прав местного дворянства - право на справедливый суд, право на жизнь, право на защиту чести, дома и собственности; Буллу короля Андрея П Венгерского 1222 года, кото­рый гарантировал дворянству свободу от произвольного ареста и от лишения жизни без суда; Великую Хартию вольностей, выданную королем Иоанном Безземельным в 1215 года, которая стала прототи­пом позднейших кодификаций прав человека1. В последнем доку­менте указывалось на необходимость соответствия тяжести наказа­ния совершенному проступку (ст.20), в нем содержался запрет при­влекать к суду лиц только по своему усмотрению без наличия досто­верных свидетелей (ст.38)2.

История, философия, принципы и методы правозащитной деятельности // Сб. материалов семинара Моск. хельс. группы «Пра­ва человека» (Москва, 1-4 февраля 1991 г.). М., 1995. С.55-56.

2 Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. С.319.

48

Английская буржуазная революция 1640 года закрепила все эти идеи и гарантировала каждому задержанному лицу право на не­медленное (в течение 24-х часов) рассмотрение судом законности за­держания. Данные положения имели очень большое значение, так как распространились во многих странах и были использованы при написании последующих документов различных государств: Декла­рации независимости США (1776 года), Билля о правах США (1791 года), Декларации прав человека и гражданина во Франции (1789 го­да) и других. В этих документах было провозглашено, что все люди созданы равными и наделены определенными неотъемлемыми пра­вами, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого; за­креплены такие гуманистические принципы уголовного процесса, как неприкосновенность личности, жилища, имущества, привилегию против самообвинения, подчиненность судебного разбирательства закону, право на защиту, осуществление суда беспристрастными присяжными, недопустимость больших залогов1. Именно буржуазное общество продекларировало презумпцию невиновности, принцип со­стязательности, равенство сторон в процессе и принцип независимо­сти судебной власти2.

Появление в данный период в судопроизводстве разных стран неотъемлемых прав человека и принципов уголовного процесса, га­рантирующих осуществление указанных прав, связано с зарождением в этих странах буржуазного способа производства, с признанием ценности человеческой личности и ее творческого начала в жизни общества. Представителям буржуазии, имевшим деньги и недвижи-

Уголовный процесс / Под ред. В.П. Божьева. М., 1989. С.396. 2 Боботов СВ. Социальный механизм буржуазной уголовной юстиции: Автореф. дис. ... д-раюрид. наук.  М. 1979. С.19.

49

мость, были необходимы законы, которые закрепляли бы их права на имущество и человеческие свободы. Революции, произошедшие в данных странах, подвели итоги естественному развитию буржуазных государств и закрепили на законодательном уровне общечеловече­ские ценности в уголовном процессе.

Прогрессивные идеи стали проникать и в другие страны. Так, реабилитация невиновных лиц, привлеченных к уголовной ответст­венности, и возмещение им причиненного ущерба были предусмот­рены законами Италии, Португалии, Швейцарии и других госу­дарств1. Здесь необходимо заметить, что на тот момент прогрессив­ные законы распространялись только на лиц с привилегированным положением (буржуазию, дворянство, духовенство). Однако их суще­ствование имело большое значение, потому что в процессе после­дующей демократизации общества они распространились на широ­кие слои населения.

В XVIII веке западноевропейские идеи гуманизма стали ак­тивно осмысливаться в России. Первой ярчайшей фигурой, внесшей серьезный вклад в гуманизацию уголовного судопроизводства Рос­сии, была Екатерина П, которая в 1767 году лично составила «На­каз», где отразила идеи французских просветителей (Д. Дидро, Ш.Л. Монтескье и других авторов) и высказалась о необходимости гуман­ного обращения с обвиняемыми. Она отмечала, что применение пы­ток несправедливо и нецелесообразно, поддержала презумпцию не­виновности: «Человека неможно почитать виноватым прежде приго­вора судейского, и законы не могут его лишить защиты своей, преж­де, нежели доказано будет, что он нарушил оные. Чего ради какое право может кому дать власть налагать наказание на гражданина в то

1 Москалькова Т.Н. Указ. соч. С.14.

50

время, когда еще сомнительно, прав ли он или виноват... пытка не нужна, если преступление не известно, так не должно мучить обви­няемого, по той причине, что не надлежит невиновного мучить, и что по законам тот не виновен, чье преступление не доказано» (ст. 194 «Наказа»)'. Несмотря на то, что это были только пожелания императрицы уголовному судопроизводству, они свидетельствуют о формировании в России гуманистического мировоззрения в сфере уголовного процесса.

Свои идеи Екатерина П подкрепила изданием в 178S году жа­лованной грамоты, по которой дворяне освобождались от пыток и телесных наказаний. Затем это положение распространилось на куп­цов первых двух гильдий и именитых граждан, а с 1796 года - на священнослужителей.

Система судопроизводства в период царствования Екатерины П сохранила многие свои черты вплоть до судебной реформы 1864 года. Однако процесс гуманизации в уголовном процессе продол­жался. Так, Александр I в 1801 году официально отменил в России пытку2, назвав ее «стыдом и укоризной человечеству», что свиде­тельствует о стремлении общества отказаться от варварских приемов расследования преступлений. Тем не менее вплоть до 1864 года соб­ственное признание считалось «лучшим свидетельством всего света», а значит, ни о какой объективности процесса доказывания вины ли­ца, совершившего преступление, речи быть не могло.

Судебная реформа 1864 года явилась новым этапом в гумани­зации уголовного судопроизводства. Достижения России в данной

1 Беккария Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1995. С.280-281.

2 Мещеряков Ю.В. Указ. соч. С.7.

51

сфере тесно связаны с достижениями западноевропейских стран (Англии, Франции, Германии и других), откуда она восприняла часть прав человека и их гарантий, а также прогрессивные буржуазно-демократические принципы организации и деятельности суда.

Переоценить значение судебной реформы 1864 году невоз­можно, потому что ряд положений Устава Уголовного Судопроиз­водства 1864 года1 (в дальнейшем УУС) вошли в УПК РСФСР 1960 года и продолжают действовать до сегодняшнего дня. К ним отно­сятся право обвиняемого представлять доказательства против выдви­нутых улик; по окончании следствия знакомиться со всеми материа­лами дела и требовать дополнительного расследования (ст.ст.476, 477 УУС, ст.ст.46, 201 УПК).

Судебная реформа 1864 года усилила гарантии прав участни­ков уголовного процесса. Так, указания прокурора, направленные в пользу обвиняемого, например, освобождение из-под стражи, были обязательными для исполнения (ст. 10 УУС); предоставлялось право обжалования действий судебных следователей (ст.491 УУС). Эти жалобы должны были немедленно передаваться в суд и рассматри­ваться. В настоящее время, данное право сохранилось и расшири­лось. Граждане могут жаловаться на действия не только следователя, но и прокурора, лица, осуществляющего дознание, и судьи (ст.22 УПК).

Судебная реформа 1864 года ввела также суд присяжных, что явилось дополнительной гарантией прав обвиняемого. Она предоста-

1 Устав Уголовного Судопроизводства от 20 ноября 1864 года // Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9 т. / Под общ. ред. О.И. Чистякова. М., 1991. Т.8. С. 118-324.

52

вила право потерпевшему (гражданскому истцу), обвиняемому и его защитнику участвовать в судебном состязании наравне с прокурором. При этом стороны обладали равными правами (ст.630 УУС). Каждый из них мог представлять доказательства, заявлять отводы судьям, экспертам, присяжным заседателям (ст.ст.599, 655 УУС), задавать вопросы любому участнику процесса, высказывать свое мнение по поводу каждого действия и опровергать показания противной сторо­ны (ст.719 УУС).

Судебная реформа 1864 года ввела в судопроизводство целый ряд передовых правовых принципов: разделение трех процессуаль­ных функций, равноправие сторон и их состязательность, гласность, презумпцию невиновности, проведение оценки доказательств по внутреннему убеждению (ст.740 УУС). Признание обвиняемым сво­ей вины в уголовном процессе России утратило значение бесспорно­го доказательства. Целью судебной деятельности стало установление истины (ст.620 УУС), упразднялось оставление лица в подозрении. Отныне приговор мог быть либо оправдательным, либо осуждающим (ст.771 УУС). Тогда же было выдвинуто требование беспристрастно­сти и выяснения всех обстоятельств дела, как доказывающих вину обвиняемого, так и оправдывающих его (ст.265 УУС). Оправданный имел право на вознаграждение за неосновательное привлечение к су­ду (ст.ст.779-783 УУС). Тем самым в уголовное судопроизводство были внесены нравственные начала, которые приветствовались со­временниками. Так, В. Случевский указывал на справедливость со­ответствия меры вины мере ответственности обвиняемого. В этом он видел гуманность уголовно-процессуального закона1. А.Ф. Кони счи­тал, что «для истинной справедливости нет ничего опаснее, как вы-

1 Случевский В. Указ. соч. С.7.

53

ветривание из основных приемов отправления правосудия возвы­шающей их человечности»1. Все это свидетельствует о реализации в уголовном судопроизводстве гуманистических начал.

Необходимо отметить, что некоторые прогрессивные нормы УУС были упразднены за годы советской власти, в связи с чем обще­ство испытывает настоятельную потребность в их повторном введе­нии в законодательство. К таким нормам относятся права обвиняемо­го и потерпевшего присутствовать при проведении всех следствен­ных действий и знакомиться с протоколами допросов тех свидетелей, которые были допрошены в его отсутствие, а также просить, чтобы им задали дополнительные вопросы (ст.ст.304, 448 УУС), получать копии с любого следственного акта (ст.871 УУС). Потерпевший, гражданский истец и обвиняемый обладали равными правами (ст.ст.630, 719 УУС), что является показателем гуманности ко всем участникам судопроизводства. Прокурор и судья были лишены права допрашивать подсудимого в случае отрицания последним своей вины (ст.683 УУС). При отказе обвинителя от обвинения выносился только оправдательный приговор. Лицо, совершившее преступление, пред­ставало перед следователем сразу в качестве обвиняемого и не могло допрашиваться в качестве подозреваемого или свидетеля. В наше же время только по подозрению в совершении преступления к гражда­нину может быть применена, например, мера пресечения, включая содержание под стражей (ст.90 УПК), что противоречит основным гуманистическим ценностям.

Соискатель убежден, что указанные положения, предусмот­ренные УУС, необходимо вновь ввести в уголовно-процессуальное

1 Кони А.Ф. Приемы и задачи обвинения // Кони А.Ф. Избр. произв. В 2 т. М., 1959. T.I. C.78.

54

законодательство, потому что они соответствуют принципу гуманно­го отношения к личности и расширяют гарантии прав обвиняемого и потерпевшего на защиту своих интересов. Вопрос о том, как решает­ся данная проблема в Проекте УПК, будет подробно рассмотрен во второй главе диссертации.

Значение судебной реформы 1864 года очень велико. Впервые в XIX веке на законодательном уровне появилось новое понимание положения личности в уголовном процессе. Впервые были введены определенные гарантии прав личности при привлечении человека к уголовной ответственности и расследовании преступлений. Многие достижения судебной реформы XIX века не утратили своего значе­ния и действуют до сих пор. Таким образом, судебная реформа 1864 года внесла большой вклад в процесс гуманизации уголовного судо­производства. Безусловно, некоторые ее положения требуют своего дальнейшего развития и воплощения в жизни.

Однако судебные уставы были слишком передовыми для того времени. Российская буржуазия еще не окрепла, чтобы удержать по­лученные права. Поэтому с 1871 года начинается судебная контрре­форма, направленная против демократических принципов и гумани­стических ценностей, вошедших в Судебные уставы. По данному по­воду А. Смирнов писал, что Судебные уставы 1864 года являются «блестящей, но...преждевременной попыткой вывести Россию на «столбовой путь» европейской цивилизации»1. По всей вероятности, именно поэтому в дальнейшем общество отошло от декларирован­ных положений к более реальным нормам, которые отвечали дейст­вительности. Безусловно, законы должны соответствовать социально-экономическому, политическому и культурному развитию общества,

1 Смирнов А. Указ. соч. С.18.

55

в противном случае они не действуют, что неоднократно доказано историей. Этот вывод следует учитывать при совершенствовании за­конодательства и в наше время.

В данной работе не рассматриваются подробности реакцион­ной политики государства в области суда, поскольку это не входит в задачи настоящей работы. Тем не менее отметим, что противоречия этого процесса отражали противоречивость сосуществования в Рос­сии феодально-монархических институтов с буржуазным развитием общества.

Советское уголовное судопроизводство также отразило про­тиворечия своего времени. С одной стороны, советская власть пыта­лась отказаться от дореволюционного процесса как от пережитка царского периода. С другой стороны, она включила в законодатель­ство отдельные процессуальные институты УУС 1864 года. Так, в ст. 5 УПК РСФСР в редакции 1923 года указывалось на то, что никто не может быть заключен под стражу или лишен свободы иначе, как в порядке, определенном законом; все участники уголовного процесса имели право на обжалование действий следователя, нарушившего или стесняющего их права (ст.212), а также право на обжалование приговора (ст.344). Следователь обязан был допросить обвиняемого не позднее 24-х часов с момента его привода (ст. 134). При этом он не имел права домогаться показаний путем насилия, угроз и других по­добных методов (ст. 136). Таким образом, в уголовном судопроизвод­стве советского периода содержались общечеловеческие ценности. Однако они были далеки от реального воплощения. Революция 1917 года внесла юридическое новшество в проблему прав человека. Оно заключалось в том, что права были гарантированы не человеку, а только трудящимся и эксплуатируемым. Все остальные граждане

56

этих прав автоматически лишались. Однако те, ради кого осуществ­лялась гуманная сама по себе идея построения государства трудя­щихся, были отодвинуты на второй план и использовались государ­ством только как средство достижения своих политических целей. В уголовном судопроизводстве широко распространился произвол по отношению к гражданам страны, который осуществлялся внесудеб­ными органами (так называемыми «тройками»). Законами от 1 де­кабря 1934 года и 14 сентября 1937 года был установлен особый по­рядок производства при расследовании террористических актов, ди­версий и вредительства, в результате чего пострадало много ни в чем не повинных граждан. С 1921 года по 1954 год только за контррево­люционные выступления было осуждено 3777380 человек, из них приговорено к расстрелу 642980 человек1.

В целом в данный период никаких важных гуманистических достижений в уголовном судопроизводстве сделано не было.

Серьезные изменения в процесс гуманизации уголовного су­допроизводства внесла вторая мировая война. После окончания вто­рой мировой войны на смену атмосфере нетерпимости ко всему ино­странному, созданной в 30-50-е годы, когда все только советское считалось самым лучшим, в Россию пришла тяга к достижениям ми­ровой культуры и общечеловеческим ценностям. Наши солдаты и офицеры, освобождая страны Европы от фашизма, познакомились с жизнью и бытом других народов, сопоставили их с уровнем развития нашей страны, с культом личности Сталина. После этого в обществе появилась тенденция к раскрепощению личности, к реализации идей гуманизма, в том числе и в уголовном судопроизводстве. Государст-

1 Ляхов Ю.А. Новая уголовно-процессуальная политика. Рос­тов, 1992. С.7.

57

во пошло по пути укрепления законности и усиления гарантий прав граждан и независимости судей. С 1958 года по 1961 год была про­ведена новая кодификация уголовно-процессуального законодатель­ства, которое с различными изменениями является действующим до настоящего времени.

В уголовный процесс вернулись многие прогрессивные поло­жения, заложенные в УУС 1864 года. Они вошли в Основы уголов­ного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 года1 и в УПК РСФСР 1960 года. Кроме того, в указанных документах появился ряд новых достижений. Так, в 1958 году в Основах уголов­ного законодательства впервые было дано понятие потерпевшего: «Потерпевшим признается лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред» (ст.24). Данное определение без изменений вошло в ст. 53 УПК и сохранилось до наших дней. Впервые в уголовном процессе моральный вред стал самостоятельным основанием для признания гражданина потерпев­шим. Эти положения свидетельствуют о том, что законодатель пре­доставил потерпевшему большие возможности отстаивать свои права и законные интересы, честь и достоинство от преступных посяга­тельств. Уголовно-процессуальное законодательство 1958-1960-х го­дов впервые предоставило обвиняемому право пользоваться помо­щью защитника с момента объявления об окончании предваритель­ного следствия и при ознакомлении с материалами дела (ст.201 УПК). Несовершеннолетние обвиняемые и обвиняемые, страдающие физическими и психическими недостатками, получили право на уча-

1 Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Утверждены Законом СССР от 25 декабря 1958 года // Конституция и законы Союза ССР. М., 1983. С.522-537.

58

стие защитника с момента привлечения лица в качестве обвиняемого (ст.49 УПК). Обвиняемый получил право возражать против прекра­щения уголовного дела вследствие акта амнистии, в связи с помило­ванием или за истечением сроков давности в случае, если он считает себя невиновным (п.5 ст.5 УПК).

На протяжении десятилетий в уголовное судопроизводство были введены и многие другие гуманистические положения. Так, на­пример, в 1981 году в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик был введен седьмой раздел «Меры преду­преждения преступлений». Это значит, что уголовно-процессуальное законодательство направлено не только на то, чтобы покарать лицо, совершившее преступление, но и на то, чтобы предотвратить их со­вершение. Предупреждение преступлений входит и в задачи опера­тивно-розыскной деятельности (ст.2 Федерального закона «Об опе­ративно-розыскной деятельности»)1. Позже работа в данном направ­лении была продолжена. Так, Пленум Верховного Суда от 18 апреля 1986 года подчеркнул, что суды должны осуществлять нравственное и правовое воспитание граждан, соблюдать законность и принципы правосудия, исключить случаи необоснованного осуждения граждан, а лиц, виновных в этом, привлекать к ответственности2.

1  Закон «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации»: Федеральный закон Российской Федерации: Принят Го­сударственной Думой 5 июля 1995 года. М., 1996.

2 Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 18 апреля 1986 года. № 7. «О совершенствовании деятельности судов по осу­ществлению правосудия и укреплению законности в свете решений XXVII съезда КПСС» // Сборник постановлений Пленума Верховно­го Суда СССР 1924-1984. М., 1987. С.6-7.

59

Важным фактором гуманизации уголовного процесса нашего государства является использование международных документов. После второй мировой войны с ее ужасами и произволом у народов появилась потребность в создании свода правил, которые оградили бы их от подобных явлений. В 1946 году была создана Комиссия по правам человека Организации Объединенных Наций (в дальнейшем ООН). Туда вошли Великобритания, Франция, Австралия, Бельгия, Советский Союз, Египет, Индия и другие страны. Создание ООН стало одним из итогов второй мировой войны и важнейшим событи­ем, которое повлияло на процесс гуманизации развития человечества в XX веке. В ряде норм Устава ООН за каждым человеком были при­знаны равенство и неотъемлемость его прав, так как они естественно вытекают из достоинства, которое свойственно человеческой лично­сти. Так, в ст.55 Устава ООН говорится о необходимости «содейст­вовать всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основ­ных свобод»1. Многие положения Устава ООН вошли во Всеобщую Декларацию прав человека, в которой были сформулированы права человека на жизнь, свободу и личную неприкосновенность (ст.З), на защиту закона и равенство перед законом (ст.7) и другие. Кроме того, в Декларации сформулирована такая задача, как необходимость спо­собствовать уважению прав и свобод человека, провозглашена обя­занность государств стремиться к осуществлению данных задач пу­тем просвещения и образования.

Положения, изложенные во Всеобщей Декларации прав чело­века, попали в различные международные договоры, например, в

1 Устав Организации Объединенных Наций: Принят 26 июня 1946 года // Права человека: Сборник универсальных и региональных международных документов /Сост. Л.Н. Шестаков. М., 1990. С.26-28.

60

Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 года), в Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод (1950 года), в Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и на­казания (1984 года), в Заключительный акт Совещания по безопас­ности и сотрудничеству в Европе, проходившего в Хельсинки в 1975 году1. Данные соглашения были подписаны многими европейскими странами.

В настоящее время в западноевропейских странах идет про­цесс приведения внутреннего законодательства в соответствие с ме­ждународными нормами. Так, например, появилась Американская конвенция о правах, Африканская хартия прав человека и народов, российская Декларация прав и свобод человека и гражданина (1991 года)2. В результате данной деятельности международные нормы бы­ли закреплены в законодательстве многих государств.

1  Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года // Права человека. Основные международные документы / Ред. Н.В. Глазунова. М., 1989. С.35-60; Конвенция про­тив пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих дос­тоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 года // Там же. С. 106-125; Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 года // Там же. С. 66-96; Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод: принята 4 ноября 1950 года // Права человека: Сборник универсаль­ных и региональных международных документов. М., 1990. С.85-117.

2 Американская конвенция о правах человека // Права человека: Сборник универсальных и региональных международных докумен­тов. М., 1990. С.143-166; Африканская хартия прав человека и наро-

61

Российская Декларация прав и свобод человека и гражданина отразила общепризнанные права и свободы личности и имела боль­шое значение в провозглашении гуманизма основополагающим принципом нашего общества, так как она возвела права и свободы человека, его честь и достоинство в разряд высших ценностей обще­ства и государства. Данная Декларация предоставила международ­ным нормам приоритет перед законами РСФСР (ст.1); ввела запрет на использование пыток, насилия и других действий, унижающих че­ловеческое достоинство (ст.8) и ряд других положений. Все это по­требовало совершенствования уголовно-процессуального законода­тельства.

Автор не считает процесс гуманизации уголовного судопроиз­водства в период перестройки самостоятельным этапом, потому что данные изменения являются составной частью мирового процесса гуманизации, начавшегося во всех странах после второй мировой войны. В нашей стране это произошло с некоторым опозданием по­сле отказа от административно-командной системы, характерной для тоталитарных режимов, и переходом к более демократичному режи­му.

Глобальная гуманистическая революция - важнейшее событие конца XX века. В уголовном судопроизводстве России она воплоти­лась в «Концепции судебной реформы», в проектах УПК, новых ва­риантах Основ уголовного судопроизводства, которые были опубли-

дов // Там же. С. 166-179; Декларация прав и свобод человека и граж­данина: Принята Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 года // Ведомости съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 52. С. 2101-2107.

62

кованы в 1989 -1991 годах1; в Проекте УПК, принятом в первом чте­нии Государственной Думой в 1997 году.

В конце 1980-х - начале 1990-х гг. в УПК 1960 года были вне­сены различные дополнения в соответствии с переменами в обществе и признанием первостепенного значения прав личности. В результате данных изменений были расширены права подозреваемого и обви­няемого на защиту на досудебных стадиях. Так, право на защитника подозреваемому было предоставлено с момента задержания или за­ключения под стражу до предъявления обвинения, а обвиняемому - с момента предъявления обвинения в качестве обвиняемого. При этом обвинение не может быть основано на доказательствах, полученных с нарушением закона (ч.З ст.69 УПК). Суд получил реальное право контролировать законность и обоснованность заключения под стражу в соответствии со ст.2202 УПК. Обвиняемый получил право на рас­смотрение дела единолично судьей, судом присяжных и некоторые другие.

1 Концепция судебной реформы Российской Федерации / Сост. С.А. Пашин. М., 1992; Концепция модельного уголовно-процессуального кодекса для государств - участников СНГ // Ин­формационный бюллетень. 1995. № 8; Модельный уголовно-процессуальный кодекс для государств - участников СНГ // Прило­жение в «Информационному бюллетеню». СПб., 1996. № 10; Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Ос­новы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных респуб­лик. М., 1984; Проект. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Проект публикуется в редакции, представленной Госу­дарственно-правовым управлением Президента РФ // Российская юс­тиция. 1994. № 9. С.2-92.

63

Таким образом, принципиальная особенность новой процес­суальной политики заключается в том, что она ставит в центр уго­ловного процесса личные права и законные интересы граждан. При этом гуманизация судопроизводства осуществляется путем совер­шенствования законодательства и направлена, во-первых, на разви­тие прав участников уголовного процесса, а во-вторых, на укрепле­ние гарантий реализации этих прав. Гуманность становится факто­ром, определяющим отношения между государством и личностью в уголовно-процессуальной деятельности. Старая же система уголов­но-процессуального права была в основном запретительной и кара­тельной, а интересы государства преобладали над интересами лично­сти.

В результате проведенного исследования диссертант пришел к ряду выводов:

1.   Определение понятия процесса гуманизации уголовного судопроизводства следует сформулировать следующим образом:

«Гуманизация уголовного судопроизводства - это историче­ски закономерный процесс внедрения в уголовно-процессуальное за­конодательство общечеловеческих ценностей и гарантий их реали­зации, когда в центр каждого следственного действия и принимае­мого решения ставятся интересы человека, его права и индивиду­альные особенности».

2.   Гуманизация уголовного судопроизводства России - это сложный и длительный процесс, на который наложило отпечаток на­следие прошлых эпох: кровопролитные войны, социалистическая ре­волюция, сталинизм, приводившие к крупнейшим упущениям и ис­кажениям.

3.   Гуманизация уголовного судопроизводства определяется как естественным развитием российского общества, так и достиже-

64

ниями мировой цивилизации. Особенность данного явления на со­временном этапе заключается в том, что в уголовном процессе идет активный поиск путей и средств реализации ранее провозглашенных прав и свобод человека.

4. Этапы внедрения гуманистических ценностей в российское уголовное судопроизводство можно классифицировать следующим образом:

-  этап естественного вхождения гуманистических ценностей в уголовное судопроизводство нашей страны (с древнейших времен до второй половины ХУШ века). Этот этап был результатом эволюци­онного развития общества и государства. Данный процесс протекал крайне медленно. В этот период в судопроизводстве шел процесс вырабатывания нравственных ценностей и их накопления;

- этап распространения и осмысления прогрессивных идей эпо­хи Просвещения в России (вторая   половина ХУШ века - 1864 г.). Начало этого этапа связано с деятельностью Екатерины П. В указан­ный период шла подготовка общественного сознания к воплощению общечеловеческих ценностей в уголовное судопроизводство,   были сделаны первые шаги по их реализации;

-  этап включения в российское законодательство общечелове­ческих ценностей, выработанных западноевропейскими странами в ходе буржуазных революций (1864 - 1917 гг.). Впервые на законода­тельном уровне появилось новое понимание положения личности в российском уголовном судопроизводстве, были введены определен­ные гарантии прав личности при привлечении человека к уголовной ответственности и расследовании преступлений;

- советский период развития России (1917 - 1958-1960 гг.). Он связан с попыткой реализовать идею построения государства трудя-

65

щихся, где гуманистические ценности отражали бы интересы народ­ных масс. Однако опыт показал, что указанные ценности не могут быть осуществлены ради одной части общества в ущерб другой;

- этап активного воплощения гуманистических ценностей в уголовное судопроизводство России (1958-1960 гг. - до настоящего времени). В уголовно-процессуальном законодательстве на первый план выдвигается идея уважения и соблюдения прав личности. Осо­бенность процесса гуманизации на современном этапе заключается в том, что в уголовном судопроизводстве идет активный поиск путей и средств реализации ранее провозглашенных прав и свобод человека.

Изучение этапов процесса гуманизации уголовного судопро­изводства позволяет перейти к рассмотрению вопроса о содержании принципа гуманизма в современном российском уголовном судопро­изводстве.

§ 13. ПРИНЦИП ГУМАНИЗМА В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ  СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИИ

В настоящее время идеи гуманизма проникают во все области жизни общества, в том числе и в уголовное судопроизводство. В рамках настоящего параграфа будут рассмотрены вопросы взаимоот­ношения человека и государства в уголовном процессе, дан анализ положений об общечеловеческих ценностях в данной сфере и опре­делена степень гуманизации уголовного судопроизводства. Следует отметить, что в статье 2 УПК понятия «уголовный процесс» и «уго­ловное судопроизводство» отождествляются. Под ними понимается деятельность всех участников процесса при определяющей роли ор­гана дознания, следствия, прокурора и суда, направленная на возбу-

66

ждение, расследование, судебное рассмотрение и разрешение уго­ловных дел.

Для того чтобы признать гуманизм принципом уголовного процесса, необходимо выяснить, пронизывают ли гуманистические ценности все стороны уголовного процесса, потому что под принци­пом (лат. principium - основа, первоначало) понимается основное правило поведения, которое распространяет свои положения на все явления какой-либо области1. В уголовном процессе под принципом понимается основное правовое положение, определяющее построе­ние всех стадий, форм и институтов судопроизводства и направлен­ное на выполнение поставленных перед ним задач. Если это не будет доказано, то мы сможем говорить только о наличии в некоторых ин­ститутах уголовного судопроизводства гуманистических ценностей, но не о существовании в нем принципа гуманизма.

Существуют различные точки зрения по поводу того, что сле­дует признать гуманизмом в уголовном процессе. Так, Ю.А. Ляхов считает, что под гуманизмом уголовного процесса следует понимать защиту граждан от преступных посягательств и веру в возможность исправления лиц, совершивших преступление2. Другие авторы под гуманизмом понимают признание ценности человеческой личности, охрану ее чести и достоинства, жизни и здоровья3; третьи - равенство всех перед законом4.

1 Философский словарь. С.382.

2 Ляхов Ю.А. Указ. соч. С.25.

3  Епифанов Б.В. Принцип социальной справедливости в уго­ловном праве. Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1993. С. 143.

4  Гуманизм советской Конституции. Лекц. метод, разработка. Материал в помощь лекторам, докладчикам, пропагандистам и руке-

67

По мнению автора, ориентиром в понимании сущности гума­низма в уголовном процессе является идея «естественных прав чело­века» и отношение государства к данным правам. Как уже говори­лось, к естественным правам человека относятся права на свободу, уважение его чести и достоинства, неприкосновенность его личной жизни, жилища и т.д. Указанные права считаются естественными и неотъемлемыми потому, что приобретаются человеком с его рожде­нием, и никто не имеет права на них посягагаЛ Кроме того, общество обязано их уважать.

Однако некоторые авторы не согласны с данной точкой зре­ния и считают, что правом являются только такие нормы, которые закреплены в законе, а все остальное не может называться правом. Поэтому естественное право, незафиксированное в законе, является ложным2. По данному поводу следует заметить, что оба эти заявле­ния по-своему справедливы. Первая точка зрения верна в том смыс­ле, что каждый человек обладает правами, которые даются ему при­родой от рождения. Вторая точка зрения содержит правильное указа­ние на то, что данные права должны иметь социальные гарантии, ко­торые могут быть достигнуты только путем закрепления их в законо­дательных актах.

Воплощение гуманизма в уголовном процессе условно можно разделить на две сферы: правотворчество, то есть закрепление обще­человеческих ценностей в уголовно-процессуальных нормах,  и пра-

водителям групп полит, занятий. М., 1978. С.3-8.

1  Локк Дж. Два трактата о правлении // Соч. В 3 т. М., 1988, Т.З. С.263-270,276-291.

2  История, философия, принципы и методы правозащитной деятельности. С.57.

68

воприменительная деятельность, то есть реализация этих ценностей при осуществлении судопроизводства.

В нормах действующего законодательства широко отражены личные права и свободы граждан. На них основаны принципы уго­ловного процесса. Так, право человека на свободу воплотилось в принципе неприкосновенности личности (ст. 11 УПК); право на жи­лище и личную жизнь - в неприкосновенности жилища, охране лич­ной жизни граждан и тайны переписки (ст. 12 УПК) и т.д. Все указан­ные принципы вошли в Проект УПК и получили более четкое оформление. Кроме того, в указанном Проекте впервые вводятся как самостоятельные принципы уголовного процесса презумпция неви­новности (ст. 15), оценка доказательств по внутреннему убеждению (ст.20), уважение чести и достоинства личности (ст. 10). Однако сам принцип гуманизма в Проекте УПК так и не представлен. По мнению автора диссертации, это серьезное упущение, тем более что принцип гуманизма нашел свое отражение в УК РФ (ст.7 УК РФ), в Законе РСФСР «О милиции» (ст.З)1, в Федеральном законе «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступле­ний» (ст.4)2. Возможно законодатель не стал выделять принцип гу­манизма в самостоятельную норму уголовного процесса потому, что многие принципы судопроизводства и составляют по существу прин­цип гуманизма. Так, например, идея гуманного отношения к челове-

1 Закон РСФСР от 18 апреля 1991 года «О милиции» // Россий­ская милиция. Законы Указы. Постановления (1991-1993 годы). М., 1993. С.3-33.

2 Федеральный закон «О содержании под стражей подозревае­мых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 го­да. № 103-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 1995. № 29. Ст.2759.

69

ку воплотилась в таком уголовно-процессуальном принципе, как пре­зумпция невиновности, согласно которому «каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его винов­ность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором су­да» (ст.49 Конституции РФ). Это значит, что лицо не является винов­ным даже в момент привлечения к уголовной ответственности.

Как уже говорилось, одной из гуманистических ценностей яв­ляется право человека на здоровье. В уголовном процессе данному вопросу также уделяется много внимания. Так, лицам, обладающим психическими или физическими недостатками, гарантируется обяза­тельное участие защитника на предварительном следствии и в суде (ст.49 УПК). Все это свидетельствует о гуманности уголовного про­цесса к гражданам, имеющим проблемы со здоровьем. Кроме того, при наличии у осужденного тяжелой болезни ему дается отсрочка от исполнения приговора до выздоровления (п.1 ч.1 361 УПК). Если тя­желая болезнь препятствует отбыванию наказания осужденным (ин­валидность первой или второй групп, психическое расстройство, воз­никшие во время отбывания наказания), то виновный освобождается от дальнейшего отбывания наказания (ч.1, ч.2 ст.362, ст.3621 УПК).

Государство проявляет особую заботу о семье, детях и пре­старелых. В уголовном процессе это также нашло отражение. Так, например, при избрании меры пресечения наряду с другими обстоя­тельствами учитывается семейное положение обвиняемого (ст.91 УПК). К беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет, кроме случаев, предусмотренных законом, а также к лицам с исключительными семейными обстоятельствами

70

(пожар, смерть единственного кормильца и другие) применяется от­срочка исполнения приговора (п.п.2,3 ч.1 ст.361 УПК).

Однако следует заметить, что проявления гуманизма в уго­ловном судопроизводстве не всегда носят последовательный харак­тер и являются ограниченными. Так, например, отсрочка исполнения приговора не применяется к женщинам, совершившим тяжкое или особо тяжкое преступление против личности и к лицам, приговорен­ным к лишению свободы на срок более пяти лет. Тем не менее, нали­чие в уголовном процессе норм, учитывающих состояние здоровья и семейное положение обвиняемого (осужденного), свидетельствует в целом о его гуманности.

В уголовном судопроизводстве особая забота проявляется о несовершеннолетних. Она выражается в выделении материалов в от­ношении них в отдельное производство (ст.396 УПК); в требовании осуществлять задержание и арест несовершеннолетних обвиняемых только в исключительных случаях (ст.393 УПК); в наличии специ­альных мер пресечения - отдача несовершеннолетнего под присмотр или надзор (ст. 394 УПК); в необходимости участия педагога при производстве допроса несовершеннолетнего (ст.397 УПК); в обяза­тельном участии защитника (ст.49 УПК) и законного представителя (ст.ст.398, 399 УПК); в возможности освобождения несовершенно­летнего подсудимого от наказания и применения к нему принуди­тельных мер воспитательного воздействия (ст.402 УПК). Все это сви­детельствует о повышенном внимании государства к подрастающему поколению.

Уголовный процесс способствует развитию в людях творче­ской активности, формирует в них новые взгляды и убеждения, а также нравственные чувства, например, родительского и гражданско-

71

го долга, собственного достоинства, совести, стыда за поступок, рас­каяния за совершенное преступление и т.д. Как уже говорилось, нравственные взгляды имеют свое значение только через их вопло­щение в деятельности. Уголовный процесс предоставляет гражданам возможность проявить свои лучшие качества, что также свидетельст­вует о последовательности его гуманистической направленности. Например, чувство раскаяния человек проявляет через возможность загладить причиненный вред, чувство уважения собственного досто­инства - через правдивое признание участия в совершении преступ­ления и возложение на себя ответственности за него и т.д.

Показателем гуманности уголовного процесса, по мнению ав­тора, является наличие в нем такого естественного и гуманного пра­ва, как право на общение. Через общение человек осваивает жизнь и накопленный человечеством опыт. Вне общения человек не может развиваться полноценно. Еще Сенека говорил: «Устрани общитель­ность, и ты разорвешь единство человеческого рода, на котором по­коится жизнь человека»1. Согласно ст.ст.46 и 52 УПК подозреваемый и обвиняемый имеют право на свидания не только со своими защит­никами, но и с родственниками и иными лицами, а также на пере­писку с ними. Данное положение подкрепляется наличием норм, ре­гулирующих порядок осуществления переписки и предоставления им свиданий. Эти нормы изложены в Федеральном законе «О содержа­нии под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении пре­ступлений». Однако в Проекте УПК право обвиняемого и подозре­ваемого на свидания и переписку с родственниками и иными лицами не предусмотрено. Возможно, это право стало само собой разумею-

1 Гуманистическая природа социалистических общественных отношений. С.78.

72

щимся для законодателей. Однако, по мнению соискателя, в уголов­но-процессуальном законодательстве его следует сохранить.

В нормах уголовно-процессуального права воплотились не только личные права и свободы граждан, но и их гарантии, напри­мер, осуществление правосудия только судом (ст. 13 УПК), обеспече­ние подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 19 УПК), равенство прав человека и гражданина перед законом и судом (ст. 14 УПК) и другие. В Проекте УПК появились новые гарантии прав че­ловека, которые представлены в виде таких принципов, как свобода обжалования процессуальных действий и решений (ст.24), который позволяет обжаловать любое действие или решение суда, прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя; принцип судебной за­щиты прав и свобод человека и гражданина, согласно которому каж­дому гражданину гарантируется право на рассмотрение его дела тем судом или судьей, в чьей компетенции оно находится, а также судом с участием присяжных заседателей (ст.9). Каждому потерпевшему этот принцип гарантирует компенсацию причиненного ущерба в ус­тановленном законом порядке (ст.9). Введение данной нормы в Про­ект УПК соответствует ст.46 Конституции РФ. Кроме того, такие процессуальные нормы, как попечение о детях, охрана имущества лица, заключенного под стражу (ст.98 УПК) и другие нормы говорят о признании правовой защищенности личности общечеловеческой ценностью, что свидетельствует о воплощении в уголовном судопро­изводстве гуманистических начал.

Чтобы определить степень гуманности уголовного процесса, следует выяснить, соответствуют ли цели, задачи и средства уголов­ного судопроизводства общечеловеческим ценностям. Существуют различные мнения о цели уголовного процесса. Так, А.Ф. Кони в ХГХ

73

веке подчеркивал, что правосудие должно иметь целью воспитывать не только уважение к закону, но и к человеческому достоинству1. В.Е. Квашис видит цель уголовного процесса в искоренении пре­ступности2, СВ. Боботов - в осуществлении правосудия3, П.С. Эль-кинд - в реализации норм уголовно-процессуального права4, Т.Н. Добровольская - в установлении истины5. В ст.2 УПК и ст.6 Проекта УПК указано, что задачи судопроизводства осуществляются с целью справедливого наказания каждого совершившего преступление и чтобы невиновные граждане не были привлечены к уголовной ответ­ственности. По мнению диссертанта, наиболее правильно цель уго­ловного судопроизводства изложил СВ. Боботов, потому что право­судие невозможно без установления истины, без уважения человече­ского достоинства и т.д.

Цель уголовного процесса, по мнению соискателя, является гуманной, потому что для ее достижения должны быть решены не менее гуманные задачи: укрепление охраны прав и свобод граждан, а также интересов общества, осуществление воспитания граждан в ду-

1  Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе (Об­щие черты судебной этики) //  Избр. произв. В 2 т.   T.I. M., 1959. С.58.

2  Квашис В.Е. Гуманизм советского уголовного права. М., 1969. СП.

3  Боботов СВ. Социальный механизм буржуазной уголовной юстиции. С.22-23.

4  Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л., 1976. С.20.

5  Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного про­цесса. М., 1971. С.121.

74

хе уважения и соблюдения законов, быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных лиц, обеспечение правильного применения закона.

Однако мало, чтобы цели и задачи были гуманными сами по себе, необходимо, чтобы они достигались гуманными средствами. Для этого пути и средства достижения целей и задач уголовного про­цесса должны быть нравственными.

Соответствие друг другу целей, задач и средств судопроиз­водства составляют проблему уголовного процесса, которую законо­датель пытается разрешить. Некоторые авторы считают, что нравст­венные ценности в правотворчестве игнорируются и именно это ве­дет общество к правовому нигилизму1. С данной точкой зрения труд­но согласиться. В уголовном судопроизводстве содержится немало норм, наполненных нравственным содержанием. Так, к проведению некоторых следственных действий закон предъявляет нравственные требования. Например, к проведению обыска и выемки (ст. 170 УПК), личного обыска (ст. 172 УПК), освидетельствования (ст. 181 УПК) и другим действиям. В указанных случаях законодатель за­прещает допускать действия, которые унижают достоинство человека или создают угрозу для их здоровья. Должностные лица также обяза­ны обеспечить сохранение в тайне обстоятельства интимной жизни граждан и уважать собственность, не причиняя повреждений дверям и запорам в их помещениях без крайней необходимости.

О гуманном подходе уголовного судопроизводства к способам получения доказательств свидетельствует запрет должностным ли­цам домогаться показаний от участников процесса путем насилия,

1 Демократия и законность: проблемы развития и соотношения /Ред. колл. Л.П. Рожкова и др. Самара, 1991. С.147-148.

75

угроз и других незаконных мер (ч.З ст.20 УПК). На нравственных нормах основан также самоотвод должностных лиц и присяжных за­седателей при расследовании и разрешении уголовных дел (ст.ст.61, 63, 64, 438 УПК), потому что только совесть может побудить челове­ка заявить самоотвод, если он знает, что определенные обстоятельст­ва могут повлиять на его беспристрастность и объективность.

Важным показателем гуманности уголовного судопроизводст­ва является наличие в его нормах нравственных ценностей. Многие авторы утверждают, что уголовный процесс базируется на нормах нравственности1. Из всего сказанного следует сделать вывод, что за­кон требует, чтобы гуманные цели уголовного судопроизводства осуществлялись гуманными средствами.

Необходимо отметить, что между нормами права и нормами нравственности в уголовном судопроизводстве существует нераз­рывная связь. Нравственность представляет собой моральное право в виде долженствования, неписаного закона, в то время как право ре­гулирует поведение людей посредством установившихся в обществе определенных норм, зафиксированных в законе. В настоящее время все больше встает вопрос о необходимости включения нравственных норм в содержание правовых норм, чтобы усилить их значимость. Однако некоторые авторы категорически против такой идеи. Так, М.С. Строгович считает, что было бы ошибкой пытаться разработать систему нравственных норм, используемых в уголовном производст-

1 Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Этика уголовного процесса. Воро­неж, 1993, С.43; Похмелкин В.В. Принцип гуманизма и уголовно-правовое принуждение // Правовое принуждение в борьбе с преступ­ностью. М., 1989. С.4-12.

76

ве, независимо от уголовно-процессуальных правовых норм . М.С. Строгович совершенно прав, что все процессуальные нормы должны основываться на нормах нравственности. Диссертант полагает, что гуманистические ценности должны быть введены в уголовное судо­производство в виде самостоятельных правовых норм, чтобы всякий человек мог не выискивать гуманный смысл правил проведения, на­пример, различных следственных действий, а сослаться на конкрет­ную статью и заявить о ее нарушении. Кроме того, нравственные требования, составляющие суть гуманного отношения государства в лице его должностных лиц к участникам судопроизводства, находят­ся в различных статьях УПК. Так, например, запрет применять наси­лие предусмотрен только при проведении допроса (ч.З ст.20 УПК), а требование обеспечивать достоинство личности - при производстве освидетельствовании (ст. 181 УПК). В связи с этим представляется целесообразным ввести в УПК статью, в которой нравственные тре­бования будут сформулированы применительно ко всем следствен­ным действиям. Соискатель предлагает сформулировать такую ста­тью в следующей редакции:

«Каждый имеет право на вежливое обращение, уважитель­ный тон и отсутствие предвзятого отношения при осуществлении уголовно-процессуальной деятельности.

Запрещаются действия, опасные для жизни и здоровья гра­жданина. Никто не должен подвергаться пыткам, а также жес­токому, бесчеловечному, унижающему его честь и достоинство об­ращению или наказанию.

Никто не имеет права разглашать обстоятельства интим­ной жизни гражданина, выявленные при производстве по уголовному

1 Проблемы судебной этики. М. 1974. С.ЗО.

77

делу.

Запрещаются действия, влекущие повреждение имущества гражданина, кроме случаев, вызванных необходимостью».

Диссертант хочет обратить внимание именно на общечелове­ческий характер данных требований. Это обусловлено тем, что в них нет деления на нормы, касающиеся профессиональной этики долж­ностных лиц, и нормы, относящиеся к остальным гражданам. По мнению автора, общечеловеческие ценности должны лежать в уго­ловно-процессуальном законодательстве не «в уме» законодателя, не в воздухе и не между строк сформулированных правил, а в реально существующих законодательных нормах, так как именно на их осно­ве решаются вопросы жизни, свободы и чести человека.

Однако не во все следственные действия заложены нравст­венные начала. Например, закон не регламентирует, какие приемы могут использоваться должностным лицом при проведении допроса. Поэтому иногда тактика допроса строится на безнравственных осно­вах, на что указывают некоторые авторы. Так, Д.П. Котов пишет о недопустимости использования «психологических ловушек», считая их безнравственными приемами ведения допроса, потому что допра­шиваемое лицо вводится в заблуждение. Л.Д. Кокорев ставит вопрос о нравственности источника или способа получения доказательств. Он считает, что если свидетель узнал о каком-то факте в результате прочтения чужого письма или подслушивания телефонного разгово­ра, то судья должен указать ему на безнравственность такого поступ­ка, а не использовать информацию в качестве доказательства1. Дан­ные точки зрения являются совершенно правильными. Их существо­вание говорит о том, что в обществе все настойчивее выдвигается

1 Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Указ. соч. С.57,102-103.

78

требование соответствия средств уголовного процесса его гуманной цели. А.П. Дербенев считает эту задачу не только служебным, но и моральным долгом следователя1.

Важной проблемой в исследовании степени гуманности уго­ловного судопроизводства является вопрос о шкапе нравственных ценностей, то есть, какие нравственные ценности при разрешении конфликтных ситуаций приносятся в жертву другим. М.С. Строгович высказывается категорически против установления «иерархии ценно­стей», он подчеркивает, что нельзя нарушать нравственные нормы ради достижения каких-либо целей, как это иногда допускается за­коном2. Тем не менее шкала ценностей существует, и в уголовном процессе мы сталкиваемся с ней постоянно. Так, например, сущест­вует требование проведения обыска только при наличии санкции прокурора. В то же время закон разрешает проводить обыск без санкции прокурора «в случаях, не терпящих отлагательства» (п.З ст. 168 УПК). Первое правило направлено на охрану права человека на неприкосновенность жилища, второе - на раскрытие преступле­ния, которого возможно и не существует. Безусловно, практика идет по второму пути, что свидетельствует о недостаточном уважении го­сударства и его органов к правам граждан. В связи с этим многие ав­торы считают, что нравственные ценности должны иметь приоритет над мотивами целесообразности и что уголовный процесс должен стать средством защиты, а не средством борьбы3. Соискатель в целом

1 Дербенев А.П. Деятельность следователя МВД по предупре­ждению преступлений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1969. С.18-19.

2 Проблемы судебной этики. С.25-26.

3  Лившиц В., Прошкин Л. Процессуальный гуманизм и инкви-

79

согласен с указанной точкой зрения. Однако он полагает, что нрав­ственные ценности и интересы целесообразности могут совпадать. Предложения диссертанта, направленные на разрешение указанной проблемы, будут сделаны ниже.

Идеи гуманизма в уголовном судопроизводстве распростра­няются не только на процессуальные нормы, но и на уголовно-процессуальные отношения. Действительно, отношения, которые складываются между участниками уголовного процесса, регулиру­ются не только правовыми нормами, но и нормами нравственности. Именно нормы нравственности, заложенные в сознании следователя, влияют на его поведение и манеру общения с участниками уголовно­го процесса.

Всем известно, что гуманизм включает в себя такое понятие, как справедливость. В уголовном процессе справедливость является одним из основных понятий. Великий гуманист Д. Дидро писал, что «справедливость относится к правосудию, как причина к следствию, и что правосудие является не чем иным, как выражением справедли­вости»1.

Существуют разные точки зрения о справедливости. Так, Д.П. Котов считает, что справедливость в уголовном процессе заключает­ся в неотвратимости уголовной ответственности для виновных лиц; в защите граждан от необоснованных привлечений к уголовной от­ветственности; в их полной реабилитации и возмещении им ущерба за причиненный вред; в обеспечении прав и законных интересов всех участников уголовного процесса, а также интересов общества; в со-

зиция // Социалистическая законность. 1990. № 1. С.39.

1 Дидро Д. Энциклопедия, или Толковый словарь наук, ис­кусств и ремесел // Избр. произв. М.-Л., 1951. С.348.

80

ответствии тяжести совершенного преступления и личности подсу­димого избранной ему мере наказания. Это суждение обращает вни­мание на объективную сторону справедливости1. Существует точка зрения, что в уголовном процессе справедливость заключается в со­ответствии между правами и обязанностями человека2. Так, напри­мер, справедливость требует, чтобы за каждое преступление винов­ное лицо понесло заслуженное наказание. Указанные взгляды отра­жают стремление к объективному критерию справедливости. Однако некоторые авторы делают акцент на субъективном понимании спра­ведливости. Так, Н.К. Петровский считает, что у каждого участника уголовного процесса имеется свое представление о справедливости: для потерпевшего - это защита его попранных прав, для подсудимо­го - определение степени его вины и меры наказания3. Следует отме­тить, что Н.К. Петровский прав в том смысле, что справедливость не может быть абстрактным понятием, она всегда конкретна. Поэтому одно и то же решение в одной ситуации может быть справедливым, а в другой - нет. В результате проведенного нами исследования уста­новлено, что 51,4 % участников уголовного судопроизводства допус­кают ситуацию, при которой приговор считают справедливым и по­терпевший и подсудимый. Среди них 41 % прокуроров, 38 % следо­вателей, 56 % судей, 77 % адвокатов, 45 % осужденных. При этом 66

1 Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Указ. соч. С.30-31.

2 Принцип справедливости при осуществлении правосудия по уголовным делам: Межвузовский тематический сб. науч. трудов // Ред. коллегия: В.П. Нажимов и другие.   Калининград, 1990. С.7.

3 Петровский Н.К. Вердикт присяжных заседателей и его соци­ально-правовые последствия: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1998. С.47.

81

% опрошенных осужденных считают назначенное им наказание не­справедливым. Указанные цифры свидетельствуют о том, что при вынесении приговора необходимо учитывать как объективный, так и субъективный факторы справедливости. И если одна сторона процес­са признает приговор справедливым, а другая - нет, то вряд ли его можно будет назвать справедливым в полном смысле слова.

Для того, чтобы решения были справедливыми, они должны быть оценены как с правовой точки зрения, так и с нравственной. В действующем законодательстве до сих пор нет указания на то, что приговор должен быть справедливым (ст.301 УПК). В Проекте УПК вводится требование справедливости к разрешению уголовного дела (ст.81) и к постановлению приговора (ст.344). Однако самостоятель­но принцип справедливости в Проекте УПК не представлен. Соиска­тель считает такой подход необоснованным, потому что справедли­вость является общечеловеческой категорией и составляет один из главных гуманистических принципов уголовного процесса, ибо без справедливости правосудие существовать не может. По этой причине целесообразно справедливость включить в перечень принципов уго­ловного процесса как составляющее звено принципа гуманизма.

Для соблюдения принципа справедливости, исследуя обстоя­тельства дела и принимая решения, следователь, лицо, осуществ­ляющее дознание, прокурор и судья должны обладать беспристраст­ностью и непредвзятостью. Беспристрастность должностного лица в уголовном процессе проявляется в первую очередь в тактичном об­ращении со всеми участниками уголовного процесса, в удовлетворе­нии всех обоснованных ходатайств, в спокойном и корректном тоне как при обращении к обвиняемому, так и к потерпевшему, во внима­тельном выслушивании показаний и т.д. Конечно, должностное лицо,

82

осуществляющее уголовное судопроизводство, испытывает состра­дание к потерпевшему, возмущается неправомерным поведением об­виняемого. Тем не менее способность к сочувствию и состраданию всегда должны быть присущи должностному лицу. Равнодушие и безучастное отношение к обвиняемым и потерпевшим свидетельст­вуют о душевном огрублении, об утрате нравственных чувств, о про­фессиональной деформации такого лица. Однако эмоции не должны перехлестывать через край и мешать беспристрастному принятию решений. Должностному лицу необходимо уважать и соблюдать пра­ва участников уголовного процесса, предоставленные им законом.

Следует заметить, что обвиняемый, как и всякий живой чело­век, очень нуждается в уважительном с ним обращении. Действи­тельно, если говорить о том, что преступник - не человек, то можно зайти в тупик, рассуждая о том, кто же вообще достоин уважения, и может случиться так, что уважать окажется некого, так как у каждого свои недостатки. Совершение человеком преступления не означает, что отныне он должен стать изгоем общества. Как правило, боль­шинство лиц, впервые совершивших преступление, искренне раскаи­ваются в нем и надеются на понимание и снисхождение, то есть на гуманное к себе отношение, и только, не встретив его, они озлобля­ются и сами вычеркивают себя из полноценной жизни общества. В связи с этим у обвиняемых особенно необходимо поднимать уровень усвоения нравственных ценностей.

Гуманность государства по отношению к человеку заключает­ся также во взаимной ответственности каждого из них. В уголовном процессе государственная власть равна перед законом в той же мере, что и отдельный гражданин. Так, органы и должностные лица, осу­ществляющие уголовное судопроизводство, несут ответственность

83

перед человеком за незаконное привлечение к уголовной ответствен­ности (ст.299 УК), задержание, заключение под стражу или содержа­ние под стражей (ст.301 УК), неправосудный приговор, решение или иной судебный акт (ст.305 УК), так как это причиняет тяжелый мо­ральный вред личности и обществу в целом. Перечисленные решения свидетельствуют о небрежном и даже преступном отношении к мо­ральным ценностям, в то время как охрана этих ценностей входит в обязанности органов, осуществляющих уголовный процесс.

Гуманизм уголовного судопроизводства заключается также в функциях, которые он осуществляет. Для него характерны следую­щие функции: воспитательная, профилактическая, регулирующая уголовно-процессуальные отношения и другие.

В пределах настоящей работы мы не можем рассмотреть все функции уголовного процесса, поэтому остановимся только на вос­питательной задаче уголовного судопроизводства (ст.2 УПК). Иссле­дованием данной проблемы занимались многие авторы1. Так, амери­канский профессор Л. Уайнреб считает, что «в функции уголовного процесса как такового не входит наказание или перевоспитание пре­ступников либо предупреждение преступлений»2. С данной позицией трудно согласиться, потому что ни одно общение человека с кем бы то ни было, не остается для него бесследным. Это значит, что уча­стие в уголовно-процессуальной деятельности оказывает на обви-

1  Человек   перед   судом. Воспитательное значение судебных процессов по уголовным делам: Сб. статей. Л., 1965; Поляк А. Воспитательная роль выступления адвоката в суде // Советская юс­тиция. 1985. № 5. С.23-24.

2 Гуценко К.Ф. Основы уголовного процесса США. М., 1993. С.З.

84

няемого определенное воздействие. Именно от судьи, следователя, прокурора и лица, осуществляющего дознание, зависит, какое влия­ние окажет на обвиняемого привлечение к уголовной ответственно­сти. Данное обстоятельство необходимо учитывать и использовать при осуществлении этими должностными лицами воспитательной функции уголовного судопроизводства.

Воспитательный характер уголовного процесса является важ­ным показателем его гуманности, потому что свидетельствует о вере в человека, совершившего преступление, в возможность его возвра­щения к нормальной жизнедеятельности, в возложении на него от­ветственности за свои поступки, что должно повышать уровень само­уважения личности. В правовой литературе существует немало работ, посвященных исправлению и перевоспитанию лиц, совершивших преступление1.

При рассмотрении данной проблемы необходимо обратить внимание на то, что в педагогике существуют четыре основных ме­тода воспитания: убеждение, поощрение, принуждение и наказание. В уголовном процессе присутствуют все эти методы.

1 Гуманизм советской исправительно-трудовой политики. Лекц. метод, разработка. Материал в помощь лекторам, докладчикам, про­пагандистам и руководителям групп политических занятий. М., 1978; Петков В.П. Личность рецидивистов старших возрастов и осо­бенности карательно-воспитательного воздействия на них в ИТУ: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1992; Личность преступников и индивидуальное воздействие на них / Ред. колл.: Ю.М. Антонян и другие. М., 1989; Быстрицкий И.Н. Система правового воспитания подростков в условиях спецучреждения: Автореф. дис. ... канд. пед. наук. М., 1986.

85

Так, например, метод убеждения применяется при разъясне­нии человеку его процессуальных прав и обязанностей, при допросе несовершеннолетнего, не достигшего шестнадцати лет, когда объяс­няется необходимость давать правдивые показания. Разъяснение уча­стнику судопроизводства его прав (на защитника, на отвод следова­теля, на подачу жалоб и т.д.) имеет важное воспитательное значение. После такого разъяснения многие лица испытывают большее доверие и уважение к правоохранительным органам и к закону.

В уголовном судопроизводстве имеются также проявления методов поощрения. Например, прекращение уголовного дела в свя­зи с деятельным раскаянием (ст. 7 УПК), прекращение уголовного дела за примирением с потерпевшим (ст.9 УПК). Однако 50,6 % оп­рошенных нами участников уголовного судопроизводства считают, что основания для прекращения дел необходимо расширить. Соиска­тель поддерживает данную точку зрения и ниже изложит свои пред­ложения по данному вопросу.

Метод принуждения находит свое выражение в ходе приме­нения мер процессуального принуждения, ограничивающих права и свободы граждан (проведение обыска, освидетельствования и других следственных действий). Автор диссертации полагает, что методы принуждения должны применяться только в том случае, если лицо не выполняет своих процессуальных обязанностей.

Метод наказания в судопроизводстве используется в виде процессуальных санкций за нарушение гражданами своих процессу­альных обязанностей. Например, если обвиняемый нарушает условия избранной ему меры пресечения, то она изменяется на более строгую (ст.101 УПК).

86

К сожалению, методы принуждения и наказания в уголовном процессе являются основными. Некоторые авторы утверждают, что принудительные меры процессуального характера должны приме­няться должностными лицами только в случае необходимости, а ина­че их использование свидетельствует об отсутствии уважения к чело­веку1. Диссертант полностью согласен с данной точкой зрения и счи­тает, что указанные методы следует использовать только после того, когда должностное лицо убедилось на практике, что методы убежде­ния и поощрения не действуют.

Однако в Проекте УПК слово «воспитание» из задач уголов­ного процесса удаляется. Вместо этого уголовный процесс должен всего лишь «способствовать» созданию уважительного отношения к праву (ст.6). Это положение свидетельствует об отступлении законо­дателя от воспитательной функции уголовного процесса. Соискатель полагает, что исключение из судопроизводства идеи воспитания че­ловека никак нельзя расценить как гуманное решение, и предлагает сохранить в уголовно-процессуальном законодательстве воспита­тельную задачу уголовного процесса.

В связи с этим автор диссертации предлагает ввести в уголов­но-процессуальное законодательство норму, которая закрепит вос­питательную функцию уголовного судопроизводства и методы ее осуществления: убеждение, поощрение, принуждение и наказание. В данной статье должна быть отражена иерархия использования ука­занных методов. Первоначально гражданину следует разъяснить его права и обязанности, пояснив необходимость их соблюдения, затем предоставить возможность их осуществить и поощрить в случаях, предусмотренных законом. При нарушении лицом своих обязанно-

1 Ляхов Ю.А. Указ. соч. С.26.

87

стей, следует обратиться к методам принудительного исполнения им предъявленных требований. Методы наказания должны применяться к лицу только в тех случаях, если оно уклоняется от соблюдения сво­их обязанностей в принудительном порядке. Таким образом, начи­нать воспитательную деятельность следует с предоставления лицу возможности добровольно осуществлять свои процессуальные обя­занности. Это позволит разумно сочетать в уголовном судопроизвод­стве все указанные методы и будет способствовать осуществлению воспитательной функции уголовного процесса.

Безусловно, автор осознает, что предложенный им подход к использованию методов воздействия на участников судопроизводст­ва требует серьезных изменений не только в законодательстве, но и в сознании общества. Однако указанный подход является не только гуманным по отношению к человеку, но и перспективным для по­строения правового государства в России, потому что методы убеж­дения и поощрения гораздо сильнее воздействуют на человека, чем принуждение и наказание.

Необходимо признать, что не все процессуальные средства, направленные на воспитание граждан в духе уважения и соблюдения законов и правил человеческого общежития, являются гуманными. Так, в уголовно-процессуальном законодательстве существует поло­жение, позволяющее суду в целях повышения воспитательного воз­действия приговора направлять его копию по месту работы, учебы или жительства осужденного (ч.4 ст.359 УПК). Негуманность такой нормы заключается в том, что на практике направление приговора в места, где проходит жизнедеятельность осужденного, нередко при­водит не к перевоспитанию гражданина, а к его выживанию из дан­ного коллектива, чтобы «мало ли чего не вышло». В Проекте УПК

88

указанное положение упразднено (ст.453), что имеет большое значе­ние для гуманизации уголовного судопроизводства.

Известно, что при воспитании следует делать упор на лучшие качества человека, стараться их развивать, а свои плохие стороны каждый сам пытается исправлять самостоятельно. Действительно, очень трудно изменить что-либо в человеке без его личного желания и участия.

В уголовном процессе существуют нормы, ориентирующие должностных лиц на лучшие качества человека. Так, например, право потерпевшего примириться с обвиняемым до вынесения приговора позволяет ему проявить такое гуманное качество, как милосердие. Кроме того, многие нормы УПК рассчитаны на совесть участников уголовного процесса (право самоотвода, принятие решения на основе внутреннего убеждения и другие) По мнению автора, закон должен предоставить возможность проявлять гуманность по отношению друг к другу всем участникам уголовного процесса: потерпевшему, свиде­телю и т.д. Как это будет выражаться, в чем заключаться, следует подумать, а иначе никогда мы не сможем говорить о подлинной ак­тивности и творчестве личности в уголовном процессе. На сегодняш­ний день роль каждого заинтересованного участника судопроизвод­ства сводится к пользованию своими правами, отстаиванию своих интересов и выполнению возложенных на него обязанностей, то есть он может проявить человечность только по отношению к себе. По мнению автора, необходимо найти золотую середину, которая позво­лит участникам уголовного процесса проявлять творческую гуман­ность не только к себе, но и к другим липам. Свои предложения по данному поводу соискатель изложит во второй главе диссертации.

89

Рассмотрение состояния гуманистических ценностей в судо­производстве позволяет признать, что они пронизывают все стороны уголовного процесса, являются основой его институтов и принципов, заключены в характере взаимоотношений между участниками судо­производства и в процессуальных действиях. Гуманистические цен­ности воплотились также в целях, задачах и средствах уголовного процесса. При этом необходимо отметить, что гуманизм в уголовном судопроизводстве имеет свою специфику. С одной стороны - это принцип деятельности государственных органов и должностных лиц, с другой стороны, - это заложенные в нормах уголовно-процессуального права нравственные ценности.

Исходя из всего сказанного, автор диссертации приходит к выводу, что принцип гуманизма в уголовном судопроизводстве имеет многостороннее воплощение. Поэтому его необходимо включить в уголовно-процессуальное законодательство наравне с другими прин­ципами. В связи с этим соискатель предлагает сформулировать дан­ный принцип следующим образом:

«Принцип гуманизма в уголовном судопроизводстве пред­ставляет собой требование решать задачи правосудия и расследо­вания преступлений нравственными методами, которые преду­сматривают построение взаимоотношений между участниками уголовного процесса на основе уважения, охраны и соблюдения прав, свобод и законных интересов личности».

Таким образом, рассмотрение теоретических аспектов гума­нистических начал уголовного судопроизводства обеспечивает воз­можность перейти к анализу вопросов практического воплощения принципа гуманизма в российском уголовном процессе.

90

Глава II

РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА ГУМАНИЗМА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

§ 2.1. РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА ГУМАНИЗМА В ПРАВОВОМ СТАТУСЕ УЧАСТНИКОВ СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

Исследование гуманистических начал в уголовном процессе показало, что наиболее ярко принцип гуманизма реализуется в про­цессуальном статусе участников судопроизводства и в сфере приме­нения мер процессуального принуждения. Поэтому в диссертации крайне важно изучить вопрос о гуманистических началах правового статуса участников уголовного судопроизводства. Диссертант счита­ет целесообразным провести такое исследование методом сравни­тельного анализа прав и обязанностей его участников, потому что только через сравнение можно определить, насколько гуманно по­ложение каждого из них.

Существуют различные подходы к классификации участников судопроизводства1. В задачи настоящей работы не входит рассмот­рение данных классификаций. Соискатель придерживается точки зрения И.В. Тыричева, который делит всех участников судопроиз­водства на три основных группы: 1) государственные органы и должностные лица, осуществляющие уголовно-процессуальную дея­тельность; 2) лица, защищающие свои или представляемые права и

1 Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуаль­ные функции. М., 1986. С.25, 38; Шейфер С.А. Следственные дейст­вия. Система и процессуальная форма. М., 1981. С.72-73.

91

интересы; 3) иные лица, не заинтересованные в результатах дела и способствующие установлению истины1.

Принимая во внимание, что в пределах данной работы нет возможности подробно рассмотреть правовой статус всех участников уголовного судопроизводства, автор остановится только на тех из них, которые в наибольшей степени нуждаются в охране государст­вом своих прав и законных интересов. К ним относятся подозревае­мый, обвиняемый, защитник, потерпевший, гражданский истец, гра­жданский ответчик и их представители. Необходимо отметить, что указанная группа лиц наделена различными правами и обязанностя­ми на каждой стадии уголовного судопроизводства. Однако исследо­вать все стадии в пределах данной работы не представляется воз­можным. В связи с этим автор рассмотрит правовой статус указан­ных лиц только в стадии предварительного следствия и судебного разбирательства, так как они являются самыми значительными среди остальных стадий уголовного судопроизводства.

Стадия предварительного расследования - это вторая стадия уголовного процесса, которая следует после возбуждения уголовного дела. Она получила свое название потому, что ее решения и выводы носят по отношению к судебному разбирательству предварительный характер, так как суд самостоятельно проверяет и исследует ранее собранные доказательства и принимает решение по делу. На стадии предварительного расследования, осуществляемой под надзором прокурора, органы дознания и предварительного следствия собира­ют, закрепляют и исследуют доказательства с целью установления события преступления, лиц, его совершивших, характера и размера

1 Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. ПАЛупинской. М., 1995. С.45-49.

92

причиненного ущерба и иных имеющих значение для дела обстоя­тельств.

При изучении вопросов, связанных с положением личности в уголовном процессе, многие авторы на первое место ставят обви­няемого (подозреваемого, подсудимого, осужденного)1. Однако, по мнению диссертанта, с точки зрения гуманизма наиболее важной фигурой в уголовном процессе должен считаться потерпевший, так как именно ради него осуществляется вся уголовно-процессуальная деятельность, он является лицом, пострадавшим от преступления, ему следует возместить причиненный ущерб. Потерпевшим является лицо, которому причинен хотя бы один из трех видов ущерба: мо­ральный, физический или материальный (ст.53 УПК). В связи с этим соискатель считает несправедливым тот факт, что потерпевший сто­ит в уголовно-процессуальном законодательстве после обвиняемого (ст.46 УПК) на четвертом месте (ст.53 УПК). В Проекте УПК зако­нодатель пошел по старому пути решения данного вопроса (ст. 41 и ст. 49). О несправедливости второстепенного положения потерпев­шего в уголовном процессе говорят многие авторы2. Так, например,

1 Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. М., 1973. С.З; Никулин П., Садовский В. Укреплять право­вые гарантии защищенности личности // Социалистическая закон­ность. 1988. № 12. С.28-30; Бычков В.Ф. Принципы гуманизма в во­просах исполнения предварительного заключения под стражу // Про­блемы гуманизации исполнения уголовных наказаний / Ред. колле­гия: А.В. Маслихин, А.И. Васильев, А.А. Лакеев и др. Рязань, 1990. С.67-73.

2 Громыко А., Фирдман А. Нарушаются права потерпевших // Законность. 1997. № 11. С.38-40; Любичева С. Защита потерпевше-

93

Г. Овчаренко подчеркивает, что, стремясь к гуманизации уголовного процесса, следует в первую очередь защищать не преступников, а потерпевших1. Диссертант полностью согласен с данной точкой зре­ния и предлагает поставить в УПК норму о потерпевшем на первое место. Из опрошенных нами лиц такого же мнения придерживаются 54 % прокуроров, 54 % следователей, 37 % судей, 58 % адвокатов и только 8 % осужденных. Позиция последней группы лиц объясняет­ся их личной заинтересованностью в разрешении указанного вопро­са.

Проект УПК позволяет признавать потерпевшим и юридиче­ское лицо (ст.49). Это норма имеет большое значение, потому что она расширяет права юридических лиц на защиту своих интересов, за которыми стоят конкретные граждане.

Гражданским истцом в уголовном процессе является физиче­ское или юридическое лицо, которое в результате преступления по­несло материальный ущерб и предъявило требование об его возме­щении. Долгое время нельзя было подавать гражданский иск о воз­мещении причиненного преступлением морального вреда. С восста­новлением института частной собственности это практикуется все чаще2. Возможность возмещения морального вреда нашло отраже­ние в уголовно-процессуальном законодательстве (ст.51 Проекта УПК). Данная норма уже давно действует в Гражданском кодексе РФ(ст.151).

го от преступления: правовые аспекты // Уголовное право. 1998. № 1.С.63-66.

1 Излагается по кн.: Ляхов Ю.А. Указ. соч. С.27.

2 Казанцев В., Коршунов Н. В каких случаях компенсируется моральный вред? // Российская юстиция. 1998. № 2. С.40.

94

Гражданскими ответчиками в уголовном судопроизводстве могут быть физические и юридические лица, которые несут матери­альную ответственность за причиненный обвиняемым ущерб (ст. 5 5 УПК). Наличие института гражданского ответчика является гаранти­ей осуществления права гражданского истца на возмещение причи­ненного ему ущерба.

В действующем законодательстве подозреваемым является лицо, которое задержано в установленном законом порядке или к ко­торому применена мера пресечения до предъявления обвинения (ст.52 УПК). Некоторые авторы указывают на оскорбительность на­хождения лица в подозрении, особенно в случаях, когда лицо не со­вершало преступление, но вынуждено испытывать душевные стра­дания в связи с выдвинутыми против него подозрениями1. В Проек­те УПК к указанным основаниям признания лица подозреваемым добавлено еще одно: «Подозреваемым признается лицо, в отноше­нии которого, на основаниях и в порядке, установленных законом, в связи с подозрением в совершении преступления возбуждено уго­ловное дело» (ст.42 Проекта УПК). Указанная норма наделяет по­дозреваемого соответствующими правами с самого начала уголовно­го судопроизводства и тем самым гарантирует ему право на защиту. Безусловно, это улучшает положение подозреваемого в уголовном процессе.

Обвиняемым признается лицо, в отношении которого выне­сено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого. Од­нако данное лицо не считается виновным до тех пор, пока оно не бу­дет признано таковым судом в установленном законом порядке. Ука­занная позиция законодателя является гуманной, потому что она со-

Москалькова Т.Н. Указ. соч. С.21.

95

ответствует принципу презумпции невиновности и стоит на страже интересов обвиняемого .

Защитником является лицо, которое осуществляет защиту прав и законных интересов подозреваемого, обвиняемого, подсуди­мого, осужденного и оправданного. Согласно действующему зако­нодательству в стадии предварительного расследования защитником может быть адвокат по предъявлении им ордера юридической кон­сультации, представитель профессионального союза или другого общественного объединения, являющийся защитником, по предъяв­лении им соответствующего протокола и документа, удостоверяю­щего его личность (ст.47 УПК). В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 1997 года указывается, что в качестве защитника в стадии предварительного расследования мо­жет участвовать только адвокат2. По мнению соискателя, такое по­ложение следует подвергнуть критике. При решении данного вопро­са Конституционный Суд не учел тенденцию к расширению свободы выбора для участников уголовного судопроизводства. Указанное решение ограничивает право обвиняемого3 иметь такого защитника, какого он захочет. В Проекте УПК предусмотрено, что защитниками

1 Проблемы судебной этики. С.70.

2  Постановление Конституционного Суда Российской Федера­ции по делу о проверке конституционности; части четвертой статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и СВ. Абрамова от 28 января 1997 года // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1997.№1.С.25-30.

3  Здесь и далее имеется в виду обвиняемый, подозреваемый,

i подсудимый и осужденный, если иное не оговорено особо.

96

на всех стадиях уголовного процесса могут быть как адвокаты, так и их близкие родственники, законные представители, представители профсоюзов и других общественных организаций (ст.44). Таким об­разом, в стадии предварительного расследования расширяется воз­можность обвиняемого иметь избранного им защитника.

Представителями потерпевшего, гражданского истца и граж­данского ответчика являются лица, которые представляют законные интересы указанных лиц. Ими могут быть как адвокаты, так и близ­кие родственники или иные лица (ст.56 УПК). Следует заметить, что права защитника обвиняемого шире прав представителя потерпев­шего, гражданского истца и гражданского ответчика. В соответствии с законом представитель указанных лиц наделяется такими же пра­вами, как и граждане, интересы которых он представляет. Это зна­чит, например, что представитель потерпевшего не может знако­миться с протоколами следственных действий, в которых ранее уча­ствовал сам потерпевший (ст.56 УПК). Между тем представители потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика факти­чески так же защищают интересы этих лиц, как и защитник - интере­сы обвиняемого. Думается, что представители каждой стороны уго­ловного процесса должны обладать равными правами. Безусловно, речь идет не о теоретическом, а юридическом процессуальном ра­венстве между ними. В связи с этим диссертант предлагает создать единый правовой статус защитника и представителя независимо от того, чьи интересы он выражает. Наличие в уголовном судопроиз­водстве института представителей и защитников свидетельствует о гуманности государства как к подозреваемому и обвиняемому, так и к потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику.

97

Представитель и защитник помогают указанным лицам отстаивать свои права и законные интересы наилучшим образом.

Автор диссертации предлагает все права рассматриваемых участников стадии предварительного расследования условно разде­лить на три группы: 1) права, связанные с осведомленностью лица о состоянии и движении дела; 2) права, связанные с участием лица в производстве по делу; 3) права, позволяющие лицу выражать свое отношение к уголовно-процессуальной деятельности и помогающие ему защищать свои законные интересы.

Рассмотрим первую группу прав и соотнесем ее с такой гума­нистической идеей, как право человека на знания. В соответствии с действующим законодательством все лица вправе знакомиться с протоколами тех следственных действий, в которых они участвовали (ст.141 УПК). Кроме того, подозреваемый имеет право знать, в чем он подозревается, обвиняемый - в чем он обвиняется, а также знако­миться с постановлением о назначении экспертизы и заключением эксперта (ст. 185 УПК).

Защитник обвиняемого и подозреваемого может знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пре­сечения, с протоколами следственных действий, которые производи­лись с участием подозреваемого, обвиняемого или самого защитни­ка, с документами, которые предъявлялись или должны предъяв­ляться указанным лицам, с материалами, которые направляются в суд в подтверждение законности и обоснованности применения к ним меры пресечения в виде содержания под стражей, а по оконча­нии предварительного следствия и дознания - со всеми материалами дела.

98

Потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, обвиняемый и его защитник вправе знакомиться с материалами дела по окончании предварительного следствия. Одна­ко гражданский ответчик и его представитель могут знакомиться с материалами дела только в пределах иска, а не в полном объеме (ст.200 УПК). Соискатель полагает, что такое ограничение не соот­ветствует интересам этих лиц, так как при этом уменьшается их воз­можность защищать свои права и интересы. Только в результате все­стороннего ознакомления с делом можно оценить правомерность заявленного иска. В связи с этим диссертант предлагает предоста­вить право гражданскому ответчику и его представителю знакомить­ся с материалами дела в полном объеме.

Необходимо отметить, что в Проекте УПК право гражданско­го истца знакомиться с материалами дела в полном объеме упразд­няется. По окончании расследования он может знакомиться с мате­риалами дела, относящимися к заявленному гражданскому иску (ст.51). Думается, что этого делать не следует, потому что граждан­ский истец отличается от потерпевшего только тем, что ему причи­нен всего один вид вреда - имущественный. Однако он также явля­ется пострадавшим от преступления. По данному поводу очень точ­но высказался В.М. Савицкий. Он считает, что гражданский истец всегда является потерпевшим, но не каждый потерпевший становит­ся гражданским истцом, а только тот, который предъявил граждан­ский иск1. В связи с этим диссертант предлагает сохранить право гражданского истца на ознакомление с материалами дела в полном объеме. Из опрошенных нами лиц 56,2 % респондентов высказались

1 Демократические основы советского социалистического пра­восудия / Под ред. М.С. Строговича. М., 1965. С.270.

99

за то, что права потерпевшего и гражданского истца необходимо уравнять. Соискатель с данной точкой зрения согласен.

В действующем уголовно-процессуальном законодательстве права потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей ограничены по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно. По таким делам, в от­личие от обвиняемого, указанные лица не знакомятся с материалами дела, а только извещаются об окончании дознания и направлении дела прокурору (ст. 120 УПК). В Проекте УПК предусмотрено право на ознакомление с материалами дел данной категории и для потер­певшего, если последний выразит такое желание (ст.259 УПК). Ука­занная норма направлена на охрану прав потерпевшего при произ­водстве дознания. Однако в соответствии со ст. 19 Конституции РФ, согласно которой все равны перед законом и судом, ее действие сле­дует распространить и на остальных участников судопроизводства, отстаивающих в уголовном процессе свои законные интересы.

Обвиняемый и его защитник при ознакомлении с материала­ми дела имеют право выписывать любые сведения в неограниченном количестве. Безусловно, это гарантирует им хорошую подготовку к защите в судебном разбирательстве. На практике указанным правом пользуются также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители. Однако это право не закреплено в за­коне. В Проекте УПК данное право вводится для потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей (ст.ст.49, 51-54), что способствует созданию равных условий для всех участников уголовного судопроизводства.

Право на ознакомление с материалами дела является прояв­лением гуманистических начал в уголовном процессе, так как знание

100

содержания уголовного дела позволяет его участникам владеть ин­формацией, имеющей юридическое значение, что обеспечивает ка­чественную подготовку к защите своих интересов в суде. Ряд авто­ров считает, что знакомить обвиняемого и его защитника с материа­лами дела только по окончании предварительного расследования не­правильно, особенно по делам несовершеннолетних и лиц, имеющих физические и психические недостатки, и предлагают предоставить им право на ознакомление с материалами дела с момента допуска защитника к участию в деле1. По мнению соискателя, не только по­дозреваемые, обвиняемые и их защитники, но также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители должны иметь возможность получать информацию о деле в любой момент расследования. При этих условиях они будут своевременно подавать различные ходатайства и тем самым способствовать все­стороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела. Ознакомление с материалами дела в последний момент следст­вия нередко приводит к тому, что участники процесса после долгого и пассивного ожидания результатов деятельности должностного ли­ца, вынуждены писать ходатайства на заключительном этапе пред­варительного следствия, что затягивает сроки расследования.

В Проекте УПК информированность об уголовном деле для участников судопроизводства расширяется. Так, подозреваемый и потерпевший могут знакомиться с постановлением о назначении экспертизы (ст.215) и с заключением эксперта либо его сообщением о невозможности сделать такое заключение, а также протоколом до-

1 Долгушин А.В. Развитие процессуальных условий реализации принципа состязательности: Автореф. ... канд. юрид. наук. М., 1995. С.14-15.

101

проса эксперта (ст.224). Кроме того, Проект УПК закрепляет право потерпевшего знакомиться с протоколами тех следственных дейст­вий, в которых он участвовал. Следовательно, такое же право пре­доставляется и его представителю. В Проекте УПК также вводится право для потерпевшего знать о предъявленном обвиняемому обви­нении, а для гражданского ответчика - знать о сущности гражданско­го иска. Безусловно, данные положения расширяют информирован­ность участников уголовного процесса о производстве по делу, и их следует признать положительным явлением.

Из изложенного следует сделать вывод о том, что информи­рованность участников судопроизводства в стадии предварительного расследования достаточно ограниченна. В этом плане стадия пред­варительного расследования сохраняет черты розыскного процесса, основанного на тайных началах. Такое положение следует признать негуманным, так как оно не позволяет гражданам быть активными участниками в уголовном судопроизводстве, своевременно влиять на ход расследования и способствовать всестороннему изучению об­стоятельств дела. Однако наличие права на осведомленность о со­стоянии дела является проявлением гуманизма, так как именно зна­ние дает гражданам возможность отстаивать свои интересы. Без дос­тупа к информации ни о какой защите прав речи быть не может. В связи с этим автор диссертации предлагает сформулировать в Проек­те УПК норму, предусматривающую право получать информацию об уголовном деле потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями, а также подозреваемым, обви­няемым и их защитниками в любой момент предварительного рас­следования. Это позволит заинтересованным в деле лицам своевре­менно представлять доказательства, опровергающие выдвинутые

102

версии, что внесет в стадию предварительного расследования эле­менты состязательности.

Рассмотрение второй группы прав граждан, связанной с их участием в расследовании уголовного дела, необходимо соотнести с такой идеей гуманизма, как право человека на творческую актив­ность.

Согласно действующему законодательству потерпевший, об­виняемый, подозреваемый, гражданский ответчик и их представите­ли обладают правом давать объяснения (показания) и представлять доказательства (ст.ст. 46, 52, 53, 55, 56 УПК). Гражданский истец также может представлять доказательства. За гражданским истом право на дачу объяснений (показаний) в законе не закреплено (ст.54 УПК), хотя реально оно существует и действует. Указанное право гражданского истца отражено в Проекте УПК (ст.51), что следует признать важным элементом процессуального статуса, способст­вующим созданию равных условий для всех участников судопроиз­водства, отстаивающим свои законные интересы.

Участие в следственных действиях и дача показаний во время допроса позволяют участникам судопроизводства проявлять актив­ность в отстаивании своих прав и интересов. При этом подозревае­мый может опровергнуть выдвинутые против него подозрения; об­виняемый - высказать различные версии, подтверждающие его не­причастность к совершению преступления; потерпевший, граждан­ский истец и их представители могут предъявить доказательства, свидетельствующие о виновности лица, привлеченного к уголовной ответственности; гражданский ответчик может возражать против предъявленного иска и доказывать его неправомерность и т.п.

Многие авторы отмечают, что потерпевший обладает мень-

103

шими правами, чем обвиняемый. В связи с этим его права необхо­димо расширить и уравнять со всеми участниками уголовного про­цесса1. В.В. Вандышев справедливо указывает на необходимость создать реальные условия для высокой активности потерпевшего. Он подчеркивает, что зашита законных интересов потерпевшего способ­ствует охране общественных отношений2.

В Проекте УПК в данном направлении уже сделаны позитив­ные шаги. Потерпевшему, гражданскому истцу, подозреваемому и обвиняемому предоставляется право участвовать с разрешения сле­дователя или дознавателя в следственных действиях, которые прово­дятся по их ходатайству или ходатайству их представителей. Данную норму, безусловно, следует признать правильной. Однако она носит непоследовательный характер, потому что право участвовать в след­ственных действиях, производимых по ходатайству заявителя, не должно зависеть от разрешения следователя. Такой подход серьезно ограничивает процессуальные права лица, заявившего ходатайство. По данному поводу Ю.А. Ляхов отмечает, что предоставление граж­данам права участвовать во всех следственных действиях, проводи­мых по их ходатайству, будет способствовать установлению истины по делу3. Данная точка зрения верна с учетом двух моментов. Во-первых, любое лицо, заявившее ходатайство о проведении каких-либо следственных действий,  присутствуя при их проведении, мо-

1  Купко П. Указ. соч. С.24-25; Проблемы судебной этики. С.142; Любичева С. Указ. соч. С.63.

2 Вандышев В.В. Правовые и этические проблемы использова­ния данных виктимологии в советском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1977. С.5-6.

3 Ляхов Ю.А. Указ. соч. С.28.

104

жег уточнить все обстоятельства, которые для него крайне важны. Во-вторых, если в дальнейшем в протоколах выяснятся неточности в виду отсутствия лица при их проведении, то необходимо будет заяв­лять новое ходатайство и ожидать его результатов, что потребует до­полнительной и нерациональной затраты времени. Обращаясь к ме­ждународным нормам, следует отметить, что согласно ст.6 Европей­ской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 года) обвиняемый имеет право участвовать в допросе свидетелей, показывающих против него, а также - свидетелей, вызванных на до­прос по его ходатайству. Как отмечалось выше, участие обвиняемого и потерпевшего в допросе свидетелей использовалось в российском законодательстве уже в XIX веке. В связи с этим автор диссертации предлагает предоставить право потерпевшему, гражданскому истцу, подозреваемому и обвиняемому участвовать в следственных дейст­виях, которые проводятся по их ходатайству или по ходатайству их представителей, независимо от желания следователя.

Защитник обвиняемого наделен специфическими правами, помогающими ему осуществлять свои функциональные обязанности. Так, он может присутствовать при предъявлении обвинения, допро­се обвиняемого (подозреваемого) и иных следственных действиях, которые проводятся с указанными лицами, и задавать им вопросы (ст.51 УПК). Однако следователь вправе отклонить данные вопросы, хотя и обязан занести отведенные вопросы в протокол. Такой подход свидетельствует о непоследовательности законодателя в отношении указанного права защитника. Принимая во внимание, что любой во­прос нацелен на уточнение каких-либо обстоятельств, касающихся рассматриваемого дела, и что у защитника достаточно возможностей для общения с обвиняемым без присутствия следователя, данное ог-

105

раничение чаще всего не идет на пользу для расследования преступ­лений. В связи с этим диссертант предлагает упразднить право сле­дователя на отвод вопросов защитника и предусмотреть в законода­тельстве требование, чтобы эти вопросы имели отношение к делу и не носили наводящий характер. В случае невыполнения указанных требований следователь должен внести в протокол соответствующее замечание.

Из изложенного следует сделать вывод о том, что творческая активность участников уголовного процесса на стадии предвари­тельного расследования не реализуется в полном объеме. Деятель­ность граждан, отстаивающих в деле свои интересы, в основном за­висит от уровня нравственного развития должностных лиц, осущест­вляющих уголовное судопроизводство, и их волевых решений. Такая позиция обеспечивает осуществление государством контроля за дан­ной сферой деятельности. Однако она ограничивает творчество уча­стников процесса. В связи с этим самостоятельность и активность участников уголовного судопроизводства необходимо расширять, что будет свидетельствовать о проявлении к ним большего доверия и уважения со стороны государства. Некоторые авторы полагают, что для расширения активности участвующих в деле лиц необходимо ввести для них на предварительном следствии принципы гласности и состязательности1. Диссертант согласен с данной точкой зрения и считает, что рост информированности граждан об уголовном деле и

1 Лобатенко Е.В. К вопросу о состязательности на предвари­тельном следствии // Демократизм предварительного расследования. М., 1990. С.80-81; Батищева Л., Конах Е., Леви А., Пичкалева Г. Гласность предварительного следствия // Социалистическая закон­ность. 1989. № 1. С.60-62.

106

предоставление им больших возможностей для личного участия в производстве расследования будут важными ступенями в решении проблемы гуманизации уголовного судопроизводства.

При рассмотрении третьей группы прав, позволяющих участ­никам уголовного судопроизводства выражать свое отношение к производимым следственным действиям и помогающих им защи­щать свои законные интересы, следует обратить внимание на то, что данные права соотносятся с такой гуманистической идеей, как ре­альность и гарантированность прав человека.

В первую очередь необходимо отметить право сторон иметь своих представителей и защитников. Гуманность этого права заклю­чается в том, что оно предоставляет участникам судопроизводства возможность защищать свои права более эффективно. Кроме того, в случаях, предусмотренных законом, подозреваемому и обвиняемому защитник предоставляется в обязательном порядке (ст.49 УПК). На предварительном следствии защитник должен быть в обязательном порядке по делам несовершеннолетних; лиц, обладающих физиче­скими и психическими недостатками (немых, глухих, слепых и дру­гих); лиц, которые не владеют или плохо владеют языком, на кото­ром осуществляется судопроизводство; а также лиц, которым за со­вершенное преступление может быть назначена смертная казнь (ст.49 УПК). При этом постоянно возрастает количество защит адво­катами по назначению. Их доля в среднем составляет 50 % уголов­ных дел1. Защитник не только разъясняет обвиняемому его права, обязанности и гарантии, но и помогает найти средства и пути, кото­рыми можно их реализовать с наибольшей пользой. Защитник до-

1 Резник Г. Закон о& адвокатуре как жертва конфликта интере­сов // Российская юстиция. 1998. № 3. С.24.

107

пускается к участию в деле с момента задержания в порядке ст. 122 УПК, избрания меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения или предъявления обвинения (ст.47 УПК). Он наравне со следователем исследует достоверность каждого по­ложения обвинения, отыскивает все смягчающие вину обстоятельст­ва, что способствует реальному осуществлению защиты прав обви­няемых (подозреваемых) и имеет большое моральное значение для указанных лиц.

В Проекте УПК предусмотрены дополнительные основания участия защитника обвиняемого в обязательном порядке: в случаях, если об этом ходатайствует обвиняемый и когда лицо обвиняется в совершении преступлений, за которые может быть назначено нака­зание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или пожиз­ненного заключения (ст.46). При этом участие защитника обеспечи­вается с момента признания лица подозреваемым или обвиняемым. Указанное расширение права подозреваемого и обвиняемого на­правлено на реальную защиту их прав и интересов, что свидетельст­вует о гуманизации положения обвиняемого в уголовном процессе.

К третьей группе прав относятся также права, общие для по­терпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, подозреваемого, обвиняемого и их защитников, -права заявлять ходатайства (ст.ст. 46, 51-56 УПК) и отводы (ст.ст. 59 - 67' УПК); приносить жалобы на действия и решения лица, произ­водящего дознание, следователя, прокурора и суда (ст.22 УПК) и другие. Так, подозреваемый, обвиняемый и их защитники имеют право обжаловать в суд законность и обоснованность ареста в по­рядке ст. 2201 УПК, принимать личное участие при рассмотрении судьей данной жалобы (ст.2202 УПК). Конституционный Суд Рос-

108

сийской Федерации признал не соответствуюпщми Конституции РФ положения ч.1 ст.21, ч.1 ст.22, ч.2 ст.45, ч.1 и 2 ст.46, п.З ч.1 ст.331 и ч.1 ст.464 УПК РСФСР в той мере, в какой они исключают до поста­новления приговора возможность обжалования и пересмотра в кас­сационном порядке определений и постановлений суда первой ин­станции о применении или изменении меры пресечения, о помеще­нии лица в медицинское учреждение для проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы, а также об отложении разби­рательства, приостановлении уголовного дела или роспуске коллегии присяжных заседателей1. Данное положение направлено на реализа­цию права граждан на обжалование решений и действий (бездейст­вия) государственных органов, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц (ч.2 ст.46 УПК). Та­ким образом, указанные права участников судопроизводства позво­ляют им отстаивать свои законные интересы. При этом В. Савицкий обращает внимание на правильность такого положения, что ходатай­ства могут заявлять как подозреваемый и обвиняемый, так и их за­щитники. При этом участие защитника не ограничивает прав обви­няемого2.

Право обжалования действий органа дознания, следователя, прокурора и суда является одной из важнейших гарантий реализации

1  Постановление Конституционного Суда Российской Федера­ции от 2 июля 1998 года по делу о проверке конституционности от­дельных положений статей 331 и 464 Уголовно-процессуального ко­декса в связи с жалобами ряда граждан // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации 1998. № 5. С.70-80.

2 Савицкий В. Последние новеллы УПК: порядок и сроки со­держания под стражей. С.19.

109

принципа гуманизма в уголовном процессе, так как закон не ограни­чивает круг действий и решений, которые могут быть обжалованы. Кроме того, Конституционный Суд РФ признал не соответствующи­ми Конституции РФ положения ч.1 ст.218 и ст.220 УПК постольку, поскольку они исключают в ходе предварительного расследования для заинтересованных в деле лиц, конституционные права которых нарушены, возможность судебного обжалования в суд действий и решений органа дознания, следователя или прокурора, связанных с производством обыска, наложением ареста на имущество, приоста­новлением производства по уголовному делу и продлением срока предварительного расследования1. В Проекте УПК право граждан­ского ответчика подавать жалобы на действия должностных лиц уп­раздняется (ст.53). Соискатель считает, что такое ограничение со­вершенно неоправданно, потому что гражданский ответчик является таким же полноправным участником уголовного процесса, как граж­данский истец, обвиняемый и другие лица.

Следует отметить, что предоставление указанных прав всем участникам судопроизводства, отстаивающим в деле свои личные интересы, крайне важно, так как свидетельствует о создании для них равных и реальных условий по защите своих прав. Кроме того, само существование права выражать свое отношение к происходящему

1 Постановление Конституционного Суда Российской Федера­ции от 23 марта 1999 года по делу о проверке конституционности по­ложений статьи 133, части первой статьи 218 и 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью «Моноком» // Россий­ская газета. 1999.15 апреля.

110

говорит о гуманистическом подходе государства к человеку. Оно по­зволяет участникам процесса влиять на ход предварительного рас­следования и принятие решений по делу и, следовательно, проявлять инициативность в сфере уголовного судопроизводства.

В Проекте УПК круг прав участников судопроизводства рас­ширяется. Так, потерпевшему предоставляется право на получение копии постановлений о возбуждении уголовного дела, о признании его потерпевшим или об отказе в этом, о прекращении уголовного дела (ст. 49); гражданскому истцу - право на получение копии про­цессуальных решений, касающихся гражданского иска (ст.51); за­щитнику - право на внесение в протокол следственного действия письменных замечаний по поводу полноты и правильности его запи­си (ст.48). При ознакомлении с материалами дела обвиняемый и его защитник вправе заявить, кого из участвующих в деле свидетелей, специалистов, экспертов и понятых они хотели бы вызвать в судеб­ное заседание, чтобы последние подтвердили их позицию (ст.245). Все указанные права направлены на развитие активной позиции уча­стников судопроизводства и укрепление гарантий реализации ими своих прав и законных интересов, на полное и всестороннее иссле­дование всех обстоятельств дела.

Заботясь о всемерном развитии личности, расширении ее прав и свобод, нельзя упускать из виду необходимость не только уважения государством прав человека, но и соблюдения всеми граж­данами надлежащей процедуры, установленной законом, и своих обязанностей перед обществом. Единство прав и обязанностей, сво­боды и дисциплины даст возможность укрепить нравственные нача­ла как в обществе, так и в уголовном процессе. Еще К. МлрКС справедливо отмечал, что «нет прав без обязанностей и нет обязан-

in

ностей без прав»1. Их соотношение имеет очень большое значение, поскольку преобладание одних над другими приводит к нарушению прав других граждан и стабильности в обществе. В.И. Ленин также не верил в существование абсолютной свободы для отдельного чело­века и справедливо говорил, что нельзя жить в обществе и быть от него свободным2.

Особенность уголовно-процессуальных отношений заключа­ется в том, что реализация права одного субъекта судопроизводства обусловлена выполнением обязанностей другим. В связи с этим су­ществуют уголовно-процессуальные нормы, в которых предусмотре­ны меры принуждения в отношении всех участников судопроизвод­ства.

Среди основных обязанностей участвующих в деле лиц необ­ходимо указать следующие. Потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик обязаны являться по вызову в органы, осуще­ствляющие судопроизводство, давать правдивые показания, пред­ставлять необходимые предметы и документы (ст. 70 УПК), выпол­нять постановления следователя (ч.5 ст. 127 УПК), не разглашать данные предварительного расследования (ст. 139 УПК). Потерпев­ший также обязан представлять образцы для сравнительного иссле­дования (ст. 186 УПК), подвергаться освидетельствованию (ст. 181 УПК). При этом потерпевший несет уголовную ответственность за дачу заведомо ложного показания (ст.307 УК) и за отказ от дачи по­казаний (ст.308 УК).

1  Маркс К. Временный Устав товарищества // Маркс К. и Эн­гельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.16. С.13.

2 Ленин В.И. Партийная организация и партийная литература // Поли. собр. соч. Т.12. С.104.

112

Подозреваемый и обвиняемый обязаны являться по вызову лиц, осуществляющих судопроизводство (ст.ст.123,146 УПК), выда­вать требуемые предметы и документы (ст.70 УПК); подвергаться освидетельствованию (ст. 181 УПК); предоставлять образцы для сравнительного исследования (ст. 186 УПК), соблюдать требования избранной меры пресечения (ст.ст.89-101 УПК). При невыполнении своих обязанностей к подозреваемому и обвиняемому могут быть применены меры процессуального принуждения. Защитник с момен­та допуска к участию в деле обязан оказывать подзащитному необ­ходимую юридическую помощь, выявлять обстоятельства, оправды­вающие последнего и смягчающие его ответственность, использо­вать для этого все законные средства и способы защиты (ст.51 УПК).

Обязанности участников уголовного процесса являются га­рантией установления истины по уголовному делу и осуществления правосудия. Только при надлежащем осуществлении гражданами своих обязанностей каждое лицо, совершившее преступление, будет подвергнуто справедливому наказанию и ни один невиновный не бу­дет привлечен к уголовной ответственности и осужден. Таким обра­зом, наличие у всех участников уголовного процесса наряду с права­ми также и обязанностей делает гуманизм уголовного судопроизвод­ства достаточно реальным. Тем не менее, диссертант предлагает четко сформулировать обязанности участников уголовного процесса в тех же статьях УПК, где изложены их права. Такой подход законо­дателя к разрешению рассматриваемой проблемы внесет ясность в правовой статус каждого участника процесса и обеспечит его на­глядность.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что на се­годняшний день каждый участник судопроизводства имеет свои спе-

113

пифические права и обязанности, составляющие ядро его процессу­ального статуса. Некоторые авторы предлагают законодательно за­крепить единый уголовно-процессуальный статус гражданина, где будет установлено общее правовое положение личности1. Соиска­тель в целом поддерживает данное предложение, так как ряд прав и обязанностей распространяется на всех участников уголовного судо­производства. Подобная норма укрепит общеправовой статус лично­сти в уголовном процессе и будет способствовать реальному вопло­щению в нем принципа гуманизма. Однако на сегодняшний день в правах и обязанностях участников судопроизводства слишком много различий, чтобы указанное предложение можно было осуществить на практике, в связи с чем его следует признать преждевременным.

В заключение необходимо отметить, что принцип гуманизма на стадии предварительного расследования реализуется не достаточ­но полно. На данной стадии права участников уголовного процесса довольно ограниченны, защита прав и интересов граждан зависит от нравственного воспитания и профессионального мастерства должно­стных лиц, осуществляющих судопроизводство. Самостоятельность и активность граждан подчинены формам и методам публичного обвинения. Принцип тайны следствия не позволяет заинтересован­ным в деле лицам защищать свои права и интересы на стадии пред­варительного расследования в полном объеме. Таким образом, гума­низация уголовного процесса требует расширения информированно­сти участников судопроизводства об уголовном деле и предоставле-

1 Корнуков В.М. Пути и средства укрепления социалистиче­ской законности и усиления охраны прав личности в уголовном су­допроизводстве // Вопросы уголовного процесса / Ред. коллегия: Н.А. Акинча, Ц.М. Каз, В.М. Корнуков и др. Вып. 4. Саратов, 1989. С.8.

114

ния им более широких возможностей для личного участия в иссле­довании обстоятельств дела.

В силу значительной специфики стадия предварительного расследования в целом не позволяет глубоко и всесторонне судить о правовом статусе участников уголовного судопроизводства. В связи с этим необходимо исследовать также правовой статус указанной группы лиц в стадии судебного разбирательства.

§ 2.2. РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА ГУМАНИЗМА В ПРАВОВОМ

СТАТУСЕ УЧАСТНИКОВ СТАДИИ СУДЕБНОГО

РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

Стадия судебного разбирательства является центральной ста­дией уголовного процесса, в рамках которой решаются вопросы о виновности или невиновности лица в совершении преступления и на­значении или неназначении ему наказания.

В судебном разбирательстве потерпевший, гражданский ис­тец, гражданский ответчик и их представители, подсудимый и за­щитник являются самостоятельными участниками уголовного про­цесса и имеют права сторон. При этом потерпевший, гражданский истец и их представители выступают на стороне обвинения, которую олицетворяет государственный или общественный обвинитель, а гражданский ответчик и его представитель, подсудимый и его за­щитник представляют сторону защиты. Таким образом, судебное разбирательство строится на началах состязательности. Многие ав­торы считают, что именно состязательность помогает участникам

115

уголовного процесса отстаивать свои права и интересы .

Для осуществления состязательности судебного разбиратель­ства большое значение имеет равенство прав участников судопроиз­водства. Необходимо отметить, что особенность судебного разбира­тельства заключается в том, что все участники процесса в основном обладают равными правами (ст.245 УПК).

В стадии судебного разбирательства участники уголовного процесса, заинтересованные в исходе дела, имеют свои специфиче­ские права и обязанности. Анализ гуманистических начал стадии су­дебного разбирательства будет проведен на основе сравнения наибо­лее важных прав и обязанностей рассматриваемой выше группы уча­стников процесса, используя их классификацию, которая изложена в предыдущем параграфе.

Первую группу составляют права, связанные с доступом уча­стников судопроизводства к информации, имеющейся в уголовном деле. По данному поводу необходимо заметить, что все лица, отстаи­вающие свои права и законные интересы, имеют право исследовать в судебном заседании все обстоятельства дела и представленные дока­зательства. Никто не вправе запретить потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям, а также подсу­димому и его защитнику осуществлять указанное право. Именно бла­годаря этому праву каждый участник уголовного процесса обладает

1 Малькевич Т.В. К вопросу о состязательности // Ученые за­писки ВЮЗИ. Вып.6. М, 1958. С.291-292; Николаева Т.П. Состяза­тельность в судебном следствии // Вопросы уголовного процесса. Вьга.З. Саратов, 1984. С.74-79; Шестакова С.Д. Проблемы состяза­тельности в Российском уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1998. С.80.

116

необходимыми ему знаниями об обстоятельствах дела и может дос­таточно реально осуществлять защиту своих и представляемых инте­ресов.

Таким образом, в стадии судебного разбирательства участни­ки уголовного процесса имеют более полный доступ к информации об обстоятельствах и материалах дела, чем в стадии предварительно­го расследования, что способствует осуществлению ими защиты сво­их прав и законных интересов, а также всестороннему исследованию всех обстоятельств дела, изобличению виновных лиц и обеспечению правильного применения закона.

При рассмотрении второй группы прав, связанных с участием заинтересованных в деле лиц в судебном следствии следует обратить внимание на следующие обстоятельства.

Каждый участник уголовного судопроизводства имеет право участвовать в судебном заседании. Исключение из данного правила предусмотрено только для законного представителя несовершенно­летнего подсудимого. Суд имеет право запретить законному предста­вителю участвовать в судебном заседании или ограничить его уча­стие, если это может повредить интересам несовершеннолетнего подсудимого (ст.399 УПК). Гуманизм данной нормы заключается в том, что она направлена на охрану интересов несовершеннолетнего подсудимого не является ограничением его прав. Суд вправе также удалить из зала судебного заседания несовершеннолетнего подсуди­мого на время исследования обстоятельств, которые могут отрица­тельно на него повлиять (ст.401 УПК). Необходимо отметить, что та­кое решение принимается судом с учетом мнения защитника, закон­ного представителя подсудимого и заключения прокурора.

В случае неявки в суд гражданского истце или его представи-

117

теля суд оставляет иск без рассмотрения. При этом гражданский ис­тец вправе подать иск в порядке гражданского судопроизводства. При наличии ходатайства гражданского истца суд может рассмот­реть иск в его отсутствие. В случаях, когда иск поддерживает проку­рор или суд считает это необходимым, гражданский иск рассматри­вается в судебном заседании независимо от явки гражданского истца и его представителя (ст.252 УПК).

При неявке гражданского ответчика или его представителя гражданский иск подлежит рассмотрению в их отсутствие (ст.252 УПК). Данное положение способствует реализации в уголовном су­допроизводстве гуманистической идеи об ответственности человека за совершенные им поступки.

Рассмотрение дела в отсутствие потерпевшего допускается только в случае, если без его личного участия возможно полное вы­яснение всех обстоятельств дела и защита его прав и законных инте­ресов. При неявке потерпевшего без уважительной причины по де­лам о преступлениях, предусмотренных ст.ст.115,116, 129 ч.1 и 130 УК, если по ним не осуществлялось дознание или предварительное следствие, дело подлежит прекращению (ст.253 УПК).

В Проекте УПК возможность отсутствия в судебном заседа­нии для потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей расширяется. Так, потерпевший может быть ос­вобожден от участия в судебном заседании по заявленному им хода­тайству. В этом случае он может явиться в суд в указанное время для дачи показаний. Кроме того, при неявке потерпевшего в суд без уважительной причины все дела частного обвинения подлежат пре­кращению, независимо от того, проводилось по ним дознание или предварительное следствие или нет (ст.290 Проекта УПК).

118

Согласно ст.291 Проекта УПК при неявке гражданского истца иск может быть оставлен без рассмотрения. Однако гражданский ис­тец вправе подать иск в дальнейшем в порядке гражданского судо­производства.

Данные нормы укрепляют гарантии прав потерпевшего и гражданского истца по защите своих интересов и расширяют их са­мостоятельность в решении вопроса об участии в судебном заседа­нии, что свидетельствует о возможности более свободного распоря­жения своими правами. Однако суд может отказать потерпевшему в удовлетворении его ходатайства об освобождении от участия в су­дебном заседании. С одной стороны, это свидетельствует о сохране­нии принудительного участия потерпевшего в судебном разбира­тельстве и ограничении его самостоятельности в решении данного вопроса, а с другой стороны, интересы правосудия по делам публич­ного обвинения оправдывают требование обязательного присутствия потерпевшего, ибо это способствует предотвращению судебных ошибок.

В соответствии с действующим законодательством участие подсудимого в судебном заседании является и его правом, и его обя­занностью. Судебное разбирательство может проводиться при отсут­ствии подсудимого только в исключительных случаях, если это не препятствует установлению истины по делу. В частности, в его от­сутствие возможно рассмотрение дела, когда он находится за преде­лами нашего государства и не является в суд; а также по ходатайст­ву подсудимого о разбирательстве дела в его отсутствие, если за со­вершенное им преступление не может быть назначено наказание в виде лишения свободы (ст.246 УПК).

В Проекте УПК право подсудимого на отказ от участия в су-

119

дебном разбирательстве также расширяется. Подсудимому, находя­щемуся под стражей, предоставляется право не являться в судебное заседание (ст.288). В этом случае государство предоставляет подсу­димому дополнительную гарантию справедливого рассмотрения де­ла в его отсутствие в виде обязательного участия защитника в судеб­ном разбирательстве. Гуманность данной нормы заключается в том, что у подсудимого могут быть различные причины, по которым он не желает участвовать в судебном заседании (страх, чувство стыда, вины и т.д.). В данном случае государство проявляет уважение к чувствам подсудимого, находящегося под стражей.

В судебном заседании все участники уголовного процесса имеют возможность активно защищать свои права и законные инте­ресы. Как потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, так и подсудимый и его защитник могут пред­ставлять доказательства, исследовать уже имеющиеся доказательства и задавать вопросы другим участникам судебного разбирательства (ст.288 УПК). Все они вправе принимать участие в осмотре местно­сти и помещения, обращать внимание суда на обстоятельства, кото­рые имеют значение для дела (ст.293 УПК), заявлять ходатайства о вызове в суд новых свидетелей, истребовании дополнительных дока­зательств (ст.ст.276 УПК), оглашении любых документов, приоб­щенных к делу (ст.292 УПК), дополнении судебного следствия (ст. 294 УПК), а также осматривать вещественные доказательства, имеющиеся в суде (ст.291 УПК). Перечисленные права обеспечива­ют заинтересованным в деле лицам возможность влиять на процесс всестороннего исследования обстоятельств дела, установления исти­ны и принятия справедливого решения. При этом следует отметить, что подсудимый может давать показания в любой момент судебного

120

разбирательства (ст.280 УПК). Данная норма способствует активно­му осуществлению подсудимым своей защиты и имеет важное зна­чение для принятия справедливого решения по делу.

В стадии судебного разбирательства перечисленные участни­ки вправе заявлять отводы составу суда и конкретным судьям, запас­ному народному заседателю, секретарю, прокурору, эксперту, спе­циалисту, переводчику (ст. 272 УПК) и присяжным заседателям (ст.439 УПК). Отвод должен быть заявлен до начала судебного следствия. Дальнейшее заявление отвода возможно лишь в случаях, когда основание для этого стало известно лицу в ходе судебного разбирательства (ст.61 УПК). Данное право направлено на обеспече­ние объективности и справедливости принимаемого судом решения, без чего не может быть реализовано гуманное отношение ни к под­судимому, ни к другим участникам уголовного процесса.

Рассмотрение второй группы прав заинтересованных в деле лиц позволяет обратить внимание на то, что в стадии судебного раз­бирательства все они имеют больше возможностей для самостоя­тельного и свободного участия в уголовно-процессуальной деятель­ности, чем в стадии предварительного расследования. Следователь­но, в стадии судебного разбирательства гуманистическая идея о творческой активности личности реализуется более полно.

Третья группа прав участников судебного разбирательства связана с их возможностью выражать свое отношение к судебному разбирательству, влиять на его ход и результаты и отстаивать свои законные интересы.

Каждый участник судебного разбирательства обладает свои­ми, специфическими правами, которые позволяют ему защищать свои интересы. Так, например, гражданский истец вправе поддержи-

121

вагь гражданский иск, гражданский ответчик - возражать против ис­ка, подсудимый - требовать, чтобы вопрос о его виновности или не­виновности разрешил суд. Потерпевший может лично или через сво­его представителя поддерживать обвинение по делам частного обви­нения (ч.1 и ч.4 ст.27, ст.53 УПК). В суде присяжных при отказе про­курора от обвинения полностью или изменении обвинения в соответ­ствующей части за недоказанностью участия обвиняемого в совер­шении преступления либо за отсутствием в деянии состава преступ­ления потерпевший вправе возражать против прекращения дела. В этом случае рассмотрение дела продолжается (ст.430 УПК).

В Проекте УПК данное положение распространено на дела всех категорий, что свидетельствует о гуманизации положения по­терпевшего в уголовном процессе. Так, в Проекте УПК в уголовное судопроизводство введен новый участник - частный обвинитель. Со­гласно ст.50 Проекта УПК частным обвинителем является лицо, ко­торое подало в суд жалобу по делу частного обвинения и поддержи­вает обвинение в суде, а также потерпевший, самостоятельно под­держивающий обвинение в суде по делам публичного и частно-публичного обвинения в случае отказа государственного обвинителя от обвинения. Появление в судопроизводстве указанного участника процесса свидетельствует о повышении роли и значении частного начала в уголовном процессе, так как публичное обвинение не всегда адекватно отражает права и законные интересы лиц, пострадавших от преступления.

Подсудимый в судебном разбирательстве имеет право на обя­зательное участие защитника в случаях, установленных законом (ст.49 УПК). Это особенно важно, если к лицу может быть примене­но наказание в виде смертной казни или пожизненного заключения

122

(ст.46 Проекта УПК). При этом отказ подсудимого от защитника не является для суда обязательным.

По поводу смертной казни в настоящее время ведется ожив­ленная дискуссия. Одни юристы нашей страны считают, что смерт­ную казнь следует отменить1. Другие, напротив, выступают за ее со­хранение2. Соискатель полностью разделяет точку зрения первой группы авторов, потому что общество в ответе за лиц, которые со­вершают преступление, и избавляться от них таким простым спосо­бом нельзя. Это противоречит цивилизованному подходу к решению указанной проблемы. Однако общество пока не готово к отмене смертной казни. Так, за отмену данного вида наказания высказалось только 23,6 % опрошенных нами лиц, а за его сохранение - 67,2 %, из них 82 % прокурорских работников, 80 % следователей, 66 % су­дей, 57 % адвокатов и 51 % осужденных, то есть подавляющее боль­шинство участников судопроизводства. По мнению соискателя, дан­ный факт объясняется низкой правовой культурой и низким право­сознанием граждан.

В ст.6 Международного пакта о гражданских и политических правах   указывается, что право на жизнь является неотъемлемым

1 Гельдибаев М.Х. Кваша Б.Ф. Смертная казнь и состояние преступ­ности // Социально-правовые и психологические основы деятельно­сти ОВД и ВВ МВД России: проблемы теории и практики. Материа­лы международной научно-практической конференции. 20-21 марта. 1997 года. СПб., 1997. 4.2. С.105; Проблемы судебной этики. С.38; Епифанов Б.В. Указ. соч. С.142.

2 Варфоломеев И. Какую гуманность нам навязывают? // Щит и меч. 1997. 20 марта; Малько А.В. Смертная казнь: Современные про­блемы // Правоведение. 1998. № 1. С.107.

123

правом каждого человека. Смертный приговор может выноситься только за самые тяжкие преступления в соответствии с законом. Со­гласно ст.20 Конституции РФ смертная казнь в нашей стране вре­менно сохраняется как исключительная мера наказания впредь до ее отмены. В соответствии с распоряжением Президента России от 27 февраля 1997 года1 отмена смертной казни должна пройти поэтапно. В 1997 году в Государственную Думу был внесен проект Федераль­ного закона «О моратории на исполнение смертной казни»2. Соглас­но данному закону исполнение наказания в виде смертной казни сле­довало приостановить до принятия решения об отмене смертной каз­ни (ст.1). Указанный закон был отклонен. Однако в 1998 году в Го­сударственную Думу представлен его новый проект, который подле­жит рассмотрению в ближайшее время3. В настоящее время каждый смертный приговор рассматривается Президентом независимо от то­го, подано прошение о помиловании или нет. Кроме того, имеется постановление Конституционного Суда РФ о том, что наказание в виде смертной казни не может назначаться судами до внесения в за­конодательство изменений,  обеспечивающих на всей территории

1  Распоряжение Президента России «О подписании Протокола № 6 (относительно отмены смертной казни) от 28 апреля 1983 года к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года». Президент Ельцин. 27 февраля. 1997 года // Российская юстиция. 1997. № 4. С.6.

2  Федеральный закон «О моратории на исполнение смертной казни»: Проект // Российская юстиция. 1997. № 4. С.5.

3 Ваксян А. Мораторий на исполнение смертной казни: вторая попытка//Российская юстиция. 1998. №5. С.10-11.

124

Российской Федерации каждому лицу, обвиняемому в совершении преступления, за которое в качестве исключительной меры наказания предусмотрена смертная казнь, возможность реализовать право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей. До введения в действие такого закона указанное положение распростра­няется на всех обвиняемых, независимо от того, рассматривается ли его дело судом с участием присяжных заседателей, коллегией в со­ставе трех профессиональных судей или судом в составе судьи и двух народных заседателей1.

Таким образом, гуманность нормы, предусматривающей обя­зательное участие защитника по делам лиц, обвиняемых в соверше­нии преступлений, за которые в качестве меры наказания может быть назначена смертная казнь, заключается в том, что у подсудимо­го в судебном заседании может возникнуть чувство апатии ко всему происходящему, и именно защитник должен взять на себя охрану его прав и законных интересов. Чувство апатии после вынесения приго­вора до сих пор испытывают 16 % опрошенных осужденных.

1 Постановление Конституционного Суда Российской Федера­ции от 2 февраля 1999 года по делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 УПК РСФСР, пунктов 1 и 2 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» в связи с запросом Московского городского суда и жалобами ряда граждан. № 3-П // Собрание законодательства РФ. 1999. № 6. Ст.867. С.1318-1328.

125

В судебном заседании защитник активно способствует объек­тивному, всестороннему и полному исследованию всех обстоя­тельств дела. О обязан высказывать свое мнение по существу обви­нения, обращать внимание суда на обстоятельства, которые оправ­дывают подсудимого или смягчают его ответственность (ст.249 УПК). Своей инициативностью и активностью защитник оказывает суду помощь в принятии справедливого решения. В Проекте УПК закрепляется право защитника на предоставление ему времени, не­обходимого для подготовки к осуществлению своих функциональ­ных обязанностей в судебном разбирательстве (ст.289).

Подсудимый перед вынесением приговора имеет право на последнее слово, которое не может быть ограничено во времени (ст.297 УПК). Гуманность данного права заключается в том, что подсудимый перед решением вопроса о его виновности и избрании ему меры наказания имеет возможность высказаться в свою защиту, смягчить впечатление, сложившееся о нем в судебном заседании, пояснить причины совершения им данного преступления и т.п. В ходе такого выступления и после него уже никто не имеет права вы­сказывать свое мнение, чтобы судьи удалились в совещательную комнату для постановления приговора под влиянием выступления подсудимого.

В рассматриваемой стадии судопроизводства представители потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика могут действовать как наряду с представляемыми лицами, так и вместо них (ст.ст.53, 243, 295, 298 УПК). Данное правило расширяет свободу действий участников уголовного процесса и вместе с тем укрепляет их возможности по осуществлению защиты своих прав и интересов.

126

Перейдем к рассмотрению права граждан на участие в судеб­ных прениях, которые проводятся после окончания судебного след­ствия.

Согласно действующему законодательству этим правом обла­дают гражданский истец, гражданский ответчик или их представите­ли и защитник. Подсудимый может участвовать в судебных прениях только в случае отсутствия у него защитника. Потерпевший правом участвовать в судебных прениях не обладает, кроме дел частного об­винения (ст.295 УПК). Вместо него в судебных прениях может вы­ступить его представитель по поводу иска в случае, если потерпев­ший и гражданский истец являются одним и тем же лицом. Многие авторы указывают на необоснованность подобного изъятия из прав потерпевшего и считают необходимым уравнять последнего с други­ми субъектами уголовного процесса, предоставив ему право участво­вать в судебных прениях по всем уголовным делам1. Действительно, на практике нередко встречаются ситуации, когда в суде он подвер­гается критике и нападкам со стороны защиты, особенно в случаях, когда аморальное или неправомерное поведение потерпевшего по­служило поводом для совершения преступления. Безусловно, потер­певший должен иметь право в любом случае выступить в прениях. Конституционный Суд РФ признал не соответствующими Конститу-

1 Рахунов Р. Расширение прав потерпевшего // Социалистиче­ская законность. 1960. № 4. С. 39; Громов Л.С. Участие обществен­ности в борьбе с преступностью и некоторые процессуальные вопро­сы // Советское государство и право. 1960. № 9. С.89-90; Кокорев Л.Д. Потерпевший от преступления в советском уголовном процессе. Воронеж, 1964. С.60-62.

127

ции РФ положения ч.1 и ч.2 ст.295 УПК, на основании которых по­терпевший не допускается к участию в судебных прениях1.

Многие авторы считают, что нельзя лишать подсудимого права участвовать в судебных прениях, если у него имеется защит­ник. Так, Я.В. Гробовенко подчеркивает, что только личное участие в судебных прениях позволяет подсудимому активно осуществлять свою защиту и не превращаться в пассивного наблюдателя2. Это осо­бенно важно в тех случаях, когда защитники для смягчения наказа­ния подсудимому приводят аргументы, с которыми последний не со­гласен. Подсудимый должен иметь возможность изложить свое мне­ние о всех обстоятельствах дела и суждениях, прозвучавших в прени­ях сторон.

В Проекте УПК предусмотрено предоставление права на уча­стие в судебных прениях потерпевшему или его представителю, а также подсудимому, который может выступать в судебных прениях независимо от того, есть у него защитник или нет (ст.339). Безуслов­но, данные положения расширяют возможности потерпевшего и под­судимого проявлять свою активность в судебном заседании. Однако предоставление подсудимому права участвовать в судебных прениях вместе со своим защитником, в то время как другие участники уго­ловного процесса не вправе выступать вместе со своими представи-

1  Постановление Конституционного Суда Российской Федера­ции от 15 января 1999 года по делу о проверке конституционности положений   частей   первой   и   второй   статьи   295    Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина М.А. Клюева // Российская газета. 1999. 28 января.

2  Демократические основы советского социалистического пра­восудия. С.251.

128

телями, поставит подсудимого в более выгодные условия по сравне­нию с остальными лицами. В связи с этим соискатель предлагает внести в Проект УПК изменения, предоставляющие равные права потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и под­судимому на участие в судебных прениях.

Потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, а также подсудимый и его защитник по окончании судебных прений обладают правом на представление суду письмен­ных формулировок по следующим вопросам: существовало ли пре­ступное деяние, за которое подсудимый привлечен к уголовной от­ветственности; содержит ли оно состав преступления и какой имен­но; совершил ли его подсудимый и виновен ли он в этом; подлежит ли подсудимый наказанию за данное преступление (ст.298 УПК). Данное право позволяет участникам уголовного процесса проявлять свою активность в судебном разбирательстве. Однако необходимо заметить, что, во-первых, свои предложения граждане вносят пись­менно, то есть в тайне друг от друга; во-вторых, суд вправе не учи­тывать мнение сторон при вынесении приговора. Таким образом, мы не можем утверждать, что на заключительном этапе в судебного раз­бирательства его участники реально влияют на принимаемые по делу решения. Диссертант предлагает ввести в законодательство положе­ние, обязывающее суд учитывать внесенные участниками уголовного судопроизводства формулировки.

Одним из важных вопросов является право на ходатайство о прекращении уголовного дела. В практике нередко встречается си­туация, когда потерпевший отказывается от участия в уголовном судопроизводстве. Однако закон не позволяет ему прекратить свое участие в процессе в качестве потерпевшего и не освобождает от со-

129

ответствующих обязанностей. В результате этого складывается па­радоксальная ситуация. Ее суть сводится к тому, что гражданин стал пострадавшим по воле обвиняемого, потерпевшим - по воле лица, осуществляющего судопроизводство, а сам он не может отказаться от своих прав, потому что наделен рядом обязанностей. Данное по­ложение свидетельствует о том, что, во-первых, до настоящего вре­мени потерпевший не стал достаточно активным участником уго­ловного процесса, а во-вторых, интересы государства превалируют над интересами личности. Думается, что такой подход законодателя к регулированию данного вопроса противоречит принципу гуманно­го отношения к потерпевшему. Кроме того, заинтересованность го­сударства осудить лицо во что бы то ни стало означает сохранение в уголовном процессе обвинительного уклона, преобладание в нем ка­рательной функции и наличие формального подхода к оценке гума­нистических ценностей, понятия справедливости наказания и право­судия в целом. Если бы рассмотрение дел осуществлялось ради за­щиты интересов пострадавших граждан и общества, то многие дела не оказывались бы в стадии судебного разбирательства, как это и практикуется во многих зарубежных странах. Формы свободного урегулирования конфликта в правосудии распространены в США, Канаде, Японии, а также встречаются в Англии, Франции и ФРГ1. Так называемые «сделки о признании вины», которые представляют собой процедуру примирения между потерпевшим и обвиняемым, были предметом анализа многих специалистов2. При этом В. Махов

1  Боботов СВ. Буржуазная юстиция: состояние и перспективы развития. С. 152.

2  Максудов Р. и другие. Институт примирения в уголовном процессе: необходимость и условия развития // Уголовное право.

130

и М. Пешков обращают внимание на то, что нередко подсудимые, которые признали свою вину, получают более суровое наказание, чем те, кто ее отрицают. В связи с этим в законодательстве должны быть предусмотрены гарантии, направленные на то, чтобы призна­ние вины не ухудшало положение таких подсудимых1. Указанную идею следует признать положительной, но утопичной, потому что невозможно выработать критерий, позволяющий определить, ухуд­шено положение подсудимого или нет в результате признания им своей вины.

Действующее российское законодательство предоставило право на прекращение уголовного дела суду, прокурору, следовате­лю и органу дознания (ст.ст.5, 6, 7, 9 УПК). Данная норма сохрани­лась и в Проекте УПК (ст.ст.29, 30, 31, 32). Однако некоторые авто­ры совершенно справедливо указывают на то, что все уголовные де­ла должны прекращаться только судом2, что будет являться допол­нительной гарантией законности привлечения лица к уголовной от­ветственности. В практической деятельности нередко следователь, прокурор или орган дознания прекращают уголовные дела только потому, что не могут усилить доказательственную базу, позволяю­щую направить дело в суд. В связи с этим соискатель поддерживает предложения о предоставлении права на прекращение уголовных дел

1998. № 1. С.67-76; Тейман С. Сделки о признании вины или сокра­щенные формы судопроизводства: по какому пути пойдет Россия? // Российская юстиция. 1998. № 10. С.35-37.

1 Махов В., Пешков М. Сделка о признании вины // Российская юстиция. 1998. № 7. С.18.

2 Маргулова И. Проблема совершенствованшроссийского уго­ловного законодательства // Уголовное право. 1998. № 1. С.34.

131

только суду.

В соответствии со ст. 259 УПК уголовное дело в судебном за­седании должно быть прекращено, если в ходе судебного разбира­тельства выясняются обстоятельства, предусмотренные ст.ст.5-9 УПК. В соответствие со ст.9 УПК уголовное дело может быть пре­кращено при наличии заявления потерпевшего в отношении лица, которое впервые совершило преступление небольшой тяжести и возместило ущерб. За расширение возможности использования при­мирительной процедуры между потерпевшим и лицом, совершив­шим преступление, выступает ряд авторов1. Однако имеются и про­тивники данной нормы2. По мнению соискателя, право потерпевшего на примирение с обвиняемым не должно ставиться в зависимость от степени тяжести преступления. Думается, что необходимо убрать из ст.9 УПК такое условие, как совершение преступления «небольшой тяжести». Гуманность данного предложения заключается в том, что лицо, впервые совершившее преступление, примирившееся с потер­певшим и загладившее причиненный ущерб, должно иметь шанс на исправление без применения к нему уголовного наказания. Такое законодательное решение будет способствовать более успешной за-

1 Купко П. Указ. соч. С.24-25; Максудов Р. и другие. Указ. соч. С.70, 75; Николаева Т.Б. Соотношение частных и публичных начал в уголовном судопроизводстве: генезис формы и содержания // Госу­дарство, право, юридическая практика в исследованиях слушателей: Тезисы итоговой межвузовской конференции. 30-31 марта 1995 года. Н. Новгород, 1995. С.60-61.

2  Петухов Ю.Е. Соотношение публичного и частного обвине­ния в уголовном процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1996. С.19; Тейман С. Указ. соч. С. 37.

132

щите потерпевшим и гражданским истцом своих прав, свобод и за­конных интересов, более точному соотношению частного и публич­ного начал в уголовном процессе, более гуманному отношению к лицам, впервые совершившим преступление.

Необходимо отметить, что подсудимый имеет право возра­жать против прекращения уголовного дела (ч.5 ст.5, ст.ст.6-9, п.2 ст.208 УПК). При несогласии подсудимого с решением о прекраще­нии дела оно рассматривается судом в обычном порядке. Гуман­ность этого права заключается в том, что прекращение дела по осно­ваниям, изложенным в п.З ч.1 ст.5 УПК (за истечением срока давно­сти) и п.4 ч.1 ст.5 УПК (вследствие акта амнистии или ввиду поми­лования) не снимает с подсудимого подозрений в том, что он совер­шил данное преступление. Только оправдательный приговор полно­стью реабилитирует гражданина и имеет большое нравственное воз­действие на окружающих.

В целом следует отметить, что участники уголовного процес­са в стадии судебного разбирательства наделены рядом равных прав, которые позволяют им выражать свое отношение к уголовно-процессуальной деятельности и осуществлять защиту своих интере­сов. Тем не менее эти права не позволяют им реально влиять на при­нимаемые судом решения.

Процессуальный статус любого участника процесса включает в себя не только права, но и его обязанности. Необходимо отметить, что все обязанности, которыми рассматриваемые участники были наделены в стадии предварительного расследования, сохраняются и в стадии судебного разбирательства. Так, участие потерпевшего в судебном заседании является не только его правом, но и обязанно­стью. По требованию суда потерпевший обязан являться в суд и да-

133

вать правдивые показания. В противном случае он несет уголовную ответственность за уклонение, отказ от дачи показаний и за дачу за­ведомо ложных показаний (ст.ст. 307, 308 УК). Потерпевший, граж­данский истец, гражданский ответчик и их представители обязаны представлять по требованию суда находящиеся у них документы и предметы, имеющие значение для дела. Защитник не должен ис­пользовать в своей деятельности незаконные способы и средства за­щиты, в частности, склонять подсудимого к отказу от ранее данных показаний, если последний признал свою вину. Невыполнение этой обязанности свидетельствует о безнравственности, о профессио­нальной деформации защитника. Средства защиты должны быть и законными, и нравственными одновременно. Защитник также не вправе совершать какие-либо действия, которые ухудшали бы поло­жение подсудимого.

Необходимо отметить, что обязанности участников уголовно­го процесса в судебном разбирательстве имеют свою специфику. По­терпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их предста­вители, а также подсудимый и его защитник равны в своих обязан­ностях подчиняться распоряжениям председательствующего и со­блюдать порядок судебного заседания (ст.263 УПК). В противном случае они могут быть удалены из зала судебного заседания, а госу­дарственный обвинитель и защитник - заменены с отложением слу­шания дела, если это будет признано необходимым в интересах пра­восудия. Перед удалением из зала суда государственному обвините­лю, подсудимому и его защитнику делается предупреждение. Ос­тальным участникам право на предупреждение в подобных случаях не предусмотрено, что свидетельствует о негуманном отношении к лицам, защищающим в суде свои интересы, так как каждый из них в

134

ходе судебного разбирательства может поддаться эмоциям и нару­шить предъявляемые к нему требования. В Проекте УПК предупреж­дение об удалении из зала судебного заседания в случае повторного нарушения порядка или неподчинения распоряжениям председатель­ствующего предусмотрено для всех его участников. При этом на ка­ждого гражданина, за исключением подсудимого, может быть нало­жено денежное взыскание, достигающее до десяти минимальных размеров оплаты труда (ст.302 Проекта УПК). Согласно ст.302 Про­екта УПК защитник подсудимого из зала судебного заседания уда­ляться не может. Данная норма направлена на реализацию права подсудимого иметь своим защитником конкретное лицо. Таким обра­зом, все указанные нормы укрепляют принцип гуманного отношения к участвующим в деле лицам, так как, с одной стороны, расширяют их возможности защищать свои права и интересы, а с другой, повы­шают их ответственность за свои действия. Предусмотренные зако­нодателем правила соответствует гуманистической идее об ответст­венности личности за свои поступки.

В ходе судебного заседания все граждане обязаны проявлять уважение к чести и достоинству других лиц. За оскорбление граж­дан, участвующих в судебном разбирательстве, а также судьи и лиц, осуществляющих правосудие, в законе предусмотрена уголовная от­ветственность (ст.297 УК). Данная норма направлена на соблюдение такого принципа гуманизма, как охрана чести и достоинства лично­сти.

Проведенное исследование обусловливает вывод, что обязан­ности участников уголовного процесса в стадии судебного разбира­тельства ограничиваются в основном требованиями соблюдать поря­док судебного заседания, подчиняться распоряжениям председатель-

135

ствующего и проявлять уважение к суду и другим участникам судеб­ного заседания. Судебное разбирательство построено таким образом, чтобы его участники могли реально осуществлять защиту своих прав и интересов и содействовать решению задач уголовного судопроиз­водства.

Рассмотрение правового статуса участников уголовного про­цесса в стадии судебного разбирательства позволяет сделать вывод, что в данной стадии участники разбирательства обладают намного большими возможностями для защиты своих прав и законных инте­ресов, чем в стадии предварительного расследования. Реализация этих возможностей способствует установлению истины по делу и принятию справедливого решения, что свидетельствует о достаточно реальном воплощении принципа гуманизма в стадии судебного раз­бирательства.

При невыполнении участниками уголовного процесса своих обязанностей к ним применяются меры процессуального принужде­ния. Данная проблема будет предметом самостоятельного анализа в следующем параграфе.

§ 2.3. РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА ГУМАНИЗМА В МЕРАХ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ

В настоящее время в нашей стране взят курс на гуманизацию уголовного судопроизводства, на укрепление гарантий прав и закон­ных интересов участников процесса. По этой причине вопросы, свя­занные с применением мер процессуального принуждения, становят­ся особенно острыми и дискуссионными. Проблема гуманизации использования мер принуждения в уголовном процессе обусловлена

136

тем, что они ограничивают права и свободы граждан, предоставлен­ные им Конституцией РФ. Так, производство обыска и выемки огра­ничивает права на неприкосновенность жилища и тайну личной жиз­ни, а производство задержания подозреваемого или избрание меры пресечения в виде заключения под стражу - право граждан на свобо­ду и личную неприкосновенность.

Поскольку меры принуждения ограничивают конституцион­ные права граждан, постольку необходимо исследовать соответствие применения мер принуждения принципу гуманизма в уголовном процессе. Для этого следует определить, насколько обоснованно из­бираются принудительные меры к участникам уголовного процесса, и насколько защищен конкретный гражданин от незаконного приме­нения к нему мер уголовно-процессуального принуждения.

Многие авторы справедливо считают, что без принуждения уголовное правосудие является бессильным1. Следует признать, что нормы права не будут иметь никакого смысла, если не будет силы, способной принудить граждан к их соблюдению. Однако это не зна­чит, что правовые нормы должны выполняться обязательно с исполь­зованием государственного принуждения. Так, обвиняемый может добровольно, без принуждения прийти на допрос. Однако в случае уклонения от явки к следователю он может быть подвергнут приво­ду. Таким образом, гуманизм применения мер принуждения в уго­ловном процессе заключается в предоставлении каждому участнику судопроизводства определенной свободы, разумное использование которой позволит ему избежать применения к нему принудительных

Яковлев A.M. Принцип социальной справедливости и основа­ния уголовной ответственности // Советское государство и право. 1982. № 3. С.92; Епифанов БЗ. Указ. соч. С.118; и другие.

137

мер. В связи с этим необходимо расширять принцип добровольности при выполнении законов. Вряд ли этого можно добиться путем уже­сточения репрессий.

Применение мер процессуального принуждения соответство-вует принципу гуманизма тогда, когда оно обусловлено необходимо­стью. Некоторые авторы считают, что меры принуждения необходи­мы для достижения целей уголовного процесса. Поэтому их следует применять только при условии, что участники судопроизводства не выполняют возложенных на них законом обязанностей1.

Вопрос о понятии мер уголовно-процессуального принужде­ния является дискуссионным. Так, 3.3. Зинатулин под мерами уго­ловно-процессуального принуждения понимает способ воздействия государства на личность2. М.С. Строгович считает, что принудитель­ные меры - это процессуальные действия в отношении обвиняемого, которые могут иметь принудительный характер3. По мнению автора диссертации, рациональное зерно первого определения заключается в том, что оно отражает возможность применения принудительных мер к любому участнику уголовного процесса как одного из способов разрешения конфликта между государством и личностью. Рацио­нальное зерно второго определения заключается в том, что в случае добровольного выполнения предъявленных требований процессуаль­ные действия утрачивают свой принудительный характер. Так, на­пример, можно участвовать как принудительно, так и добровольно в

1   Шейфер Э.Ф. Указ. соч. С. 106; Ветрова Г.Н. Уголовно-процессуальная ответственность. М., 1987. С.34.

2 Рыжков АЛ. Меры пресечения. М., 1997. С.5.

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1.

С.273.

138

проведении освидетельствования, при получении образцов для срав­нительного исследования и других следственных действиях. Однако в указанных определениях не отражено, в каких случаях могут ис­пользоваться принудительные меры. В связи с этим автор диссерта­ции предлагает следующее определение мер процессуального при­нуждения: «Принудительные меры - это применяемые следовате­лем, органом дознания, прокурором или судьей на основании и в по­рядке, установленных законом, процессуальные действия, которые могут носить принудительный характер в отношении участников уголовного процесса в случае невыполнения ими своих процессуаль­ных обязанностей с целью предупреждения и пресечения их непра­вомерных действий, а также для решения задач уголовного судо­производства».

Существуют различные классификации мер принуждения1. Наиболее распространенным является деление принудительных мер на четыре группы: 1) меры, обеспечивающие получение доказа­тельств - задержание (ст.122 УПК), выемка и обыск (ст.ст.167, 168, 172 УПК), наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонден­цию и ее выемка (ст. 174 УПК), освидетельствование (ст. 181 УПК), отстранение от должности (ст. 153 УПК), получение образцов для

1 Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. Красноярск, 1985. С. 17; Рыжков А.П. Указ. соч. С.5-6; Бутов В.Н. Уголовный процесс Австрии. Красноярск, 1988. С.68; Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение: Общая концепция. Неприкосновенность личности. М., 1985. С.54-56; Цоко-лова О.И. Меры уголовно-процессуального принуждения: вопросы классификации // Отдельные актуальные проблемы работы органов МВД. Сб. научных трудов. М., 1996. С.56.

139

сравнительного исследования (ст. 186 УЖ), помещение обвиняемого или подозреваемого в медицинское учреждение (ст. 188 УПК), при­вод (ст.ст.73, 75, 82, 147 УПК); 2) меры, обеспечивающие граждан­ский иск или возможную конфискацию имущества: наложение ареста на имущество (ст. 175 УПК); 3) меры, направленные на поддержание порядка при производстве по уголовному делу: удаление из зала су­дебного заседания (ст. 263 УПК); 4) меры пресечения - подписка о невыезде (ст.93УПК), личное поручительство (ст.94 УПК), поручи­тельство общественной организации (ст.95 УПК), заключение под стражу (ст.96 УПК), залог (ст.99 УПК), наблюдение командования воинской части (ст. 100 УПК), отдача несовершеннолетнего под при­смотр или надзор (ст.394 УПК)'. В Проекте УПК предусмотрена но­вая мера пресечения - домашний арест (ст. 103). Он может приме­няться вместо заключения лица под стражу, если нет необходимости в полной изоляции гражданина от общества. Появление этой меры пресечения в уголовном процессе будет свидетельствовать о стрем­лении законодателя к более гуманному применению ограничения свободы подозреваемого и обвиняемого до суда.

Меры пресечения - это особая группа принудительных мер. М. Гранкин считает, что меры пресечения - это меры государствен­ного принуждения, которые временно ограничивают права обвиняе­мого и подозреваемого2. Они применяются только к лицам, обвиняе­мым или подозреваемым в совершении преступления с целью преду-

1  Вандышев В.В., Дербенев А.П., Смирнов А.В. Уголовный процесс. Учебно-методическое пособие. В 2-х ч. СПб., 1996. 4.1. С.53-54.

2 Гранкин М. Залог как мера пресечения // Российская юсти­ция. 1998. №2.С24.

140

преждения их возможности скрыться от следствия и суда, воспрепят­ствовать установлению истины по делу, продолжить преступную деятельность, а также для обеспечения исполнения приговора.

Объем работы не позволяет автору рассмотреть все меры про­цессуального принуждения. Поэтому соискатель остановился на про­блеме гуманизма при производстве задержания, освидетельствова­ния, обыска, выемки и избрании мер пресечения в виде заключения лица под стражу и залога. По мнению диссертанта, применение ука­занных мер принуждения наиболее глубоко затрагивает честь и дос­тоинство личности.

Одной из первых мер принуждения, которая применяется в уголовном процессе, является задержание подозреваемого в порядке ст. 122 УПК. Задержание - это следственное действие, заключающее­ся в кратковременном до 72-х часов ограничении свободы лица, по­дозреваемого в совершении преступления, с помещением его в ИВС. Оно осуществляется без санкции прокурора на основании и в поряд­ке, предусмотренных законом.

В соответствии с ч.1 ст. 122 УПК лицо, подозреваемое в со­вершении преступления, можно задержать при наличии хотя бы од­ного из следующих оснований: когда лицо застигнуто при соверше­нии преступления или непосредственно после его совершения; когда очевидцы или потерпевший прямо указали на данное лицо, как на совершившее преступление; когда на подозреваемом, его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления. В Проекте УПК сохраняются все указанные основания для процессу­ального задержания.

Необходимо отметить, что перечисленные основания дают должностным лицам право на задержание подозреваемого в совер-

141

шении преступления только при условии, если за данное преступле­ние может быть назначено наказание в виде лишения свободы. Од­нако следует признать, что указанные основания являются недоста­точными для ограничения свободы гражданина, потому что они все­го лишь свидетельствуют о том, что именно это лицо совершило пре­ступление. Однако они не означают, что его свободу необходимо при этом ограничивать. Для обязательного процессуального задержания наряду с указанными основаниями должны также существовать оп­ределенные мотивы. К таким мотивам относятся необходимость пре­сечь преступление; предупредить возможность скрыться от следст­вия и суда, помешать установлению истины по делу; обеспечить ис­полнение приговора (ст.89 УПК). Такой подход соответствует Евро­пейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 года). В ней указано, что законное задержание или законный арест лица должны осуществляться с целью обеспечения его присутствия перед компетентной юридической властью при подозрении в совер­шении преступления или когда обоснованно признана необходи­мость предотвращения совершаемого преступления или вероятность исчезновения лица после его совершения (ст. 5).

В соответствии с ч.2 ст. 122 УПК лицо также может быть за­держано при наличии иных данных, дающих основание полагать, что оно совершило преступление. Однако в последнем случае граждани­на допускается задерживать только при условии, если он покушался на побег или у него нет постоянного места жительства, или его лич­ность не установлена (ч.2 ст. 122 УПК). Необходимо признать, что указанное основание для задержания имеет четкие ограничения для его применения, которые являются вполне оправданными, так как наличие данного основания направлено на осуществление задач уго-

142

ловного судопроизводства, а значит, на защиту интересов государст­ва, общества, потерпевшего и других участников судопроизводства.

При задержании подозреваемый имеет ряд гарантий, обеспе­чивающих защиту его прав и интересов. Одной из таких гарантий яв­ляется ограничение законодателем срока задержания. Действующее законодательство допускает максимальное ограничение свободы по­дозреваемого в порядке ст. 122 УПК до 72 часов. В Проекте УПК данный срок приведен в соответствие со ст.22 Конституции РФ и ра­вен 48 часам (ст.258). Однако необходимо отметить, что в Болгарии и Румынии задержание допускается только до 24 часов1. Это значит, что имеются более гуманные варианты применения данной меры принуждения. Некоторые российские авторы также предлагают со­кратить срок задержания до 24-х часов2. Диссертант поддерживает указанное предложение.

Одной из важных гарантий, обеспечивающих человечное от­ношение к задержанному лицу, является предоставление ему защит­ника с момента объявления протокола задержания (ст.47 УПК). В данной ситуации присутствие защитника имеет большое гуманисти­ческое значение, потому что последний не только оказывает гражда­нину юридическую помощь, но и морально его поддерживает.

К другому следственному действию, осуществляемому с по­мощью принуждения, относится освидетельствование. Освидетель­ствование проводится с целью обнаружения на теле обвиняемого, подозреваемого, свидетеля  или потерпевшего следов преступления

1 Конституции социалистических государств / Ред. колл.:  Б.А. Страшун и другие. М., 1987. T.I. C.139; Там же. Т.2. С.123.

2 Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. С.47.

143

или наличия особых примет (ст.181 УПК). Оно производится в при­сутствии понятых и в случае необходимости с участием врача. Боль­шое гуманистическое значение имеет требование, чтобы освидетель­ствование, сопровождающееся обнажением освидетельствуемого ли­ца, производилось в присутствии понятых того же пола. В Проекте УПК предусмотрено производство освидетельствования с целью вы­явления состояния опьянения или иных состояний, если для этого не требуется проведение экспертизы (ст. 190). Некоторые авторы счита­ют, что экспертизу следует проводить во всех случаях, потому что лицо может находиться не в состоянии опьянения, а в стрессовом со­стоянии в связи со своим задержанием1. Соискатель поддерживает данную точку зрения, так как это будет способствовать установле­нию объективной истины по делу.

Отдельного рассмотрения требует вопрос о принудительном проведении освидетельствования в отношении потерпевших. Соглас­но ст.181 УПК следователь вправе произвести освидетельствование потерпевшего. Для этого он выносит мотивированное постановление. В соответствии со ст. 127 УПК данное постановление является для потерпевшего обязательным. Многие авторы справедливо отмечают, что принудительное проведение освидетельствования потерпевших безнравственно, в связи с чем от него следует отказаться2. И.Л. Пет-рухин считает, что если производство освидетельствования, экспер­тизы и получения образцов не связаны с обнажением и не оскорбля­ют достоинства гражданина, то их можно осуществлять принуди-

1 Быков В., Макаров Н. О регламентации следственных дейст­вий // Российская юстиция. 1998. № 2. С.23.

2  Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Указ. соч. С.57-58; Москалькова Т.Н. Указ. соч. С.48.

144

тельно и в отношении потерпевшего1. Однако следует признать, что только потерпевший может определить, затронет ли указанное след­ственное действие его достоинство или нет; нужна ли ему истина, ради которой он должен испытать дополнительные унижения и стра­дания; желает ли он вообще быть в уголовном процессе потерпев­шим. Поэтому с принудительным освидетельствованием потерпев­шего никак нельзя согласиться. В Проекте УПК предусмотрено, что освидетельствование является обязательным только для подозревае­мого и обвиняемого (ст. 190). Это значит, что потерпевший может от­казаться от участия в данном следственном действии, и никто не вправе принудить его к участию в этом действии. Данная норма яв­ляется показателем расширения прав потерпевшего, роста уважи­тельного отношения государства к внутреннему миру человека, его мыслям и чувствам, свидетельством более полной реализации прин­ципа гуманизма в уголовном процессе.

Одними из важных следственных действий, осуществляемых с помощью принуждения, являются обыск и выемка. Обыск и выем­ка проводятся для получения доказательств по уголовному делу. Обыск заключается в отыскании и изъятии орудий преступления, предметов и ценностей, добытых преступных путем, а также других предметов и документов, которые могут иметь значение для дела (ст. 168 УПК). Выемка заключается в изъятии определенных предме­тов и документов, имеющих значение для дела (ст. 167 УПК).

А.Ф. Кони справедливо указывал на то, что обыск и выемка вносят «смуту в жизнь честного человека и в отношение к нему ок-

1 Петрухин И.Л. Правовая защита личности при поисках дока­зательств по уголовным делам // Социалистическая законность. 1989. № 12. С.8.

145

ружающих», в связи с чем они должны осуществляться с крайней ос­торожностью1. Выемка осуществляется в случаях, если точно извест­но, где и у кого находятся предметы и документы, имеющие значе­ние для дела (ст. 167 УПК). Обыск может проводиться только при на­личии достаточных данных полагать, что в конкретном месте или у конкретного лица находятся орудия преступления, предметы и цен­ности, нажитые в результате преступной деятельности, или предме­ты, документы и другие объекты, которые могут иметь отношение к делу. Обыск также может проводиться для обнаружения разыскивае­мых лиц и трупов. Гарантией соблюдения прав граждан при произ­водстве обыска и выемки является требование, чтобы они произво­дились только по мотивированному постановлению следователя или органа дознания, а при проведении обыска - при наличии санкции прокурора или на основании судебного решения (ст.25 Конституции РФ). Однако обыск может осуществляться и без санкции прокурора в так называемых случаях, «не терпящих отлагательства» (ст. 168 УПК). Несмотря на то, что должностные лица обязаны в течение су­ток уведомить прокурора о произведенном обыске, это не устраняет самого нарушения прав граждан на неприкосновенность жилища. В Проекте УПК данное требование Конституции не учитывается (ст. 196). По мнению соискателя, следует исключить возможность всякого проникновения в жилище граждан без санкции прокурора или судебного решения и закрепить в законодательстве положение, предусматривающее проведение обыска только при наличии санк­ции.

Кроме того, в постановлении о назначении обыска следует

1 Кони А.Ф. Судебная речь по делу Ольги Палем // Избр. про­изв. В 2 т. 2-е изд. М., 1959. T.I. C.607.

146

указывать, что конкретно предполагается найти в ходе данного обы­ска, как это делается в зарубежных странах. Так, в США согласно 4-ой поправке к Конституции доказательства, полученные в результате обыска, проведенного по постановлению, в котором не указано, что именно следует отыскать в ходе его проведения, даже не рассматри­ваются, так как способ их получения считается незаконным1.

Необходимо отметить, что действующее законодательство со­держит ряд гарантий от незаконного проведения различных следст­венных действий, осуществляемых в принудительном порядке, что свидетельствует о реализации принципа гуманизма в уголовном су­допроизводстве. Так, обыск и выемку следует проводить только при понятых и самого лица, у которого производится данное следствен­ное действие, или лиц, его замещающих. К таким лицам относятся совершеннолетние члены его семьи, а в случае невозможности их присутствия - представители жилищно-эксплуатационной организа­ции, исполнительного комитета поселкового или сельского Совета народных депутатов (ст. 169 УПК). Необходимо признан, что пред­ставители указанных организаций не могут заменить личность обы­скиваемого лица, так как именно последний наделен рядом имущест­венных и других конституционных прав. Так, производство обыска в отсутствие лица, у которого он проводится, нарушает право обыски­ваемого выдать искомое и тем самым оградить свое жилище от даль­нейшего проведения обыска. В связи с этим представляется целесо­образным исключить из законодательства возможность проведения обыска в присутствии представителей каких-либо организаций. В

1 Поморски С. Американские суды и следствие по уголовным делам: 4-я поправка к Конституции США (Правило об исключении) // Советское государство и право. 1990. № 10. С.108.

147

случае отсутствия совершеннолетних членов семьи обыскиваемого обыск должен проводиться только при его личном участии.

О гуманности использования мер принуждения свидетельст­вует наличие в уголовном судопроизводстве норм, запрещающих на­носить ущерб чести и достоинству граждан при их применении (ст.ст.181, 183, 170, 172 УПК). От лиц, производящих обыск, требу­ется, чтобы они избегали повреждения запоров, дверей и других предметов, если это не вызвано необходимостью. Участникам обы­ска и выемки запрещается оглашать сведения об обстоятельствах ин­тимной жизни, полученные при проведении данных следственных действий.

В Проекте УПК сохраняются указанные нормы и предусмот­рены дополнительные гарантии от незаконного применения мер при­нуждения. Так, санкция прокурора требуется при наложении ареста на имущество (ст. 113). Для проведения осмотра жилого помещения без согласия проживающих в нем лиц необходимо судебное решение (ст. 187). В литературе существуют также предложения с санкции прокурора производить выемку, эксперимент и проверку показаний в жилище гражданина1. Однако в Проекте УПК они не учтены. Дис­сертант предлагает реализовать указанные предложения в уголовно-процессуальном законодательстве, так как данные следственные дей­ствия связаны с ограничением конституционных прав граждан на не­прикосновенность жилища, неприкосновенность частной жизни и другие.

Среди мер пресечения наибольшего внимания заслуживает

1 Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР: Теоретическая модель / Под ред. В.М. Савицкого. М., 1990. С.88-89.

148

такая мера пресечения как содержание под стражей, потому что она ограничивает не только свободу личности, но и ее социально-экономические, политические и культурные права.

Согласно ст.55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены законом только в случае необхо­димости в целях защиты основ конституционного строя, нравствен­ности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения безопасности государства и обороны страны. В соответствии со ст.89 УПК обвиняемому может быть избрано заключение под стражу в случае, если имеются достаточные основания полагать, что он скро­ется от органов, осуществляющих судопроизводство, или воспрепят­ствует установлению истины по уголовному делу, или будет продол­жать заниматься преступной деятельностью, а также для обеспечения исполнения приговора. По данному поводу А.П. Рыжаков справедли­во отмечает, что нельзя избирать меру пресечения, основываясь только на интуитивных предположениях о вероятном поведении об­виняемого. Для этого надо иметь реальные доказательства того, что обвиняемый может совершить указанные действия1. Соискатель пол­ностью разделяет данную точку зрения. Вместе с тем диссертант по­лагает, что для применения меры пресечения - содержание под стражей - необходимо наличие не только достаточных данных, сви­детельствующих, что лицо может скрыться от органов дознания, следствия или суда, воспрепятствовать установлению истины по делу или продолжить преступную деятельность, но и доказательств его участия в совершении преступления. Указанное основание предлага­ется ввести в уголовно-процессуальное законодательство. Такого же мнения придерживаются 78 % осужденных и 43 % защитников. Од-

1 Человек и общество. С.10-11.

149

нако лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, не счита­ют обязательным условием для заключения лица под стражу наличие доказательств его участия в совершении преступления (18 % проку­роров, 27 % следователей, 15 % судей). Следует отметить, что дан­ный факт противоречит принципу законности и обоснованности применения рассматриваемой меры принуждения. В связи с этим диссертант считает свое предложение особенно актуальным.

В соответствии со ст.96 УПК заключение под стражу может применяться также к лицам, совершившим преступление, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок более одного года, а в исключительных случаях, и менее одного года. Вряд ли данное условие является оправданным с точки зрения гу­манного отношения к человеку, потому что оно направлено на обес­печение наказания, которое только возможно будет назначено в виде лишения свободы. Наличие альтернативных санкций в норме уголов­ного закона в данном случае не учитывается. В Проект УПК внесено положение, согласно которому заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется только в отношении обвиняемого или подозреваемого в совершении преступлений, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет (ст. 104). Безусловно, такая норма способствует гуманизации уголовного судопроизводства, потому что она запрещает ограничи­вать свободу граждан, совершивших преступление небольшой тяже­сти. Однако из данного правила сделано исключение и допускается заключать под стражу обвиняемого (подозреваемого) за преступле­ния, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет. Такая мера может быть применена к лицам, ко­торые не имеют постоянного места жительства; личность которых не

150

установлена; которые нарушили ранее избранную меру пресечения или скрылись от органов предварительного расследования или суда. Соискатель полагает, что указанное исключение является оправдан­ным, потому что оно ограничивает возможность произвольного при­менения указанной меры пресечения. Однако автор предлагает со­кратить использование меры пресечения в виде содержания под стражей и применять ее к лицам, впервые совершившим преступле­ние, только за такие преступления, за которые законом предусмотре­но наказание свыше пяти лет лишения свободы.

Еще одним основанием для заключения лица под стражу яв­ляется степень тяжести совершенного преступления. Согласно дан­ному основанию человека можно лишить свободы по мотивам одной лишь опасности преступления за тяжкие и особо тяжкие преступле­ния. Многие авторы справедливо считают, что заключение лица под стражу только по мотивам опасности преступления является наруше­нием презумпции невиновности, и критикуют данное положение1. Действительно, в указанном случае закон позволяет не учитывать никакие другие обстоятельства совершения преступления, например, личность обвиняемого или его возраст. Необходимо отметить, что в США, Венгрии и других странах отсутствует возможность ареста граждан по признаку опасности преступления2. В Проекте УПК дан­ное основание также упразднено, что свидетельствует о гуманизации отношения государства к лицу, совершившему преступление.

1 Москалькова Т.Н. Указ. соч. С.60-61; Бажанов. С. Указ. соч. С.32.

2  Карой Сиярто. Предварительное следствие и прокурорский надзор за его законностью в ВНР // Социалистическая законность. 1989. № 2. С.75; Гуценко К.Ф. Указ. соч. С.51.

151

Некоторые авторы выступают против применения заключе­ния под стражу к лицам, которые совершили преступление по неос­торожности1. Соискатель согласен с данной точкой зрения, так как преступление совершалось без умысла. Реализация указанного пред­ложения в законодательстве способствовала бы гуманизации уголов­ного процесса.

В ст.91 УПК содержится требование, чтобы при избрании ме­ры пресечения учитывались не только возможность гражданина скрыться от правосудия, воспрепятствовать установлению истины по делу и т.п., но также его личность, занятия, состояние здоровья, воз­раст, семейное положение и другие обстоятельства. Учет этих об­стоятельств позволяет должностным лицам осуществлять индивиду­альный подход к обвиняемому, что свидетельствует о гуманизации взаимоотношений государства к личности. При заключении лица под стражу принцип гуманизма реализуется также в норме, обязывающей лицо или орган, в производстве которых находится уголовное дело, немедленно известить одного из близких родственников подозревае­мого или обвиняемого о месте содержания его под стражей или из­менении данного места (ст.96 УПК).

Гарантиями, обеспечивающими защиту граждан от незакон­ного ограничения свободы, являются требование наличия санкции прокурора или решения суда, существование сроков содержания ли­ца под стражей, установление предельного срока нахождения лица под стражей и установление перечня субъектов, которые могут про­длевать данные сроки (ст.97 УПК). Последняя гарантия значит, что только уполномоченные законом лица могут осуществлять продле-

1 Козлов В. Мера пресечения не может быть тяжелее меры на­казания // Российская юстиция. 1998. № 3. С.48.

152

ние срока содержания под стражей, который не должен превышать полутора лет. Однако указанный срок может быть продлен в случаях, когда обвиняемый и его защитник не могут ознакомиться с материа­лами дела до истечения предельного срока содержания под стражей или необходимо удовлетворить ходатайство обвиняемого или его защитника о дополнении предварительного следствия (части 4, 5 и 6 ст.97 УПК). Существуют случаи неоднократного продления предель­ного срока содержания под стражей. По данному поводу Конститу­ционный Суд Российской Федерации указал, что для продления сро­ка содержания под стражей такое основание, как невозможность об­виняемого и его защитника ознакомиться с материалами уголовного дела до истечения предельного срока, не может быть единственным и достаточным. Для этого необходимо также наличие оснований, ус­тановленных в ст.89 УПК. Изложенное относится и ко второму усло­вию продления срока содержания под стражей - необходимости удовлетворения ходатайства обвиняемого или его защитника о до­полнении предварительного следствия1. В Проекте УПК указанные основания для продления максимального срока содержания лица под стражей сохраняются. Однако в Проект УПК введено ограничение, согласно которому при возвращении судом дела на дополнительное расследование в случаях, когда предельный срок содержания лица под стражей не истек, а оснований для изменения меры пресечения не имеется, суд вправе продлить срок содержания под стражей, но не

1 Определение Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности частей четвертой, пятой и шестой статьи 97 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан П.В. Янчева, В.А. Жеребенкова и М.И. Сапро­нова. 25 декабря 1998 года // Российская газета. 1999.12 января.

153

более, чем на один месяц (ст. 107).

Согласно ст.22 Конституции РФ арест, заключение под стра­жу и содержание лица под стражей допускаются только по судебно­му решению. Однако в соответствии с ч.З ст.96 УПК и п.6 ч.2 второ­го раздела Конституции РФ правом давать санкцию на арест облада­ет также прокурор до приведения уголовно-процессуального законо­дательства в соответствие с Конституцией РФ. Следует отметить, что указанное конституционное положение предусмотрено в ст. 104 Про­екта УПК, в результате чего эти законы будут приведены в соответ­ствие с Конституцией РФ. Некоторые авторы совершенно обосно­ванно считают, что на сегодняшний день суды не готовы взять на себя санкционирование арестов. В связи с этим необходимо преду­смотреть средства для расширения штата судей1.

В ст.96 УПК указывается на то, что при решении вопроса о даче санкции на заключение под стражу прокурор должен в случае необходимости допросить лицо, в отношении которого данная мера пресечения избирается, и обязан допросить всех без исключения не­совершеннолетних подозреваемых и обвиняемых. Однако многие авторы предлагают ввести в законодательство положение, согласно которому каждое лицо во всех без исключения случаях при избрании ему меры пресечения в виде заключения под стражу должно быть допрошено судьей или прокурором2. Диссертант поддерживает дан­ное предложение. Действительно, обвиняемому следует предоста­вить право лично предстать перед лицом, которое принимает реше­ние о заключении его под стражу, и дать свои показания. Это прави-

1  Колоколов Н. Судебный контроль за арестами // Российская юстиция. 1998. №3. СЮ.

2 Там же. СЮ; Москалькова ТЛ. Указ. соч. С.61.

154

ло будет не только шагом вперед в обеспечении прав обвиняемого, но и поможет выявлению следственных ошибок на ранних стадиях предварительного расследования. Указанное предложение реализо­вано в ст. 104 Проекта УПК, где подозреваемому и обвиняемому предоставляется право участвовать в судебном заседании при рас­смотрении вопроса об избрании им меры пресечения. В заседании могут участвовать их защитники, а также законные представители несовершеннолетнего обвиняемого и подозреваемого, которые помо­гают им защищать свои интересы. Кроме того, согласно ст. 104 Про­екта УПК ходатайство о применении заключения лица под стражу в качестве меры пресечения в отношении подозреваемого должно быть представлено судье не позднее шести часов до истечения срока за­держания и рассмотрено судьей в течение шести часов с момента по­ступления материалов в суд.

Необходимо отметить, что если в 1983 году заключенные под стражу составляли 48 % из числа обвиняемых, в 1989 году - 37 %, то за первое полугодие 1997 года применение меры пресечения в виде заключения под стражу снизилось по сравнению с первым полугоди­ем 1996 года с 27,4 до 26,3 %'. В зарубежных странах данный пока­затель намного ниже. Например, в 1987 году в Венгрии было аресто­вано только 8 % граждан из 112732 обвиняемых2. Таким образом, следует признать, что практика применения меры пресечения в виде заключения под стражу в России становится все более гуманной.

В Федеральном законе «О содержании под стражей подозре-

1 Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М., 1989. С.254; Ляхов Ю.А. Указ. соч. С.31; Татарский А. Указ. соч. С.52.

2 Карой Сиярто. Указ. соч. С.75.

155

ваемых и обвиняемых в совершении преступлений» сформулирован ряд гарантий, направленных на человечное с ними обращение. Так, согласно ст. 15 указанного закона в местах содержания под стражей устанавливается режим, обеспечивающий соблюдение прав подозре­ваемых и обвиняемых. При этом каждый из них имеет право на сви­дания с защитником, родственниками и иными лицами; вежливое обращение со стороны сотрудников мест содержания под стражей; участие в гражданско-правовых сделках; пользование литературой и изданиями периодической печати из библиотеки места содержания под стражей и приобретение их в торговой сети через администра­цию места содержания под стражей; ежедневные прогулки не менее одного часа; отправление религиозных обрядов (ст. 17).

По мнению некоторых авторов, меры пресечения должны применяться только к обвиняемым, но ни в коем случае - к подозре­ваемым1. Их позиция обусловлена тем, что если в деле имеются до­казательства виновности конкретного лица, то следует предъявить ему обвинение, а затем избрать одну из мер пресечения. На практике нередко бывают случаи, когда подозреваемый заключается под стражу до предъявления обвинения, а затем освобождается за отсут­ствием доказательств. По мнению соискателя, в основе данного яв­ления лежит так называемый обвинительный уклон следствия. К гражданину, задержанному по подозрению в совершении преступле­ния, заведомо относятся как к лицу, совершившему преступление. По данному поводу М.Х. Гельдибаев справедливо отмечает, что ста­тус обвиняемого (подозреваемого) должен определяться статусом

1 Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР: Теоретическая модель. С.95.

156

невиновного лица1. Принимая во внимание, что для выяснения об­стоятельств дела и предъявления лицу обвинения существует инсти­тут задержания, диссертант предлагает упразднить институт приме­нения мер пресечения к подозреваемому.

Для предотвращения ошибочного применения к гражданам заключения под стражу необходимо расширять использование мер пресечения, не связанных с заключением под стражу. Среди таких мер пресечения наибольшего внимания заслуживает залог. В послед­нее время многие авторы высказываются за более активное примене­ние в качестве меры пресечения залога2.

Использование залога в качестве меры пресечения вошло в практику сравнительно недавно и уже показало свою эффективность. Согласно действующему законодательству залог применяется в каче­стве меры пресечения в целях обеспечения явки обвиняемого к лицу, осуществляющему судопроизводство. Он вносится деньгами и цен­ностями в депозит суда подозреваемым, обвиняемым или каким-либо другим лицом либо организацией (ст.99 УПК). В случае уклонения обвиняемого (подозреваемого) от явки в органы расследования или в суд залог обращается в доход государства. Гуманность данной меры пресечения заключается в том, что она позволяет не лишать гражда­нина свободы в случаях, когда в этом нет необходимости.

Данная мера пресечения широко используется в Англии,

1  Гельдибаев М.Х. Исполнение меры пресечения в виде пред­варительного заключения под стражу в следственных изоляторах: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1993. СП.

2  Гранкин М. Указ. соч. С.24; Руднев Вл. Залог в России, «байл» в США: сравнительный анализ // Российская юстиция. 1998. № 4. С.22.

157

США и других странах. Так, В Англии любой обвиняемый может быть выпущен под залог независимо от тяжести преступления . Кро­ме того, в США обвиняемый вправе выслать в суд сумму штрафа, ко­торая может быть ему назначена при его осуждении, о чем заблаго­временно указывается в повестке о явке в суд. В этом случае дело за­канчивается2. Данные положения наглядно свидетельствуют о том, что судопроизводство в указанных странах осуществляется с целью разрешения конфликта, возникшего между обвиняемым и потерпев­шим или между обвиняемым и государством. В нашей стране до на­стоящего времени бытует мнение, что такой путь является достаточ­но легким для лица, совершившего преступление. Между тем такая позиция создает безнравственную базу для сохранения в уголовном процессе инквизиционных оснований избрания мер пресечения и устрашающей функции судопроизводства. Однако в международных документах подчеркивается необходимость избегать заключения ли­ца под стражу. Так, в ст.9 Международного пакта о гражданских и политических правах (1966 год) указывается на то, что содержание под стражей лиц, арестованных или задержанных по уголовному об­винению и ожидающих судебного разбирательства, не должно быть общим правилом. При предоставлении лицом гарантий явки в суд, явки в случае необходимости и т.п., оно может быть освобождено из-под стражи.

В Проекте УПК предусмотрено, что залог должен применять­ся как мера пресечения к обвиняемым и подозреваемым с учетом тя­жести совершенного преступления, личности данного лица и его

1 Боботов СВ. Буржуазная юстиция: состояние и перспективы развития. С.37.

2 Гуценко К.Ф. Указ. соч. С.75.

158

имущественного положения (ст.102). Залог не применяется к лицам, совершившим тяжкие и особо тяжкие преступления. Таким образом, в законодательство вводятся серьезные ограничения для использова­ния данной меры пресечения, что уменьшает возможность сохранять подозреваемым, обвиняемым свободу. По мнению соискателя, на практике обстоятельства могут складываться настолько разнообраз­но, что законодатель должен предусмотреть возможность внесения залога при совершении любого преступления. Только такой подход соответствует идее гуманизации уголовного судопроизводства.

При рассмотрении взаимосвязи мер принуждения и принципа гуманизма в уголовном процессе следует отметить, что принуждение в судопроизводстве - это закономерная необходимость, к которой го­сударство вынуждено обращаться для решения задач уголовного процесса и защиты прав и интересов его участников. Однако прове­денное исследование показало, что меры принуждения в уголовном судопроизводстве используются не всегда целесообразно. Некоторые основания для применения принудительных мер не вызваны необхо­димостью и носят карательный характер, что свидетельствует о со­хранении в современном судопроизводстве пережитков розыскного процесса. Кроме того, в уголовном судопроизводстве пока еще суще­ствует приоритет государственных интересов над интересами лично­сти, в связи с чем в сознании лиц, осуществляющих судопроизводст­во, презумпция виновности преобладает над презумпцией невинов­ности.

В то же время следует признать, что в настоящее время в уго­ловном процессе существует тенденция к сокращению силы и остро­ты мер государственного принуждения, укреплению гарантий прав и интересов граждан от возможного произвола должностных лиц.

159

Участники судопроизводства могут проявлять все большую актив­ность в уголовно-процессуальной деятельности и добровольно под­чиняться предъявляемым к ним требованиям. Думается, что в ходе гуманизации судопроизводства использование принудительных мер в уголовном процессе будет все менее необходимым. В конечном сче­те они должны остаться в законодательстве только как напоминание о возможности применения мер принуждения в случае нарушения закона. Автор диссертации считает, что в идеальном варианте меры принуждения следует применять только в тех случаях, когда все дру­гие средства для достижения целей правосудия уже исчерпаны. Од­нако введение данного положения в законодательство на сегодняш­ний день является преждевременным.

Проблема реализации принципа гуманизма в мерах процессу­ального принуждения тесно связана с проблемой гарантий прав и ин­тересов личности в уголовном судопроизводстве. Исследование ука­занного вопроса будет проведено в следующем параграфе.

§ 2.4. ГАРАНТИИ ПРИНЦИПА ГУМАНИЗМА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

В настоящее время в уголовном судопроизводстве идет про­цесс расширения и укрепления не только прав его участников, но и их гарантий. В этом заключается особенность реализации принципа гуманизма в уголовном процессе на современном этапе. Гарантиро-ванность прав человека на гуманное к нему отношение имеет боль­шое значение, потому что при отсутствии способов реализации гума­нистических ценностей отсутствуют и гарантии самого принципа гу­манизма в уголовном судопроизводстве.

160

На сегодняшний день вопрос о гарантиях принципа гуманиз­ма является очень актуальным. Некоторые авторы считают, что гу­манистические и демократические начала уголовного процесса носят чисто декларативный характер и на практике не осуществимы1. С данной точкой зрения никак нельзя согласиться. Диссертант полага­ет, что принцип гуманизма в судопроизводстве обеспечен достаточ­но реальными гарантиями.

Все гарантии принципа гуманизма в уголовном процессе по степени верховенства можно разделить на четыре группы: междуна­родные, конституционные, уголовно-процессуальные и иные право­вые, содержащиеся в других законодательных актах.

Принимая во внимание, что в пределах данной работы рас­смотреть все указанные гарантии не представляется возможным, со­искатель остановится на исследовании только процессуальных гаран­тий, так как именно они позволяют реально осуществлять гумани­стические ценности в уголовно-процессуальной деятельности.

В теории уголовного судопроизводства существуют различ­ные точки зрения по поводу сущности процессуально-правовых га­рантий. Некоторые авторы под ними понимают возможность осуще­ствлять задачи правосудия2. Другие - правовую обеспеченность гра­ждан при использовании предоставленных им прав и выполнении ими своих обязанностей3. Принципиальная разница в понимании уголовно-процессуальных гарантий заключается в различном подхо­де к положению личности в государстве в целом и судопроизводстве

1 Лившиц В., Прошкин Л. Указ. соч. С.39.

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. С.56.

3 Куцова Э.Ф. Указ. соч. С.129; Шейфер С.А. Указ. соч. С.88.

161

в частности. Одни авторы на первое место ставят гарантии, направ­ленные на осуществление правосудия, а вторые - гарантии, призван­ные обеспечить права и интересы граждан. Позиция второй группы авторов в большей степени соответствует духу времени и отражает гуманистический подход к данной проблеме. Однако, по мнению со­искателя, эти две группы гарантий неотделимы друг от друга, потому что только при условии реализации задач правосудия могут быть со­блюдены права и интересы граждан. Так, например, следователь, за­ботясь о том, чтобы ни один невиновный человек не был привлечен к уголовной ответственности, тем самым охраняет каждого граждани­на от антигуманного к нему обращения, от возможного произвола лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство. Таким образом, реальное уважение и обеспечение прав личности и особенно лиц, за­интересованных в результатах уголовного дела, является критерием гуманизма уголовного процесса.

Подводя итоги всему сказанному, автор диссертации предла­гает следующее определение процессуальных гарантий принципа гу­манизма: «Гарантии принципа гуманизма в уголовном процессе - это установленные законом правовые средства, обеспечивающие уваже­ние свободы, чести, достоинства и прав человека и гражданина и их соблюдение».

Уголовное судопроизводство обладает достаточно целостной системой процессуальных гарантий, которые обеспечивают дейст­венность в нем принципа гуманизма. К этой системе относятся принципы уголовного процесса, направленные на охрану чести и достоинства граждан; права участников судопроизводства, позво­ляющие им отстаивать свои законные интересы; обязанности субъек­тов уголовного процесса, направленные на обеспечение прав и сво­бод граждан; санкции уголовно-процессуальных норм, применяемые

162

к лицам, нарушающим или не выполняющим свои обязанности; про­курорский надзор и судебный контроль, деятельность которых спо­собствует восстановлению нарушенных прав и интересов граждан.

Необходимо отметить, что гарантиями принципа гуманизма в уголовном судопроизводстве прежде всего являются принцшш уго­ловного процесса, так как они наполнены нравственным содержани­ем и направлены на охрану чести и достоинства граждан. К ним от­носятся принципы презумпции невиновности, неприкосновенности личности, охраны чести и достоинства граждан, неприкосновенности частной жизни и другие. Данные принципы закреплены в законода­тельстве всех развитых стран, например, в Германии, Испании, Ита­лии и других государствах1. В пределах настоящей работы нет воз­можности исследовать все принципы уголовного процесса и пока­зать, каким образом они гарантируют гуманное отношение к участ­никам судопроизводства. По этой причине соискатель остановится на рассмотрении лишь некоторых из них.

Одним из самых гуманных принципов уголовного процесса является презумпция невиновности. Согласно ст.49 Конституции РФ данный принцип заключается в том, что «каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его винов­ность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором су­да». Из презумпции невиновности вытекают следующие уголовно-процессуальные положения. Во-первых, лицо может быть признано виновным в совершении преступления и подвергнуто наказанию только по приговору суда в установленном законом порядке (ст. 13

1 Конституции зарубежных государств: Учебн. пособие.   2-е изд., испр. и доп. М., 1997. С.154,299,301,234-238.

163

УПК). Во-вторых, необходимость доказывания вины лежит на лицах, осуществляющих уголовное судопроизводство, и никто не обязан до­казывать свою невиновность. Так, в ч.2 ст.20 УПК подчеркнуто: «Суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, не вправе перелагать обязанность доказывания на обвиняемого». В-третьих, все сомнения в виновности лица толкуются в пользу обви­няемого. При недостаточности доказательств участия обвиняемого в совершении преступления и невозможности собрать дополнительные доказательства дело прекращается или выносится оправдательный приговор (ст.ст.208, 234, 309, 349 УПК). Действительно, обвиняемый имеет право приводить доказательства, подтверждающие его неви­новность, но он не обязан это делать. Если показания обвиняемого не подтверждаются доказательствами, то это не значит, что он дол­жен доказывать правдивость своих аргументов. Доказывать вину об­виняемого должен следователь прокурор или лицо, производящее дознание. К сожалению, на практике нередко встречаются ситуа­ции, когда должностное лицо, осуществляющее судопроизводство, принимает законные решения с учетом характеристики личности об­виняемого, но это вызывает негативное отношение со стороны ос­тальных сотрудников. Для того, чтобы подобные явления искоре­нить, необходимо активно внедрять гуманистические начала в нормы уголовно-процессуального права и тем самым сделать всякое прояв­ление гуманности законным. Таким образом, совершенствование за­конов с точки зрения их гуманизации является объективной потреб­ностью развития нашего государства.

В связи с этим большой интерес представляет такой уголовно-процессуальный принцип, как законность. Принцип законности за­ключается в требовании, чтобы граждане подчинялись администра-

164

ции, а должностные лица и суд - велениям закона. При этом всем им запрещается выходить за пределы закона1. Так, в ст.1 УПК указыва­ется, что при производстве по уголовному делу необходимо приме­нять уголовно-процессуальный закон, действующий соответственно во время дознания, предварительного следствия либо при рассмотре­нии дела судом. По мнению диссертанта, законность является со­ставной частью принципа гуманизма, потому что ряд процессуаль­ных гарантий является как гарантиями законности уголовно-процессуальной деятельности, так и гарантиями прав личности при исследовании обстоятельств дела и принятии по ним решения. На­пример, закон запрещает домогаться показаний обвиняемого и дру­гих участников уголовного процесса путем пыток, угроз и иных неза­конных действий (ч.З ст.20 УПК), потому что всякое насилие над об­виняемым противоречит принципу гуманизма и унижает его челове­ческое достоинство. Соискатель полагает, что для того, чтобы ис­ключить возможность любого насилия над допрашиваемым лицом, необходимо устранить причины, которые побуждают к этому лиц, осуществляющих судопроизводство. Одним из путей решения дан­ной проблемы может стать изменение политики поощрения работы следователя. В ее основу должно быть положено не количество сданных уголовных дел в суд, а соблюдение им законности и гуман­ного отношения к гражданам, то есть отсутствие процессуальных на­рушений, а также жалоб со стороны участников уголовного судопро­изводства.

Таким образом, нарушение прав личности, унижение ее чести и достоинства является нарушением законности производимых про-

1 Юридический словарь / Под ред. П.И. Кудрявцева. 2-е изд. Т.1-2. М., 1956. T.I. C.324-325.

165

цессуальных действий. В настоящее время гуманизация уголовного процесса серьезно нуждается в укреплении законности, а законность в свою очередь требует гуманизации судопроизводства. Только со­блюдение гуманистических начал уголовного процесса позволит реа­лизовать принцип законности при проведении следственных дейст­вий и принятии по делу справедливых решений.

Однако некоторые авторы считают, что иногда надо жертво­вать законностью средств установления истины ради практического результата, что выполнение некоторых требований не только невоз­можно, но и нежелательно1. В результате проведенного исследова­ния выявлено, что 39,4 % опрошенных нами участников уголовного судопроизводства поддерживают данную точку зрения. Однако 44,8 % опрошенных лиц убеждены, что раскрыть преступление при точ­ном соблюдении закона возможно. Эти лица составляют большинст­во.

Основной причиной нарушений гуманистических начал в уголовном процессе указанные лица считают неготовность общества к гуманным отношениям. Такого мнения придерживаются 45 % про­курорских работников, 61 % следователей, 70 % судей, 52 % адвока­тов и 11 % осужденных. Осужденные полагают, что главная причина указанной проблемы заключается в низкой нравственной культуре лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство (73 %). Тем не менее за необходимость дальнейшего расширения и укрепления в уголовном судопроизводстве гуманистических начал высказалось 69,2 % опрошенных лиц.

Следует отметить, что проблема гарантированности принципа

1 Старченко А. Философия права и принципы правосудия в США. М., 1969. С.66-67.

166

гуманизма в уголовном процессе заключается не в возможности или невозможности осуществить задачи правосудия законными средст­вами, а в том, что даже строгое соблюдение процессуальной формы не гарантирует осуществление принципа гуманизма на практике. Это обусловлено тем, что этот принцип предполагает не формальное вы­полнение определенных уголовно-процессуальных норм, наполнен­ных нравственным содержанием, а творческий подход к выполнению своих обязанностей, проявление чуткости, такта и уважения к чело­веческой личности. Из этого следует, что уголовно-процессуальная деятельность должна соответствовать как требованиям законности, так и требованиям нравственности. Многие авторы указывают на не­обходимость соблюдения нравственных требований при собирании доказательств1. Так, С. Поморски справедливо пишет, что никому не нужна истина, добытая любыми путями. Истина должна быть дос­тойной2. Государство стремится укреплять гарантии прав и интере­сов граждан. Так, 4 декабря 1998 года в ст.5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» внесено изменение, со­гласно которому органы или должностные лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, при проведении мероприятий должны обеспечивать соблюдение прав человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, жилища, личную и семейную тайну и тайну корреспонденции3.

1 Комиссаров В.И. О нравственных аспектах предварительного расследования преступлений // Государство и право. 1992.   № 11. С.110.

2 Поморски С. Указ. соч. С.108-111.

3  Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об оператившьрозыскной деятельности»: При-

167

Большой группой процессуальных гарантий принципа гума­низма в уголовном процессе являются права участников судопроиз­водства, которые позволяют им активно отстаивать свои законные интересы. Одной из таких гарантий является право на обжалование действий лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда. Так, например, обвиняемый может обжаловать заключение под стражу, понуждение к признанию своей виновности и т.д. В 1997 го­ду судами было рассмотрено 68206 жалоб на применение заключе­ния под стражу в качестве меры пресечения или продление срока со­держания под стражей, из которых удовлетворено 19,3 %', то есть почти каждая пятая жалоба. Эти данные свидетельствуют о том, что рассматриваемое право подозреваемого и обвиняемого является ре­ально действующим. Кроме того, каждое заинтересованное в деле лицо имеет право на обжалование приговора, определения суда и по­становления судьи (ст.22 УПК). Обжалование допускается не только в отношении обвинительного приговора, но и оправдательного (ст.325 УПК). В настоящее время из уголовно-процессуального зако­нодательства исключена ч.5 ст.325 УПК2, согласно которой пригово-

нят Государственной Думой 4 декабря 1998 года. № 6-ФЗ // Россий­ская газета. 1999.13 января.

1  Лебедев В.М. Судебная власть на защите конституционного права граждан на свободу и личную неприкосновенность в уголов­ном процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998. С.21.

2 Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», «Гражданский процессу­альный   кодекс   РСФСР»   и   «Уголовно-процессуальный   кодекс РСФСР»: Принят Государственной Думой 16 декабря 1998 года. Одобрен Советом Федерации 24 декабря 1998 года. № 3-ФЗ // Рос-

168

ры Верховного Суда РСФСР обжалованию и опротестованию в кас­сационном порядке не подлежали. Таким образом, расширены гаран­тии, направленные на реализацию конституционного права граждан на пересмотр приговора вышестоящим судом (ч.З ст. 50 Конституции РФ).

Следующей процессуальной гарантией принципа гуманизма в уголовном судопроизводстве является предоставление каждому реа­билитированному лицу права на возмещение любого вреда, причи­ненного незаконными действиями государственных органов и долж­ностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей (ст.581 УПК). Данное право свидетельствует о стремлении государства про­явить заботу о реабилитированном лице и загладить причиненный ему вред.

Необходимо отметить, что указанное право представлено в законодательстве в виде обязанности государственных органов и должностных лиц принимать меры к возмещению ущерба, причи­ненного гражданину их незаконными действиями, а не в виде права граждан на такое возмещение (ст.581 УПК). По мнению соискателя, для укрепления гарантий необходимо внести данное право в ст.ст.46, 52, 273 УПК, в которых перечислены права подозреваемого, обви­няемого и подсудимого. При этом следует указать на то, что возме­щение ущерба в таких случаях возможно только при отсутствии по­пыток ввести следствие и суд в заблуждение относительно подлин­ных обстоятельств дела. Это правило будет одной из мер, направлен­ных на поощрение нравственных способов защиты указанных лиц.

Следующей гарантией уважения чести и достоинства лично­сти в уголовном процессе является наличие в нем свидетельского

сийская газета. 1999. 6 января.

169

иммунитета. Данный институт отражен в ст.51 Конституции РФ, ко­торая установила, что «никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников». Однако в Конституции РФ не расшифровывается понятие «близкий родствен­ник», поэтому в данном вопросе необходимо ориентироваться на п.9 ч.1 ст.34 УПК, где указывается, что близкими родственниками явля­ются родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки и супруг.

Право на отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга и близких родственников на практике уже действует. Однако в законодательстве оно не закреплено. Указанное положение введено в Проект УПК (ст. 12) и предусмотрено для рассматриваемых участ­ников уголовного судопроизводства, что является показателем ува­жения государством родственных чувств гражданина. Безусловно, наличие данного права в уголовно-процессуальном законодательстве будет способствовать более реальному воплощению принципа гума­низма в уголовном судопроизводстве. Однако следует обратить вни­мание на то, что указанное право внесено в ст.ст. 41, 42 Проекта УПК, где перечислены права обвиняемого и подозреваемого, но не отражено в статьях, где содержатся права остальных участников су­допроизводства. По мнению соискателя, данное положение необхо­димо включить во все статьи, в которых перечислены права участ­ников уголовного процесса, заинтересованных в результатах дела. В этом случае каждый из них сможет ознакомиться со своими правами в более полном объеме. Это также исключит возможную «забывчи­вость» следователя по разъяснению им отдельных прав. Кроме того, автор диссертации предлагает категорически запретить допрашивать в качестве свидетелей несовершеннолетних, по крайней мере, детей

170

до четырнадцати лет, если обвиняемым является их близкий родст­венник, потому что они плохо себе представляют суть данного ин­ститута.

Большое значение в защите прав участников уголовного судо­производства имеют положения ст.72 УПК, где указывается, что в качестве свидетелей не могут допрашиваться следующие лица: 1) защитник обвиняемого - об обстоятельствах дела, ставших ему из­вестными в связи с выполнением обязанностей защитника; 2) лицо, которое в силу своих физических или психических недостатков не может правильно воспринимать и излагать обстоятельства, имеющие значение для дела; 3) адвокат, представитель профессионального союза или другой общественной организации - об обстоятельствах, ставших им известными в связи с исполнением обязанностей пред­ставителя. В качестве свидетелей не могут допрашиваться также священнослужители по обстоятельствам дела, которые стали им из­вестными из исповеди (п. 11 ч.1 ст.5 УПК). Указанные положения гарантируют реализацию таких гуманистических прав, как право че­ловека на общение, на свободу совести, на защиту. Данные положе­ния обеспечивают возможность доверительных отношений подозре­ваемого, обвиняемого, подсудимого и осужденного со своим защит­ником или со священнослужителем. Кроме того, в уголовный про­цесс не допускаются в качестве доказательств фактические данные, сообщенные лицами, которые не могут правильно воспринимать и воспроизводить обстоятельства, имеющие значение для дела. Это га­рантирует объективность и справедливость принимаемых решений по делу.

Подводя итог изложенному, необходимо отметить, что про­цессуальные права личности, позволяющие ей активно защищать

171

свои интересы, являются одним из видов гарантий принципа гума­низма в уголовном процессе.

Следующей группой процессуальных гарантий принципа гу­манизма являются обязанности субъектов уголовного процесса. Все государственные органы и должностные лица обязаны осуществлять защиту интересов личности и принимать все предусмотренные зако­ном меры для обеспечения охраны ее прав и свобод, чести и досто­инства. Так, в соответствии со ст.58 УПК лицо, производящее дозна­ние, следователь, прокурор и судья обязаны разъяснять каждому уча­ствующему в деле лицу его права и обеспечивать возможность их реализации. Данная норма относится к правам всех участников уго­ловно-процессуальных отношений и действует на всех стадиях уго­ловного процесса. Например, право обвиняемого на защиту гаранти­руется обязанностью должностного лица не только разъяснить ука­занное право, но и пригласить такого защитника, которого избрал сам обвиняемый. В случае невозможности обеспечить указанного защитника в установленный законом срок, лицо, производящее доз­нание, следователь, прокурор или судья должны предложить обви­няемому другого защитника или реально обеспечить его участие че­рез юридическую консультацию (ст.ст.19,47,48 УПК РФ). Право по­терпевшего и гражданского истца на возмещение материального вреда обвиняемым или лицами, несущими за его действия матери­альную ответственность (ст.29 УПК), гарантировано обязанностью органа дознания, следователя, прокурора и суда принять меры, на­правленные на обеспечение данного иска (ст.ЗО УПК).

Таким образом, обязанность государственных органов и должностных лиц, ведущих судопроизводство, разъяснять гражданам их права (ст.58 УПК) и обеспечивать каждому участнику процесса

172

возможность их реализовать является важной гарантией принципа гуманизма.

Участники процесса должны вести себя также правомерно и добросовестно выполнять свои обязанности. Эти требования служат гарантией гуманного отношения их друг к другу. Одной из таких га­рантий является также требование, чтобы участники судопроизвод­ства, получая доступ к информации, имеющейся в уголовном деле, сохраняли тайну предварительного расследования и сведения о част­ной жизни граждан. Данное требование подкрепляется наличием уголовной ответственности за его нарушение (ст.139 УПК, ст.310 УК). Указанное правило, по мнению соискателя, следует поместить в статьи УПК, в которых содержатся права и обязанности участников судопроизводства. В этом случае все лица, причастные к уголовному делу, будут осведомлены о необходимости уважительного отноше­ния к личной жизни других граждан. Знание этого требования закона будет подтверждено соответствующей подписью в протоколе. Дан­ная норма будет способствовать повышению правовой культуры уча­стников судопроизводства и развитию гуманистических начал во взаимоотношениях участников процесса.

Важной гарантией принципа гуманизма в уголовном судопро­изводстве является наличие системы санкций уголовно-процессуальных норм, направленных на охрану прав и законных ин­тересов его участников. Санкцией уголовно-процессуальной нормы является указание на меры принуждения, которые могут быть при­менены к участникам судопроизводства в случае несоблюдения ими возложенных на них законом обязанностей. В санкции определены меры воздействия на участников уголовного процесса и характер их

173

ответственности1. Специфичность процессуальных санкций заключа­ется в том, что акт, совершенный с нарушением закона, не порождает тех юридических последствий, которые возникают при совершении тех же действий законным способом. При этом незаконное процессу­альное действие подлежит отмене. Так, например, если задержание подозреваемого было произведено при отсутствии оснований и пово­дов, предусмотренных законом, то гражданину возвращается свобо­да.

Многие санкции уголовно-процессуальных норм влекут про­цессуальную ответственность, например, возвращение уголовного дела для производства дополнительного расследования (ст.ст.214, 221 УПК); отстранение следователя или лица, производящего дозна­ние, от дальнейшего ведения следствия или дознания (ст.211 УПК) и другие.

Некоторые уголовно-процессуальные нормы охраняются санкциями уголовно-правовых и административно-правовых норм. Так, уголовная ответственность предусмотрена за принуждение лица к даче показаний (ст.302 УК); привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст.299 УК); незаконное задержание, за­ключение под стражу или содержание под стражей (ст.301 УК); вы­несение заведомо неправосудного приговора, решения или иного су­дебного акта (ст. 305 УК); нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК) и другие действия. Административная ответствен­ность наступает, например, за непринятие мер по частному опреде­лению (постановлению) суда или представлению судьи (ст.1653 Ко-АП), проявление неуважения к суду, выразившееся в злостном укло-

1 Ветрова Г.Н. Указ. соч. С.101-102.

174

нении от явки в суд (ст.1651 КоАП), невыполнение законных требо­ваний прокурора (ст.16510 КоАП) и другие действия.

Таким образом, санкции уголовно-процессуальных норм стоят на страже прав и свобод человека и являются гарантией принципа гуманизма в судопроизводстве. Они нейтрализуют возможность про­извола государственных органов и должностных лиц при производ­стве процессуальных действий.

Некоторые авторы считают, что любое нарушение прав лич­ности должно приводить к уголовному наказанию должностного ли­ца, так как безнаказанность расшатывает правопорядок и законность в обществе1. Другие авторы, напротив, подчеркивают, что следова­тель не должен наказываться за нарушение сроков расследования или сроков содержания под стражей, если его действия не содержат со­става уголовно-процессуального правонарушения2. Думается, что обе эти точки зрения являются недостаточно обоснованными. По мнению диссертанта, суровость уголовных санкций объясняется слабостью правовой культуры общества, которую необходимо повышать, а не ужесточать репрессии в связи с ее отсутствием. Тем не менее уголов­но-процессуальный закон должен содержать конкретные санкции за неуважительное отношение должностных лиц к участникам судопро­изводства. Такими санкциями могут быть, например, предупрежде­ние, неполное служебное соответствие, отстранение от должности и другие. Безусловно, сама по себе санкция не гарантирует выполнение

1  Демократия и личность в условиях развитого социализма: Го­сударственно-правовой очерк / Отв. ред. Кожохин Б.И. Л., 1985. С.134-135.

2  Ольков С.Г. Предупреждение уголовно-процессуальных пра­вонарушений в сфере обеспечения законности. Тюмень, 1994. С.14.

175

требований закона, но ее наличие будет способствовать более куль­турному обращению должностных лиц с участниками уголовного процесса и проявлению уважения к их чести и достоинству, предот­вращению нарушений закона в практической деятельности.

Значительную роль в реализации принципа гуманизма в уго­ловном процессе играют прокурорский надзор и судебный контроль за соблюдением прав и свобод граждан (ст.ст.24, 24, 5, 211 УПК), поскольку они направлены на восстановление нарушенных прав и интересов участников уголовного судопроизводства1. Так, прокурор или судья, обнаружив незаконное применение к лицу меры пресече­ния в виде содержания под стражей, должен немедленно его освобо­дить. Выступая в защиту прав и законных интересов потерпевших, прокурор вправе по преступлениям, относящимся к делам частного и частно-публичного обвинения, возбудить такое дело при отсутствии жалобы потерпевшего, если оно имеет особое общественное значе­ние (ст.ст.115, 116, ч.1 ст.129, 130, ч.1 ст.146, ч.1 ст.147 УК), или ес­ли потерпевший по этому делу, а также по делу о преступлении, пре­дусмотренном ч.1 ст. 131 УК, не в состоянии защищать свои права и законные интересы в силу беспомощного состояния, зависимости от обвиняемого или по иным причинам (ч.З ст.27 УПК). Прокурор так­же вправе вступить в возбужденное по жалобе потерпевшего дело о преступлениях, предусмотренных ст.ст.115,116, ч.1 ст.129,130 УК, и поддерживать обвинение в суде, если это связано с охраной государ­ственных или общественных интересов или прав граждан. При этом за потерпевшим сохраняются все права, предусмотренные ст.53

1 Демократия и личность в условиях развитого социализма. С.133.

176

УПК, но за примирением сторон дело прекращению не подлежит (ч.4 ст.27 УПК).

Говоря о гарантиях гуманного отношения к обвиняемому и соблюдения его прав, нельзя забывать о необходимости укрепления гарантий от безнаказанности преступников. Действительно, из-за ошибок, допущенных при проведении и оформлении следственных действий, доказательства утрачивают свою юридическую силу, и преступник остается безнаказанным. Такие факты правового бесси­лия недопустимы, потому что они ведут к нарушению прав потер­певшего и гражданского истца. В связи с этим необходимо разрабо­тать систему гарантий, направленных на возмещение ущерба граж­данам, пострадавшим от преступлений. На сегодняшний день охрана прав потерпевшего менее гарантирована, чем охрана прав обвиняе­мого. Так считает 71,7 % опрошенных нами лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, 18 % адвокатов и 0 % осужденных. Мнение адвокатов и осужденных объясняется их односторонним подходом к указанной проблеме.

В настоящее время имеются предложения по решению данной проблемы. Так, некоторые авторы предлагают предусмотреть в зако­нодательстве обязательное участие представителя потерпевшего. В частности, в случаях, когда потерпевший не владеет языком, на кото­ром ведется судопроизводство, или лицо страдает физическими или психическими   недостатками1.   Существуют   предложения   создать

1 Парий А.В., Шадрин B.C. Некоторые проблемы обеспечения прав потерпевшего в уголовном процессе // Вопросы правоохрани­тельной деятельности. Волгоград, 1996. С.36; Юношев С. Укрепле­ние правового статуса потерпевшего и его представителя // Россий­ская юстиция. 1998. № 11. С.22; и другие.

177

специальный фонд для возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью потерпевших от преступлений (убийство, тяжкое телесное повреждение, изнасилование). По мере накопления средств такого фонда предполагается расширить круг деяний, за которые будет воз­мещаться ущерб из данного фонда1. В Декларации основных прин­ципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений вла­стью содержатся предложения, направленные на обеспечение всеоб­щего признания и уважения прав жертв преступлений и злоупотреб­лений властью, а также на скорейшую выплату им компенсаций за нанесенный ущерб. В частности, предлагается повысить контроль над деятельностью должностных лиц силами общественности (ст.4); усовершенствовать механизмы административной и судебной власти для оперативного возмещения компенсаций указанным лицам; соз­дать и расширить национальные, добровольные и общественные фонды для выплаты данных компенсаций, оказывать жертвам не только материальную, но и медицинскую, психологическую и соци­альную помощь (ст.ст.12-14) 2. Автор диссертации считает, что по­добные предложения необходимо внедрять в российскую действи­тельность путем разработки закона «О компенсации ущерба, причи­ненного преступлениями».

Одной из важных проблем остается проблема обеспечения

1 Ведерникова С. Фонд для жертв преступлений // Социалисти­ческая законность. 1990. №11. С.26-27; и другие.

2  Декларация основных принципов правосудия для жертв пре­ступлений и злоупотреблений властью: Принята резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 года // Права чело­века и судопроизводство: Собрание международных документов. С.229-233.

178

процессуальной безопасности потерпевших и свидетелей и защиты их законных интересов. Действительно, при ознакомлении с мате­риалами дела по окончании предварительного расследования обви­няемый получает информацию о месте жительства потерпевших и свидетелей, а также о доказательствах, в результате чего он имеет возможность скрыть следы преступления, фальсифицировать мате­риалы, воздействовать на потерпевших, свидетелей и т.д. Эти нега­тивные явления требуют скорейшей разработки механизма обеспече­ния безопасности указанных участников процесса.

Попытки разрешения этой проблемы предпринимались. К со­жалению, она до сих пор не решена. Так, в Государственную Думу был внесен проект Закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизвод­ству». Он предоставлял следователю и органу дознания право не ука­зывать сведения о потерпевших и свидетелях, а присваивать им вме­сто этого псевдонимы. Однако проект был отклонен Президентом России1.

В зарубежных странах зашита потерпевших и свидетелей на­ходится на более высоком уровне. Так, например, в США свидетель участвует в следственных действиях под псевдонимом, его место жи­тельства в материалах дела не указывается2. Безусловно, данный опыт следует перенимать и внедрять в российское уголовно-процессуальное законодательство.

Одной из проблем, которую необходимо разрешить для более полной реализации принципа гуманизма в уголовном процессе, явля-

1 Палеев М. Почему Президент России отклонил закон о защи­те потерпевших и свидетеяей // Российская юстиция. 1998. № 1. С.8.

2 Гришин СП. Указ. соч. С.89-90.

179

ется нарушение гарантий принципа гуманизма. Как расширить и ук­репить данные гарантии? По мнению соискателя, в первую очередь, надо совершенствовать уголовно-процессуальное законодательство путем приведения его в соответствие с Конституцией и международ­ными нормами. Во-вторых, следует повысить профессиональную подготовку следователей, лиц, производящих дознание, прокуроров и судей. При этом необходимо поднимать уровень их нравственного воспитания, формировать в них гуманистическое сознание и чувство ответственности за свою работу. Для решения указанных задач дис­сертант предлагает включить в список требований, предъявляемых к следователю, лицу, осуществляющему дознание, прокурору и судье при назначении их на должность, наличие у них гуманистического правосознания. В связи с этим необходимо разработать научно обос­нованные тесты, с помощью которых можно будет выявлять нравст­венную направленность личности. Данные тесты увеличат гарантию того, что указанные должности будут занимать только лица, имею­щие гуманистическую ориентацию.

В результате проведенного исследования автор диссертации приходит к выводу, что процессуальные гарантии принципа гума­низма в уголовном судопроизводстве являются достаточно реальны­ми. Тем не менее их необходимо совершенствовать. В настоящее время принимаются меры к тому, чтобы укрепить механизм обеспе­чения прав участников уголовного судопроизводства. Политика на­шего государства направлена на утверждение и развитие гарантий, связанных с осуществлением данных прав. Следует отметить, что только при реализации в уголовном процессе гуманистических начал можно добиться того, чтобы каждое принятое решение было закон­ным и справедливым.

180 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В настоящее время в мире идет процесс гуманизации всех сторон жизни общества. Данный процесс наблюдается и в нашем го­сударстве. Одним из его отражений является гуманизация уголовно­го судопроизводства. Исследование указанных процессов имеет большое значение, так как только изучение причин и закономерно­стей развития судопроизводства может обеспечить успешное осуще­ствление гуманизации всех его институтов.

В ходе проведенного исследования автор диссертации устано­вил, что внедрение гуманистических ценностей в уголовное судопро­изводство России - это длительный и сложный процесс, который со­провождается преодолением различных противоречий, связанных с особенностями исторического развития России. В настоящее время принцип гуманизма все активней воплощается в уголовно-процессуальных нормах и реализуется путем их применения. Гума­низация уголовного судопроизводства позволяет рассмотреть вопро­сы жизни и смерти, свободы и счастья, совести и долга человека в ракурсе нового мышления, поставив в центр внимания вопросы нравственности.

После второй мировой войны процесс гуманизации уголовно­го судопроизводства приобрел международный характер, в результа­те чего были выработаны правовые нормы, в которых воплотились общечеловеческие ценности. Первоначально данные нормы носили в основном декларативный характер. В ходе осуществления пере­стройки жизни российского общества вопросы гуманизма стали осо­бенно острыми. Перед уголовным процессом встала проблема защи­ты прав и интересов граждан от посягательств как со стороны пре­ступного мира, так и со стороны лиц, осуществляющих уголовное

181

судопроизводство. Однако защита прав и интересов одних граждан не должна вступать в противоречие с правами и интересами других лиц. Поэтому в настоящее время юристы пытаются разработать ме­ханизмы реального осуществления прав и свобод, предоставленных гражданам Конституцией РФ. Гуманизация уголовного судопроиз­водства является одним из путей осуществления идей гуманизма в жизни нашего общества. Благодаря данному процессу создаются ус­ловия для того, чтобы закон служил на благо не только человечеству в целом, но и каждому человеку в отдельности. Диссертант сделал попытку комплексно изучить данную проблему, рассмотрев ее в фи­лософском, историческом и правовом аспектах.

Необходимость исследования процесса гуманизации уголов­ного судопроизводства обусловлена тем, что он осуществляется в достаточно сложной обстановке. Эта сложность определяется не только кризисным состоянием экономики нашего государства, но и сохранением в общественном сознании устаревших стереотипов мышления, выработанных в период командно-административных ме­тодов управления. Следует отметить, что стремление законодателя к гуманизации уголовного процесса находит поддержку не во всех слоях общества. Многие граждане считают, что с преступностью не­обходимо бороться исключительно путем строгой уголовной ответ­ственности, и что чрезмерная забота об охране прав лиц, обвиняе­мых в совершении преступления, ведет к снижению эффективности этой борьбы. Подобного мнения придерживаются и профессиональ­ные юристы. Однако факты свидетельствуют о том, что при ужесто­чении уголовного законодательства, когда лишение свободы преоб­ладает над другими видами наказаний, резко возрастает число тяж­ких насильственных преступлений. Так, с 1966 года по 1980 год ко-

182

эффициент умышленных убийств и изнасилований в расчете на 100 тысяч человек возрос на одну треть, а умышленных тяжких телесных повреждений - в 2,2 раза1. Следовательно, рост преступности связан не с гуманизацией уголовного судопроизводства, а с другими причи­нами. Не случайно, в 1997 году зарегистрировано 2.397.311 преступ­лений, что на 8 % меньше, чем в 1996 году. В то же время в 1996 го­ду было раскрыто 70,1 % преступлений, а в 1997 году - 72,2 %2. Эти данные указывают на то, что процесс гуманизации не препятствует борьбе с преступностью и повышению раскрываемости преступле­ний. Таким образом, следует признать, что на современном этапе наше общество начинает успешно бороться с преступностью более гуманными средствами.

Сложность гуманизации уголовного судопроизводства в на­стоящий период заключается также в том, что она осуществляется в очень сжатые сроки и не подкрепляется никакими социально-экономическими улучшениями, в результате чего полное доверие правоохранительным органам испытывает лишь 10 % опрошенных граждан, а частичное доверие - 49 %. Остальные граждане России не доверяют сотрудникам правоохранительных органов3.

Соискатель убежден, что проблемы, с которыми столкнулась наша страна в настоящий период, не подорвут процесс гуманизации уголовного процесса, так как печальный опыт предыдущих эпох

1 Проблемы уголовного и уголовно-процессуального законода­тельства. С.62-63.

2 Состояние преступности в РФ за 1997 год - статистика // Рос­сийская юстиция. 1998. № 3. С.52.

3  Стрикун Г. Оградить независимость прокурора // Социали­стическая законность. 1990. № 9. С.ЗЗ.

183

служит наглядным примером негативных последствий антигуманно­го отношения к личности в данной сфере деятельности.

Однако в современных условиях уходит в прошлое мнение, что ради охраны общественного порядка предпочтительнее лишний раз осудить лицо, не виновное в совершении преступления, чем оста­вить подлинного преступника безнаказанным. Данные изменения яв­ляются большим завоеванием коренных преобразований в нашем обществе.

В результате проведенного исследования можно сформулиро­вать следующие выводы и положения:

1. Гуманизмом является цивилизованный принцип обществен­ных отношений. Он заключается в наделении человека правами на жизнь, свободу, счастье, развитие и проявление своих способностей; в создании реальных условий для уважения, соблюдения и осуществ­ления данных прав, проявляющийся в характере взаимоотношений между государством и личностью, в отношении человека к природе, другим людям и к самому себе.

2. Понятие гуманизма исторично и диалектично. На протяже­нии веков оно развивалось, вбирая в себя лучшие достижения чело­вечества - справедливость, разумность, нравственность и другие по­нятия.

3.  Гуманизация уголовного судопроизводства является исто­рически закономерным процессом, который заключается в воплоще­нии в уголовно-процессуальном законодательстве общечеловеческих ценностей и развитии гарантий их реализации, когда в центр каждого следственного действия и любого принимаемого решения ставится человек, его права, интересы и индивидуальные особенности.

184

4. Гуманизация уголовного судопроизводства - это результат как естественного развития российского общества, так и достижений мировой цивилизации. В настоящее время в уголовном процессе идет активный поиск путей и средств реализации ранее провозглашенных прав и свобод человека. Одним из путей дальнейшей гуманизации российского судопроизводства является освоение положительного опыта зарубежных стран. Однако, как совершенно верно отмечают некоторые авторы, необходимо учитывать особенности развития России при внедрении таких достижений1.

5.  Принцип гуманизма в уголовном судопроизводстве имеет многостороннее воплощение. В связи с этим его необходимо вклю­чить в уголовно-процессуальное законодательство наравне с другими принципами.

6. Принцип гуманизма в уголовном судопроизводстве заклю­чается в осуществлении задач правосудия и расследования преступ­лений  нравственными методами,  которые  предусматривают по­строение взаимоотношений между участниками уголовного процесса на основе уважения, охраны и соблюдения прав, свобод и законных интересов личности.

7.  Принцип гуманизма в стадии предварительного расследо­вания реализуется не достаточно полно. На данной стадии самостоя­тельность и активность граждан подчинены формам и методам пуб­личного обвинения. Принцип тайны следствия ограничивает права участников уголовного процесса и не позволяет им защищать свои права и интересы в полном объеме. Гуманизация уголовного процес­са требует расширения информированности участников судопроиз-

1 Теребилов В.И. Судебно-правовая реформа // Законность. 1996. № 3. С.39.

185

водства об уголовном деле и предоставления им более широких воз­можностей для личного участия в исследовании обстоятельств дела.

8. В стадии судебного разбирательства граждане имеют на­много больше возможностей для осуществления своих прав и закон­ных интересов, чем на стадии предварительного расследования. Это способствует установлению истины по делу и принятию справедли­вого решения, а также свидетельствует о достаточно полной реали­зации гуманистических начал в данной стадии уголовного судопро­изводства.

9. Меры принуждения в уголовном судопроизводстве исполь­зуются не всегда целесообразно. Некоторые основания для примене­ния принудительных мер не вызваны необходимостью и носят кара­тельный характер. Иногда их применение объясняется преобладани­ем презумпции виновности над презумпцией невиновности и носит характер устрашения, что свидетельствует о сохранении в современ­ном судопроизводстве пережитков инквизиционного процесса. Од­нако в настоящее время в судопроизводстве существует тенденция к сокращению силы и остроты мер государственного принуждения, росту гарантий прав и интересов граждан от возможного произвола должностных лиц.

10. Процессуальные гарантии принципа гуманизма в уголов­ном судопроизводстве являются достаточно реальными. Однако они требуют своего дальнейшего совершенствования. Предлагается реа­лизовать комплекс положений, направленных на их укрепление. В частности, автор предлагает предоставить потерпевшим и свидете­лям возможность участвовать в уголовном деле под псевдонимом; создать фонд компенсаций лицам, пострадавшим от преступления; исключить возможность всякого проникновения в жилище граждан

186

без санкции прокурора или судебного решения и некоторые другие.

11. Наличие совершенной и гуманной системы права само по себе не обеспечивает гуманизации уголовно-процессуальных отно­шений. Большую роль в этом играет сознание и поведение людей, то есть человеческий фактор. Для этого необходимо повышать право­вую культуру лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, а также остальных граждан, потому что при недостаточной правовой культуре гуманистические начала превращаются во вседозволенность и отсутствие безопасности каждого гражданина в отдельности и го­сударства в целом. Для осуществления данной задачи следует фор­мировать в обществе новое правовое мышление, где точкой отсчета в любой ситуации будет человек с его внутренним миром и законны­ми интересами. Именно от лиц, осуществляющих судопроизводство и стоящих на страже общественного порядка, зависит, будет ли каж­дый гражданин нашего государства чувствовать себя защищенным от преступных посягательств и от возможного произвола сотрудников правоохранительных органов.

Не претендуя на исчерпывающее и единственно правильное разрешение вопросов, составляющих содержание темы, соискатель полагает, что многие направления исследования процесса гуманиза­ции уголовного судопроизводства нуждаются в более детальном и самостоятельном изучении. К ним относятся, в частности, вопросы о мерах принуждения, правовом статусе участников уголовного про­цесса и другие. В более глубоком исследовании нуждаются консти­туционные, международные и иные правовые гарантии принципа гу­манизма. Кроме того, в ходе гуманизации уголовного процесса перед обществом возник ряд новых задач, без решения которых осущест­вить гуманизацию судопроизводства будет невозможно. Одной из

187

таких задач является необходимость разработки научного подхода к формированию гуманистически ориентированной личности, особен­но при подготовке кадров для сферы уголовного судопроизводства. Для решения указанной задачи следует подключить психологов и со­циологов, которые должны разработать тесты и методики, направ­ленные на выявление гуманистической ориентации личности, потому что чиновничье недоверие разуму, опыту и порядочности граждан мешает гуманизации уголовного судопроизводства. В учебных заве­дениях необходимо перестроить систему обучения и воспитания лиц, подготавливаемых для осуществления уголовного судопроизводства, с целью формирования у них гуманистического мировоззрения. Зна­ние гуманистических начал уголовного судопроизводства обеспечит практическим работникам, во-первых, возможность освоить идеи нравственности и оценивать свою деятельность не только с позиции рациональности своих поступков, но и с точки зрения человечности, справедливости, совести, а во-вторых, постоянно развивать свою общую и правовую культуру. О необходимости развивать общую культуру каждого человека писал В.П. Сальников, указывая, что «многие моменты правовой культуры включаются в общую культуру поведения людей и способствуют формированию прогрессивной культуры общества в целом»1.

Исследование закономерностей гуманизации уголовного судо­производства позволяет уверенно смотреть на перспективы данного процесса. Оно укрепляет веру в человеческий разум, в силу нравст-

1 Сальников В.П. Правовая культура и поведение советских граждан (вопросы теории): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1980. Сб.

188

венных убеждений, в возможность построения правового государства в нашей стране.

189

ПРИЛОЖЕНИЕ 1.

АНКЕТА ДЛЯ ЛИЦ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИХ УГОЛОВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО, И ЗАЩИТНИКОВ

Настоящая анкета проводится для исследования мнения участ­ников уголовного судопроизводства о степени гуманности уголовно-процессуального кодекса с целью внесения в Проект УПК предложе­ний, расширяющих их права и защищенность. Традиционно под гу­манизмом понимается совокупность взглядов, выражающих уваже­ние достоинства и прав человека, признающих его ценность как лич­ности, необходимость заботиться о благе людей, их всестороннем развитии и создании благоприятных для человека условий общест­венной жизни. Убедительно просим Вас ответить на поставленные вопросы и подчеркнуть выбранные Вами ответы. Заранее благода­рим за доброжелательное отношение к автору анкеты. Данное иссле­дование проводится анонимно, поэтому фамилию указывать не обя­зательно.

ВОПРОСЫ:

1) Реализуется ли в уголовном судопроизводстве принцип гуманного отношения к человеку?

а) да; б) нет; в) частично; г) затрудняюсь ответить.

2) Необходимо ли дальнейшее расширение и укрепление гуманисти­ческих начал в уголовном процессе?

а) да; б) нет; в) затрудняюсь ответить.

3)  Каковы, на Ваш взгляд, причины нарушений гуманистических норм в уголовном процессе? Возможно несколько вариантов ответа:

190

а) негуманность законодательных норм; б) низкая нравственная культура лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство; в) неготовность общества к гуманным отношениям; г) затрудняюсь ответить.

4) Какие изменения необходимо внести в УПК для защиты прав по­дозреваемых? Возможно несколько вариантов ответа:

а) сократить срок задержания подозреваемого в порядке ст. 122 УПК до 24-х часов; б) отменить институт подозреваемого; в) затруд­няюсь ответить; г) свои предложения__________________________

5) Какие изменения необходимо внести в УПК для защиты прав обвиняемых? Возможно несколько вариантов ответа:

а) предоставить обвиняемому право присутствовать при проведе­нии всех следственных действий; б) предоставить обвиняемому право знакомиться со всеми материалами дела в любой момент предварительного расследования; в) расширить основания приме­нения залога в качестве меры пресечения; г) применять меру пре­сечения - содержание под стражей - при наличии не только дос­таточных данных, свидетельствующих, что лицо может скрыться от органов дознания, следствия или суда, помешать установлению истины по делу, продолжить преступную деятельность, но и дока­зательств его участия в совершении преступления; д) расширить основания для прекращения уголовных дел; е) затрудняюсь отве­тить; свои предложения____________________________________

6) Какие изменения необходимо внести в УПК для защиты прав под­судимых? Возможно несколько вариантов ответа:

а) выносить приговор только на основании имеющихся в деле до­казательств, без дополнительного расследования; б) предоставить подсудимому право участвовать в судебных прениях наравне с

191

адвокатом; в) затрудняюсь ответить; г) свои предложе­ния_____________________________________________________

7)  Какие изменения необходимо внести в УПК для защиты прав по­терпевших? Возможно несколько вариантов ответа:

а) предоставить потерпевшему право присутствовать при прове­дении всех следственных действий; б) предоставить потерпев­шему право знакомиться со всеми материалами дела в любой момент предварительного расследования; в) предоставить потер­певшему право участвовать в судебных прениях наравне с закон­ным представителем; г) расширить права потерпевшего на при­мирение с обвиняемым или подсудимым; д) участвовать в деле под псевдонимом; е) затрудняюсь ответить; ж) свои предложе­ния_____________________________________________________

8) Считаете ли Вы, что правовой статус потерпевшего и гражданско­го истца необходимо уравнять?

а) да; б) нет; в) затрудняюсь ответить.

9) Кто наиболее защищен в уголовном процессе?

а) потерпевший; б) обвиняемый; в) затрудняюсь ответить.

10) Защиту чьих прав следует поставить на первое место?

а) потерпевшего; б) обвиняемого; в) государства и общества; г) необходимо равно заботиться о правах потерпевшего и обвиняемого; д) затрудняюсь ответить.

11) Считаете ли Вы, что смертную казнь следует отменить?

а) да; б) нет; в) затрудняюсь ответить.

12)  Возможно ли раскрыть преступление при точном соблюдении закона?

а) да, б) нет, в) затрудняюсь ответить.

13) Считаете ли Вы возможным, чтобы приговор считали справедли-

192

вым и потерпевший, и подсудимый?

а) да; б) нет; в) затрудняюсь ответить.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ

1) Пол ________________________________

2) Возраст

3)  Образование

4)  Должность__

5) Общий трудовой стаж

6) Профессиональный стаж

АНКЕТА ДЛЯ ЛИЦ, ОСУЖДЕННЫХ ЗА СОВЕРШЕНИЕ

ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Настоящая анкета проводится для исследования мнения участ­ников уголовного судопроизводства о степени гуманности уголовно-процессуального кодекса с целью внесения в Проект УПК предложе­ний, расширяющих их права и защищенность. Традиционно под гу­манизмом понимается совокупность взглядов, выражающих уваже­ние достоинства и прав человека, признающих его ценность как лич­ности, необходимость заботиться о благе людей, их всестороннем развитии и создании благоприятных для человека условий общест­венной жизни. Убедительно просим Вас ответить на поставленные вопросы и подчеркнуть выбранные Вами ответы.   Заранее благо дар-

193

ны за доброжелательное отношение к автору анкеты. Данное иссле­дование проводится анонимно, поэтому фамилию указывать не обя­зательно.

ВОПРОСЫ:

1) Реализуется ли в уголовном судопроизводстве принцип гуманного отношения к человеку?

а) да; б) нет; в) частично; г) затрудняюсь ответить.

2) Необходимо ли дальнейшее расширение и укрепление гуманисти­ческих начал в уголовном процессе?

а) да; б) нет; в) затрудняюсь ответить.

3)  Каковы, на Ваш взгляд, причины нарушений гуманистических норм в уголовном процессе? Возможно несколько вариантов ответа:

а) негуманность законодательных норм; б) низкая нравственная культура лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство; в) неготовность общества к гуманным отношениям; г) затрудняюсь ответить.

4) Какие изменения необходимо внести в УПК для защиты прав по­дозреваемых? Возможно несколько вариантов ответа:

а) сократить срок задержания подозреваемого в порядке ст. 122 УПК до 24-х часов; б) отменить институт подозреваемого; в) затруд­няюсь ответить; г) свои предложения__________________________

5) Какие изменения необходимо внести в УПК для защиты прав обвиняемых? Возможно несколько вариантов ответа:

а) предоставить обвиняемому право присутствовать при проведе­нии всех следственных действий; б) предоставить обвиняемому право знакомиться со всеми материалами дела в любой момент

194

предварительного расследования; в) расширить применение зало­га в качестве меры пресечения; г) применять меру пресечения -содержание под стражей - при наличии не только достаточных данных, свидетельствующих, что лицо может скрыться от органов дознания, следствия или суда, помешать установлению истины по делу, продолжить преступную деятельность, но и доказательств его участия в совершении преступления; д) расширить основания для прекращения уголовных дел; е) затрудняюсь ответить; свои предложения________________________________________

6) Какие изменения необходимо внести в УПК для защиты прав под­судимых? Возможно несколько вариантов ответа:

а) выносить приговор только на основании имеющихся в деле до­казательств, без дополнительного расследования; б) предоставить подсудимому право участвовать в судебных прениях наравне с адвокатом; в) затрудняюсь ответить; г) свои предложе­ния_____________________________________________________

7)  Какие изменения необходимо внести в УПК для защиты прав по­терпевших? Возможно несколько вариантов ответа:

а) предоставить потерпевшему право присутствовать при прове­дении всех следственных действий; б) предоставить потерпев­шему право знакомиться со всеми материалами дела в любой момент предварительного расследования; в) предоставить потер­певшему право участвовать в судебных прениях наравне с закон­ным представителем; г) расширить права потерпевшего на при­мирение с обвиняемым или подсудимым; д) участвовать в деле под псевдонимом; е) затрудняюсь ответить; ж) свои предложе­ния____________________________________^______________

8) Считаете ли Вы, что правовой статус потерпевшего и гражданско-

195

го истца необходимо уравнять?

а) да; б) нет; в) затрудняюсь ответить.

9) Кто наиболее защищен в уголовном процессе?

а) потерпевший; б) обвиняемый; в) затрудняюсь ответить.

10) Защиту чьих прав следует поставить на первое место?

а) потерпевшего; б) обвиняемого; в) государства и общества; г) необходимо равно заботиться о правах потерпевшего и обвиняемого; д) затрудняюсь ответить.

11) Считаете ли Вы, что смертную казнь следует отменить?

а) да; б) нет; в) затрудняюсь ответить.

12)  Возможно ли раскрыть преступление при точном соблюдении закона?

а) да, б) нет, в) затрудняюсь ответить.

13) Считаете ли Вы возможным, чтобы приговор считали справедли­вым и потерпевший, и подсудимый?

а) да; б) нет; в) затрудняюсь ответить.

14) Какие чувства Вы испытываете, отбывая наказание в виде лише­ния свободы?

а) раскаяние; б) озлобленность; в) апатию; г) иные.

15) Как Вы оцениваете назначенное Вам наказание?

а) оно справедливо; б) оно несправедливо; в) затрудняюсь от­ветить.

16) Достаточно ли у Вас было прав для защиты своих интересов?

а) да; б) нет; в) затрудняюсь ответить.

17) Полностью ли Вы использовали предоставленные Вам права для защиты своих интересов?

а) да; б) нет; в) затрудняюсь ответить.

196

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ

1)Пол

2) Возраст

3) Образование

4) Должность

5) Общий трудовой стаж

6) Профессиональный стаж

ПРИЛОЖЕНИЕ №2.

РЕЗУЛЬТАТЫ АНКЕТИРОВАНИЯ ЛИЦ,

ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИХ УГОЛОВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО, АДВОКАТОВ И ОСУЖДЕННЫХ1

ВОПРОС

Вариант ответа

Про­ку­роры

Сле-

ДО-

вате-ли

Су­дьи

За­щит

НИ­КИ

Осу­жде­нные

Об­щий про­цент

1

2

3

4

5

6

7

8

Реализуется ли   в   уголов­ном         судо­производстве принцип     гу­манного отно­шения к чело­веку?

Да

36%

38%

28 %

14 %

7 %

24,6 %

 

Нет

13%

18%

16

%

29 %

41 %

23,4 %

 

Частично

45%

44%

56 %

57 %

52 %

50,8 %

 

Затрудняюсь ответить

6%

0%

0%

0%

0%

1,2 %

Процент может быть более ста в связи с тем, что при ответе на отдельные вопросы респонденты называют несколько параметров.

197

1

2

3

4

5

6

7

8

Необходимо ли     дальней­шее   расшире ние и укрепле­ние     гумани­стических  на­чал в уголов­ном процессе?

Да

40%

51%

64 %

91 %

100 %

69,2

%

 

Нет

54%

35%

31 %

4 %

0

%

24,8 %

 

Затрудняюсь ответить

6 %

14%

5 %

5 %

0%

6

%

Каковы,       на Ваш     взгляд, причины    на­рушений     гу­манистиче­ских   норм   в уголовном процессе?

Негуманность законодатель­ных норм

22 %

3 %

32 %

24 %

49%

26%

 

Низкая     нрав­ственная   куль­тура лиц,  осу­ществляющих уголовное    су­допроизводство

36%

14%

42 %

24 %

73%

37,8 %

 

Неготовность общества к гу­манным    отно­шениям

45%

61%

70 %

52 %

11 %

47,8 %

 

Затрудняюсь ответить

9

%

34 %

0 %

0 %

0 %

8,6 %

Какие изме­нения необхо­димо внести в УПК для за­щиты прав по­дозреваемых?

Сократить срок задержания по­дозреваемого до 24-х часов

13%

0%

26 %

24 %

64 %

25,4 %

 

Отменить    ин­ститут    подоз­реваемого

23%

10%

12 %

28 %

25 %

19,6 %

 

Затрудняюсь ответить

31 %

37 %'

53 %

34 %

6 %

32,2 %

198

1

2

3

4

5

6

7

8

Какие     изме­нения необхо­димо внести в УПК   для   за­щиты прав по­дозреваемых

Свои пре-дло-же-ния

Прав доста­точно

23%

36%

9 %

-

5 %

14,6 %

 

 

Увели­чить срок  за­держа­ния    до 96 часов

10%

17%

-

5 %

-

6,4

%

 

 

Не    до­праши­вать     в качестве свидете­лей лиц, в    отно­шении которых возбуж­дено уголов­ное дело

-

-

-

9%

-

1,8 %

Защиту    чьих прав    следует поставить    на первое место?

Потерпевшего

54%

54%

37 %

58 %

8

%

42,2 %

 

Обвиняемого

5%

3%

0%

5%

63 %

15,2 %

 

Государства   и общества

0%

21%

25 %

10 %

6 %

12,4 %

 

Необходимо равно заботить­ся о правах по­терпевшего     и обвиняемого

41%

22%

38 %

27 %

23%

30,2 %

Считаете     ли Вы, что права потерпевшего и       граждан­ского      истца необходимо уравнять?

Да

50%

63%

61

%

70 %

37 %

56,2 %

 

Нет

27%

18%

13 %

13 %

36 %

21,4 %

 

Затрудняюсь ответить

23%

19%

26 %

17 %

27 %

22,4 %

199

1

2

3

4

5

6

7

8

Возможно ли раскрыть пре­ступление при точном со­блюдении за­кона?

Да

33%

35%

85 %

53 %

18 %

44,8 %

 

Нет

52%

55%

11 %

34 %

45 %

39,4

%

 

Затрудняюсь ответить

15%

10%

4%

13 %

37 %

15,8 %

Возможно ли, чтобы при­говор считали справедливым и потерпев­ший, и подсу­димый?

Да

41%

38%

56

%

77 %

45 %

51,4 %

 

Нет

54%

50%

40 %

18 %

28 %

38,2 %

 

Затрудняюсь ответить

5%

12%

4%

5%

27 %

10,4 %

Какие изме­нения необхо­димо внести в УПК для за­щиты прав об­виняемых?

Предоставить право    присут­ствовать      при проведении всех       следст­венных   дейст­вий

9%

0%

0%

0%

11%

4%

 

Предоставить право      знако­миться со все­ми       материа­лами    дела    в любой   момент предваритель­ного  расследо­вания

0%

0%

0%

5%

38 %

8,6%

 

Расширить   ос­нования     при­менения залога в качестве ме­ры пресечения

22%

38%

15

%

48 %

22%

29%

200

1

2

3

4

5

6

7

8

 

Применять   ме-

 

 

 

 

 

 

 

ру   пресечения

 

 

 

 

 

 

 

содержание

 

 

 

 

 

 

 

под      стражей

 

 

 

 

 

 

 

при наличии не

 

 

 

 

 

 

 

только     доста-

 

 

 

 

 

 

 

точных данных,

 

 

 

 

 

 

 

свидетель-

 

 

 

 

 

 

 

ствующих,   что

 

 

 

 

 

 

 

лицо        может

 

 

 

 

 

 

 

скрыться от ор-

 

 

 

 

 

 

 

ганов дознания,

 

 

 

 

 

 

Какие    изме-

следствия и су-

18%

27%

15

43

78

36,2

нения необхо-

да,     помешать

 

 

%

%

%

%

димо внести в

установлению

 

 

 

 

 

 

УПК   для   за-

истины  по  де-

 

 

 

 

 

 

щиты прав об-

лу, продолжить

 

 

 

 

 

 

виняемых?

преступную

 

 

 

 

 

 

 

деятельность,

 

 

 

 

 

 

 

но    и    доказа-

 

 

 

 

 

 

 

тельств        его

 

 

 

 

 

 

 

участия   в   со-

 

 

 

 

 

 

 

вершении   пре-

 

 

 

 

 

 

 

ступления

 

 

 

 

 

 

 

Расширить   ос-

 

 

 

 

 

 

 

нования       для

51%

41%

52

53

56

50,6

 

прекращения

 

 

%

%

%

%

 

уголовных дел

 

 

 

 

 

 

 

Затрудняюсь

 

 

18

 

 

3,6

 

ответить

0%

0%

%

0%

0%

%

 

 

7

26

0

66

78

35 4

Кто наиболее защищен      в уголовном процессе?

Потерпевший

%

%

%

%

%

%

 

Обвиняемый

84%

60%

71 %

18

%

0 %

46,6

%

 

Затрудняюсь

9%

14%

29

16

22

18%

 

ответить

 

 

%

%

%

 

201

1

2

3

4

5

6

7

8

 

Предоставить

 

 

 

 

 

 

 

право    присут-

 

 

 

 

 

 

 

ствовать      при

 

 

 

 

 

 

 

проведении

9%

3%

11

10

6

7,8

 

всех следствен-

 

 

О/

0/

°/

 

 

ных действий

 

 

0

 

 

 

 

Предоставить

 

 

 

 

 

 

 

право      знако-

 

 

 

 

 

 

 

миться со все-

 

 

 

 

 

 

 

ми            мате-

 

 

 

 

 

 

 

риалами дела в

18%

3

32

19

6

15,6

 

любой   момент

 

%

%

%

%

%

Какие     изме-

предваритель-

 

 

 

 

 

 

нения необхо-

ного расследо-

 

 

 

 

 

 

димо внести в

вания

 

 

 

 

 

 

УПК   для   за-

Предоставить

 

 

 

 

 

 

щиты прав по-

право          уча-

 

 

 

 

 

 

терпевших?

ствовать  в   су-

 

 

80

19

 

 

 

дебных      пре-

41%

38%

Ov/

 

22%

40%

 

ниях наравне с

 

 

 

 

 

 

 

законным   пре-

 

 

 

 

 

 

 

дставителем

 

 

 

 

 

 

 

Расширить пра-

 

 

 

 

 

 

 

ва      потерпев-

 

 

 

 

 

 

 

шего   на   при-

36%

31%

26

43

70%

41,2

 

мирение  с  об-

 

 

%

%

 

%

 

виняемым   или

 

 

 

 

 

 

 

подсудимым

 

 

 

 

 

 

 

Участвовать    в

 

 

 

 

 

 

 

деле под псев-

81%

58%

16

34

7

19,6

 

донимом

 

 

%

%

%

%

 

Да

6%

9%

28

43

32

23,6

Считаете     ли

 

 

 

%

%

%

%

Вы,            что

Нет

82%

80%

66

57

51

67,2

смертную

 

 

 

%

%

%

%

казнь   следует

Затрудняюсь

12%

11 %

6%

0%

17

9,2

отменить?

ответить

 

 

 

 

%

%

202

1

2

3

4

5

6

7

8

 

Выносить  при-

 

 

 

 

 

 

 

говор только на

 

 

 

 

 

 

 

основании

 

 

 

 

 

 

 

имеющихся до-

49%

23%

18

62

49

40,2

 

казательств, без

 

 

%

%

%

%

Какие     изме-

дополнитель-

 

 

 

 

 

 

нения необхо-

ного  расследо-

 

 

 

 

 

 

димо внести в

вания

 

 

 

 

 

 

УПК   для   за-

Предоставить

 

 

 

 

 

 

щиты       прав

право      участ-

 

 

 

 

 

 

подсудимых?

вовать в судеб-

 

 

 

 

 

 

 

ных      прениях

21

34

27

23

57

32,4

 

наравне с адво-

%

%

%

%

%

%

 

катом

 

 

 

 

 

 

 

Затрудняюсь

30%

43%

55

15

12

31%

 

ответить

 

 

%

%

%

 

РЕЗУЛЬТАТЫ АНКЕТИРОВАНИЯ ОСУЖДЕННЫХ

1. Какие чувства Вы испытываете, отбывая наказание в виде лишения свободы?

Раскаяние

Озлобленность

Апатию

Иные

29%

30%

16%

25 %

2. Как Вы оцениваете назначенное Вам наказание?

Оно справедливо

Оно несправедливо

Затрудняюсь ответить

6%

66%

28%

203

3. Достаточно ли было у Вас прав для зашиты своих интересов?

Да

Нет

Затрудняюсь ответить

15%

71%

14%

4. Полностью ли Вы использовали предоставленные Вам права для защиты своих интересов?

Да

Нет

Затрудняюсь ответить

25%

64%

11%

204

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

I. ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ, ПОДЗАКОННЫЕ И ИНЫЕ ОФИЦИАЛЬНЫЕ

АКТЫ

1.1.  Американская конвенция о правах человека // Права чело­века: Сборник универсальных и региональных международных доку­ментов / Сост. Л.Н. Шестаков. М., 1990. С.143-166.

1.2. Африканская хартия прав человека и народов // Права че­ловека: Сборник универсальных и региональных международных до­кументов / Сост. Л.Н. Шестаков. М., 1990. С. 166-179.

1.3.  Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 года   // Права человека. Основные международные документы: Сб. документов / Ред. Н.В. Глазунова. М., 1989. С.134-142.

1.4.  Гражданский Кодекс Российской Федерации. 4.1. СПб., 1994. 304 с.

1.5.   Гражданский Кодекс Российской Федерации. Ч.П. СП., 1994. 269 с.

1.6.  Гуманитарная сфера и права человека: Сб. документов / Сост. В.А. Корнилов и другие. М., 1992. 160 с.

1.7.   Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений  и  злоупотреблений  властью:   Принята  резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 года // Права человека и судопроизводство: Собрание международных документов. М., 1989. С.229-233.

1.8. Декларация прав и свобод человека и гражданина: Принята Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 года // Ведомости съезда народных  депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 52. С. 2101-2107.

205

1.9.  Европейская конвенция о защите прав человека и основ­ных свобод: Принята 4 ноября 1950 года // Права человека: Сборник универсальных и региональных международных документов / Сост. Л.Н. Шестаков. М, 1990. С.85-117.

1.10.  Заключительный акт Совещания по безопасности и со­трудничеству в Европе от 1 августа 1975 года // Права человека. Ос­новные международные документы / Ред. Н.В. Глазунова.  М., 1989. С. 66-96.

1.11.  Закон «Об оперативно-розыскной деятельности в Россий­ской Федерации»: Федеральный закон Российской Федерации: При­нят Государственной Думой 5 июля 1995 года. М., 1996. 15 с.

1.12.  Закон РСФСР от 18 апреля 1991 года «О милиции» // Рос­сийская милиция. Законы Указы. Постановления (1991-1993 годы). М, 1993. С.3-33.

1.13.  Кодекс РСФСР об административных правонарушениях (по состоянию на 5 марта 1997 года). СПб., 1997. 183 с.

1.14.  Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловеч­ных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 года // Права человека. Основные международные документы / Ред. Н.В. Глазунова. М., 1989. С. 106-125.

1.15.  Конституции социалистических государств / Ред. колл.: Б.А. Страшун и другие. М., 1987. Т.1. 335 с.

1.16.  Конституции социалистических государств   / Ред. колл.: Б.А. Страшун и другие. М., 1987. Т.2. 384 с.

1.17. Конституция Российской Федерации. М., 1996. 48 с. Концепция модельного уголовно-процессуального кодекса для госу­дарств - участников СНГ // Информационный бюллетень. № 8. 1995. 190 с.

206

1.18.  Концепция судебной реформы Российской Федерации / Сост. С.А. Пашин. М., 1992.   111с.

1.19. Международный пакт о гражданских и политических пра­вах от 16 декабря 1966 года // Права человека. Основные междуна­родные документы / Ред. Н.В. Глазунова. М., 1989. С.35-60.

1.20.  Модельный уголовно-процессуальный кодекс для госу­дарств - участников СНГ // Приложение к «Информационному бюл­летеню». № 10. СПб., 1996. 369 с.

1.21.  Определение Конституционного Суда Российской Феде­рации по делу о проверке конституционности частей четвертой, пя­той и шестой статьи 97 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан П.В. Янчева, В.А. Жеребенкова и М.И. Сапронова. 25 декабря 1998 года // Российская газета. 1999. 12 янва­ря.

1.22.  Основы уголовного законодательства Союза ССР   и со­юзных республик. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. М., 1984. 51с.

1.23.  Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союз­ных республик. Утверждены Законом СССР от 25 декабря 1958 года // Конституция и законы Союза ССР. М., 1983. С.522-537.

1.24. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 18 ап­реля 1986 года. № 7. «О совершенствовании деятельности судов по осуществлению правосудия и укреплению законности в свете реше­ний XXVII съезда КПСС» // Сборник постановлений Пленума Вер­ховного Суда СССР 1924-1984. М., 1987. С.6-7.

1.25.  Постановление Конституционного Суда Российской Фе­дерации от 28 января 1997 года по делу о проверке конституционно­сти части четвертой статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса

207

РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и СВ. Абрамова // Вестник Конституционного Суда Российской Феде­рации. 1997. №1.С.25-30.

1.26.  Постановление Конституционного Суда Российской Фе­дерации от 2 июля 1998 года по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 Уголовно-процессуального кодекса в связи с жалобами ряда граждан // Вестник Конституцион­ного Суда Российской Федерации 1998. № 5. С.70-80.

1.27.  Постановление Конституционного Суда Российской Фе­дерации от 15 января 1999 года по делу о проверке конституционно­сти  положений  частей  первой  и  второй  статьи  295   Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина М.А. Клюева // Российская газета. 1999. 28 января.

1.28.  Постановление Конституционного Суда Российской Фе­дерации от 2 февраля 1999 года по делу о проверке конституционно­сти положений статьи 41 и части третьей статьи 42 УПК РСФСР, пунктов 1 и 2 постановления Верховного Совета Российской Федера­ции от 16 июля 1993 года «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в За­кон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об ад­министративных правонарушениях» в связи с запросом Московского городского суда и жалобами ряда граждан. № 3-П // Собрание зако­нодательства РФ. 1999. № 6. Ст.867. С.1318-1328.

1.29.  Постановление Конституционного Суда Российской Фе­дерации от 23 марта 1999 года по делу о проверке конституционно­сти положений статьи 133, части первой статьи 218 и 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К.

208

Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью «Моноком» // Россий­ская газета. 1999. 15 апреля.

1.30.  Проект УПК РФ, принятый Государственной Думой в первом чтении // Аппарат Государственной Думы. Управление доку­ментального обеспечения к заседанию Госуд. Думы. № 26. 13.05.97. М., 1997.

1.31.   Проект.   Уголовно-процессуальный  кодекс  Российской Федерации. Проект публикуется в редакции, представленной Госу­дарственно-правовым управлением Президента РФ // Российская юс­тиция. 1994. № 9. С.2-92.

1.32.  Распоряжение Президента России «О подписании Прото­кола № 6 (относительно отмены смертной казни) от 28 апреля 1983 года к Конвенции о защите прав человека и основных свобод  от 4 ноября 1950 года». Президент Ельцин. 27 февраля. 1997 года // Рос­сийская юстиция. 1997. № 4. С.6.

1.33.  Русская Правда. Краткая редакция // Российское законо­дательство X - XX веков. В 9 т. / Под общ. ред. О.И. Чистякова. М., 1991.Т.1.С.47-49.

1.34.  Соборное Уложение 1649 года // Российское законода­тельство X - XX веков. В 9 т. / Под ред. О.И. Чистякова. М., 1991. Т.З. С.83-257.

1.35.  Судебник 1497 года // Российское законодательство X -XX веков. В 9 т. / Под общ. ред. О.И. Чистякова. М., 1991. Т.2. С.54-120.

1.36.  Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР: Теоретическая модель / Под ред. В.М. Савицкого. М., 1990. 317 с.

209

1.37.   Уголовно-процессуальный кодекс Р.С.Ф.С.Р. перерабо­танный во исполнение Постановления IV Всероссийского Централь­ного Исполнительного Комитета IX созыва. П., 1923. 188 с.

1.38. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (с изменениями и дополнениями на 1 января 1997 года). СПб., 1997. 223 с.

1.39.  Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР: Принят Вер­ховным Советом РСФСР 27 октября 1960 года // Ведомости Верхов­ного Совета РСФСР, 1960. № 40. Ст.592.

1.40.  Уголовный кодекс РФ: Принят Государственной Думой 24 мая 1996 года. Вводится в действие с 1 января 1997 года. М., 1996. 187 с.

1.41.  Устав Организации Объединенных Наций: принят 26 ию­ня 1946 года // Права человека: Сборник универсальных и региональ­ных международных документов / Сост. Л.Н. Шестаков.   М., 1990. С.26-28.

1.42.  Устав Уголовного Судопроизводства от 20 ноября 1864 года // Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9 т. / Под общ. ред. О.И. Чистякова. М., 1991. Т.8. С.118-324.

1.43.  Федеральный закон «О внесении изменений и дополне­ний в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», «Гражданский про­цессуальный кодекс РСФСР» и «Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР»: Принят Государственной Думой 16 декабря 1998 года. Одобрен Советом Федерации 24 декабря 1998 года. №3-Ф3 // Рос­сийская газета. 1999. 6 января.

1.44.  Федеральный закон «О внесении изменений и дополне­ний в Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Принят Государственной Думой 4 декабря 1998 года. № 6-ФЗ // Рос­сийская газета. 1999. 13 января.

210

1.45.  Федеральный закон «О моратории на исполнение смерт­ной казни»: Проект // Российская юстиция. 1997. № 4. С.5.

1.46.  Федеральный закон «О содержании под стражей подозре­ваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 года. № 103-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 1995. № 29. Ст.2759.

П. СПЕЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

2.1.  Апарова Т.В. Суды и судебный процесс Великобритании. М., 1996. 153 с.

2.2. Аристотель. Политика // Соч. В 4-х т. М., 1983. Т.4. С.375-644.

2.3.  Ахпанов А.Н. Меры процессуального принуждения: соци­альная ценность, теория и практика применения. Караганда, 1989. 93 с.

2.4.  Базилев Б.П. Молодые обвиняемые и подсудимые. СПб., 1910.140 с.

2.5. Баткин Л.М. Итальянское Возрождение в поисках индиви­дуальности. М., 1989. 270 с.

2.6.  Беккария Ч. О преступлениях и наказаниях. 5-е изд. М., 1995. 303 с.

2.7.  Белозеров Ю.Н., Марфицин П.Г. Обеспечение прав и за­конных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела. М., 1994. 75 с.

2.8.  Боботов СВ. Буржуазная юстиция: состояние и перспекти­вы развития. М., 1989. 168 с.

2.9. Бутов В.Н. Уголовный процесс Австрии. Красноярск, 1988. 198 с.

211

2.10. Вандышев В.В., Дербенев А.П., Смирнов А.В. Уголовный процесс. Учебно-методическое пособие. В 2 ч. СПб., 1996. 4.1. 96 с.

2.11.  Ветрова Г.Н. Уголовно-процессуальная ответственность. М., 1987. 113 с.

2.12. Галилей Г. Диалог о двух главнейших системах мира пто-ломеевой и коперниковой. М.-Л., 1948. 380 с.

2.13. Гарвей У. Анатомическое исследование о движении серд­ца и крови у животных. 2-е изд. М.-Л., 1948. 235 с.

2.14. Гегель Г.В.Ф. Наука логики. В 3 т. М., 1971. Т.2. 248 с.

2.15. Гегель Г.В.Ф. Наука логики. В 3 т. М., 1972. Т.З. 371 с.

2.16.  Гельвеции К.А. О человеке // Гельвеции К.А. Соч. В 2 т. М., 1974. Т.2. 687 с.

2.17.  Гоббс Т. Левиафан или материя, форма и власть государ­ства церковного и гражданского. М., 1936. 504 с.

2.18. Гольбах П.Ш. Система природы или о законах мира физическо­го и мира духовного. М., 1940. 456 с.

2.18.  Гришин СП. Возбуждается уголовное дело... Н. Новго­род, 1992. 112 с.

2.19.  Гуманизм советской исправительно-трудовой политики: Лекц. метод, разработка. Материал в помощь лекторам, докладчикам, пропагандистам и руководителям групп политических занятий. М., 1978. 27 с.

2.20.  Гуманизм социалистического образа жизни / Сост. Н. Бо-нев, Д. Васильев, Е.П. Веремеева и другие. Львов, 1984. 180 с.

2.21.  Гуманистическая природа социалистических обществен­ных отношений / Б.К. Лебедев, Т.М. Шатунова, М.Б. Садыков и дру­гие.   Казань, 1990. 192 с.

2.22.  Гуценко К.Ф. Основы уголовного процесса США. М.э

212

1993. 87 с.

2.23.  Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. Л., 1982. 112 с.

2.24. Данте А. Божественная Комедия. М., 1982. 640 с.

2.25. Дарвин Ч.Р. Изменение животных и растений в домашнем состоянии. М.-Л., 1941. 620 с.

2.26.  Демократические основы советского социалистического правосудия / Под ред. М.С. Строговича. М., 1965. 392 с.

2.27.  Демократия и законность: проблемы развития и соотно­шения / Ред. колл. Л.П. Рожкова и др. Самара, 1991. 163 с.

2.28.  Демократия и личность в условиях развитого социализма: Государственно-правовой очерк / Отв. ред. Б.И. Кожохин.  Л., 1985. 167 с.

2.29.  Дидро Д. Речь философа, обращенная к королю // Соч. В 2т.М., 1986. Т.1.592С.

2.30.  Дидро Д. Энциклопедия, или Толковый словарь наук, ис­кусств и ремесел // Избр. произв. М.Л., 1951. 411 с.

2.31.   Добровольская Т.Н.  Принципы  советского уголовного процесса. М., 1971. 199 с.

2.32. Кампанелла Т. Город Солнца. М.-Л., 1947. 175 с.

2.33.  Кант И. Критика практического разума // Кант И. Основы метафизики нравственности: Критика практического разума: Мета­физика нравов. СПб., 1995. 528 с.

2.34.  Квашис В.Е. Гуманизм советского уголовного права. М., 1969. 151 с.

2.35. Кеплер И. О шестиугольных снежинках. М., 1982.192 с.

2.36.  Керимов Д.А. Философские проблемы права. М., 1972. 472 с.

213

2.37. Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Этика уголовного процесса. Во­ронеж, 1993. 224 с.

2.38.  Кокорев Л.Д. Потерпевший от преступления в советском уголовном процессе. Воронеж, 1964. 138 с.

2.39.  Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе (Общие черты судебной этики) // Избр. произв. В 2 т. М., 1959. Т.1. С.27-61.

2.40.  Кони А.Ф. Приемы и задачи обвинения // Избр. произв. В 2 т. М., 1959. Т.1.С.62-112.

2.41.  Конституции зарубежных государств: Учебн. пособие. 2-е изд., испр. и доп. М., 1997. 586 с.

2.42.  Коперник Н. О вращениях небесных сфер. Малый ком­ментарий. Послание против Вернера. Упсальская запись. М., 1964. 653 с.

2.43. Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. Красноярск, 1985. С. 18-19.

2.44.  Кудрявцев О.Ф. Ренессансный гуманизм и «Утопия». М., 1991.288 с.

2.45. Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголов­ном процессе. М., 1973. 199 с.

2.46. Кьеркегор С. Страхи и трепет. М., 1993. 383 с.

2.47.  Ланге Н.И. Древнее русское уголовное судопроизводство (XIV, XV,   XVI и половины XVII веков). СПб., 1884. 248 с.

2.48.  Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процес­суальные функции. М., 1986. 159 с.

2.49.  Ленин В.И. Партийная организация и партийная литера­тура//Поли, собр. соч. Т.12. С.99-105.

2.50.  Леоненко В.В. Профессиональная этика участников уго-

214

ловного судопроизводства. Киев, 1981. 163 с.

2.51. Личность преступников и индивидуальное воздействие на них / Ред. колл.: Ю.М. Антонян и другие. М., 1989. 130 с.

2.52.  Локк Дж. Об управлении разумом // Соч. в 3 т. М., 1985. Т.2. 560 с.

2.53. Локк Дж. Два трактата о правлении // Соч. В 3 т. М., 1988. Т.З. 669 с.

2.54.  Ляхов Ю.А. Новая уголовно-процессуальная политика. Ростов, 1992. 95 с.

2.55.  Маркс К. Временный Устав товарищества // Маркс К. и Энгельс Ф.. Соч. 2-е изд. Т.16. С.12-15.

2.56.  Маркс К. Капитал. Критика политической экономии // Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. 907 с.

2.57. Маркс К. Святое семейство // Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.2. 601 с.

2.58.  Маркузе Г. Эрос и цивилизация. Философское   исследо­вание учения Фрейда. Киев, 1995. 314 с.

2.59. Мизулина Е. Б. Уголовный процесс: концепция самоогра­ничения государства. Тарту, 1991. 148 с.

2.60.  Михайловский В.Н., Хон Г.Н. Диалектика формирования современной научной картины мира. Л., 1989. 127 с.

2.61.   Михайловский И.В. Основные принципы организации уголовного суда. Томск, 1905. С.1-336.

2.62.  Москалькова Т.Н. Честь и достоинство: как их защитить? М., 1992. 128 с.

2.63.  Нажимов В.П. Исторические типы, формы и виды совет­ского уголовного процесса: Общая часть. М., 1988. 92 с.

2.64. Немировский Э.Я. Отношение приговора к обвинению.

215

М., 1906. 408 с.

2.65. Николайчик В.М. Уголовный процесс США. М., 1981. 224

с.

2.66.  Ницше Ф. Странник и его тень // Избр. произв. В 3 т. М., 1994. Т.2. 399 с.

2.67.  Новгородцев П.И. Введение в философию права: Кризис современного правосознания. М., 1996. 268 с.

2.68.  Ольков С.Г. Предупреждение уголовно-процессуальных правонарушений в сфере обеспечения законности. Тюмень,  1994. С.14.

2.69.  Оуэн Р. Педагогические идеи Роберта Оуэна // Избр. от­рывки из сочинений Р. Оуэна. М., 1940. 264 с.

2.70. Петрарка Ф. Лирика. М., 1980. 381 с.

2.71.  Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуж­дение в уголовном процессе. М., 1989. 254 с.

2.72.     Петрухин    И.Л.    Свобода    личности    и    уголовно-процессуальное принуждение:  Общая концепция.  Неприкосновен­ность личности. М., 1985. 239 с.

2.73.  Планк М. Единство физической картины мира. М., 1966. 287 с.

2.74.  Полянский Н.Н. Уголовное право и уголовный суд в Анг­лии. М., 1969. 399 с.

2.75.  Проблемы судебной этики / Под ред. М.С. Строговича. М., 1974. 272 с.

2.76.  Радьков В.П. Охрана прав и законных интересов лично­сти в уголовном судопроизводстве. Кишинев, 1982. 188 с.

2.77.  Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира.    М., 1993. 256 с.

216

2.78.  Римские стоики: Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий / Сост., В.В. Сапова. М, 1995. 463 с.

2.79.  Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. 4-е изд.   Рига, 1924. 597 с.

2.80.  Русская идея // Сост. и автор вступ. статьи М.А. Масли-хин. М., 1992. 496 с.

2.81. Рыжков А.П. Меры пресечения. М., 1997. 176 с.

2.82.     Рябов    Ю.А.    Проблема    гуманизации    содержания исторического образования на современном этапе. Новые подходы к изучению истории России конца XIX - начала XX века. Методиче­ские рекомендации. Л., 1991. 47 с.

2.83.   Сальников В.П.  Социалистическая правовая культура. Саратов,1989. 142 с.

2.84.  Саркисова Э.А. Гуманизм в советском уголовном праве. Минск, 1969. 108 с.

2.85.  Сен-Симон А. Мемуары: Полные и доподлинные воспо­минания герцога де Сен-Симона о веке Людовика XIV и регентстве. М., 1991.Кн.1.598с.

2.86.  Сказания Русского народа, собранные И.П. Сахаровым. М., 1990. 393 с.

2.87. Случевский В. Учебник русского уголовного процесса. СПб., 1895. 792 с.

2.88. Соколов В.В. Европейская философия XV-XVII веков. М., 1984. 448 с.

2.89.  Старченко А. Философия права и принципы правосудия в США. М., 1969. 120 с.

2.90.  Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т.1.470с.

217

2.91.  Тавризян Г.М. О. Шпенглер, Й. Хейзинга: две концепции кризиса культуры. М., 1989. 272 с.

2.92.  Тальберг Д.Г. Русское уголовное судопроизводство. В 2 т. Киев, 1889. Т.1. 318 с.

2.93.  Тальберг Д.Г. Русское уголовное судопроизводство. В 2 т. Киев. 1891. Т.2. 214 с.

2.94. Уголовный процесс / Под ред. В.П. Божьева. М., 1989. 416 с.

2.95.  Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под. общей ре­дакцией П.А. Лупинской. М., 1995. с.544.

2.96.  Фейербах Л. О спиритуализме и материализме в особен­ности их отношения к свободе воли // Фейербах Л. Избр. философ­ские произв. В 2 т. М., 1955. Т.1. 676 с.

2.97.  Филимонов И.Я. Основы уголовного процесса Германии. М., 1994. 102 с.

2.98.  Философия средневековья: Хрестоматия / Сост. А.П. Мо-зелов и другие. В 2 кн. СПб., 1994. Кн.1. 141 с.

2.99.  Фихте И.Г. Назначение человека // Соч. В 2 т. СПб., 1993. Т.2. 798 с.

2.100.  Фихте И.Г. О достоинстве человека // Соч. в 2 т. СПб., 1993. Т. I. 687 с.

2.101.  Фойницкий И.Я. Защита в уголовном процессе как слу­жение общественное. СПб., 1885. 64 с.

2.102.  Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В 2 т. СПб., 1996. Т.1. 552 с.

2.103.  Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В 2 т. СПб., 1996. Т.2. 606 с.

2.104.  Фойницкий И.Я.. О вознаграждении невинно к суду уго-

218

ловному привлекаемых. СПб., 1884. ПО с.

2.105.  Фомичев Н.А. Во имя Истины и Добродетели: Сократ. Повесть-легенда. М., 1984. 191 с.

2.106. Фрейд 3. Психология бессознательного. М., 1989. 448 с.

2.107.  Фрейд 3. Психология сексуальности. Вильнюс, 1990. 125 с.

2.108.  Фурье Ш. О воспитании при строе гармонии. М., 1939. 44 с.

2.109.  Хей Л.Л. Исцели свою жизнь. Исцели свое тело. Сила внутри нас. Каунас, 1996. 224 с.

2.110.  Хейзинга Й. Homo Ludens. В тени завтрашнего дня. М., 1992. 272 с.

2.111.  Цицерон М.Т.  Трактат «О судьбе» // Цицерон М.Т. Фи­лософские трактаты. 2-е изд. М., 1997. 304 с.

2.112.  Человек в истории. Гуманистические ценности европей­ских цивилизаций и проблемы современного мира / Под ред. В.Л. Полякова, Н.И. Элиасберг. В 2 ч. СПб., 1993. Ч.П. 134 с.

2.113.  Человек и общество: Учеб. пособие / Под ред. И.И. Кального и Т.И. Титовой. Симферополь, 1994. 223 с.

2.114.    Чельцов-Бебутов   М.А.   Курс   советского   уголовно-процессуального права. М., 1957. Т.1. 840 с.

2.115.  Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права.     Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовла­дельческих, феодальных и буржуазных государствах. СПб., 1995. 842 с.

2.116.  Чернышевский Н.Г. и Добролюбов Н.А. Избранные пе­дагогические высказывания. М.-Л. 1949. 351 с.

2.117.  Что такое человек? Основы человековедения / Под ред.

219

В.Л. Обухова. В 2 кн. СПб., 1996. Кн.1. 148 с.

2.118.  Что такое человек? Основы человековедения / Под ред. В.Л. Обухова. В 2 кн. СПб., 1996. Кн. 2. 191 с.

2.119.  Шапиева О.Г. Проблемы нравственно-правовой социа­лизации личности: концептуальный и практический аспекты. СПб., 1996. 172 с.

2.120.  Шейфер Э.Ф. Следственные действия. Система и про­цессуальная форма. М., 1981. 127 с.

2.121. Шопенгауэр А. Афоризмы и максимы. Л., 1991. 288 с.

2.122.  Щипанов И.Я. Философия русского просвещения. Вто­рая половина XVIII века. М., 1971. 285 с.

2.123.  Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в совет­ском уголовно-процессуальном праве. Л., 1976. 143 с.

2.124. Энгельс Ф. Диалектика природы // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.20. 827 с.

Ш. НАУЧНЫЕ СТАТЬИ

3.1.     Бажанов.    С.    О    мерах   принуждения   в    уголовно-процессуальном законодательстве // Законность. 1996. № 3. С.32-34.

3.2.  Батищева Л., Конах Е., Леви А., Пичкалева Г. Гласность предварительного следствия // Социалистическая законность.   1989. №1.С.60-62.

3.3. Быков В., Макаров Н. О регламентации следственных дей­ствий // Российская юстиция. 1998. № 2. С. 22-23.

3.4 Бычков В.Ф. Принципы гуманизма в вопросах исполнения предварительного заключения под стражу // Проблемы гуманизации исполнения уголовных наказаний / Ред. коллегия: А.В. Маслихин, А.И. Васильев, А.А. Лакеев и др. Рязань, 1990. С.67-73.

220

3.5.  Ваксян А. Мораторий на исполнение смертной казни: вто­рая попытка // Российская юстиция. 1998. № 5. С. 10-11.

3.6.  Варфоломеев И. Какую гуманность нам навязывают? // Щит и меч. 1997. 20 марта.

3.7. Ведерникова С. Фонд для жертв преступлений // Социали­стическая законность. 1990. № 11. с.25-28.

3.8.  Волобуев П.В. Эволюция и революция // Родина. 1990. № 11.С.7.

3.9.  Татарский А. Работа судов Российской Федерации по рас­смотрению уголовных дел (первое полугодие 1997 года) // Россий­ская юстиция. 1998. № 2. С.51-53.

3.10.  Гельдибаев М.Х. Кваша Б.Ф. Смертная казнь и состояние преступности // Социально-правовые и психологические основы дея­тельности ОВД и ВВ МВД России: проблемы теории и практики. Материалы международной научно-практической конференции. 20-21 марта. 1997 года. СПб., 1997. 4.2. С.104-106.

3.11.  Гранкин М. Залог как мера пресечения // Российская юс­тиция. 1998. № 2. С.24.

3.12. Громов Л.С. Участие общественности в борьбе с преступ­ностью и некоторые процессуальные вопросы // Советское государ­ство и право. 1960. № 9. С.83-90.

3.13. Громыко А., Фирдман А. Нарушаются права потерпевших //Законность. 1997. №11. С.38-40.

3.14.  Гуманизм советской Конституции. Лекц. метод, разработ­ка. Материал в помощь лекторам, докладчикам, пропагандистам и руководителям групп полит, занятий. М., 1978. 22 с.

3.15.  Гуманистические ориентиры научно-технического твор­чества: Научно-теоретическая  конференция. В 2 ч.   Калинин, 22-25

221

мая 1990 года / Под ред. В.М. Фигуровской и др. Калинин, 1990. 4.1. 139 с.

3.16.  Гуманистические ориентиры научно-технического твор­чества: Научно-теоретическая  конференция. В 2 ч.   Калинин, 22-25 мая 1990 года / Под ред. В.М. Фигуровской и др. Калинин, 1990. 4.2. 126 с.

3.17.  Идеи Возрождения и философия Нового времени: Сбор­ник научных статей / Отв. ред. Т.Б. Длугач. М., 1986. 168 с.

3.18.  Ильина Л.В., Похмелкин В.А. Пределы нравственной до­пустимости   уголовно-процессуального   принуждения   //   Правовое принуждение в борьбе с преступностью. М., 1989. С.29-37.

3.19.  История, философия, принципы и методы правозащитной деятельности // Сб. материалов семинара Моск. хельс. группы «Пра­ва человека». Москва, 1-4 февраля 1991 года. М., 1995. 109 с.

3.20.  Кадышева Т., Ширинский С. Расширить права потерпев­шего // Российская юстиция. 1998. № 1. С. 14.

3.21. Казанцев В., Коршунов Н. В каких случаях компенсирует­ся моральный вред? // Российская юстиция. 1998. № 2. С.39-41.

3.22.  Карапетян. С. На страже подозреваемых и обвиняемых, находящихся под стражей // Законность. 1997. № 10. С.2-3.

3.23.  Карой Сиярто. Предварительное следствие и прокурор­ский надзор за его законностью в ВНР // Социалистическая закон­ность. 1989. № 2. С.74-75.

3.24.  Козлов В. Мера пресечения не может быть тяжелее меры наказания // Российская юстиция. 1998. № 3. С.48.

3.25.  Колоколов Н. Судебный контроль за арестами // Россий­ская юстиция. 1998. № 3. С.10-11.

3.26.  Колосович С.А. Презумпция невиновности и режим со-

222

держания подозреваемых под стражей // Совершенствование право­вой основы расследования преступлений органами внутренних дел. М., 1991.С.32-39.

3.27.  Комиссаров В.И. О нравственных аспектах предваритель­ного расследования преступлений // Государство и право. 1992.   № 11.С.107-112.

3.28.  Кони А.Ф. Судебная речь  по делу Ольги Палем // Избр. произв. В 2 т. 2-е изд. М., 1959. T.I. C.568-608.

3.29.  Корнуков В.М. Пути и средства укрепления социалисти­ческой законности и усиления охраны прав личности в уголовном судопроизводстве // Вопросы уголовного процесса / Ред. коллегия: Н.А. Акинча, Ц.М. Каз, В.М. Корнуков и др.  Вып. 4. Саратов, 1989. С.8.

3.30.  Купко П. Права потерпевшего в уголовном процессе // Советская юстиция. 1939. № 15-16. С.24-25.

3.31. Лившиц В., Прошкин Л. Процессуальный гуманизм и ин­квизиция // Социалистическая законность. 1990. № 1. С.36-39.

3.32.  Лобатенко Е.В. К вопросу о состязательности на предва­рительном следствии // Демократизм предварительного расследова­ния. М., 1990. С.80-81.

3.33.  Любичева С. Защита потерпевшего от преступления: пра­вовые аспекты // Уголовное право. 1998. № 1. С.63-66.

3.34.  Люблинский П.И. Суд и права личности // Судебная ре­форма. М., 1915. Т.2. С.1-40.

3.35. Максудов Р. и другие. Институт примирения в уголовном процессе: необходимость и условия развития // Уголовное право. 1998.№1.С.67-76.

3.36.  Малькевич Т.В. К вопросу о состязательности // Ученые

223

записки ВЮЗИ. Вып.6. М., 1958. С.263-293.

3.37.  Малько А.В. Смертная казнь: Современные проблемы // Правоведение. 1998. № 1. С. 106-116.

3.38.  Маргулова И. Проблема совершенствования российского уголовного законодательства // Уголовное право. 1998. № 1. С.32-35.

3.39.  Маслихин А.В. Гуманизм и некоторые вопросы совер­шенствования правового регулирования предварительного заключе­ния под стражу // Реализация гуманистических начал решений XXVII съезда КПСС и XIX Всесоюзной партийной конференции по совер­шенствованию правовой системы в  сфере исполнения уголовно-правовых мер воздействия и исправления осужденных. Рязань, 1989. С. 60-63.

3.40. Махов В., Пешков М. Сделка о признании вины // Россий­ская юстиция. 1998. № 7. С. 17-19

3.41.  Мингес А.В. Реализация конституционного права непри­косновенности личности на предварительном следствии // Реализа­ция норм государственного и административного права на предвари­тельном следствии. Волгоград, 1987. с. 48-56.

3.42.  Михайлов В.А. Защита прав человека в уголовном судо­производстве при применении мер пресечения // Проблемы обеспе­чения прав человека в деятельности ОВД. М., 1994.   с.37-56.

3.43.  Мокичев К.А. Против ревизионистских извращений мар­ксистско-ленинского учения о государстве. М., 1959. 40 с.

3.44. Николаева Т.Б. Соотношение частных и публичных начал в уголовном судопроизводстве: генезис формы и содержания // Госу­дарство, право, юридическая практика в исследованиях слушателей: Тезисы итоговой межвузовской конференции. 30-31 марта 1995 года. Н. Новгород. 1995. С.60-61.

224

3.45. Николаева Т.П. Состязательность в судебном следствии // Вопросы уголовного процесса. Вып.З. Саратов, 1984. С.74-79.

3.46.  Никулин П., Садовский В. Укреплять правовые гарантии защищенности личности // Социалистическая законность. 1988. № 12. С.28-30.

3.47.  Палеев М. Почему Президент России отклонил закон о защите потерпевших и свидетелей // Российская юстиция. 1998. № 1. С.8.

3.48. Парий А.В., Шадрин B.C. Некоторые проблемы обеспече­ния прав потерпевшего в уголовном процессе // Вопросы правоохра­нительной деятельности. Волгоград, 1996. с.32-37.

3.49.  Петрухин И.Л. Правовая защита личности при поисках доказательств по уголовным делам // Социалистическая законность. 1989. № 12. С.7-9.

3.50.  Поздняков Э. Формационный и цивилизационный подхо­ды // Мировая экономика и международные отношения. 1990. № 5. С.51-58.

3.51.  Поляк А. Воспитательная роль выступления адвоката в суде // Советская юстиция. 1985. № 5. С.23-24.

3.52.  Полянский Н.Н. Процессуальные права потерпевшего // Советское государство и право. 1940. № 12. С.54-69.

3.53.  Поморски С. Американские суды и следствие по уголов­ным делам: 4-я поправка к Конституции США (Правило об исключе­нии) // Советское государство и право. 1990. № 10. С. 108-111.

3.54. Похмелкин В.В. Принцип гуманизма и уголовно-правовое принуждение // Правовое принуждение в борьбе с преступностью. М., 1989. С.4-12.

3.55. Принцип справедливости при осуществлении правосудия

225

по уголовным делам: Межвузовский тематический сб. науч. трудов // Ред. коллегия: В.П. Нажимов и другие. Калининград, 1990. 104 с.

3.56.   Проблемы гуманизации и гуманитаризации народного образования / Сост. Ю.С. Гуров. Чебоксары, 1990. 27 с.

3.57.  Проблемы гуманизма в русской философии: Сб. статей / Ред. коллегия: А.К. Гостищев и другие. Краснодар, 1974. 144 с.

3.58.  Рахунов Р. Расширение прав потерпевшего // Социали­стическая законность. 1960. № 4. С. 36-40.

3.59.  Резник Г. Закон об адвокатуре как жертва конфликта ин­тересов//Российская юстиция. 1998. №3. С.22-24.

3.60. Руднев Вл. Залог в России, «байл» в США: сравнительный анализ // Российская юстиция. 1998. № 4. С.22.

3.61.  Савицкий   В.М. Закон нужно совершенствовать, но не ухудшать // Социалистическая законность. 1990. № 1. С.29-33.

3.62.  Савицкий В. Последние новеллы  УПК: порядок и сроки содержания под стражей // Российская юстиция. 1997. № 5. С. 16-19.

3.63.  Смирнов А. Нужен суд правый и милостивый, решитель­ный и скорый // Российская юстиция. 1995. № 10. С. 18-21.

3.64.  Состояние преступности в РФ за 1997 год - статистика // Российская юстиция. 1998. № 3. С.52.

3.65.  Стрикун Г. Оградить независимость прокурора // Социа­листическая законность. 1990. № 9. С.ЗЗ.

3.66.  Тейман С. Сделки о признании вины или сокращенные формы судопроизводства: по какому пути пойдет Россия? // Россий­ская юстиция. 1998. № 10. С. 35-37.

3.67.  Теребилов В.И. Судебно-правовая реформа // Законность. 1996.№З.С.39-42.

3.68.  Тихонов А. О процессуальной безопасности чести и дос-

226

тоинства граждан в охранительных отношениях // Изв. вузов. Право­ведение. 1990. № 1. С.32-39.

3.69. Цоколова О.И. Меры уголовно-процессуального принуж­дения: вопросы классификации // Отдельные актуальные проблемы работы органов МВД. Сб. научных трудов. М., 1996. С.55-60.

3.70.  Человек  перед  судом. Воспитательное значение судеб­ных процессов по уголовным делам: Сб. статей. Л., 1965. 243 с.

3.71.  Чельцов М.А. О недопустимости перенесения буржуаз­ных конструкций в советскую уголовно-процессуальную теорию // Учен. зап. ВЮЗИ. Вып.VI. 1958. С.48-97.

3.72.  Яковлев A.M. Принцип социальной справедливости и ос­нования уголовной ответственности // Советское государство и пра­во. 1982. №З.С.86-94.

3.73.  Ястребова О.В. Соблюдение прав человека в уголовном судопроизводстве как приоритет правовой политики // Правоведе­ние. 1998. №1.С.165-166.

IV. ДИССЕРТАЦИИ И АВТОРЕФЕРАТЫ

4.1.  Асанбаева Г.Д. Гуманизм этики Вл. Соловьева: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1990. 23 с.

4.2.  Бибило А.П. Социально-правовые основы правосудия по уголовным делам: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Минск, 1995. 29 с.

4.3. Боботов СВ. Социальный механизм буржуазной уголовной юстиции: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук  М., 1979. 31 с.

4.4.  Быстрицкий И.Н. Система правового воспитания подрост­ков в условиях спецучреждения: Автореф. дис. ... канд. пед. наук.

227

М., 1986. 17 с.

4.5.  Вандышев В.В. Правовые и этические проблемы использо­вания данных виктимологии в советском уголовном судопроизводст­ве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1977. 25 с.

4.6.   Гельдибаев М.Х. Исполнение меры пресечения в виде предварительного заключения под стражу в следственных изолято­рах: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1993. 26 с.

4.7.   Демидов И.Ф. Проблема прав человека в современном российском уголовном процессе: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 1996. 60 с.

4.8.  Дербенев А.П. Деятельность следователя МВД по преду­преждению преступлений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1969.25 с.

4.9.  Долгушин А.В. Развитие процессуальных условий реализа­ции принципа состязательности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1995. 24 с.

4.10.  Дядькин Л.А. Судебно-процессуальные взгляды декабри­ста Н.И. Тургенева: Автореф. дис.  ... канд. юрид. наук. Саратов, 1979. 18 с.

4.11.   Епифанов Б.В. Принцип социальной справедливости в уголовном праве: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1993. 182 с.

4.12.  Зорькин В.Д. Воззрения Б.Н. Чичерина на государство и право: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1967. 16 с.

4.13.  Лебедев В.М. Судебная власть на защите конституцион­ного права граждан на свободу и личную неприкосновенность в уго­ловном процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук.   М., 1998. 23 с.

4.14.  Лубшев Ю.Ф. Проблемы защиты по уголовным делам: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998. 70 с.

228

4.15.  Мещеряков Ю.В. Уголовное судопроизводство России первой половины XIX в.: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук Л., 1985. 16 с.

4.16.  Петков В.П. Личность рецидивистов старших возрастов и особенности карательно-воспитательного воздействия на них в ИТУ: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1992. 21 с.

4.17.  Петровский Н.К. Вердикт присяжных заседателей и его социально-правовые последствия: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1998. 198 с.

4.18.  Попов А.Н. Принцип справедливости в уголовном праве: Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. СПб., 1993. 24 с.

4.19.  Петухов Ю.Е. Соотношение публичного и частного обви­нения в уголовном процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1996. 22 с.

4.20.   Печников Н.П.  Тактические особенности обеспечения прав личности при производстве дознания: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1997. 168 с.

4.21. Сальников В.П. Правовая культура и поведение советских граждан (вопросы теории): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1980. 17 с.

4.22.  Смолькова И.В. Проблемы охраняемой законом тайны в уголовном процессе: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук.   М., 1998. 40 с.

4.23.  Сорокина Ю.В. Реформа следственного аппарата и пред­варительного расследования в России   1860-1864 гг.: Механизм раз­работки и реализации законодательства:  Автореф.  дис.   ...   канд. юрид. наук. СПб., 1994. 17 с.

4.24.  Сумачев А.В. Пострадавший как субъект уголовного пра-

229

воотношения: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Рязань, 1997. 26 с.

4.25.  Тихонов А.К. Уголовно-процессуальные меры обеспече­ния чести, достоинства и личной безопасности потерпевшего и сви­детеля: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук.   М., 1995. 24 с.

4.26.  Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследо­вании преступлений: Автореф. дис. ...докт. юрид. наук. М., 1997. 39 с.

4.27.  Шестакова С.Д. Проблемы состязательности в Россий­ском уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1998. 184 с.

V. СЛОВАРИ, СПРАВОЧНИКИ

5.1.  Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. 5-е изд. М., 1986. 590 с.

5.2.  Юридический словарь / Под ред. П.И. Кудрявцева. 2-е изд. Т.1-2.М., 1956. Т.1. 687.

5.3.  Словарь по этике / Под ред. А.А. Гусейнова, И.С. Кона. 6-е изд. М., 1989. 447 с.

Обратно