РОСТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Мельников Виктор Юрьевич

ЗАДЕРЖАНИЕ ПОДОЗРЕВАЕМОГО

Специальность 12.00.09- уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза, оперативно-розыскная деятельность

ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:

Заслуженный работник высшей

школы РФ, доктор юридических

наук, профессор Ляхов Ю.А.

Краснодар 2004

2 СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ....................................................................................3-9

4 Р

(|N                Глава 1. Понятие и значение задержания лица, подозреваемого в совершении

и                 преступления

1. Понятие подозрения в уголовном процессе........................................10-21

2.Процессуальная     природа    задержания     подозреваемого          в     совершении

преступления......................................................................................22-43

3. Процессуальное положение лица задержанного по подозрению в совершении

преступления.....................................................................................43-56

Глава 2. Основания, цели, мотивы и условия задержания

1 .Основания задержания.....................................................................57-70

2. «Иные данные», как основания для задержания лица и его особенности......70-81

3. Мотивы, цели и условия задержания...................................................81-92

Глава 3. Процессуальный порядок задержания подозреваемого

I

i                    1.    Процессуальное    оформление    задержания    подозреваемого    в    совершении преступления.....................................................................................93-104

2.    Обеспечение   право   лица,   задержанного    по    подозрению    в    совершении преступления....................................................................................104-122

3.  Освобождение задержанного подозреваемого в совершении преступления и его

реабилитация....................................................................................122-134

Заключение......................................................................................135-141

                 Список использованной литературы....................................................142-159

Таблицы..........................................................................................159-169

3 Введение

Актуальность темы исследования. Проводимая судебно-правовая реформа в

Российской Федерации призвана обеспечить демократизацию всей правовой системы,

t\                эффективное соблюдение прав человека. Одна из черт правового государства -

и.                верховенство закона, недопустимость произвола и беззакония во взаимоотношениях

органов  государства,  должностных лиц и личности,  ограничение  принуждения

случаями, когда оно действительно необходимо для защиты интересов общества и

граждан.

Применение мер уголовно-процессуального принуждения необходимо для предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений. Среди них необходимо выделить ограничивающее личную свободу граждан - задержание лица, подозреваемого в совершении преступления. Применение указанной меры существенно ограничивает конституционные права, свободы и законные интересы гражданина, ставит под сомнение его честь, достоинство, влияет на дальнейшую судьбу, причиняет нравственные страдания в случае необоснованного или незаконного ее применения.

Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступлений, часто сопряжено

со  значительными  трудностями,   что  объясняется   недостаточной   его   правовой

j                регламентацией. У практических работников зачастую нет четкого представления о

*..                сущности подозрения в уголовном процессе, единого мнения по вопросу о том, что

следует понимать под «иными данными», предусмотренными ч. 2 ст. 91 УПК РФ, как

самостоятельным основанием для задержания лиц, подозреваемых в совершении

преступлений и т.д. Указанные обстоятельства не способствуют   единообразному и

правильному применению этой   меры процессуального принуждения, что нередко

порождает ошибки в следственной практике, влекущие нарушения прав и законных

интересов личности.

                         Признание   международных   стандартов   по   правам   человека   предполагает

необходимость поиска новых подходов в оптимизации форм уголовного судопроизводства, создания дополнительных гарантий неприкосновенности личности, связанных с применением мер процессуального принуждения. Поэтому одним из актуальных направлений в теории уголовного процесса было и остается разработка правового регулирования и практического применения указанной меры *■                принуждения.

Степень научной разработанности темы. Вопросы, связанные с задержанием подозреваемого были предметом исследования ряда ученых-процессуалистов: А.Г.

4 Александровского,   С.П.Бекешко,   В.Н.Григорьева,   А.П.   Гуляева,   И.М.Гуткина,

Б.А.Денежкина, Л.М.Карнеевой, Е.М.Клюкова, Н.А.Козловского, СА.Колосовича, В.Г.Кочеткова, А.А.Напреенко, И.Л.Петрухина, А.И.Сергеева, А.В.Солтановича, М.С. Строговича, Л.В. Франка, А.А. Чувилева и других авторов. Однако не все  соответствующие вопросы получили должную теоретическую разработку.

Комплексное исследование проблем, относящихся к правовой природе задержания подозреваемого, предполагает, по нашему мнению, освещение следующих вопросов: о понятии подозрения в уголовном процессе; о закреплении в законе правовых основ по фактическому задержанию и доставлению в правоохранительные органы лиц, заподозренных в совершении преступления; о создании более надежной системы гарантий прав подозреваемого; о сущности отдельных оснований задержания; о возможности использования оперативно-розыскных данных при разрешении вопроса о применении этой меры принуждения и некоторые другие.

Высказанные соображения предопределили выбор темы диссертационного исследования, ее научную и прикладную значимость. Она включает в себя комплекс теоретических и практических вопросов, связанных с применением указанной меры процессуального принуждения.

Цель диссертационного исследования. Основная цель диссертационного  исследования состоит в том, чтобы на основе анализа уголовно-процессуальных, уголовно-правовых, криминалистических, административно-правовых и других источников, а также обобщения следственной практики выработать предложения законодателю и рекомендации по совершенствованию практики применения задержания лица, по подозрению в совершении преступления, позволяющие повысить эффективность предварительного расследования.

Указанная цель обусловила конкретные задачи:  - дать понятие подозрения в уголовном процессе; -определить правовую природу задержания подозреваемого;

-исследовать эффективность уголовно-процессуальной регламентации задержания; -проанализировать практику и дать решение вопросов, вызывающих затруднение у дознавателей и следователей при применении указанной меры принуждения; -определить   правовые   основания   деятельности   сотрудников   органов   дознания,  следователя, дознавателя или прокурора по физическому захвату и доставлению лиц, заподозренных в совершении преступления;

5 -сформулировать предложения  по совершенствованию  уголовно-процессуального

законодательства и выработать практические рекомендации, направленные на повышение эффективности деятельности органов предварительного расследования по применению задержания подозреваемого.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются правоотношения, возникающие при задержании между субъектами уголовно-процессуальной деятельности. Предметом исследования является законодательство и практика его применения, рассмотрение сущности подозрения, процессуальный природы задержания подозреваемого в совершении преступления, оснований, мотивов и целей задержания, понятие подозреваемого, права подозреваемого и их гарантии в российском уголовном процессе.

Методологическую основу диссертации составляют принципы диалектического материализма, как всеобщего метода познания. В процессе работы применялись общенаучные методы: сравнительно-правовой, конкретно-социологический, исторический, статистический, логический.

В диссертации использована Конституция РФ, международно-правовые документы, постановления Конституционного Суда РФ, постановления Пленума Верховного Суда РФ, уголовно-процессуальное, уголовное, административное законодательство РФ, законодательство зарубежных государств, нормативные акты прокуратуры и министерства внутренних дел РФ.

Теоретическую основу работы составляют труды ученых-процессуалистов и криминалистов. В исследовании также использованы работы по методологии научного познания, общей теории права, уголовному и административному праву, труды русских дореволюционных юристов, зарубежных авторов.

Эмпирическая база исследования. Эмпирический материал собран путем изучения и обобщения практики расследования уголовных дел, находящихся в производстве Управления ФСБ России по Ростовской области, Прокуратуры Ростовской области, следственного управления ГУВД Ростовской области, управления Генеральной прокуратуры РФ в Южном федеральном округе и рассмотрения их районными судами г. Ростова-на-Дону. Выборочно изучены уголовные дела, по которым применялось задержание. Всего изучено 254 уголовных дела за период с 1999 по 2003 год. Результаты изучения уголовных дел и анализа количества задержанных и освобожденных подозреваемых на территории Ростовской области в 1999-2003 г.г. изложены в приложениях к диссертации.

6

В ходе исследования проанкетированы начальники следственных отделов органов ФСБ РФ, сотрудники органов дознания и следственного изолятора УФСБ РФ по Ростовской области, следователи следственных отделов ФСБ РФ, следственного управления Прокуратуры Ростовской области, управления Генеральной прокуратуры РФ в Южном федеральном округе, ГУВД Ростовской области- всего 183 сотрудника. При написании диссертации автором использован также личный опыт работы по расследованию уголовных дел в качестве старшего следователя по особо важным делам следственного отдела УФСБ РФ по Ростовской области.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что исследование носит комплексный характер, включающий в себя анализ вопросов, связанных с применением данной меры процессуального принуждения по новому УПК РФ 2001 года. Диссертант предлагает ряд новых теоретических положений, раскрывающих сущность подозрения, дает его авторское понятие и структуру, предлагает основания для появления подозрения. В диссертации обосновывается необходимость признавать лицо подозреваемым и освобождать подозреваемого от подозрения только на основании специально вынесенного процессуального акта -постановления. Автор предлагает новый вариант оснований применения задержания, исключающий неопределенное понятие «иные данные» и выступает против указания в протоколе мотивов задержания. В диссертации обосновывается необходимость введения единого порядка процессуального оформления подозрения, как части функции уголовного преследования, усиливающего гарантии законности и обоснованности задержания подозреваемого, укрепляющего гарантии прав личности в уголовном судопроизводстве.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Подозрение должно рассматриваться в различных аспектах: а) как составная часть функции уголовного преследования; б) как утверждение (вывод) органов предварительного расследования о причастности лица к совершению преступления, основанное на неполных знаниях о расследуемом противоправном деянии и лице, его совершившим; в) как общее условие применения задержания, влекущее при наличии правовых оснований и других условий, прямо указанных в законе, появление подозреваемого.

2. Основаниями для подозрения являются: а) возбуждение уголовного дела в отношении лица по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК РФ; б) фактические данные, полученные из источников и обстоятельств, указанных в

7 ч. 1 ст. 91 УПК РФ; в) установление сведений о причастности лица к совершению

преступления в иных случаях.

3. Юридическим основанием для признания лица подозреваемым должно быть постановление о привлечении в качестве подозреваемого.. Только после вынесения  соответствующего постановления,, лицо может быть, водворено в ИВС или следственный изолятор на срок до 48 часов или к нему применена по решению суда мера пресечения- заключение под стражу, домашний арест или избрана другая мера принуждения.

4.    Процедура   предъявления   подозрения   во   многом   схожа   с   порядком предъявления обвинения и должна состоять, по мнению автора, из трех этапов: 1) ознакомление   подозреваемого   с   постановлением   о   привлечении   в   качестве подозреваемого;   2)   разъяснение   сущности   подозрения   и   его   оснований;   3) разъяснение прав и обязанностей подозреваемого. После ознакомления задержанного с постановлением о признании его подозреваемым, его необходимо  допросить при согласии дать показания в качестве подозреваемого.

5.  Задержание заключается в кратковременном фактическом лишении свободы передвижения    лица,     подозреваемого в совершении преступления, за которое предусмотрено  наказание  в     виде  лишения  свободы,  с  целью  выяснения  его причастности к совершению преступления, обоснованности выдвинутого подозрения  и разрешения вопроса о признании его подозреваемым, возможности применении меры пресечения до предъявления обвинения или освобождения и снятия подозрения.

6. Основанием к задержанию могут быть фактические данные, полученные как из процессуальных   источников,   так   и   в   ходе   проведения   оперативно-розыскных мероприятий по выявлению и раскрытию преступлений, если   они устанавливают причастность    лица    к    совершению    преступления    и    имеются    данные,    что заподозренное лицо может скрыться, либо его личность не установлена. Полученные и представленные в установленном законом порядке  оперативно-розыскные данные могут быть использованы в качестве оснований задержания заподозренного лица.

7.  Фактическое задержание лица по подозрению в совершении преступления уполномоченными на то участниками уголовного судопроизводства, его доставление в орган предварительного следствия, оформление протокола задержания и другие, связанные   с   ним   действия,   должны   стать   составными    частями    уголовно- процессуального задержания. Срок нахождения под подозрением должен исчисляться с момента вынесения постановления о привлечении в качестве подозреваемого, а в случае задержания лица заподозренного  в  совершении преступления  -     время

8 фактического ограничения его свободы передвижения включается в срок нахождения

под подозрением. Этот срок завершается вынесением постановления о привлечении лица  в  качестве  обвиняемого,  составлением  обвинительного  акта,  а  в  случае

tr-

неподтверждения подозрения - вынесением постановления об освобождении лица от v                подозрения.

8.   В УПК РФ, Федеральном законе РФ «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации», в законе РФ «О милиции», необходимо дать определение «фактическому задержанию» и установить правовую регламентацию фактического задержания, порядок доставления задержанного в орган дознания, к следователю или прокурору. Документально оформлять и разъяснять основные права и обязанности заподозренному лицу  предлагается  именно с     момента  фактического лишения свободы передвижения лица, при этом не должно иметь значение, будет ли это лицо в результате  разбирательства  задержано  в  порядке  ст.ст.   91-92  УПК   РФ     или освобождено.   Протокол   задержания   в  данном   случае  должен   быть   составлен непосредственно при фактическом задержании заподозренного лица или, если это не представляется возможным (по тактическим соображениям, в связи со стихийными бедствиями, боевыми действиями и т.д.), в течение одного часа после его доставления в орган дознания, к следователю или прокурору.

9.  В ситуациях непосредственного обнаружения общественно опасного деяния „                  задержание         может        производиться         уполномоченными         работниками

правоохранительных органов до фактического возбуждения уголовного дела. Во время выяснения причастности задержанного к совершенному преступлению, должны параллельно решаться вопросы о возбуждении уголовного дела по данному факту, и о возможном признании задержанного подозреваемым в совершении преступления. Законодательно необходимо определить, что задержание, как мера процессуального принуждения в неотложных случаях, возможно еще до возбуждения •■                 уголовного дела.

10. Если в ходе расследования дела предъявленное подозрение не нашло своего подтверждения,    то    орган    уголовного    преследования    обязан    специальным постановлением освободить лицо от подозрения, а не связывать его   с вынесением постановлений о прекращении уголовного дела или уголовного преследования.

11. Структура подозрения как части функции уголовного преследования должна *■■                 состоять    из следующих элементов: 1) появления подозрения в отношении лица,

совершившего    противоправное   деяние;    2)   решения    вопроса   о    задержании подозреваемого  в   порядке  ст.   91   УПК  РФ;   3)   привлечения  лица   в   качестве

9 подозреваемого;    4)    допроса    подозреваемого    с    изложением    обстоятельств

преступления, в совершении которого данное лицо подозревается; 5) окончания подозрения в форме привлечения лица в качестве обвиняемого либо освобождения от подозрения в форме специального постановления об этом и, в случаях  предусмотренным уголовно-процессуальным законом, решения вопроса, связанного с реабилитацией подозреваемого. Только после предъявления подозрения и разъяснения подозреваемому сущности подозрения, проведения его допроса должен решаться вопрос о применении к подозреваемому меры пресечения в порядке ст. 100 УПК РФ.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Значение диссертации состоит в том, что проведенные исследования, сделанные выводы и сформулированные рекомендации могут быть использованы для дальнейшего совершенствования уголовно-процессуального законодательства, укрепления законности и обоснованности задержания подозреваемого, усиления уголовно-процессуальных гарантий заподозренных лиц. Отдельные положения и выводы, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы в качестве методических рекомендаций в правоприменительной деятельности органов предварительного расследования; при разработке учебно-методических материалов в процессе обучения студентов (слушателей) юридических и специальных учебных заведений.

 Апробация результатов исследования.

Основные положения диссертации отражены в изданной монографии «Задержание заподозренного лица», а также в 10 научных публикациях. Результаты и выводы исследования излагались автором на научно-практических конференциях по вопросам применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, использованы в рекомендациях всероссийского круглого стола «Опыт и проблемы применения нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»,  проходившего 27-28 февраля 2003 года в г. Ростове-на-Дону, научно-практической конференции в Южном федеральном округе «Идеология и практика реформирования уголовного правосудия», проходившей 27-28 мая 2003 года в г. Ростове-на-Дону, которые направлены в Государственную думу РФ. Материалы исследования и практические рекомендации апробированы в процессе чтения лекций, проведения семинарских и практических занятий по курсу уголовного процесса в Ростовском  Государственном Университете Путей сообщения.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии. Работа выполнена в соответствии с требованиями ВАКа.

 

10

Глава 1. Понятие и значение задержания лица, подозреваемого в совершении преступления.

1. Сущность подозрения в уголовном процессе

Совершенствование правовой системы России, осуществляемое прежде всего в целях укрепления гарантий прав личности, в уголовном судопроизводстве ставит на первый план проблему статуса участников уголовно-процессуальной деятельности. Среди них наиболее актуальной является фигура подозреваемого в совершении преступления.

Как свидетельствует практика, именно на этапе возникновения подозрения допускается значительная часть нарушений прав человека. Главная причина этого заключается в недостаточном нормативном регулировании уголовно-процессуальной деятельности. Происшедшие в последние годы изменения в процессуальном положении подозреваемого - расширение права на защиту, заключение под стражу в качестве меры пресечения в отношении подозреваемого по судебному решению и другие - не разрешили данную проблему. Подозрение остается, по существу, «белым пятном» в уголовно-процессуальном законодательстве. Статья 46 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту УПК РФ) Федерального Закона № 174-ФЗ от 18.12. 2001 г.1 не содержит прямого определения подозрения и выводится из понятия подозреваемого.

Подозрение - это предположение о субъекте преступления, неполная осведомленность о каких-либо фактах, обстоятельствах, то есть вероятное, предположительное объяснение их. Возникшее в сознании следователя (дознавателя) подозрение не делает это лицо подозреваемым в процессуальном смысле. Как отмечал В.Г. Кочетков, это происходит потому, что мнение следователя процессуально не закреплено. 2 Официальное объявление о подозрении может играть роль юридического факта, который запускает в действие весь механизм реализации прав подозреваемого.

Необходимо отметить, что существующий уголовно-процессуальный закон в части подозрения не отвечает конституционному требованию обеспечения прав и

1 В ред. ФЗ от 29.05.2002 г. № 58-ФЗ; от 24.07.2002 г. № 98-ФЗ; от 24.07.2002 г. № ЮЗ-ФЗ; от 25.07.2002 г. № 112-ФЗ; от 04.07.2003 г. № 92-ФЗ; от 08.12.2003 г. № 161-ФЗ;

2  Кочетков В.Г. Дисс.канд.юр.наук. Подозреваемый в Советском уголовном процессе.-

11

законных интересов личности, оказавшейся под подозрением. УПК РФ не стал менять саму природу признания лица подозреваемым, остался без изменения принципиальный подход к задержанию, основания задержания также остались без изменения. Уголовно-процессуальный закон не определяет обстоятельств, с которых начинается подозрение, не указывает отдельной нормой процессуальный срок,- в течение которого лицо находится под подозрением.3 Как отмечала Т.Г. Морщакова: «Конституционная норма о том, что задержание возможно только на 48 часов, превращается уже в декларацию, потому что в действительности этот срок может превратиться в 5 суток». 4

Различные авторы по- разному трактуют начало течения срока пребывания в положении подозреваемого. Так, например, считается, что срок пребывания в качестве подозреваемого начинается с момента возбуждения уголовного дела дознавателем, следователем, а не с момента, когда прокурор даст на него согласие (ч. 4 ст. 146 УПК РФ). 5 Возникают споры, как долго гражданин может находиться в положение подозреваемого, если например задержание было произведено в г. Калининграде, а доставить задержанного для принятия судебного решения о заключении его под стражу необходимо в Приморский край по месту производства предварительного следствия .6

Следует отметить, что на сегодня само появление в уголовном процессе подозреваемого в результате применения к нему мер процессуального принуждения, не раскрывает действительной природы подозрения: во-первых, подозрение формулируется через принуждение, тогда как не принуждение порождает подозрение, а наоборот - подозрение влечет применение к лицу мер принуждения; во-вторых,   задержание  подозреваемого,   применение   к  нему   меры   пресечения,

М, 1968.-С. 17;

3  УПК РФ определяет только срок нахождения в качестве подозреваемого. Так, исходя из содержания ст. 94 УПК РФ следует, что лицо может находиться в качестве подозреваемого 48 часов, а в исключительных случаях до 10 суток (ст. 100 УПК РФ). Часть 3 ст. 128 УПК РФ указывает, что при задержании срок исчисляется с момента фактического задержания;

4  См: Морщакова Т.Г. Статья «Общие проблемы судебной власти» в сборнике «Судебная реформа и становление правого государства в Российской Федерации».М., 2003.- С.65. В разделе «Коммунистическое оппонирование концепции и содержании кодекса» отмечается: «Срок задержания без санкции увеличивается с 3 до 5 дней (48 часов по части 2 статьи 94 + еще 72 часа по пункту 3 части 6 статьи 108 УПК РФ)». Там же. -С.210;

5  См., например, Комментарий к УПК РФ  под ред. Д.Н.Козака, Е.Б.Мизулиной., М., 2002.-С.157;

6   Эта проблема, в частности, поднималась в выступлении Б.Я.  Гаврилова на научно-практической    конференции    «Идеология    и    практика    реформирования    уголовного правосудия», проходившей 27-28 мая 2003 г. в г. Ростове н\Д.

t*

ч

12 возбуждение в отношении лица уголовного дела далеко не исчерпывают ситуаций,

при которых гражданин реально оказывается под подозрением органов уголовного преследования. Понятие «подозрение» связывается в основном с применением органом дознания к лицу такой меры принуждения, как задержание.7

Буквальное толкование закона предполагает обязанность следователя принять процессуальное решение, переводящее гражданина в положение подозреваемого, а уже затем проверять имеющееся подозрение. В связке «подозрение»-«подозреваемый» первый элемент-подозрение, который объективно является причиной и упоминается в законе только при формальном появлении второго элемента- подозреваемого. Если строго следовать логике законодателя, то не подозреваемый появляется в связи со сформировавшимся подозрением, а подозрение формируется только с появлением подозреваемого. Это не только противоречит логике расследования преступлений, но и действующим философским категориям.

Законодатель даже не требует немедленно допросить «заподозренного» перед принятием такого достаточно ответственного по своим правовым последствиям решения, как помещение его в камеру изолятора временного содержания ( далее по тексту - ИВС) или следственного изолятора.8

Как показало проведенное нами исследование, в абсолютном большинстве случаев предъявление подозрения сводится в ссылке на ту статью Уголовного Кодекса Российской Федерации (далее по тексту -УК.РФ-), в нарушении которой подозревается человек. Иными словами, орган расследования в настоящее время в необходимой степени официально не формулирует предмет подозрения перед подозреваемым. В связи с тем, что институт подозрения своего надлежащего оформления не получил, необходим поиск новой его модели, основанной на реальной логике возникновения и развития подозрения.

7  Подтверждением этому может служить и принятые    законы, например, закон РФ «О государственной границе РФ» от 10.08.1994 г.   (в ред. ФЗ № 153-ФЗ от 31.07.1998 г.), позволяющий осуществлять пограничными нарядами «задержания и личный досмотр лиц, в отношении    которых    имеются    основания    подозревать    их    в    нарушении    режима Государственной границы РФ, ...доставления таких лиц в расположение подразделений, частей органов и войск Федеральной пограничной службы РФ и иные места для выяснения обстоятельств нарушения»   (ст. 30);

8  Часть 2 ст. 46 УПК РФ в редакции ФЗ РФ № 92-ФЗ от 04.07.2003 г.    указывает, что подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания. Часть 4 ст. 92 УПК РФ не содержит требований к немедленному допросу подозреваемого   после   составления   протокола   задержания   и   перед       помещением задержанного в ИВС, а ссылается на требования ч. 2 ст. 46 УПК РФ.

13 Этимологически значение термина «подозрение» тесно связано с термином

«подозреваемый» и означает предположение, основанное на сомнении в правильности, законности чьих-нибудь поступков.9 Подозрение в общеупотребительном значении слова может возникнуть у любого человека по поводу правильности каких-либо действий других лиц, независимо от того, окажутся ли эти действия противоправными или нет.

В. Даль, разъясняя значение слова «подозрение» как «догадок на кого, сомнения, недоверия, обвинения», делает акцент на правовую сферу его применения: «На него падает подозрение в стычке с ворами. Оставить, кого по суду в подозрении, не обвинив и не оправдав, постановить, что есть повод считать его виновным».

При рассмотрении истории возникновения и развития института подозрения можно отметить, что появление этой фигуры в процессе не связано с применением задержания или мер пресечения. В дореволюционном русском праве существовал институт постановления в подозрение. Лицо, против которого не было достаточно улик, оставлялось в подозрении. Человек к ответственности не привлекался, но и полностью его не оправдывали.

Термин «подозрение» на законодательном уровне был закреплен в начале XVIII в. «Краткое изображение процессов» 1716 г. содержит специальную главу, посвященную «расспросу с пристрастием», где обоснованное подозрение судьи о совершении лицом преступления является условием применения пытки при допросе последнего. С указанного периода подозрение в уголовном процессе исполняет роль вероятного вывода органа уголовного судопроизводства о причастности лица к совершенному преступлению. При наличии у судьи подозрения лицо вовлекалось в уголовный процесс для производства допроса с целью выяснения его причастности к преступлению и собирания доказательств его виновности или невиновности.

В «Своде законов Российской империи» 1833 г. употребляется слово «подозрение» - речь идет о приговоре «с оставлением в подозрении». С учетом социальной значимости и необходимости для уголовно-процессуальной деятельности подозрение было воспринято советским законодательством в начальный период его создания. Принятый в 1923 г. УПК РСФСР закреплял право органов дознания после допроса лица, подозреваемого в преступлении, за которое

9 Ожегов СИ. Словарь русского языка.-М., 1970. -С.530;

10 Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. Ш.М., 1982. -С. 174; " Свод законов Российской империи. Изд. 3-е., Спб, 1857 г., том XV, ч. 2. -С.410.

14 могло быть назначено наказание свыше одного года лишения свободы в соответствии

со ст. 100 УПК, задерживать его или применять к нему одну их предусмотренных ст. 144 УПК мер пресечения. Орган расследования (ст. 99 УПК), начавший расследование, уведомлял следователя о задержании и допросе подозреваемого. Допрос подозреваемого органом дознания из исключения превратился в норму, а впоследствии такая практика распространилась в органах следствия. Стало обычным, что сначала лицо допрашивалось как подозреваемое, а затем, при достаточном подтверждении подозрения привлекалось и допрашивалось уже в качестве обвиняемого.12

Позже Прокуратурой СССР был издан специальный Циркуляр от 5 июня 1937 г. № 41/26 «О повышении качества расследования». В нем органам дознания и предварительного следствия предписывалось: «при допросе граждан, подозреваемых в совершении преступления, не допускать наименования их «подозреваемыми» и вообще устранить из следственной практики фигурирование на следствии того или иного лица в положении «подозреваемого». Если в отношении того или иного лица имеются данные, указывающие на совершение им преступлений - привлекать это лицо к уголовной ответственности и допрашивать его в качестве «обвиняемого»».13 По существу указания подзаконного акта, каким являлся данный Циркуляр, ставились выше требований закона, поскольку в действовавший тогда УПК РСФСР 1929 г. никаких изменений в связи с указанной позицией прокуратуры внесено не было. Фигура подозреваемого была по прежнему закреплена в ряде статей (ст.ст. 100, 102, 104,145 УПК РСФСР 1929 г.).

Идея подозрения в уголовном процессе, заложенная еще в начале XVIII века, как причина появления в уголовно-процессуальной деятельности подозреваемого, к середине XX века приобрела на практике парадоксальный, искаженный вид: при наличии у органа уголовного преследования фактических данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно наделялось статусом либо свидетеля, либо обвиняемого, но никак не подозреваемого. Нормы уголовно-процессуального закона пытались исключить из уголовно- процессуальной деятельности не только этап подозрения, но и фигуру подозреваемого.

Разрешить данную проблему должна была наука уголовного процесса. Отправной точкой зрения служило мнение М.С. Строговича считать подозреваемыми только  тех,   в  отношении   которых   при   производстве   по  уголовному   делу  до

12 Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1951. -С. 277;

13 Социалистическая законность. 1937., № 7.- С.115-116.

15 привлечения в качестве обвиняемого применялось задержание или одна из мер

пресечения.14 Такая позиция нашла отражение практически во всех научных изданиях и публикациях недавнего советского прошлого. Опираясь на точку зрения М.С. Строговича, ученые пытались лишь комментировать закон, внося различные предложения по совершенствованию процессуального статуса подозреваемого, упуская из виду главное-подозрение, то есть то, что порождает подозреваемого в уголовном процессе.

Так, Л.В. Франк, давая определение данному понятию, писал: «Подозрение-это суждение следователя о взаимоотношении, взаимосвязи и соответствии между известными обстоятельствами дела и определенной личностью, основанное на достоверных фактах, опытно-научных положениях и умозаключениях, а также на непроверенных еще данных, уличающих это лицо в совершении преступления с той или иной степенью вероятности»15.

Л.М. Карнеева рассматривала подозрение в трех значениях: «как психологическую характеристику состояния сознания следователя, определяющую его субъективное отношение к исследуемому факту»; «как криминалистическое понятие, используемое при подборе оснований к решению задач расследования и для выдвижения версий», а также, «как процессуальную категорию».16

В аспектах: криминалистическом и уголовно-процессульном рассматривал подозрение A.M. Ларин: «В специальном криминалистическом значении подозрение-это вывод (объясняющая часть), версия о субъекте преступления». Подозрение же в уголовно-процессуальном смысле есть «...вывод из версий, основание которой специально предусмотрено законом».17 Отдельные авторы отмечали, что в статье ст. 122 УПК РСФСР (ст. 91 УПК РФ) перечисляются основания не для задержания, а для подозрения.18

Как видим, советское законодательство, сформулировав понятие подозреваемого, оставило без внимание главное - само подозрение.

14  Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М., 1951. -С.118;

15 Франк Л.В.Задержание и арест подозреваемого.-Душанбе, 1963. -С.64;

16Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности// Законность и обоснованность. -М.: Юридлит., 1971. -С.61;

17 Ларин А.М. От следственной версии к истине. М.: Юрид.лит., 1976. -С.140-141;

18  Данной точки зрения придерживались ряд ученых: Денежкин Б.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе.Саратов.1982.-С. 11-13; Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания.М., 1980.-С.32 и др.

16

Ввиду этого вопрос о его месте и роли вообще не поднимался, и, тем более, не рассматривался в связи с привлечением лица к уголовной ответственности. В результате и теория и практика пошли по пути «подозреваемый - подозрение», тогда как реальная картина в этой части уголовно-процессуальной деятельности должна  быть представлена в противоположной схеме - от подозрения к подозреваемому.

Подробный анализ перечисленных точек зрения дан Н.А.Козловским.19 В частности, он утверждал, что «подозрение следует понимать в одном единственном смысле, а именно в уголовно - процессуальном». 20 И.А. Пантелеев дает такое определение: «Подозрение - это выраженное в специальном процессуальном решении утверждение органа уголовного преследования о причастности лица к совершению расследуемого преступления, при отсутствии достаточных доказательств для предъявления ему обвинения».21

Действительно, понятия «подозрение» и «подозреваемый» органически взаимосвязаны и не могут существовать одно без другого. Подозреваемый может стать субъектом уголовно-процессуальной деятельности не иначе, как именно при наличии подозрения.

Представляется, что «подозрение» это: а) институт, регулирующий процессуальный статус подозреваемого, основания и порядок вовлечения его в уголовное судопроизводство; б) основания для уголовного преследования  конкретного лица в целях правильного решения задач уголовного судопроизводства.

Подозрение - термин многоаспектный и может рассматриваться и в психологическом, и в криминалистическом, и в уголовно-процессуальном смыслах.22 В данном случае мы ведем речь о подозрении как уголовно-процессуальной категории. Отнесение подозреваемого к группе субъектов, отстаивающих по делу свой правовой интерес, появление которых в уголовном деле связано с вынесением специального процессуального решения, приводит к выводу о том, что подозрение как уголовно-процессуальная категория    не может являться только версией или

19См.      Козловский      Н.А.      Подозрение      в      советском      уголовном      процессе. Дисс.канд.юр.наук.Свердловск: Свердл.юрид.инст., 1989. 166 с;

20 Там же.- С. 48-49;

21   См.: Пантелеев И.А. Проблема совершенствования института подозрения в уголовном процессе России. Дисс.канд.юр.наук. Екатеринбург, 2000. -С. 10. Он же указывает, что в уголовно-процессуальной деятельности основанием подозрения, в частности, является явка с повинной. На наш взгляд, она является поводом для возбуждения уголовного дела (п.2 ч. 1 ст. 140 УПК РФ), которое, в свою очередь, может являться основанием для появления подозрения;

22   См.:   Давыдов   П.М.   Обвинение   в   советском   уголовном   процессе.   -   Свердловск: Свердловский ун-т., 1974. -СП.

17 психологическим состоянием следователя,    а имеет место лишь тогда, когда в

отношении заподозренного лица официально выдвинут тезис подозрения в форме какого-либо процессуального акта.

Если под подозрением понимать действительно указанную форму причастности  к совершенному преступлению, то целесообразно специальным актом вовлекать это лицо в качестве подозреваемого в сферу уголовно-процессуальной деятельности, независимо от того, подвергнуто или нет это лицо мерам процессуального принуждения.

Подозрение лица в совершении преступления проявляется не только в самой уголовно-процессуальной деятельности, но зачастую вне и до нее в деятельности правоохранительных органов, непосредственно осуществляющих физическое задержание лица. Отсюда возникает необходимость комплексного подхода к проблеме подозрения, позволяющего последовательно и взаимосвязанно решать вопросы подозрения как в допроцессуальной, так и процессуальной деятельности. Подозрение, безусловно, претендует на статус института уголовно-процессуального права. При этом он нуждается в цельной, последовательной и полной нормативной регламентации, позволяющей в итоге представить ее как согласованную структуру.

Сближение России с другими странами мира обуславливает необходимость более внимательного изучения международных стандартов в области прав человека,  анализа особенностей обеспечения прав участников расследования в зарубежных странах. Сравнительное исследование двух основных систем зарубежного права-континентальной и англо-американской - приводит к выводу о том, что уголовному процессу большинства стран известен термин «подозрение» и его употребление связано с необходимостью допроса лица по поводу причастности к преступлению и ограничением свободы передвижения, т.е. с его задержанием или арестом.

Следует подчеркнуть, что этап подозрения начинается не только со времени возбуждения уголовного дела, поскольку очень часто оно возбуждается в отсутствии лица, совершившего преступление, а с момента установления заподозренного лица, хотя достаточных доказательств для предъявления обвинения ему еще нет. Оно обладает специфическим характером, отличающим его от обвинения - оно является необязательным этапом привлечения к уголовной ответственности. Справедливо мнение А.В. Солтановича, согласно которому закрепление в уголовно -процессуальном законе требования об обязательности во всех случаях привлечения лица в качестве подозреваемого недопустимо. «Это повлечет за собой перемещения всей   тяжести   предварительного   расследования   на   установление   наличия   или

18 отсутствия оснований для подозрения, его формулирования и проверку порой без

действительной в этом необходимости по каждому конкретному делу. Тем самым, акт привлечения лица в качестве обвиняемого превратится, по сути дела, в формальную процедуру».23

Следовательно, при раскрытии и расследовании преступлений объективно возникают ситуации, когда органы дознания и следствия располагают фактическими данными (информацией), свидетельствующими о причастности конкретного лица к расследуемому преступлению, но оснований для предъявления данному гражданину обвинения еще нет. Это означает возникновение по делу подозрения, которое, в свою очередь, ложится в основу дела подозреваемого. Именно через эту причинно-следственную связь может быть уяснена роль, место и статус подозреваемого, а также решены процессуальные вопросы, связанные с появлением, развитием и окончанием подозрения как этапа уголовно-процессуальной деятельности.

Структура подозрения, в рамках рассматриваемого нами вопроса, на наш взгляд, должна состоять из следующих элементов: 1) выдвижения подозрения в отношении лица, совершившего противоправное деяние; 2) решения вопроса. о задержании подозреваемого в порядке ст. 91 УПК РФ; 3) привлечения лица в качестве подозреваемого; 4) допроса подозреваемого; 5) решения вопроса о применении к подозреваемому меры пресечения; 6) окончания подозрения в форме привлечения лица в качестве обвиняемого, либо освобождения от подозрения в форме специального постановления об этом и решения вопросов, связанных с реабилитацией подозреваемого (глава 18 УПК РФ).

Обоснованное подозрение о причастности лица к совершению преступления служит общим условием для задержания заподозренного лица, признания его подозреваемым, допроса, применения мер пресечения и обуславливает их правомерность. В свою очередь, данные меры процессуального принуждения могут быть применены лишь при наличии самостоятельных правовых оснований и условий, предусмотренных процессуальным законом (ст. ст. 91, 97 УПК РФ).

На самом раннем этапе формулирования подозрения в отношении конкретного лица следователь (дознаватель) имеет лишь ограниченную информацию. По мере накопления фактических данных предположений по количеству становится меньше, а по качеству они приобретают большую определенность -модель преступления. Подозрение здесь не имеет юридического значения. На этом этапе некоторые авторы

23 Солтанович А.В. Право подозреваемого на защиту в уголовном процессе Республики Беларусь. Дисс... канд. юр. наук. Минск, 1992. -С.47-49.

19 именуют заподозренное лицо «психологическим подозреваемым»24, «субъективным

подозреваемым»25, «условно подозреваемым»26, выделяя тем самым понятие, отличное от подозреваемого как участника уголовно-процессуальной деятельности.

Анализ уголовно-процессуального законодательства позволяет прийти к выводу, что орган дознания и следователь могут получить данные о причастности лица к совершению преступления как процессуальным путем, то есть в результате доказывания по уголовному делу, путем розыска или поручения проведения комплекса оперативно-розыскных мероприятий ( ст.ст. 73-74, 85-89, 38, 152 УПК РФ).

Вероятные выводы о причастности гражданина к совершению преступления не будут иметь процессуального значения до тех пор, пока в результате рассматриваемой деятельности в распоряжение следователя не будет получен достаточный объем фактических данных об этом. Совокупность фактических данных еще недостаточна для предъявления обвинения, поскольку они представляют собой вероятное, неполное знание о преступлении и лице, причастном к его совершению. Подозрение, основанное на имеющихся в распоряжение следователя (дознавателя ) данных о причастности гражданина к совершению преступления, наказуемого лишением свободы, получит официальный характер в составлении соответствующего процессуального документа, повлечет за собой соответствующие процессуальные последствия, затронет его права и интересы. Следовательно, возникновение, формирование и формулирование подозрения связано с практическими действиями и логическими операциями сложной умственной деятельности следователя (дознавателя).

Иногда этап количественного накопления информации до появления в рамках уголовно-процессуальной деятельности подозреваемого приводит к ее существенному качественному изменению, при этом осуществляется переход от малой вероятности к достоверности знаний о преступлении и преступнике. Это происходит в тех случаях, когда полученные фактические данные приобретают значение процессуальных доказательств. Как известно, наличие достаточных доказательств дает основания для вынесения мотивированного постановления о

24 См.: Рощин В.И.Обвиняемый на предварительном следствии в советском уголовном процессе. Автореф.дисс.канд. юр.наук.-М., 1955.- С.6;

См.Карнеева Л.К.К вопросу о подозреваемом в советском уголовном процессе.// Советская криминалистика на службе следствия.- Вып.12.-М., 1959. -С.10;

См.: Котровский В.В.Понятие подозреваемого по новому УПК РСФСР.// Правоведение, 1962.-№3. -С.86.

20 привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявления обвинения ( стхт.171, 172

УПК РФ). «Подозрение, если оно, по мнению следователя, стало достоверным, т.е. получило свое подтверждение как гипотеза, порождает процессуальную фигуру обвиняемого, а не подозреваемого»27.

Мы предлагаем в УПК РФ внести статью «Подозрение» в следующей редакции: «Подозрение - это утверждение органа уголовного преследования, на основании имеющихся фактических данных, о причастности конкретного лица к совершению преступления».

Далее, на наш взгляд, должна следовать статья в редакции: «Основания подозрения» гласящая: Основаниями для подозрения являются: а) возбуждение уголовного дела в отношении лица по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК РФ; б) фактические данные, полученные из источников и обстоятельств, указанных в ч. 1 ст. 91 УПК РФ; в) установление сведений о причастности лица к совершению преступления в иных случаях.

Данные, на основании которых возникает и формируется подозрение, могут быть получены как в результате доказывания, так и в ходе осуществления оперативно-розыскных действий (далее по тексту - ОРД). 28 Закон в категорической форме не связывает их получение лишь с процессом доказывания. Совокупность таких данных пока еще недостаточна для предъявления обвинения, поскольку они являются вероятными, неполными знаниями о преступлении и лице, причастном к его совершению.

Мы предлагаем рассматривать подозрение как суждение, выраженное в специальном процессуальном постановлении органа уголовного преследования о причастности лица к совершению расследуемого преступления, при отсутствии достаточных доказательств для предъявления обвинения. Обоснование подозрения предлагается выражать путем предъявления лицу постановления о привлечении в качестве подозреваемого непосредственно перед его первым допросом, а в случае задержанного заподозренного лица - не позднее трех часов с момента доставления к дознавателю, следователю, прокурору.

Следовательно, на наш взгляд, официальной формой признания лица подозреваемым не должно являться постановление о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, протокол задержания либо постановление об избрании

27 Франк Л.В. Указ.работа.-С.7б;

28 Что понимать под результатами ОРД указано в ст. 36.1 УПК РФ в ред. ФЗ РФ № 92-ФЗ от

04.07.2003 г.

21 меры   пресечения  до   предъявления   обвинения.   Постановление   о   возбуждении

уголовного дела будет являться лишь одним из оснований для появления подозрения в отношении заподозренного лица. В связи с появлением оснований для подозрения должен решаться вопрос о признании лица подозреваемым на основании соответствующего постановления.

Необходимость вынесения постановления о привлечении в качестве подозреваемого возникает тогда, когда перед следователем реально находится заподозренное лицо, т.е. человек, против которого имеются основания для подозрения. В связи с этим следователь должен допросить данное лицо, а поскольку его статус не определен, орган предварительного расследования обязан поставить его в надлежащее процессуальное положение. Только после разъяснения подозреваемому сущности подозрения, проведения его допроса, должен решаться вопрос о применении к подозреваемому меры пресечения. Таким образом, подозрение, как общее основание для применения задержания должно представлять собой совокупность фактических данных о причастности лица к совершению преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

Процедура предъявления подозрения во многом схожа с порядком предъявления обвинения и должна состоять, по нашему мнению, из трех этапов: 1) ознакомление подозреваемого с постановлением о привлечении в качестве подозреваемого; 2) изложения сущности подозрения и его оснований; 3) разъяснение прав и обязанностей подозреваемого.

По нашему мнению, необходимо в УПК РФ внести и статью с названием «Срок подозрения» в следующей редакции:

Часть 1: «Срок нахождения под подозрением исчисляется с момента вынесения постановления о привлечении в качестве подозреваемого, а в случае задержания лица заподозренного в совершении преступления - с момента фактического ограничения его свободы передвижения»;

Часть 2: «Срок подозрения завершается вынесением постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, составления обвинительного акта, а в случае неподтверждения подозрения - вынесением постановления об освобождении лица от подозрения».

22 2.   Процессуальная   природа   задержания   подозреваемого       в   совершении

преступления.

Задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, непосредственно затрагивает неприкосновенность личности. Оно объективно обусловлено задачами раскрытия и расследования преступлений и является необходимой мерой, ограничения свободы лица, заподозренного в совершении преступлений. К сожалению, количество задержанных по подозрению в совершении преступления в России за последние годы возрастает. 29 Это объясняется во многом тем, что как указывалась в докладе о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ О.О. Миронова: «В течение последних лет в России сохраняется сложная криминальная ситуация. Неустойчивое состояние экономики, передел собственности, имущественное расслоение общества, вооруженные конфликты и неуправляемые миграционные процессы, утрата значительной частью населения жизненных ценностей и ориентиров ведет к дальнейшему росту преступности...Реальный же уровень преступности сего дня... примерно 9-12 млн. преступлений в год »30..

В международных и внутригосударственных правовых актах установлены основные стандарты и гарантии неприкосновенности личности и допустимые пределы изъятия при задержании подозреваемого. В «Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме», определена сфера их применения.31

29  Всего в масштабах РФ в 1999 г. число задержанных в порядке ст. 122 УПК РСФСР было 624218 человек. (См.: Соловьев А.Б., Токарева Н.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. -М., 2000. -С. 14-15).   По данным Уполномоченного по правам человека в РФ в  1999 г. «...каждый четвертый из числа задержанных доставляется...без достаточных оснований, каждый третий освобождается по истечение трех суток за неподтверждением участия в преступлениии...» (См.: Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ в 1999 году// Российская газета.-2000. 16 мая). В результате проведенного нами анализа более 140 уголовных дел 58,2 % из них начинались с задержания лица, подозреваемого в совершении преступления;

30 Российская газета. - 2003. 15 июля;

31  Утвержден Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 43/173 от 9 декабря 1998 года// МА.С.209 Эти принципы применяются для защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме. Так, «Арест, задержание или заключение осуществляются только в строгом соответствии с положениями закона и компетентными должностными лицами или лицами, уполномоченными законом для этой цели» (принцип 2) и т.д. Для целей Свода принципов слова «задержанное лицо» означают любое лицо, лишенное личной свободы не в результате осуждения за совершение правонарушения; слово «задержание» означает состояние задержанного лица, определение которого приводится

23 Законодательство   ряда   стран   допускает   задержание   в   двух   формах:   по

предварительному полученному приказу (ордеру) об аресте или без такового. Так в параграфе 114 (1) УПК ФРГ предусматривается, что для задержания лица полиция должна получить у судьи приказ об аресте. Задержанный немедленно доставляется к судье, который обязан не позже, чем на следующий день, допросить его (параграф 115). Для проверки обоснованности ареста судья вправе провести следственные действия (параграф 117 (3) УПК ФРГ). Второй вид ареста, именуемый временным задержанием, предусмотрен параграфом 127 УПК ФРГ, где говорится: (1) если кто-либо застигнут на месте совершения преступления или непосредственно после его совершения, в ходе преследования и при этом можно подозревать, что лицо скроется или невозможно немедленно установить личность, то каждый вправе временно задержать его без судебного приказа; 2) прокурор или служащий полиции при наличии опасности в промедлении, полномочны временно задержать лицо, если имеются основания для судебного приказа об его аресте или помещении в психиатрическое учреждение.

В уголовном процессе США также различают два способа задержания (предварительного ареста), а именно: 1) на основании ордера, выданного магистратом (судьей); 2) без ордера, когда полицейский или частное лицо убеждается в наличии оснований для задержания. Задержание на основании ордера принято рассматривать, как основную форму ареста, однако все большее распространение получает арест без ордера.

Национальное собрание Франции в феврале 2004 года одобрило так называемый «закон Пербена». Одно из положений нового закона предусматривает увеличение срока задержания предполагаемых опасных преступников с предусмотренных действующим законодательством Франции двух суток до четырех. Адвоката допускают к задержанному только через двое суток на третьи, что по мнению правозащитников позволит блюстителям порядка в первые часы задержания применять к задержанным методы «физического воздействия».32

На сегодня в России в результате правовой неопределенности на практике фактически действуют два вида задержания лица по подозрению в совершении преступления: задержание, когда человек фактически ограничивается в свободе (поимка, захват, доставление в правоохранительные органы) и задержание при

выше.   «Задержание лица»  означает лишение  лица личной  свободы  не  в  результате

осуждения за совершение какого-либо правонарушения;

32 «Много полиции, мало правосудия». Российская газета.-2004. 18 февраля.

24 котором физическое задержание получает процессуально -правовое оформление в

виде протокола задержания ( ст. 92 УПК РФ).33 Уголовно-процессуальный закон устанавливает основания и порядок производства процессуального задержания, но не регламентирует правил выполнения действий по физическому захвату (момент фактического задержания) и доставлению задержанного.

При этом, между физическим и юридическим задержанием может оставаться временной интервал, измеряемый часами, который в настоящее время представляет собой абсолютно «правовую пустоту».34 Из самого содержания ст. 92 УПК РФ «Порядок задержания подозреваемого» видно, что она регулирует процессуальные отношения, которые возникают между органом дознания, следователем, прокурором и задержанным только после доставления последнего в правоохранительный орган. Из содержания ст.ст. 91, 92 УПК РФ не видно, как проходит, кто проводит фактическое задержание, каким документом оно оформляется, кто осуществляет доставление и сколько по времени оно может длиться.35 В данном диссертационном исследовании, мы пользуемся языком законодателя и называем задержанного подозреваемым, хотя фактически, по нашему мнению, он является лишь заподозренным лицом до вынесения постановления о привлечении в качестве подозреваемого.

Некоторыми авторами считается, что фактическое задержание или оперативный «захват» по своей сущности является оперативно-розыскным мероприятием, однако не регламентированным в Федеральном законе РФ "Об оперативно-розыскной деятельности в РФ" ( далее по тексту -Закон «Об ОРД»). С данным утверждением трудно согласиться и отнести фактический захват только к ОРД. Согласно ч. 3 ст. 128

33 Ретюнских И.А. пытаясь объединить две формы задержания -фактическое и юридическое, рассматривает три его части: милицейское, доследственное и следственное. Они составляют единый  процесс  задержания  лица  по  подозрению  в  совершении  преступления.   См.: Ретюнских И.А. Процессуальные проблемы задержания лица по подозрению в совершении преступления. Дис.канд.юрид.наук.-Екатеринбург., 2001. -С. 161;

34   Так,  в ходе  проведения нами исследования было  установлено,  что сотрудниками управления Генеральной    прокуратуры РФ в ЮФО было выявлен факт допущенных нарушений  при  фактическом  задержании  гражданина  О.А.С.  Гражданин  О.А.С.   был доставлен в отделение милиции, а затем помещен в ИВС   днем 02.04.2003 г. Сотрудники милиции пояснили, что пригласили его в помещение правоохранительного органа лишь для беседы.  В  то  же время  рапорта об  обнаружении  признаков  преступления,  согласно требованиям ст. 143 УПК РФ, были составлены именно 02.04.2003 г. Протокол задержания подозреваемого был оформлен лишь   03.04.2003 г.   в 11 часов 40 минут. Было указано основание   задержание:   «Застигнут   при   совершении   преступления,   а   также   иные обстоятельства» без ссылки на конкретный пункт и часть ст. 91 УПК РФ. Не были указаны мотивы задержания, в совершении какого преступления подозревается гражданин34;

35  В УПК ФРГ срок доставления задержанного не может превышать более 12 часов   с момента задержания.

25 УПК РФ задержание исчисляется с момента фактического задержания, а согласно п.

3 ч.З ст. 49 УПК РФ защитник допускается к участию в уголовном деле именно с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления.

Ранее нормы о задержании находились в УПК РСФСР 1961 г. (ст. 122) в главе о дознании по традиции с тех времен, когда закон, не наделивший органы дознания правом применять меры пресечения, допускал при дознании задержание подозреваемого (ст. 105 УПК РСФСР 1922 г.). Впоследствии, следственная практика, обнаружив порочность ст. 122 УПК РСФСР, внесла коррективы в ее применение. Задержание получило иное содержание и более высокий статус. Оно превратилось в меру уголовно- процессуального принуждения, применяемую только органом уголовного преследования. В результате чего на него стали распространяться все общие условия, которые предусмотрены для применения мер принуждения в уголовном процессе. УПК РФ не указывает на задержание как действие, направленное на собирание доказательств. Это обстоятельство прослеживается и по тексту Федерального закона РФ от 15.07.1995 г. «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».

Задержание не содержит ни поисковых, ни познавательных, ни удостоверительных операций. В то же время задержание лица, подозреваемого в. совершении преступления, влияет на процесс доказывания. Оно создает необходимые предпосылки для получения доказательств, установление и закрепление следов преступления (ст.ст. 74, 86 УПК РФ), а также проведение других следственных действий: личный обыск задержанного (ст.ст. 93, 184 УПК РФ), допрос подозреваемого (ст.ст. 46, 76, 187-190 УПК РФ), осмотр его одежды (ст.ст.83, 166 УПК РФ), освидетельствование (ст. 179 УПК РФ). Данная мера процессуального принуждения создает условия для дальнейшего правильного хода уголовного процесса, привлечения задержанного лица к уголовной ответственности. Оно содействует быстрому и полному раскрытию преступлений, поиску и закреплению доказательств по горячим следам совершенного преступления, возможность изолировать подозреваемого сразу же после проведения проверки оперативно-розыскных материалов. Поэтому задержание, чаше всего, применяется и период реализации результатов оперативного документирования, на первоначальном этапе расследования.

Нельзя не учитывать, что анализ законодательного и ведомственного нормативного материала свидетельствует о существовании особого процессуального порядка задержания подозреваемого, применяемого в отдельных ситуациях и к

26 отдельным категориям граждан (ст.ст. 423, 449 УПК РФ). Речь идет, в частности, об

особенностях задержания несовершеннолетних, лиц, обладающих дипломатическим, депутатским и другими видами иммунитетов, особенностях задержания иностранных граждан и подозреваемого при производстве дознания на морских судах, находящихся в плавании. Многие из этих иммунитетов включают в свое содержание личные иммунитеты, в том числе - личную неприкосновенность. Личная неприкосновенность предполагает недопустимость либо особый (процедурно усложненный) порядок совершения в отношении лица различных процессуальных действий, в том числе в прямо указанных случаях задержания.36

Хотелось коснуться еще одного вопроса. В научной литературе и средствах массовой информации (СМИ) высказываются предположения об увеличении срока задержания до 30 суток по преступлениям, предусматривающим уголовную ответственность за терроризм, особенно в местах проведения антитеррористических мероприятий. 37 По нашему мнению, с этим предложением нельзя согласиться, т.к. Конституцией РФ установлен максимальный срок задержания- 48 часов, а УПК РФ также возможности продления этого срока. В случае необходимости нахождения подозреваемого под стражей свыше 48 суток, дознаватель, следователь может обратиться с согласия прокурора в суд с постановлением о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения -заключение под стражу.

Уяснение сущности института уголовно-процессуального задержания с позиции соблюдения конституционной законности позволяет выявить его наиболее характерные признаки, отграничивающие от других институтов, и определить его значение в системе процессуальных мер. Однако неопределенность термина «по подозрению», закрепленного в ст. 91 УПК РФ, не дает органу уголовного преследования на этапе подозрения возможность предельно четко обозначить круг

36      См.:Венская    Конвенция    о    дипломатических    сношениях    от         18.04.1961    г., ратифицированная  Президиумом   Верховного   Совета  СССР   11.02.1964   г.   (Ведомости Верховного Совета СССР.1964., № 18.Ст.221); ФЗ от 8.05.1994 г. «О статусе депутат Совета Федерации,   депутата   Государственной   Думы    Федерального    Собрания    Российской Федерации» (СЗ РФ.1994.№ 2.Ст.74); Указание Генеральной прокуратуры РФ № 23/15 от 10.04.1995 г. «О порядке подготовки материалов для внесения представлений о лишении неприкосновенности депутатов Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»; ст. 16 ФКЗ от 31.12.1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (СЗ РФ.1997.№ I.Ct.1); ч.2 ст. 42 Закон РФ от 17.01.1992 г. в редакции ФЗ от 17.11.1995 г. «О прокуратуре Российской Федерации» (СЗ РФ.1995.№ 47.Ст.4472); Ст. 17 ФЗ от 3.04.1995 г. «Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации» и др;

37  См.: например «Грызлов предложил дать милиции срок для дознания и предъявления вины». Российская газета. -2003. 24 сентября.

27 обстоятельств,   при   которых   действительный   свидетель   будет   отграничен   от

фактического подозреваемого.

Предусматривая возможность применения этой меры процессуального принуждения, закон тщательно регламентирует все принципиальные вопросы, связанные с ее применением. Такая мера должна быть строго регламентирована с целью создания эффективной системы гарантий прав и законных интересов личности, исключения из практики органов дознания и предварительного следствия незаконных и необоснованных задержаний.39

Хотелось бы отметить, что проблемы такого сложного явления, как задержание подозреваемого, имеют множество истоков. Их можно обобщить в несколько крупных блоков, среди которых: 1) многозначность употребления понятия задержания подозреваемого в законодательстве; 2) фрагментарность законодательного регулирования системы действий, входящих в содержание задержание подозреваемого; 3)отсутствие единого представления о сущности и содержании задержания в правовой теории; 4) многочисленность существенных нарушений и злоупотреблений, допускаемых при задержании подозреваемого на практике, сопровождающихся в целом терпимым отношением к ним в сочетании с двойным стандартом в оценке действий нарушителей. 40

Как показало проведенное нами исследование, по вопросу о понятии процессуального задержания имеются противоположные мнения - задержание является, с одной стороны, мерой процессуального принуждения, а с другой -неотложным следственным действием. Вместе с тем УПК РФ не содержит прямого указания на задержание, как неотложное следственное действие (ранее это предусматривалась законом ст. 119 УПК РСФСР).41 Орган дознания вправе задержать

38  Так, в ходе задержания лиц,   контрабандно перемещаемого   товар через таможенную границу РФ, были задержаны два гражданина: 3. и М. Причем М. был лишь водителем автотранспортного средства и не знал, что товар перемещается незаконно, но был задержан как лицо, которое непосредственно застигнуто при совершении преступления. В дальнейшем в отношении него уголовное преследование было прекращено. Угол, дело № 217, Т.1, л.д. 53-57. Архив Матвеево-Курганского районного суда Ростовской области;

39  ИЛПетрухин. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М, 1989.- С. 9;

40 Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого.М., 1999.- С.12-14;

41   Пункт 19 ч. 1 ст..5 УПК РФ не указывает, что задержание относится к неотложным следственным   действиям.   Какие   действия      относятся   к   неотложным   следственным действиям, ст. 157 УПК РФ также не разъясняет. 78,2 % опрошенных нами практических работников   продолжают   считать   задержание   неотложным   следственным   действием, обосновывая это, в частности, тем, что составляемый протокол следственных действий (задержания).

28 лицо по подозрению в совершении преступления (ч.1 ст. 91 УПК РФ),   на него же

возлагается выполнение неотложных следственных действий по уголовным делам (п.1 ч. 2 ст. 40, ч.ч. 1-3 ст. 157 УПК РФ). Можно предположить, что задержание понимается законодателем напрямую, как мера принуждения и косвенно, как неотложное следственное действие, которое осуществляет, в том числе, орган дознания. В то же время, если задержание осуществляется фактически до возбуждения уголовного дела, оно не может рассматриваться как неотложное следственное действие, да и защитник допускается к участию именно в уголовное дело, а не до его возбуждения (ч. 3 ст. 49 УПК РФ).

Употребление термина «задержание» в различных смысловых значениях, как на практике, так и в литературе, сохранилось до сих пор. На это разночтение обращается внимание не столько ради терминологической отточенности, а сколько для того, чтобы преодолеть определенные трудности в юридической практике.

Термины «задержание», «задержанный» известны уголовно-процессуальному и административному законодательству.42 Задержание в уголовно-процессуальном смысле относится к превентивным процессуальным мерам. Превентивный характер задержания подозреваемого означает, что эта мера используется исключительно для обеспечения нормального производства, предпринимаемого с фактом уголовного преступления. По этому признаку проводится отграничение данной меры от мер уголовного, административного и дисциплинарного наказания (лишение свободы как уголовного наказания, административного ареста, дисциплинарного ареста).

Как справедливо заметил В.М. Савицкий, в терминологических системах процессуального закона (уголовного, гражданского, административного) нередко встречаются «несоответствия термина понятию (ложная ориентация термина)»43. По нашему мнению, подобный случай и наблюдается при использовании термина «задержание». Хотя виды задержания и его цели имеют существенные различия, общим для всех случаев является ограничение свободы лиц, в отношении которых оно применяется. Каждый из установленных в законе видов задержания специфичен по   своей   правовой   природе,   содержанию,   субъектам,   основаниям   и   порядку

42   Об административном задержании говорится в Законе РФ «О милиции» (п.5 ст. 11). Ведомости  Съезда народных депутатов  РСФСР  и  Верховного Совета РСФСР. 1991«№ 16.Ст.503; Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ.1993.№ 1О.Ст.36О;№ 32.Ct.1231; Собрание законодательства РФ.1996.№ 25.Ст.2964; Законе РФ от 24.06.1993 г.№ 5238-1 «О федеральных органах налоговой полиции» (п.И ст. 11). Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ.1993.№ 29.Ст.1114; СЗ РФ.1995.№ 51.Ст.4973; Уголовно-исполнительном кодексе РФ: ст.ст. 46,48,58; в УК РФ ст. 38;

43  Савицкий В.М. Язык процессуального закона.М., 1987.- С.23.

29 применения. В реальной деятельности   правоохранительных органов многие   виды

задержания нередко тесно переплетаются.

Правовые нормы, регламентирующие задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, образуют самостоятельный процессуально -правовой институт, который получил определенное обоснование в теории 44. Отдельные авторы придерживаются мнения, что подходящим для указанной цели является выражение «процессуальное задержание», которое, с одной стороны, указывает на процессуальный характер этой меры принуждения, с другой стороны, - на ее специфику.45 Само задержание должно быть урегулировано только как мера уголовно-процессуального принуждения.46

Глава 12 УПК РФ «Задержание подозреваемого» базируется на принципах и нормах ст. 5 Конвенции о защите прав человека.47 Концепции судебной реформы в РСФСР от 24 октября 1991 г. в качестве перспективного пути был определен, задержанный и арестованный должны быть в разумно короткие сроки доставлены к судье, который решает, следует ли им находиться под стражей.48 Вслед за Концепцией следующим законодательным шагом по введению судебного контроля стала Декларация прав и свобод человека и гражданина РСФСР от 22 ноября 1991 г.,

г                        49

в которой предусматривалось право человека и гражданина на судебную защиту.

На сегодня УПК РФ не требует для задержания применения санкции прокурора или решения суда Согласно нормам международного права, задержанное лицо, вскоре после его ареста представляется судебному или иному органу, определенному законом. Такой орган должен без промедления  принять решение относительно

44    См.:  Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания.  М.: Акад.МВД СССР, 1980. -СП; Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в  уголовном   процессе.-М.:   Наука,   1989.   -С.9;   Петровский   В.Г.   Организационные   и тактические   основы   проведения   ОРМ   и   следственных   действий   при   задержании подозреваемого. Дисс...канд.юр.наук.М.1999. 236 с. и др.;

45   А.П.Гуляев. Понятие процессуального задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления. Труды ВНИИ МВД СССР. М., 1975. - Вып. 35.- С. 98 и др.;

4 См.: Напреенко А.А. Дисс.канд.юр.наук. Гарантии прав подозреваемого в советском уголовном процессе. МЛ982. С.42; Проблемы кодификации уголовно-процессуального права// Под ред. В.М. Савицкого.-М.: Наука, 1987. -СЛ 26 и др;

К этим принципам относятся: 1) законность задержания ;2) право быть уведомленными о причинах задержания; 3) право задержанного быть незамедлительно доставленным судье; 4) право на компенсацию за незаконное задержание;

4 Концепция судебной реформы в Российской Федерации.М., 1992.- С.91-92; 49 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1991, № 52, ст. 1265.

30 законности и необходимости задержания.50 В соответствии с    п.п. 3   и 4 ст. 5

Конвенции Совета Европы о защите прав и основных свобод от 4 ноября 1950 г., лицо, задержанное по уголовному обвинению, вскоре после ареста представляется судебному или иному органу, определенному законом. Такой орган должен без промедления принять решение относительно законности и необходимости задержания. Никто не может быть задержан на период проведения следствия или судебного разбирательства без письменного постановления такого органа.

Федеральное собрание РФ сделало оговорку в отношении введения в действие норм, предусматривающих право каждого человека на свободу и личную неприкосновенность, и указало, что положения указанной конвенции не препятствуют применению санкционированного п. 6 раздела 2 Конституции РФ 1993 г. временного применения установленного уголовно-процессуальным законодательством порядка ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления51. Следовательно, установленный в указанной Конвенции судебный порядок разбирательства с задержанным лицом, подозреваемым в совершении преступления, в национальном законодательстве РФ находится в стадии реализации.52

Н.Н.Крашенинников          предлагал          необходимость          обязательного

санкционирования прокурором задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений, сроком до 48 часов.53 По нашему мнению, в этом нет необходимости, т.к. решение указанного вопроса возможно в рамках существующего прокурорского надзора за законностью и обоснованностью задержания.

50 См.«Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в

какой бы то ни было форме» (принципы 36,37);

5'федеральный закон «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод

и протоколов к ней». СЗ РФ.1998.№ 20.Ст.2143, См. также: Российская юстиция. 1998, № 7. -

С.2;

52   В соответствии с п. 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4.11.1950 г. установлено, что : «Каждый арестованный или задержанный в соответствии с положением I (с) данной статьи должен быть незамедлительно представлен перед судьей или иным должностным лицом, уполномоченным законом осуществлять судейские функции, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или освобождению до суда...». См.: Права человека: Сборник универсальных и региональных международных документов/Сост. Л.Н.Шестаков.-М.:  МГУ,  1990.  -С.87; Законодательство  большинства государств   устанавливает   срок   доставления   задержанного   к   судье,   либо   другому уполномоченному лицу в пределах 24 либо 48 часов. См.: Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность.-М.:Юрид.лит., 1991.-С.72;

53    Крашенинников   Н.И.    Получение    оперативно    -    процессуальной    информации    о преступлениях   и   порядок   назначения   оперативно-розыскных   мероприятий,   а   также использование их результатов по делам оперативного учета и в следственно-судебной

31 Применение     принудительных     мер     должно     осуществляться     только

предусмотренных нормами права, уполномоченными на то участниками процесса, лишь к указанным в законе субъектам; на основе вынесенного процессуального акта, на основании и в порядке, указанном в законе.54

В соответствии с законом (ч. 1 ст. 91 УПК РФ), орган дознания, следователь или прокурор вправе осуществить задержание. Данное положение закона не должно пониматься, как субъективное право соответствующих должностных лиц на производство задержания, поскольку всякому субъективному праву соответствует юридическая обязанность действовать определенным образом. Органы предварительного расследования «при наличии определенных фактических обстоятельств не только могут, но и юридически обязаны применить правовые нормы».55

В процессуальной литературе высказываются предложения разрешить органам предварительного расследования по первичным материалам, без решения вопроса о возбуждении уголовного дела производить задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, а в законодательном порядке разрешить его.56 Подчеркивалось, что «...в случаях, не терпящих отлагательства, сплошь и рядом возникает необходимость в производстве осмотра, задержания и некоторых других следственных действий, когда еще нет оснований к возбуждению уголовного дела, и вопрос о наличии таких оснований может быть решен только в результате таких действий»57. А.П. Гуляев считал, что возбуждение уголовного дела и задержание, «действуя как бы в порядке обратной силы, придают факту доставления заподозренного лица уголовно-процессуальный характер»58.

Следует согласиться с мнением В.Г. Кочеткова, что: «...В случаях, абсолютно не терпящих отлагательства, когда лицо застигнуто в момент совершения преступления или непосредственно после его совершения, либо очевидцы прямо

практике. Автореф. дисс.канд.юр.наук. СПб., 2003. -С.8; Ветрова.Г.Н. Уголовно-процессуальная ответственность. М., 1987.- С. 20;

55  Алексеев С.С. Проблемы теории права. Курс лекций  в 2-х томах.-М: Юрид.лит., 1966.-Т.2.-С.216;

56   Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие.-М.: Юридлит., 1965. С.21-23,175; Бекешко  СП., Матвиенко Е.А.  Указ.  работа.  С.97; Гаврилов  А.К.  Раскрытие преступлений на предварительном следствии.-Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1976. -С.93 и

др.;

Якуб М.Л. О совершенствовании уголовно-процессуального законодательства// Вестник МГУ.-М., 1964,№2.-С28;

58Гуляев   А.П.   Процессуальные   сроки   в   стадиях   возбуждения   уголовного   дела   и предварительного расследования.-М.: Юридлит., 1976.-С.81.

32 укажут на определенное лицо,  как на совершившее  преступление,  задержание

подозреваемого в совершении преступления может быть произведено до возбуждения уголовного дела...Задержание в этих случаях позволит воспрепятствовать подозреваемому лицу довести преступление до конца, скрыться от органов дознания и следствия или продолжить преступные действия».59

Ранее законодатель, создавая нормативную базу деятельности органов дознания, исходил из того, что если основной функцией правоохранительных органов является охрана общественного порядка, то она первая реагирует на факт совершения преступления путем физического задержания лица, его совершившего, т.е., в частности, действует в соответствии с положениями, описанными в п. 1 ч. 1 ст. 122 УПК РСФСР. Задержание было перемещено из стадии возбуждения уголовного дела в стадию предварительного следствия, при этом «оголив» деятельность по поимке и доставлению лица, совершившего преступление, в орган дознания, к следователю, прокурору. С течением времени оказалось, что форма ст. 122 УПК РСФСР не соответствует ее содержанию и порождает двусмысленность толкования как практиками, так и учеными термина «задержание». Все следственные действия, за исключением осмотра места происшествия, проводятся органом дознания и следователем только после возбуждения уголовного дела, т.е. на стадии предварительного расследования. Задержание из меры оперативного, немедленного реагирования постепенно трансформировалось в меру принуждения, применяющуюся с соблюдением условий, которые закон предъявляет для мер уголовно-процессуального принуждения. Если исходить из названия ст. 91 УПК РФ, то получается, что подозреваемого можно задержать исключительно после возбуждения уголовного дела, так как: а) лицо получает данный статус только на стадии предварительного расследования и на других стадиях уголовного процесса его не существует; б) субъектом такого процессуального задержания выступают сотрудник органов дознания, следователь, прокурор.

Как показало проведенное нами исследование, на практике задержание, в основном, происходит именно до фактического возбуждения уголовного дела в результате наблюдения сотрудниками правоохранительных органов очевидных обстоятельств преступления или общественно опасного деяния, противоправный характер которого требует проверки. В таких случаях часто предпринимается физический захват лица с поличным, а потом решается вопрос о его процессуальном задержании в качестве подозреваемого.

59 Кочетков В.Г. Указ.работа. -С. 132.

33 В ситуациях непосредственного обнаружения общественно опасного деяния

задержание заподозренного лица всегда производится, когда уголовного дела еще нет и оно объективно не может быть возбуждено. Мера уголовно-процессуального принуждения применяется до возбуждения уголовного дела с момента фактического задержания. Не исключено, что основания для начала производства по делу не буду установлены в силу отсутствия других достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Возникает возможность применения меры уголовно-процессуального принуждения без последующего возбуждения уголовного дела, что недопустимо с точки зрения защиты прав и законных интересов личности. В связи с чем, на наш взгляд, физический захват и доставление лица, застигнутого при совершении общественно опасного деяния, может предприниматься работниками правоохранительных органов до фактического возбуждения уголовного дела.60

Отсутствие на момент задержания постановления о возбуждении уголовного дела не всегда означает, что задержание было произведено незаконно.61 Необходимо учитывать, что если заподозренное лицо было доставлено работниками правоохранительных органов при непосредственном обнаружении признаков преступления, решение о процессуальном задержании в порядке ст.ст. 91-92 УПК РФ принимается одновременно с решением о возбуждении уголовного дела. При направлении прокурору постановления о возбуждении уголовного дела, кроме материалов проверки сообщения о преступлении, протоколов и постановлений о производстве отдельных следственных действий (ч.4 ст. 146 УПК РФ), целесообразно приложить и протокол задержания подозреваемого. При этом надо исходить из обстоятельств вытекающих из закона (ст.ст. 91, 140,144 УПК РФ), что если имеются основания для уголовно-процессуального задержания, то должны иметься основания для возбуждения уголовного дела. В данном случае поводом для возбуждения уголовного дела будет сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное должностным лицом.

60В ходе проведения нами анализа более 160 уголовных дел и опроса следователей было установлено, что 80,4% из них выносили постановление о возбуждении уголовного дела хотя и в день задержания до решения вопроса о водворение подозреваемого в ИВС или следственный изолятор, но реально только после оформления протокола задержания; 61 В Концепции судебной реформы в РФ указывалось: «Поскольку цели предварительного расследования заключаются не только в установлении обстоятельств совершения преступления, но и в определении инкриминирующего характера событий или отсутствия последнего, будет обоснованным рассмотрения всякое сообщение о преступлении, если на момент рассмотрения не очевидны его ложность, как бесспорный повод к возбуждению уголовного дела». См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации.-М. —1992.-С.88.

34 Первоначальные   данные,   полученные   в   ходе       проведения   физического

задержания и отражающие, например, обстоятельства обнаружения лица на месте совершения преступления, его поведение во время захвата, оказание им физического или вооруженного сопротивления, попытка избавиться от уличающих его предметов, материалов и другие действия должны отражаться в рапортах сотрудников оперативно-розыскных подразделений, принимавших участие в физическом захвате и доставлении заподозренного лица (ст. 143 УПК РФ). Впоследствии, если в этом возникает необходимость, фактические данные, изложенные в рапортах оперативных сотрудников, могут быть процессуально закреплены в протоколах их допросов в качестве свидетелей.

УПК РФ не содержится прямой нормы запрещающей производить применение меры принуждения -задержание до возбуждения уголовного дела.62 Во время разбирательства с доставленным должны параллельно решаться вопросы и о возбуждении уголовного дела по данном факту, и о его возможном признании подозреваемым в совершении преступления.63 Установленные ч. 1 ст. 92 УПК РФ три часа для составления протокола задержания, предусмотрены в том числе и для разрешения вопросов, связанных с возбуждением уголовного дела.64 Следовательно, законодательно необходимо определить, что задержание возможно как мера процессуального принуждения в неотложных случаях, еще до момента возбуждения уголовного дела.

Следователь, орган дознания, располагая данными о том, что лицо ранее было физически задержано в связи с названными в ст. 91 УПК РФ основаниями, рапортами сотрудников органов дознания, объяснениями лиц, изъятыми материалами, имея данные по осмотру места происшествия, неизбежно оказывается в состоянии подозрения по отношении к этому лицу. Если провести до конца логическую схему деятельности  дознавателя, следователя   в данной ситуации, то, на наш взгляд, ему

62 Авторы комментария к УПК РФ отмечают, что согласно п. 19 ст. 5 задержание может быть отнесено к числу неотложных следственных действий, производство которого допустимо при   определенных   обстоятельствах   только   до   возбуждения   уголовного   дела.   См.: Комментарий к УПК РФ под. ред. Д.Н.Козак, Е.Б.Мизулина., М. 2002. -С.227;

63   Булатов Б.Б. отмечает, что логично было предоставить следователю, органу дознания право на задержание лица по подозрению в совершении преступления одновременно в вынесением  им постановления о  возбуждении уголовного дела,  предоставлением  его прокурору на согласования, сообщением о задержании. См.:    Булатов Б.Б. Основания задержания подозреваемого по УПК РФ// Материалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ.М., 2002.- С.111;

64 Так, в частности, считают авторы указанного Комментария к УПК РФ отв. ред. Д.Н.Козак, Е.Б.Мизулина.- С.228.

35 необходимо  составить  протокол  задержания,   принять  решение  о  возбуждении

уголовного дела с согласия прокурора, рассмотреть вопрос о возможности признания физически задержанного заподозренного лица подозреваемым по уголовному делу, допросить его в качестве подозреваемого, и только затем рассмотреть возможность применения меры пресечения до предъявления подозреваемому обвинения (ст. 100 УПК РФ) или о снятии подозрения и освобождения задержанного.

В соответствии со ст. 22 Конституцией РФ 1993 г. пребывание лица в качестве подозреваемого ограничено кратким сроком: задержание не может превышать 48 часов. Законодательно определено, что продление срока задержания до 72 часов возможно только по ходатайству одной из сторон для представления дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключение под стражу (п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ).65 Как показывает проведенное нами исследование, на практике, встречающие представление о задержании подозреваемого как мере процессуального принуждения, преследующей цели разрешить вопрос именно о заключении под стражу, приводит к различным злоупотреблениям. Действительно, задержание - мера уголовно-процессуального принуждения, близко примыкающая по характеру ограничений, которым подвергается личность, к мере пресечения в виде заключения под стражу. Его целевое назначение, во многом такое же, как и у меры пресечения, обязательно подчинено либо всем, либо одной из перечисленных целей в ст. 97 УПК РФ, и обеспечивает на определенный период надлежащее поведение подозреваемого в уголовном судопроизводстве. Общим для этих мер принуждения является, в частности, и то, что они существенно ограничивают свободу лица, совершившего преступление  (правонарушение),   изолируют  его  от  общества.   В  то  же   время

65 В постановлении № 6-П Конституционного суда РФ по делу о проверке конституционности ст.ст. 90,96,122 и 216 УПК РФ в связи с жалобами граждан С.С. Маленкина, Р.Н. Мартынова и СВ. Пустовалова от 14.03.2002 г. было определено, что задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, на срок более 48 часов и заключение под стражу может быть осуществлено только по решению суда. В п. 5 постановления № 1 Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 г. «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» отмечается, что «...отказ в удовлетворении ходатайства при недоставлении подозреваемого... (когда, например, он скрылся или заболел) не препятствует повторному обращению с ходатайством после создания условий для обеспечения явки подозреваемого, обвиняемого».Российская газета. -2004.25 марта.

36 задержание подозреваемого нельзя отнести к мерам пресечения, поскольку сущность

и значение рассматриваемых мер принуждения различны.66

Свойства задержания как самостоятельного вида лишения свободы передвижения лица могут выражаться в следующем: задержание представляет собой фактически кратковременное лишение свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления; важным признаком задержания является его объективно очевидная неотложность; применять эту меру процессуального принуждения уполномочены прокурор, органы дознания, следователь без санкции прокурора или решения суда; содержание задержанного возможно только на время, необходимое для выяснения причастности к преступлению, установления оснований для подозрения и возможности привлечения в качестве подозреваемого.

Статья 100 УПК РФ вместо конкретного основания для применения меры пресечения в отношении задержанного подозреваемого до предъявления обвинения содержит оценочное понятие «исключительные случаи», при этом содержание их не раскрывается. Указание, что мера пресечения в исключительных случаях может быть применена к подозреваемому дословно означает, что лицо уже является таковым. По нашему мнению, законодатель указывая в редакции ст. 100 УПК РФ понятие «подозреваемый», имел ввиду, что лицо является лишь заподозренным в совершении преступления, а не подозреваемым в процессуальном смысле.б7

На наш взгляд, в редакции ст. 100 УПК РФ необходимо сделать следующие дополнение: «В исключительных случаях, т.е. при наличии доказательств, позволяющих обоснованно подозревать лицо в совершении преступления, но не достаточных для того, чтобы предъявить подозреваемому обвинение или освободить его от подозрения»...далее по тексту ст. 100 УПК РФ. При этом наличие в деле доказательств, достаточных в будущем для предъявления подозреваемому обвинения,

66   В юридической литературе была высказана точка зрения, согласно которой,     что задержание фактически является мерой пресечения. См.: Гродзинский М.М. Обвиняемый, его обязанности и права в процессе. М., 1926. С.8; Гусельникова Е.В. Указ.работа. -С.51;

67  Как показало проведенное нами исследование, на практике решение вопроса о заключении под стражу лица, подозреваемого в совершении преступления, или применения к нему другой меры пресечения (ст. 100 УПК РФ), если оно не было задержано в порядке ст. 91 УПК РФ, вызывает существенные затруднения. В основном это происходит потому, что данное лицо   приходится   признавать таковым путем возбуждения уголовного дела или применения меры пресечения. В случае предложенным нами признания лица подозреваемым путем  вынесения  специального  акта о  привлечении  в  качестве  подозреваемого  мера пресечения освобождается от несвойственной ей функции    постановки лица в статус подозреваемого.

37 необходимо рассматривать лишь как условие, порождающие право и одновременно

обязанность органов предварительного следствия на избрание меры пресечения, а не как основание для ее. Получив и проверив их, следователь может и не избрать меру пресечения.

Следует отметить, что положение ч. 4 ст. 108 УПК РФ о том, что подозреваемый, задержанный в порядке, установленный ст.ст. 91 и 92 УПК РФ, доставляется в судебное заседание, не всегда осуществима на практике, что может привести к отказу судом в аресте. Поэтому, в содержание статьи мы предлагаем внести изменения, аналогичные ч. 13 ст. 108 УПК РФ.69 «Подозреваемый задержанный в порядке, установленный ст.ст. 91 и 92 УПК РФ, доставляется в судебное заседание, за исключением случаев нахождения на стационарной судебно-психиатрической экспертизе и иных обстоятельств, исключающих возможность его доставления в суд, что должно быть подтверждено соответствующими документами. При этом участие защитника обвиняемого в судебном заседании является обязательным».

Следовательно, при непосредственном обнаружении признаков преступления* основаниями для возбуждения уголовного дела будут объективные данные, указывающие на причастность к нему задержанного лица. Мы предлагаем ст. 140 УПК РФ «Поводы и основания для возбуждения уголовного дела» дополнить п. 4 ч. 1 следующего содержания: «Непосредственное обнаружение признаков преступления, при задержании заподозренного лица».

Непосредственное обнаружение органом дознания признаков преступления можно рассматривать как конкретные жизненные обстоятельства, представляющие собой достаточные данные о признаках преступления, а именно, возникновение обязательности возбуждения уголовного дела. Повод, являясь результатом констатации наличия основания к возбуждению уголовного дела, неразрывно связан с последним.70 В.М. Савицкий и другие авторы обоснованно полагали, что непосредственное обнаружение признаков преступления означает наличие не только повода, но и основания для возбуждения уголовного дела. 71 Выяснение основания

68 О подобных случаях, в частности, упоминает С.Кехлеров в статье «Исправленному верить». Российская газета.-2003. 10 июля;

69

В ред. ФЗ РФ № 92-ФЗ от 4.07.2003 г.;

70 Лазарев В.А. Возбуждение уголовного дела как акт правового реагирования на преступные посягательства. Дисс.канд.юр.наук. Саратов, 2001.-С.65;

71  Савицкий  В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве.М., 1975. -С.83; См.также: Гаврилов А.И., Стремовский В.А. Законность и обоснованность возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе.Ростов н\Д, 1968.-С.36.

38 для возбуждения уголовного дела есть одновременно и уточнение основания к

задержанию определенного лица. Если устанавливается, что нет основания для возбуждения уголовного дела, то естественно, нет основания и для производства процессуального задержания. Будет специфична (с точки зрения их правовой сущности и значимости для всей уголовно-процессуальной деятельности) связь между постановлением о возбуждении уголовного дела и последующим постановлением о привлечении в качестве подозреваемого или обвиняемого.

Критерием определения конкретной правой природы тех или иных элементов задержания заподозренного лица является совокупность таких признаков, как источник нормативного регулирования, субъект и целевое назначение деятельности. В случае, когда уголовное дело уже возбуждено, задержание в случае необходимости может производиться как прокурором и следователем, так и по их поручению органами дознания (п.11 ч. 2 ст. 37; п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ).

Исследуя задержание подозреваемого с позиций организационного -тактического процесса, связанного с применением мер психического и физического воздействия, с соблюдением конституционного права гражданина на свободу и личную неприкосновенность, а также как меру уголовно-процессуального воздействия, целесообразно видеть единство цели применения этих мер. Принятие решения на осуществление физического захвата и процессуального его оформления требует оценки сущности поведения задерживаемых как с позиций оснований задержания, так и психологических особенностей их поведения.

Некоторыми авторами считается, что если доставлению предшествует решение о задержании по подозрению в совершении преступления, оно приобретает уголовно-процессуальный характер. При непосредственном обнаружении общественно опасного деяния, когда решение о задержании не может быть принято заранее, захват и доставление носят лишь административный характер, но если после доставления лица выясняется, что обстоятельства общественно опасного деяния указывают на факт преступления, проверка поручается следователю или лицу, назначенному производить дознание. Только после этого этапа их деятельность является уголовно-процессуальной. 72

Придерживаясь только такого мнения, всегда будут разделять физическое и процессуальное задержание, захват и доставление в случае совершения уголовного

72 Григорьев В.Н. Указ.работа -С.108-109.

39 преступления считаться административной мерой.73 Как показало проведенное нами

исследование, на практике не прекращаются споры по вопросу, когда задержанный становится подозреваемым - с момента фактического задержания (п.2 ч. 1 ст. 46 УПК РФ) или после составления протокола задержания, а у практических работников будет возникать сомнение, когда впервые задержанному разъяснять его права и приглашать защитника. Задержание должно выступать как единство фактического задержания и правовой формы, т.е. как реальное лишение свободы человека, облеченное в соответствующий юридический акт. В УПК РФ, по нашему мнению, целесообразно использовать единое понятие- «момент фактического задержания» (п. 15 ч. 1 ст. 5 УПК РФ) в ч. 2, 3 ст. 94, ст. 100 УПК РФ.74

Отдельные авторы, определяя основания доставления (поимки), по существу воспроизводят основания задержания, предусмотренные уголовно-процессуальным законом.75 Другие отмечают: «Когда подозреваемого задерживают должностные лица, неправомочные составлять протокол задержания (постовые, патрульные милиционеры., и т.д.), их действия, несомненно, носят процессуальный характер и

На сегодня в действующих ведомственных нормативных актах остался старый порядок проведения физического задержания. В них не предусмотрены вопросы, связанные с разъяснением задержанному его прав и обязанностей. Так, Устав патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности РФ (утвержденным приказом МВД РФ от 18.01.1993 года № 17) содержит лишь разделы, посвященные задержанию и доставлению в милицию лиц, подозреваемых в совершении преступлений (п.п. 144-147). В законах ФЗ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел РФ» от 6 февраля 1997 г. № 27-ФЗ; законе РФ «О федеральных органах налоговой полиции» от 24.06.1993 г. № 5238-1 п. 17 ст. 11, ФЗ от 3.04.1995 г. № 40-ФЗ «Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации» (ст. 14); законе РФ «О милиции» ст. 14, ведомственных приказах (Приказ МВД РФ от 26.01.1996 г. № 41 дсп, утверждающий Наставление по содержанию, охране и конвоированию подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления предусмотрены в целом аналогичные правила применения физической силы, специальных средства и огнестрельного оружия для лиц, предпринимающих доставление лица, но нигде не указано, что задержанному должны разъясняться его права на защиту и в чем он подозревается;

74 Согласно требованиям п.З ч.4 ст. 46 УПК РФ и п.З ч.З ст. 49 УПК РФ лицо подозреваемое в совершении преступления имеет такое право с момента фактического задержания. Следует отметить, что сам уголовно-процессуальный закон создает трудности в понимании отдельных норм для практических сотрудников. УПК РФ использует понятие- «момент фактического задержания» (п. 15 ч. 1 ст. 5 УПК РФ). С ним мы встречаемся в п.2 ч.2 ст. 46 УПК РФ и п.З ч.З ст. 49 УПК РФ, ч.З ст. 128 УПК РФ. В то же время в ч. 2, 3 ст. 94 УПК РФ применяется понятие «момент задержания». В ст. 100 УПК РФ также говорится, что если подозреваемый был задержан, то обвинение ему должно быть предъявлено не позднее 10 суток с «момента задержания»;

7 См., например: Баулин Ю.В. Право граждан за задержание преступника по советскому уголовному законодательству: Автореф. дисс...к-та юрид. наук.-Харьков, 1981.- С.11.

40 составляют     элемент    задержания     подозреваемого»76     И.Л.Петрухин     пишет:

«Задержание на месте и доставление лиц, совершивших преступления, в органы дознания и к следователю необходимо отнести к уголовно-процессуальной юрисдикции. Это будет служить интересам граждан, поскольку основания и порядок задержания на месте («захвата») и доставления подозреваемых окажутся четко регламентированными уголовно-процессуальным законом».77

По нашему мнению, при совершении лицом преступления действия по захвату и доставлению, осуществляемому сотрудниками правоохранительных органов, не могут осуществляться в рамках административных правоотношений, поскольку это

по

противоречит закону, целям и задачам административного задержания. Они должны иметь процессуальный характер в рамках начала существования института подозрения. На наш взгляд, нельзя решать вопрос: входит ли физический захват, доставление задержанного в систему задержания в зависимости от того, урегулировано ли оно действующим уголовно-процессуальным законом. Это будет подмена реальных вещей их нормативным отображением. К. Маркс справедливо отмечал, что: «Правовая природа вещей не может приспособляться к закону, закон, напротив, должен приспособляться к ней».79

Основания задержания подозреваемого, указанные в ст. 91 УПК РФ; представляют собой ситуации физического задержания лица. Во-первых, характер обстоятельств, названных основаниями задержания, говорит о том, что задержание заподозренного лица производится до возбуждения уголовного дела, и причем, не следователем, находящимся в это время у себя в кабинете, а чаще всего органом дознания. Во-вторых, задержание оформляется протоколом, хотя применение любой меры процессуального принуждения возможно только после возбуждения уголовного дела и только по постановлению следователя.

Нельзя согласиться с мнением, что основания, установленные в ст. 91 УПК РФ, не рассчитаны на ситуации непосредственного обнаружения общественно опасного деяния, в том числе и потому, что сотруднику правоохранительных органов трудно дать правовую квалификацию, ответить, чем закончится деятельность: возбуждением уголовного дела, привлечением доставленного к административной ответственности или    его    освобождением    ввиду   отсутствия    в   деянии    состава    какого-либо

76ШейферС.А.Доказательственное значение задержания подозреваемого// Социалистическая законность. 1972.№ 3.- С.56;

77 Петрухин И.Л. Указ.работа.- С. 19;

78 Кодекс об административных правонарушениях РФ (КоАП РФ) ст.ст. 27.1-27.6., М., 2002.

79 Маркс К., Энгельс Ф.Соч.-Т.1.-СЛ22.

41                                             библиотека

правонарушения. Действительно, прежде чем применить захват заподозренного лица, подозреваемого в совершении преступления, надо квалифицировать деяние по конкретной статье УК РФ, знать: может ли быть за него назначено наказание в виде лишения свободы, выбрать соответствующую фактическим обстоятельствам их нормативную формулировку, убедиться в обоснованности возникшего подозрения, подкрепить его объективными данными, а в обстановке экстренности, характерной для ситуации непосредственного обнаружения общественно опасного деяния, для этого часто нет необходимых условий. К сожалению, всегда возможны ошибки при задержании лица, подозреваемого в совершении преступления, но для обеспечения прав гражданина важнее сразу при физическом ограничении его свободы передвижения разъяснить ему, в чем он подозревается, его права и обязанности. На сегодня часто сотрудники правоохранительных органов, совершая задержание в экстремальных ситуациях, не имеют достаточной технической оснащенности для того, чтобы сразу установить вопросы наличия или отсутствия у заподозренного постоянного места жительства, его личности по базам данных соответствующих информационных центров. По нашему мнению, это не должно быть причиной считать задержание процессуальной категорией только после выяснения всех указанных обстоятельств в административном помещении правоохранительного органа.

Существует мнение, что доставление лица осуществляется именно по правилам необходимой обороны и не нуждается в дополнительной законодательной регламентации, кроме той, что относится к этому уголовно-правовому институту.81 Эта точка представляется неверной, т.к. сотрудники правоохранительных органов действуют в силу исполнения служебного долга, а не в состоянии необходимой обороны.

Следовательно, такие действия, как установление условий, оснований и мотивов задержания лица по подозрению в совершении преступления, принятие решения о задержании, физический захват лица, подозреваемого в совершении преступления, доставление задержанного и составление протокола задержания, принятие решения о

80  Анализ проведенного нами опроса сотрудников органов дознания свидетельствует о том, что     практическим     работникам     предпринимая     физическое     задержание     трудно ориентироваться    на   правовую    квалификацию    обнаруженного    деяния,    они    более ориентируются на его общественную опасность, которая    включает в себя объективные данные: 1) свидетельствующие о наличии общественно опасного деяния; 2) указывающие на причастность к нему определенного лица;

81  Комментарий к УК РФ.Общая часть/ Под ред. Ю.И.Скуратова, В.М.Лебедева.-М. 1996. -С.97.

42 водворении     задержанного  в  ИВС  или  следственный   изолятор,  освобождение

задержанного и другие действия, предпринимаются субъектами уголовного процесса в соответствии с действующим уголовно-процессуальном законодательством (ст. 91, 49 УПК РФ, ч. 4 ст. 7 ФЗ РФ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»), в том числе и в целях выяснения причастности задержанного к преступлению и разрешения вопроса о применении к нему меры пресечения. Совокупность указанных признаков    дает основания, по

82

нашему мнению, отнести все эти действия к уголовно-процессуальным.

Законодательно, а самое главное процессуально в ст. 91 УПК РФ, следовало бы закрепить правила «фактического задержания» лица в связи с уголовным преступлением. Основания и порядок осуществления такой деятельности должны быть известны гражданам, поскольку эти действия затрагивают право на неприкосновенность личности, гарантированные Конституцией РФ.

Высказанные соображения позволяют сформулировать следующие выводы:

1.   Момент  фактического  задержания  лица  по   подозрению   в  совершении преступления, его доставление, оформление протокола задержания должны стать составной частью уголовно-процессуального задержания.    На наш взгляд,  не стоит разделять процесс задержания лица, подозреваемого в совершении преступления на допроцессуальный    и процессуальный , а объединить его в единое понятие -уголовно-процессуальное   задержание.   Объединяет   указанные   выше   правовые институты то, что любое задержание является мерой государственного принуждения, которая существенно ограничивает личную свободу, затрагивает права и законные интересы граждан;

2.  Деятельность по физическому захвату и доставлению должна иметь четкие правовые основания для ее осуществления. В УПК РФ, Федеральном законе РФ «Об оперативно-розыскной  деятельности»,  Закон  РФ  «О  милиции»,   законодательно необходимо определить правовую регламентацию фактического задержания, порядок его доставления  в орган дознания,  к следователю  или  прокурору.  Разъяснять основные права и обязанности заподозренному лицу предлагается именно с момента

82Как показало наше исследование путем опроса более 180 сотрудников органов дознания, на практике с задержанием связывают: - фактическое задержание на месте (захват); -доставление в орган дознания или к следователю и временное содержание задержанного для проверки оснований задержания, характера совершенного правонарушения, получения сведений, характеризующих его личность, и др.; - составление протокола задержания, водворение подозреваемого в ИВС или следственный изолятор, проведение следственных действий; 83 Пантелеев И.А. Указ.работа.- С. 112-113.

43 фактического лишения свободы передвижения лица, при этом не должно иметь

значение, будет ли это лицо в результате разбирательства задержано в порядке статей 91-92 УПК РФ или освобождено. Чтобы избрать средство защиты, подозреваемому, в первую очередь, необходимо знать, в чем конкретно он подозревается. В такой ситуации еще до момента составления протокола задержания и детального разъяснения его прав и обязанностей, решение вопроса о привлечении задержанного в качестве подозреваемого, необходимо разъяснить в совершении какого преступления, предусмотренного УК РФ, он подозревается, основные, фундаментальные права, дающие впоследствии ему возможность в полном объеме реализовать свое право на защиту. Эти действия должны происходить в возможно короткий срок, учитывая, что сам срок процессуального задержания длится 48 часов, исчисляется с момента фактического задержания, и зависеть только от ряда объективных причин: погодных условий, расстояния, наличия транспорта и других;

3. Задержание в уголовно-процессуальном смысле могут осуществлять лишь уполномоченные на то законом органы государства - участники уголовного судопроизводства, указанные в части 1 ст. 91 УПК РФ.

Таким образом, задержание заподозренного лица, по нашему мнению, определяется как мера процессуального принуждения, применяемая органами дознания, следователем или прокурором, в случаях, не терпящих отлагательства, по основаниям, указанным в статье 91 УПК РФ. Она заключается в кратковременном фактическим лишением свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы, с целью выяснения его причастности к совершению преступления, обоснованности выдвинутого подозрения и разрешения вопроса о привлечении его в качестве подозреваемого, возможности применении меры пресечения до предъявления обвинения или освобождения и снятия подозрения.

3. Процессуальное положение лица, задержанного по подозрению в совершении преступления.

Подозрение следователя о совершении преступления определенным лицом само по себе не свидетельствует о появлении в деле подозреваемого. То или иное лицо становится его участником, приобретает качества определенной процессуальной фигуры лишь в результате соответствующих процессуальных действий государственных органов, ведущих процесс.

44 Если обратиться к истории, то можно отметить, что ничего не говорится о

подозреваемом ни в раннефеодальной «Русской правде», ни в Судебнике 1497 г., ни в Соборном Уложении 1649 г., ни в законодательстве Петра 1. Первые предпосылки разграничения правового положения обвиняемого и подозреваемого можно обнаружить в Екатерининских «Учреждениях для управления губерней» 1775 г. (ст. 401). Другой нормативный акт Екатерины II - «Устав благонения, или полицейский» 1782 г., относит производство дознания, задержания и арест преступника к ведению полиции, но не определяет правовое положение подозреваемого.84 В ст. 14 «Наказа полиции о производстве дознания по происшествиям могущим заключать в себе преступление или проступок» от 8.06.1860 г., впервые законодательно используется понятие «подозреваемого» как участника уголовного процесса. В начальный советский период ст.ст. 104, 105 УПК РСФСР 1922 г. обязывали органы дознания принимать меры к тому, чтобы «...до начала предварительного следствия или до разбора дела по существу...были сохранены следы преступлений и была устранена для подозреваемого возможность скрыться».85 УПК РСФСР 1923 г. подозреваемым признавалось любое лицо, в отношении которого у органов дознания или следствия возникло подозрение. Никакого специального процессуального акта, ставящего гражданина в положение подозреваемого, нет в уголовно-процессуальном законодательстве до настоящего времени. Как отмечал В.Н. Чуприненко: «... многие вопросы по поводу применения института задержания подозреваемого были бы решены, если бы УПК дал четкий ответ на вопрос: с какого момента задержанный с поличным, то есть речь идет о физическом задержании, приобретает процессуальный статус «подозреваемый»...».86

В отличие от обвиняемого, применительно к которому УПК РФ употребляет термин «признается» (ч. 1 ст. 47 УПК РФ), ч. I ст. 46 УПК РФ употребляет термин «является». Тем самым подчеркивается, что права, предусмотренные данной статьей, лицо приобретает независимо от того, признано оно подозреваемым или нет. Заподозренное лицо, согласно смыслу закона, становится подозреваемым с момента фактического лишения его свободы передвижения (п. 15 ст. 5 УПК РФ), в частности,

84   Российское законодательство Х-ХХ веков.В 9-ти томах. Под общей редакцией О.И. Чистякова. Законодательства периода расцвета абсолютизма. Том. 5. М., 1987.-С.276;

85    См.также:  Инструкция «Об организации  Советской рабоче-крестьянской  милиции». Утвержд. ВЦИК РСФСР 17 октября 1918 т.II История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры. Сборник документов.М., 1955.-С.63;

86   См: Чуприненко В.Н. Статья в сборнике «Судебная реформа и становление правого государства в Российской Федерации».М., 2003.- С.44.

45 «захвата» на месте совершения преступления независимо от срока его доставления в

орган дознания, к следователю, прокурору. В то же время, как показало проведенное нами исследование, на практике и в теории, в связи с разделением понятий «допроцессуальное» и «процессуальное» задержание, продолжает считаться, что лицо становится подозреваемым только после процедуры процессуального задержания, т.е. составления протокола задержания. 87 Именно с этого момента ему впервые разъяснялись его права.

Термин «подозреваемый» как «подозрение» может иметь несколько значений. Среди них можно выделить общеупотребительное (бытовое) и уголовно-процессуальное. Между аспектами понятий «подозрение» и «подозреваемый» нет «непреодолимой стены», в основе их лежит одно и то же смысловое слово (подозрение), которые лишь в праве обладают рядом дополнительных необходимых признаков.88

Для применения задержания недостаточно чисто субъективного подозрения лица, ведущего расследование. Поэтому необходимо четко различать «подозреваемого» как участника уголовно-процессуальной деятельности от «лица, подозреваемого в совершении преступления», то есть лица, в отношении которого хотя и имеются определенные фактические данные, которые служат основанием для подозрения его в причастности к совершению преступления, но отсутствуют основания для задержания, возбуждения уголовного дела или избрания мер пресечения, предусмотренных законом.

Содержание функции подозреваемого как участника процесса складывается из осуществляемой им процессуальной деятельности, характер и направление которой зависят от его процессуального интереса и от предоставленных ему законом процессуальных прав. Как субъект процесса он наделен законом необходимым правом для защиты своих законных интересов и несет определенные обязанности.

87   Около  68,2  %  опрошенных  нами   следователей     именно  так  понимали   понятие «процессуальное задержание»;

88  ФЗ    РФ    от 15.07.1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых    в    совершении    преступлений»    дает    в    ст.2    следующее    определение подозреваемого: «Подозреваемый и обвиняемый- лица, которые в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации задержаны по подозрению в совершении преступления либо в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу» (в ред. ФЗ от 8.12.2003 г. N 161-ФЗ «О приведении Уголовно-процессуального законодательства Российской Федарации и других законодательных актов в соответствие с Федеральным   законом   «О   внесении   изменений   и  дополнений   в  Уголовный   кодекс Российской Федерации»).

46

Отсутствие четкой регламентации рассматриваемого вопроса в уголовно-процессуальном законодательстве является на протяжении длительного времени одной из причин существования различных точек зрения о понятии подозреваемого.89

В своих суждениях все авторы сходятся в том, что фактическое подозрение в отношении конкретного лица может сформироваться на основе доказательств, указывающих на вероятную виновность этого лица в совершении преступления, но не достаточных для предъявления обвинения. Необходимость же наделения заподозренного лица статусом подозреваемого вызвана потребностью привлечения его к расследованию, т.е. применением процессуальных мер, в той или иной степени ограничивающих его права и законные интересы.

Процессуалисты, предлагавшие дальнейшее расширение основания признания лица подозреваемым, упускали из виду то важнейшее обстоятельство, согласно которому подозреваемый в отличие от обвиняемого является кратковременным, эпизодическим, зачастую не обязательным участником уголовно-процессуальной деятельности. Исключительность процессуального положения подозреваемого в том и состоит, что он наделяется правами и несет определенные обязанности не столько в связи с наличием конкретных данных, сколько из-за необходимости кратковременного ограничения его личной свободы в связи с внезапно возникшими обстоятельствами и в интересах предварительного расследования.

Следовательно, анализ правового положения подозреваемого в уголовном процессе основывался на его чисто уголовно-процессуальных аспектах. Такой подход был традиционен, поскольку само понятие подозреваемого в юридическом, а не в общеупотребительном смысле - исключительно уголовно-процессуальная категория. Однако фактически совокупность правовых средств, определяющих процессуальное положение подозреваемого, особенно в условиях его задержания, гораздо обширнее, она далеко выходит за рамки уголовно-процессуальных отношений.

Актуальность разработок по совершенствованию статуса подозреваемого обусловлена также участием РФ в международных договоренностях по правам

89 См., подробнее: Строгович М.З. О подозреваемом // Соц. законность. 1961.№ 2. -С. 33-34,37; Напреенко А. А. Гарантии прав подозреваемого в советском уголовном процессе: Автореф.дисс...к-та юрид. наук.М.,1982.-СЛ4; Колосович С.А. «Правовой статус подозреваемого и проблемы его совершенствования». Дис.канд. юрид. наук. М., 1991.240 с; Александровский А.Г. Задержание подозреваемого в совершении преступления и применение в отношении лица меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления ему обвинения. Дис.канд. юрид. наук. Киев, 1992.-С.30-38; Пивень А.В. «Право подозреваемого на защиту в Российском уголовном процессе». Дис.канд. юрид.

47 человека, что требует приведения национального законодательства и практики его

применения в соответствие с общепринятыми нормами международного права.

Моментом появления у лица правового статуса подозреваемого должен быть признан момент официального объявления ему об этом. Именно с этого момента у лица появляется возможность реализации своих прав, а у следователя (дознавателя) -требовать исполнения обязанности. Именно с момента фактического задержания (ст. 91 УПК РФ) подозреваемый наделяется соответствующими правами для защиты своих интересов, на него возлагаются предусмотренные законом обязанности.

Вряд ли оправдано признать лицо подозреваемым только на основаниях, указанных в ст. ст. 91, 97, 140, 146, 147 УПК РФ. Поэтому перечисленные в статьях основания, как не входящие в предмет доказывания, могут рассматриваться в качестве оснований для подозрения, а не признания лица подозреваемым. Необходимо разграничить, развести в разные стороны, во-первых, основания признания лица подозреваемым и, во-вторых, основания применения к нему задержания или меры пресечения, слитые воедино действующим уголовно-процессуальным законом. По своей природе, целям, назначению это разные процессуальные основания, которые могут иногда совпадать, иногда - нет. Основания задержания и мер пресечения носят производный, вторичный характер, о них имеет смысл говорить только уже при наличии подозрения: лицо задержано или арестовано потому, что уже является подозреваемым, но никак не наоборот. А.Б. Галимжанов справедливо указывал, что: «...нельзя считать удачным законодательное требование о том, что лицо признается подозреваемым после его задержания или применения к нему меры пресечения до предъявления обвинения».90

Подозреваемый отвечает признакам, характеризующим участников уголовно-процессуальной деятельности, которыми являются: осуществление уголовно-процессуальной деятельности; наличие определенных прав и обязанностей; вступление в уголовно-процессуальные отношения с другими участниками процесса по своей инициативе или в силу требования закона. 91 Следовательно, нормативное закрепление понятия подозреваемого в Российском уголовном процессе связано прежде   всего   с   определением   места   подозреваемого   среди   иных  участников

наук. -Краснодар, 1999.166 с; Аверченко А.К. Подозреваемый и реализация его прав в уголовном процессе. Дисс.канд.юр.наук.-Томск, 2001.- С.161 и др.;

0 Галимжанов А.Б. Организационно-тактические особенности расследования преступлений в условиях расширения прав подозреваемого и обвиняемого на защиту. Дисс...канд.юр.наук. Уфа, 2001.-С.79; 91 Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. М., 1961.- С. 19.

48 уголовно-процессуальной деятельности и основаниями его появления в процессе. В

уголовном судопроизводстве предусмотрены единые основания привлечения граждан к участию в уголовно-процессуальной деятельности, единые гарантии их прав, свобод и законных интересов (ст.ст. 42,44,47,54,55 УПК РФ). Применительно к подозреваемому такая логика нарушена, т.к. лицо становится подозреваемым не на основании специального постановления, а, в основном, на основании актов, свидетельствующих о применении мер процессуального принуждения. Существующий порядок вовлечения лица в качестве подозреваемого, с одной стороны, не совсем согласуется с общими правилами уголовного судопроизводства, а с другой стороны, не обеспечивает на достаточном уровне надежности охраны прав и законных интересов граждан.

Получается, что в момент применения меры пресечения лицо вообще не имеет своего собственного «правового положения». В то же время меры пресечения должны применяться только после приобретения лицом того или иного процессуального положения, и только при тех условиях, которые установлены законом и соответствуют данному правовому статусу.

Л.М. Карнеева и другие авторы отмечали, что появление подозреваемого лица определяется не применением к нему этих мер, а прежде всего наличием данных, дающих основание подозревать это лицо в совершении преступления, и, следовательно, применять к нему меры процессуального принуждения.92 ИЛ. Петрухин обращал внимание, что только через официальную, первоначальную постановку подозрения и производную роль принуждения можно полноценно закрепить подозреваемого в соответствии с логикой уголовно-процессуальной деятельности.93 Неосновательное постановление лица в положение подозреваемого автоматически влечет неправомерное использование любой меры принуждения.

Анализируя ст. 46 УПК РФ, можно также заметить, что в ней содержатся только юридические основания для признания лица подозреваемым. В то же время в этой статье ничего не говориться о фактических основаниях. Статья 46 УПК РФ, как и ранее ст. 52 УПК РСФСР имеет отсылочный характер в силу того, что фактические

92   Карнеева Л.М. К вопросу о подозрении в советском уголовном процессе// Советская криминалистика на службе следствия.М.,1959.-Вып.12.-С78. См.также: Михайленко А.Р. Подозреваемый при возбуждении уголовного дела-Ученые записки, СЮИ., ч. 2, Саратов, 1970. -Вып. 19. - С.252-253; Карасев В.Ю. О подозреваемом на предварительном следствии.-В   сб.:   Проблемы   совершенствования   советского   законодательства   и   деятельности государственных органов, Минск, 1969.- С. 192 и др;

93  Петрухин И.Л. Задержание/Проблемы кодификации уголовно-процессуального права.М., 1987.-С.56-57.

49 основания для признания лица подозреваемым, которые ложатся в основу принятия

указанных решений, оказываются «скрытыми» и остаются как бы в тени. Логически неверным было бы считать, что человека подозревают потому, что к нему применяли задержание, а не потому, что для принятия этих мер имеются фактические данные о его причастности к преступлению.

Рассматривая предлагаемое нами постановление о привлечении в качестве подозреваемого как единым условием, при котором гражданин становится подозреваемым, хотелось бы отметить следующее.*4 В уголовно-процессуальной деятельности есть несколько ситуаций, объективно позволяющих органу уголовного преследования заподозрить лицо в совершении преступления. Одно из них, это указание лица в постановлении о возбуждении уголовного дела как участника преступления. Это становится возможным в тех случаях, когда нельзя возбудить уголовное дело по «факту» и определить характер общественно опасных действий без установления лица, которое могло совершить эти преступления (ст.ст. 285, 330, 338 УК РФ и др.). Как указывается в процессуальной литературе, при задержании подозреваемого момент возбуждения уголовного дела и привлечение лица к ответственности максимально сблизятся, но все же не совпадут.95

Само по себе подозрение в совершении преступления, высказанное в постановлении о возбуждении уголовного дела, еще не является автоматическим основанием для рассмотрения определенного лица в качестве подозреваемого-особого участника процесса. Первый из них дает начало производства расследования преступления, указывает на наличие признаков преступления, а второй определяет определенное процессуальное положение подозреваемого, как участника предварительного расследования, данные об его причастности к совершенному преступлению. Следовательно, одновременно с вынесением постановления о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, дознаватель, следователь обязан вынести постановление о привлечении в качестве подозреваемого в котором он с возможной конкретностью для данного дела излагает суть подозрения.

94 В то же время нельзя согласиться с мнением Цибарт Е.Э., что: «...специальное постановлении о признании лица подозреваемым будет являться... расширяющим основанием для привлечения лица в качестве подозреваемого...», т.к. постановление это лишь решение дознавателя, следователя, прокурора вынесенное при производстве предварительного следствия (п.25 ст. 5 УПК РФ), а не основание для признания лица подозреваемым. См.: Цибарт Е.Э. Процессуальное положение подозреваемого в Российском уголовном процессе. Дис...к-та.юрид.наук.-Оренбург., 2001.- С. 39;

5 См.:  Строгович М.С.Курс Советского уголовного права.Т.2.- С.11-12; Рахунов Р.Д. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе.М., 1954. -С.25-31.

50 Еще в работах М.Ривкина мы встречаем предложение выносить мотивированное

постановление о привлечении гражданина в качестве подозреваемого.96 В последующем многие авторы также отмечали, что надлежащей формой признания лица подозреваемым должно быть не постановление об избрании меры пресечения или протокол задержания, а вынесение самостоятельного постановления о привлечении лица подозреваемым по аналогии с постановлением о привлечении в качестве обвиняемого. Вынесение указанного постановления, а не проведение следственных действий или применение к лицу процессуального принуждения с закреплением в соответствующем постановлении и протоколах, может ставить лицо в положение подозреваемого и, естественно, предшествовать по времени допросу подозреваемого.97 Только таким образом фактически возникшее подозрение приобретает надлежащее юридическое оформление и является необходимым условием решения всех процессуальных вопросов, возникающих на этапе подозрения: приобретение лицом соответствующего правового положения, возможное принятие решения об освобождении от подозрения и др.

Предложенная идея признания лица подозреваемым путем вынесения специального акта позволит мере принуждения освободится от несвойственной ей функции постановления лица в качестве подозреваемого и служить той цели, для которой она предназначена -обеспечить надлежащее поведение лица, привлеченного к уголовной ответственности, до решения вопроса о его виновности.

Кроме того, это позволит: надлежащим образом оформить властное решение следователя (дознавателя), а также точно определить момент, с которого лицо получает статус подозреваемого, повысить ответственность государственных органов, ведущих расследование, за принятие столь важного решения, каким является признание лица подозреваемым. Такой специальный акт потребует от органов уголовного судопроизводства мотивировать свое решение, объяснять его наличием определенных фактических данных и независимо от применения к ним мер процессуального принуждения.

96 Ривкин М. Положение подозреваемого в процессе предварительного следствия// Рабочий суд. 1924.-№10.-С.760;

9 Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж, 1980. -С. 127; Кокорев Л.Д. Участники уголовного процесса/ЯТроблемы кодификации уголовно-процессуального права.-М, 1987. -С.47; В.Смирнов, А.Давлетов. Когда задержанный становится задержанным? //Российский адвокат, 1998, -№ 5. -С.ЗО; Пантелеев И.А. Указ. Работа. -С.115 и др.

51 Правовое значение указанного акта состоит и в том, что гражданин официально

получает данный процессуальный статус и приобретает соответствующие права и обязанности, в том числе право на защиту, с помощью которых он может эффективно противостоять выдвинутому против него подозрению. Первоначальное постановка лица в статус подозреваемого путем вынесения об этом постановления требуется для того, чтобы в случае неподтверждения подозрения оно было с гражданина также официально снято. Применение в настоящее время меры принуждения для постановления лица в статус подозреваемого не может являться началом юридического подозрения, поскольку отменив ее, гражданин долгое время может находится под подозрением формально будучи уже не подозреваемым.

Ознакомление подозреваемого с постановлением должно иметь место перед первым его допросом и возможным применением к нему меры пресечения или иной меры процессуального принуждения. На наш взгляд, указание прав и обязанностей подозреваемого можно предусмотреть в самом постановлении, копия которого немедленно вручается ему после вынесения.

В предложенном нами случае необходимость обращения органов предварительного расследования к мере пресечения возникает (в рамках выдвинутой нами концепции подозрения) только после привлечения лица в качестве подозреваемого и его допроса. Здесь возможны два варианта: 1) подозреваемый не задержан в порядке ст. 91 УПК РФ; 2) подозреваемый задержан. В указанных случаях дознаватель, следователь после допроса подозреваемого с учетом его личности и других обстоятельств, рассматривает возможность применить меру пресечения, которая может более эффективно обеспечить поведение подозреваемого при дальнейшем расследовании уголовного дела. Если оснований для применения меры нет, то орган предварительного расследования вправе ограничиться иными мерами процессуального принуждения в соответствии с ч. 1 ст. 111 УПК РФ.

Следовательно, фактическим основанием для признания лица подозреваемым должны являться основания для подозрения, свидетельствующие о причастности такого лица к совершению преступления. Юридическим основанием для признания лица подозреваемым должно быть вынесение соответствующего постановления об этом. Порядок признания лица подозреваемым на основании вынесения постановления должен быть единым, в том числе и при задержании подозреваемого,

52 возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица и других основаниях

до

для подозрения.

Предлагаемый процессуальный документ не вносит формализм в производство по уголовному делу. Во-первых, это постановление о привлечении в качестве подозреваемого необходимо в силу того, что оно влечет определенные юридические последствия. Во-вторых, на данном этапе предварительного расследования подозреваемый становится центральной фигурой в производстве по уголовному делу, вокруг которого сосредотачивается весь доказательственный материал. Поскольку подозреваемый не может находиться длительное время в этом качестве, то все усилия органов следствия и дознания должны быть направлены как на доказательство подозрения, так и его опровержение.

Таким образом, изложенное позволяет утверждать, что существующий порядок признания граждан в качестве подозреваемых нуждается в дальнейшем совершенствовании: 1) основанием для признания лица в качестве подозреваемого является наличие обоснованного подозрения, но отнюдь не применение к лицу мер процессуального принуждения, возбуждения в отношении конкретного лица уголовного дела, которые являются лишь одним из оснований для подозрения; 2) должны обеспечиваться максимально благоприятные условия для? охраны и реализации прав граждан, вовлекаемых в уголовное судопроизводство, построение всей цепочки «от подозрения к подозреваемому, и от него к мерам принуждения»; 3) в целях дальнейшей демократизации уголовного процесса порядок признания лица подозреваемым должен согласовываться с общими положениями уголовного судопроизводства и быть единым по всем без исключения уголовным делам.

В связи с этим нами считается целесообразным дополнить УПК РФ следующими статьями:

1. Статья «Привлечение заподозренного лица к делу в качестве подозреваемого» предлагается в следующей редакции:

Часть 1: «При отсутствии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершенном преступлении, но при наличии одного из оснований для подозрения, указанного в статье «Основания подозрения», и необходимости производства с заподозренным лицом процессуальных действий, орган уголовного преследования должен рассмотреть вопрос о необходимости вынесения постановления о привлечении данного лица в качестве подозреваемого».

98

В ч. 4 ст. 7 УПК РФ указано, что постановление должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

53 Часть 2: «Одновременно с вынесением постановления о возбуждении уголовного дела

в отношении конкретного лица, дознаватель, следователь обязан вынести постановление о привлечении в качестве подозреваемого, в котором с возможной конкретностью для данного дела излагает суть подозрения. Постановление о привлечении в качестве подозреваемого предъявляется лицу непосредственно перед первым его допросом, а в случае задержания заподозренного лица - не позднее трех часов с момента доставления в орган дознания к следователю или прокурору. Подозреваемому разъясняется сущность подозрения, а также права и обязанности подозреваемого, изложенные отдельным текстом. Объявляемое подозрение должно содержать указание на время, место и иные существенные обстоятельства, позволяющие индивидуализировать совершенное преступление, а также его квалификацию, согласно Уголовному Кодексу Российской Федерации, насколько это установлено расследованием. Подозреваемому вручается копия постановления о привлечении в качестве подозреваемого и с указанием перечня его прав и обязанностей. Предъявление подозрения производится с участием защитника, если его участие обязательно, или об его участии ходатайствует подозреваемый».

2. Статья «Подозреваемый»  в следующей редакции:

Часть 1: «Подозреваемым является лицо, в отношении которого органом уголовного преследования в связи с имеющимися основаниями подозрения вынесено постановление о привлечении в качестве подозреваемого»;

Часть 2: «Подозреваемый должен быть допрошен после ознакомления с постановлением о признании его подозреваемым. Перед первым допросом он имеет право на свидание с защитником конфиденциально. В случае необходимости срочного производства процессуальных действий с участием подозреваемого продолжительность свидания свыше двух часов может быть ограничена дознавателем, следователем, прокурором с обязательным предварительным уведомлением об этом подозреваемого и его защитника»;

Часть 3: «Следователь, дознаватель или прокурор обязаны уведомить близких родственников подозреваемого в случае его задержания или применения меры пресечения - заключение под стражу»;

Часть 4: «Подозреваемый вправе: ... далее по тексту редакции ч. 4 ст. 46 УПК РФ, за исключением: пункт 1 изложить в следующей редакции: «знать, в чем он подозревается, и получать копию постановления о привлечении его к делу в качестве подозреваемого, протокол задержания сразу после его ознакомления с ними»; пункт 3 изложить в следующей редакции: «пользоваться помощью защитника с момента

54 вынесения  постановления  о  привлечении  в  качестве  подозреваемого,  а     также

предусмотренного п.п. 2 и 3 ч. 3 ст. 49 настоящего Кодекса, и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого; п. 5 ч. 4 изложить в следующей редакции: «заявлять ходатайства и отводы судье, прокурору, следователю, дознавателю, начальнику органа дознания, начальнику следственного отдела». Часть 5: «Подозреваемый обязан: подчиняться законным требованиям лица производящего дознание, следователя и прокурора; не уклоняться от участия в предварительном следствии и судебном разбирательстве; не препятствовать исполнению процессуальных решений, расследованию по делу путем уничтожения, фальсификации доказательств, давления на свидетелей, потерпевших и совершением других незаконных действий; являться по вызовам лица, ведущего расследование».

3. Статья «Применение мер процессуального принуждения к подозреваемому». «К подозреваемому при расследовании уголовного дела могут быть применены следующие меры процессуального принуждения: процессуальное задержание на срок до 48 часов; меры пресечения в исключительных случаях в порядке, предусмотренном статьей 100 УПК РФ; иные меры процессуального принуждения, установленные частью 1 ст. 111 УПК РФ».

Требования уголовно-процессуального закона о том, чтобы орган дознания наряду со следователем и прокурором обеспечивал задержание подозреваемого и не позднее 24-х часов с момента его фактического задержания допрашивал его ( ч.2 ст. 46 УПК РФ, ч.4 ст. 92 УПК РФ) следует понимать как обязанность соответствующего должностного лица предварительного расследования предоставить задержанному

99

возможность дать показания по поводу подозрения и обстоятельств задержания.

Показания подозреваемого являются, с одной стороны, самостоятельным видом доказательств (п.1 ч. 2 ст. 74 УПК РФ), а с другой -средством защиты от выдвинутого

99 Разъяснения сущности подозрения предполагает и назвать те отличительные черты, которые свидетельствуют о наличии в нем признаков конкретно состава преступления. Галкин и В.Г. Кочетков отмечали, что «...не следует ограничиваться лишь объявлением характера преступления, а назвать время, место и другие известные следователю обстоятельства совершения преступления, которые он по тактическим соображениям считает возможным сообщить подозреваемому. Существо подозрения должно быть разъяснено в достаточно конкретной форме, с учетом индивидуальных особенностей подозреваемого (возраст, жизненный опыт, образование и т.п.)» См:Галкин И.С., Кочетков В.Г. Процессуальное положение подозреваемого.М.,Юрид.лит., 1968. -С.5.; Б.А Денежкин и А.Р.Михайленко подчеркивали, что практика сообщения подозреваемому лишь одного наименования преступления не обеспечивает его права знать, в совершении какого преступления он подозревается. См: Денежкин Б.А., Михайленко А.Р. О процессуальном положении подозреваемого и укреплении гарантий защиты его прав// Вопросы уголовного процесса, Саратов, 1977. -С.53.

55 подозрения   о   причастности   его   к   совершенному   преступлению,   средством

обеспечения прав и законных интересов.100

Процедура допроса подозреваемого начинается с вопроса о том, каково его отношение к предъявленному подозрению, что может выразиться в одном из трех вариантов ответа:" а) «признаю подозрение»; б) «не признаю подозрение»; в) «частично признаю подозрение», после чего излагаются показания подозреваемого. Предметом показаний подозреваемого являются выдвинутые против него подозрения, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

Фиксация объявления подозреваемому о том, в совершении какого преступления, предусмотренного конкретной статьей УК РФ, он подозревается (излагаются обстоятельства преступления), впервые фактически осуществляется в бланке протокола допроса подозреваемого (приложения 38, 110 к УПК РФ), в то же время нормы УПК РФ этот порядок не регламентируют. Как показали проведенные нами исследования уголовных дел, в 52,5 % случаев допрос начинался сразу со свободного рассказа подозреваемого без разъяснения сущности возникшего подозрения; в 5,3% уголовных дел вообще не было протокола допроса подозреваемого; в 15,8 % - сущность подозрения разъяснялось в форме рапорта, о задержании заподозренного лица; в 5,3% - в протоколе допроса указывалось на статью УК РФ и ее юридическую квалификацию без разъяснения сущности подозрения; в 15,8 % - допрос производился без участия защитника, хотя в протоколе задержания подозреваемого указывалось, что он желает его иметь; в 5,3% - в протоколе допроса подозреваемого указывалось лишь статья УК РФ без ее юридической квалификации и разъяснения сущности подозрения.

На наш взгляд, УПК РФ необходимо дополнить статьей «Допрос подозреваемого» в следующей редакции:

Часть 1. «Следователь, дознаватель допрашивает подозреваемого после предъявления ему постановления о привлечении в качестве подозреваемого с соблюдением требований пункта 3 части 4 ст. 46 и части 4 ст. 92 настоящего Кодекса». Часть 2. «В начале допроса следователь объявляет подозреваемому, в совершении какого преступления он подозревается, с указанием на время, место и наиболее существенные   обстоятельства   совершенного   преступления,   его   юридическую

100 В ходе производства предварительного следствия по основания, предусмотренным п.2 чЛ ст. 122 УПК РСФСР, был задержан Г. После проведения его допроса в качестве подозреваемого было установлено, что он не имеет причастия к совершенному преступлению, в связи с чем уголовное преследование в отношении него было прекращено. Угол, дело № 202, т.2, л.д. 46-49.Архив Ленинского р-го суда г. Ростова-на-Дону.

56 квалификацию в соответствии с Уголовным   кодексом РФ, выясняет,   каково его

отношение к предъявленному подозрению, желает ли дать показания по существу предъявленного подозрения и на каком языке. В случае отказа подозреваемого от дачи показаний следователь, дознаватель делает соответствующую запись в протоколе его допроса».

Части 3. «Допрос проводится в порядке, установленном статьей 189 настоящего Кодекса, с изъятиями, установленными настоящей статьей».

57 Глава 2. Основания, цели, мотивы и условия задержания.

1. Основания задержания.

Задержание как процесс действия во всех случаях осуществляется только при условии предусмотренных законом оснований (ст. 91 УПК РФ). В качестве правовых оснований для задержания лица, на наш взгляд, следует расценивать те юридические факты, которые с точки зрения законодателя составляют гипотезу для реализации предоставленного (диспозицией нормы) властному органу превентивного процессуального принуждения.

Данные, полученные из источников, указанных в ст. 91 УПК РФ, могут содержать различную информацию. Однако для того чтобы использовать их для установления оснований задержания, они должны служить в последующем и основаниями для подозрения лица в совершении преступления, наказуемого лишением свободы.

В юридической литературе основания задержания, предусмотренные ч. 1 ст. 91 УПК РФ, некоторые авторы рассматривали одновременно и как основания для возникновения подозрения о причастности лица к совершению преступления и основания для обоснованного решения о задержании.101

В действующем законодательстве не проводится никакой отличительной грани между основаниями для подозрения и основаниями для задержания. Однако если исходить из того, что подозрение и задержание хотя и органически взаимосвязанные, но все же абсолютно разные атрибуты уголовно-процессуальной деятельности, то вряд ли можно считать редакцию ст. 91 УПК РФ в этом плане совершенно безупречной. Данный вывод объясняется тем, что целевое предназначение подозрения и задержания совершенно разное. Подозрение преследует цель определить на соответствующей степени вероятности причастность лица к совершению преступления и на этом основании вовлечь данное лицо в качестве подозреваемого в производство по уголовному делу с предоставлением ему для этого предусмотренных законом прав и возложения на него соответствующих обязанностей. Естественно, что задержание такой цели преследовать не может. Поскольку у подозрения и задержания совершенно разные цели, то для них естественно   должны быть предусмотрены и различные основания. Не учитывать

101  См.:  Чувилев А. Строго соблюдать законность при задержании подозреваемого  в совершении  преступления// Социалистическая  законность,   1968, № 2.  -С.35;  Сергеев

58 этого  обстоятельства -значит  путем  подмены  названных  понятий  оправдывать

возможный риск усиления репрессивного характера деятельности правоохранительных органов.

В результате изучения нами уголовных дел было установлено, что в 38,8 % случаях имелась ссылка на основание, предусмотренное пунктом 1 части 1 статьи 91 УПК РФ; - в 22,2 % случаях имелась ссылка на основание, предусмотренное пунктом 2 части 1 ст. 91 УПК РФ; в 27,7 % случаях имелась ссылка на основание, предусмотренное пунктом 3 части 1 ст. 91 УПК РФ; в 11,1 % случаях имелась ссылка лишь на ст. 91 УПК РФ без ссылки на конкретный пункт и часть данной статьи. Так, в ходе изучения уголовного дела № 9796654 в протоколах задержания подозреваемых П.О.Г., У.Г.А., Б.С.А., Г.А.Е., К.М.Б в графе «основания и мотивы» не указано ни одно из оснований, предусмотренных законом, или мотивов задержания, а лишь имеется запись: «Поручение Ростоблпрокуратуры...». В то же время в ходе изучения данного поручения было установлено, что в нем лишь имеется запись: «Провести задержание указанных в данном поручении лиц с оформлением протокола задержания в порядке ст. 122 УПК РСФСР». В указанных протоколах задержания нет указаний на то, в чем подозреваются задержанные и какой статьей УК РФ, предусмотрена ответственность за данное преступление.102

Н.А. Козловский высказывал мнение, что перечисленные в ст. 122 УПК РСФСР (ст. 91 УПК РФ) обстоятельства служат не основаниями для задержания, а основаниями для подозрения. Поскольку по своему характеру они дают сведения о причастности лица к совершенному преступлению, но отнюдь не прогнозируют поведение подозреваемого в процессе расследования, а в качестве оснований для задержания следует рассматривать перечисленные в ч. 1 ст. 89 УПК РСФСР (ч.1 ст. 97 УПК РФ). Оправдать задержание можно лишь тем, что лицо, подозреваемое в совершении преступления, может скрыться от следствия или будет продолжать преступную деятельность. По его мнению, каких - то иных оснований для задержания просто не существует.103 По нашему мнению с этим нельзя согласиться в полной мере.

А.А. Напреенко справедливо отмечал, что нельзя согласиться с мнением некоторых авторов, что основания для ареста и задержания лица, подозреваемого в

А.И.Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступления, по советскому уголовно-процессуальному закону.-Горький: ГВШ МВД СССР, 1976. -С.11 и др.;

102 Уголовное дело № 9796645 в отношении К.П.И.См. Архив Семикаракорского районного суда Т.5, Л.д. 5,42,90,133,189;

103 Козловский Н.А.Указ.работа.-С111-112,146.

59 совершении преступления, едины.104 Если для принятия решения о необходимости

задержания допустимы ссылки как на доказательство, так и на фактические данные, еще не облечены в форму процессуальных доказательств, то решение о необходимости применения меры пресечения к лицу, подозреваемому в совершении преступления, может быть обосновано только ссылками на доказательства. Именно поэтому законодатель не связывает применения меры пресечения в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, с установлением заранее определенных обстоятельств, как это сделано в ст. 91 УПК РФ.

Следует отметить, что указанные в ч. 1 ст. 91 УПК РФ формулировки оснований заимствованы из Устава уголовного судопроизводства 1864 г. (ст. 257), в котором они определяли не основания поимки и доставления подозреваемого, а условия применения к нему полицией мер пресечения (ст.256,416). 105

Среди практических и научных работников нет единства мнений по вопросу о сущности оснований для применения данной меры процессуального принуждения. В русском языке термин «основание» употребляется наряду с термином «причина» для обозначения явления, вызывающего возникновение другого явления, достаточный повод, оправдывающий что-либо.106 А.В.Солтанович отмечал, что такие факторы, как понятие и основания появления подозреваемого, составляют важнейшую часть содержания его процессуального положения. Без их четкого и полного определения видится проблематичным детальное рассмотрение других компонентов и, прежде всего, субъективных прав подозреваемого, составляющих в целом право на защиту от

~ 107

выдвинутого в отношении его подозрения, а также их гарантии.

Многие авторы указывали, что основание к задержанию - это предусмотренные в законе фактические данные, свидетельствующие о совершении лицом преступления, за которое определено наказание в виде лишения свободы.

В процессуальной литературе по вопросу, что же подразумевать под «фактическими данными», высказаны различные точки зрения. Некоторые авторы полагают, что в данном случае в качестве оснований могут использоваться «...любые фактические данные, которые стали известны из источников, указанных в законе», то

104 Напреенко А.А. Указ.работа. -С.44-46. См. также: Ковалев М.А. Прокурорский надзор за обеспечением прав личности при расследовании преступлений.М., МГУ, 1981. -С. 127;

105  Судоустройство и уголовный процесс России: 1864 год: Сборник нормативных актов.-Воронеж: Изд-во Воронежского гос.университета.1997.-С.73-246;

104 См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка. -С. 422,554;

107  Солтанович А.В. Указ.работа. -С. 12;

108  См. например: Дубинский А.Я. Некоторые вопросы правовой регламентации задержания подозреваемого в совершении преступления. Киев, 1973,-С.9О.

60 есть доказательства.109 Такой взгляд вызвал возражение по тем причинам, что он

«...ведет к чрезмерному сужению фактических данных, которые могут рассматриваться в качестве такого основания». По мнению этой группы авторов, рассматриваемые данные могут быть получены не только из процессуальных источников, но из любых непроцессуальных, то есть иметь характер оперативно-розыскной информации.110

И.М. Гуткин в структуре оснований задержания выделяет два элемента: а)предусмотренные законом фактические данные, которые дают основание подозревать лицо в совершении преступления; б) фактические данные, которые дают основание полагать, что это лицо может скрыться от дознания и следствия, воспрепятствовать установлению истины, продолжить преступную деятельность. «Каждый из этих элементов недостаточен для принятия решения о задержании. Только в своей совокупности они образуют единое основание, указывающее на необходимость неотложного заключения под стражу определенного лица».111 Такая позиция, на наш взгляд, содержит неточности. Во-первых, закон предусматривает в качестве самостоятельных оснований для задержания не только наличие фактических данных, но и юридических фактов. Во-вторых, в части ст. 91 УПК РФ закон предусматривает не фактические данные, а лишь источники, из которых они могут быть получены. В-третьих, элемент, выделяемый автором в пункте «б», есть мотивы, которыми руководствуются органы предварительного расследования при применении задержания."2

В качестве оснований задержания должны выступать объективные данные о причастности лица к совершению преступления, те или иные процессуальные действия, производимые органами предварительного расследования. При установлении оснований задержания используются данные об обстоятельствах, указанных в ст. 91 УПК РФ, которые зафиксированы в приобщенных к уголовному делу документах. Задержание необходимо рассматривать     как    действие  и  об

|09См.: Галкин И.С., Кочетков В.Г. Указ.работа. -С. 17; Ивлиев Г.П.Основания применения мер процессуального принуждения.-Дисс.канд.юр.наук.М., 1986. -С.69 др.;

110 См.: Советский уголовный процесс.-М.: ВШ МСБ, 1973.- С.315;

111 Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания.- С.ЗЗ;

112   Является излишне категоричным утверждение автора о том, что  «...необходимость задержания   лица,   подозреваемого   в   преступлении   с   целью   разрешения   вопроса   о применении к нему меры пресечения возникает тогда, когда еще до избрания меры пресечения существуют ситуации,  требующие  ее  применения,  но  по тем  или  иным обстоятельствам она не может быть применена» (См.Гуткин И.М.Указ.работа.-С32) На наш взгляд, предлагаемая И.М.Гуткиным структура оснований задержания не вполне согласуется с сущностью этой меры процессуального принуждения.

61

установлении фактических данных, отражающих именно тот результат, который сформулирован в ст. 91 УПК РФ и в этой связи приобретающий доказательственное значение.

Закон не указывает на «фактические данные, свидетельствующие о совершении лицом преступления» ввиду их бесконечного многообразия, а определяет лишь источники, из которых такие данные могут быть получены. Указание на данные, которые могут свидетельствовать о совершении лицом преступления, содержится только в ч. 2 ст. 91 УПК РФ. По смыслу ст. 91 УПК РФ для задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, необходимо хотя бы одно из указанных в законе оснований.

Анализ ст. 91 УПК РФ позволяет утверждать, что прямого требования располагать доказательствами в качестве фактических оснований для задержания данная норма закона не содержит. В ней подразумевается иная процедура получения и закрепления фактических данных, чем та, которая предусмотрена для получения соответствующих видов доказательств (ст.ст. 74, 86-88 УПК РФ). Как видно, ни одно из перечисленных обстоятельств не отнесено законом к источникам доказательств (ч. 2 ст. 74 УПК РФ), и это не случайно. Данные, которые могут быть получены из обстоятельств и источников, указанных в ст. 91 УПК РФ, дают лишь основание подозревать лицо в совершении преступления, а также возможность сделать вероятный вывод об этом на момент принятия решения о задержании. Степень обоснованности и достоверность таких данных должна быть оценена и проверена, а причастность лица к совершению преступления должна подлежать установлению.

Следовательно, в ч. 1 ст. 91 УПК РФ сформулированы как обстоятельства, при возникновении которых задержание может быть осуществлено (п.1, ч. 1 ст. 91 УПК РФ), так и указаны источники фактических данных, из которых могут быть получены данные, дающие основание для подозрения о причастности лица к совершению преступления (п.п.2 и 3 ч. 1 ст. 91 УПК РФ). Представляется, что возникновению самостоятельных оснований для задержания, предусмотренных п.п.1-3 ч. 1 ст. 91 УПК РФ, должны предшествовать определенные данные, формулирующие основания подозрения. Совокупность последних дает возможность для принятия решения о задержании. «Самостоятельность» и «безусловность» оснований для задержания предопределяет также и наличие соответствующих правовых предпосылок, предусмотренных законом.

Как правильно указывал Г .Н.Александров, задержание «при совершении преступления или непосредственно после его совершения означает либо задержание в

62 момент осуществления преступных действий, либо сразу же после их окончания, но

на месте преступления»."3 Самостоятельное основание, предусмотренное п. 1 ст. 91 УПК РФ структурно состоит из одного элемента. Им является факт совершения преступления конкретным лицом.

Термин «застигнут» подчеркивает внезапность появления этого основания, пресекающий неотложный характер действий по задержанию. Возможность его осуществления по данному основанию предполагает наличие следующих фактов: а) лицо застигнуто при совершении преступления; б) лицо застигнуто непосредственно после его совершения. Данное положение закона можно толковать и иначе: застигнуть при совершении преступления - это значит застигнуть и при приготовлении либо покушении на него. Эти действия образуют неоконченный состав преступления (ст.ст.29-30 УК РФ).

Пресечение преступления на стадии покушения с большей очевидностью, чем на стадии приготовления, позволяет выявить истинную направленность действий лица. Субъекты, которые застигли гражданина при этом, должны непосредственно наблюдать действия или часть действий, совершенные им, и осознавать их преступный характер. Если они наблюдали только преступный результат и по каким-либо причинам связывали его наступление с действиями застигнутого на месте преступления, то в этом случае следует говорить о возможности задержания непосредственно после совершения преступления.

Гражданин должен признаваться застигнутым непосредственно после совершения преступления, если он обнаружен на месте преступления после окончания преступных действий или при попытке покинуть его. Представляется важным, что к моменту обнаружения противоправные действия заподозренного лица были уже завершены. Если же преследуемому удалось скрыться, то задержание может быть в дальнейшем осуществлено по другим основаниям, предусмотренным статьям 91 УПК РФ. Все зависит от появления правовых оснований в каждом конкретном случае.

Непосредственно после совершения преступления лицо должно считаться застигнутым и тогда, когда оно в ходе осуществления преступного деяния хотя и отказалось от достижения общественно-опасного результата, но те действия, которые уже совершены, образуют состав преступления. Говоря о возможности задержания лица, застигнутого непосредственно после совершения преступления, закон имеет в

113 См.: Научно-практический комментарий УПК РСФСР под ред. Л.Н.Смирнова.М. 1970. -С. 176.

63 виду  такие  случаи,   когда лицо  уже  не  совершает  преступных действий,   но

нахождение его на месте преступления, его внешний вид, обстановка и другие обстоятельства в своей совокупности являются основанием для подозрения. Факт задержания должен устанавливаться сообщениями, оформленными рапортами (ст. 143 УПК РФ), донесениями или показаниями, зафиксированными в протоколах допросов в качестве свидетелей.

Как показало проведенное нами исследование, на практике встречаются следующие ошибки при данном основании задержания. Так, действия лица, застигнутого при совершении административного правонарушения, аморальных поступков либо малозначительного деяния, подпадающие под признаки ч.2 ст. 14 УК РФ, рассматриваются как преступные. Иногда задерживаются лица, оказавшиеся неподалеку от места преступления, при отсутствии каких-либо других сведений об их причастности к преступлению. Но одного обстоятельства, что подозреваемый был застигнут вблизи от места преступления, недостаточно для признания решения о процессуальном задержании законным и обоснованным, а, следовательно, основанием для его водворения в ИВС.

Отмечалось, что основанием для процессуального задержания лица, застигнутого при совершении преступления либо непосредственно после его совершения, должны служить лишь фактические данные об этом, а не факт его поимки, как это предусмотрено действующим законодательством. Такие данные могут быть получены как от представителей власти, общественности, захвативших заподозренного на месте совершения преступления с поличным, или непосредственно после его совершения и доставивших последнего в орган дознания или к следователю, но и рассматриваться как самостоятельное основание для задержания. В этой ситуации, по нашему мнению, лицо может быть задержано по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ. Эти данные можно рассматривать и как повод к возбуждению уголовного дела, как и сообщение о совершенном преступлении, полученное из иных источников (п. 3., ч. 1 ст. 140 УПК РФ).

Не все основания задержания в рамках действующего закона имеют двучленную структуру. Она характерна лишь для указанных в п.п.2 и 3 ч. 1 ст. 91 УПК РФ. В нее входят: а) фактические данные, формирующие подозрение о причастности лица к совершению преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы; б) источники фактических данных, предусмотренных законом.

114

Александровский А.Г. Указ.работа. СПб.

64 Совокупность указанных элементов образует самостоятельное основание по каждому

из указанных пунктов ст. 91 УПК РФ.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ, лицо может быть задержано, когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как совершившее преступление. При анализе данного основания прежде всего необходимо уточнить, кого следует понимать под «очевидцами» преступления. Очевидец - это тот, кто «видел оком», человек, который сам, своими глазами наблюдал какое-нибудь событие.115 Под очевидцами закон имеет в виду лиц, которые, находясь в момент совершения преступления на месте происшествия или недалеко от него, лично могли наблюдать совершение преступных действий конкретным лицом и подтвердить причастность его к содеянному.

На наш взгляд, неточным является утверждение авторов, полагающих, что «...под прямыми указаниями очевидцев, дающими основания для задержания, имеются в виду показания одного или нескольких лиц, указавших на личность преступника или описавших его приметы».116 Описание примет очевидцами не может заменить его указания на конкретное лицо, как на совершившее преступление. Думается, что «описание примет» можно отнести к основаниям для розыска заподозренного лица, но не к основанию процессуального задержания.                                         с.

Правовое положение очевидца, в отличие от потерпевшего, законом не определено. Это дает возможность его неоднозначного толкования. Некоторые процессуалисты относят к указаниям очевидцев только показания свидетелей, непосредственно воспринимавших событие преступления.117, другие- как показания свидетелей, так и соучастников преступления (подозреваемого, обвиняемого) о причастности к преступлению других лиц.118 Аналогичным образом оценивается и явка с повинной лица, сообщающего о том, что им лично совершено преступление.

При анализе указанных точек зрения необходимо, по нашему мнению, исходить из того, что понятия «очевидец» и «свидетель» преступления не однозначны. Во-первых, в законе говорится об очевидцах, а не о свидетелях преступления и, во-вторых, не о показаниях очевидцев, а об их указаниях, что явно не одно и то же. Совершенно очевидно, что говоря и об указаниях потерпевших, законодатель имеет в

115 См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка.- С.476;

116 Комментарий к Уголово-процессуальному кодексу РСФСР.М, 1981.-С.165;

117    См.:   Дубинский   А.Я.   Производство   предварительного   расследования   органами внутренних дел.К.: КВШ МВД СССР, 1987.-С.56;

111 См.: Сергеев А.И.Задержание лиц,  подозреваемых в совершении преступления,  по советскому уголовно-процессуальному законодательству.Горький. Высшая школа    МВД

65 виду   не   показания   потерпевшего,   как   самостоятельный   вид   доказательства,

предусмотренный п. 2 ч. 2 ст.    74 УПК РФ, а указание лица, пострадавшего от преступления.

В ходе расследования уголовного дела, очевидцы могут быть установлены и не на месте его совершения, а впоследствии, в процессе расследования. В этом случае их указания на лицо, совершившее преступление, должны быть получены и закреплены в протоколе допроса свидетеля. В нем необходимо отразить сведения об обстоятельствах совершения преступления конкретным лицом. Такие сведения будут иметь доказательственное значение. Требование закона об указании со стороны очевидцев и потерпевших на данное лицо как совершившее преступление может быть достигнуто не только посредством допросов, поскольку на этом моменте расследования сами допросы нуждаются в соответствующей проверке, но и следственными действиями. Поэтому наряду с допросами, основания, сформулированные в п. 2 ст. 91 УПК РФ, могут быть обнаружены и с помощью опознания.

Некоторыми процессуалистами отмечалось, что сообщенные очевидцами и потерпевшими сведения могут получаться из их устных или письменных заявлений.119 Мы считаем, что обстоятельства задержания устанавливаются только с помощью процессуальных средств доказывания. Одного предположения потерпевшего о возможности совершения каким-либо лицом преступления недостаточно для задержания. Следует иметь в виду, что прежде чем принять решение о задержании подозреваемого, необходимо тщательно выяснить у потерпевшего и очевидцев, в чем выражались действия этого лица, и подвергнуть их сообщение критической оценке.

Действующее законодательство не требует именно «прямого указания» на лицо как совершившее преступление.120 В то же время под указаниями потерпевших,

СССР, 1971.-С. 13 и др.;

119   См.: Гаврилов А.К., Глазырин Ф.В. Следственные действия, Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1984.-С.95;

120  В п. 2 части   1 ст. 91 УПК РФ, по сравнению с аналогичным   пунктом   ст. 122 УПК РСФСР, отсутствует данное указание. Проведенные нами исследования показали, что 82% опрошенных считают, что нет большой разницы в том, указано ли п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ слово «прямо»;   11% опрошенных понимали, что теперь под очевидцами можно понимать лиц, которые непосредственно не наблюдали за событием совершения преступления, т.к. стояли, например, за забором, но слышали или знают, что оно было совершенно, т.е. те, кто должен являться лишь свидетелем происшедшего, но не очевидцем; 7% опрошенных считали, что данный пункт можно отнести к иным данным, дающим основание для задержания. При этом теряется понятие очевидности и можно предполагать, что указанные

66

очевидцев должны пониматься уверенные, конкретные заявления, сообщения одного или более лиц. Сообщенные ими сведения должны указывать на то, что именно данное лицо совершило преступление, либо его видели при совершении преступления.

Закон говорит об «потерпевших» и «очевидцах» во множественном числе.121 Однако это положение не следует понимать буквально. Практике известны случаи, когда указания одного потерпевшего (очевидца) являются достаточными для задержания по рассматриваемому основанию, например, по подозрению в изнасиловании, а также в других случаях. Следует согласиться с мнением Ю.Б. Чупилкина о том, что данными, достаточными для задержания по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ, являются и те, когда на заподозренного укажет один очевидец или потерпевший от преступления.122

Мнение о том, что пребывание должностного лица в положении очевидца преступления исключает для него возможность выполнять уголовно-процессуальные функции, высказано рядом авторов.123 На наш взгляд, следователь (дознаватель), прокурор, случайно оказавшись очевидцем преступления, не выступают в роли должностных лиц, наделенных полномочиями принимать и реализовывать процессуальные решения. Однако, как сотрудники правоохранительного органа, они обязаны принять все необходимые меры для пресечения преступления и физического задержания заподозренного лица. Тот факт, что этим будет заниматься профессионал, послужит своевременному закреплению следов преступления и успешному расследованию. Задержание может быть произведено по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ.

В то же время следует отметить, что нередко при задержании лиц, подозреваемых в совершении преступления, по данному основанию допускаются ошибки. Наиболее распространенной из них является то, что в качестве очевидцев совершения преступных действий в протоколе указываются сотрудники органа дознания, которые были уполномочены в связи с исполнением служебных обязанностей, производить задержание лица, подозреваемого в совершении преступления.   Когда   очевидцами   совершения   преступления   являются   такие

субъекты    уголовного    судопроизводства    могут    быть    свидетелями    совершенного преступления опосредственно, или предполагать, что его совершило именно данное лицо. 121В ст. 100 УПК РСФСР 1923 г. говорилось о потерпевшем в единственном числе; 122 Чупилкин Ю.Б. Указ.работа. -С. 12.

67 работники правоохранительных органов, основанием к задержанию следует считать

не указания их как очевидцев, а тот факт, «что лицо застигнуто при совершении преступления непосредственно после его совершения» (п.1 ст.91 УПК РФ). В то же время нельзя считать очевидцем того, кто непосредственно не наблюдал, не воспринимал факты и события преступного деяния, хотя и находился на месте преступления. К таким лицам следует отнести и работников правоохранительных органов, граждан, которые непосредственно не наблюдали процесс совершения преступного деяния или отдельных его эпизодов, но осуществляли действия, например, по доставлению заподозренного лица в орган предварительного расследования. Они являются активными участниками таких действий, но не являются очевидцами в смысле п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ.

Когда очевидцы наблюдали событие преступления и указывали на него сотрудникам правоохранительных органов, осуществляющим задержание, то оно должно осуществляться по совокупности оснований, указанных в п.п.1 и 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ.

Результат, сформулированный в п.З ч. 1 ст. 91 УПК РФ, достигается посредством получения не прямых, а только косвенных доказательств, путем осуществления таких следственных действий, как обыск (в том числе и личный), выемка и освидетельствование, так и произведенные вне рамок следственных действий, когда обнаруживаются различные следы преступления.|24 Для того, чтобы иметь основания для производства перечисленных следственных действий, объективно необходимо иметь фактические данные, указывающие на некоторую вероятность причастности конкретного лица к совершенному преступлению. Важно учитывать, что в законе говорится о «явных», а не о любых следах, которые удается обнаружить. Законодатель не указывает, что следует понимать под явными следами преступления. Определение, насколько данные следы являются явными, относится к субъективной оценке лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда. При этом необходимо учитывать, что под явностью следов преступления следует понимать как

123  См.: Григорьев В.Н. Непосредственное обнаружение признаков преступления органом дознания, следователем, прокурором, судом. Дисс...канд.юр.наук.Л.,1982.-С82; Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя. -С.114-115 и др.;

124 Термин «подозреваемый» употреблялся законодателем как синоним лица, подозреваемого в совершении преступления, а не в смысле подозреваемого как участника уголовного процесса, поскольку таковым он становится и ныне лишь после применения задержания. Представляется, что  законодатель ввел в п.1 ст. 91 УПК РФ термин «подозреваемый» для того, чтобы подчеркнуть, что данное основание обусловлено уже имеющимися данными о подозрении конкретного лица и служит только средством проверки подозрения.

68 их наглядность для всех (органа дознания, следователя,  прокурора), так и их

взаимосвязь между конкретным лицом и событием преступления. Явными следами преступления следует считать и те, которые обнаружены с помощью технических средств.

Относимость обнаруженных следов к событию совершенного преступления должно выясняться на основе оценки совокупности всех данных, содержащихся в материалах дела. Основания для задержания в соответствии с п.З чЛ ст. 91 УПК РФ появляются нередко уже в процессе расследования уголовного дела, когда имеются определенные доказательства, полученные из других источников. Как показало проведенное нами исследование, ошибки, влекущие необоснованное задержание в данном случае, в большинстве своем связаны с тем, что относимость обнаруженных следов преступления оценивается вне связи с другими обстоятельствами уголовного дела. В практике применения процессуального задержания важно четко представлять также разницу между явными следами и вещественными доказательствами.

Обнаружение «явных следов» как основания к процессуальному задержанию тесно связано с проведением оперативно-розыскной деятельности. Имеющиеся оперативные данные о наличии, например, в жилище такого лица изобличающих его материалов, могут быть использованы для проведения обыска, а затем и получения основания для применения к лицу процессуального задержания по данному основанию.

Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступления, может осуществляться и по совокупности оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 91 УПК РФ. С учетом высказанных соображений можно заключить, что основанием для задержания должны являться фактические данные, формулирующие основание для подозрения о причастности заподозренного лица к совершению преступления, наказуемого по закону лишением свободы, которые могут быть получены из обстоятельств и источников, указанных в ч. 1 ст. 91 УПК РФ. Их объединяют один общий признак - очевидная обоснованность подозревать конкретное лицо в совершении преступления. Мы полагаем, что основания задержания подозреваемого, указанные в ст. 91 УПК РФ, представляют собой ситуации фактического задержания лица, которые следует относить к уголовно-процессуальной деятельности органов дознания и следствия в стадии предварительного расследования.

69 В процессуальной литературе для случаев фактического задержания предложено

название «заподозренный».125 В случае вынесения постановления о привлечении качестве подозреваемого, а затем решения вопроса о применении к нему меры пресечения, термин «подозреваемый» будет соответствовать своему назначению.

В свою очередь, саму ст. 91 УПК РФ, на наш взгляд, следует назвать «Основания задержания заподозренного лица», так как в ней указаны основания появления подозрения к задержанному лицу, но еще не подозреваемому в процессуальном смысле.

Часть 1 ст. 91 УПК РФ мы предлагаем изложить в следующей редакции: «Орган дознания, дознаватель, следователь или прокурор вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии следующих оснований:

-   очевидные факты, действия лица,  когда оно застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

-  явные следы преступления, оставленные лицом на месте преступления или имеющиеся на нем самом, или в месте его нахождения:

-указания и показания потерпевших и очевидцев о совершении им преступления;

-фактические данные, полученные как из процессуальных источников, так и в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению и раскрытию преступлений, если они оцениваются в качестве сведений о причастности лица к совершению преступления и имеются данные, что заподозренное лицо пыталось скрыться, либо его личность не установлена.

Статью 91 УПК РФ дополнить ч. 2, предусматривающей, что при фактическом задержании заподозренного лица следует устно разъяснять ему, в совершении какого преступления он подозревается согласно конкретной статьи Уголовного Кодекса РФ (Например, «Вы подозреваетесь в совершении контрабанды - преступления, предусмотренного статьей 188 УК РФ. Вы имеете право отказаться от дачи объяснений и показаний. Все, что Вы скажете, может быть использовано как доказательства против Вас на следствии и в суде. Вы имеете право на присутствие защитника. При отсутствии у Вас средств для его оплаты, его участие обеспечивается Вам за счет государства.»). Необходимо также разъяснять его основные права и обязанности с вручением карточки, где они перечислены. Частью 3, предусматривающей право производить фактическое задержание лиц, заподозренных

125 См.: Чувилев А.А.Указ.раб. -С.274; Рыжаков А.П., Сергеев А.И.Субъекты уголовного процесса.-Тула: Б.н.и., 1996.-С.125 и др.

70 в   совершении   преступлений,   как   на  основании   исполнения   постановления   о

производстве задержания (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ), так и при наличии оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 91 УПК РФ;

Такой подход позволяет более четко определить источники получения фактических данных и основания для принятия задержания.

2. «Иные данные» как основания для задержания лица и их особенности.

К «иным данным», дающим основания подозревать лицо в совершении преступления, относятся другие источники данных, не подпадающие под признаки, указанные в п.п. 1-3 ч. I ст. 91 УПК РФ. Основания задержания, указанные в ч. 2 ст. 91 УПК РФ, отличаются от перечисленных в ч. 1 этой же статьи степенью очевидности причастности лица к преступлению, а не своей формой. По процессуальной форме «иные данные» идентичны со сведениями о других основаниях задержания. Поскольку «иные данные» менее определены, закон связывает допустимость задержания по ним с наличием определенных условий, которые делают необходимым производство задержания, т.к. придают ему неотложный характер и усиливают степень вероятности данных о причастности лица к преступлению, и, таким образом, образуют самостоятельное основание для задержания.126

В данную часть вошла такая формулировка: «...прокурором, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу». Как показало проведенное нами исследование, у практических работников возникают вопросы, что понимать под указанной формулировкой - наличие пятого основания для задержания или дополнительное условие к «иным данным», при котором можно задерживать подозреваемого. Законодателем предполагается использование указанного основания задержания подозреваемого в случаях, когда лицо скрывается от органов предварительного следствия и дознания и, соответственно, не может быть доставлено на судебное заседание для решения в соответствии с ч. 4 ст. 108 УПК РФ вопроса о заключении под стражу. Это означает, что в розыскном деле на разыскиваемое лицо будет постановление прокурора,

126 Такого мнения придерживается большинство авторов.См: Безлепкин Б.Т.Уголовный процесс России. Общая часть и досудебное производство (курс лекций).М.Межд.Универст. Бизнеса       и       Управления, 1998.-С.251;Уголовный       процесс.Учебник       /Под       ред.

71 следователя либо дознавателя о возбуждении перед судом ходатайства об избрании

меры пресечения в виде заключения под стражу.127 На наш взгляд, сам факт направления в суд такого ходатайства не может быть самостоятельным основанием

12Я

для задержания и служит в рамках действующего законодательства лишь дополнительным условием при наличии «иных данных», дающих основание задерживать заподозренное лицо. В случае задержания заподозренного лица его необходимо доставить в суд для решения вопроса о применении меры пресечения -заключение под стражу.

В юридической литературе длительное время существовало разделявшееся многими процессуалистами мнение, в соответствии с которым фактическими основаниями задержания подозреваемого признаются только доказательства.129 Д.И.Бедняков в рассматриваемом вопросе занял своеобразную позицию. По его мнению, «иные данные» также должны иметь процессуальный характер, т.е. быть доказательствами, но меньшей степени категоричности (косвенные доказательства), по сравнению с данными, указанными в п.п.1-3 ч.1 ст. 122 УПК РСФСР (п.п.1-3 ч.1 ст. 91 УПК РФ).130 Отдельные авторы отмечали, что под «иными данными» понимаются объективно существующие и имеющие отношение к совершенному преступлению сведения фактического характера, которые дают основание подозревать определенное лицо в совершении преступления.131

Сведения, предполагающие понимать под «иными данными» конкретные основания, могут быть получены из предусмотренных законом источников, содержаться   в   допросах   потерпевших,   свидетелей-   неочевидцев   о   сходстве

К.Ф.Гуценко.М.Зерцало,1998.-СЛ62 и др;

127  Проведенное нами анкетирование следователей показало, что 64% из них понимали как условие к «иным данным», при которых лицо может быть задержано; 12 % считали, что в ч. 2 ст. 91 УПК РФ перечислены обстоятельства, которые и являются «иными данными». Лишь только    24%    опрошенных понимали под ним, как пятое основание для задержания подозреваемого, в том числе потому, что слово "либо" можно понимать как "и" к понятию "иные данные";

128  Именно так оно понимается авторами Комментария к УПК РФ под ред.   Д.Н.Козак, Е.Б.Мизулиной.Указ.работа. -С.226;

129   См.: Гуляев А.П., Комаров Б.В., Малиновкин СВ., "Комментарий к "Положению о порядке кратковременного задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления. М. 1988. -С. 9; Гуткин И.М. Указ.работа.- С.36 и др.;

130См.Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений.М.,1991.-С. 103;

|3'КочетковВ.Г.Указ.работа.-С.П6; Козловский Н.А.Указ.работа.- С. 107 и др. Под «иными данными», дающими основание подозревать лицо в совершении преступления, авторы Комментария к УПК РФ под ред. Д.Н.Козак, Е.Б.Мизулиной отмечали, что нужно учитывать

72 подозреваемого   по   приметам   с   разыскиваемым   преступником132,   показаниях

подозреваемых и обвиняемых о соучастниках преступления, материалах ревизий, а также в достоверных материалах, полученных оперативным путем.134 А.А. Напреенко отмечал, что дополнительные условия задержания также должны быть подтверждены фактическим данными.135 Предлагалось относить явку с повинной к «иным данным».136 Однако, на наш взгляд, ее можно рассматривать в качестве такого основания только при подтверждении другими доказательствами, дающими возможность подозревать лицо в совершении преступления и рассматривать как основание к возбуждению уголовного дела..

По нашему мнению, в рамках действующего уголовно-процессуального законодательства «иными данными», т.к. законодательно они не перечислены, могут являться: данные осмотра места происшествия, указывающие на совершение преступления определенным лицом; показания свидетелей, потерпевшего, которые непосредственно сами не наблюдали события преступления, а также подозреваемого и обвиняемого о соучастниках преступления; обнаруженные на месте происшествия предметы с признаками, свидетельствующими о принадлежности их определенному лицу; наличие у лица примет, сходных с теми, на которые указал свидетель или потерпевший; результаты ОРД; заключение эксперта; вещественные доказательства, протоколы следственных действий и другие документы.

Под «иными данными» могут также пониматься также: попытка уничтожить или скрыть следы преступления; совпадение примет заподозренного с приметами, названными свидетелем или потерпевшим; сведения, не содержащиеся в материалах уголовного   дела,   почерпнутые   из   заявлений      и   писем   граждан,   сообщений

фактические данные и сведения, полученные как из процессуальных источников, так и в ходе проведения ОРМ по выявлению и раскрытия преступлений. Указ.работа. -С.226;

132 Уголовный процесс: Учебник/Под общ.редЛупинской П.А.М.: Юристъ.1995.- С.242-243;

133 Комментарий к УПК РСФСР/Отв.ред.В.И.Радченко/Под ред. В.И.Томина.2-е изд.перераб. и доп.М.: Юрайт,1999. -С.226. На наш взгляд, показания подозреваемых и обвиняемых о соучастниках   преступления   желательно   использовать   только   при   наличии   других доказательств. Также должен решаться вопрос и в отношении материалов ревизий и инвентаризаций,   которые   могут   использоваться   в   качестве   иных  данных   только   в совокупности с другими основаниями;

134        Комментарий       к        Федеральному        закону        «Об        оперативно-розыскной деятельности»/Отв.ред.А.Ю.Шумилова.М.: Вердикт-1М., 1997. -С. 115;

135 Напреенко А.А. Указ.работа. -САО;

136 Галкин И.С., Кочетков В.Г. Процессуальное положение подозреваемого. М., 1968. -С.21-22; Дубинский А.Я. Производство предварительного расследования органами внутренних дел: Учебное пособие.-Киев: Киевская ВШ МВД СССР, 1987.-С.55-56 и др.

73 общественных организаций, учреждений, предприятий, организаций и должностных

лиц, из материалов печати и ревизии и т.д.

Вопрос же о возможности задержания подозреваемого на основе не только процессуальных источников, но и любых непроцессуальных, в том числе и оперативно-розыскных данных- один из наиболее острых дискуссионных вопросов, который задается на протяжении чуть ли не всей истории российского уголовного процесса, включая и его советский период.137

Целью многих оперативно-розыскных мероприятий (ст. 6 Закона «Об ОРД») является не только установление лиц, причастных к преступлениям, но и, в конечном счете их фактическое задержание с поличным. При этом можно выделить два вида фактического задержания: захват заподозренных лиц до возбуждения уголовного дела, а также в необходимых случаях после возбуждения уголовного дела в рамках оперативного дела (ДОУ или СП); в экстренном порядке, в случае внезапно возникшей криминальной ситуации, например, сотрудниками милиции, выполняющими функции по охране общественного порядка.

В оперативной практике в последнее время все большее распространение получает первый вид задержания, как правило, в рамках, реализация которых в основном завершается «захватом» с поличным на месте совершения преступления. При этом «захват» оформляется, как правило, рапортами оперативных сотрудников, а оформление протокола задержания, как свидетельствует проведенный анализ более 120 уголовных дел, по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 91 УПК РФ и уже после доставления фактически задержанного лица в орган дознания, к следователю, прокурору. Однако, в УПК РФ и Законе «Об ОРД» (ст.ст. 2, 6) ничего не говорится о том, кто и как фактически задерживать подозреваемого на месте преступления и в каком порядке доставлять в органы расследования.

Следует отметить, что негласные, не подлежащие легализации ОРД не могут являться основаниями для процессуального задержания. Такие данные не могут служить основанием для ограничения свободы лица, наделения его процессуальными правами и обязанностями.

Использование результатов ОРД в интересах уголовного судопроизводства предполагает  представление  их  в  орган  дознания,   следователю   или   в   суд   в

137 См. Галкин И.С., Кочетков В.Г.Указ.работа.  -С.22; Бекешко СП., Матвиенко Е.А. Указ.работа. -С.89-90; Франк Л.В.Указ.работа. -С. 137 и др.

74 соответствии с нормативными документами.138 Представление результатов ОРД

производится на основании постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами.139 В то же время проблема на сегодня остается в том, что Закон «Об ОРД» и УПК РФ не предусматривает корреспондирующих норм, которые бы описывали правовой порядок вхождения результатов ОРД в уголовный процесс. По нашему мнению, следует поддержать ученых Д.И Беднякова, Р.С.Белкина, Е.И Доля., А.П Рыжакова. в том, что назрела настоятельная необходимость усовершенствования процедуры вхождения в уголовный процесс информации, полученной с помощью проведения оперативно-розыскных мероприятий (далее по тексту-ОРМ).

Возможно несколько случаев представления оперативно-служебных материалов участникам уголовного процесса. Среди них такие, когда материалы являются исходными для возникновения и развития уголовно-процессуальных правоотношений. В подобных случаях представленные органу дознания, следователю или прокурору сведения оперативно-розыскного характера могут являться основанием для задержания подозреваемого, т.к. на момент возбуждения уголовного дела следователь не может располагать процессуальными данными, которые могли бы стать основаниями для производства следственных действий.

Следователь, дознаватель, прокурор, проверяя законность и обоснованность задержания, произведенного на основании представленных начальником оперативно-

ч

розыскного органа органу дознания или следователю материалов, имеет возможность дать им оценку, убедиться в том, что они действительно содержат сведения, позволяющие подозревать задержанного в совершении преступления. То обстоятельство, что задержание производится на основе результатов ОРД140, еще не

13* Часть 3 ст. 11, 12 Закона «Об ОРД»; Совместный приказ ФСНП, ФСБ, МВД, ФСО, ФПС, ГТК, СВР России, утвердивший "Инструкцию о порядке представления результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд". (Приказ ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56 "Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд", зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 3.09.1998 г. № 1603). См также. Зажицкий В.И. Представление результатов оперативно-розыскной деятельности органам предварительного расследования или в суд. / Вестник контрразведки № 63., 1997.- С.81-82.

См. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. М.,1996.- С.82-83. Азаров В.А. Указ. Работа. -С.47-48;

140 В статье 36.1 УПК РФ указывается, что результаты ОРД -сведения, полученные в соответствии с ФЗ «Об ОРД», о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, лицах подготавливающих, совершающих или совершивших преступления и скрывшихся от органов дознания, следствия или суда.

75 прошедших  процедуру  трансформации   в  судебные  доказательства,   не  должно

служить для признания задержания незаконным. Решение о задержании орган дознания и следователь вынуждены принимать сразу же после ознакомления с материалами оперативно-розыскной деятельности. Задержание носит неотложный характер. В этом отношении нет особой разницы в данных, о которых идет речь в п.п. 1-3 ч.1 ст. 91 УПК РФ и ч. 2 той же статьи.

Закон должен учитывать потребность практики и возможность возникновения ситуаций, при которых и возбуждение уголовного дела, и задержание подозреваемого становится безотлагательным. Следует учитывать, что в обосновании решения о задержании подозреваемого могут быть положены лишь такие сведения, полученные оперативным путем, которые содержатся в источниках, приобщенных к уголовному делу, и допускающих их проверку в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.

До принятия Закона «Об ОРД» ряд авторов отстаивал противоположное суждение.141 Мнение, что закон не предусматривает возможность задержания по оперативно-розыскным данным, аргументировалось, главным образом, тем, что эта мера процессуального принуждения представляет собой, по существу, лишение свободы и ее основаниями могут быть только доказательства, закрепленные и исследованные в рамках уголовного процесса. Данные же, полученные оперативно-розыскным путем, нельзя проверить и оценить с точки зрения достоверности.142

Когда в Законе «Об ОРД» (ст. 11) появилось указание на возможность использования результатов ОРД в подготовке и проведении следственных действий, некоторые ученые-процессуалисты пришли к убеждению, что проблема исчерпана. Так, С.Б.Булатов утверждает, что Закон «Об ОРД» снял вопрос об использовании оперативно-розыскных данных в качестве оснований для принятия решения о задержании по ч.2 ст. 122 УПК РСФСР (ч.2 ст. 91 УПК РФ).143 В то же время по мнению других авторов, оперативно- розыскной закон не вышел за пределы указания на использование оперативных материалов как ориентирующего значения. Вопрос об

141 См.: Миньковский Г.М. Правовые и тактические вопросы использования оперативно-розыскных данных следователем. / Проблемы повышения эффективности предварительного следствия. Вильнюс, 1996, -С. 110-116; Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России/Кол. Авторов: Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А.; НИИ проблем укрепления законности и правопорядка ГП РФ. -Кемерево. Кемеров.ун-Т.-1997.-С.110;

|42См.:В.С.Чистяков «Законность и обоснованность применения мер уголовно-процессуального принуждения» - М., ВЮЗИ, 1979. -С. 41; Гуткин И.М. Указ.работа. -С. 36.

76 основаниях следственных действий может быть решен с учетом особенностей их

144

регламентации уголовно-процессуальным законом.                                                      \

К сожалению, по рассматриваемому вопросу не было каких-либо официальных указаний и разъяснений Генеральной прокуратуры РФ, Верховного Суда РФ. В то же время законодатель обращался к вопросу правильного понимания и применения законодательства об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности.145 В связи с тем, что в соответствии с законом в протоколе задержания необходимо указывать основания задержания, нередко высказывается мнение - если задержание произведено на основе оперативных материалов, протокол задержания не будет иметь доказательственного значения. Однако при этом упускается возможность процессуальной оценки данных материалов.

Таким образом, формулировка «иные данные, дающие основание подозревать» не конкретизирует источника осведомленности, поэтому основаниями для задержания могут служить, как мы и указывали выше, и оперативные данные. Прямого требования располагать только доказательствами в качестве фактических оснований задержания ст. 91 УПК РФ не содержит. У следователя (дознавателя) в таких ситуациях появляется возможность проверить и оценить результаты ОРД в соответствии с требованиями УПК РФ, определить их в протоколе задержания в качестве оснований задержания. Именно эта точка зрения представляется наиболее соответствующей положениям закона и потребностям практики. В то же время, если такие данные носят ориентирующий характер и не подлежат доведению до сведения участников процесса, следователь не вправе сослаться на них в протоколе задержания, а в последующем, по нашему предложению, и в установочной части постановления о привлечении в качестве подозреваемого. Эти результаты ОРД дают представление о месте нахождения заподозренного, характеристике его личности и психическом состоянии.

Анализ зарубежной литературы позволяет сделать вывод, что в США, Англии, Германии и других странах допускаются упрощенные уголовно-процессуальные

143  См. Булатов Б.Б.В кн. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР/Под ред. В.Т.Томина. М.,1996. -С. 165,225;

144  Азаров В.А. Уголовно-процессуальные и оперативно-розыскные средства достижения цели раскрытия преступлений// Государство и право, 1997.- № 10.- С.45;

145 Постановление от 24.12.1993 года№ 13 "О некоторых вопросах, связанных с применением ст.ст. 23, 25 Конституции Российской Федерации"; постановление от 31.10.1995 г. № 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ" , а также приказ Генерального прокурора РФ от 9.08.1996 г. № 48 "Об организации надзора за исполнением Федерального

77 процедуры, которые предусматривают прямое использование результатов ОРМ. Как

правило, их называют полицейским уликами, в качестве доказательств. Это обусловлено тем, что в полицейском дознании многих государств не существует четкого разграничения гласных и негласных методов получения доказательств, а сотрудники органов криминальной полиции и спецслужб выступают одновременно и как детективы и как следователи.

Как показывает проведенный нами анализ деятельности органов дознания и следствия по задержанию подозреваемых, результаты ОРД часто принимаются во внимание при оценке обстоятельств, служащих основаниями для задержания. В таких случаях, принимая решение о задержании, следователи используют в качестве его оснований как доказательства, так и результаты ОРД при условии их взаимного сочетания друг с другом. В случаях возбуждения уголовных дел одновременно с задержанием по результатам ОРД проводятся следственные действия, позволившие собрать доказательства, уличающие подозреваемых лиц.

Следовательно, следователь, орган дознания, прокурор, получившие в свое распоряжение источники такой информации, вправе рассматривать ее как «иные данные», сведения о причастности лица к расследуемому преступлению. И, если имеются какие-либо из дополнительных условий, предусмотренных ч. 2 ст. 91 УПК РФ, решение о задержании может быть правомерным.

Немаловажным остается и то обстоятельство, чтобы с одной стороны, эффективно использовать при задержании лица результаты ОРД, а с другой, - не допустить некритического, без должной проверки, принятия оперативных данных, подмены ими процессуальных доказательств. Для этого, в частности, необходимо обеспечить точное исполнение установленных законами и подзаконными актами правил представления результатов ОРД органам дознания, следователям и судам, отработать порядок использования представленных данных в качестве ориентирующей информации, а также, при наличии оснований, порядок введения оперативных данных в уголовный процесс. Иб

Как показывает проведенное нами исследование, в большинстве случаев для использования в качестве оснований для задержания используются кино-, видео-, аудиоматериалы, фиксирующие результаты проведения оперативно-розыскных мероприятий. Прослушивание телефонных переговоров (ПТП), снятие информации с

закона ""Об оперативно-розыскной деятельности"" (в настоящее время готовится новый приказ с учетом изменений, внесенных в ст. 21 Закона «Об ОРД»).

78 технических  каналов  связи,  применение  иных технических  средств  позволяют

зафиксировать   такую   информацию,   которая   может   достоверно   указывать   на

147

причастность конкретного лица к совершению преступления.

При подготовке к производству задержания могут использоваться данные, полученные в ходе ОРМ по обследованию помещений, транспортных средств, контролю почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушиванию телефонных переговоров, оперативному эксперименту. Их содержанием будут являться фактические данные, сформированные субъектами в ходе непосредственного восприятия ими указанных обстоятельств и фактов при условии, что они сохранились на момент производства соответствующего процессуального действия. В деятельности оперативно-розыскных подразделений перед задержанием подозреваемых проводятся и такие ОРМ, как наблюдение и оперативное внедрение, результаты которых позволяют в ряде случаев получить полезную для следствия ориентирующую информацию. Это могут быть сведения о местах возможного нахождения скрывавшегося от следствия заподозренного лица, его неизвестных соучастниках, нахождения транспортных средств, оружия, которое использовалось' при совершении преступления, одежды и других предметов. Результаты такого ОРМ, как проверочная закупка, могут также быть использованы как основания для задержания подозреваемого, его последующих допросов.

Такие результаты ОРМ оформляются протоколами, актами о применении технических средств, актами обследования помещений, зданий, сооружений, участком местности и транспортных средств, рапортами о задержании подозреваемых лиц.

В случае, если решение о задержании принимается заранее уже в рамках возбужденного уголовного дела, результаты ОРД, например, аудиокассета с аудиозаписью телефонных разговоров, после того, как осмотрена дознавателем, следователем и приобщена к делу в качестве вещественного доказательства (п. 4 ч. 2 ст. 74 УПК РФ), может служить одним из оснований для принятия решения о задержании подозреваемого.

146  Ю.В. Кореневский, М.Е. Токарева "Использование результатов Оперативно-розыскной деятельности" в доказывании по уголовным делам". М.: Юрлитинформ, 2000.- С.7-8;

147  См. Горожанкин Б., Рябов В. Материалы ОТМ в качестве доказательств / Вестник контрразведки. 1993. № 10. -С. 21-23; Афанасьев В., Иванов М. ...о практике использования материалов оперативно-технических мероприятий ...в качестве доказательств по уголовному делу/ Вестник контрразведки. 1994. № 23. -С. 27-29.

79 Хотелось бы отметить следующее. Часть 2 ст. 91 УПК РФ, как основание

задержания, в известной мере «конкурирует» с ч. 1 этой же статьи. На наш взгляд, термин «иные данные» использован законодателем явно неудачно, поскольку в ч. 1 ст. 91 УПК РФ о каких-либо данных, дающих основание для подозрения вообще, не упоминается, а говорится лишь об источниках их получения.

Анализ второго составного элемента, формирующего основание, предусмотренное ч. 2 ст. 91 УПК РФ, позволяет утверждать, что сама по себе попытка

148

скрыться, отсутствие постоянного места жительства, неустановление личности подозреваемого лица являются теми «условиями», или, на наш взгляд, обстоятельствами, наличием которых может быть лишь мотивирована необходимость задержания вообще. Выяснение этих моментов является следствием осуществления задержания по любому из оснований, предусмотренных п.п.1-3 ч. 1 ст. 91 УПК РФ, а не его причиной.

Личность, как правило, считается не установленной, если отсутствуют соответствующие документы, удостоверяющие ее, и проверить указанные сведения не представляется возможным. Следует отметить, что целевое назначение задержания -выяснение причастности лица к совершению преступления, а не выяснение личности, либо установление места жительства заподозренного.

Как показало проведенное исследование, часто на практике возникает вопрос, как быть в тех случаях, когда есть «иные данные», дающие основание подозревать гражданина в совершении преступления, наказуемого лишением свободы, а он не пытается скрыться, при этом сразу установлена его личность и место жительство.

Несогласование ч. 1 и ч. 2 ст. 91 УПК РФ привело по существу к различному толкованию понятия оснований задержания как в теории, так и на практике. Избежать такого разночтения и неоднозначного толкования норм закона удастся лишь в случае, если в диспозиции ст. 91 УПК РФ прямо указать, что составным элементом любого из оснований задержания являются прежде всего фактические данные, дающие основания подозревать лицо в совершении преступления.

Дополнительные условия в ч. 2 ст. 91 УПК РФ ( не имеет постоянного места жительства, не установлена личность) совпадают с обстоятельствами, указанными в части 1 ст. 108 УПК РФ. Проведенный автором опрос более 90 следователей показал, что понятия «пытался скрыться» (ч. 2 ст. 91 УПК РФ), «скроется» (п.1 ч. 1 ст. 97 УПК

148 См: В соответствии со ст.ст. 2, 3 Закона «О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ».Российская газета.-1993. 10 марта.

80 РФ),     «скрылся» (ч.  1  ст.   108 УПК РФ) многими практическим работниками

понимаются почти как равнозначные.149

Ф.М. Кудин высказывал опасения за то, что неопределенность термина «иные данные» открывает широкий простор при его толковании для субъектов усмотрения органа дознания, следователя и прокурора.150 Разноречивые толкования в теории и на практике по вопросу о характере и содержании «иных данных» вызвано следующими основными причинами: рассматриваемое основание находится в явной «конкуренции» с другими основаниями для задержания; число задержаний по этому основанию в практической деятельности незначительно; наибольшее число нарушений закона при осуществлении задержаний приходится именно на это основание в виду его неполноты и неясности формулировки.

Проведенный нами анализ следственной практики свидетельствует о том, что число уголовных дел, по которым бы применялось задержание по указанному основанию, мизерно.151 Это подтверждается и ранее проводимыми исследованиями.152 В современных условиях с учетом достижений юридической науки могут быть предложены и несколько иные положения, которые могут быть включены в содержание статьи о задержании подозреваемого.153

В предложенной нами редакции ст. 91 УПК РФ, описание оснований задержания носит более компактный и логичный характер, кроме того, исключается такое условие для задержания, как «отсутствие постоянного места жительства лица». При этом действия, выходящие за рамки прав личности на свободу передвижения и выбор места   жительства,   целесообразно   рассматривать   в   соотношении   с   нормами

149 В уголовном процессе ФРГ задержание производится, если существует вероятность того, что лицо скроется, сфальсифицирует доказательства или совершить другие злоупотребления. См: Боботов СВ. Буржуазная юстиция. Состояние и перспективы.М.: Наука, 1989.- С.68;

150  Ф.М. Кудин. Подозрение, как условия применения мер процессуального принуждения// Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задачи предварительного расследования.-Волгоград, 1987.-С.34-35;

1 ' 2,4% от общего рассмотренного нами уголовных дел;

152  По данным А.И. Сергеева, это число составило 0,7% от общего количества задержаний (6 случаев из анализа 832 уголовных дел, по которым применялась эта мера принуждения). См.: Сергеев А.И. Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступления, по советскому уголовно-процессуальному  закону.-  С. 15.   По  данным  3.3.  Зинатуллина-   1,4%   из   826 уголовных   дел.   См.:   Зинатуллин   3.3.   Уголовно-процессуальное   принуждение   и   его эффективность.- С. 88.. По данным В.Н. Батюка-5,8% . См.: Батюк В.Н. Задержание и заключение под стражу в стадии предварительного расследования.- С.27;

153  Александровский А.Г. предлагал исключить ч. 2 из ст. 122 УПК РСФСР. Указ.работа.-С.135.

81 административного  задержания.154  Такой   подход,   на  наш  взгляд,   более  четко

определил бы источники получения фактических данных и реальные основания для принятия мер задержания подозреваемых.

3. Мотивы, цели и условия задержания.

Общим понятием процессуальной формы охватываются такие более частные, базовые для статуса подозреваемого понятия, как порядок, основания, мотивы и условия применения задержания к лицу, подозреваемому в совершении преступления.

Отдельные авторы условие необходимое для производства задержания подразделяли на: 1) наличие подозрения о виновности этого лица; 2) наличие признаков преступления, а не любого аморального или противозаконного действия; 3) наличие признаков не любого преступления, а только такого, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы.155 Нельзя согласиться с мнением отдельных юристов о возможности задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, за которое законом предусмотрено наказание, не связанное с лишением свободы, т.к. в противном случае возникает явное несоответствие между применявшейся при расследовании мерой процессуального принуждения и назначенным судом наказанием.156

В.Н. Григорьев указывал, что случаи задержания возникают при сочетании двух условий: 1) необходимость немедленной изоляции подозреваемого из-за опасения, что оставленный на свободе, он скроется от дознания или предварительного следствия, или воспрепятствует установлению истины по уголовному делу, или будет заниматься преступной деятельностью; 2) невозможность немедленного применения меры пресечения-заключения под стражу ввиду отсутствия достаточных оснований, либо наличие объективных препятствий для ее

154  Подобный подход к определению оснований задержания, в частности, был преложен ранее в   теоретической модели уголовно-процессуального законодательства и УПК См.: Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель. Под ред. В.М.Савицкого. Инст. гос. и права АН СССР, 1990.- С. 90-94;

155  Стремовский В.А. Указ. раб. -С.91;

156   См.:  Алексеев  Н.А.  и Лукашевич  В.З.  Дальнейшее  укрепление  социалистической законности и охраны прав личности.-В сб.: Вопросы судопроизводтва и судоустройства в новом   законодательстве   Союза   ССРМ.,   1959.   -С. 189;   Павлухин   Л.В.   К   вопросу   о подозреваемом в советском уголовном процессе.-В сб.: Развитие прав граждан СССР и усиление их охраны на современном этапе коммунистического строительства, Саратов, 1962. -С.316.

82 надлежащего оформления (большая удаленность, ночное время, стихийные бедствия

и т.д.). Если нет хотя бы одного условия, задержание не применяется.157

Наказание в виде лишения свободы может быть назначено как тогда, когда санкция статьи УК РФ предусматривает лишение свободы, так и в случае альтернативной ситуации, устанавливающей не только лишение свободы, но и другое не менее строгое - арест. Надо отметить, что было бы неправильно задерживать заподозренного гражданина только потому, что ему может быть назначено наказание в виде лишения свободы, хотя санкция уголовного закона устанавливает равную возможность назначения и другого вида наказания.

В науке уголовного права убедительно обосновывается нецелесообразность и неэффективность назначения кратких сроков лишения свободы.158 Следовательно, задержание лица, подозреваемого в совершении малозначительного преступления, наказуемого кратким сроком лишения свободы (до двух лет) нецелесообразно. Ранее законодательство допускало возможность задержания органом дознания только при совершении лицом преступления, «подлежащего производству предварительного следствия» (ст. 100 и ст. 108 УПК РСФСР 1923 г.). Статья 103 этого же закона предусматривала возможность задержания «по делам о преступлениях, наказание за которое не может быть назначено свыше года», если имелось одно из оснований, указанных в ст. 100 УПК РСФСР: при отсутствии таковых подозреваемый обязывался подпиской о явке в суд.

Следует отметить мнение авторов, которые предлагали изменить ст. 122 УПК РСФСР и указать в ней, что задержание допускается лишь по подозрению лиц в совершении преступления, наказуемого по закону лишением свободы на срок свыше двух лет.159 Но, закрепляя в законе данную новеллу, предусматривалась возможность в исключительных случаях задерживать лиц, подозреваемых в совершении преступления, наказуемого лишением свободы ниже обозначенного срока, т.к. на практике это бы привело к «значительному сужению сферы принуждения в уголовном процессе».160 На наш взгляд, введение еще одного оценочного понятия исключительности в случаях задержания подозреваемого в совершении преступления, наказуемого по закону лишением свободы на срок до двух лет, может

157 Григорьев В.Н. Указ.работа. -С.79;

158 См.: Карпец И.И. Наказание. Социальные, правовые и криминологические аспекты.-М.,

1973.-С.97-101идр.;

159 См.: Гуткни И.М. Указ.работа. -С. 35 и др.;

160 См.: Петрухин И.Л. Указ.работа. -С.37.

83 лишь усложнить на практике его понимание и увеличить количество необоснованно

задержанных.

В соответствии с нормами международного права запрещается введение ограничений в отношении задержанного лица, в которых нет непосредственной необходимости с точки зрения целей задержания, или устранения помех для хода расследования, или отправления правосудия, или поддержания безопасности и порядка в месте задержания.

Высказанные в советский период многие цели задержания не отражали задач задержания как самостоятельного действия и разрушали границу допустимости применения задержания, учитывающего соотношение права власти и свободы личности.

Установление виновности лица в совершении преступления считается одной из общих целей предварительного расследования, но применение задержания с подобной целью необоснованно расширяет принуждение, ущемляя права и свободу личности. Разрешение вопроса о применении к задержанному меры пресечения в виде заключения под стражу как цели задержания также наносит ущерб социальной ценности свободы личности и, кроме того, практически лишает задержание, как меру процессуального принуждения, собственного значения. Представляется - неверной и позиция авторов, которые отождествляют цели процессуального задержания с основаниями избрания мер пресечения.161

Более значимой видится характеристика целей задержания по их содержанию, то есть по характеру воздействия на субъекта претерпевания. Само воздействие может быть достаточно сложным, но важно выделить способы воздействия на субъекта и определить его содержательную характеристику. Прежде всего, задержание носит характер физического воздействия, но, безусловно, оказывает и психическое воздействие на личность.

Ряд авторов включает в цель задержания также выяснение личности задержанного,162 воспрепятствование подозреваемому продолжать преступную деятельность, скрыться от следствия и суда.163 На наш взгляд, не все они   точны.

161 Такую позицию занимал И.Л.Петрухин. См.: Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель. Под ред. В.М. Савицкого.-М.: ИГиП АН СССР, 1990.-С.90;

162 Уголовный процесс: Учебник/ Под ред. К.Ф. Гуценко.-М.: Зерцало, 1996. -С.137; Алексеев Н.А., Лукашевич В.З. Дальнейшее укрепление социалистической законности и охрана прав личности// Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве Союза ССР.М., 1959.-С.289;

'63См.:Уголовно-процессуальное    право    Российской    Федерации:     Учебник/Под    ред.

84 Выяснение личности     подозреваемого, в частности, является составной частью

выяснения причастности задержанного к преступлению и не составляет отдельной цели задержания. Отсутствие сведений о личности подозреваемого может служить лишь поводом для предположения, что это лицо может скрыться от органов предварительного следствия. Что же касается воспрепятствованию подозреваемому продолжать преступную деятельность, скрыться от следствия и суда, то сведения о подобных намерениях традиционно относятся к мотивам. Трудно согласиться с тем, что «пресечение преступной деятельности» является самостоятельной достижимой целью применения этой меры принуждения. Представляется, что все цели задержания, непосредственно не связанные с обеспечением правильного хода уголовного процесса, могут играть роль дополнительного фактора в обосновании применения задержания, однако в совокупности с другими целями, без сомнения, они могут влиять на формирование убеждения в целесообразности принятия решения о применении задержания.

Ранее цель задержания была сформулирована в Положении о порядке кратковременного задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, утвержденным Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 июля 1976 г.164 В соответствии со ст. 1 Положения о порядке кратковременного задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, задержание предпринимается в целях выяснения причастности задержанного к преступлению и разрешения вопроса о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу. Формально указанное Положение уже не действует, однако содержащаяся в нем норма о цели задержания подозреваемого в законодательном порядке не менялась и продолжает действовать в виде доктрины.165

В Федеральном Законе РФ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (ст. 3) лишь сказано, что содержание под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений осуществляется в целях, предусмотренных УПК РСФСР.

П.А.Лупинской.Изд.2-е.-М.:Юристь, 1997.- С.256;

164 Ведомости Верховного Совета СССР.1976.№ 29.Ст.426;

165  См.: Уголовный процесс: Учебник/ Под ред. К.Ф.Гуценко.Указ.работа. -С. 137; Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств.-Тула, Б.н.и., 1996.-С.62;    Уголовно-процессуальное    право    Российской    Федерации:    Учебник/Под    ред. П.А.Лупинской.   Указ.работа.   -С.256;   Комментарий   к  ФЗ  о  содержании   под  стражей подозреваемых          и          обвиняемых          в          совершении          преступлений/Под ред.П.Г.Мищенкова.М.Бек,1996.-С.5.

85 Следует согласиться с мнением, согласно которому целью задержания является

«обеспечение надлежащего поведения подозреваемого».166 Вместе с тем это утверждение нуждается в уточнении. Общей целью задержания как раз и является обеспечение надлежащего поведения. Данный результат достигается посредством осуществления частных целей. Совокупность всех частных целей в том или ином направлении деятельности равны одной общей цели.

Нельзя признать целью задержания обеспечение личной безопасности подозреваемого и удовлетворение чувства справедливости потерпевшего и других

I АИ

граждан. Недопустимо обеспечивать безопасность подозреваемого за счет ущемления его законного права на личную неприкосновенность. Если и есть опасность за жизнь и здоровье заподозренного лица, то она должна быть устранена другими возможными средствами. Следует отметить, что ни о какой справедливости не может быть и речи до установления истинно виновного лица, т.к. при задержании есть лишь подозрение в его виновности. При задержании речь должна идти лишь об обоснованности и законности его применения, эти же обстоятельства могут быть предметом судебной проверки и прокурорского надзора.

Целью задержания, как и любой другой меры процессуального принуждения, является правомерное воздействие на субъекта в целях обеспечения исполнения процессуальных обязанностей и осуществления надлежащего выполнения задач уголовного судопроизводства (в том числе для предупреждения правонарушений и исключения возможности нанесения ущерба правосудию). На наш взгляд, целью задержания, при основаниях, указанных в части 1 ст. 91 УПК РФ, может являться выяснение причастности заподозренного к совершенному преступлению.

Следует высказать мнение, что цели задержания нередко определяются не объективной оценкой признаков преступных действий, обосновывающих характер общественной опасности задерживаемого лица, а иными субъективными факторами.

Таким образом, цели задержания позволяют оценить фактические данные об отношении задерживаемого лица к преступлению в качестве сущности мотивов задержания. Оценка целей и фактов, указывающих на необходимость достижения этих целей, определяет мотивы задержания. Баланс между правом власти на принуждение и правом свободы личности при определенной цели задержания может

166 Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение.М., Наука,

1985.-С.81; Чельцов М.В. Советский уголовный процесс.М., 1962.- С.229 и др.;

|б7Тарбагаев    А.Н.    Понятие    и    цели    уголовной    ответственности.-Красноярск.Изд-во

Красноярского ун-та. 1985.-С.79;

16 Клюков Е.М. Мера процессуального принуждения.Казань, 1974. -С.21-22.

86 быть установлен путем определения обстоятельств, при которых достижение этой

цели и само задержание допустимо, то есть интерес государства и общества соблюдается, а ценность личности неправомерно не ущемляется. Такие обстоятельства, носящие характер юридических фактов, оцениваются в качестве оснований задержания, при этом его реальная значимость, зависящая от цели задержания и устанавливающая границу допустимой потребности в этой мере принуждения, должна носить ситуативный характер. Это значит, что цель задержания не превалирует и должна отражать потребности данного момента, а не потребности в задержании вообще.

Чтобы право на задержание превратилось в обязанность, налицо должны быть мотивы, обусловливающие его необходимость в данном конкретном случае. Мотивы задержания определяются теми целями, которые преследует эта мера процессуального принуждения. Мотивы - это то, что свидетельствует о необходимости задержания. Они, бесспорно, предполагают целевую направленность действия. Цель- это идеальный, вызванный деятельностью мышления положительный результат, ради достижения которого предпринимаются те или иные действия или деятельность. Это идеальный, внутренне побуждающий мотив.169 Хотя мотив и цель тесно связаны, они не совпадают между собой и должны различаться как самостоятельные понятия. Мотив - побудительная причина, повод к каком-нибудь действию, довод в пользу чего-нибудь.170 Он объясняет, для предупреждения каких действий подозреваемый подвергается краткосрочному ограничению свободы передвижения.

В решении Коллегии Генеральной прокуратуры РФ от 24 мая 1996 г. было отмечено, что «задержание при отсутствии указанных мотивов не соответствует требованиям закона и ведет к неоправданно широкому его применению». Наличие мотивов для задержания по общему правилу определяется данными о личности подозреваемого (или невозможностью получить их к моменту принятия решения), поведением задержанного в момент фактического задержания и доставления в орган расследования (пытался скрыться или уничтожить следы преступления, угрожал очевидцам, потерпевшему и т.д.).

При характеристике мотивов задержания целесообразно рассмотреть их как категории сущности и явления, реализующиеся в процессе задержания. Закон также

169 Философская  энциклопедия/Под ред.Ф.В.Константинова.-М.,  Сов.энциклопедия.1970.-Т.5., -С.459;

170

См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка.М., Гос.изд-во иностр. и нац.словарей.1952.-

87 не дает определения мотивов и не перечисляет их. В связи с этим у практических

сотрудников, как показало проведенное нами исследование, возникают трудности в их определении. В результате проведенного нами анализа уголовных дел было установлено, что в протоколах задержания до 04.07.2003 г.: в 33,3% случаев указывался мотив «пресечения преступления»; в 27,7 % - «предупреждение возможности скрыться от следствия»; в 5,5 % в протоколах до 01.07.2002 года «лишения возможности установления истины по делу»; в 33,3 % мотивы задержания не указывались. В одном из рассмотренных уголовном деле указывался    такой

171

предполагаемый мотив задержания, как «мысли скрыться».

В бланке протокола задержания подозреваемого (форма 28 приложения к УПК РФ) имеется графа «Основания задержания», В результате проведенного нами анализа уголовных дел было установлено, что в протоколах задержания подозреваемого в данной графе: в 55,5% случаев указывалось сообщение о задержании в форме рапорта, например: «31.07.02 г. в 10 часов из дома № 9 по пер. Псковскому...»172; в 33,3% указывались лишь мотивы задержания, в основном -«пресечения попытки скрыться от следствия от суда»; лишь в 11,1% указывались основания задержания, предусмотренные ч. 1 ст. 91 УПК РФ.

Статья 5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод мотивам содержания под стражей до решения суда относит: 1) не допустимость обвиняемым возможности скрыться от органов предварительного расследования; 2)

173

заниматься преступной деятельностью.

В ч. 2 ст. 92 УПК РФ осталось без изменения требование указывать в протоколе задержания мотивы задержания. В связи с чем, хотя в бланке протокола задержания (приложение 28 к УПК РФ) нет графы с указанием мотивов задержания, дознаватели, следователи, ссылаясь на требование ч. 3 ст. 474 Федерального закона РФ № 92-ФЗ от 04.07.2003 г., как показало проведенное нами исследование, продолжают делать ссылку на ч. 2 ст. 92 УПК РФ и указывают мотивы задержания. При этом на практике указываются следующее мотивы задержания: необходимость пресечения преступления; опасения, что заподозренное лицо, в случае оставления на свободе, будет продолжать преступные действия, помешает установлению его причастности к

С.321,808;

171 Уголов.дело № 1-17/02 в отношении Д.Х.Ш. Архив Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону. Т.1, л.д.15;

172  Уголовдело №  1-437/02 в отношении Я.М.Б. Архив Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону. Т.1, л.д.24.

173 Российская газета. -1995. 5 апреля.

88 совершенному  преступлению,  примет  меры  к сокрытию  следов  преступления;

установление следов преступления на подозреваемом, при нем или в его жилище и таким образом создание условий для быстрейшего выяснения обстоятельств дела и успешного закрепления необходимых доказательств; сведения о личности подозреваемого не гарантируют, что он не скроется от органов предварительного расследования и суда и др. Следовательно, к числу возможных мотивов задержания по существу относятся те же обстоятельства, которые в последующем могут составить основания применения к задержанному меры пресечения в виде заключения под стражу (ст.ст. 97,108 УПК РФ).

Вывод о наличии того или иного мотива задержания должен базироваться так же, как и при установлении оснований, на конкретных данных, зафиксированных в приобщенных к уголовному делу документах. Некоторые авторы полагали, что требование мотивированности относится не ко всем случаям задержания, а только к указанным в ч. 2 ст. 122 УПК РСФСР (ч. 2 ст. 91 УПК РФ). Соответственно, под мотивами задержания понимались обстоятельства, указывающие на то,, что подозреваемый пытался скрыться (покушался на побег) или не имеет постоянного места жительства, или не установлена его личность.174

Мотивированное решение находится в тесной связи с обоснованностью решения, является ее внешним проявлением. Такое решение облегчает понимание участниками процесса сущности принятого решения и тем самым обеспечивает реальное осуществление их прав на защиту против неправильных решений.175 Оно содействует наиболее эффективному надзору за его законностью и обоснованностью задержания, является одновременно гарантией законности и обоснованности процессуальных решений, поскольку соответствующие требования включены в процессуальные нормы. Приведя в решении и фактические основания, и мотивы, объясняющие, почему принято такое решение, и ознакомив с таким решением подозреваемого, лицо, производящее расследование, дает возможность подозреваемому опровергнуть решение, обжаловать его, приведя в обоснование определенные доводы.

А.А. Чувилев отмечал, что необходимость в задержании возникает тогда, когда имеются основания полагать, что лицо, находясь на свободе, может скрыться или

174 Давыдов П.М., Якимов П.П. Применение мер процессуального принуждения по Основам уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик.-Свердловск: Свердловский юрид. Ин-т, 1961. -С.68;

|75Лупинская П.А. Законность и обоснованность решений в уголовном судопроизводстве., М.ВЮЗИ, 1972.-С.74-75.

89 совершать     действия,     направленные     на     воспрепятствование     установления

обстоятельств совершенного преступления.176 Г.Н. Александров, Г.М. Миньковский и Г.Д.Рахунов указывали, что «под мотивами следует понимать конкретные данные, обосновывающие необходимость задержания в данном случае».177 Другие, что мотивы задержания означают то, в чем подозревается лицо, какие противоправные действия оно совершило. Л.В. Франк считал, что под мотивами понимается необходимость достижения определенной цели, а не конкретные данные, указывающие, в чем подозревается лицо, или обосновывающие необходимость принятия меры процессуального задержания.179 И.М. Гуткин, наиболее обстоятельно исследовавший проблемы мотивов задержания, отмечает, что мотив, как побудительное начало для принятия решения о задержании, должен вытекать из материалов дела, основываться на доказательствах ,180 Н.Н. Короткий писал, что «... задержание ... может быть мотивировано одной лишь опасностью совершенного

181

преступления».

В юридической литературе предпринимались попытки расширить перечень мотивов задержания. Утверждалось, что задержание подозреваемого может быть мотивированно необходимостью провести для установления места сокрытия орудий преступления, имущества, добытого преступным путем, или других существенных для расследуемого дела обстоятельств, производства следственных действий, направленных на обнаружение и закрепление следов преступления.183 Однако задержание не является средством получения и проверки подобных данных, оно лишь создает для этого условия. Сама по себе необходимость проведения указанных мероприятий при отсутствии опасения ненадлежащего поведения подозреваемого в случае оставления его на свободе, не требует лишения его свободы передвижения.

Представители психологической науки утверждают, что понятие деятельности необходимо связать с понятием мотива. Деятельности без мотива не бывает. Однако, как  правило,   «...мотивы  актуально  не  осознаются...Они   выступают  только   в

П6Чувилев   А.А.   Прокурорский   надзор   за   исполнением   законов   при   задержании подозреваемых (учебно-методическое пособие). Москва-Воронеж. 2001.-С.23;

177 Научно-практический комментарий к Основам уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик.М., Госюриздат. 1960. -СЛ 85;

178 См.: например: Рощин В.Задержание подозреваемого// Сов.милиция, 1961. № 8. -С.78. |79Франк Л.В. Указ.работа. -С.43;

180 Гуткин СМ. Указ. работа.-С.36-37;

181  Короткий Н.Н. Указ.работа.- С. 4;

182 Гуляев А.П., Данилюк С.А., Забарин С.Н. Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступления. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1988.-С.18.;

183 Стремовский В.А. Указ.работа.- С.94.

90 косвенном выражении- в форме переживания, желания, хотения, стремления к цели.

Субъективно выражающийся же в этих внутренних сигналах мотив прямо в них не содержится».184 Сами по себе мотивы «могут сознаваться, а могут и не сознаваться». Следовательно, мотивы задержания относятся к чисто субъективной категории, хотя и возникают они на основе конкретных фактических данных. Поэтому отождествлять их с конкретными фактами, обстоятельствами, которые обусловливают задержание данного лица, вряд ли правильно. Обстоятельства как таковые являются объективной категорией и не имеют ничего общего с субъективным усмотрением. По этой же причине отнесение к мотивам как субъективной категории, обстоятельств, указывающих на возможность в будущем антисоциального поведения подозреваемого, думается, ошибочно, поскольку здесь используются совершенно разные, абсолютно не совпадающие понятия.

Мотивы, побуждающие представителей органов дознания и следствия к осуществлению задержания, могут быть результатом логической правовой оценки фактических данных, указывающих на необходимость задержания. Они определяют мотивацианно-волевую сторону поведения сотрудника органа дознания или следователя, прокурора. Эта сторона их деятельности выражает стремление пресечь преступление, воспрепятствовать подозреваемому скрыться от следствия*; совершить новое преступление или устранить возможность его отрицательного влияния на ход и результаты предварительного расследования, на решение задач уголовного судопроизводства в целом. Поэтому мотивы задержания не могут означать, с одной стороны, того, в чем лицо подозревается, а с другой -обстоятельств, касающихся возможного в будущем противоправного поведения подозреваемого, как это утверждается. Они, по нашему мнению, выступают в качестве побудительных начал, объясняющих необходимость процессуального задержания и признания на этом основании его подозреваемым. Они, как и основания задержания, необходимо обосновывать фактическими данными, которые должны быть получены из источников, указанных в законе. Вряд ли можно мотивировать необходимость задержания одной лишь опасностью преступления, обеспечением личной безопасности подозреваемого, удовлетворением чувства общественной справедливости, необходимостью собирать доказательства по уголовному делу, обеспечить возмещение материального ущерба и т.п., не преследуя главную цель

184 Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность.-М.: Наука, 1975.-С.102,201-205;

185 Общая психология/ Под ред.А.В.Петровского.-М., 1976.-С.159;

186   Кочетков  В.Г.  Подозреваемый  в советском уголовном  процессе.Автореф.дис...к-та.

91 задержания- выяснение причастности подозреваемого к совершению преступления.

Если разрешение этого вопроса возможно осуществить, не прибегая к задержанию, то и необходимость в его применении автоматически отпадает.

Представляется, что мотив, как побудительное начало для решения о задержании, может сформироваться и под влиянием оперативно-розыскной информации о намерениях заподозренного лица скрыться или продолжить преступные действия. Неотложность задержания требует быстрого решения такого вопроса. Попытки получить доказательства, определяющие мотивы задержания, не всегда плодотворны.

Следовательно, мотивы неразрывно связаны как с целями задержания, так и с фактическими данными, которые положены в основу формирования его оснований. Представляется, что данное мнение о мотивах задержания, как о результатах логической правовой опенки выявленных фактических данных, имеет актуальное для уголовного процесса значение и связано с определением целей задержания. По нашему мнению, установление признаков преступных действий тождественно определению мотивов задержания. Установление признаков преступных действий определяет цели задержания.

Е.М. Клюков давал единый перечень мотивов и целей задержания, не определяя их как самостоятельные понятия, отождествляя эти разные по своему содержанию понятия. Н.А. Козловский призывал «...присоединиться к мнению З.Ф.Ковриги о целесообразности исключения из ст. 122 УПК РСФСР (ст.92 УПК РФ) требования об указании мотивов, с заменой его требованием об указании целей задержания». Он обосновывал это тем, что мотивы задержания отождествляются с его целями.   Ряд авторов также отмечали, что целесообразно отказаться от мотивов

189

задержания, поскольку они аналогичны с целями избрания мер пресечения. Отмечалось, что под мотивами задержания понимаются, в частности, в той или иной форме фактические обстоятельства, изложенные в ст. 89 УПК РСФСР, посвященной основаниям избрания меры пресечения (ст. 97 УПК РФ).190 На наш взгляд, в данном рассуждении усматривается смешение целей, мотивов и оснований задержания и меры  пресечения  в  виде  заключения  под  стражу.  Мотив  не  выдвигается  как

юрид.наук.-М, 1965.-С.8-9;

187 Клюков Е.М. Указ. работа.- С. 21,22;

""Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение.-Воронеж. 1975. -С.142. Козловский

Н.А. Указ.работа. -С.99,113;

'"Указывалось, что понятие «мотив» необходимо вообще исключить из закона. См.: Гуткин

И.М.Указ.раб.-С.36,37,40; Коврига З.Ф. Указ.работа. -С. 143.

92 требование  при избрании  меры  пресечения,  хотя  правовой характер  этих  мер

принуждения во многом однороден.

По нашему мнению, мотив задержания, будучи субъективной категорией, не в состоянии выполнить роль надежной гарантии законного задержания и тем самым обеспечить охрану прав и законных интересов личности. Действительно, требование закона на указание мотивов задержания призвано ограничить его применение лишь теми побуждениями, которые соответствуют и направлены на достижение целей рассматриваемой меры принуждения. При этом законодательно указать их перечень трудно, т.к. мотивы в каждом отдельном случае производства задержания, по общему правилу, должны вытекать из конкретных фактических данных, установленных к моменту принятия решения об этом. Вывод о возможности подозреваемого лица уклоняться от следствия либо продолжить преступную деятельность может быть вероятным. В случае вынесения после задержания заподозренного лица мотивированного постановления о привлечении его в качестве подозреваемого, можно отказаться от попыток законодательного перечисления мотивов задержания. Мотивы будут определять лишь мотивацианно - волевую сторону поведения сотрудника органа дознания, следователя, прокурора при задержании заподозренного лица.

190

См.: Козловский Н.А.Указ.работа.- С.96.

93

Глава 3. Процессуальный порядок задержание подозреваемого.

1.   Процессуальное   оформление   задержания   подозреваемого   в   совершении преступления.

Дознаватель, следователь, закрепляя свое решение посредством составления протокола задержания подозреваемого, серьезно ограничивает одно из основополагающих прав гражданина - право на неприкосновенность личности. Это право, закрепленное в Конституции РФ, в одинаковой мере принадлежат любому гражданину РФ на всей его территории, любые ограничения названного права могут осуществляться лишь в установленном законом порядке.

Основное предназначение составляемого процессуального акта выражается главным образом в том, что в нем формулируется только решение о применении к лицу меры процессуального принуждения и удостоверяется факт реализации данного решения. Однако другая важная на сегодня задача этого акта -закрепление процессуального положения лица - достигается как бы мимоходом. Внимание на этой стороне вопроса на практике чаще всего не фиксируется. При этом сам задержанный, как показало проведенное нами исследование, не всегда осознает юридическое значение данного документа и процедуры ознакомления с ним. Протокол задержания, как процессуальный акт, не обеспечивает и фиксации наиболее важных, с точки зрения доказывания по уголовному делу обстоятельств «фактического задержания на месте совершения преступления».

В большинстве случаев, благодаря наличию в уголовном деле названного процессуального акта, можно практически определить, соблюдена ли (и на сколько полно) процессуальная форма. Кроме того, создаются необходимые условия для обеспечения процесса доказывания причастности подозреваемого к совершению преступления, обеспечивается своевременный прокурорский надзор, судебный и ведомственный контроль за законностью и обоснованностью задержания, гарантируется точность передачи установленных фактических данных.

Развитие практики привело к тому, что протокол задержания, предназначенный удостоверять обстоятельства и факты, установленные при задержании, стал, в том числе,   документальным   основанием   водворения   подозреваемого   в   ИВС   или

94 следственный изолятор, что во многом лишает возможности использовать этот

документ для фиксации обстоятельств задержания подозреваемого. Так, И.М.Гуткин отмечал, что «конкретное изложение в протоколе оснований задержания связано не с доказательственным значением протокола, а с необходимостью обоснования решения о заключении под стражу лица, подозреваемого в преступлении».191 В ч. 1 ст. 5 Федерального закона РФ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» указано: «Основанием содержания под стражей лиц, задержанных по подозрению в совершении преступлений, является протокол задержания, составленный в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР»192.

Многие авторы считали, что протокол задержания является доказательством по делу, потому составляться должен с соблюдением всех требований, предъявленных к нему законодателем. Недостатки в его составлении сводят на нет его доказательственное значение, создают дополнительные препятствия для установления истины по делу.193 Протокол задержания ранее был отнесен законом к самостоятельному виду доказательств -протоколам следственных действий (ст. 69 УПК РСФСР). Б.П. Смагоринский отмечал: «Протокол задержания представляет следствию, с одной стороны, неопровержимые доказательства, с другой- позволяет следователю тщательно допросить задержанное лицо об обстоятельствах совершения

194

преступления, с третьей лишает подозреваемого возможности скрыться». Предлагалось также изменить порядок документального оформления задержания, отделив процедуру закрепления доказательств от применения меры принуждения, сведения, уличающие лицо в совершении преступления, отражать в отдельном протоколе. После того, как с его помощью будут установлены основания и мотивы задержания,    выносить    постановление    о   применении    меры   процессуального

191 Гуткин И.М. Указ.работа.1980.-С. 50;

|92Ранее Положение о порядке кратковременного задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, предусматривало в качестве правового основания задержания и помещения задержанного в камеру для задержанных кроме протокола также постановление следователя или органа дознания (ст. 3, 6). Ст. 168 Устава гарнизонной и караульной служб ВС РФ обязывала начальника караула на гауптвахте принимать задержанных по подозрению в совершении преступления, на основании протокола о задержании, постановления следователя или органа дознания;

193  Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности) Изд. 2-е/ Под ред. Б.П. Смагоринского.-М.: УМЦ при ГУК МВД РФ. 1994. - С. 98; Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. -Тула.Б.н.и. 1996.- С.60 и др.;

194 Смагоринский Б.П. Указ.работа. С.96.

95 принуждения.195  Другие  авторы  полагали,  что задержание,  как  процессуальное

действие, непосредственно не устанавливает доказательств, а поэтому и протокол задержания не имеет значения источника доказательств.196

На наш взгляд, нет необходимости использовать процессуальное оформление задержания для непосредственного собирания доказательств. Протокол задержания сохраняет свое доказательственное значение лишь как документ, удостоверяющий обстоятельства уголовно-процессуального задержания (время, место, основания, иные обстоятельства), его можно отнести к допустимым доказательствам - иным документам (п.6, ч.2, ст.ст. 74, 84 УПК РФ), т.к. изложенные в нем сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в п. 1 ч. 1 ст.73 УПК РФ. По смыслу действующего уголовно-процессуального закона, лицо становится подозреваемым не с момента его поимки (захвата), доставления в правоохранительные органы, а после составления лицом, уполномоченным на проведение предварительного следствия, протокола задержания подозреваемого (ст. 92 УПК РФ), т.е. не со времени физического, а с момента юридического (процессуального) задержания.

Ранее отдельными авторами отмечалось о необходимости отражение в протоколе времени фактического задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, могло бы стать дополнительной гарантией их прав, поскольку первые показания задержанных часто получаются до оформления протокола (в виде опроса, оформляемого протоколом «объяснения»).197 «Гражданин лишается свободы с того момента, когда его принуждают следовать туда, где ему находиться не хотелось бы... для него задержание практически началось с момента ограничения его свободы. По случаю задержания должен быть составлен протокол и по возможности немедленно. В нем следует указать время фактического задержания, а не время доставления

198

задержанного...»   .

195 Григорьев В.Н.Указ.работа.- С.359-360;

|96Советский   уголовный   процесс.   Возбуждение   уголовного   дела   и   предварительное

расследование. Под ред. СВ. Бородина и И.Д. Перлова.М., Изд-во ВШ МВД СССР, 1968. -

С.139идр.;

197  См: Петрухин И.Л. Задержание. В сб.Проблемы кодификации уголовно-процессуального права. 1987.-С.51-65;  Питулько  К.В.   Судебная  проверка  законности  и  обоснованности избрания   в   качестве  меры  пресечения  заключение  под  стражу  и   реализация   права обвиняемого на защиту в уголовном процессе РФ.Дисс.канд.юр.наук. СпБ., 2000. -С.112;

198 Солтанович А.В. Указ.работа. -С.144-145; Кочетков В.Г.Указ.работа. -С.138.

96 В юридической литературе высказывались    также предложения о времени

199

составления протокола задержания: прямо на месте задержания; через два часа  после фактического задержания;200 через три часа после доставления в орган дознания;201 не позднее, чем через 12 часов после фактического задержания;202 в

"                                   1                                                                       203

суточный срок после фактического задержания.

В протоколе задержания должно быть указано не только время составления протокола, но и время фактического задержания лица, который именно с момента фактического лишения свободы передвижения становится подозреваемым. В то же время проведенное нами исследование показывает, что на практике дознаватели, следователи (в 74,2% рассматриваемых нами уголовных дел) указывают одинаковое время в указанных графах. На наш взгляд, необходимо законодательно указать о необходимости составления протокола задержания на месте совершения преступления, при непосредственном его обнаружении, при этом время задержания и составления протокола буду совпадать.

Протокол задержания необходимо составить в течение трех часов с момента доставления лица в орган дознания, к следователю или прокурору ( ч. 1 ст. 92 УПК РФ). При этом до составления протокола задержания необходимо как минимум получить заявление пострадавшего, осмотреть место совершения преступления, вынести постановление о возбуждении уголовного дела, добраться до прокурора, получить согласие на возбуждение уголовного дела, возвратиться к месту задержания. Установив такой порядок, законодатель явно не учел, что значительному числу следователей и дознавателей приходится получать согласие прокурора на возбуждение уголовного дела, в том числе на не представляющие сложности, преступления совершенные в условиях очевидности, преодолевать десятки, а то и сотни   километров,   что   за   три   часа   сделать   невозможно.204   Мы   предлагаем

199 Галкин И.С., Кочетков В.Г.Указ.работа.-С29;

200 Бекешко С.Н., Матвиенко Е.А. Указ.работа. -С.101;

201  Денежкин Б.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. Саратов; 1982.-С.86;

202  Давыдов П.М., Якимов П.П. Применение мер процессуального принуждения по Основам уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Свердловск, 1961.-С.80;

3 Коврига З.Ф.Указ.работа.-СЛ45;

204 Как отмечал Мозяков В.В.: «В настоящее время из имеющихся 2895 следственных подразделений органов внутренних дел- это данные на апрель 2002 года, - 432 территории субъектов РФ, или почти 15%, расположены в населенных пунктах, отдаленных от мест дислокации надзирающих прокуроров и судебных органов на расстояние от 10 до 600 км. В указанных подразделениях работает около 1400 следователей, которыми в прошлом году было возбуждено свыше 85000 уголовных дел, задержано по подозрению в совершении преступлений 15000 подозреваемых, в отношении 13000 которых санкцией прокурора было избрано заключение под стражу».См: Мозяков В.В. Статья в сборнике «Судебная реформа и

97 законодательно предусмотреть, что протокол задержания может составляться до

фактического возбуждения уголовного дела и является обоснованием применение меры процессуального принуждения -задержание подозреваемого.

В процессуальной литературе высказывалась точка зрения, согласно которой решение о задержании должно оформляться лишь мотивированным постановлением, а не протоколом.205 Широкое распространение получило и мнение о необходимости вынесения постановления о задержании наряду с составлением протокола об этом.206 По мнению ряда авторов, вынесение постановления целесообразно в случаях производства задержания по основаниям, предусмотренным в п.п. 2 и 3 ч. 1 ст. 122 УПК РСФСР (п.п.2, 3 ч. 1 ст. 91 УПК РФ). В частности, ИЛЛевчик утверждал: «...протокол задержания составлять нецелесообразно, так как при производстве задержания по п. 2 ст. 122 УПК каких-либо новых фактических данных, которые уже изложены в заявлении очевидца или потерпевшего, получено не будет. Они могут быть получены только при проведении других следственных действий, которые следуют после задержания, личного обыска».207 И.Л. Петрухин указывал, что задержание по предварительно вынесенному постановлению (определению) можно было бы допустить и в случаях, когда нет ни одного из указанных в ст. 122 УПК РСФСР (ст.91 УПК РФ) оснований задержания, но есть хотя бы одно основание для применения меры пресечения и при этом собраны доказательства, указывающие на определенное лицо как на возможного преступника.208 Представляется, что в приведенном рассуждении усматривалось смешение оснований задержания с основаниями для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения.

Следует отметить, что протокол задержания и постановление о его производстве -это два разных процессуальных документа. Они различаются по форме и содержанию, и каждый из них имеет свое специфическое назначение в уголовном процессе. При вынесении постановления трудно заранее указывать наличие того или иного конкретного основания для задержания, предусмотренного ст. 91 УПК РФ.

становление правого государства в Российской Федерации». М.,2003.- С.38;

205 См.: Мариупольский Л. Некоторые правовые вопросы института личного задержания.

Труды   Высшей    школы   МВД   СССР,   М.,    1956.-С.100;   Клюков   Е.М.    Задержание

подозреваемого              по              советскому              уголовно-процессуальному              праву.

Автореф.дисс...канд.юр.наук.М., 1972. -С.12 и др;

206См.: Клюков Е.М.Указ. раб. -С.66-68; Галкин И.С., Кочетков В.Г.Указ.раб.- С.4-6 и др.;

207  Левчик И.Я.Некоторые вопросы задержания// Сборник Высших курсов.-Минск, 1984, № 21.-С.149-151;

208 Петрухин ИЛ.Указ.работа.- С.90.

98 Само постановление о задержании    необходимо выносить не во всех случаях.

Согласно п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ, следователь по конкретному делу вправе давать органам дознания поручение о задержании лица в порядке ст. 91 УПК РФ. Это решение чаще выносится в случае необходимости его проведения в другом районе (ч.1, ст. 152 УПК РФ).209

Производство задержания- это не только принятие решения, которое может быть оформлено постановлением, но и процессуальное действие, осуществление которого связано с определенной процессуальной процедурой, отражаемой в протоколе. Именно в силу специфики правовой природы задержание, в порядке ст. 91 УПК РФ, оформление его результатов в случае исполнения органом дознания соответствующего постановления следователя, необходимо фиксировать в протоколе задержания с указанием конкретного основания его производства. В других случаях нецелесообразно выносить постановление о задержании и, наряду с ним, составлять протокол задержания.

Мы предлагаем рассматривать протокол задержания как обоснование фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, отражающего саму его процедуру. Составляя протокол задержания, сотрудник органа дознания, следователь или прокурор в качестве обоснования принятого ими решения могут опираться на фактические данные, почерпнутые из источников, процессуальный анализ которых позволяет официально и правомерно их использовать.

По нашему мнению, наличие объективных данных, указывающих как на вероятно совершившее преступление лицо, еще недостаточно для того, чтобы оно стало подозреваемым. Для этого необходимо юридическое основание, т.е. процессуальный акт. Это прямо соответствует п. 25 ст. 5 УПК РФ, где говорится, что всякое решение, принимаемое следователем, прокурором или лицом, производящим дознание при производстве предварительного следствия, должно носить характер постановления (за исключением обвинительного заключения и акта). Признавать процессуально задержанное лицо в качестве подозреваемого, целесообразнее, как мы и указывали выше, было бы на основании именно соответствующего постановления о привлечении в качестве подозреваемого.

209 Как показало проведенное нами исследование, на практике в таких случаях органы дознания при оформлении протокола задержания в качестве основания задержания нередко ссылаются лишь на указание прокурора или поручение следователя. Это противоречит закону, требующему о всяком случае задержания составить протокол с указанием оснований и мотивов задержания.

99 Рядом авторов отмечалось, что    доказательственное значение могут иметь

данные об обстоятельствах, полученных в момент физического захвата, а не процессуального оформления задержания.210 Такие данные могут быть получены при осуществлении деятельности, непосредственно предшествующей составлению протокола задержания, например, от лиц, осуществляющих захват и доставляющих заподозренного в правоохранительные органы. Они могут отражать сведения об обстоятельствах, подлежащих доказыванию (ст.ст. 73, 85 УПК РФ), например, поведение лица в момент захвата: оказание сопротивления, попытка бежать, уничтожить или избавиться от находящихся при нем предметов и документов. Сами обстоятельства, при которых произведено задержание, будут указывать на причастность данного лица к совершению преступления.211 В связи с чем необходимо фиксировать в протоколе задержания данные, полученные при поимке с поличным, предшествующие процессуальному задержанию.212

В протоколе следовало бы указывать, были ли разъяснены подозреваемому его права и обязанности при физическом захвате. На сегодня, в самом бланке протокола задержания, для этих разъяснений место не предназначено, хотя, согласно требованиям ч. 2 ст. 92 УПК РФ, в протоколе указываются обстоятельства его задержания. В связи с указанным, в бланке протокола задержания, по нашему мнению, следует отвести место для описания фактических обстоятельств задержания, места, времени, и иных существенных обстоятельств совершенного преступления. Как показало проведенное нами исследование, при задержании лица на месте совершения преступления, т.е. до возбуждения уголовного дела, при доставлении лица в орган дознания, к следователю или прокурору, его вещи часто подвергаются досмотру в соответствии со ст. 27.7 КоАП РФ. Результаты досмотра отражаются в протоколе личного досмотра или досмотра вещей, либо протоколе о доставлении лица, лицо в протоколе об административном задержании. Протокол приобщается к материалам уголовного дела ив совокупности с протоколом допроса в качестве свидетеля лица, его составившего, является доказательством по уголовному делу. По нашему мнению, здесь происходит смешения административных и процессуальных действий, что недопустимо.

210 См.: Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном

процессе.-М., 1972. -С.44;

21|Сабиров Х.А. Протоколы следственных и судебных действий как вид доказательств в

Российском уголовном процессе. Дисс....канд.юр.наук. Краснодар.,2000.-182 с;

212См.: Андруси Г.В. Процессуальное оформление задержания лица, подозреваемого в

совершении преступлений// Сборник Высших курсов.-К., 1978.- № 15. -С.72.

100 УПК РФ (ст. 96 УПК РФ) умалчивает, каким способом (по почте, факсом,

телефону и т.д.) может быть передано уведомление о задержании подозреваемого. Во всяком случае, в материалах уголовного дела должны быть сведения о содержании и способе уведомления. В целях обеспечения соблюдения тайны предварительного следствия, предотвращения попыток задержанного предупредить своих сообщников, уведомление родственников задержанного должно быть обязанностью следователя, дознавателя или прокурора и только по их усмотрению задержанному может быть предоставлена личная возможность в этом. Уведомление родственников задержанного может быть осуществлено и через его защитника, при этом с него есть основание взять подписку о неразглашении данных предварительного расследования (ст. 161 УПК РФ).

Часть 4 ст. 96 УПК РФ допускает возможность не производить уведомление. Однако при этом следует иметь в виду, что: во-первых, санкция прокурора должна быть получена до истечения 12 часов, так, чтобы в случае неполучения такой санкции оставалась время для уведомления; во-вторых, срок сохранения в тайне факта задержания не может быть продолжительным и составлять более 48 часов.

Наряду с уведомлением о задержании, на наш взгляд, следует направить прокурору копию протокола задержания. Кроме того, само же сообщение прокурору о произведенном задержании должно производиться немедленно.213 Это создает условия для немедленного устранения нарушений, если они будут допущены, а также соблюдение прав и законных интересов личности.

Объявление подозреваемому протокола задержания является юридическим фактом, порождающим правоотношение между подозреваемым, получающим субъективное право на помощь защитника, и лицом, производящим расследование.214 В содержание ст. 92 УПК РФ есть необходимость внести указания об обязанности лица, его составившего, вручать копию протокола задержания подозреваемому. Наличие  в  этом  необходимости     подтверждается   содержанием  ряда  уголовно-

213  Статья 33 Общих правил, действовавших в дореволюционной России (1862 г.) гласила: «...полиция производит только дознание о преступлениях и может, при производстве дознаний, задерживать подозреваемых, немедленно уведомляя судебного следователя и прокурора о задержании»;

214   Принцип   11   «Свода принципов  защиты  всех лиц,  подвергаемых  задержанию  или заключению в какой бы то ни было форме», принятого Генеральной Ассамблеей ООН в резолюции 43/173 от 9 декабря 1988 года, содержит императивное указание: «До сведения задержанного лица или его адвоката, если таковой имеется, без промедлений доводится полная информация о любом постановлении о задержании, а также о причинах задержания». ООН: Свод принципов защиты. Правозащитник,!995.-№ 1. -С.42.

101 процессуальных норм (п.1 ч.4 ст. 46 УПК РФ), а также указанием в бланке протокола

задержания об этом.

В отличии от ранее требований ч. 3 ст. 122 УПК РСФСР в протоколе задержания, наряду с другими данными, не требуется указывать объяснения задержанного, хотя подозреваемому указывается его право давать объяснения по поводу имеющегося в отношении его подозрения (п.2 ч.4 ст. 46 УПК РФ)215, а в бланке протокола задержания для этого предназначено место с указанием «По поводу задержания (фамилия, инициалы подозреваемого) заявил...». Объяснения подозреваемого являются сообщением задержанного по поводу обстоятельств, послуживших основанием для задержания, а равно по поводу иных известных ему обстоятельств дела. В.И. Зажицкий отмечал, что «...объяснения могут быть получены только на стадии возбуждения уголовного дела, где обнаруживаются признаки преступления».216 Устные объяснения задержанного, данные непосредственно в ходе фактического задержания, на сегодня ни в каком документе не указываются, хотя их, на наш взгляд, можно было бы фиксировать в протоколе задержания.

Законодатель право «давать показания и объяснения» (п.6 ч.4 ст. 46 УПК РФ), объяснял тем, что лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, во всех случаях будет давать показания, объясняя тем самым обстоятельства преступления. В этом случае объяснения есть содержание самих показаний, та их часть, в которой подозреваемый предлагает свое видение, понимание обстоятельств преступления, в совершении которого подозревается. Выступая за разведение понятий «объяснение» и «показания», Е.М. Клюков обоснованно указывает на отрицательные последствия их отождествления, которое приводит к тому, что органы следствия и дознания фиксируют только те сведения и суждения, которые сообщаются им во время допроса, а это ущемляет законные интересы подозреваемого.

В связи с тем, что порядок получения и дачи объяснения в ходе составления протокола задержания подозреваемого не установлен законодательством, это открывает дорогу к нарушениям закона. Проведенный нами анализ практики расследования уголовных дел показывает, что в ходе составления протокола задержания не всегда указываются пояснения данные задержанным по поводу выдвинутого в отношении него подозрения, отсутствует и ссылка на то, что подозреваемый отказался от их дачи.

215 В ред. ФЗ РФ № 92-ФЗ от 04.07.2003;

216 Зажицкий В.И. Объяснения в уголовном процессе// Советская юстиция, 1992.-№ 6.-С.10;

217 Клюков Е.М. Указ. раб.- С.ЗЗ.

102 Возможность фиксации  объяснений задержанного  в  протоколе задержания

является одной из гарантий незамедлительной реализации его права давать объяснения, не дожидаясь допроса, который может быть отложен на срок до 24 часов с момента фактического задержания (п.2 ч.2 ст. 46 УПК РФ). Кроме того, давать показания право, а не обязанность подозреваемого. Сам допрос может не состояться, если подозреваемый откажется от дачи показаний. Одновременно окажется нереализованным и право давать объяснения, в которых задержанный мог бы выразить свое отношение по поводу обстоятельств задержания, не желая сообщать каких-либо сведений о конкретных фактах.

Следовательно, дача объяснений является реализацией права на защиту заподозренного лица от возникшего подозрения, способствует установлению элементов субъективной стороны преступления, получения фактических данных, подтверждающих причастность либо непричастность последнего к совершенному преступлению.

В связи с чем, необходимо законодательно закрепить в ч. 2 ст. 92 УПК РФ, в бланке протокола задержания подозреваемого, возможность изложения объяснений задержанного и при этом делать на ссылку на требования п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК РФ. Такие объяснения даются добровольно и не должны заменять допрос подозреваемого.

Хотя в протоколе и перечисляются права подозреваемого, предусмотренные ч. 4 ст. 46 УПК РФ: «знать, в чем я подозреваюсь...», но нет необходимой графы, предусматривающей объявление подозреваемому, в совершении какого преступления, предусмотренного УК РФ, он подозревается. На практике это приводит к тому, что впервые фиксация о выполнении данных действий отражается только в протоколе допроса подозреваемого. Из права подозреваемого знать, в чем он подозревается, вытекает необходимость указать в протоколе задержания конкретную первоначальную юридическую квалификацию преступления, в совершении которого подозревается задержанный.

Таким образом, закрепленная в действующем законодательстве многозначность процессуальных форм фиксации признания лица подозреваемым (протокол, постановление) не обеспечивает надлежащих гарантий права на защиту и его статус. Соответствующей унифицированной формой, как отмечалось выше, может стать постановление о привлечении в качестве подозреваемого, при этом протокол задержания должен составляться в случаях задержания заподозренного лица по основаниям, указанным в ст. 91 УПК РФ. На наш взгляд,     «протокол задержания

103 подозреваемого»    есть    основание    переименовать    в    «протокол    задержания

заподозренного лица».

С учетом высказанных соображений нами предлагается статью 92 УПК РФ изложить в следующей редакции:

Часть 1. «О всяком случае задержания заподозренного лица по основаниям, указанным в статье 91 настоящего Кодекса, орган дознания, следователь или прокурор обязан составить протокол задержания с указанием оснований, дня и часа, года и месяца, места фактического задержания, времени составления протокола. Он должен быть составлен непосредственно при фактическом задержании заподозренного лица или, если это не представляется возможным (по тактическим соображениям, в связи со стихийными бедствиями, боевыми действиями и т.д.), в течение одного часа после его доставления в орган дознания, к следователю или прокурору»;

Часть 2. «В протоколе указывается: разъяснение сущности возникшего подозрения в отношении заподозренного лица о его причастности к совершенному преступлению; разъяснение прав и обязанностей с момента его фактического задержания, предусмотренных статье 46 настоящего Кодекса, данные объяснения по поводу возникшего в отношении него подозрения, результаты его личного обыска и другие фактические обстоятельства его задержания. Протокол задержания подписывается лицом, его составившим, подозреваемым, а также защитником, в случае его присутствия»;

Часть 3. «Уведомление прокурора и (или) суда, близких родственников или указанного заподозренным лицом о произведенном задержании производится немедленно после составления протокола задержания. С момента получения извещения о произведенном задержании, прокурор и (или) суд обязан проверить обоснованность и законность его производства. Сообщение прокурору о произведенном задержании не препятствует органу дознания или следователю по собственной инициативе освободить задержанного при наличии к тому законных оснований». Часть 4 изложить в редакции действующего УПК РФ.

В бланке протоколе задержания подозреваемого (приложение 28 к УПК РФ) предлагается дополнительно указывать: описания фактических обстоятельств задержания с указанием в подстрочном тексте места, времени, способа и иных существенных обстоятельств совершенного преступления, устные объяснения заподозренного лица при физическом захвате, разъяснение ему прав и обязанностей,

104 требовал ли задержанный присутствие защитника и присутствовал ли он; объявления

задержанному, в совершении какого преступления он подозревается, с указанием на время, место и наиболее существенные обстоятельства совершенного преступления, его юридическую квалификацию в соответствии с УК РФ (по аналогии, как это указано в бланках протокола допроса подозреваемого); нуждается ли задержанный в предоставлении своих интересов защитником или нет; разъяснения основных требований Федерального закона РФ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и Правил внутреннего распорядка в местах содержания задержанных; прав и режима, связанных с этим ограничением.

2. Обеспечение права лица, задержанного по подозрению в совершении преступления.

Как показало проведенное нами исследование, возрастание требований к строгому соблюдению законности и обоснованности задержания создало возможность для снижения числа нарушений законности при производстве задержаний. Любое задержание будет оправданным, если оно применено в соответствии с нормами права, регламентирующими применение этого уголовно-

219

процессуального института.

Задержание, которое носит принудительный характер, реально воспрепятствует свободной реализации прав и законных интересов лица, на которое пало подозрение в

218

В результате проведенного нами анализа количество проведенных задержании подозреваемых с 1999 г. по первое полугодие 2003 г. сотрудниками милиции, прокуратуры, налоговой полиции Ростовской области, а также сотрудниками органов дознания Южного таможенного Управления (ЮТУ), установлено, что их количество в целом уменьшилось. См: таблицы приложения к данному диссертационному исследованию;

219 В приказе Генерального прокурора РФ № 31 от 18.07.1997 г. "Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием" требует от прокуроров не допускать использование задержания как средства получения от подозреваемого признания вины в совершении преступления. В приказе Генерального прокурора от 5.07.2002 г. № 39 «Об организации прокурорского надзора за законностью уголовного преследования в стадии досудебного производства», в частности, указано: «Остро реагировать на нарушения порядка задержания, несоответствия данных, содержащихся в протоколе задержания, фактическим обстоятельствам происшедшего. Следить за тем, чтобы, чтобы процессуальное оформление задержания следователем и дознавателем осуществлялось не позднее 3 часов после фактического доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору » (п.5.1); «Пресекать случаи задержания подозреваемых в совершении преступлений на основании протоколов об административных правонарушениях. Безотлагательно принимать меры к освобождению незаконно задержанных лиц, в том числе содержащихся свыше 48 часов без избрания меры пресечения в виде заключения под стражу...» (п.5.2).

105 совершении     преступления.     Поскольку     причиной     применения      к     лицу

предусмотренных законом мер процессуального принуждения является подозрение в совершении преступления, то действия, направленные на его опровержение, входят в содержание функции защиты. Обеспечение права подозреваемого на защиту выражается в комплексе действий органа дознания, следователя, прокурора и суда, заключающемся в объявлении и разъяснении, в совершении какого преступления лицо подозревается, его прав и обязанностей, в создании условий их реализации, в выполнении соответствующих обязанностей, корреспондирующихся с правами подозреваемого.

В частном определении по делу Садыкова, а затем в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда СССР «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту» прямо указывалось, что правом на защиту обладают как обвиняемый, так и подозреваемый.220 С принятием в 1989 г. Основ законодательства Союза СССР и союзных республик о судопроизводстве, этот вопрос был решен в законом порядке (ст. 14). Это нововведение не без оснований позволило сделать вывод, что в «ряде случаев речь может вестись не о защите от предъявленного обвинения, которое только формулируется, а от подозрения в нем, об обеспечении гражданских прав и законных интересов лиц, привлекаемых к уголовной ответственности».

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ являются составной частью ее правовой системы. Федеральным законом от 15.07.1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» установлено, что РФ, выступая за соблюдение договорных и обычных норм, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права- принципу добросовестного выполнения международных обязательств. В нормах международного права предписывается невозможность произвольного ареста или задержания в случае уголовного преследования иначе, как на основаниях и в соответствии с установленной законом процедурой.222 Так, ст.   5 Европейской конвенции о защите

220 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1974., № 4.-С.25-26; Бюллетень Верховного Суда

СССР.1978.№ 4.-С.9;

221Алексеев В., Ведерников А. Рецензия // Соц. Законность. 1990. № 4. -С.78. Рецензия на

книгу: Стецовский В.И. Советская адвокатура.М., Высш.школа, 1989;

222 Все они в зависимости от объекта регулирования могут быть подразделены на несколько

групп,  касающихся:   1)  равного  распространения  указанных  правил  на  всех  граждан

(равенство   граждан);   2)   правил   самого   задержания   (законность   задержания,   цели

задержания, режим содержания задержанных, документальное оформление задержания,

106 прав человека и основных свобод223 прямо перечисляет случаи, когда возможны

законное задержание и арест, а также правовые гарантии обжалования действий должностных лиц в случае нарушения прав граждан. Согласно п. 3 указанной статьи каждый задержанный, имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда.224 В ст. 6 Всеобщей декларации прав человека, принятой резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 217 А /Ш/ от 10 декабря 1948 г. говорится: «Каждый человек, где бы он не находился, имеет право на признание его правосубъектности». Норма аналогичного содержания закреплена в ст. 16 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года,   участником   которого   является   РФ.225   В   основном   законе   большинства

уведомление членов семьи о задержании); 3) условий содержания задержанных (разбивка задержанных по категориям, требования к помещениям, требования к персоналу мест содержания задержанных); 4) обращения с задержанным (запрет пыток, уважения чести и достоинства личности задержанного, запрет принуждения к даче показаний); 5) правового положения задержанного и его прав (презумпция невиновности задержанного, обеспечение права на защиту, обеспечение права пользоваться родным языком, право на бесплатное медицинское обслуживание, особый порядок наложения дисциплинарных взысканий); 6) контроля и надзора за задержанием (судебный и иной контроль за задержанием, контроль и надзор в местах содержания задержанных, право подачи жалобы, помощь членам семьи задержанного);

223  Была ратифицирована РФ ФЗ от 30.03.1998 г. № 54-ФЗ, а вступила   в силу для РФ 5.05.1998   г.-в   день   передачи   ратификационной   грамоты   на   хранение   Генеральному секретарю Совета Европы согласно статье 59 этой конвенции;

224   Об этом отмечалось в п.  14 Постановления Пленума Верховного суда РФ № 5 от 10.10.2003 г. Российская газета. Официальные документы. № 39.-2003;

225  В "Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными" от 30.08.1955 г., принятыми на первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшимся в Женеве в 1955 г., и одобренных Экономическим и Социальным Советом в его резолюциях 663 С (XXIV) от 31.07.1957 г., 2076 (XII) от 13 мая 1977 г. и 1984/47 от 25 мая 1984 г.,    сказано, что заключенные под стражу должны содержаться отдельно от осужденных, должны иметь больше прав и меньше режимных ограничений, чем осужденные к лишению свободы, с ними следует обращаться как с невиновными (ст.  84). См.: Права человека:  Сборник универсальных и региональных международных документов.-М: МГУ, 1990.-С.86-87; Мюллерсон Р.А.Права человека: идеи, нормы, реальность.- М.: Юрид.лит., 1991. -С.72. К наиболее важным нормам, определяющим права лиц, подвергнутым уголовному преследованию, и нашедшим свое отражение в Конституции РФ относятся:    право на свободу и    личную неприкосновенность (ст. 3 Всеобщей Декларации  прав  человека, ст.  9 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 5 Европейской конвенции, ст. 22 Конституции РФ ); презумпция невиновности (ст. 11 Всеобщей Декларации прав человека, ст. 14 Международного  Пакта о гражданских и политических правах, ст. 6 Европейской конвенции, ст. 49 Конституции РФ ); право на защиту (ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах, ст. 6 Европейской Конвенции, ст. 48 Конституции РФ ); право на   достойное обращение (ст.5 Всеобщей Декларации прав человека, ст. 7 Международного    Пакта о гражданских и политических правах, ст. 3 Европейской конвенции, ст. 21 Конституции РФ); право на неприкосновенность   частной   жизни,   личную   и   семейную   тайну,   тайну   переписки,

107 зарубежных    государств    содержатся    конкретные    конституционные    гарантии

неприкосновенности личности, связанные с задержанием и арестом.

Поскольку задержание, в наибольшей мере затрагивает личную свободу граждан, то его допустимость и правовая регламентация должны базироваться на единых исходных положениях Конституции РФ, международно-правовых актах и текущем законодательстве.226 В соответствии со ст. 21 Конституции РФ государство обязано охранять достоинство личности во всех сферах, чем утверждается приоритет личности и ее прав (ч. 2 ст. 17, ст. 18 Конституции РФ). Из этого следует, что личность в ее взаимоотношениях с государством выступает не как объект государственной деятельности, а как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ) и спорить с государством в лице любых его органов.

Конституция РФ формулирует важнейший принцип уголовного судопроизводства - принцип неприкосновенности личности (ст.22).227 Конституционная защита неприкосновенности личности должна распространяться на все сферы возможного ограничения свобод граждан. По нашему мнению, ст. 22 Конституции РФ есть основание дополнить понятием «задержание».

В концентрированном отдельные права подозреваемого сформулированы в Федеральном Законе РФ «О содержание под стражей подозреваемых и обвиняемых в

-    229

совершении преступлении».

телефонных переговоров, почтовых, телеграфных, и иных сообщений (ст. 12 Всеобщей Декларации прав человека, ст. 17 Международного Пакта о гражданских и политических правах, ст. 8 Европейской конвенции, ст. 23 Конституции РФ); право на неприкосновенность жилища (ст. 25 Конституции РФ); право пользоваться родным языком (ч. 2 ст. 26 Конституции РФ); право на судебную защиту прав и свобод (ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах, ст. 5.4 Европейской конвенции, ст. 5.15 Документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ);

226  Ст. 15 Декларации прав и свобод человека, принятой Съездом народных депутатов СССР 5 сентября 1991 года, предписывала: «...В случае ареста или содержания под стражей гражданин имеет право на судебную проверку и обжалование этих действий».//Известия. -1991. 9 сентября;

227  В Конституции РФ и УПК РФ одноименные понятия. "Задержанный" употребляются в разных смыслах и значениях "конституционно-правовом" и "уголовно-процессуальном", имеющих разный объем и нередко не совпадающих;

228   См: п.п.2 и 3 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах (ратифицированного Президиумом Верховного Совета СССР 18 сентября 1973 г.) См.: Права человека: Сборник международных документов.-М.: МГУ, 1986. -С.51;

229   Отдельные права подозреваемого   содержатся   в ст.ст. 6, 17-19,30,31, 36. В законе, в частности, следовало бы сформулировать право на личный прием, а не право обращения с просьбой о приеме к начальнику места содержания под стражей (п. 3 ст. 17 .) В ст. 20

108 К процессуальным гарантиям задержанного можно отнести следующие правила:

задержание возможно лишь при наличии обстоятельств, предусмотренных в законе, недопустимости задержания лица, подозреваемого в совершении преступления без оснований и условий, указанных в ст. 91 УПК РФ; его продолжительность должна быть строго регламентирована и не подлежать продлению; обязательное составление процессуального акта о задержании; осуществление прокурорского надзора и судебного контроля за законностью и обоснованностью задержания; предоставление прав задержанному; освобождение в случае неподтверждения подозрения и реабилитация.

Некоторые интересы подозреваемого, будучи безусловно законными, не могут быть гарантированы в силу экономических, организационных и иных причин не правового характера. Например, заинтересованность подозреваемого, задержанного в порядке ст.ст. 91,92 УПК РФ, в участии в качестве его защитника конкретного адвоката с момента фактического задержания (п.З ч.4 ст. 46 УПК РФ, п.З ч.З ст. 49 УПК РФ) не во всех случаях может быть реализована.230 В то же время законный интерес подозреваемого об участии в его деле конкретного защитника с момента фактического ограничения свободы передвижения несомненно является более значимым, чем некоторые его субъективные права, твердо гарантированные законом.

В общей теории права и теории уголовного процесса общепризнано, что права и обязанности - это основа, ядро правового статуса личности и, соответственно, статуса участника уголовного судопроизводства.231 Неразрывное единство прав и обязанностей закреплено в Конституции РФ. Когда нарушается этот баланс, общество оказывается   перед   лицом   нежелательных   явлений.232   Действительно,   права   и

указывается на трехдневный срок вручения или отправления писем в то время, как этот срок следовало бы сократить до одних суток. Согласно ст. 21 жалобы на действия и решения суда, следователя и прокурора направляются не позднее трех дней с момента их подачи, что не согласуется с правилами, установленными ст. 126 УПК РФ. В ст. 29 не предусмотрена форма разрешения на участие в гражданско-правовых сделках и, кроме того, усмотрение лица, дающего такое разрешение, не ограничено. В законе не отражено право задержанных лиц на физическое воспитание и занятие спортом. В законе срок исчисляется днями, что не согласуется с содержанием ст. 128 УПК РФ, в котором срок исчисляется, в том числе, часами. 230 Существуют и кадровые проблем адвокатуры. Подавляющее большинство адвокатов работает в крупных городах.. В то же время в России во многих регионах вообще нет юридических консультаций. В результате вступление защитника в уголовное дело затягивается, отчего в первую очередь страдают подзащитные. См: Степанов A.M. Проблемы российской адвокатуры. М., Изд. "Спарк", 1997.- С.21;

Мальцев Г. В. Права личности: юридические нормы и социальная действительность // Конституция СССР и правовое положение личности. М., 1979. -С. 60;

232 См.: Кудрявцев В.Н., Васильев А.М. Право: развитие общего понятия //Советское государство и право. 1985. № 7. -С. 12; Стецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный

109 обязанности  -  диалектически  парные  понятия,  связанные  мерой  возможного  и

должного. Право в одной связи является обязанностью того же субъекта в другом отношении и наоборот. Однако данное утверждение не следует воспринимать прямолинейно. Конечно же, право подозреваемого давать объяснения ни при каких обстоятельствах не должно превращаться в его обязанность. Здесь имеется в виду двойственный характер прав (в силу действия принципа публичности), которыми чаще всего наделяются субъекты уголовного процесса -государственные органы, осуществляющие судопроизводство.

Многие из прав и обязанностей подозреваемого вытекают не из конкретных норм, а из общих положений уголовно-процессуального законодательства, что не способствует их безусловному и единообразному исполнению на практике. Это обстоятельство следует рассматривать как пробел в законодательстве, требующий устранения.

Как свидетельствует проведенное нами исследование, в понимании фактической стороны преступления подозреваемый, как правило, не затрудняется, сложнее бывает в понимании правовых понятий, содержащихся в статьях уголовного закона, который может быть применен по данному уголовному делу. Задержанный нуждается в помощи по вопросам средств и тактики опровержения подозрения, в разбирательстве по вопросу о наличии или отсутствии в его деяниях состава преступления и на основании этого выбора правильной позиции по делу. Быть по настоящему активным субъектом защиты своих прав и законных интересов в уголовном процессе подозреваемый сможет лишь при условии, если ему понятно уголовно-правовое значение тех или иных обстоятельств, которые рассматриваются законом как имеющие значение для юридической квалификации деяния, смягчающие или исключающие уголовную ответственность, не имеющие уголовно-правового значения.

По нашему мнению, право подозреваемого на защиту должно рассматриваться как институт уголовно-процессуального права, реализуемый с помощью субъективных прав подозреваемого, полномочий его защитника и законного представителя в рамках, уголовно-процессуальных правоотношений «подозрение-защита», а также деятельность органов уголовного процесса по обеспечению возможности такой защиты в целях предупреждения необоснованного привлечения в последующем в качестве обвиняемого.

принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. М., 1988. -С. 151.

110 Определение   исчерпывающего   перечня   специальных   прав   подозреваемого

представляется реальной, но достаточно затруднительной задачей, поскольку многие процессуальные права, не будучи прямо закреплены в законе, вытекают из характера обязанностей лица, осуществляющего производство по делу в силу их корреспондирующей связи. Так, из положения ч.2 ст.46 УПК РФ, требующего обеспечить не позднее 24 часов с момента фактического задержания допрос задержанного233, вытекает его право требовать такого допроса в названные сроки. Наличие одного права порождает возникновение другого. Например, право задержанного прибегнуть к услугам защитника предполагает и право иметь с ним свидания наедине и конфиденциально до первого допроса (п.З ч.4 ст. 46, ч.4 ст. 92 УПК РФ).

По нашему мнению, предметом защиты, в первую очередь, являются обстоятельства, опровергающие подозрения, подтверждающие возможность установления незаконным и необоснованным задержание, смягчающие ответственность подозреваемых, а также исключающих ее или освобождающих от

234

уголовного наказания.

Для обеспечения процессуальных прав подозреваемого первоочередное значение имеет как его осведомленность о своих правах с момента появления в уголовном судопроизводстве, так и создание благоприятного процессуального режима их полной и всесторонней реализации. Но, чтобы избрать средство защиты, указанным субъектам уголовного процесса необходимо знать, в чем конкретно он подозревается. Вот почему первым его субъективным правом закон (п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ) указывает именно право знать, в чем он подозревается.

На наш взгляд, такое разъяснение должно быть дано задержанному в случае непосредственного задержания сразу на месте преступления. К сожалению, в УПК РФ эти вопросы не нашли своего отражения. Свои права и основания задержания лицо узнает только через три часа после его доставления в орган дознания, к следователю или прокурору в ходе составления протокола задержания (ч. 1,2 ст. 92 УПК РФ).

233  В ред. ФЗ РФ № 92-ФЗ от 04.07.2003;

234    Применительно   к   праву   подозреваемого   на   защиту   первая   означает   контртезис сформулированному     подозрению,  основанный   на  совокупности  данных   (фактов)   по опровержению   или   смягчению   инкриминируемому   лицу   деяний,   т.е.   несогласие   с обвинительным   тезисом.   Совокупность   процессуальных   прав,   с   помощью   которых подозреваемый осуществляет свою защиту, и право пользоваться помощью защитника-единое право. См: Адаменко В.Д. Указ. раб. -С.62-63, 73-74.

Ill Необходимо учитывать, что задержанный,  который впервые вовлекается  в

орбиту уголовного судопроизводства, не только не имеет юридического образования, но достаточного общего образования, находится в состоянии стресса и растерянности. В такой ситуации еще до момента составления протокола задержания и детального разъяснения его прав и обязанностей, необходимо разъяснить задержанному сущность подозрения235, основные, фундаментальные права, дающие впоследствии ему возможность в полном объеме реализовать свое право на защиту. В мировой практике они известны как «правила Миранды».236 При этом не должно иметь значение, будет ли это лицо в результате разбирательства задержано в порядке ст. 91-92 УПК РФ или освобождено. Поскольку работники правоохранительных органов, осуществляющие физическое задержание, впервые реально ограничивают свободу человека, то именно они до реального участия в процессе защитника обязаны немедленно разъяснить задержанному его правовое положение в данной ситуации и обеспечить реализацию его прав.

Позже, в ходе составления протокола задержания, необходимо дополнительно подробно разъяснить сущность подозрения, назвать и пояснить сущность противоправного деяния, другие юридические значимые обстоятельства.237 Формулировка объявляемого подозрения должна содержать указание на время, место и наиболее существенные обстоятельства совершенного преступления, позволяющие индивидуализировать данное преступление, насколько это установлено расследованием.

Как показало проведенное нами исследование, на практике, при задержании граждан в порядке ст. 91 УПК РФ, в протоколе задержания указываются лишь основания задержания, разъясняются подозреваемому его права ( ст. 46 УПК РФ, 51 статьи Конституции РФ), при этом вопрос об объявлении гражданину содержания и

235Например, «Вы подозреваетесь в совершении контрабанды, т.е. преступления предусмотренного статьей 188 УК РФ». Для этого необходимо внести соответствующие коррективы в Федеральные законы РФ;

236 Это право: хранить молчание; знать, что все, что он скажет, может быть использовано как доказательства против него;    на присутствие адвоката на первом же допросе (в нашей ситуации   уже   перед   первым   допросом);   при   отсутствии   средств   участие   адвоката обеспечивается за счет государства. См: Пешков М.А., Махов В.И. Сравнительный анализ Уголовно-процессуального закона США и России// Следователь. 1997 г., № 4.- С. 17; Пешков М.А. Правила Миранды-революция в уголовном процессе США//Юрист., 1998.№ 2.- С.36;

237  Как показало проведенное исследование, на практике дознаватель, следователь, хотя это не  предусмотрено  нормами  УПК  РФ,  иногда  сразу разъясняет  заподозренному  лицу основания задержания. Так в ходе задержания граждан Ш.,Б.,К., им сразу устно были указаны основания их задержания и их права. См: уг.дело  № 200. Архив Ленинского р-го суда г. Ростова-на-Дону.Т. 1, л.д.5-11.

112 сущности подозрения относится    на следующие следственное действие- допрос

подозреваемого, который, в свою очередь, может состояться только в течение ближайших 24 часов. В результате проведенного нами анализа уголовных дел было установлено: 1) В протоколах задержания до 01.07.2002 г. в установленной графе «Классификация преступления по подозрению в совершении которого задержано лицо (подстрочный текст фамилия, имя, отчество, формулировка статьи УК РФ)»238: 33,3 % случаев указывалась формулировка в форме рапорта о задержании, например: «22.12.2001 г. около 14 часов сотрудниками милиции по адресу: ул. Сиверса д.1 в г. Ростове-на-Дону задержан А.Ю.И. у которого обнаружено и изъято четыре патрона признанных боеприпасами»239; 23,8 % случаев указывалось формулировка в форме рапорта о задержании и статья УК РФ без юридической квалификации; в 19 % -указывалась только статья УК РФ без юридической квалификации; в 14,3 % - краткая юридическая квалификация и статья УК РФ; в 4,8 % - юридическая квалификация без указания статьи УК РФ; в 4,8 % - копия протокола задержания не вручалась на руки подозреваемому.

В связи с ведением с 01.07.2002 г. УПК РФ нового образца бланка протокола задержания в графе «Основания и мотивы задержания» некоторые практические работники в 55,5 % случаев указывали в форме рапорта обстоятельства, в которых задержан гражданин, например: «08.09. около 18 часов Т.В.М. нанесла удар ножом в живот О.Н.Ф. около дома по 2 переулку , 52».240 Из них в 22 % случаев к данной формулировке добавлялось указание на статью УК РФ, в совершении которой подозревается гражданин.

Следует отметить, что в самом законе не содержится указаний на объем разъяснения существа подозрения. В литературе давно отмечается отсутствие единства практики по вопросу о формуле подозрения и на относительную распространенность фактов, когда из формулировок подозрения, содержащихся в протоколах   невозможно сделать вывод о конкретном преступлении, в совершении

238 Протокол о задержании по подозрению в совершении преступления формы, установленной в приложением к приказу МВД России № 153 от 27.02.1999 г. Аналогичная графа была предусмотрена в  формах № 6, 55;

См. Угол, дело № 1-53/02 в отношении А.Ю.И.. Архив Ленинского районного суда г. Ростов-на-Дону, т.1 л.д.10;

240 См. напр. Угол, дело № 1-427/02 в отношении Т.В.М. Архив Ленинского районного суда г. Ростов-на-Дону, т.1 л.д.22-23. Аналогичная ситуация в угол, деле № 1-401/02 в отношении М.А.В. Архив Ленинского районного суда г. Ростов-на-Дону, т.1 л.д.29, угол, деле № 1-416/02 в отношении В.А.Л. Архив Ленинского районного суда г. Ростов-на-Дону, т.1 л.д.25 и Др.

113 которого подозревается допрашиваемое лицо.241 В этой связи вызывают возражение и

рекомендации о том, что в необходимых случаях из тактических соображений в формулировке подозрения возможно не указывать юридическую  квалификацию

242 -»

преступления. Знание существа подозрения должно включать для подозреваемого и знание возможных юридических последствий его подтверждения. Не предоставление подозреваемому информации о подозрении создает ситуацию, когда лицо не знает, от чего ему следует защищаться, давать объяснения и показания в последующем по существу. Однако при объявлении юридической квалификации подозреваемому следует отметить ее предварительный характер.

Выслушав формулу подозрения и осмыслив ее содержание, задержанный также может судить о том, является ли подозрение соответствующим действительности или нет, какие обстоятельства не отражены или не нашли в нем соответствующего отражения, что необходимо сделать, чтобы они были выявлены и повлекли за собой отвечающие их значению последствия. Подозреваемый получает отправные, исходные данные, без которых он не в состоянии со знанием дела возражать против подозрения, защищаться от него или раскрывать свою роль, свои действия в событии, являющемся предметом исследования по делу.

Подозреваемый имеет право не давать объяснения и показания, не отвечать на вопросы, ответы на которые могут быть позже использованы против него как доказательство причастности к совершению преступления.243 Защищаться от предъявленного подозрения - это право, а не обязанность подозреваемого. Он может активно защищаться, равно как и не принимать никаких мер для этого. Однако пассивная защита или нежелание вовсе защищаться не могут быть использованы против задержанного. Она не может служить доказательством его причастности к совершенному преступлению. В результате проведенного нами анализа уголовных дел было установлено, что в протоколах задержания: в 31,6 % случаев имеются объяснения задержанного с формулировкой, свидетельствующей, что он согласен с

241  Бекешко СП., Матвиенко Е.А. Указ.раб.- С.50-58; Денежкин Б. А. Указ. раб.- С. 42-43;

242  См.: Чувилев А.А. Указ. раб.- С.69;

243Верховный суд США требует, например, чтобы полицейские, начиная допрос человека, взятого под стражу, предупреждал его о том, что он вправе не отвечать на их вопросы, что его ответы могут быть использованы против него как доказательства вины Главным образом эти нормы содержатся в решении Верховного суда США по делу Miranda V.Arizona,384 V.S.436 (1966). Следует отметить, что в Поправке к Конституции США прямо говорится: «...никто не должен принуждаться в уголовном деле быть свидетелем против самого себя» См: Мишин А.А., Власихин В.А. Конституция США: Политико-правовой комментарий.-М.:Междунар.отношения, 1985.-С.222.

114 задержанием, вину признает полностью 244; в 31,6 % случаев имеются объяснения

задержанного с формулировкой, свидетельствующей, что он претензий по задержанию не имеет245; в 15,8 % - не было указано каких-либо объяснений задержанного; в 10,5 % - содержались общие объяснения задержанного, примерно следующего содержания: «Патроны нашел около здания автовокзала»246; в 10,5 % - в материалах уголовного дела находился лишь корешок к протоколу задержания, в котором не указывались данные, давал ли задержанный какие-либо объяснения.

Согласно Конституции РФ право на помощь защитника лишь предполагается. В УПК РФ мы наблюдаем детальную нормативную конкретизацию в отраслевом законодательстве конституционного положения, логический перевод его на меньший уровень абстрактности. Поэтому можно говорить о наделении подозреваемого правом на защиту на конституционном уровне. Следует отметить, что в ч.2 ст.48 Конституции РФ было бы более точно указать и подозреваемого, как субъекта уголовного процесса. На наш взгляд, следует изложить данную статью в следующей редакции: «Подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, осужденному и оправданному гарантируется осуществлять защиту своих интересов как лично, так и

247

пользоваться помощью защитника».

244

См. напр. в    угол, деле № 1-183/02. в объяснении Р.А.Д. указано: «С задержанием согласен, вину признаю полностью»;

245  См: Архив Ленинского районного суда г. Ростов-на-Дону, т.1 л.д.26, а в угол, деле № 1-401/02 в объяснении М.А.В. указано: «Преступление совершил в состоянии алкогольного опьянения. С задержанием согласен».См:  Архив Ленинского районного суда г. Ростов-на-Дону, т. 1 л.д.29;

246  См:   угол, дело № 1-194/02. в отношении К.С.В. Архив Ленинского районного суда г. Ростов-на-Дону, т.1 л.д.12;

247  По буквальному смыслу положений, закрепленных в ст.ст. 45 и 48 Конституции РФ, правом на получение юридической помощи адвоката обладает каждое лицо вне связи с его формальным процессуальным статусом. Это право гарантируется в том числе независимо от признания лица задержанным и подозреваемым, если управомоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры в целях его изобличения или свидетельствующих о   наличии   подозрений   против   него,      реально   ограничивают   свободу   и   личную неприкосновенность,    включая    свободу    передвижения,    в    связи     с    удержанием, принудительным приводом или доставлением в органы дознания и следствия, содержанием в изоляции без каких-либо контактов, а также какими-либо иными действиями, существенно ограничивающими    свободу    и    личную    неприкосновенность.     См:    Постановление Конституционного Суда РФ от 28.01.1997 г. по делу о проверке конституционности части четвертой ст. 47 УПК РСФСР; Постановление Конституционного Суда РФ от 27.03.1996 г. по делу о проверке конституционности ст.ст. 1 и 21 Закона Российской Федерации "О государственной тайне"; Постановление Конституционного Суда РФ от 27.06.2000 г. N 11-П "По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И.Маслова".

115 Разумеется, точно определить объем и содержание правовой помощи заранее

невозможно. Ее характер во многом зависит от особенностей конкретного уголовного дела, вида и категории преступления, в совершении которого подозревается лицо, а также его правовой культуры. Правовая помощь, оказываемая защитником подозреваемому, может быть направлена на решение различных непосредственных задач: разъяснение подозреваемому его правового статуса в уголовном процессе, сущности имеющего место подозрения, разъяснение значения обстоятельств, благоприятных и неблагоприятных для подозреваемого, помощь при составлении жалоб и иных процессуальных документов и т.д. С помощью защитника задержанный формулируют свою позицию по делу, знакомится с материалами, направленными прокурору и в суд в подтверждение законности и обоснованности задержания, представляет доказательства, заявляет ходатайства, направленные на отмену неблагоприятного для подозреваемого решения и т.д.248

Подозреваемый вправе не только требовать от защитника оказания ему квалифицированной юридической помощи (ст. 48 Конституции РФ, ст.ст.47-51 УПК РФ), но и возможность отказаться от него и пригласить другого (ст.ст. 50, 52 УПК РФ) , а также право требовать привлечения недобросовестного адвоката к дисциплинарной ответственности (ст.ст. 16,25 Положения об адвокатуре). Есть основание дополнить ч.1 ст.52 УПК РФ следующим текстом: «Следователь, дознаватель, имеет право удовлетворить ходатайство подозреваемого от отказе от участвующего на предварительном расследовании защитника только в присутствии последнего».

К недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым в суде

248    В деле должны содержаться  материалы,  обосновывающие  невозможность участия требуемого защитника (справка или телефонограмма заведующего юрконсультацией о командировке соответствующего адвоката и т.п.);

249  На наш взгляд,   прейдя к убеждению, что подозреваемый не способен защищать свои права и законные интересы без помощи защитника, следователь должен отклонить его просьбу. Непредставление лицам, указанным в ч. 2 ст.   52 УПК РФ, защитника, следует рассматривать как существенное нарушение процессуальных норм, а если вынесен приговор-его отмену См: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994, № 1, с.6; № 6, с.7. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.1993 г. № 11 разъясняется, что участие защитника по делу о преступлении несовершеннолетнего обязательно с момента задержания, независимо от того, достиг ли подозреваемый, совершивший преступление в возрасте до 18 лет, к этому времени совершеннолетия. См: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961-1993, М., 1994.- С.286-293.

116 (п. 1 ч.2 ст. 75 УПК РФ).250 Таким образом, законодатель попытался поставить заслон

перед злоупотреблениями, нарушениями законности при допросах подозреваемых и обвиняемых на предварительном расследовании. В то же время, в связи с изменениями в ч.2 ст. 52 УПК РФ 2JI появляется возможность обойти этот заслон, реанимировать старую практику, когда вместо серьезной проверки показаний подозреваемого пытались лишь «закрепить» такие показания, исключить возможность отказа от таких показаний в суде. Как отмечал С.Г. Кехлеров: «Теперь следователи не спрашивают согласия, привлекают защитника к участию в деле независимо от волеизъявления подозреваемого или обвиняемого, только для того, чтобы в суде дело не рассыпалось».252

Подозреваемому должно быть разъяснено, что если он желает воспользоваться помощью защитника, но не имеет средств на оплату его труда, органы предварительного следствия обязаны обеспечить его защитником за счет государства.253 Невыполнение этой обязанности признано Верховным Судом РФ существенным нарушением конституционного права на защиту и норм уголовно-

254

процессуального закона.

Подозреваемый имеет право на свидание с защитником наедине и конфиденциально до первого допроса продолжительностью не менее двух часов (ч.4 ст. 92 УПК РФ).255 Отказ лица, производящего расследование, в удовлетворении

250 На практике подозреваемые отказываются от помощи защитника по причине, как они считают,   достаточной   своей   юридической   грамотности,   а   также   нежелания,   чтобы информация, данная им в ходе допросов, стала известна адвокату. См.: Уголов.дело № 179 в отношении М.т.1, л.д. 112-118. Архив УФСБ РФ по Ростовской области; 251В ред. ФЗ РФ № 92-ФЗ от 4.07.2003;

252 См: Кехлеров С.Г. Статья в сборнике «Судебная реформа и становление правого государства в Российской Федерации».М., 2003.- С.36. См. также: Масленникова Л.Н. в своей статье «Нормы уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации-это не произвольные установления законодателя». Там же.-СЛ58;

23 В результате проведенного нами анализа уголовных дел было установлено, что в протоколах задержания: в 75 % случаев задержанный указывал, что желает иметь защитника или желает его иметь, но не имеет возможности оплачивать его услуги, после чего в ходе первого допроса в качестве подозреваемого защитник не участвовал.; в 15 % - задержанный указывал, что не желает иметь защитника; ; в 10 % - не было каких-либо отметок, которые могли бы свидетельствовать о желании задержанного;

254 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995, № 9.- С. 10;

255  Об этом еще до введения УПК РФ указывали ряд авторов.См. Третьяков В.И. Участие защитника      на      предварительном      следствии      и      в      судебном      производстве. Дисс...канд.юр.наук.Краснодар.1998.     -С.227;     Кашепов     В.П.     Концепция     развития законодательства   об   уголовном   судопроизводстве//   Концепция   развития   российского законодательства.М., 1998. -С.234-242.

117 просьбы защитника в данной ситуации должно рассматриваться как нарушение прав

подозреваемого на защиту.256

Как показывают проведенные нами исследования, в связи изменениями редакции ч. 4 ст. 92 УПК РФ257, на практике возникает вопросы, может ли продолжать защитник свидание со своим подзащитным после того, как оно было прервано, например, на освидетельствование задержанного. Представляется, что нельзя ограничивать время такого свидания перед первым допросом подозреваемого сроком менее 2 часов. В случае вынесения предложенного нами постановления о привлечении в качестве подозреваемого, защитник задержанного должен присутствовать при предъявлении подозрения о чем необходимо сделать соответствующие дополнения в ч. 4 ст. 53 УПК РФ, а также иметь достаточное время, на срок не менее 2 часов после предъявления подозрения, для согласования с подзащитным своей позиции по делу перед первым допросом.

УПК РФ (ст. 92 УПК РФ) напрямую не предусматривает участие защитника в ходе составления протокола задержания, что, на наш взгляд, не является верным. Пункт 3 ч. 3 ст. 49 УПК РФ допускает защитника к делу с момента фактического задержания лица, а в бланке протокола задержания подозреваемого защитник указан вместе с другими участниками следственного действия, хотя в тексте п. 5 ч. 1 ст. 53 УПК РФ это право не закреплено, что также является пробелом в законодательстве. Защитник должен участвовать не только в ходе допроса подозреваемого (п. 5 ч. 1 ст. 53 УПК РФ), но и составления протокола задержания. Следует согласиться, что для надлежащего обеспечения права подозреваемого на защиту было уместным всегда указывать в данном протоколе задержания, нуждается ли задержанный в предоставлении своих интересов защитником, или нет.258

На наш взгляд, задержанный подозреваемый вправе заявлять ходатайства об отводе переводчика (ст. 69 УПК РФ), эксперта (ст. 70 УПК РФ), специалиста (ст. 71 УПК РФ). Необходимо также дополнить ст. 121 УПК РФ нормой, что срок рассмотрения ходатайства задержанного подозреваемого не может быть более 24 часов. Если в связи с заявленным ходатайством возникает необходимость произвести

256  П. "б" ч. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах; п.п. "б" п. 3 ст. 6 Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Российская газета. - 1995. 5 июля;

257 В ред. ФЗ РФ № 92- ФЗ от 04.07.2003;

258Питулько К.В. Судебная проверка законности и обоснованности избрания в качестве меры пресечения заключение под стражу и реализация права обвиняемого на защиту в уголовном процессе РФ.Дисс.канд.юр.наук. СпБ., 2000. -С. 133.

118 следственные действия, то следователь обязан их выполнить в пределах сроков

задержания.

В изученных нами уголовных делах выявлен только один случай заявления подозреваемым отвода следователю, дознавателю, прокурору или суду.259 Это, на наш взгляд, объясняется тем, что данное право крайне редко разъясняется на практике подозреваемому, кроме того, из содержания п. 5 ч. 4 ст. 46 УПК РФ подозреваемому не понятно- кому он может делать такие отводы. В связи с этим необходимо, по нашему мнению, изложить содержание данного пункта в следующей редакции: «заявлять ходатайства и отводы судье, прокурору, следователю, дознавателю».

В этой связи возникает вопрос - распространяется ли на начальника органа дознания положение ст. 62 УПК РФ о том, что дознаватель не может принимать участия в расследовании дела при наличии оснований, предусмотренных ст. 61 УПК РФ. Нам представляется, что отводы такого рода следует признавать обоснованными, т.к. именно орган дознания, в том числе в лице начальника органа дознания, вправе задерживать лицо по подозрению в совершении преступления, выполнять неотложные следственные действия. В случае признания отвода обоснованным, этот вопрос должен разрешаться в порядке п. 6 ст. 37 УПК РФ надзирающим прокурором, либо путем передачи дела в иной территориальный орган дознания вышестоящим прокурором. Аналогичным образом следует разрешать вопрос об отводе начальника следственного отдела.

Общий порядок рассмотрения жалобы прокурором (ст. 124 УПК РФ) неприемлем в случаях, когда подозреваемый обращается с просьбой о проверке законности его задержания. На наш взгляд, следует законодательно установить, что проверка по жалобе задержанного осуществляется прокурором в течение 12 часов с момента ее заявления. От прокурора также требуется, что бы он убедился на основании представленных ему материалов в обоснованности подозрения. В случае отказа в ее удовлетворении (или независимо от нее), задержанный вправе обратиться в суд по вопросу законности и обоснованности его задержания.

УПК РФ (ч.2 ст. 124 УПК РФ), а также указанием Генерального прокурора РФ «Об организации рассмотрения жалоб на действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя и прокурора, осуществляющих уголовное судопроизводство» от 05.08.2003 г. не предусмотрено направление заявителю копии

259 См: угол, дело № 9796645 в отношении К.П.И. Архив Семикаракорского районного суда. т.22 л.д.67-68.

119 мотивированного постановления прокурора, предусмотрено лишь его уведомление

(п.4), что, на наш взгляд, не является совсем верным.

Статья 46 Конституции РФ наделила каждого человека правом обжаловать решения и действия органов государственной власти и должностных лиц в судебном порядке. Право на судебную защиту отнесено согласно ч. 3 ст. 56 Конституции РФ к таким правам и свободам, которые не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что обжаловано в суд может быть и задержание по подозрению в совершении преступления.260 Конституционный Суд РФ также признал положения статьи 220.1 УПК РСФСР, ограничивающие круг лиц, имеющих право на судебное обжалование, только лицами, содержащимися под стражей, не соответствующими Конституции РФ - 46 (ч. 1 и 2), ст. 19 (ч. 1), 21 (ч. 1), 22 (ч.1), 55 (ч. З))261.

Действительно, любой опасности ограничения свободы и личной неприкосновенности, в том числе при наличии законных оснований, должно противостоять право на судебное обжалование. Оно дает основания начинать процедуру обжалования уже в период задержания лица, не дожидаясь применения меры пресечения- заключение под стражу. По нашему мнению, должно обеспечиваться необходимость разъяснения задержанному в ходе составления протокола задержания его порядка, предоставлением права знакомиться с материалами, направленными в суд в подтверждение законности и обоснованности задержания.262

260  См: Постановление № 6 Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 г. «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.04.1993 г. № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей». Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 2. С. 16, Сборник постановлений Пленумов  Верховных  Судов  СССР,   РСФСР,   РФ  по  уголовным  делам.М.1997.-С514. Проверяя законность и обоснованность задержания, судья не вправе давать оценку качеству и достоверности доказательств, имеющихся в представленных материалах,   и входить в обсуждение вопроса о его виновности;

261   См.Вестник   Конституционного Суда РФ от 3.05.1995 г. № 4-Ш/ СЗ РФ.1995.№ 19 Ст. 1764. Положения института судебной проверки законности и обоснованности ареста были предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ от 13.06.1996 г. №14-П «По делу о проверке конституционности части пятой ст. 97 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В.   Щелухина».//Российская   газета.   21.06.1996;   2.07.1998   г.   «По   делу   о   проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 УПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан».//Российская газета.9.07.1998; определение Конституционного Суда РФ от 25.12.1998 г. № 167-0  «По делу о проверке конституционности частей 4,5 и 6  статьи 97 УПК   РСФСР   в   связи   с   жалобами       граждан   П.В.   Янчева,   В.А.Жеребенкова   и М.И.Сапронова».//СЗ РФ.1999.-№ 1.ст. 230;

262  См. «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей»// Бюллетень Верховного Суда РФ.-1993.№ 7.С.7-9.; Резник

120 О необходимости  проверке судом    законности и обоснованности задержания

говорится только в п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ.263 Требования же о проверке судьей законности и обоснованности действий (бездействий) и решений дознавателя, следователя, прокурора не позднее чем через пять суток со дня поступления жалобы в судебном заседании (ч.З ст. 125 УПК РФ) - не приемлемы для задержанного. Можно предположить, что законодатель фактически не рассматривает случаи проверки законности задержания подозреваемого, видимо, считая, что срок задержания в 48 часов небольшой или лицо в течение его будет освобождено или судом будет удовлетворено ходатайство о применении в отношении подозреваемого меры пресечения -заключение под стражу или продления срока задержания (ст. 108 УПК РФ).

Мы предлагаем дополнить ст. 125 УПК РФ нормой, согласно которой судья проверяет законность и обоснованность действий и решений дознавателя, следователя, прокурора, связанных с задержанием подозреваемого, в срок не позднее 8 часов с момента поступления жалобы в судебное заседание. Судья, приняв жалобу к рассмотрению, должен обеспечить надлежащее извещение задержанного подозреваемого, что выражается в письменном его уведомлении под роспись через администрацию места его содержания. Копия извещения возвращается в суд и прилагается к материалам проверки. Данное правило должно быть закреплено в законе, для чего необходимо дополнить ч. 1 ст. 125 УПК РФ указанной процедурой.

По нашему мнению, законодательно следует также указать, что в случае не предоставления в суд материалов необходимых для рассмотрения жалобы задержанного или его защитника о проверке законности и обоснованности задержания, судья в судебном заседании выносит постановление об отмене этой меры принуждения и освобождает задержанное лицо. Основания для отмены вышестоящим судом постановления судьи должны быть не только процессуальные, но и материальные в виде необоснованного либо несправедливого решения судьи, рассматривающий жалобу.

В.Ю. Теоретические основы деятельности адвоката на предварительном следствии.Дисс...канд.юр.наук.Краснодар, 1998. -С.97-98;

263 В Постановлении Пленума Верховного суда РФ № 5 от 10.10.2003 г. отмечалось (п. 14), что подозрение не может оставаться единственным основанием для продолжительного содержание под стражей, для этого должны существовать и другие обстоятельства: возможность того, что подозреваемый может продолжать преступную деятельность либо скрыться от предварительного следствия или суда либо сфальсифицировать доказательства по уголовному делу, вступить в сговор со свидетелями.

121 Уголовно-процессуальное    законодательство    представляет    подозреваемому

возможность защиты как от подозрения, так и против возможности посягательства на его честь и достоинство, жизнь и здоровье, на личную свободу и имущество, от какого бы органа или лица они не исходили при производстве предварительного расследования.264 Как верно замечают В. Жуковский и В. Шуман, предметом защиты подозреваемого должно выступать как легализированное подозрение в совершении преступления, так и правоограничение, связанное с задержанием, явившегося как бы продолжением подозрения.265

Отдельные права в зависимости от конкретных обстоятельств при их реализации задержанным могут приобретать как процессуальное, так и непроцессуальное значение. Например, право обращаться с жалобами и заявлениями в государственные органы, общественные организации и к должностным лицам может быть использовано задержанным для подачи жалобы по поводу неправомерных действий лица, производящего предварительное следствие (ст. 126 УПК РФ).

Обязанность разъяснения прав и обязанностей задержанному целиком возлагается на должностное лицо, составившее протокол задержания. При этом не имеет значения тот факт, что часть прав обладает непроцессуальной природой, Кратковременный характер уголовно-процессуального задержания предполагает знание подозреваемым всех своих правовых возможностей, даже имеющих непроцессуальную природу, до того, как он будет водворен в ИВС или следственный изолятор,. поскольку механизм реализации процессуальных прав тесно связан с наличием режимных ограничений.

Таким образом, обладая правом знать, в чем он подозревается, давать объяснения и показания, представлять доказательства, заявлять ходатайства, и реализуя их, подозреваемый может показать несостоятельность выдвинутого в отношении его подозрения, грозящего перейти в обвинение, чем напрямую будет способствовать решению задачи не привлечения к уголовной ответственности невиновного. Это станет возможным лишь при отсутствии   каких-либо препятствий для реализации

264   Лисицыным  Р.Д. отмечается, что:  «...функция защиты на этапе  предварительного расследования    до    предъявления    обвинения    -    это    процессуальная    деятельность подозреваемого и его защитника, направленная на опровержение подозрения, выявление обстоятельств,   оправдывающих   подозреваемого,   исключающих   или   смягчающих   его ответственность, а также на охрану его личных и имущественных прав». См: Лисицын Р.Д. Защитник подозреваемого на стадии предварительного расследования.Дисс...канд.юр.наук. МЛ998. -С.18;

265  Жуковский В., Шуман В. Много ли прав у защитника// Советская юстиция. 1991.№ 1. -СИ.

122 подозреваемым  своих  прав.  Реальное  обеспечение  конституционного  принципа

неприкосновенности личности в сфере уголовного судопроизводства может быть достигнуто лишь при наличии надежной и эффективной системы процессуальных гарантий прав и законных интересов участвующих в процессе лиц, активном использовании при конструировании правовых норм положений международно-правовых актов по данному вопросу.

3. Освобождение задержанного подозреваемого в совершении преступления и его реабилитация.

Прокурор, следователь, дознаватель в порядке и при наличии условий, которые предусмотрены УПК РФ, обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного. Это диктуется интересами охраны прав личности, интересами престижа государственного органа, хотя и задержавшего гражданина в соответствии с достаточными основаниями для подозрения, но объективно разобравшегося и восстановившего справедливость (ч.2 ст. 10 УПК РФ). 266

Задержанный освобождается, если до истечения предусмотренного законом срока задержания установлено, что оно не причастно к преступлению (п. 1 ч. 1 ст. 94 УПК РФ). Это же основание применяется, когда в результате расследования выяснится, что отсутствует событие преступления, по подозрению в совершении! которого задержано лицо, или деяние, совершенное задержанным, не содержит состава преступления. В этих случаях, уголовное дело прекращается по реабилитирующим основаниям (ст. 212 УПК РФ), задержанный освобождается в связи с неподтверждением подозрения в совершении преступления. В постановлении о прекращении уголовного дела ( п.п.1,2 ч.1, ч.4 ст. 24, ч.1 ст. 27 УПК РФ, ч.2 ст. 212 УПК РФ) бывшего подозреваемого следует также письменно уведомить о прекращении и основаниях прекращения уголовного дела или уголовного преследования. Если не подтвердилось подозрение в совершении преступления, дознаватель, следователь, может, не дожидаясь указаний прокурора, освободить задержанного по собственной инициативе.

266 Во втором полугодие 2002 г. в органах МВД РФ на территории Ростовской области зарегистрирован один случай производство задержания с нарушением требований ст. 91 УПК РФ. Сущность его выражалось в том, что в протоколе задержания подозреваемого было указано основание, не предусмотренное ст. 91 УПК РФ.

123 Второй случай освобождения (п.2 ч. 1 ст. 94 УПК РФ) наблюдается, когда

подозрение подтвердилось, однако в ходе расследования отсутствуют основания для применения к подозреваемому меры пресечения в виде заключения под сражу либо суд не отложил окончательное принятие решения в порядке, установленном п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ (ч. 2 ст. 94 УПК РФ).267

Лицо, производящее дознание, следователь по общему правилу не должны применять в этом случае освобождение, если еще не истек 48 часовой срок задержания и не выяснена причастность задержанного к совершенному преступлению. Они обязаны в течение этого срока выяснить причастность задержанного к преступлению. Если подозрение не подтвердилось, то задержанный подлежит освобождению.

Третий случай освобождения - задержание было произведено с нарушением требований ст. 91 УПК РФ (п.З ч.1 ст. 94 УПК РФ). Это означает, что отсутствуют основания для задержания, наличия одного из дополнительных условий при наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления.

Основанием освобождения подозреваемого из-под стражи является постановление следователя, органа дознания или прокурора (ст. 91 УПК РФ). В первом случае, если уголовное дело расследуется в отношении конкретного лица, отсутствуют основания для привлечения подозреваемого в качестве обвиняемого, выносится постановление о прекращении уголовного преследования в отношении конкретного задержанного подозреваемого (п.1 ч.1 ст. 27 УПК РФ; ч.1 ст. 212 УПК РФ; ч.5 ст. 213 УПК РФ) или всего уголовного дела (ст.26 УПК РФ). Если задержанных было два и более человека и они подлежат освобождению и прекращению уголовного преследования, то уголовное дело подлежит прекращению (ч.4 ст. 24 УПК РФ). Это способствует усилению гарантий моральных интересов подозреваемого, его последующей реабилитации. Во втором случае может выноситься постановление следователя, органа дознания или прокурора об избрании к задержанному более мягкой меры пресечения (ст. 98 УПК РФ) или иной меры процессуального принуждения (ст. 111 УПК РФ). В третьем случае поводом к освобождению может быть определение или постановление прокурора, суда об удовлетворении жалобы задержанного на необоснованное или незаконное задержание.  Дознаватель,  следователь при установлении,  что задержание  было

267

В соответствии с требованиями п. 2 ч. 7 ст. 108 УПК РФ суд рассмотрев ходатайство о применении меры пресечения в виде заключение под стражу, может также вынести постановление об отказе в его удовлетворении.

124 произведено с    нарушением требований статьи 91 УПК РФ должен немедленно

освободить подозреваемого. При этом могут возникнуть основания и для прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренными п.п. 1, 2 ч. 1 ст. 24, ч. 1 ст. 212 УПК РФ (например, задержание проведено за правонарушение, которое не влечет уголовную ответственность, в отношении лица, которое не может быть субъектом ответственности и т.д.). Мы предлагаем дополнить УПК РФ нормой о том, что в случае, если задержание было произведено с нарушением требований ст. 91 УПК РФ (п.З ч.1 ст. 94 УПК РФ), и наличия для этого оснований, выносится постановление о прекращении уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, предусмотренными п.п. 1, 2 ч. 1 ст. 24, п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ ч. 1 ст. 212 УПК РФ.

Начальник места содержания подозреваемого обязан не позднее чем за двадцать четыре часа до истечения срока содержания под стражей подозреваемого или обвиняемого уведомить об этом орган или лицо, в производстве которых находится уголовное дело, а также прокурора. По нашему мнению, с целью установления единого процессуального порядка освобождения подозреваемого по основаниям, предусмотренным ч.2 ст. 94 УПК РФ, дополнить ч. 3 ст. 94 УПК РФ указанием о то, что по истечении срока задержания, не поступления постановления от дознавателя, следователя, прокурора об освобождении подозреваемого, постановления суда о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу либо продления срока задержания, начальник места содержания задержанных освобождает задержанного по вынесенному им мотивированному постановлению.

Как отмечалось в юридической литературе, освобождение подозреваемого не всегда означает действительное отсутствие в дальнейшем оснований для применения задержания.269 В ходе дальнейшего расследования могут появиться новые доказательства, указывающие на совершение преступления лицом, в отношении которого уголовное дело было прекращено. Привлечение лиц повторно по тем же эпизодам преступной деятельности по вновь открывшимся основаниям в качестве подозреваемых возможно только после отмены постановления о прекращении в отношении подозреваемого уголовного дела или уголовного преследования.

268 См: ст. 49 ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении

преступления», ч.З ст. 94 УПК РФ;

2 9См.:Чувилев А Анализ статистических данных о законности задержания подозреваемых//

Социалистическая законность. 1973 .№ 10.-С.65-66; Кудинов Л.Задержание подозреваемого//

Тамже.1979.№4.-С57.

125 После освобождения от подозрения лицо в любом случае уже не является

подозреваемым. Оно может или остаться в уголовном деле, или вообще выйти из него. В первом случае подозреваемый может стать в данном уголовном процессе свидетелем. Если показания бывшего подозреваемого не имеют доказательственной ценности, то после освобождения от подозрения лицо вообще выбывает из уголовного процесса и каким-либо его участником не является.

Как показало проведенное нами исследование, к сожалению, в следственной практике имеются случаи, когда следователь освобождает задержанного подозреваемого по истечению 48 часов, но имея сведения о том, что он совершил преступление, допрашивает его в качестве свидетеля, а затем, собрав достаточную совокупность доказательств, привлекает в качестве обвиняемого. Формально такая практика не противоречит действующему закону, но фактически нарушает требования презумпции невиновности. «Бывший» подозреваемый, с одной стороны, предупреждается об ответственности за уклонение или отказ от дачи показаний по ст.ст. 307, 308 УК РФ, а с другой ему разъясняются его права, предусмотренные ст. 51 Конституции РФ, право отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ. На недопустимость применения следователем таких мер, как намеренное привлечение лица находящегося под подозрением сначала в качестве свидетеля и лишь позднее- в качестве обвиняемого, обращал внимание еще Н.Н. Розин.270

В связи с чем мы предлагаем, в ч. 4 ст. 56 УПК РФ включить положение о том, что свидетель не может быть допрошен об обстоятельствах, изобличающих его самого в совершении преступления. Следователь не может ставить вопросы, побуждающие его фактически к самообвинению. Это соответствует требованиям закона исключающим возможность возложения обязанности доказывания невиновности на лицо, привлекаемое впоследствии к уголовной ответственности. В случае открытия новых обстоятельств при расследовании уголовного дела и появления оснований для подозрения лица в совершении преступления, необходимо вновь поставить гражданина в статус подозреваемого (ст. 46 УПК РФ) и допрашивать его соответствующим образом, а не оставлять его свидетелем по делу.

Не соответствует закону освобождение на основании малозначительности преступления, завершения неотложных следственных действий и т.п. Основания освобождения в этих случаях должны быть уточнены с учетом установленных в

126 законе формулировок (ч.1  ст. 94 УПК РФ). На наш взгляд, об освобождении

задержанного недостаточно письменного указания прокурора лишь в протоколе задержания.

В ходе изучения нами более 254 уголовных дел было установлено, что в ряде случаев следователи применяют основание для освобождения подозреваемого, предусмотренное п. 2 ч. 1 ст. 94 УПК РФ, лишь на основании письменного указания прокурора на тексте ходатайства об отсутствии оснований для применения меры пресечения -заключение под стражу. После чего в большинстве рассматриваемых случаев     применяется  мера  пресечения -подписка  о  невыезде  и  надлежащем

ОТ 1

поведении. По нашему мнению, по этому основанию лицо не должно освобождаться в случае отказа прокурора в даче согласия на обращения в суд с ходатайством о применении меры пресечения - заключение под стражу. Отказ прокурора в выдаче согласия на применения указанной меры пресечения должен выразить в форме мотивированного постановления, само же ходатайство должно быть направлено в суд. Если прокурор выносит постановление об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела, то это может являться и поводом для освобождения подозреваемого (п. 1 ч. 1 ст. 94 УПК РФ).

А.К. Аверченко указывал, что лицо может иметь статус подозреваемого и после прекращения действия мер процессуального принуждения при выполнении следственных действий, направленных на уличение лица в причастности к преступлению.272 На наш взгляд, является ошибочным мнение Э.Боровского о том, что в некоторых случаях подозреваемый должен оставаться в процессе на неопределенное время.273

Только освобождение лица в связи с неподтверждением подозрения в совершении преступления означает его реабилитацию (п.1 ч.1 ст. 94 УПК РФ). В данном случае должны быть приняты меры к восстановлению прав и репутации освобожденного. В то же время освобождение задержанного подозреваемого без

270

Н.Н. Розин Уголовное судопроизводство. Спб, 1914. -С.356;

271 Изучение следственной практики показывает, что прокуроры, как правило, не называют мотивов, по которым они отказывают в согласии на применение меры пресечения-заключение под стражу, предлагают следователю избрать подозреваемому более мягкую меру пресечения. В подобных случаях следователь, дознаватель, не вынося постановления о применении к подозреваемому этой меры пресечения, лишь отбирает у него, например, подписку о невыезде и надлежащем поведении. Подобная практика противоречит действующему законодательству (ст. 101 УПК РФ); 272Аверченко А.К.Указ.работа. -С.76,78;

273  Боровский  Э.  Понятие  подозреваемого  в  советском  уголовном  процессе.  Вестник Московского Университета. Серия X., Право, 1963, № 1, -С. 34.

127 прекращения    уголовного    преследования    может    оставлять    гражданина    под

подозрением до тех пор, пока расследуемое уголовное дело не будет разрешено по существу. При применении других оснований для освобождения лицо может продолжать находиться под подозрением, его судьба решается в ходе дальнейшего расследования (п.п.2,3 ст. 94 УПК РФ). В этом случае гражданин фактически продолжает занимать процессуальное положение подозреваемого, т.к. уголовно-процессуальный закон прямо не регламентирует процедуры официального снятия с гражданина выдвинутого подозрения.274

B.C. Шадрин справедливо отмечал, что с момента прекращения уголовного преследования подозреваемого ему должно быть предоставлено право на все виды материальной и моральной компенсации в случае причинения ему в связи незаконным привлечением к участию в деле в качестве подозреваемого какого-либо вреда.275

В п. 5 ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод сказано, что «каждый, кто явится жертвой ареста или задержания в нарушение положений данной статьи, имеет, обеспеченное юридической процедурой, право на компенсацию». Принцип реабилитации отражен в ст. 53 Конституции РФ, в которой говорится, что каждый имеет право на возмещение государственного вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Вопросу   о реабилитации лиц, незаконно вовлеченных в уголовный процесс в

г                                                            276

качестве подозреваемых, неоднократно уделялось особое внимание в литературе. Отмечалось, что назначение института реабилитации-исправить следственную и судебную ошибку и восстановить гражданина, признанного в установленном порядке невиновным, в прежних правах.277 Обоснованно ставился вопрос о необходимости предусмотреть в законе правила прекращения уголовных дел в отношении подозреваемых, которые не привлекаются    к уголовной ответственности.     Факт

274  В своей статье «Адвокатам дали срок» Князев А. отмечает: «...если задержанного отпустили, это не означает, что он свободен: час прошел-и его опять могут задержать без санкции суда, на те 48 часов...». Российская газета. - 2004. 25 марта;

275  Шадрин B.C. Указ.раб. -С. 122;

276    См.:  Давлетов  А.   Войт  В.Институт  подозрения  нуждается  в  совершенствование/ Законность, 1996-№7.-С.26;

277   Пастухов М.И.Институт реабилитации: на пути к законодательному регулированию// Государство и право, 1993.№ 12.- С.56;

278См.: Дорохов В.Я. Процессуальное положение подозреваемого в советском уголовном процессе// Вестник Высшей школы, 1958, № 3.-С.18; Голунский С.А. Вопросы доказательственного права в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных

128 реабилитации такого лица может найти отражение в постановлении о прекращении в

отношении него уголовного дела (ст. 24 УПК РФ). В случае, когда прекращение производства по делу в отношении подозреваемого совпадает с прекращением уголовного дела в целом, достаточно вынесения одного постановления. Также отмечалось, что в случае непричастности подозреваемого к совершению преступления, вывод об этом необходимо излагать в отдельном процессуальном документе. Таким документом может быть вынесенное следователем или лицом, производящим дознание, мотивированное постановление о реабилитации подозреваемого, копия которого вручается реабилитированному под расписку, а также направляется прокурору. В этом постановлении должны быть предусмотрены конкретные меры, направленные на возмещение реабилитируемому имущественного и устранения последствий морального вреда, на восстановление его в трудовых, пенсионных, жилищных и других нарушенных правах, если такие нарушения имели место.279 Указывалось, что права на возмещение причиненного ущерба гражданина

280

нельзя рассматривать в одном ряду с процессуальными правами подозреваемого. Данное право возникает у соответствующего лица лишь после признания задержания незаконным, т.е. когда лицо перестает быть подозреваемым. Поэтому данное право гражданина находится за рамками статуса подозреваемого и связано не с проблемой участников уголовного процесса, а со специфическим правовым институтом реабилитации невиновных.

Указ Президиума Верховного Совета СССР «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» (ст. 2), принятый 18 мая 1981 г., 282 не устанавливал при наличии реабилитирующих оснований возмещение в полном объеме ущерба гражданину в результате признания незаконности задержания по подозрению в совершении преступления. 283 Закон РСФСР от 5 декабря 1991 г. дополнил ст.58.1

республик.// В кн.: Вопросы судоустройства и судопроизводства в новом законодательстве Союза ССР.М., 1959. -С. 156 и др.;

279   См.: Михайленко А.Р. Вопросы теории и практики возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе. Автореф...канд.юр.наук. Саратов, 1971.- С.7;

280 Денежкин Б. А. Указ.раб. -С.51-52;

281  Колосович С.А.Указ.работа.- С. 87;

282 Ведомости Верховного Совета СССР, 1981, № 21, ст. 741;

283   Во-первых, такое важное конституционное право как право на возмещение ущерба, причиненного    незаконными    действиями    должностных    лиц    нуждалось    в    четкой регламентации в УПК, а не в ведомственных инструкциях. Во-вторых, в Инструкции содержался     ряд необоснованных  положений.  Содержание ст.  58.1   УПК РСФСР  не

129 УПК РСФСР частью второй, согласно которой круг оснований для возмещения

ущерба шире, т.к. ими могут являться, в частности, незаконное задержание, но только в том случае, если эти действия были совершены правоохранительными органами после издания закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния.

В сложившихся к принятию в 2001 г. УПК РФ правилах возмещения вреда (ущерба), причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, каждый, в том числе незаконно задержанный, имел право на обращения с претензиями на действия сотрудников правоохранительных органов. Был установлен порядок их рассмотрения и принятия решения, который предусматривал для разбирательства исковых требований по правилам гражданского судопроизводства на общих основаниях.

Пострадавший от незаконных действий мог воспользоваться такого рода «льготным» порядком при следующих условиях: 1) вред должен быть результатом незаконного действия (в том числе решения). При причинении его законными действиями (решениями) возмещение возможно лишь в случаях, прямо оговоренных в законодательстве (ч. 3 ст. 1064 Гражданского Кодекса РФ (далее по тексту ГК РФ); 2) причиненный вред должен быть результатом не любых незаконных действий, а лишь таких, которые конкретно названы в законе: незаконного осуждения; незаконного привлечения к уголовной ответственности; незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу (ареста) или подписки о невыезде. Только такие незаконные действия могут служить материально-

285

правовым основанием для применения «льготного» порядка возмещения вреда.

В п. 18 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации № 1 от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» отмечалось, что: «...В соответствии с положениями ст.ст.1070, 1100 ГК РФ оправданному следует разъяснять его право на возмещение вреда и компенсацию морального вреда, причинного ему в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, о чем должна быть сделана пометка в протоколе судебного заседания».      На практике продолжал существовать

подкреплялось никакими другими нормами УПК РСФСР: на право возмещения подобного ущерба, на порядок его возмещения, на меры, принимаемые должностными лицами органов уголовной юстиции к возмещению этого ущерба; Сборник законодательства РФ, 1996, № 5, ст. 410;

285   Ст.  1070 ч. 2 ГК РФ говорится    о возмещение вреда причиненного гражданину в результате незаконного применения в качестве меры пресечения и подписки о невыезде, но не упоминает основание для реабилитации -незаконное задержание;

286 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996, № 7.

130 вопрос- включает ли     законодатель в понятие «уголовной ответственности» и

задержание подозреваемого.

Обязанность органов расследования реабилитировать каждого подозреваемого, уголовное дело в отношении которого было прекращено по реабилитирующим основаниям со всеми вытекающими из этого последствиями (компенсации морального вреда и т.п.), выступает в качестве серьезного «противовеса», важной гарантией от необоснованного привлечения в качестве подозреваемого. Следует согласиться с мнением НЛ.Шило, что в понятие реабилитации следует включать не только факт прекращения уголовного дела или оправдания по суду лиц, необоснованно привлекавшихся к уголовной ответственности, правовые основания и круг субъектов, но наступающие в связи с этим правовые последствия.288 Реабилитация в уголовном судопроизводстве предполагает восстановление невиновного в прежних правах и, одновременно, восстановление его доброго имени, репутации. «Ни последующее оправдание судом, ни даже прекращение дела до предания суда, - писал А.Ф.Кони, - очень часто не могут изгладить...нравственного вреда, причиненному человеку поспешным и неосновательным    привлечением к

289

уголовному делу».

Норма, разъясняющая понятие реабилитации, включена в перечень разъяснений, используемых в УПК РФ (п.34 ст. 5). Исходя из указанных положений можно сделать вывод, что возмещение причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием вреда является элементом реабилитации, ее неотъемлемой частью. Однако в законе указывается и определение понятия «реабилитированный», которое вступает в противоречие с предыдущим (п. 35 ст. 5 УПК РФ). Надо полагать, что лицо обретает статус реабилитированного тогда, когда в отношении него процесс реабилитации завершен полностью, с учетом всех его элементов. Поэтому, опираясь на положение п. 34 ст. 5 УПК РФ, можно сделать вывод о том, что лицо, только имеющее право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием, и не реализовавшее его, является не реабилитированным,  а реабилитируемым,  т.е.  только  находящимся   в  процессе

287   В ст.  105 (1) теоретической модели УПК РСФСР предусматривалось возможность возмещения вреда, причиненного незаконным задержанием. См.: Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель.-М.: ИГиП АН СССР, 1990.-С.94;

288   Шило Н.Я. Проблемы реабилитации на предварительном следствии.Ашхабад, Ылым, 1981.-С.16;

289 Кони А.Ф. Собрание соч.: В 8 т.-М., 1967.- Т.4-С.171.

131 реабилитации. Мы считаем, что необходимо включение в понятие реабилитации не

только права на возмещение вреда, но и реальное возмещение этого вреда.

Считать нереабилитированным лицо, которое не желает воспользоваться своим правом на возмещение ущерба, законодатель не может. В законе РСФСР от 18.10. 1991 г. «О реабилитации жертв политических репрессий» говорится о праве на возмещение ущерба «реабилитированным лицам». В данном случае законодатель не включает в реабилитацию использование права на возмещение ущерба. Он рассматривает реабилитацию как условие возмещения ущерба, причиненного личности незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения - заключения под стражу, незаконным осуждением.

Из положения ч.1 ст. 133 УПК РФ видно, что право на возмещение имущественного и морального вреда является элементом права на реабилитацию. То есть лицу, у которого возникает право на реабилитацию, не навязывается реальное возмещение причиненного вреда в процессе его реализации, а указывается на то, что данное лицо автоматически становится лишь обладателем права на такое возмещение. Вопрос о том, пожелает ли данное лицо воспользоваться этим правом, остается открытым, и будет разрешаться в порядке, предусмотренном ст. 135 и 136 УПК РФ. Однако и здесь обнаруживается противоречие с положением п. 34 ст. 5 УПК РФ, где указывается, что реабилитация включает в себя непосредственное возмещение причиненного вреда. Следует согласиться с мнением Подопригора А.А., который указывал: «Мы говорим, что возмещение причиненного вреда незаконным или необоснованным уголовным преследованием необходимо включать в понятие реабилитации, что будет отражать ее сущность, и в то же время констатируем, что мы не можем лишать личность возможности самостоятельно решать вопрос о необходимости такого возмещения». Следовательно, исходя из понятия реабилитации, указанного в п. 34 ст. 5 УПК РФ, возникает проблема в решении вопроса о состоявшейся реабилитации в случае отказа пострадавшего субъекта от использования данного права. Возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, -право на реабилитацию, поэтому в понятие которой должно входить не обязательное возмещение ущерба, а разрешение вопроса о желании реабилитируемого воспользоваться     таким     правом,     и     обязательное     реальное     возмещение

290   Подопригора  А.А  Опыт   и   проблемы   применения   нового   УПК   РФ.   Материалы Всероссийского «круглого стола» 27-28 февраля 2003 г.Ростов н/Д.2003.-С76.

132 рассматриваемого ущерба возможно только в случае изъявления такого желания

путем официального заявления в предусмотренном законом порядке.

Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеет подозреваемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным п.п. 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 и п.п. 1 и 4-8 ч. 1 ст. 27 УПК РФ (п.З ч.2 ст. 133 УПК РФ). Часть 3 ст. 133 УПК РФ впервые предоставляет право на возмещение вреда любому лицу, незаконно подвергнутому мерам процессуального принуждения. В то же время незаконное задержание прямо не предусмотрено в качестве оснований для возмещения вреда. На наш взгляд, под «любым лицом» в данном случае понимаются все иные лица, помимо перечисленных в ч. 2 ст. 133 УПК РФ, которые были подвергнуты мерам процессуального принуждения. К ним, в частности, могут отнесены лица, задержанные в качестве подозреваемых.291 По нашему мнению, в ч. 3 ст. 133 УПК РФ необходимо указать тех лиц участников уголовного процесса, которые могут быть подвергнуты мерам процессуального принуждения.

В силу презумпции невиновности возникает необходимость полной реабилитации подозреваемого, т.е. официальное признание его непричастности к совершению преступления. В этом случае необходимо не только освободить задержанного, но и официально удостоверить непричастность этого лица к совершению преступления, необоснованность выдвинутого в отношении его подозрения, принять все меры к восстановлению чести и достоинства, а также возмещению нанесенного ему ущерба.

Нередко вопрос о причастности или непричастности к совершению преступления лица, задержанного, а затем освобожденного, может быть решен только в процессе или по окончании предварительного расследования. Некоторые процессуалисты выступали за то, чтобы в законе было предусмотрено правило об обязательном составлении постановления о прекращении производства в отношении подозреваемого, не привлеченного в качестве обвиняемого, независимо от вида оснований его появления в деле. Такое постановление могло быть вынесено по истечении 10 суток с момента привлечения его в качестве подозреваемого, а в случае

292

задержания- с момента применения данной меры процессуального принуждения. Если при дальнейшем производстве по делу будут установлены обстоятельства,

291  См.: Комментарий к УПК РФ.Отв.редакторы Козак Д.Н., Мизулина Е.Б.-С.289;

292  См: Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений.М., 2000. -С. 125.

133 уличающие «бывшего» подозреваемого в совершении данного преступления, то

постановление о прекращении уголовного преследования должно быть отменено, а данное лицо привлечено к уголовной ответственности.

По нашему мнению, при освобождении подозреваемого, в случаях, указанных в п.п. 1, 3 ч..1 ст. 94 УПК РФ, прекращения уголовного преследования по основаниям, предусмотренным п.п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, вопрос о его реабилитации и возмещению вреда, причиненного в результате уголовного преследования, должен решаться, на наш взгляд, независимо от тех обстоятельств, что лицо, после совершения нового преступления, вскоре снова стало подозреваемым

293

по другому уголовному делу.

Ранее законодатель при разработке уголовно-процессуального закона исходил из того, что всякое подозрение обязательно должно перерасти в обвинение. Действующим УПК РФ также не предусмотрена процедура освобождения от подозрения. Отдельными процессуалистами предлагалось выносить процессуальные акты о снятии с подозреваемого подозрения, копию которого нужно вручать под расписку лицу, находившемуся под подозрением,294 реабилитированному и направлять прокурору.295 Разделяя данные мнения, добавим, что наиболее точным названием такого решения явилось бы «постановление об освобождении от подозрения».

Следовательно, если в ходе расследования дела предъявленное подозрение не нашло своего подтверждения, то орган уголовного преследования обязан специальным постановлением освободить лицо от подозрения, а не связывать его автоматически с вынесением постановлений о прекращении уголовного дела или уголовного преследования. Это постановление не будет дублировать постановление о прекращении уголовного преследования в отношении подозреваемого.

В связи с этим, мы предлагаем дополнить УПК РФ статьей: «Постановление об освобождении от подозрения» в следующей редакции:

Часть 1:.;. «В случае, если подозрение не нашло своего подтверждения, нет оснований для привлечения лица в качестве обвиняемого, составления обвинительного акта,

293  Чупилкин Ю.Б. отмечал, что основанием для обладания права на реабилитацию должны являться    не    меры    принудительного    характера,    необоснованно    применяемые    к подозреваемому, а неправомерное уголовное преследование со стороны органов правосудия. Указ.работа.-С23;

294 Пантелеев И.А. Указ.работа. -С.14,63-64;

295 Денежкин Б.А. Указ.раб.-С.32-33.

134 следователь,   дознаватель   или   прокурор   обязаны   специальным   постановлением

освободить лицо от подозрения»;

Часть 2: «В постановлении должны быть указаны: 1) сущность выдвинутого подозрения; 2) отсутствие оснований для предъявления обвинения; 3) решение органа уголовного преследования о снятии с данного лица возложенного подозрения. Копии постановления об освобождении от подозрения вручаются под расписку лицу, находившемуся под подозрением, и направляется прокурору.

Таким образом, подозрение в совершении преступления и следующее за ним задержание приобретет полностью завершенный вид только в том случае, если оно будет оформлено в начале протоколом задержания, затем постановлением о привлечении в качестве подозреваемого, а в конце - постановлением о привлечении лица к делу в качестве обвиняемого либо об освобождении лица от подозрения. В итоге уголовный процесс должен получить стройную структуру уголовно-процессуальной деятельности на этапе подозрения, состоящую из взаимосвязанных между собой и строго упорядоченных элементов: 1) решение вопроса об уголовно-процессуальном задержании подозреваемого; 2) привлечение лица в качестве подозреваемого; 3) допрос подозреваемого; 4) решение вопроса о применении к подозреваемому меры пресечения; 5) окончание подозрения. Целостность данной структуры проявляется в том, что любой элемент в ней органически связан между собой, и нарушение последовательности действий может привести к негативному результату, а проведение каждого процессуального действия обуславливается результатами предшествующей деятельности.

135 Заключение

В диссертации рассмотрен комплекс основных вопросов, связанных с применением задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, признанием лица подозреваемым имеющих важное теоретическое и практическое значение. В результате проведенного исследования уточнен и выдвинут ряд научных положений, восполняющих в известной мере пробелы правового регулирования в сфере уголовного судопроизводства. Они позволяют сформулировать следующие основные положения теоретического характера и рекомендации к совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

1. Подозрение, как общее условие для применения задержания, является утверждением органов дознания и предварительного следствия, их вывод о возможной причастности конкретного лица к совершению преступления, основанным на неполных знаниях о расследуемом преступлении и лице, его совершившем. Подозрение имеет также ориентирующий характер в виде сведений, дающих основания для производства следственных (процессуальных) действий, оперативно-розыскных мер. Оно предшествует появлению обвинения и носит по отношению к нему вспомогательный характер.

2.   Существующий  уголовно-процессуальный  закон  в   части   подозрения   не отвечает в должной мере     конституционному требованию обеспечения  прав  и законных интересов личности,  оказавшейся  под подозрением.  Основанием  для признания лица в качестве подозреваемого является именно наличие обоснованного подозрения, но отнюдь не применение к лицу мер процессуального принуждения, возбуждения уголовного дела.

3. Предлагается дополнить   УПК РФ   следующими статьями:   «Подозрение», «Основания подозрения», «Предъявления подозрения», «Срок подозрения».

4.  Задержание заподозренного лица заключается  в кратковременном лишении свободы передвижения лица, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы,   с   целью   выяснения   его   причастности   к  совершению   преступления, обоснованности выдвинутого подозрения и разрешения вопроса о признании его подозреваемым, а также возможности применении меры пресечения до предъявления обвинения или освобождения и снятия подозрения.

5.    Во   время   выяснения   причастности       задержанного   к   совершенному преступлению должны параллельно решаться вопросы о возбуждении уголовного дела   по  данному     факту     и  о  его     возможном      привлечении   в   качестве

136 подозреваемого. Законодательно необходимо определить, что задержание,  как мера

процессуального принуждения в неотложных случаях, возможно еще до возбуждения уголовного дела.

6.  В УПК РФ предлагается использовать единое понятие- «момент фактического задержания» (п. 15 ч. 1 ст. 5 УПК РФ) в ч. 2, 3 ст. 94, ст. 100 УПК РФ.

7.   При непосредственном обнаружении признаков преступления, основаниями для возбуждения уголовного дела будут    объективные данные, указывающие на причастность к нему задержанного лица. При этом ст. 140 УПК РФ  есть основание дополнить п.  4 ч.   1   следующего содержания:  «Непосредственное обнаружение признаков преступления, при задержании заподозренного лица».

8. Одновременно с вынесением постановления о возбуждении уголовного дела в отношении        конкретного    лица,    дознаватель,    следователь    обязан    вынести постановление о привлечении в качестве подозреваемого. Первый из них дает начало производства   расследования   преступления,   указывает   на   наличие   признаков преступления,   а   второй   определяет   определенное   процессуальное   положение подозреваемого,   как участника  предварительного  расследования,  данные  о  его причастности к совершенному преступлению.

9.  Юридическим основанием для признания лица подозреваемым должно быть постановление о привлечении в качестве подозреваемого. Только после вынесения соответствующего   постановления,   лицо   может   быть   водворено   в   ИВС   или следственный изолятор на срок до 48 часов или к нему применена по решению суда мера пресечения- заключение под стражу, домашний арест или избрана другая мера принуждения.

10.  УПК РФ    предлагается дополнить следующими статьями: «Привлечение заподозренного   лица   к   делу   в   качестве   подозреваемого»,   «Подозреваемый», «Применение мер процессуального принуждения к подозреваемому».

11.    Статью   22   Конституции   РФ   есть   основание      дополнить   понятием «задержание».

12. В редакции ст. 100 УПК РФ целесообразно сделать следующие дополнение: « В   исключительных   случаях,   т.е.   при   наличии      доказательств,   позволяющих обоснованно подозревать лицо в совершении преступления, но не достаточных предъявить подозреваемому   обвинение или освободить его от подозрения»...далее по тексту ст. 100 УПК РФ. Эта формулировка указывает не только на меньший объем уличающих   доказательств   по   сравнению   с   теми,   которые   необходимы   для привлечения лица в качестве обвиняемого, но и заключается также в необходимости

137 применения на данный момент расследования в отношении подозреваемого   меры

пресечения.

13.    Основанием   для   задержания   должны   являться   фактические   данные, формулирующие основание для подозрения о причастности конкретного лица к совершению преступления, наказуемого по закону лишением    свободы, которые могут быть получены из источников и обстоятельств, указанных в ч. 1 ст. 91 УПК РФ. Эти данные дают лишь основание подозревать лицо в совершении преступления, а также возможность сделать вероятный вывод об этом на момент принятия решения о задержании. Степень обоснованности и достоверность таких данных должна быть оценена и проверена, а причастность лица к совершению преступления должна подлежать установлению.

14.  Фактическое задержание лица по подозрению в совершении преступления уполномоченными на то участниками уголовного судопроизводства, его доставление в орган предварительного следствия, оформление протокола задержания и другие, связанные   с   ним   действия,   должны   стать   составными   частями   уголовно-процессуального   задержания.   Данные  действия  должны   иметь   процессуальный характер в рамках начала существования института подозрения.

15.  Автором предлагается ст. 91 УПК РФ    назвать: «Основания задержания заподозренного лица», так как в ней указаны основания появления подозрения к задержанному лицу, но еще не подозреваемому в процессуальном смысле.

16.    Часть    1   ст.   91   УПК   РФ   изложить   в      редакции,   дополнительно предусматривающей, что орган дознания, дознаватель, следователь или прокурор вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии    основания -наличия фактических данных, полученных как из процессуальных источников, так и в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению и раскрытию преступлений, если   они оцениваются в качестве сведений о причастности лица к совершению преступления и имеются данные, что заподозренное   лицо пыталось скрыться, либо его личность не установлена.

17.   Статью   91   УПК  РФ   дополнить  ч.   2,   предусматривающей,   что     при фактическом задержании заподозренного лица ему следует устно разъяснять    в совершении какого преступления он подозревается согласно конкретной статье Уголовного Кодекса РФ (Например, «Вы подозреваетесь в совершении контрабанды -преступления, предусмотренного ст. 188 УК РФ. Вы имеете право отказаться отдачи объяснений и показаний. Все, что Вы    скажете, может быть использовано как

138 доказательства против Вас на следствии и  в суде. Вы имеете право на присутствие

защитника. При отсутствии у Вас средств для его оплаты, его участие обеспечивается Вам за счет государства.»). Необходимо также разъяснять его основные права и обязанности с вручением карточки, где они перечислены.

18. Статью 91 УПК РФ дополнить ч. 3, предусматривающей право производить фактическое задержание лиц, заподозренных в совершении преступлений, как на основании исполнения постановления о производстве задержания (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ), так и при наличии оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 91 УПК РФ;

19.  Несогласование ч.  1 и ч.    2 ст.    91 УПК РФ привело по существу к различному толкованию понятия оснований задержания как в теории, так и на практике. Сам термин «иные данные» использован законодателем явно неудачно, поскольку в ч.  1 ст.    91 УПК РФ о каких-либо данных, дающих основание для подозрения вообще упоминаний нет. Сама по себе попытка скрыться, отсутствие постоянного места жительства, либо неустановление личности подозреваемого лица являются теми  условиями,  наличием  которых  может быть  лишь  мотивирована необходимостью задержания вообще (п.п.1-3 ч. 1 ст. 91 УПК РФ), они не могут быть положены в основу для принятия решения о задержании.    Действия, выходящие за рамки   прав   личности   на   свободу   передвижения   и   выбор   места   жительства, целесообразно   рассматривать   в   соотношении   с   нормами   административного задержания.

20. Целью задержания, как и любой другой меры процессуального принуждения, является воздействие на субъекта в целях обеспечения исполнения процессуальных обязанностей    и   осуществления    надлежащего   выполнения    задач    уголовного судопроизводства,    выяснение    причастности    заподозренного    к    совершенному преступлению.

21.   Мотив  задержания,  будучи  субъективной   категорией,   не  в  состоянии исполнить роль надежной гарантии законного задержания и, тем самым, обеспечить охрану прав и законных интересов личности. В случае вынесения мотивированного постановления о привлечении задержанного лица в качестве подозреваемого, можно отказаться  от  попыток  законодательного  перечисления   мотивов  задержания   и указания их в протоколе.

22.    Предлагается   рассматривать   протокол   задержания   как   обоснование фактического   задержания   лица,   подозреваемого   в   совершении   преступления, отражающего саму ее процедуру. Доказательственное значение могут иметь данные об обстоятельствах, полученных в момент физического захвата, в связи с чем   их

139 необходимо фиксировать в протоколе задержания. В протоколе задержания следовало

бы  указывать о том, были ли разъяснены подозреваемому его права и обязанности при физическом захвате.

23.  Законодательно целесообразно закрепить в ч. 2 ст. 92 УПК РФ, в бланке протокола   задержания   подозреваемого,       возможность   изложения   объяснений задержанного и при этом делать на ссылку на требования п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК РФ. Сам   «Протокол  задержания   подозреваемого»  есть   основание   переименовать   в «Протокол задержания заподозренного лица».

24.   Статью 92 УПК РФ    изложить в новой редакции, предусматривающей составления протокола задержания   непосредственно при фактическом задержании заподозренного лица или,  если  это не представляется возможным (по тактическим соображениям, в связи со стихийными бедствиями, боевыми действиями и т.д.) в течение одного часа после его доставления в орган дознания, к следователю или прокурору,   присутствия  при  его  составлении  защитника.   В   бланке  протокола задержания    предлагается    дополнительно    указывать:     описания     фактических обстоятельств задержания с указанием в подстрочном тексте места, времени, способа и иных существенных обстоятельств совершенного преступления, устные объяснения заподозренного лица при физическом захвате, разъяснение ему прав и обязанностей, объявления задержанному  в совершении какого преступления   он подозревается, с указанием на время, место и наиболее существенные обстоятельства совершенного преступления,   его   юридическую      квалификацию   в   соответствии   с   УК   РФ, разъяснения   основных       требований   ФЗ   РФ   «О   содержании   под   стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и Правил внутреннего распорядка в местах содержания задержанных; прав и режимных, связанных с этим ограничением.

25.  В ч. 2 ст. 48 Конституции РФ есть основание указать и подозреваемого, как субъекта уголовного процесса.

26.   Предлагается  дополнить   ч.   1   ст.   52   УПК   РФ   следующим   текстом: «Следователь, дознаватель, имеет право удовлетворить ходатайство подозреваемого об отказе в участии защитника только в присутствии последнего».

27.. Защитник должен участвовать в ходе составления протокола задержания, о чем необходимо указать в п.5 ч.1 ст. 53 УПК РФ. В случае вынесения предложенного нами постановления о привлечении в качестве подозреваемого, защитник задержанного должен присутствовать при предъявлении подозрения (о чем необходимо сделать соответствующие дополнения в ч. 4 ст. 53 УПК РФ).

140 28. Подозреваемый вправе заявлять ходатайства об отводе переводчика (ст. 69

УПК РФ), эксперта (ст. 70 УПК РФ), специалиста (ст. 71 УПК РФ), о чем необходимо указать законодательно.

29.  Целесообразно дополнить ст. 121 УПК РФ нормой, что срок рассмотрения ходатайства задержанного подозреваемого не может быть более 24 часов.

30. Подозреваемый должен знать свои права, которые имеют непроцессуальную природу, еще до того момента, как он будет водворен в изолятор временного содержания       или   следственный    изолятор,    поскольку    механизм    реализации процессуальных прав тесно связан с наличием режимных ограничений.

31. УПК РФ необходимо дополнить отдельной статьей «Допрос подозреваемого».

32.  Наряду с уведомлением о задержании следует направить  прокурору  копию протокола задержания подозреваемого. Само сообщение прокурору о произведенном задержании должно производиться немедленно после оформления протокола.

33.   В  ведомственных актах необходимо указать, что жалобы задержанного направляются непосредственно прокурору, минуя лицо, производящее расследование. Статью   124 УПК РФ дополнить нормой, предусматривающей, что проверка по жалобе задержанного осуществляется прокурором в течение 12 часов с момента заявления.

34.   Поводом к принесению в суд жалобы на произведенное задержание должно являться также обнаружение нарушений процессуальной формы, процессуальных прав, которые могут быть прямо не связаны с основаниями применения задержания, но указывают на то, что данное решение является незаконным. В     уголовно-процессуальном   законе   следует   указать,   что   в   случае   своевременного   не предоставления в суд жалобы и материалов, необходимых для ее рассмотрения, судья в судебном заседании выносит постановление об отмене этой меры принуждения и освобождает задержанное лицо.

35.  Статью 125 УПК РФ есть основание дополнить нормой, согласно которой судья проверяет законность и обоснованность действий и решений дознавателя, следователя, прокурора, связанных с задержанием подозреваемого не позднее, чем   8 часов с момента поступления жалобы в судебное заседание.

Для отмены вышестоящим судом постановления судьи должны быть не только процессуальные, но и материальные основания в виде необоснованного либо несправедливого решения.

36.   Предлагается    дополнить ч. 3 ст. 94 УПК РФ указанием о то, что по истечении  срока задержания,  не   поступления  постановления   от     дознавателя,

141 следователя, прокурора об освобождении подозреваемого, постановления суда о

применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, либо продления срока задержания (п.З ч.7 ст. 108 УПК РФ), начальник места содержания задержанных освобождает задержанного по вынесенному им мотивированному постановлению.

37.   Дополнить   УПК РФ нормой о том, что   в случае, если   задержание было произведено с   нарушением требований ст. 91 УПК РФ (п.З ч.1 ст. 94 УПК РФ), и наличия для этого оснований, выносится постановление о прекращении  уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, предусмотренными п.п. 1, 2  ч. 1 ст. 24, п. 1 ч. 1 ст. 27 ч. 1 ст. 212 УПК РФ.

38.   В ч. 3 ст. 133 УПК РФ указать незаконное задержание в качестве оснований для возмещения вреда.

39.   При освобождении подозреваемого в случаях, указанных в  п.п. 1, 3 ч. 1 ст. 94     УПК     РФ,     прекращения    уголовного     преследования     по     основаниям, предусмотренным п.п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, вопрос о его реабилитации      и   возмещению   вреда,   причиненного   в   результате   уголовного преследования, должен решаться независимо от тех обстоятельств, если лицо, после совершения   нового   преступления,       вскоре   снова   было   задержано   и   стало подозреваемым по другому уголовному делу.

40.   В ч. 4 ст. 56 УПК РФ включить положение о том, что свидетель не может быть  допрошен  об  обстоятельствах,   изобличающих  его  самого  в  совершении преступления.

41.  Если в ходе расследования дела предъявленное подозрение не нашло своего подтверждения,    то    орган    уголовного    преследования    обязан    специальным постановлением освободить лицо от подозрения, а не связывать его автоматически с вынесением   постановлений   о   прекращении   уголовного   дела   или   уголовного преследования (ст.ст.24, 27 УПК РФ). В связи с чем есть основание дополнить УПК РФ статьей: «Постановление об освобождении от подозрения».

Внесение предлагаемых новелл по совершенствованию действующего законодательства будет способствовать улучшению правоприменительной деятельности в сфере уголовного судопроизводства.

142 Список использованной литературы

1.Правовые акты и иные документы

L Конституция Российской Федерации.-М., 1993.-58 с;

2.  Декларация прав и свобод человека и гражданина, принятая Верховным Советом РСФСР 22.11.1991 г.// Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. -1991. -№ 52. -ст. 1265;

3.    Всеобщая декларация прав человека. Резолюция 217А Генеральной Ассамблеи ООН от  10.12.1948 гУ/СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы.-М.- 1989.-С.11-18;

4.  Международный пакт о гражданских и политических правах. Резолюция 2200А Генеральной   Ассамблеи   ООН   от   16.12.1966   г.   (ратифицирован   Президиумом Верховного Совета СССР 18.09.1973 г., вступил в силу 23.03.1976 г.) // Ведомости Верховного Совета СССР.-1976.-№ 17.-Ст.291;

5.  Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4.11.1950 г.// СССР и международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы.-М.-1989.-С. 19-20;

6.   Свод принципов защиты всех лиц, подвергнутых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме. Принят резолюцией 43/173 Генеральной Ассамблеи ООН 9.12.1988 г.// Права человека: Сборник международных договоров. Универсальные договоры Нью-Йорк и Женева: ООН,-1994.-Т.1.-Ч.1.-С.300-312;

7.   Минимальные стандартные правила обращения с заключенными, от 30.08.1955 г., принятыми   на   первом   Конгрессе   ООН   по   предупреждению   преступности   и обращению   с   правонарушителями.   Одобрены   Экономическим   и   Социальным Советом (ЭКОСОС) ООН и одобренных в его резолюциях 663 С (XXIV) от 31.07.1957 г., 2076 (XII) от 13.05.1977 г. и 1984/47 от 25.05.1984 г. // Андреев В.Н., Москалькова Т.Н. Содержание под стражей. Сборник нормативных актов и документов.- М.: Спарк, 1996.-С.206-229;

8.  Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10.12.1984 г.// СССР и международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы.-М.- 1989.-С.41-48;

9.    Венская    Конвенция    о   дипломатических   сношениях   от        18.04.1961    г., ратифицированная Президиумом Верховного Совета СССР 11.02.1964 г.// Ведомости Верховного Совета СССР.-1964.- № 18.-Ст.221;

143

10.     Краткое         изображение    процессов    или    судебных    тяжб .//Российское

законодательство 10-20 вв.-М.: Юридическая литература, 1986 -Т.4.;

11. Свод законов Российской империи. -СПб.-1842.- T.XV.;

12.  Свод законов Российской империи. -СПб.- 1857. -T.XV.- Ч.2.-С.410;

13.   Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9 т. Законодательства периода расцвета абсолютизма./ Под общей редакцией О.И. Чистякова. -М.: Юрид.лит., 1987. -Т.5.-С.276;

14.  Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР.-М.- 1922.-49 с;

15. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР.-М. -1923.-58 с;

16.   Основы  законодательства  о  судоустройстве  СССР,  союзных  и  автономных республик от 25.12.1958 г.-Ведомости Верховного Совета СССР.-1959.-№ 1.-Ст. 12;

17.   Основы  уголовного  судопроизводства  СССР//Ведомости     съезда  народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР.-1990.-№ 16.-Ст. 272;

18. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель.-М. -1990. -С.94;

19. Концепция судебной реформы в Российской Федерации.-М. —1992.- 118 с;

20. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. -5-е изд.-М.-2000.-62 с;

21. Уголовно-процессуальный кодекс РФ 2002 г.- М.: ИНФРА-М, 2003.-457 с;

22. Гражданский кодекс РФ.Часть 2.-М.: ИНФРА-М, 1995.-352 с;

23. Уголовный кодекс Российской Федерации.-М.-2003.-468 с;

24. Уголовно-исполнительном кодексе Российской Федерации.-М.-2002.-328 с;

25. Кодекс об административных правонарушениях РФ (КоАП РФ).- М.- 2002.-269 с;

26.  Федеральный Закон РФ «Об оперативно розыскной деятельности в Российской Федерации» № 144-ФЗ.-М.-2001.-210 с;

27.Федеральный закон РФ "Об оперативно-розыскной деятельности в РФ". Научно-практический комментарий. -Омск. -1996.- С. 50;

28.    Федеральный Закон РФ № 103-ФЗ от 15.07.95 г. «О содержании под стражей подозреваемых     и     обвиняемых     в      совершении      преступлений»//Собрание законодательства РФ (СЗ РФ), 1995.№ 29.Ст.2759; СЗ РФ 1998, № 30, Ст. 3613; СЗ РФ.- 2001.- №11.- Ст. 1002; СЗ РФ 2003, № 1.-Ст.2.-№ 27.-Ст.2700. Российская газета.-2003. 16 декабря;

29.   Федеральный закон РФ от 9.03.2001  года № 25 «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно-исполнительный кодекс Российской федерации и другие законодательные акты Российской Федерации»// СЗ РФ. -2001. -№ 11.-Ст. 1002;

144

30.   Федеральный Конституционный закон РФ «О судебной системе Российской

Федерации» от 31.12.1996 г. № 1-ФКЗ//СЗ РФ.-1997.-№ 1.-Ст.1;

31.   Федеральный закон РФ от 9.03.2001  года № 26 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод»// СЗ РФ. — 2001.-№13.-Ст. 1140;

32.  Федеральный закон РФ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней»// СЗ РФ.-1998.-№ 20.-Ст.2143;

33.  Федеральный Закон РФ  «О   внутренних войсках Министерства внутренних дел РФ» от 6.02.1997 г. № 27-ФЗ.-М-1998.-96 с;

34.   Федеральный Закон    РФ «Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации» от 3.04.1995 г. № 40-ФЗ.-М.-1996 .-68 с;

35.  Федеральный закон РФ от 8.05.1994 г. «О статусе депутата Совета Федерации, депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации».-СЗРФ.-1994.-№2.-Ст.74;

36.  Федеральный закон РФ от 15.07.1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации».-М.-1996.-44 с;

37.   Федеральный закон РФ от 8.12.2003 г. N 161-ФЗ О приведении Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и других законодательных актов в соответствие с Федеральным законом  "О  внесении изменений  и дополнений  в Уголовный кодекс Российской Федерации"// Российская газета.-2003. 16 декабря;

38.  Федеральный закон РФ от 8.12.2003 г. N 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // Российская газета.-2003. 16 декабря;

39.  Закон РФ «О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР» от 23.05.1992 г.// Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ.- 1992.- № 25.-Ст.1389.

40.  Закон РФ от 18.04.1991 г. № 1026-1 «О милиции»//Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1991, N 16, ст. 503; Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1993, N 10, ст. 360; N 32, ст. 1231; СЗ РФ, 1999,N 14, ст. 1666; 2000, N 46, ст. 4537; 2002, N 18, ст. 1721; 2003, N 2, ст. 167; N 27, ст. 2700; N 28, ст. 2880;

41.   Закон РФ  «О праве граждан  РФ  на свободу  передвижения,  выбор  места пребывания и жительства в пределах РФ»// Российская газета. -1993.10 марта;

145

42.   Закон РФ от 17.01.1992 г. «О прокуратуре Российской Федерации» (в ред. ФЗ от

17.11.1995 г.)//СЗ РФ.-1995.-№ 47.-Ст.4472;

43.    Закон РФ «О государственной границе РФ» от 10.08.1994 года (в ред. ФЗ от 31.07.1998 г. № 153-ФЗ).-М.-1999 г.-52 с;

44.   Закон РФ от 27.04.1993  г.  «Об обжаловании  в суд действий  и решений, нарушающих права и свободы гражданина».-М.-1994.-42 с;

45.  Закон РФ от 24.06.1993 г. № 5238-1 «О федеральных органах налоговой полиции» //Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ.-1993.-№ 29.-Ст.1114; СЗ РФ.-1995.-№ 51.-Ст.4973;

46.   Указ Президиума Верховного Совета СССР от  18.05.1981. «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных   организаций,   а   также   должностных   лиц   при   исполнении   ими служебных обязанностей»// Ведомости Верховного Совета СССР.- 1981.- № 21.- Ст. 741;

47.    Указ   Президиума   Верховного   Совета   СССР   от   13.07.1976.//   Ведомости Верховного Совета СССР.-1976.-№ 29.-Ст.426;

48.  Устав гарнизонной и караульной службы Вооруженных Сил РФ.-М.-2003.-114 с;

49.   Устав патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности РФ (утвержденный приказом МВД РФ от 18.01.1993 года№ 17).-М.-1994.-72 с;

50.    Инструкция   «Об   организации   Советской   рабоче-крестьянской   милиции». Утвержд. ВЦИК РСФСР 17.10.1918 г.// История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры. Сборник документов.-М.-1955.-С.63;

51.  Положение о предварительном заключении под стражу, утвержденного Законом СССР от 11.07.1969 г.// Ведомости Верховного Совета СССР,- 1969.- № 29.- Ст. 248;

52.   Положение о порядке кратковременного задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, утвержденного Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13.07.1976 г.// Ведомости Верховного Совета СССР.- 1976.- № 29.- Ст. 426;

53.     Правила    внутреннего    распорядка    изоляторов    временного    содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел.-М-1997.-88 с;

54.  Положение об адвокатуре в РФ.-М.-2001.-112 с;

55. Приказ МВД РФ от 26.01.1996 г. № 41.-М.-1996.-39 с;

56. Приказ МВД РФ № 153 от 27.02.1999 Г.-М.-1999.-28 с;

57. Приказ ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13.05.1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56 "Об утверждении

146 Инструкции    о    порядке    представления    результатов    ОРД    органу   дознания,

следователю, прокурору или в суд".-М.-1998.-54 с;

58.  Постановление Конституционного Суда РФ № 4-П от 3.05.1995 г. « По делу о проверке конституционности статей 220-1, 220-2 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина Аветяна В.А.»// СЗ РФ.-1995.-№ 19.- Ст. 1764;

59.   Постановление Конституционного Суда РФ от 27.03.1996 г. по делу о проверке конституционности ст.ст. 1 и 21 Закона Российской Федерации "О государственной тайне". Компьютерная система Консультант*-;

60. Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту»// Бюллетень Верховного Суда СССР.-1978.-№ 4.-С.9;

61.  Постановление Конституционного Суда РФ от 28.01.1997 г. по делу о проверке конституционности части четвертой статьи 47 УПК РСФСР. Компьютерная система Консультант^;

62.  Постановление Конституционного Суда РФ от 27.06.2000 г. N 11-П "По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И.Маслова". Компьютерная система Консультант-)-;

63.  Постановление Конституционного суда РФ от 14.03.2002 г.  № 6-П «По делу о проверке конституционности ст.ст. 90,96,122 и 216 УПК РФ в связи с жалобами граждан С.С. Маленкина, Р.Н. Мартынова и СВ. Пустовалова». Компьютерная система Консультант-1-;

64.  Определение Конституционного Суда РФ от 13.06.1996 г. №14-П «По делу о проверке конституционности   части пятой ст. 97 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Щелухина».//Российская газета,-1996.21 июня;

65.   Определение Конституционного Суда РФ от 2.07.1998 г. «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464   УПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан».//Российская газета.-1998.9 июля;

66.   Определение Конституционного Суда РФ от 25.12.1998 г. № 167-O  «По делу о проверке конституционности частей   4,5 и 6   статьи 97   УПК РСФСР в связи с жалобами   граждан П.В.Янчева, В.А.Жеребенкова и М.И.Сапронова».//СЗ.-   РФ.-1999.-№1.-Ст.230;

67.   Определение Пленума Верховного суда РФ по делу Садыкова.// Бюллетень Верховного Суда СССР.-1974.- № 4.-С.25-26;

68.  Постановление Пленума Верховного суда РФ от 24.12.1993 г. № 13 "О некоторых

147 вопросах,  связанных  с   применением  ст.ст.  23   и  25   Конституции  Российской

Федерации"// Бюллетень Верховного Суда РФ.-1994.- № 1.- Сб.- № 6. -С.7;

69.  Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.1993 г. № П.- Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ. 1961-1993.- М- 1994.- С.286-293;

70.    Постановление № 3 Пленума Верховного Суда РФ от 27.04.1993 г. № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» (утратило силу). -Бюллетень Верховного Суда РФ.-1993.-№7.-С.7-9;

71. Постановление № 6 Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 г. «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.04.1993 г. № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» (утратило силу). -Бюллетень Верховного Суда РФ.-1995.-№1.-С.З,

72. Постановление № 1 Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 г. «О применении судами    норм    Уголовно-процессуального    кодекса    Российской    Федерации».-Российская газета.-2004. 25 марта;

73.  Постановление Пленума Верховного суда РФ от 31.10.1995 г. № 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ". -Бюллетень Верховного Суда РФ.-1995.-№9.-С. 10;

74.     Постановление Пленума Верховного суда Российской  Федерации №   1   от 29.04.1996 г. «О судебном приговоре». -Бюллетень Верховного Суда РФ.- 1996.- № 7;

75.   Постановление   Пленум   Верховного   суда   Российской   Федерации   №   5   от 10.10.2003 г.// Российская газета. Официальные документы.-2003.-№ 39;

76. Приказ Генерального прокурора РФ от 9.08.1996 г. № 48 "Об организации надзора за исполнением Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности".-М.-1996.-28-С.;

77.    Приказ   Генерального прокурора РФ от 18.06.1997 г. № 31 «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием». Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора РФ.-М. -1999.-С.136-137;

78.    Приказ Генерального прокурора   РФ от 5.07.2002 г. № 39 «Об организации прокурорского   надзора   за   законностью   уголовного   преследования   в   стадии досудебного производства».-М.-2002.-41 с;

79.    Указание Генеральной прокуратуры РФ № 23/15 от 10.04.1995 г. «О порядке подготовки материалов для внесения представлений о лишении неприкосновенности депутатов Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания

148 Российской Федерации».-М.-1995.-28 с;

80. Указание Генерального прокурора РФ от 05.08.2003 г. «Об организации рассмотрения жалоб на действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя и прокурора, осуществляющих уголовное судопроизводство».-М.-2003 .-24 с.

2. Монографии, учебники, пособия

1.   Адаменко  В.Д.   Сущность   и   предмет  защиты  обвиняемого.-Томск:   Томский университет, 1983.- 158 с;

2. Алексеев С.С. Проблемы теории права. Курс лекций. В 2 т. -М.: Юридлит., 1973.-Т.2.-401с;

З.Алексеев Н.С., Даев В.Г.,Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980.-251 с;

4.  Батюк В.Н. Задержание и заключение под стражу в стадии предварительного расследования. Учебное пособие.- Киев: НИ и РИО Киевской высшей школы МВД СССР, 1990.-92 с;

5.  Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений.-М.: Юрид.лит, 1991.-205 с;

6.Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. Общая часть и досудебное производство. -М: Межд.Универст. Бизнеса и Управления, 1998.- 319 с;

7. Бекешко СП., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. -Минск: Вышэйшая школа, 1969.- 128 с;

8.  Боботов СВ. Буржуазная юстиция. Состояние и перспективы.-М.: АН СССР, Ин-т Госуд. и Право, 1989.- 253 с;

9.  Ветрова.Г.Н. Уголовно-процессуальная ответственность. -М.: Наука, 1987.-112 с; Ю.Гаврилов   А.К.   Раскрытие   преступлений   на   предварительном   следствии.   -Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1976.- 207 с;

И. Гаврилов А.К., Глазырин Ф.В. Следственные действия. Учебное пособие для вузов МВД СССР. -Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1984.-238 с;

12.    Гаврилов А.И., Стремовский В.А. Законность и обоснованность возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе. Пособие для работников МООП.-Ростов-н/Д, 1968.- 105 с;

13.    Галкин И. С, Кочетков В. Г. Процессуальное положение подозреваемого.-М: Юрид.лит., 1968.-64 с;

149

14. Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. -М.: ЮрИнформ, 1999.- 541 с;

15. Гродзинский М.М. Обвиняемый, его обязанности и права в процессе.-М.: Право и жизнь, 1926.-124 с;

16.  Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования.-М: Юрид.лит., 1976.-143 с;

17.  Гуляев А.П., Комаров Б.В., Малиновкин СМ. Комментарий к Положению о порядке    кратковременного    задержания    лиц,    подозреваемых    в    совершении преступления.-М.:Юрид.лит., 1982.-56 с;

18.    Гуляев А.П., Данилюк С.А., Забарин С.Н. Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступления: Учебное пособие. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1988.-44 с;

19. Гуткин И.М. Советский уголовный процесс. -М.: Госюриздат, I960.- 319 с;

20. Гуткин И.М. Меры пресечения в советском уголовном процессе.-М., 1963.-43 с; 21.Гуткин    И.М.   Актуальные    вопросы    уголовно-процессуального    задержания: Учебное пособие.-М.: Академия МВД СССР, 1980.-89 с;

22.Гуткин И.М. Развитие законодательства, регламентирующего деятельность органов следствия и дознания в свете Конституции СССР. Учебное пособие. -М.: Академия МВД СССР, 1986. - 81 с;

23.  Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т.-М.: Русский язык, 1982.-Т.З.-555с;

24.   Давыдов П.М., Якимов П.П. Применение мер процессуального принуждения по Основам   уголовного   судопроизводства   Союза   ССР   и   союзных   республик.-Свердловск.: Свердловский юрид. ин-т, 1961.-118 с;

25. Давыдов П.М. Обвинение в советском уголовном процессе. - Свердловск: Средне-Уральское книжн. изд, 1974.- 135 с;

26.Денежкин Б.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе.-Саратов: Саратовский ун-т, 1982.- 142 с;

27.  Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя. Правовые и организационные проблемы. -Киев.: Наукова думка, 1984. -182 с.;

28.    Дубинский   А.Я.   Производство   предварительного   расследования   органами внутренних дел: Учебное пособие. -Киев.: НИ и РИО Киевской высшей школы МВД СССР, 1987.-84 с;

29.  Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе.-М.: Юрид. лит., 1965.-367 с;

30.   Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России/ Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. -Кемерево: НИИ проблем укрепления

150 законности и правопорядка Генеральной прокуратуры РФ, 1997.- 161с;

31.  Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность. -Казань: Казанский ун-т, 1981.- 136 с;

32.  Карпец И.И. Наказание. Социальные, правовые и криминологические аспекты.-М.: Юрид. лит., 1973.- 287 с;

33.  Клюков Е.М. Меры процессуального принуждения.- Казань.: Казанский ун-т, 1974.-110 с;

34.   Ковалев  М.А.  Прокурорский  надзор  за  обеспечением   прав  личности   при расследовании преступлений.-М.: МГУ, 1981. -167 с;

35.   Коврига З.Ф. Дознание в органах милиции.-Воронеж: Воронежский ун-т, 1964.-59 с;

36.  Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение-Воронеж.: Воронежский ун-т,1975.-175 с;

37.    Комментарий к Уголово-процессуальному кодексу РСФСР/ Под ред. Рекунова А.М. и др.-М.: Юридлит., 1981.- 536 с;

38.  Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР/Под ред. Агутина А.В. -М.: Вердикт, 1996.- 726 с;

39.  Комментарий к УПК РФ/ Отв.ред. Д.Н.Козак, Е.Б.Мизулина.-М.: Юристь, 2002.-1039 с;

40.  Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации.Общая часть/ Под ред. Ю.И.Скуратова, В.М.Лебедева.-М.: Инфра М-Норма, 1996.-814 с;

41.   Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации/ Под ред. А.В. Наумова. -М.-1997.-716 с;

42. Комментарий к Федеральному закону РФ Об оперативно-розыскной деятельности /Отв.ред.А.Ю.Шумилова.-М.: Вердикт-1М, 1997.- 205 с;

43. Кони А.Ф. Собрание сочинений: В 8 т.- М.: Юрид.лит., 1967.-Т.4.-543 с;

44. Конституция СССР и правовое положение личности. - М.: АН СССР Ин-т Гос. и Право, 1979.-174 с;

45.   Кореневский Ю.В.,  Токарева М.Е.  Использование результатов  Оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам.- М.: Юрлитинформ, 2000. - 143 с;

46.    Короткий   Н.Н.   Процессуальные   гарантии   неприкосновенности   личности подозреваемого и обвиняемого в стадии предварительного расследования: Научно-практическое пособие.-М.: Б.и., 1981.- 96 с;

47. Ларин A.M. От следственной версии к истине.- М. Юрид.лит.,1976.-198 с;

151

48. Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность.-М.: Политиздат, 1975.-304 с;

49.    Лупинская    П. А.    Законность    и    обоснованность    решений    в    уголовном судопроизводстве.- М.: ВЮЗИ, 1972. -79 с;

50. Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе.-М: Юридлит., 1964.- 138 с;

51. Маркс К., Энгельс Ф. Собрание соч: В 50 т. -М.-1965. -Т.1. -698 с;

52.  Матузов Н.И. Правовая система и личность.- Саратов: Саратовский ун-т, 1987.-293 с;

53.   Москалькова Т.Н.  Этика уголовно-процессуального доказывания.-М.:  Спарк, 1996.- 124 с;

54.  Мюллерсон Р.А.Права человека: идеи, нормы, реальность.- М.:Юрид.лит., 1991.-160 с;

55.  Научно-практический комментарий УПК РСФСР/ Под ред. Л.Н.Смирнова.-М., 1970.- 558 с;

56.   Научно-практический комментарий к Основам уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик/ Под ред. В.А.Болдырева. -М.: Госюриздат,   1960.-280 с;

57.  Ожегов СИ. Словарь русского языка.-М.: Госизд-во иностр. и нац.словарей., 1952,- 848 с;

58. Ожегов СИ. Словарь русского языка.-М. -1970.- 900 с;

59.  Петровский А.В. Общая психология.-М., 1976.- 479 с;

60.   Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М.: Наука, 1985.-239 с;

61.   Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности  и принуждение в уголовном процессе.-М.: Наука, 1989.-256 с.;

62.   Права  человека:   Сборник  универсальных  и  региональных  международных документов. Под ред. Шестакова Л.Н. -М.: МГУ, 1986.-231 с;

63.   Права  человека:   Сборник  универсальных  и  региональных  международных документов. Под ред. Шестакова Л.Н. -М.: МГУ, 1990.-202 с;

64.    Проблемы    кодификации   уголовно-процессуального   права/Под   ред.   В.М. Савицкого.-М.: ИГ и АН СССР, 1987.-130 с;

65.  Рахунов Р.Д. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе.-М.: Госюриздат, 1954.- 88 с;

66. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. -М.: Госюриздат, 1961.-277 с;

152

67. Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. -СПб.: Право, 1914. - 547 с;

68.  Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. Учебное пособие.-Тула, 1996.- 318с;

69. Рыжаков А.П., Сергеев А.И.Субъекты уголовного процесса.-Тула, 1996.-318 с; 7О.СавицкийВ.М.      Очерк     теории      прокурорского      надзора      в      уголовном судопроизводстве.-М.: Наука, 1975.-383 с;

71.  Савицкий В.М. Язык процессуального закона. Вопросы терминологии. -М.: АН СССР Ин-т Гос. и права, 1987.- 286 с;

72.  Сергеев А.И.Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступления, по советскому уголовно-процессуальному законодательству: Лекция.-Горысий.: Высшая школа МВД СССР, 1976. -32 с;

73.    Следственные   действия    (процессуальная    характеристика,    тактические    и психологические особенности)/ Под ред. Б.П. Смагоринского. -2-е изд.-М.: УМЦ при ГУКМВДРФ, 1994.-240 с;

74.    Соловьев   А.Б.,   Токарева   Н.Е.,   Халиулин   А.Г.   Прокурорский   надзор   за исполнением законов при расследовании преступлений. -М.: Юрлитинформ., 2000. -172 с;

75.  Советский уголовный процесс. Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование. Учебное пособие/ Под ред. СВ. Бородина и И.Д. Перлова.-М., 1968.-304 с;

76.  Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе.- М.: Академия наук СССР, 1951.-191 с;

77. Строгович М.С.Курс Советского уголовного процесса. В 2 т.- М. 1968.-Т.2.- 516 с;

78. Петрухин И.Л. Проблемы российской адвокатуры.- М.: Спарк, 1997. - 250 с;

79.    Стецовский   Ю.И.,   Ларин   A.M.   Конституционный   принцип   обеспечения обвиняемому права на защиту. - М.: АН СССР Инст. гос. и право, 1988.- 316 с;

80. Стремовский В. А. Участники предварительного следствия в советском уголовном процессе. - Ростов н/Д.: Ростовский ун-т, 1966.- 260 с;

81.  Судоустройство и уголовный процесс России: 1864 год: Сборник нормативных актов.-Воронеж: Изд-во Воронежского гос.университета, 1997.- 252 с;

82.   Тарбагаев   А.Н.   Понятие   и   цели   уголовной   ответственности.-Красноярск.: Красноярский ун-т., 1985.- 120 с;

83. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель/ Под ред. В.М.Савицкого. -М.: Инст. гос. и права АН СССР, 1990.- 316 с;

84.  Уголовный процесс: Учебник/ Под ред. К.Ф. Гуценко.-М.: Зерцало,ТЕИС, 1996.-

153 509 с;

85.  Уголовный процесс: Учебник/Под общ.ред.Лупинской П.А.-М.: Юристь, 1995.-544 с;

86.  Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник/Под ред. К.Ф. Гуценко .-2-е изд.-М., 1997.- 509 с;

87. Уголовный процесс/ Под ред. Баскова В.И., К.Ф. Гуценко -М.: Зерцало, 1998.-584 с;

88.  Франк Л.В.Задержание и арест подозреваемого (уголовно- процессуальные и криминалистические исследования).-Душанбе, 1963.- 236 с;

89.Философская      энциклопедия      /Под     ред      Ф.В.Константинова.      В      5т.-М.:Сов.энциклопедия, 1970.-Т.5.- 740 с;

90. Чельцов М.А.Советский уголовный процесс.-М.: Госюриздат, 1951.- 512 с;

91.  Чельцов М.А. Советский уголовный процесс.-4-е изд.-М.: Госюриздат, 1962.-503 с;

92.    Чистяков   B.C.   Законность   и   обоснованность   применения   мер   уголовно-процессуального принуждения: Учебное пособие.- М.: ВЮЗИ, 1978.-63 с;

93.  Чувилев А.А. Прокурорский надзор за исполнением законов при задержании подозреваемых  (учебно-методическое  пособие).  -Москва-Воронеж:  НПО  Модэк, 2001.-31 с;

94.  Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений.-М.: Юрлитинформ, 2000.- 228 с;

95.   Шейфер   С.А.   Сущность   и  способы   собирания   доказательств   в   советском уголовном процессе. Учебное пособие. -М., 1972.- 130 с;

96.  Шиканов В.И. Проблемы совершенствования тактики и методики расследования преступлений/ Сборник науч. тр. Иркутского ун-та. -Иркутск, 1980. - 138 с;

97.  Шило Н.Я. Проблемы реабилитации на предварительном следствии. -Ашхабад.: Ылым, 1981.-200 с.

3. Статьи, тезисы

1.    Азаров   В.А.   Уголовно-процессуальные   и   оперативно-розыскные   средства достижения цели раскрытия преступлений// Государство и право. - 1997. -№ 10. -С.45, 47-48;

2.   Алексеев Н.А.  и Лукашевич В.З.  Дальнейшее укрепление  социалистической законности и охраны прав личности// Вопросы судопроизводтва и судоустройства в новом законодательстве Союза ССР.-М.: Госюриздат, 1959.- С. 189,289;

154

3.  Алексеев В., Ведерников А. Рецензия на книгу:    Стецовский В.И. Советская

адвокатура// Социалистическая законность,-1990. -№ 4. -С.78.;

4.  Андруси Г.В. Процессуальное оформление задержания лица, подозреваемого в совершении преступлений// Сборник Высших курсов.-Киев, 1978.- № 15.-С.72;

5.   Ахпанов   А.Н- Система   гарантий  прав  личности   в   сфере   процессуального принуждения// Проблемы предварительного следствия и дознания. Сборник ВНИИ МВД СССР. -М.- 1987.-С.6;

6.  Афанасьев В., Иванов М. О практике использования материалов оперативно-технических мероприятий в качестве доказательств по уголовному делу // Вестник контрразведки. -1994. -№ 23. -С. 27-29;

7.  Боровский Э. Понятие подозреваемого в советском уголовном процессе// Вест. МГУ. Право.- 1963.- № 1. -С. 34;

8.  Булатов Б.Б. Основания задержания подозреваемого по УПК РФ// Материалы международной научно-практической конференции, посвященной принятию нового УПК РФ/ Отв. ред. П.А. Лупинская.-М. -2002.- СЛ10-111;

9.   Голунский  С.А.  Вопросы  доказательственного  права  в  Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик//Вопросы судоустройства и судопроизводства в новом законодательстве Союза ССР.-М., 1959.-С.156;

10.  Горожанкин Б., Рябов В. Материалы ОТМ в качестве доказательств // Вестник контрразведки. -1993. -№ 10. -С. 21-23;

11.   Гуляев  А.П.   Понятие   процессуального  задержания  лиц,   подозреваемых   в совершении преступления// Тр. ВНИИ МВД СССР.- М.- 1975. -Вып. 35. -С. 98;

12.   Давлетов А. Войт В.Институт подозрения нуждается в совершенствование// Законность.- 1996.-№7.-С.26;

13. Денежкин Б.А., Михаиленко А.Р. О процессуальном положении подозреваемого и укреплении гарантий защиты его прав// Вопросы уголовного процесса.- Саратов, 1977.-С.53;

14. Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ в 1999 году// Российская газета.-2000. 16 мая;

15.   Доклад о деятельности Уполномоченного по  правам  человека  в  РФ  О.О. Миронова//Российская газета.- 2003. 15 июля;

16. Дорохов В.Я. Процессуальное положение подозреваемого в советском уголовном процессе// Вестник Высшей школы.-М. -1958. -№ 3.-С.18;

17.   Дьяченко М.С. Задержание подозреваемого//Советский уголовный процесс. М.: Юрид. лит., 1980. -С. 233-234:

155

18. Жуковский В., Шуман В. Много ли прав у защитника// Советская юстиция.-1991.-

№1.-СЛ1;

19.  Зажицкий В.И. Объяснения в уголовном процессе// Советская юстиция.- 1992.-№ 6.-С.10;

20.   Зажицкий В.И. Представление результатов оперативно-розыскной деятельности органам предварительного расследования или в суд // Вестник контрразведки. -1997.-№63.-С.81-82;

21. Карасев В.Ю. О подозреваемом на предварительном следствии// В сб.: Проблемы совершенствования советского законодательства и деятельности государственных органов.- Минск, 1969. -С.192;

22.  Карнеева Л.М. К вопросу о подозреваемом в советском уголовном процессе.// Советская криминалистика на службе следствия.- М.: Госюриздат,   1959.- Вып.12.-С.10;

23.    Карнеева  Л.М.   Привлечене   к   уголовной   ответственности//   Законность   и обоснованность. -М.: Юридлит.- 1971.- С.61;

24.     Кашепов    В.П.    Концепция    развития    законодательства    об    уголовном судопроизводстве// Концепция  развития  российского  законодательства.-М.-1998.-С.234-242;

25. Кехлеров С.Г. Исправленному верить// Российская газета. -2003. 10 июля;

26.   Коммунистическое оппонирование концепции и содержание кодекса// В  сб. Судебная реформа и становление правого государства в Российской Федерации. -М.-2003.-С.210.;

27.  Кокорев Л.Д. Участники уголовного процесса// Сб. научных трудов/ Проблемы кодификации уголовно-процессуального права.-М.: АН СССР Ин-т Гос. и Право, 1987.-С.47;

28.   Кудин   Ф.М.   Подозрение,   как   условия   применения   мер   процессуального принуждения// Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задачи предварительного расследования: Сб. науч. тр./ Высшая следственная школа МВД СССР.-Волгоград, 1987.-С.34-35,43-45;

29.  Кудинов Л. Задержание подозреваемого// Социалистическая законность.-1979.-№ 4.-С.57;

30.    Кудрявцев В.Н., Васильев A.M. Право: развитие общего понятия //Советское государство и право. -1985,- № 7.- С. 12;

31. Левчик ИЛ.Некоторые вопросы задержания// Сб. Высших курсов.-Минск, 1984. -№21.-С.149-151.

156

32.  Лупинская П.А. Ходатайства и жалобы// Проблемы кодификации уголовно-процессуального права.М.: АН СССР. Инст. гос. и право.- 1987. -С.68;

33.    Мальцев    Г.    В.    Права   личности:    юридические    нормы    и    социальная действительность// Конституция СССР и правовое положение личности. -М., 1979.-С.-60;

34.    Мариупольский   Л.А.   Некоторые   правовые   вопросы   института   личного задержания// Тр. Высшей школы МВД СССР. -М., 1956. -С. 100;

35.   Масленникова Л.Н.     Нормы  уголовно-процессуального  кодекса Российской Федерации-это не произвольные установления законодателя// Судебная реформа и становление правого государства в Российской Федерации.-М.-2003.-С158;

36.  Миньковский Г.М. Правовые и тактические вопросы использования оперативно-розыскных      данных      следователем//Проблемы      повышения      эффективности предварительного следствия.- Вильнюс-1996. -С. 110-116;

37.   Михаиленко А.Р. Подозреваемый при возбуждении уголовного дела//Ученые записки СЮИ.- Саратов. -1970.- Вып. 19.- Ч. 2- С.252-253;

38.   Морщакова Т.Г. Общие проблемы судебной власти.// Судебная реформа и становление правого государства в Российской Федерации.-М.-2003. -С.65;

39.     Пастухов    М.И.Институт    реабилитации:    на    пути    к    законодательному регулированию//Государство и право.-1993.-№ 12.-С.56;

40.  Павлухин Л.В. К вопросу о подозреваемом в советском уголовном процессе//В сб.: Развитие прав граждан СССР и усиление их охраны на современном этапе коммунистического строительства. -Саратов, 1962. -С.316;

41.  Петрухин ИЛ. Задержание//Проблемы кодификации уголовно-процессуального права.-М, 1987.-С.65,90;

42.      Петрухин     И.Л.     Задержание     подозреваемого//Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель. /Под ред. В.М. Савицкого.-М.: ИГиП АН СССР.- 1990.-С.90;

43.  Пешков М.А., Махов В.И. Сравнительный анализ Уголовно-процессуального закона США и России// Следователь.-1997.- № 4.-С.17;

44. Пешков М.А. Правила Миранды-революция в уголовном процессе США//Юрист.-1998.-№2.-С.36;

45.  Подопригора А.А Опыт и проблемы применения нового УПК РФ// Материалы Всероссийского «Круглого стола» 27-28 февраля 2003 г. -Ростов н/Д.-2003.-С76;

46.     Ривкин    М..   Положение    подозреваемого    в    процессе    предварительного следствия//Рабочий суд.-М.-1924.- № 10.- С.760;

157

47.   Смирнов   В.,   Давлетов   А.   Когда   задержанный   становится   задержанным?

//Российский адвокат. -1998. -№ 5. -С.ЗО;

48.  Социалистическая законность.- 1937.- № 7.- С.115-116;

49. Строгович М. О подозреваемом // Социалистическая законность.-1961- № 2. -С.37;

50.     ЧувилевА    Анализ    статистических    данных    о    законности    задержания подозреваемых//Социалистическая законность.-1973.-№ 10.-С.65-66;

51.    ШейферС.А.   Доказательственное   значение   задержания   подозреваемого   // Социалистическая законность.-1972.-№ 3,- С.56;

52.   Яку б М.Л. О совершенствовании уголовно-процессуального законодательства// Вестник МГУ. Право.-М.-1964.- № 2.-С.28.

4. Диссертации и авторефераты

1.  Аверченко А.К. Подозреваемый и реализация его прав в уголовном процессе. Дис...канд.юрид.наук.-Томск., 2001.- 239 с;

2.  Александровский А.Г. Задержание подозреваемого в совершении преступления и применение в отношении лица меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления ему обвинения. Дисс.канд.юрид.наук.-Киев., 1992.- 233 с; -

3.    Богинский   В.Е.    Система   тактических   приемов   допроса   подозреваемого. Дис..канд.юрид.наук.-Харьков.,1980. -225 с;

4.    Галимжанов   А.Б.   Организационно-тактические   особенности   расследования преступлений в условиях расширения прав подозреваемого и обвиняемого на защиту. Дис.канд.юрид.наук.- Уфа., 2001.- 223 с;

5.    Гусельникова   Е.В.   Заключение   под   стражу   в   системе   мер   пресечения. Дис...канд.юрид.наук. -Томск. 2001.- 242 с;

6.      Денежкин     Б.А.     Подозреваемый     в     советском     уголовном     процессе. Дис.канд.юрид.наук.-Саратов., 1975.- 177 л.;

7.ИвлиевГ.П.           Основания           применения           мер           процессуального

принуждения.Дис...канд.юрид.наук.-М., 1986.-219 с;

8.Кочетков      В.Г.      Подозреваемый      в      Советском      уголовном      процессе. Дис.канд.юрид.наук. -М.,1968.- 274 с;

9.      Козловский     Н.А.     Подозрение     в     советском     уголовном      процессе. Дис...канд.юрид.наук.-Свердловск., 1989. -166 с;

10.     Колосович    С.А.    «Правовой    статус    подозреваемого    и    проблемы    его совершенствования». Дис.канд.юрид.наук.- М, 1991.- 240 с;

158

11.  Лазарев В.А. Возбуждение уголовного дела как акт правового реагирования на

преступные посягательства. Дис...канд.юрид.наук. -Саратов., 2001.- 224 с;

12.    Лисицын    Р.Д.    Защитник    подозреваемого    на    стадии    предварительного расследования.Дис...канд.юрид.наук.- М.,1998. - 190 с;

13.  Напреенко А.А. Гарантии прав подозреваемого в советском уголовном процессе. Дис.кандлорид.наук.- М.,1982.- 239 с;

14. Пантелеев И.А. Проблема совершенствования института подозрения в уголовном процессе России. Дис.канд.юрид.наук. -Екатеринбург, 2000.- 160 с;

15.  Петровский В.Г. Организационные и тактические основы проведения ОРМ и следственных действий при задержании подозреваемого. Дис...канд.юрид.наук.-М., 1999.- 236 с.

16.   Пивень  А.В.   «Право  подозреваемого  на  защиту  в  Российском  уголовном процессе». Дис.канд.юрид.наук.- Краснодар., 1999. - 166 с;

17.  Питулько К.В. Судебная проверка законности и обоснованности избрания в качестве меры пресечения заключение под стражу и реализация права обвиняемого на защиту в уголовном процессе РФ.Дис.канд .юрид.наук.- СпБ., 2000.- 256 с;

18.  Резник В.Ю. Теоретические основы деятельности адвоката на предварительном следствии.Дис...канд.юрид.наук.-Краснодар., 1998.- 186 с;

19.  Ретюнских И.А. Процессуальные проблемы задержания лица по подозрению в совершении преступления. Дис...канд.юрид.наук.-Екатеринбург., 2001.- 172 с;

20.    Сабиров   Х.А.   Протоколы   следственных   и   судебных   действий   как   вид доказательств в Российском уголовном процессе. Дис...канд.юрид.наук,- Краснодар., 2000.-182 с;

21.   Солтанович А.В.  Право  подозреваемого  на защиту  в  уголовном  процессе Республики Беларусь. Дис... канд. юрид. наук. -Минск, 1992.- 200 с;

22.  Третьяков В.И. Участие защитника на предварительном следствии и в судебном производстве. Дис..к-та.юрид.наук.-Краснодар.1998. -263 с;

23. Цибарт Е.Э. Процессуальное положение подозреваемого в Российском уголовном процессе. Дис...к-та.юрид.наук.-Оренбург., 2001. - 176 с;

24.   Чувилев  А.А.  Институт подозреваемого  в  Советском  уголовном   процессе. Дис...канд.юрид.наук.-М., - 294 с;

25. Григорьев В.Н. Непосредственное обнаружение признаков преступления органом дознания, следователем, прокурором, судом. Автореф. дис..к-та юрид.наук.-Л., 1982.-17 с;

26.   Баулин   Ю.В.   Право   граждан   за   задержание   преступника   по   советскому

159 уголовному законодательству: Автореф. дис.к-та.юрид.наук.-Харьков.,- 1981.-16 с;

27.  Крашенинников Н.И. Получение оперативно - процессуальной информации о преступлениях и порядок назначения оперативно-розыскных мероприятий, а также использование их результатов по делам оперативного учета и в следственно-судебной практике. Автореф. дис.к-талорид.наук.- СПб., 2003.- 37 с;

28.      Кочетков     В.Г.     Подозреваемый     в     советском     уголовном     процессе. Авторефер.дис...к-та.юрид.наук.-М, 1965.- 16 с;

29.     Клюков    Е.М.    Задержание    подозреваемого    по    советскому    уголовно-процессуальному праву. Автореф.дис.к-та.юрид.наук.- М., 1972.-14 с;

30.  Михайленко А.Р. Вопросы теории и практики возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе. Автореф...к-та.юрид.наук.- Саратов, 1971.- 17 с;

31.  Рощин В.И.Обвиняемый на предварительном следствии в советском уголовном процессе. Автореф.дис...к-та. юрид.наук.-М., 1955.- 14 с;

32. Чупилкин Ю.Б. Гарантии прав подозреваемого в Российском уголовном процессе. Автореф.дисс.к-та.юрид.наук.- Краснодар., 2001 г.- 24 с.

Таблицы

1. Количество задержанных по подозрению в совершении преступления дознавателями, следователями МВД РФ, следователями прокуратуры на территории Ростовской области в 1999 году.296

№ п/ п

Количество задержанных

Следовател. Прокуратуры

Следовател. МВД РФ

Органами дознания

1

Всего задержано

1439

12312

483

2

В том числе несовершеннолетних

80

686

0

3

К задержанному применена мера пресечения-заключение под стражу

1120

7837

280

4.

В том числе несовершеннолетних

64

311

0

5.

Всего освобождено

319

4475

203

296 За исключением следователями транспортной милиции, на особых режимных объектах, прокуратуры на особых режимных объектах, ФСБ России.

160

6.

В том числе несовершеннолетних

16

375

0

7.

За не подтверждением подозрения

32

39

8

8.

В связи с избранием меры пресечения не связанной с арестом

243

4343

191

9.

За истечением срока задержания

33

65

4

10

По иным основаниям

11

28

0

2. Количество задержанных по подозрению в совершении преступления дознавателями, следователями МВД РФ, следователями прокуратуры на территории Ростовской области в 2000 году.

№ п/ п

Количество задержанных

Следовател. Прокуратуры

Следовател. МВД РФ

Органами дознания

1

Всего задержано

1600

11548

432

2

В том числе несовершеннолетних

88

614

0

3

К задержанному применена мера пресечения-заключение под стражу

1292

7114

214

4.

В том числе несовершеннолетних

68

275

0

5.

Всего освобождено

308

4434

218

6.

В том числе несовершеннолетних

20

339

0

7.

За не подтверждением подозрения

48

120

5

8.

В связи с избранием меры пресечения не связанной с арестом

251

4227

211

9.

За истечением срока задержания

2

79

0

10

По иным основаниям

7

8

2

3. Количество задержанных по подозрению в совершении преступления дознавателями, следователями налоговой полиции на территории Ростовской области, дознавателями оперативной таможни Южного Таможенного Управления (ЮТУ)  в 2000 году.

№ п/

Количество задержанных

Следователями налоговой полиции

Дознавателям и налоговой

Дознавателями таможни

161

п

 

 

полиции

 

1.

Всего задержано

11

0

18

2.

К задержанному применена мера пресечения-заключение под стражу

4

0

9

3.

Освобождено        с        связи избранием   меры   пресечения не связанной с арестом

7

0

9

4.

Освобождено за неподтверждением подозрения

0

0

0

4. Количество задержанных по подозрению в совершении преступления дознавателями, следователями МВД РФ, следователями прокуратуры на территории Ростовской области в 2001 году.

№ п/ п

Количество задержанных

Следовател. прокуратуры

Следовател. МВД РФ

Органами дознания

1

Всего задержано

1368

9755

312

2

В том числе несовершеннолетних

112

606

0

3

К задержанному применена мера пресечения-заключение под стражу

1164

6411

155

4.

В том числе несовершеннолетних

91

277

0

5.

Всего освобождено

204

3344

157

6.

В том числе несовершеннолетних

21

329

0

7.

За не подтверждением подозрения

34

68

5

8.

В связи с избранием меры пресечения не связанной с арестом

167

3238

152

9.

За истечением срока задержания

1

36

0

10

По иным основаниям

2

2

0

5. Количество задержанных по подозрению в совершении преступления дознавателями, следователями налоговой полиции на территории Ростовской области, дознавателями оперативной таможни Южного Таможенного Управления (ЮТУ)  в 2001 году.

162

 

Следователями

Дознавателям

Дознавателями

п/

Количество задержанных

налоговой полиции

и налоговой

таможни

п

 

 

полиции

 

1.

Всего задержано

2

0

26

2.

К задержанному применена

 

 

 

 

мера пресечения-заключение

1

0

15

 

под стражу

 

 

 

3.

Освобождено        с        связи

 

 

 

 

избранием   меры   пресечения

1

0

7

 

не связанной с арестом

 

 

 

4.

Освобождено за

 

 

 

 

неподтверждением

0

0

4

 

подозрения

 

 

 

6. Количество задержанных по подозрению в совершении преступления дознавателями, следователями МВД РФ, следователями прокуратуры на территории Ростовской области в первом полугодии 2002 года.

№ п/ п

Количество задержанных

Следовател. прокуратуры

Следовател. МВД РФ

Органами дознания

1

Всего задержано

732

4007

129

2

В том числе несовершеннолетних

68

300

0

3

К задержанному применена мера пресечения-заключение под стражу

596

2302

62

4.

В том числе несовершеннолетних

55

117

0

5.

Всего освобождено

136

1705

67

6.

В том числе несовершеннолетних

13

183

0

7.

За не подтверждением подозрения

14

35

0

8.

В связи с избранием меры пресечения не связанной с арестом

120

1654

66

9.

За истечением срока задержания

2

15

1

10

По иным основаниям

0

1

0

7.   Количество   задержанных   по   подозрению   в   совершении   преступления дознавателями, следователями налоговой полиции на территории Ростовской

163 области,        дознавателями    оперативной    таможни

Управления (ЮТУ)  в первом полугодии 2002 года.

Южного    Таможенного

 

Следователями

Дознавателям

Дознавателями

п/

Количество задержанных

налоговой полиции

и налоговой

таможни

п

 

 

полиции

 

1.

Всего задержано

0

0

11

2.

К задержанному применена

 

 

 

 

мера пресечения-заключение

0

0

8

 

под стражу

 

 

 

3.

Освобождено        с        связи

 

 

 

 

избранием   меры   пресечения

0

0

3

 

не связанной с арестом

 

 

 

4.

Освобождено за

 

 

 

 

неподтверждением

0

0

0

 

подозрения

 

 

 

8. Количество задержанных по подозрению в совершении преступления дознавателями, следователями МВД РФ, следователями прокуратуры на территории Ростовской области во втором полугодии 2002 года.

№ п/ п

Количество задержанных

Следовател. прокуратуры

Следовател. -МВД РФ

Органами дознания

1

Всего задержано

472

2081

292

2

В том числе несовершеннолетних

29

164

9

3

К   задержанному   применена   судом   мера пресечения-заключение под стражу

375

1373

184

4.

В том числе несовершеннолетних

22

88

3

5.

Всего освобождено

97

708

108

6.

В том числе несовершеннолетних

7

76

6

7.

За не подтверждением подозрения

7

10

0

8.

В связи с отсутствием оснований применения меры пресечения заключение под стражу

78

639

94

9.

В   связи   с   нарушением   при   задержании

0

1

0

164

 

требований ст. 91 УПК РФ

 

 

 

10

По иным основаниям

12

58

14

9. Количество задержанных по подозрению в совершении преступления дознавателями, следователями МВД РФ, следователями прокуратуры на территории Ростовской области в первом полугодии 2003 года.

№ п/ п

Количество задержанных

Следовател. прокуратуры

Следовател. МВД РФ

Органами дознания

1

Всего задержано

608

2403

521

2

В том числе несовершеннолетних

51

167

12

3

К   задержанному   применена   судом   мера пресечения-заключение под стражу

493

1576

305

4.

В том числе несовершеннолетних

32

87

3

5.

Всего освобождено

115

827

216

6.

В том числе несовершеннолетних

19

80

9

7.

За не подтверждением подозрения

8

12

0

8.

В связи с отсутствием оснований применения меры пресечения заключение под стражу

27

803

203

9.

В   связи   с   нарушением   при   задержании требований ст. 91 УПК РФ

0

3

1

10

По иным основаниям

20

9

12

10. Количество задержанных по подозрению в совершении преступления дознавателями, следователями МВД РФ, следователями прокуратуры на территории Ростовской области в 2003 году.

№ п/ п

Количество задержанных

Следовател. прокуратуры

Следовател. МВД РФ

Органами дознания

1

Всего задержано

1259

4823

1148

2

В том числе несовершеннолетних

96

359

27

3

К   задержанному   применена   судом   мера пресечения-заключение под стражу

1061

3240

696

165

4.

В том числе несовершеннолетних

71

181

8

5.

Всего освобождено

198

1583

452

6.

В том числе несовершеннолетних

25

178

19

7.

За не подтверждением подозрения

21

22

0

8.

В связи с отсутствием оснований применения меры пресечения заключение под стражу

173

1553

451

9.

В   связи   с   нарушением   при   задержании требований ст. 91 УПК РФ

0

5

1

10.

По иным основаниям

4

3

0

И.

Отказано прокурором в возбуждении перед судом    ходатайства   о   применении    меры пресечения — заключение под стражу

0

417

145

12.

Отказано       судом       в       удовлетворении ходатайства о применении меры пресечения-заключении под стражу                                 *

42

201

41

И. Количество задержанных по подозрению в совершении преступления дознавателями, следователями налоговой полиции на территории Ростовской области, дознавателями оперативной таможни Южного Таможенного Управления (ЮТУ)   в первом полугодии 2003 года.

 

Следователями

Дознавателям

Дознавателями

п/

Количество задержанных

налоговой полиции

и налоговой

таможни

п

 

 

полиции

 

1.

Всего задержано

2

0

5

2.

К задержанному применена

 

 

 

 

мера пресечения-заключение

0

0

3

 

под стражу

 

 

 

3.

Освобождено        с        связи

 

 

 

 

избранием   меры  пресечения

0

0

2

 

не связанной с арестом

 

 

 

4.

Освобождено за

 

 

 

 

неподтверждением

0

0

0

 

подозрения

 

 

 

166

12. Динамика количества задержанных по подозрению в совершении преступления следователями прокуратуры на территории Ростовской области в 2001-2002 году.

297

№ п/ п

Количество задержанных

2001

2002

 

Динамика

 

 

 

 

 

Вабсол.В %

террит.

транспорт.

1

Задержано (ст. 122 УПК РСФСР с 1.07.2002 г. по ст. 91 УПК РФ)

1368

1204

-164

-12,0

1179

25

2

Освобождено всего

204

233

29

14,2

229

4

3

В  %

14,9

19,4

-

-

19,4

16,0

4.

В   том   числе   неподтверждением подозрения

34

21

-13

-38,2

21

0

5.

В % от освобожденных

16,7

9,0

-

-

9,2

-

13. Динамика количества задержанных по подозрению в совершении преступления следователями прокуратуры на территории Ростовской области в первом полугодии 2002- 2003 года.

№ п/ п

Количество задержанных

2002 1-е пол.

2003 1-е пол.

 

Динамика

 

 

 

 

 

Вабсол

.В %  террит.

Транспорт.

1

Задержано (ст. 122 УПК РСФСР с 1.07.2002 г. по ст. 91 УПК РФ)

732

608

-124

-16,9

599

9

2

Освобождено всего

136

115

-21

15,4

115

0

3

В  %

18,6

18,9

-

-

19,2

-

4.

В  том  числе  неподтверждением подозрения

14

8

-6

-42,9

8

0

5.

В % от освобожденных

10,3

7,0

-

-

7,0

-

14. Динамика количества задержанных по подозрению в совершении преступления следователями прокуратуры на территории Ростовской области в 2002- 2003 году.

297

По данным отчета о следственной работе по форме IE.

167

№ п/ п

Количество задержанных

2002

2003

Динамика

 

 

 

 

Вабсол. В %  террит.    Транспорт.

1

Задержано подозреваемых

1204

1259

55       4,6       1243        16

2

Освобождено всего

233

198

-35      -15,0      197         1

3

В  %

19,4

15,7

15,8        6,3

15. Динамика количества задержанных по подозрению в совершении преступления следователями МВД РФ на территории Ростовской области в 2001-2002 году.

№ п/ п

Количество задержанных

2001

2002

Динамика

 

 

 

 

В абсол.                 В %

1

Задержано (ст. 122 УПК РСФСР с 1.07.2002 г. по ст. 91 УПК РФ)

9755

6088

-3667               -37,6

2

Освобождено всего

3344

2413

-931                 -27,8

3

В  %

34,3

39,6

-

4.

В   том   числе   неподтверждением подозрения

68

45

-23                  -33,8

5.

В % от освобожденных

2,0

1,9

-

16. Динамика количества задержанных по подозрению в совершении преступления следователями МВД РФ (территориальных) на территории Ростовской области в первом полугодии 2002-2003 года.

№ п/ п

Количество задержанных

2002 1-е пол.

2003 1-е пол.

Динамика

 

 

 

 

В абсол.                     В %.

1

Задержано (ст. 122 УПК РСФСР с 1.07.2002 г. по ст. 91 УПК РФ)

4007

2403

- 1604                  -40,0

2

Освобождено всего

1705

827

-878                  -51,5

168

3

В   %

42,6

34,4

-

4.

В  том  числе  неподтверждением подозрения

35

12

-23                    -65,7

5.

В % от освобожденных

2,1

1,5

-

17. Динамика количества задержанных по подозрению в совершении преступления следователями МВД РФ (территориальных) на территории Ростовской области в 2002-2003 году.

№ п/ п

Количество задержанных

2002

2003

Динамика

 

 

 

 

В абсол.             В %.

1

Задержано подозреваемых

6008

4823

- 1265                  -20,8

2

Освобождено всего

2413

1583

- 830                    -34,4

3

В  %

39,6

32,8

-

18. Динамика количества задержанных по подозрению в совершении преступления работниками органов дознания МВД РФ на территории Ростовской области в 2001-2002 году.

№ п/ п

Количество задержанных

2001

2002

Динамика

 

 

 

 

В абсол.                 В %

1

Задержано (ст. 122 УПК РСФСР с 1.07.2002 г. по ст. 91 УПК РФ)

312

421

109                 34,9

2

Освобождено всего

157

175

18                    11,5

3

В  %

50,3

41,6

-

4.

В   том   числе   неподтверждением подозрения

5

0

-5                  -100,0

5.

В % от освобожденных

3,2

-

-

19. Динамика количества задержанных по подозрению в совершении преступления на работниками органов дознания МВД РФ территории Ростовской области в первом полугодии 2002-2003 года.

169

№ п/ п

Количество задержанных

2002 1-е пол.

2003 1-е пол.

Динамика

 

 

 

 

В абсол.                      В %.

1

Задержано (ст. 122 УПК РСФСР с 1.07.2002 г. по ст. 91 УПК РФ)

129

521

392                  303,9

2

Освобождено всего

67

216

149                  222,4

3

В  %

51,9

41,5

-

4.

В  том  числе  неподтверждением подозрения

0

0

 

5.

В % от освобожденных

-

-

-

20. Динамика количества задержанных по подозрению в совершении преступления на работниками органов дознания МВД РФ территории Ростовской области в 2002-2003 году.

№ п/ п

Количество задержанных

2002

2003

Динамика

 

 

 

 

В абсол.                  В %.

1

Задержано подозреваемых

421

1148

727                        172,7

2

Освобождено всего

175

452

277                        158,3

3

В   %

41,6

39,4

-

 

 

 

Обратно


Error: Incorrect password!