МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЛЕОНОВ ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ   Г.Д. ГРЕБЕНЩИКОВА

Специальность 24.00.01 —теория и история культуры

ДИССЕРТАЦИЯ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ КАНДИДАТА ФИЛОСОФСКИХ НАУК

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ-ДОКТОР ФИЛОСОФСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР СЕМИЛЕТТ.А.

Барнаул-2003

1 СОДЕРЖАНИЕ

Введение...................................................................................2

Глава 1. Источники и основания    культурфилософии

Г.Д. Гребенщикова.........................................................10

§ 1. Истоки и этапы формирования культурологической

 концепции. Эволюция и культура...........................................10

§2. Констатация    кризиса культуры. Культура как связь миров.. .27

Глава 2. Концепция духовно-практического преображения

 мира: вселенская роль России..........................................46

§ 1. Русская идея Г.Д. Гребенщикова: Россия

в космо-эволюционном   контексте.......................................46

 §2. Принципы создания новой культуры духа..............................56

§3. Община как принцип будущей культуры.............................71

Глава 3. Культуротворческая деятельность Г. Д. Гребенщикова........79

 §1. Стратегия практического преображения жизни и сознания

современников.................................................................80

§2. Деятельность Г.Д. Гребенщикова по реализации культурно-

 преобразовательных планов Рерихов.........................................94

1                  Заключение.................................................................................107

1                  Список источников и литературы..................................................117

Приложение...............................................................................131

Г*

2 ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования.   В настоящее время особенно актуальным становится обращение к философскому наследию тех мыслителей, которые предметом своего осмысления и творчества в целом   избрали Россию и ее ■♦                 судьбу, проблемы теории и практики культурного строительства. Возродить

i

их наследие, изучить их анализ особенностей русской национальной культуры, перспектив ее развития и стратегий практического преобразования, продолжить путь творческого поиска - долг современной

^                 интеллигенции.

!                            В плеяде лучших представителей наций есть личности, максимально

отражающие и выражающие дух эпохи, персонифицирующие современную

I»                им духовную ситуацию, чутко улавливающие пульс времени и динамику

мирового    культурного   развития,    актуализирующие    и    синтезирующие наиболее востребованные духовные течения и веяния. Это те личности, которые  от   имени  своей  культуры   формулируют  «Ответ»   на  «Вызов» ♦                сложившихся    экономических,    социальных,     политических,    духовных

обстоятельств.

Личностью    такого    масштаба    является         Георгий    Дмитриевич

                   Гребенщиков - видный представитель русской интеллигенции рубежа веков и

первой половины XX века, выдающийся деятель русской эмиграции первой

:                   волны,    яркий    представитель    философско-культурологической    мысли,

,                   уловивший основные духовные веяния эпохи и создавший оригинальную

j                   концепцию культуры.

i                            В дореволюционный период Г.Д.  Гребенщиков  внес значительный

1                    вклад в развитие культуры Алтая, Сибири и России как писатель и    как

общественный деятель. Он является автором знаменитого романа - эпопеи «Чураевы» и многих других литературных произведений, получивших высокую оценку во всем мире. В Америке он сотрудничал с Н.К. Рерихом, возглавлял издательство «Алатас», преподавал русскую словесность и t

3

теорию литературного творчества в колледже г. Лейкланда (штат Флорида). Центральная тема   его философского и литературного творчества   -

Россия, ее история и судьба, поиск путей ее духовного возрождения. В нем

Г.Д.Гребенщиков предстает   как оригинальный   мыслитель,   как   один из

продолжателей     Русской идеи в XX веке. Он стал вдохновителем целого <♦                движения   в   русской   эмиграции   за   сохранение   и   развитие      русских

культурных традиций, за создание новой культуры духа.

Реконструкция его культурологических взглядов позволит раскрыть ,                  новую,         малоизвестную    страницу    в    русской         философской     и

                культурологической   мысли,       откроет   новые   горизонты   в   осознании

I                  нынешних задач возрождения и обновления российской культуры.

Степень    разработанности    темы.     Все     написанное     о     Г.Д. ф                Гребенщикове     можно          разделить,     во-первых,     хронологически     —

дореволюционные статьи, статьи о нем эмигрантского периода (1921- 1964)

и    современные    публикации.    Во-вторых,     по     жанровому    признаку:

\                  биографические,   описательно-информационные   публикации   о   жизни   и

.#               творчестве   писателя   и   мыслителя,   рецензии   на       его   литературные

произведения.

Основательным        исследованием        литературного        творчества

Г.Д.Гребенщикова    являются статьи    Т.Г.   Черняевой    [208, 209].    В них

подробно проанализирована историческая канва дореволюционного периода ■                  творчества писателя, сформулирован       ряд существенных положений об

(                  истоках его    творчества и    мировоззрении, которые, по нашему мнению,

j                  свидетельствуют об изначально проявившейся в нем    культурологической

направленности мышления и деятельности.  Так,  в своих исследованиях ,                   Т.Г. Черняева пишет: «На конкретном материале собственных наблюдений

Гребенщиков приходит к выводам общественно-исторического масштаба.

Алтай как средоточие различных этнических, культурных, экономических '                   укладов   (инородцы-аборигены,   старожилы-раскольники,   переселенцы   из

|                  Центральной   России)   дает   основание   для   глубоких   размышлений   о

4

соотношении различных типов культуры, о природе прогресса и цивилизации и т. д.» [209, С.З] справедливо отмечает о «складывающейся уже в этот период в сознании Гребенщикова национальной концепции, о его негативном отношении к городской культуре, как продукте уродливой цивилизации.

4>                        Некоторые  авторы  статей  о  Г.Д Гребенщикове     точно  выявляют

некоторые  единичные  особенности     его прозы,  имеющие  ценность  для

нашего    культурологического    исследования    наследия    писателя.     Так,

СП. Рожнова    отмечает, что в раннем творчестве      Г.Д.    Гребенщикова

if               проявляется стремление подходить к оценке действительности «не столько с

социальной, сколько с нравственно-этической точки зрения..., что приводило

к оценке ее противоречий с точки зрения «"вечных" начал нравственности...»

(#               [159,    С.2]    и,    что    в    раннем    периоде    творчества        «...увлечения

этнографическими   подробностями,   описательности...»       подчас   мешали

молодому писателю «в бытовом увидеть общечеловеческое, общезначимое »

[Там же].   Эта способность проявится у Г.Д. Гребенщикова лишь во втором

т               периоде творчества.

В.К. Корниенко точно определяет главное изменение в мироощущении

мыслителя, произошедшее после     иммиграции -  «...он стал в большей

степени «гражданином мира» - по широте кругозора, по острому чувству

ответственности за судьбы мировой цивилизации и культуры» [См. 124].

\                          Высокую оценку литературного творчества Г.Д. Гребенщикова давали

j                 А. М. Горький, А.И. Куприн, Ф.И. Шаляпин, И. И. Сикорский, В.Я. Шишков,

»                 И.А. Бунин, Н.К. Рерих, а также многие зарубежные деятели культуры: Лаура

Абелл (США), Лоренцо Жигли (Италия), Антуан Бурдель (Франция), Поль

Буайе - профессор Сорбонны; Эдмон Жалю (Франция), Спенсард Холланд -

сенатор (США), Армандо Романо (США); Карл Лесс (США) и др. [См. «Кто и т

что писал о работах Г.Д.Гребенщикова». Архив А.Б. Фирсова].

Первым   кто      ясно   осознал   культурологическую   направленность j                 мышления и деятельности Г.Д.Гребенщикова    стал А.А.Макаров. [См. 135,

■•#

5

136]. Именно этим автор объясняет постоянное стремление Гребенщикова «что-нибудь строить». А.А. Макаров обращает внимание на философско-культурологический характер книги писателя - «Гонец», на неразрывную связь философско-культурологического мышления Гребенщикова с традициями русской культуры.

В последние годы появились публикации, основанные на изучении новых архивных материалов, раскрывающие геополитический и планетарный характер деятельности Н.К. Рериха. Эти исследования косвенно   раскрывают и   деятельность Г.Д.Гребенщикова,   как ближайшего

сотрудника Рериха: дневник З.Г.Фосдик [204], статьи В.А. Росова [169,170],

i

j                  и книга М.Л. Дубаева [ 102].

Особый   взгляд   на   деятельность   Н.К.   Рериха   и,   соответственно,

Ф               Г.Д. Гребенщикова,         дают    результаты исследований В.А. Росова.    Он

впервые ввел в научный оборот редкие архивные материалы и, в результате, им воссоздана     историческая    картина и философско-культурологическая

i

[                  логика событий,     связанных с деятельностью  семьи     Рерихов.  Ученый

<•               раскрыл широту личности Г.Д. Гребенщикова, его значительную роль в

событиях космопланетарного масштаба и культурологический характер его деятельности.

Однако,  целостного  осмысления   культурологических  взглядов  Г.Д. Гребенщикова в современной и отечественной литературе еще не существует. Данное    исследование    представляет    собой    первую    попытку    такого                   осмысления.

Объектом исследования является философское, литературно-публицистическое наследие Г.Д.Гребенщикова. Предмет исследования - его культурологическая концепция.

Цель диссертации - реконструировать и дать целостное осмысление концепции   культуры   Г.Д.Гребенщикова,   содержащейся  в   его  трудах  и лежащей в основе его практической культуротворческой деятельности.  Исходя из этого, задачи исследования состоят:

б

1                       •   в    установлении    истоков,    этапов    формирования    и    оснований

культурологической концепции Г.Д. Гребенщикова;

•   в выявлении сущности и содержания гребенщиковского понимания

;                           культуры, ее элементов, смысловых граней и аспектов рассмотрения;

•   в определении смысловых блоков      культурологической концепции Г.Д. Гребенщикова;

•   в раскрытии космо-эволюционного  контекста     культурологической концепции Г.Д. Гребенщикова;

•   в реконструкции христианско-культурологического аспекта концепции возрождения истинной культуры, «Русской Идеи» Г.Д. Гребенщикова;

•   в выявлении социально-праксиологического аспекта    культурологии Г.Д.Гребенщикова;

•   в раскрытии гребенщиковского проекта создания новой культуры духа; Источниками исследования являются философские, публицистические и

литературные   произведения   Г.Д.Гребенщикова,   в   которых   он   изложил

               основные   положения   своей  мировоззренческой  концепции.  Кроме  того,

источниковая база включает в себя произведения, прямо повлиявшие на

. .                становление  гребенщиковской  философии  культуры.  В  первую  очередь,

следует упомянуть   теософские издания и   книги Учения "Живой Этики"

("Агни-Иоги"),   книги Н.К.Рериха, которые составили для мыслителя одно

из главных теоретических оснований.

К источниковой базе должны быть отнесены работы представителей русской религиозной философии и русской литературы: Н.В. Гоголя, славянофилов, Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толстого, B.C. Соловьева, Вяч. Иванова, Н.О. Лосского, Н.А. Бердяева, так как философские воззрения Г.Д. Гребенщикова формировались под их непосредственным воздействием.

Г.Д.Гребенщиков, в своих размышлениях и деятельности, неоднократно опирался на христианскую традицию, поэтому обращение к ней, также  способствовало изучению философской концепции культуры мыслителя.

Ft

7

Методологической основой исследования являются концепция культурно-исторической школы в философии культуры, общенаучные методы: сочетание исторического и текстологического анализа, сравнительный метод анализа, элементы герменевтики, а также принципы системного анализа и метод теоретической реконструкции. Научная новизна исследования:

1.  Тема философии культуры Г.Д. Гребенщикова до сих пор не являлась предметом специального  исследования,  постановка этой  проблемы диссертантом        является        новационной        для        философско-

,*                         культурологического знания.

2.  Методами      герменевтики,      сравнительного,      исторического      и текстологического  анализов  из  художественных,   публицистических текстов,         писем,         документов         архива         эксплицированы культурологические идеи Г.Д. Гребенщикова.

3.  Выявлены   основные   комплексы   проблем,   составляющие   идейно-теоретические блоки культурологической концепции мыслителя.

0                    4. Впервые   дан   развернутый   анализ   взглядов   мыслителя   по   таким

вопросам, как роль России в возрождении мировой культуры, концепция кризиса культуры и концепция построения новой культуры духа, духовно-практического преображения жизни.

с*

5.  Реконструирована    в системном    виде    многоаспектная    концепция культуры мыслителя.

6.  Выявлены связи и пересечения философии культуры Г.Д. Гребенщикова '*                        с    философско-мировоззренческими        системами,    показан    синтез

православной традиции, идей русского космизма, евразийства, теософских положений в самобытной культурологической концепции мыслителя.

7.  Введены в научный оборот малоизвестные работы Г.Д. Гребенщикова и архивные материалы.

8 Положения выносимые на защиту:

1.  Г.Д.     Гребенщиков     является     видным     представителем     русской *                         интеллигенции  первой  половины  XX  века,  выдающимся  деятелем

русской эмиграции первой волны, ярким представителем философско-культурологической мысли, уловившим основные духовные  веяния 0                         эпохи и создавшим оригинальную концепцию культуры.

2.  В   становлении    гребенщиковской    философии    культуры       четко выделяются два этапа:  первый связан с формированием историко-культурологической концепции, второй с развитием универсалистской

Ф*                         духовно-эзотерической культурфилософии под воздействием Живой

Этики.

3.  Особенностью    концепции    культуры    Г.Д.Гребенщикова    является органичное    соединение     оснований     универсалистской     духовно-эзотерической культурфилософской концепции с основаниями русской религиозной философии,    русским космизмом, ноосферной теорией, евразийством и русским символизмом.

т                    4. В концепции культуры Г.Д.  Гребенщикова дан  анализ  кризисного

состояния современной ему культуры, разработан проект и определена стратегия духовного возрождения, содержится оригинальное развитие Русской идеи, философско-культурологическое обоснование вселенского значения русской культуры и миссианской роли России в духовном возрождении мировой культуры.

5.  В реконструированном виде взгляд мыслителя  на культуру в духовно-"*                        эволюционном   контексте   сводим   к   пониманию   культуры       как

творческой        направленной                 деятельности    людей         по

совершенствованию      человеческого   духа   с   целью   осуществления эволюционного развития человечества на земном плане для достижения [                          каждым индивидуумом богочеловеческой стадии.

6.  Важнейшая   особенность      культурологии      Г.Д.   Гребенщикова   -синкретизм      теоретической      и      практической      составляющих.

9

Г.Д. Гребенщиков является не только теоретиком, но и практиком строительства новой культуры, духовно - практического преображения жизни.

Научно-практическая значимость работы. Данная работа раскрывает для отечественной и мировой культурологии новую концепцию культуры,  сочетающую идеи духовного преображения человечества, представляющую собой           органический     синтез     основных     направлений     русской

социогуманитарной мысли конца XIX - первой половины XX века.

Содержание диссертации может способствовать дальнейшим  теоретическим исследованиям в этой области как в виде развития отдельных тематических направлений, так и в виде дополнения и развития теоретических концепций и выводов, полученных в ходе исследования, а  также раскрытию и детализации отдельных элементов гребенщиковской и рериховской философии культуры.

Практическое значение работы состоит в том, что принципиальные ее положения, раскрывающие пути выхода из социокультурного кризиса, могут  быть учтены при разработке концептуальных программ общественного развития с целью их ориентации на утверждение основополагающих ценностей - ценностей духовности и культуры.

Материалы диссертационного исследования дополняют и расширяют курс истории русской философии и истории культурологических учений. Результаты исследования могут быть, также, использованы в составлении учебных программ и курсов философии, истории и теории культуры, спецкурсов в вузе.

Апробация работы. Диссертация обсуждалась на заседании кафедры общей социологии Алтайского государственного университета. Отдельные положения диссертации оражены в ряде статей, опубликованных в научных журналах и сборниках, а также использованы при подготовке сообщений к международному конгрессу «Жизненные силы славянства на рубеже веков и мировоззрений   (Барнаул,   2000   г.),   межкафедральному   теоретическому

10

семинару «Жизненные силы русской культуры» (Барнаул, АТУ, 2002 г.), межрегиональному научно-практическому семинару «Координация усилий научных исследовательских коллективов Сибири в изучении и развитии русской культуры» (Барнаул, АТУ, 2003 г.).

Структура и основное содержание диссертации.   Работа состоит из >               введения,   трех     глав,   заключения,   списка   источников   и   литературы,

приложения.

Глава L ИСТОКИ И ОСНОВАНИЯ КУЛЬТУРОЛОГИИ

Г.Д.ГРЕБЕНЩИКОВА.

*                         §1. Истоки и этапы формирования    культурологической

концепции. Эволюция и культура.

Предметом нашего рассмотрения в этой части работы должны стать основоположения культурологии Г.Д.Гребенщикова, некоторые базисные его установки в подходе к феномену культуры, а также этапы становления его культурологической концепции.

_                                Первый этап   становления   культурологических воззрений Г.Д.

Гребенщикова - до начала 20-х годов XX века - связан с общим ходом социального развития России рубежа  XIX XX веков. Для художественных

и публицистических работ писателя, созданных в это время,     характерна л

социальная проблематика,   свидетельствующая о    влиянии народнической

идеологии. Георгий Гребенщиков выступает с острой критикой негативных явлений социальной действительности. Уже в дореволюционный период  им *               было глубоко осознано    кризисное состояние русского общества.       Это

осознание нашло свое выражение, например, в его ранней пьесе «Сын народа». Молодой писатель-публицист отчетливо видит симптомы социокультурного кризиса и стремится найти ответы на волнующие его и общественность культурные, религиозные и социальные проблемы. Он пишет о бедственном положении русского крестьянства, выражает критическое   отношение   к   сложившимся   в   деревне   взаимоотношениям

11

мужика и богатея; высказывает разочарование в городской жизни - для него в ней нет смысла и цели; его волнует проблема загрязнения частными  заводами водоемов, ужасающие условиях труда на заводах, безработица в  Сибири и нетерпимое положение аборигенов сибирского края.

Особенно остро его ранние произведения направлены против  собственничества, против индивидуализма, разжигаемого ростом капиталистических взаимоотношений, разрушительно действующих на нравы всех слоев общества, наконец, против хищнического отношения к природе. Индивидуалистическое общество, считает мыслитель, как бы автоматически  порождает себе подобных собственников и превращает их в стяжателей и  преступников против человечности.

Помимо идей народничества, глубокое влияние на становление  мировоззрения Г.Д.Гребенщикова оказал Г. Н. Потанин - этнограф, известный исследователь Сибири и Азии, принявший живое участие в судьбе начинающего писателя. Потанин способствовал тому, чтобы Г.Д. Гребенщиков был принят вольнослушателем в Томский университет, а  затем был назначен   редактором газеты   «Жизнь Алтая».

Благодаря содействию Г.Н. Потанина Г. Гребенщиков совершил ряд длительных путешествий по Горному Алтаю с целью проведения историко-этнографических исследований, что позволило ему познакомиться с бытом, религиозными верованиями, легендами, мифологией алтайских народов и русских старообрядцев. Под влиянием Г.Н. Потанина, а также под влиянием собственных впечатлений и исследований, собственных мистических прозрений у Г.Д. Гребенщикова зародилась идея о важнейшей роли Сибири в мировой культуре будущего, которую он пронесет через всю жизнь; впоследствии она трансформируется в одно из основных положений          его     культурологии.     Причем,          в   ней  сохранятся

«областнические» идеи Г.Н. Потанина - одного из идеологов общественно- политического   течения           областников,    который        отстаивал    идеи

 самостоятельности   Сибири,   выступал   против   колониальной     политики

12

центра, ратовал за сохранения её богатств и за ускорение культурного развития этого региона. Однако, Г.Д. Гребенщиков, развивая эти идеи, определит   Сибирь центром создания культуры будущего [79].

Изучая жизнь русских староверов, Г.Д.Гребенщиков увидел сохраненную ими способность к вере и, одновременно, ограниченность позиции старообрядчества, приведшей к крушению их веры и быта. Эта тема нашла свое воплощение в его романе-эпопее «Чураевы». Через героев романа писатель выразит, свои искания истинной веры и живого единого Бога, как главных устоев жизни. Старообрядческая среда, с ее напряженными    религиозными    исканиями,         часто     отличающимися

неканоническим характером трактовки веры, по нашему мнению, способствовала пробуждению у Гребенщикова исканий единых общих оснований для всех религий, исканий живой веры, пробуждению стремлений к поискам метафизических оснований жизни. Так, например, от алтайских старообрядцев он узнал, легенду о чудесной стране «Беловодье», отразившей многовековую мечту русских людей о реальном существовании на Земле места, где осуществлены высшая правда и идеал счастливой праведной жизни.

Данная идея будет положена мыслителем в основание своей метафизической концепции культуры, которая выстраивается у него как естественное развитие духовных исканий русского народа и устремлений русской науки. Так, « Сказания о «Царстве попа Ивана или «Беловодье»» [См. 188] в многочисленных изводах достигли Древней Руси. Судя по обилию дошедших до нас рукописей, наши предки с интересом читали и перечитывали такие «отреченные книги», как «Хождение Зосимы к брахманам», «Слово о видении Апостола Павла», «Сказание об индийском царстве»... Образ загадочной страны, расположенной в где-то на окраине Вселенной, в сознании древнерусских книжников связывался с образом земного рая, сокровенного прибежища первозданной чистоты и мудрости, якобы сохранившегося     на растленной и       греховной     земле.  Вера в

13

j                  реальность его существования  была так велика, что в XIV в. новгородский

:                  архиепископ   Василий   в   своем   послании   владыке   тверскому   Феодору

*                обстаятельно и красноречиво доказывает, что «рай на востоке, созданный

Адама ради не погиб». Нелишне заметить, что интерес наших предков к

легендам о Беловодье не был чисто умозрительным. Вплоть до начала XX в.

ф               старообрядческие общины Заволжья, Урала и Сибири отряжали бывалых

людей на поиски того места, «идеже небо прилежит земли»,  чтобы узреть

там    «самосиянный    свет» и напиться из «молодильного источника», о

которых говорится в древних рукописях» [Там же, С.92-93].

<#                         Гребенщиков сохранит веру в реальную основу  этой легенды на всю

;                  жизнь,    в его  философско-культурологической концепции метафизические

основания   будут определяющими.

А                       Еще    одним    фактором,    оказавшим    влияние    на    формирование

мировоззрения, и, следовательно,  на формирование     культурологической концепции мыслителя,   является природа Горного Алтая. Г.Д. Гребенщиков ощутил   здесь   глубокое      чувство   слиянности   с   природой,   ее   особую 4               благодатную    энергетику,    способствующую    просветлению    разума    и

очищению религиозного чувства: «на чистом воздухе... и сердце молодеет, и мысли углубляются, и.. .воистину Бог становится видимым в красе цветения и в грозе небесных стихий и в каждой колеблемой ветром былинке» [65]. Суровый и благодатный Алтай навсегда породил в нем тягу к единению с природой, способствовал укреплению в нем оптимизма, пробуждению устремления к возвышенному. Что, в конечном счете, утвердило *               мыслителя    в признании важнейшей роли    региона Горного Алтая    для

осуществления строительства новой культуры.

В Первую мировую войну, будучи начальником Передового Сибирского Транспортного полка при 59 Пехотной дивизии, Г.Д. Гребенщиков имел богатый опыт общения с людьми из разных сословий. Здесь Гребенщиков еще глубже полюбил свой народ и многому у него научился. «Именно с тех пор,- пишет он, - для меня уже не было    ни

14

мужиков, ни баб, но были только живые люди, с полными правами Человека... никакого низшего и второстепенного класса, но только многообразные представители великого русского народа» [81] с его лучшим качествами. Здесь произошло окончательное формирование его гуманистического мироощущения, составившего основу его литературного, философского творчества и его неутомимой деятельности по возрождению русской и мировой культуры.

Г.Д. Гребенщиков уже в ранний период пришел к осознанию того, что происходит в России, в душах его современников, но проникнуть же в природу явлений он пока был не в состоянии. Окончательное формирование цельного мировоззрения мыслителя произойдет позже, исходя из которого, он будет строить не только теорию преодоления кризиса культуры, но и теорию создания гармоничного общества и практически ее воплощать.

Пути и методы переустройства общества, предлагаемые различными партиями и движениями его времени, Гребенщикову не были близки. Он не раз подчеркивал свою аполитичность и был убежден в том, что выход из кризисного состояния общества возможен только через преобразование культуры.

По нашему мнению, следует особо отметить, говоря об истоках формирования культурологической концепции Г.Д.Гребенщикова, еще одно обстоятельство - присущую ему способность мистических прозрений. В начале 20-х годов Г.Д. Гребенщиков переживает одно из них, описанное им в «Гонце». Оно произошло у него в результате прочтения книги (предполагаем, что это была книга «Чаша Востока. Письма Махатмы»): «Несколько лет возил с собой одну маленькую книжечку. Не удавалось или не хотелось прочитать. Перед поездкою в Америку, для облегчения багажа, хотел неразрезанной выбросить. Потом случайно (случайно ли?) положил поближе и на пароходе прочитал... И тогда узнал, что все случившееся до сих пор: рождение, нищета, борьба с невежеством, скитание, война и поездка в

15

Америку — все случилось только для того, чтобы прочесть вот эту книжечку. В ней оказалось откровение, которого искал долгие годы и после которого так ясен и чудесен стал мир» [75, С.23]. Г.Д. Гребенщиков знакомится с Рерихами, с Учением Живой Этики. Начало второго этапа формирования кулътурфилософской концепции мыслителя мы относим к этому времени (начало и средина 20-х годов XX века). Накопленный им ранее историко-культурологический материал и ментальный багаж гармонично сливаются с основаниями данного Учения, что способствовало окончательному формированию мировоззрения и складыванию культурологической концепции мыслителя. С этого времени Г.Д.Гребенщиков выступает с целым рядом публицистических статей и художественных произведений, в которых им формулируются его культурологические взгляды. Ниже мы осуществим реконструкцию основных положений его концепции культуры.

Культурфилософская концепция Г.Д. Гребенщикова, сложившаяся на втором этапе ее формирования, тесным образом связана с Живой Этикой. Ниже нам предстоит выявить степень этой взаимосвязи, определив положения концепции культуры, разрабатываемой авторами Живой Этики, творчески переосмысляемые Гребенщиковым. Мы будем решать эту задачу, используя для этого не только тексты самого Учения, но и материалы исследований, полученные другими авторами, следуя, при этом, логике культурологического мышления Г.Д. Гребенщикова.

Исследования свидетельствуют о том, что в основе мировоззренческих представлений Г.Д. Гребенщикова лежит «теория активной эволюции», разработанная еще русскими космистами, суть которой составляют: положение о встроенное™ человека в макропроцессы и представление о человеке как факторе эволюции; то есть, человек для космистов не есть высшее существо, не есть венец природы, а как промежуточное существо, находящееся в процессе своего совершенствования. То, что Г.Д. Гребенщиков    разделял          эволюционную теорию развития культуры и

человечества, подтверждается, например, в следующих его словах:  «...Куда

16

идет человечество?», «должно же оно идти куда-то дальше?... Должно же оно постепенно восходить по ступеням эволюции хотя бы по Дарвину?». «Или, использовавши чудесные и священные дары природы - электричество и радио и достижения величайшей техники для фокстротов и для домашнего употребления обывателей, неужели мир должен успокоиться и сказать, что  миссия человечества окончена?» [См., 79].

Кроме того, мыслитель, также, часто использовал в своих трудах выражения: «грядущая эволюция вселенной» [75, С.94], «эволюция нашей планеты» [Там же, С. 116]. Это дает нам основание сделать вывод о том,  что эволюционная теория развития мира в его мировоззрении и, следовательно, в его культурологии является одним из базовых оснований. Причем, данная теория Г.Д. Гребенщиковым воспринята уже в трактовке в  Учения Живой Этики, в котором она получила дальнейшее развитие и предстала уже в виде «концепции универсального космического эволюционизма», распространяющей эволюционные представления на все явления, объекты и процессы космической реальности» [1, С.6]. Важнейшей  особенностью космического эволюционизма Живой Этики является представление о продолжающейся эволюции человека, в которую включены все аспекты его сущности и природы.

Г.Д. Гребенщиков принимал, также, утверждение авторов Живой Этики о том, что человечество подошло к переломному этапу развития мира. Так, он неоднократно пишет в своих статьях о «поворотном пункте в эволюции человечества», который для него характеризуется следующими основными моментами: человечество отпало и отстало от космической эволюции и необходимы усилия со стороны человечества по возвращению на пути эволюции для избежания планетарных катаклизмов и для построения счастливого и справедливого общества на Земле: «... отстали от нее ( от эволюции — прим. автора) очень многие, и почти никто не видит, что цивилизованное человечество лихорадочно спешит к катастрофической всеобщей гибели. Лишь редкими, едва мерцающими в общей тьме огоньками

17

светятся великие пророки и печальники за судьбы человечества. Да и тех  достоуважаемое человечество или беспощадно распинает или делает своим посмешищем» [75, С. 116]. Мыслитель разделяет, также, утверждение авторов Живой Этики о неизбежном процессе разделения человечества на «годных» и «негодных» к дальнейшей эволюции: «Неисправимые, негодные,  склонные к разложению, конечно, погибнут, как космический мусор, а все жизненно-крепкое выйдет из безбожия наиболее устремленным к Космическому Свету Разума, то есть к какому-то новому, своему Богу» [Там же, С.65].

 Для Гребенщикова суть эволюции составляет «совершенствование духа человеческого как благой творящей энергии» [59, С.51], главным же средством осуществления эволюции человечества для него является  совершенствование сознания. Эта задача и определяет направленность всей человеческой эволюции и является для мыслителя «высшим Законом Бытия». В письме одному из своих корреспондентов мыслитель пишет, что главный герой его романа — эпопеи «Чураевы» занят исканиями «высшего  Закона Бытия», который по глубокой вере Г.Д. Гребенщикова, есть «закон бесконечного совершенствования и восхождения человеческого разума и духа» [75, С.70].

Гребенщиков считал, что человечество утратило понимание этого высшего Закона, это и стало причиной неблагополучного состояния человечества: «...овладевши всеми земными благами, человек растратил свое лучшее сокровище: это самое сознание своего бытия. Не потому ли проглядел он в борьбе за жизнь самое главное - совершенствование своего сознания, что не знает, что сознание есть могущественнейшая сила» [75, С.24].

Согласно религиозной ветви русского космизма духовная эволюция человечества имеет вполне конкретную цель - достижение человеком стадии «обожения». Идеал обожения предполагает трансцендирование, превозможение человеком и человечеством его наличной физической, душевной   и   духовной   природы   и   стяжание   высшего,   бессмертного,

18

преображенного Божественного бытия. Русские религиозные мыслители конца XIX — начала XX века разработали уже цельную концепцию богочеловечества как соборного, всечеловечески-космического обожения. Гребенщиков, также ставил эту цель эволюции как центральную, он был убежден,     что         искренне    устремленным         к    совершенствованию

 («устремленным к Свету и Благу») людям принадлежит все лучшее будущее, ибо они «могут стать воистину царями природы, богочеловеками» [75, С.44].

Русские религиозные философы, также, определили главной движущей силой эволюции - творческую деятельность человека. Учение  Живой Этики, в свою очередь, делает акцент на необходимости активного творческого действия для ускорения эволюции, в связи с наступлением в ней поворотного момента: «Наступило время действия» [Зов. 1922. Июль, 11].  «Дети. Действие, действие, действие» [Там же, 1922. Июль, 17]; «Но действие прежде всего» [Там же, 1922. Июль 9]; «Свидетельствую время действия...Спешите явить действие. Сложите силы в действии» [Там же, 1922. Июнь, 26]; «Любовью зажжете свет красоты и действием явите миру  спасение духа» [Там же, 1922 Сентябрь 25]; «Определим, что делать? -действовать. В этом вечном действии - Наш праздник...» [Озарение. 17 марта]. «Действие устремления на продвижение эволюции напрягает свои энергии. Это напряжение вызывает напряжение слоев космических токов» [Беспредельность, чЛ, § 210].

Стремление активно действовать по воплощению развиваемых им идей и теоретических положений в реальную жизнь является особенностью  культурологии Г.Д. Гребенщикова и является свидетельством принятия им положения о необходимости сознательного действия, изложенного в Живой Этике [см. о культуротворческой деятельности мыслителя главу III].

Сверхзадачу всей сознательной творческой деятельности мыслителя составляли стремления - оздоровить и возродить культуру России и всю мировую культуру [см. об этом ниже]. Исходя из контекста использования мыслителем  понятия «культура» можно сделать вывод, что оно включает в

19

себя активную сознательную творческую деятельность человека, направленную на    духовное совершенствование    человека и, в широком

*                 смысле, направленную   на содействие его духовной эволюции. Только через такое действие-деятельность, по убеждению мыслителя, возможно духовное оздоровление всех сфер жизни: «О каком же действии мы можем говорить?...

,*               только о действии духовного отрезвления, морального самоочищения  и

просто трудового напряжения. Все равно в какой роли, в каком труде, но с неуклонной, вдохновенной мыслью - помочь Родине нашей, Русской Земле, в ее духовном и творческом оздоровлении» [59,С12]; «Говорим о действии. Не

<*                только о действии во имя и для пользы других, но именно о действии во имя

нас самих и в нашу собственную пользу - о сохранении главного принципа человеческого общежития, о выгодности для нас самих всякого доброго

~                делания, в чем бы оно ни заключалось» [75, С. 164]; «Друзья мои, далекие и

близкие, настоящие и будущие! Цель этого моего письма к вам заключается, конечно, не только в том, чтобы вместе помечтать о лучшем Будущем и тем ограничиться. Цель эта в том, чтобы мечту хоть частично, по мере наших

Л               сил, превратить в созидательное действие» [Там же, С. 199]; «... всякая вера

без дела - мертва, и потому нужно немедленное действие, пусть даже малое, посильное, пусть не всеобщее, а лишь в пределах единичного подвига, - и

тогда изумительное чудо духовного, а следовательно,  и  общественного 9

оздоровления и государственного возрождения будет явлено, - если не для

всех, то хотя бы для тех, кто действует. Ибо весь мир лежит не вне нас, а в нас самих» [Там же, С. 200].

*                           В   размышлениях    Г.Д.    Гребенщикова    о    культуре    наблюдается связывание ее с понятием космической эволюции.  Отправным моментом в подобных культурологических построениях мыслителя стала Живая Этика, в ней мы находим тому подтверждения: «...Не может народное понимание обнять все нужды эволюции без культуры» [Иерархия, §331]; «Культура в основе своей есть эволюция. Отрицая культуру, заменяя ее технократией, мы отвергаем эволюцию и нарушаем Космический Закон...» [106, С. 121];

20

 Обобщая изложенное выше, реконструируем гребенщиковское  понимание культуры в эволюционно - деятельностном контексте: культура -   это       творческая    направленная           деятельность   людей        по

совершенствованию человеческого духа, с целью осуществления эволюционного развития человечества на земном плане и достижения  каждым индивидуумом богочеловеческой стадии.

Г.Д. Гребенщиков, рассматривает культуру так Dice и в духовно-ценностном аспекте: культура есть совокупность духовных смыслов и ценностей. Это прочитывается, например, в его книге «Гонец». В ней он  неоднократно развивает данный аспект. Так он пишет о высоких идеалах культуры, добытых человечеством в процессе его эволюции, но забытых в современной жизни, от лица борцов за светлые идеалы прошлого он  спрашивает современников: «Где, кому нужны те идеалы, за которые мы отдали все наши силы?...» [75, С.51]. Высокие духовные идеалы сообщают человечеству религии. Христос и Будда для мыслителя — величайшие Учителя Света, которые «принесли на нашу планету...» «...величайшие  духовные идеалы» и эти идеалы невозможно «исключить из цепи эволюции нашей планеты...» [Там же, С. 109].

Состояние современной ему культуры Г.Д. Гребенщиков оценивает по многим аспектам [см. об этом следующий параграф], в том числе и в контексте духовно-ценностного подхода. Он пишет, что в обществе разрушены духовные идеалы: «Смута удушливыми газами отравила жизнь всего земного шара. Все люди...перестали искать лучших идеалов жизни. Нет  ни ценностей, ни авторитетов, никакой общественности, ни прочной, незыблемой религии, ни даже сносной уверенности в завтрашнем дне. Все уравнялись в духовной нищете, и никому не требуется никаких истин и ни возвышающих обманов... В нашу страшную эпоху всеобщего упадка веры... в эпоху умерщвления идеалов вообще - нам так необходимо хоть во что-либо поверить, хоть чему-либо порадоваться, хоть о чем-либо наивно помечтать!» [Тамже, С. 160].

21

Таким образом, в культурфилософии Г.Д. Гребенщикова содержится осмысление понятия культуры в духовно-ценностном контексте. Обобщим изложенное. Согласно эволюционной концепции развития мира и человека космическая эволюция задает направленность всей человеческой деятельности, она определяет и смысл земной эволюции человека -стремление к обретению бессмертия и перехода на пути дальнейшей космической эволюции. Данный смысл является центральным смыслом культуры, определяющим иерархию и структуру всего смыслового поля культуры. Г.Д. Гребенщиков определяет этот центральный смысл культуры через понятие «смысл жизни», он у него отождествляется с понятием «смысл человеческой эволюции». Так он пишет: главный «смысл жизни в служении Богу» [79], т.е. в выполнение воли Бога, что равноценно для него осуществлению духовной эволюции человека. По Гребенщикову, этот смысл — главный во всех мировых религиях, в их чистых основаниях (отсюда его утверждения о равноценности всех мировых религий и о единстве религий). Эволюция и все законы мироздания, по мнению Г.Д. Гребенщикова, являют замысел Бога, поэтому, только следуя установленным Богом Законам, человек и все живое обретает Благо. «Весь мир изменится к лучшему, -пишет мыслитель,- в тот самый момент, когда озарится смыслом жизни наше личное сознание» [75, С.200 ]; « Говорим о самом важном и о самом неотложном - об утверждении главного смысла нашей жизни, о сохранении..., веры во все высшее - то есть того самого идеала жизни, без которого наша жизнь скучна и бессмысленна» [Там же, С. 164]; «Всякому народу во все времена прежде всего нужен был Закон высокого порядка, и закон этот все народы называют Богом, и с фактом этим придется считаться и правительству, и школе, и науке, и искусству» [Там же, С.70]; «Я почуял ту же жажду светлого, высокого Самого Главного, чего искони везде и всеми жертвами искали все простые народы» [Там же].

В   рамках     такой      концепции   человеческая      деятельность   может квалифицироваться   как   культурная      или      антикультурная:      та,      что

22

способствует эволюции человека - культурная, та, что противоречит ей -антикультурная. В свою очередь, формы социума могут, также, составлять только социальное пространство, но не культурное. Таковыми они становятся в том случае, если в основу их положены ложные смыслы, то есть не содействующие эволюции, но препятствующие ей.

Взаимодействие форм социума и смыслового (ценностного) поля культуры в культурологии Г.Д. Гребенщикова, раскрывается через понятия «культура» и «цивилизация». Эти понятия для мыслителя имеют разные значения, что видно, например, из нижеприводимой цитаты: «Нам не было бы ни обидно, ни страшно, если бы нашу молодежь увлекла именно американская культура, ибо она здесь прекрасна и благородна. Но, увы, и американская молодежь больше попадает под влияние цивилизации, а не культуры. Не мудрено поэтому, что нашу молодежь нередко приходится тащить к собственной культуре почти что на канатах. Но так как в технически усовершенствованной цивилизованной жизни преобладает диктатура материализма, то все технические достижения, все наши удобства и комфорт жизни не только не дали нам настоящего счастья, но и отняли у нас все наше время и превратили нас в рабов мелочного недосуга» [75, С. 200]. Таким образом, если культура - это иерархическая система ценностей и смыслов, то цивилизация для Г.Д Гребенщикова представляет собой лишь внешнее, материальное обустройство жизни (все технические достижения, все удобства и комфорт жизни). Поэтому в многочисленных статьях культурфилософского содержания мыслитель употребляет эти понятия в данном аспекте. Согласно его взглядам назначение социума, как основного поля существования культуры, заключается в создании благоприятных условий для культуры, то есть для осуществления ее духовных смыслов.

Г.Д. Гребенщиков осознавал необходимость решения задачи творческого построения новых форм социума, когда говорил о построении новой культуры духа: «А новая жизнь - это непрерывное стремление вперед, непрерывное строительство, непрерывное искание лучших форм для бытия,

23

это практическое проявление интеллекта, как динамической воли Космоса»[75, С. 125].

В представлениях о взаимоотношении социума и культуры Г.Д. Гребенщиков         опирался   на   Учение         Живой   Этики,   о   чем

свидетельствует, например, его книга «Гонец». В качестве примера обратимся к рассмотрению «культуроносных» форм социума - системы образования и семьи, характеристика которых дана в Учении.

Образование как сфера, занимающаяся воспитанием, то есть ориентацией ребенка - человека в мир ценностей и смыслов, а, значит, в мир культуры, имеет особое значение, и ему уделено важное значение и место в Живой Этике. Задачи образования выстраиваются иерархически, симметрично иерархической системе ценностей культуры. Ведущая цель — помочь осознанию ребенком главного смысла жизни (заключающегося в духовном совершенствовании) через познание им высших ценностей культуры. Этот смысл и ценности должны будут задать направленность всей его будущей жизнедеятельности: в школах, утверждают авторы Живой Этики, эволюционные мировые процессы должны быть изложены увлекательно; в школах должны быть учреждены особые курсы, которые должны давать понятие о духе и нужно построить научно мост устремления к духу; «В школах учреждаются особые курсы; рядом с физиологией следует давать понятие о духе. Знание, наконец, должно построить научно мост устремления к духу...»[Там же, § 77].

Целям истинной культуры будет соответствовать образование, построенное только на основе истинной науки, которая способна обеспечить требуемое качество знаний: «Необходимо проверить программы школ и усилить линию достоверного познания. Идеализм суеверия загоняет людей в щели ужаса. Необходимо это выправление школьного мышления провести немедленно, иначе еще одно поколение недоумков будет позорить планету. Нужно усилить естествознание, поняв значение этого слова» [Община, §157].

 

24

Таким образом, система образования, утверждают авторы Живой Этики, должна наилучшим образом содействовать совершенствованию каждого учащегося, пробуждению в нем творческих сил, развитию его интеллектуальных способностей, нравственности, умения мыслить, все то, что это делает его полноценным субъектом культуры и эволюции в целом. щ                     В качестве другого «культуроносного» социального института в   Живой

Этике представлена семья. Семья, как утверждают авторы Живой Этики, представляет собой своеобразный «первоатом» социума: она должна быть так же ориентирована на осуществление главного смысла культуры - эволюции

•                  человека,    через   организацию    ее    формы    по    общинному    принципу, являющегося    принципом    организации    всего Макрокосма:         «Нужно увидеть семью, как очаг сознательности и сотрудничества...» [Сердце § 549], «Истинная семья   есть прообраз общинножительства» »     [Братство § 57]. Семья есть первая школа сотрудничества и   кооперации ее членов: «Семья есть та первая первоначальная школа, проходя которую человек учил уроки жизни...В каждой... семье был умудренный житейским опытом патриарх, к

^                голосу которого прислушивались  все.  Каждый член семьи должен  был

согласовывать свою волю с волей патриарха, подчинять свои личные желания желаниям общим, работать не для себя одного, но для всех. Такие семьи... жили единой жизнью, из которой при дальнейшей эволюции, должно было развиться единство космической жизни. В них не было разъединения, была согласованность между собой, согласованность с силами природы и космическими законами, было признание иерархического начала и

*                  полное сотрудничество, где один был за всех и все за одного...»   [121, С.227-228].

В искаженном ценностном поле культуры семья вырождается, что приводит, в конечном счете, к разрушению единства социума и дальнейшему упадку культуры: «Если бы большинство современных семей не являлись рассадниками пошлости, то именно они могли бы быть проводниками работы общего духа »    [Озарение, § 223]. « В том несчастье   семей, что

25 жизнь духа не входит в их обиход » [Агни Йога, § 446].

Таким образом, в концепции культуры Г.Д. Гребенщикова, опирающейся на положения Живой Этики, формы социума должны содействовать выполнению главного смысла культуры — духовной эволюции человечества, обеспечивать единство культуры и цивилизации, в противном случае, возникает некультурное социальное пространство, что свидетельствует уже о кризисном состоянии общества (См. концепцию кризиса культуры Г.Д. Гребенщикова в следующем параграфе).

Реконструированная нами модель культуры Г.Д.Гребенщикова согласуется, в ее духовно-ценностном аспекте, с ценностной концепцией культуры в трактовке Н.З. Чавчавадзе, который писал: «По внутреннему своему строению, по своей внутренней структуре культура телеологична. Это значит, что культура (и ее любой феномен) есть культура тогда, когда она построена по иерархическому принципу, т. е. когда ее части, стороны и моменты образуют своеобразную пирамиду, вершиной которой является высшая ценность, воплощению которой и служит культура» [219, С.26]. И далее: «Культура есть не что иное, как реализация идеально-ценностных целей как «переселение» ценностей из мира должного в мир сущий, не что иное, как осуществление идеала» [Там же, С. 22 ].

По нашему мнению, идея духовной доминанты в культуре получила развитие в работе современного культуролога Штудена Л. Л. Так, автор пишет о связи доминанты (главном смысле) культуры с жизнеспособностью культуры: «Человек - единственное существо на Земле, способное жить не ради самой жизни, а ради «смысла» - так, как он его понимает. Этим смыслом может стать что угодно — от поисков Золотого Руна до собирания почтовых марок. Но если мы под «смыслом жизни» будем понимать главную точку приложения духовных сил не индивида, а целого социума, тогда речь будет идти, несомненно, о доминирующей культурной Идее - матричной доминанте... Среди известных нам цивилизаций мы, пожалуй, не найдем ни одной, у которой не было бы своей матричной доминанты. Чаще всего этой

26

доминантой является ведущая религиозная Идея... Эта вполне естественная закономерность объясняется тем, что само по себе расположение матричной  доминанты на высоких уровнях Ментальной Матрицы обеспечивает  энергетическую связь социума с Источником Жизни. Матрица культуры тем жизнеспособнее, чем выше уровень ее доминанты» [219, С. 48]. К  этому же выводу мы придем при рассмотрении концепции кризиса культуры Г.Д. Гребенщикова.

Подведем итоги результатам исследования, полученным в настоящем параграфе.          В дореволюционный период, под влиянием целого ряда

 природных, педагогических, социальных и других факторов, происходило становление мировоззрения молодого писателя-мыслителя и первый этап становления его историко-культурологической концепции. Мы определили  следующие основные источники формирования культурологических взглядов Г.Д. Гребенщикова этого периода: особая социокультурная среда Сибири, идеология народничества, влияние личности и взглядов Г.Н. Потанина, влияние природы Горного Алтая, метафизические устремления  самого мыслителя. Идеология народничества, воспринятая мыслителем, придала его культурологии практический характер - мыслитель будет всегда стремиться воплощать в жизнь свою философско-культурологическую концепцию. Практическая направленность культурологии Гребенщикова свидетельствует, также, о его родовой принадлежности к традициям русской философии, поскольку именно русская философия, будучи аксиологически ориентированной, имела установку на практическое претворение идей. Мыслитель обладал, так же способностью мистического прозрения, что послужит одним из оснований в формировании его метафизической культурфилософии.

Гуманистические основы его мировоззрения, сформированные уже в первый период творчества, также стали определяющими в его культуротворческой деятельности: им всегда будет владеть страстная мечта о создании лучшей жизни для  народа, из среды которого он вышел.

27

Исследования свидетельствуют о том, что в основе мировоззренческих представлений Г.Д. Гребенщикова лежит «теория активной эволюции», воспринятая им в разработке авторов Живой Этики. Понятие «культура» используется мыслителем в двух аспектах — деятельностно-эволюционном и духовно-ценностном. По первому аспекту культура представляет собой творческую деятельность, направленную на осуществление духовной эволюции человека, которая по Гребенщикову осуществляется через совершенствование его сознания. Целью земной эволюции человека является достижение им стадии богочеловека, что совпадает с разработками русских философов конца 19- начала 20 века.

Второй аспект понимания культуры Г.Д. гребенщиковым определяется как духовно-ценностный, согласно которому культура — это система высших духовных смыслов и ценностей, представляющая собой иерархическую систему. Смысловое и ценностное поле культуры выстраивается вокруг главного смысла культуры, главной ценности - смысла жизни, заключающегося в бесконечном самосовершенствовании или в служении Богу (в следовании по путям эволюции). Только следуя путями культуры, в таком ее понимании, по Гребенщикову, человек может получить жизненную энергию и радость жизни, и простор для бесконечных творческих достижений.

§2. Констатация кризиса культуры. Культура как связь миров.

Для дальнейшей реконструкции культурологической концепции Г.Д. Гребенщикова проведем анализ его концепции кризиса культуры. Сама постановка вопроса о кризисе культуры предполагает изначально существующую базисную систему взглядов, установок и подходов в понимании культуры. Кроме того, проблема кризиса культуры и поиск путей выхода из него - одна из ведущих тем его философии культуры.

28

Оказавшись впервые в Европе (с 20 года во Франции, Германии), а затем, по приглашению Н.К. Рериха (с 1924) в Америке, Г.Д. Гребенщиков, будучи уже сложившимся человеком и известным литератором, испытал глубокое разочарование от увиденного им на Западе и в Америке.

Его не пленили блеск прошлого Европы и ее материальное благополучие. Г.Д. Гребенщиков с сожалением констатирует, что все достижения европейской культуры и демократии «за небольшим исключением, оказались направленными на пресыщение и увеселение сытого мещанства или же на улучшение техники человекоистребления» [79]. Вся Европа с ее «возведенными в символ поклонения развалинами прошлого», оберегаемых как «приманка для туристов», представилась мыслителю «великолепным кладбищем минувшего» [Там же].

Г.Д. Гребенщиков увидел «сытую пошлость мещанина», увидел музеи, «заполненные » предметами культуры, но все эти символы культуры никак не связаны с днем сегодняшним, они не помогают разрешить вопиющие проблемы современности и не помогают разрешить «ужасные вопросы современности: Куда идем? Для чего живем и существуем? Для чего творим?...» [Там же].

Какие же причины, по Г.Д. Гребенщикову, вызвали кризис? Он называет две главных. Во-первых, это утрата истинной христианской веры. Именно следствием утраты истинной христианской веры - как ценностного «системообразующего» духовного основания в культуре, считает мыслитель, происходят утрата духовных ценностей и утрата духовного смысла бытия; происходят все дальнейшие разрушительные последствия: установление «бездуховной цивилизации», обесценивание человеческой жизни, войны; ложь, фальшь и лицемерие в социальной жизни; искажение всех светлых идеалов, ради достижения которых западные народы принесли много жертв; происходит возрастание эгоизма как в личностном плане, так и в международном; повсеместно распространяется пошлость, происходят упадок интеллекта и  нависание угрозы над истинной

29 наукой и искусством.

Мысль об отвержении западной цивилизацией сути христианского учения получила довольно широкое распространение в русской философии: Ф.М.Достоевский и Л.Н. Толстой, Е.Н. Трубецкой и Н.А. Бердяев рассуждают примерно одинаково: для них принципиально важным является это исходное положение. Г.Д. Гребенщиков, в целом, стоит на тех же критических позициях по отношению к цивилизации, что и названные представители русской философской мысли.

Результатом кризисного состояния западной культуры, по Гребенщикову, стало исчезновение ощущения трансцендентности бытия. Западная цивилизация, считает мыслитель, замкнулась на земном плоско материальном уровне], «какой ужас, - пишет он, - хоть на минуту допустить, что кроме грубой и все время оскорбляющей земной действительности, ничего нет и, что все кончается вместе с нашей тленной земной оболочкой!» [Там же, С. 157].

Размышления Г.Д. Гребенщикова, как русского мыслителя, о распространении пошлости, ставшей следствием утраты трансцендентности мироощущения, созвучны многим отечественным мыслителям. Например, слова Н. Бердяева о социальной обыденности, ставшей смыслом жизни европейцев, звучат в унисон Гребенщикову: «Пошлость есть окончательное водворение на низинной плоскости, когда нет уже не только тоски по горнему миру и священного ужаса перед трансцендентным, но нет уже и страха»... «Пошлость и есть этот мир, окончательно забывший об ином мире и почувствовавший довольство...» [11, С. 158].

Трансцендентность мировосприятия у Г.Д. Гребенщикова проявляется уже в его понимании религии, которая для него дает, прежде всего, возможность    реального соединения         с мирами    Высшими: «Иисус...

принес,- пишет он, - примером своей жертвы великое учение о любви и о свете радостного восхождения человека в иные сферы бытия»   [75, С.115].

По нашему мнению, в трансцендентности своего мировосприятия

30

мыслитель черпал свой оптимизм, установка на который является программной в творчестве Г.Д. Гребенщикова: «...писал и хотел писать дальше с единственной и главной целью разрушить пагубный пессимизм российской литературы, которая, по моему глубокому убеждению, накликала на нашу обшую судьбу множество совершенно ненужных несчастий» [126], [См. также: 75, С.26-36]. Следующая цитата наиболее полно раскрывает суть метафизического мировосприятия мыслителя, через которое он определяет кризисное состояние культуры: «Мы привыкли обходиться примитивами и будучи закованы в непроницаемую броню грубой материи, физического восприятия жизни, не имея минуты открыть дверь в мир духовный, в пределах которого, в сущности, только и начинается настоящая жизнь. В мире искусств, например, этот мир называется талантом, вдохновением, настроением, эмоциями, но почему-то людям интеллекта не приходит в голову, что это и есть Область Божественного, в которой только и существуют пути от совершенства к совершенству, от радости к наивысшей радости. А что же стоит жизнь без духовного радования даже и в мире искусств... Жало смерти нашей поражает не только именно самое сердце, то, что называется душою, идеей, верой, любовью...Как может гордый современный человек уподобиться рабу даже перед Богом. Он потому не просит, не молит, он требует... он порицает все основы духовного начала жизни, как отжившие...» [30].

Таким образом, по своему мироощущению Г.Д.Гребенщиков предстает мыслителем, укорененным в русской философской и культурологической традиции, сложившейся в конце XIX - начале XX века: во-первых, как мы уже отмечали, практической направленностью своей культурологии и устремлением к абсолютному. Поскольку именно русская философская мысль была извечно занята поисками не столько истины как таковой, сколько решением проблем смысла жизни, назначения человека. В наследии Гребенщикова - и в его литературе и в философско-культурологических      статьях,      эти      устремления      также      являются

31

определяющими. Он не занимается вопросами онтологии (он примет онтологию Живой Этики), а более всего занят поиском смысла жизни и поиском практических путей разумного переустройства основ человеческого бытия.

Во-вторых, укорененность в русской культурологической традиции Г.Д. Гребенщикова проявляется в трансцендентном подходе к культуре, так как для русской культурологической школы характерен более всего трансцендентный взгляд на культуру, связывание ее не только с земной действительностью, но и с мирами иными. Например, для представителя русского символизма Вяч. Иванова поле культуры «лежит между двумя мирами - миром «тлена» и вечного бытия, связуя их между собой» [26, С. 19]. Символ в культуре для него не есть неудача культуры, но «есть некий знак высшей реальности, напоминание о ней, способ ее ознаменования в нашем «дольнем» мире» [Там же]. Поле духовной культуры понимается им как основа и возможность восхождения к «горнему миру». [Там же, С.20], поскольку в культуре, как полагает Вяч.Иванов, есть не только плоскость, но и пути вверх к «горнему миру», выйти к которому человеку вряд ли дано иначе, чем двигаясь по пути культуры и сверяя свой путь, как ориентирами, с высочайшими ее достижениями» [Там же, С. 21].

Именно склонность русских мыслителей (в том числе и Г.Д. Гребенщикова) к поиску трансцендентных основ бытия, приводит их и к иной глубине понимания кризиса. Так, по замечанию Бердяева, - « для автора «Заката Европы» - О.Шпенглера, духовная «первооснова и смысл бытия остаются      закрытыми».           Шпенглер      «символист      по      характеру

миросозерцания... для него «выражением души культуры являются ее символы» [Там же, С. 41], однако, символизм Шпенглера «совершенно иного рода, нежели символизм Вяч. Иванова. Для Шпенглера символ - не знак некой абсолютной высшей реальности или напоминание о ней, но только знак индивидуальной и самозамкнутой души — первофеномена культуры» [Цит. по 26.С.41].

32

Символизм О. Шпенглера - не онтологический, как у Вяч. Иванова, или у Н. Бердяева, а « культурологический», для него индивидуальные и неповторимые души культур — не разные способы причащения к иной, высшей реальности или напоминание о ней, но сама последняя реальность» [Там же].

Свойственная христианскому миру «трансцендентная тоска», утраченная на Западе, в России является определяющей чертой русской культуры. Трансцендентные устремления русской души - главная особенность русского менталитета [См. об этом: 133], выражена во многих явлениях русской культуры: и во - взыскании «Града Нездешнего», в исканиях истинного смысла жизни, устремлении к «миру иному», к «миру горнему». Трансцендентность нашла отражение и в русской науке — в русской религиозной философии и в русском космизме. Так B.C. Соловьев нашел истину «в вере отцов» и создал учение о богочеловечестве, как учении о неизбежном      восхождение   человечества         к   Высшему   Началу.   Кн.

Евг.Н. Трубецкой раскрыл существование «двоемирия» в русской культуре, на примере анализа древне-русского искусства. Искание духовного смысла жизни, живой истинной веры составляет суть исканий Л.Н. Толстого; вся. жизнь Н.А.Бердяева и творчество, по признанию его самого, проходили под знаком тоски «по иному, по трансцендентному» [10, С. 8]. Стремление к достижению высшей реальности в русской культуре выразилось и в христианском подвижничестве русских святых, и в учении исихазма, и в распространении на Руси института старчества. В Сибири, в среде русских староверов (как отмечалось выше) вера в реальность трансцендентного, воплотилась в поиски «Беловодья» - места на Земле, где живут праведные люди (об этом читал лекции и писал в статьях сам Г.Д. Гребенщиков, см. например, его предисловие к «Сокровенному Сказанию о Беловодье», 1943 г. Архив А.Б. Фирсова).. Современная разработка этой темы так же свидетельствует о существовании этой «самой существенной черты российской ментальности - наличие в ней отчетливо выраженной  духовно-

33

софийной «вертикали». «Софийную вертикаль», по А.В Иванову, в культуре составляют «те цели, идеалы и ценности, которые помогают становлению нравственного «я» человека и проявлению его высших сверхсознательных творческих способностей». [109, с. 184].

Теперь обратимся к рассмотрению второй причины кризиса культуры  по Г.Д.Гребенщикову. Он называет причину, выходящую за пределы духовно-ценностного подхода (христианско-ценностного) и относящуюся уже к эволюционно-ценностному осмыслению культуры [См. § 1 настоящей главы]: кризис культуры есть следствие огрубения человеческого сознания,  что, по Гребенщикову, привело к отрыву культуры от трансцендентных «бытийственных оснований». Приведем еще раз следующее высказывание Гребенщикова: человек,- пишет он,- «овладевши всеми земными благами ...растратил свое лучшее сокровище: это самосознание своего бытия...проглядел он в борьбе за жизнь самое главное — совершенствование своего сознания, что не знает, что сознание есть могущественнейшая сила. Не потому ли он несчастен, что, победивши все вокруг себя, он не только не  победил, но еще более раздражил в себе ужаснейшего зверя — имя ему: невежество!» [75, С.24].

Вследствие затемнения сознания человечества, считает мыслитель, произошел упадок жизненной (психической) энергии в человеке, и, потому, из жизни ушла радость, распространилось уныние, исчез энтузиазм, произошло угасание творческого духа в культуре, и невежество стало повсеместным бедствием, процветающим и под «маской просвещения», и в  «ризах религии».

Как мы уже писали в первом параграфе, идея о важной роли сознания в культуре имеет свои корни в русском космизме. Идея о роли сознания в эволюции человечества, также, одна из важнейших в Учении Живой Этики. Процесс совершенствования в Живой Этике понимается, прежде всего, как работа над сознанием; оно является интегральным фактором совершенствования   человека.    Эта   идея    находит   развитие    в   трудах

34

современных ученых. Так, согласно концепции сознания А.В. Иванова, «одна из задач личности - овладение глубинами собственного сознания»,  «развертывание    «вертикальной»         оси     самосознания     подразумевает

 расширение горизонта «жизненного мира» личности...вплоть до перехода на «гипотетический уровень сверхсознательного космического Я» [109, С.75].  «...Чем более развитым и возвышенным сознанием обладает человек — тем  более доступными для него становятся другие миры...» [Там же, 155]. «Эволюция сознания есть процесс освобождения скрытых в нас  божественных возможностей» [121, С.290].

 Таким образом, в построении Г.Д. Гребенщиковым концепции кризиса  культуры, обнаруживается стремление мыслителя синтезировать христианско-ценностный подход с космо-эволюционным подходом Живой Этики, что составляет   одну из главных особенностей его культурологии.

Как мы отмечали в §1 данной главы, существенным для понимания культурологической концепции Г.Д.Гребенщикова является разделение им понятий «культура» и «цивилизация». В западной культуре произошло воцарение последней, вследствие забвения культурных ценностей. На основе такого понимания Г.Д. Гребенщиков осуществляет культурологическую  критику антидуховных последствий буржуазной цивилизации.

 Кризис культуры для Гребенщикова представляет собой не что иное,  как разрушение иерархической системы ценностей и смыслов [см. об этом в §1 настоящей главы]. Поэтому он, прежде всего, критикует тотальное устремление к материальному обогащению, захватившее Западную и  Американскую цивилизации, что является для него свидетельством потери духовных ценностей, которые   составляют существо культуры.

Так, например, герой его повести «Купава» - русский эмигрант-художник Пегин, поселившийся в Нью-Йорке, «не мог понять, как так могло случиться, чтобы задачей целого народа стала одна нелепейшая мысль: непрестанно богатеть...» [47, С.9] и, что «Школы учат молодежь зарабатывать деньги, но не учат радоваться творчеству. Ближайшее будущее

35 большинства американской молодежи - жутко!» [Там же].

Новоприбывшим в Америку Г.Д.Гребенщиков советует: «...от стремления к богатству постарайтесь воздержаться, потому что именно такое стремление в Америке приводит к самым большим разочарованиям и прямым несчастьям. Это старая истина: в стремлении к богатству - миллионы гибнут, а те, кто его достигает - никогда не насыщается» [56]. Мыслитель с сожалением констатирует, что многие ценности, за которые в прошлом было положено много жертв, оказались или ложными, или опороченными, или опошленными. Так, идея братства народов на деле заменилась жестокой братоубийственной бойней.

Г.Д. Гребенщиков беспощадно развенчивает ложь демократических и республиканских идеалов: "пора пересмотреть без церемоний самую идею о свободах и республиках", потому что на практике, считает он, чем "больше республик, тем меньше радости, и меньше благоденствующих государств, тем меньше мира на земле». Щей республики для мыслителя - обман, фикции, поскольку, «даже наиболее прославленная из Республик, великая республика Соединенных Штатов управляется фактически не президентом не парламентом, а многочисленными королями финансовыми, стальными, нефтяными, свиными, бандитскими и бутлегерскими. Одним словом, республиканские прерогативы достаточно испошлили весь смысл гражданского и человеческого бытия» [79].

В признании лжи в общественных отношениях современной ему Европы, Гребенщиков снова созвучен многим русскими философам и писателям. Например, сравним высказывание мыслителя со словами Одоевского, выражающими славянофильскую доктрину и вложенными им в уста своего героя Фауста: «В представительных государствах, говорит он, -только и речи, что о воле народа, о всеобщем желании (Volonte generate Руссо),- но все знают, что дело идет о выгоде нескольких купцов или, если угодно, акционерных компаний...» [Цит. по: 105, С.24].

Обличительный     пафос          достигает     особого     накала,     когда

36

Г.Д.Гребенщиков касается таких социальных последствий кризиса культуры, как явления массового безумия, которого раньше не было; как появление «усовершенствованной человеческой подлости, социологического обоснования безбожия, технических средств, для растления человечества» [75,С.19О].

В результате кризиса культуры в самом тяжелом положении в обществе на Западе и в Америке оказались, по свидетельству Г.Д. Гребенщикова, люди интеллектуального и творческого труда (что особенно созвучно современному положению дел в России), как творцы истинных ценностей культуры: «на долю всех людей, творящих духовные ценности в наше время, выпал особенно тяжелый жребий - стоять на своем посту со всею силою мужества и отдавать народу и прогрессу все, ничего почти не получая от них или получая жалкие подачки, часто убогое и зависимое существование» [75, С.128]. На примере американской технократической цивилизации мыслитель показывает ее враждебность культуре, человеку и его интеллекту: «Как это ни странно, - пишет он,- но именно в Америке, в стране сурового труда и славных достижений, я почувствовал со всею силой ужаса, что истинному гению человеческой культуры угрожает гибель. Истинное вдохновение, истинные духовные ценности на общечеловеческом рынке сейчас никак не оцениваются. Интеллект на поводу у мелких и находчивых торгашей. Лучшие писатели, лучшие артисты, лучшие ученые, за малым исключением, делают не то, что хотят...», « влачат жалкое существование как в Европе, так и в Америке» [Там же, с. 126]. «После мировой войны ценности высокого порядка упали, и обнаженный, грубый материализм стал все более принижать и истощать духовные силы, заставляя их бороться за простое добывание хлеба» [Там же, С.128].

Г.Д.Гребенщиков отводит ведущую роль в культуре интеллигенции (людям интеллектуального труда). Она, согласно его концепции, выполняет важнейшую функцию в культуре - творит смысл жизни: «...никакой народ никогда и нигде не может успевать без помощи людей интеллектуального

37

 труда»; «Писатели, журналисты, художники, артисты, учителя и многие другие труженики на ниве созидательной культуры - все они являются как бы рассудком страны и только ими создаются и движущиеся лучшие идеалы и достижения человечества» [Там же].

Поскольку кризис культуры, прежде всего, - кризис духа, то  оздоровление культуры, считает Г.Д.Гребенщиков, должны начать люди интеллектуального труда, как ответственные за аксиологическую сферу жизни общества. Они не должны мириться с бездуховностью в обществе. Необходимо объединиться и действовать, пишет он: «Надо выбросить и  раструбить новый и могучий лозунг: «Мыслящие всех стран, объединяйтесь!» «Люди искусства, литературы и науки, должны звонить в набат, кричать всем имеющим уши: опасность! Интеллекту угрожает гибель, а без интеллекта  человечество одичает и люди снова могут превратиться в обезьян» [Там же, С.127].

Согласно принципа практического действия («вера без дел мертва»), о котором мы писали выше, мыслитель определяет следующие направления  действия для интеллигенции: «что же должны предпринять люди искусства, литературы и науки, чтобы защитить себя от материальной зависимости и дать свободный рост своему творчеству...сократить количество и неустанно улучшать качество» [Там же, С. 129]; мыслитель призывает: «делать, делать, делать. Борьба против уныния, апатии и невежества во всех измерениях... устраивать выставки, читать лекции, устраивать конференции, писать бодрящие письма, печатать статьи в газетах, издавать книги и журналы.... Все с единой мыслью об Общине. О всеобщем благе человеческом» [Там же, С.127].

Подведем некоторые итоги. Духовные искания свойственны были самому Г.Д. Гребенщикову, свидетельство этому - его литературные произведения, философская публицистика [См., например, 75]. Он, так же, как многие русские мыслители, устремлен к последнему, абсолютному. Активное стремление к разумному переустройству жизни    привело его к

38

соединению в своем мировоззрении трансцендентного и земного. Трансцендентность мировосприятия, проявившееся у него уже в ранний период творчества, по нашему мнению, стало одним из оснований, приведшим его к принятию Учения Живой Этики, использовав онтологические и антропологические основания которого, мыслитель осуществит попытку разрешения многих противоречий и извращений бытия, сотворенных самим человечеством.

Анализ состояния западной культуры осуществляется Г.Д. Гребенщиковым с позиций духовно-ценностной концепции культуры. Однако, ему ближе символическое понимание культуры, дающее повод для оптимистических построений и выводов в его культурологии.

Г.Д. Гребенщиков выражает собой тот тип религиозно-нравственного отношения к культуре, который выражали многие русские мыслители. Он таков как Н.В. Гоголь, Л.Н. Толстой, Ф.М. Достоевский, B.C. Соловьев, Н.Ф. Федоров и др. Мыслитель считает, что именно дух русский устремлен к последнему и окончательному, к абсолютному во всем, к абсолютной свободе и абсолютной любви и именно этого он не увидел на Западе. Во-вторых, Гребенщиков использует в построении своей концепции культуры эзотерические основания Живой Этики: онтологию, антропологию, космическую психологию.

Анализ концепции кризиса Западной культуры Г.Д.Гребенщикова свидетельствует о том, что в его культурологии синтезируются русская культурологическая парадигма конца XIX - начала XX века (христианско-ценностный подход), элементы русского космизма, символизма с положениями Учения Живой Этики. Стремление к синтезу составляет одну из главных особенностей культурологии Г.Д.Гребенщикова.

Метафизическое понимание культуры, свойственное (как мы показали выше) Г.Д. Гребенщикову, нам представляется важным основанием его культурологии. Именно, оно определило его жизненный путь и философское мышление. Гребенщикову ближе символическое понимание культуры.   Для

39

него культура есть способ, основа для восхождения к «горнему миру», что согласуется с деятельностно-эволюционным аспектом понимания культуры, определенным нами в предыдущем параграфе: восхождение к «горнему миру» - то есть следование путям духовной эволюции.

Далее   уместно будет   обратиться к более подробному рассмотрению

*                 отношения      мыслителя      к   христианству   в   целом   и,   в   частности,   к Православию, поскольку он называет в качестве одной из главных причин кризиса - утрату истинной христианской веры.

Считая религию источником возникновения культуры: «религии...вели

♦                  миллиарды   людей   к   прогрессу,   искусству   и   помогли   человечеству строить...культуру»   [75   С. 126]     и,  считая  безбожие   главной  причиной кризиса, Гребенщиков,   тем не менее, считает,   что   христианская церковь

.                сама находится в кризисе. «Нынешняя церковь исказила учение Христа», -

пишет он. Признаки кризиса церкви он видит в том, что они (церкви) «не могут примириться и объединиться; благословление церковью войны, под предлогом патриотизма; безверие священнослужителей, часто с амвона в

ф               проповедях   произносится   страшное   изуверство   по   отношению   учения

Христа». И в том, что «церковь теперешняя - слишком неподвижна и ограничена, чтобы свободно толковать жертву Христову...» [Там же, С.76].

Мыслитель призывает к очищению основ Христианской веры. I»

Таким  образом,     в  отношении роли     Православия  в  культурном

возрождении России, Г.Д. Гребенщиков близок позиции Н.А. Бердяева -нужна не простая реставрация Православия, но предстоит решить задачу «...очищения первоисточников неоспоримой русской святости и правды», «...надо уметь очистить зерна их от пыли недостойной человеческой захватанности в течение тысячелетий. Что из того, что человечество именами Будды и Христа настроило два миллиона храмов? Оно спит объятое кошмаром слепоты своей» [75, С. 79].. Нужно очистить религии от «пыльных залежей их богословии, столь запутанных, столь усложненных и нагроможденных...»   [Там  же,  С.78],  сделать   веру  живой,  действенной.

40

Мыслитель выявляет невежественные толкования сути Учения Христа, накопившиеся в христианстве, критикует представление о Православии как о единственно правильной религии: «Церковь со времен Никона присвоила себе имя православная (самая правильная), что осудительно звучит по отношению к другим верам и религиям. Но русская вера и ее могущество строилось русскими подвижниками задолго до Никона. Значит ли, что они не были православными? (пример-Сергий Радонежский) Или он не православный или православная церковь нарушила его строительство» [Там же, С.77].

В уста одного из своих литературных героев Г.Д.Гребенщиков вложил свое понимание всемирности Христа и христианства: «Можно ли себе представить Христа, благосклонного к какой-то отдельной церкви? К какой либо, даже великой, отдельной нации? А если Христос всемирен, то проповедующие его учение должны воспитать в себе сознание всемирности Его миссии, как бы вырасти из национализма и стать гражданами мира...» [82,С8]. «...Если на Земле водворится мир и между человеков благоволение, мы могли бы с радостью превозгласить: да здравствует единая международная Христова церковь, потому что единению человечества около гуманнейшего из Учителей Света было бы чистейшим братством всех народов, рас, племен и состояний. Но, к сожалению, мир от этого еще слишком далек, скорее океаны высохнут, нежели такое Царствие Божие на Земле наступит. Однако это не значит, что мы перестанем стремиться по пути к единению народов Мира и к братскому их сожительству и сотрудничеству на началах Евангелия...» [Там же, С.8-9]. «Все религии едины. Свет Христов для всего мира. Христос, Будда - великие Учителя человечества» [75, С.77]. «Мое религиозное сознание не может уложиться в рамки одной религии» [Там же].

Приведенные цитаты свидетельствуют, что в понимании религии мыслитель исходит из онтологии, изложенной в теософском учении и в Учении Живой Этике. Так   задачу очищения основ христианской веры Г.Д.

РОССИЙСКАЯ

лл государственна*

41      БИБЛИОТЕКА

Гребенщиков рассматривает, исходя из принципа единства всех мировых религий и с позиций эзотерического толкования мистической сути христианства (см. например, 8), иного понимания Личности Христа, как одного из Великих Учителей Человечества. Христианство для мыслителя «Есть единая Религия, Религия Любви» [79, С.7]. «Этот завет Христа еще не понят человечеством» [Там же].

Отметим последнюю цитату: мыслитель неоднократно будет проводить мысль о низком состоянии сознания человечества, являющегося причиной невежества и одной из причин кризиса культуры. Согласно эволюционной теории развития человека, только человек, имеющий «широкое», «развитое» сознание способен вместить истину эзотерических учений. По нашему мнению, именно такое сознание было присуще самому Г.Д. Гребенщикову. Возможно отсюда его свободное синтезирование положений, несовместимых с точки зрения обыденного сознания, поскольку, многие трансцендентные истины для него представлялись реальностью, а не утопией.

Уровень сознания мыслителя давал ему способность «вмещения противоположностей». Е.И. Рерих пишет об этой проблеме следующее: «Вмещение пар противоположений - наибольший камень преткновения для большинства, но каждое Учение выдвигает именно это вмещение краеугольным камнем всего построения. Например, полное равнодушие к прославлению своего имени и, в то же время, самоутверждение. Отказ от собственности и, вместе с тем, окружение ею. Оторванность от Земли от всего мирского и, в то же время, погружение в него и земная работа со всем устремлением. Все эти противоположения должны уравновеситься в сознании ученика...» [154, С.125].

В качестве примера такого совмещения противоположностей в концепции культуры Г.Д. Гребенщикова можно привести его отношение к церкви. Он одновременно был эзотериком и глубоко верующим христианином.  Он  почитал  церковь,  знал  и  почитал  многих     русских

42

церковных иерархов (о чем свидетельствуют его многочисленные статьи, см. например, 75), но, в то же время, постоянно критиковал состояние современной ему церкви.

Такое отношение мыслителя к церкви основано на разделении им в христианстве внешней, обрядовой стороны и мистической части. Обрядовость пригодна для малых сознаний, но его глубинная часть -мистическая суть христианства, предназначена для индивидов с развитым сознанием. В связи с этим Гребенщиков не отрицает ценность обряда, а, наоборот, считает, что церковь, даже в таком ее кризисном положении, даже внешней обрядовостью оказывает стабилизирующее воздействие на социум: «Люди на Западе и в Америке,- пишет он,- исповедуют свои религии потому, что пока не знают более совершенной и Единой. Они ходят в церковь по традиции, по этикету, из уважения к предкам и общественному строю своей страны. Иногда из суеверия, часто из чувства страха перед темнотой своих инстинктов...»[75, С.78]. Таким образом, по Гребенщикову, «внешняя обрядность красочна, помогает воспитанию юношества, помогает держать в некотором повиновении человеческие страсти...», но она не ведет человека к духовному преображению, хотя и способствует стабилизации социума. Преображает же человека лишь «Сокровенное христианство» [7, с.14]. Речь здесь идет об эзотерических «Мистериях», существовавших, по утверждению теософов, в древнем христианстве и представляющих сокровенную часть христианского учения, которая предназначалась для наиболее развитых в духовном отношении людей.

По нашему мнению, именно эта глубинная сторона в христианстве, является для Гребенщикова тем основанием, на котором он строит в своей культурологии мост между эзотерическим принципом единства религий («религии — ветви одного общего ствола: Божественной мудрости» [Там же, С. 18]) и мистической сутью христианства.

Согласно эволюционной теории (как мы отмечали выше - разделяемой Г.Д.Гребенщиковым),    «...не все люди   стоят на одном и том же уровне

43

развития; мы знаем, что эволюцию можно изобразить как постепенный подъем, на каждой точке которого находятся различные люди. Наиболее развитые стоят гораздо выше, чем менее развитые, как в смысле ума, так и в смысле характера; и способность понимать и правильно действовать меняется на каждой восходящей ступени. Поэтому совершенно бесполезно давать всем одно и то же религиозное учение: то, которое поможет интеллектуально развитому человеку, останется совершенно непонятным для человека первобытного, а то, что способно поднять святого до экстаза, оставит преступника вполне равнодушным. С другой стороны, если учение способно оказать благое влияние на человека интеллигентного, оно покажется младенческим для философа, и то, что несет в себе спасение для преступника, окажется совершенно бесполезным для святого. А между тем, все люди нуждаются в религии, для всех необходим идеал, к которому можно было бы стремиться, и ни одна из ступеней развития не должна быть пожертвована ради другой. Религия должна быть так же постепенна, как и эволюция, иначе она не будет достигать своей цели» [Там же, с. 15).

Одной из причин, приведшей к упадку христианства теософы считают забвение глубоких истин, лежащих в основе христианства. «Отпадение многих образованных людей от церкви объясняется постепенным понижением Христианства до такой простоты, которая сделала его учения доступными для наиболее неразвитых людей» [Там же, С.31]. Религия должна давать духовную пищу для людей разных сознаний, считают они [7, С. 12-13]. Поэтому, возрождение христианства, по мнению теософов, должно начаться с восстановления сокровенного знания, изучения «Малых Мистерий», которые являются, в свою очередь, предшествующими Великим Мистериям. «Последние никогда не появятся в печати; они могут быть передаваемы ученику только «лицом к лицу» Учителем» [Там же, С. 13]. Малые Мистерии, основы которых отраженны в эзотерических учениях (теософии и Живой Этике), представляют ту часть сокровенного учения, которой должны овладеть   лучшие представители человечества, достигшие

44

определенного уровня своей эволюции [Там же]. Медитацией над затронутыми в Малых Мистериях истинами, человек может их «едва заметные очертания сделать ясно видимыми и, продолжая медитацию, все более углубляться в понимание этих истин. Ибо медитация приводит к успокоению низший разум, вечно занятый внешними предметами и, когда он затихает, тогда только возможно воспринять духовное просветление. Познание духовных истин может быть приобретаемо только изнутри, а не извне, не от внешнего учителя, а лишь от Божественного духа, построившего свой Храм внутри нас. « Эти истины «познаются духовно» тем пребывающим внутри божественным духом, тем «умом Христовым», о котором говорит Апостол, и этот внутренний свет изливается на наш разум. Это есть путь Божественной мудрости, истинной Теософии. Теософия не есть, как некоторые думают, слабая версия Индуизма или Буддизма, или Даосизма, или иной определенной религии; она есть Эзотерическое Христианство, как есть и Эзотерический Буддизм, и принадлежит она одинаково каждой религии, исключительно же - ни одной» [Там же].

Соотношение христианского и теософского подходов к Богу никогда всерьез не анализировалось. Сама постановка подобной проблемы могла показаться кощунственной. Философия Г.Д. Гребенщикова, по нашему мнению, представляет собой пример такого рассмотрения.

Как утверждает теософия и Живая Этика - цель религий - «.. .ускорить человеческую эволюцию» [Там же, С. 15]. Но это ускорение можно осуществить только с помощью мистической практики, реально преобразующей человека (а не внешней обрядовой стороной христианства), раскрываемой в сокровенном (внутреннем) христианстве. Этими сокровенными знаниями обладали, по Гребенщикову, русские христианские подвижники, реально «стяжавшие Духа Святаго».

По предположению диссертанта, одним из источников сокровенного христианства, на который опирался мыслитель в своих размышлениях, является       исихазм   -   течение   мистического   православия,   создавшего

45

практическое учение о пути человека к единению с Богом, в России зафиксированного в энциклопедии христианского аскетизма -«Добротолюбии». Наиболее очевидное влияние исихазм оказал на мистико — аскетическое учение главы нестяжателей старца Нила Сорского. В его учении «вся внешняя религиозная обрядовость, а также искусственные приемы монашеского аскетизма (умерщвления плоти) оцениваются им как нечто второстепенное, уводящее от истинного пути. Поэтому идеи Нила Сорского оказались практически в стороне от преобладающего церковно-обрядового направления православия в России» [175, с. 193]. Главным средством, ведущим человека к слиянию с Богом, для старца является внутренняя мистическая практика, «умное делание», «умная молитва» или «исихастская молитва» [Там же].

«Метод исихазма имеет много общего с духовной практикой мусульманского суфизма, йоги, буддизма, кришнаизма и др. восточных религиозных учений и может быть определен как православная медитация» [Там же].

Г.Д. Гребенщиков, как мы уже отмечали выше, находил точки сближения эзотеризма и христианства именно в сфере мистической практики реального преображения человека. Поэтому, создавая концепцию возрождения русской культуры, в качестве модели он выберет опыт духовного строительства, осуществленный Сергием Радонежским, который был современником Григория Паламы и проявлял интерес к исихазму, известно, что он посылал на Афон своего ученика [См. 175]. Исследователь истории русской христианской аскетики И.М. Концевич называет митрополита Алексия и преп. Сергия двумя великими исихастами, «с которыми никто из современников не мог равняться». Они «явились родоначальниками новой эпохи духовного возрождения и восстановления ослабевшего, а может быть и забытого, из-за нашествия татар, внутреннего делания...» [128, С.101].

Таким    образом,    опираясь    на    проведенную         реконструкцию

46

религиозных взглядов Г.Д. Гребенщикова, можно заключить, что логика теософских размышлений о роли мистической сути христианства [См.:7], просматривается и в культурологи Г.Д. Гребенщикова, на основе которой он осуществляет синтез теософского понимания внутреннего христианства с мистическим опытом русских христианских подвижников.

Для выхода из религиозного кризиса, по мнению мыслителя, необходимо: очистить истоки христианства, возвратиться к его мистической практике и через очищение сознания, осознать единство религий: «Необходимо выйти из пыльных залежей омертвелых богословии — считает мыслитель,-... увидеть прямо и непосредственно небо; омыть сознание научными данными, поверх всего ринуться на поиски нового, неслыханно-прекрасного, невыразимо-справедливого и главное Единого для всех Бога и Учителя» [75, С.78].

Важное место в культурологи Г.Д. Гребенщикова занимает понятие «несовершенное сознание». Оно для мыслителя синоним невежества и является, одновременно, и как следствие кризиса культуры и как причина способствующая кризису культуры. Для преодоления кризиса, пишет он, необходимо освобождение от невежества, которое произросло во всех сферах общества. Для этого нужно истинное просвещение. Основные принципы которого даны в Живой Этике, они во многом расходятся с общепринятыми в нынешнем обществе [См. об этом в §1 данной главы].

Таким образом, Г.Д. Гребенщиков в концепции кризиса культуры предстает мыслителем, кровно связанным с русской философской традицией. Его концепция представляет собой органический синтез основных направлений русской социогуманитарной мысли конца XIX - первой половины XX века: идей русского космизма, мистического наследия Православия, эзотерических учений - теософии, Живой Этики.

47 Глава II. КОНЦЕПЦИЯ ДУХОВНО-ПРАКТИЧЕСКОГО

ПРЕОБРАЖЕНИЯ МИРА: ВСЕЛЕНСКАЯ РОЛЬ РОССИИ.

4

§1. Русская идея Г.Д. Гребенщикова: Россия в космо-эволюционном контексте.

Размышления Гребенщикова относительно будущего России и ее роли в мировой культуре предстают как своеобразный вариант развития в XX веке Русской идеи.

Естественно, что отправной точкой в построении этих идей у Г.Д. Гребенщикова является признание им мессианской роли России в мировой истории. «На России лежит миссия,- пишет он, - не в борьбе за избранничество, а в страданиях за примерность христианскую» [88, С.1]. Миссия России не в честолюбивом соревновании с другими народами, но в озарении «дальнейшего пути труда такими прожекторами света и психической энергии, чтобы поворотный путь на пути мировой эволюции был убедителен и увлекателен для всех отставших от нее» [75, с.116].

Приведенные цитаты свидетельствуют, что концепция мессианской роли

России выстраивается Г.Д. Гребенщиковым в двух контекстах: христианско-

ценностном     (как     возрождения     истинной     христианской     веры)     и

'*                эзотерическом (вывести народы мира на эволюционный путь развития своим

примером), связанным с Учением Живой Этики.

Первый вопрос, который мы попытаемся выяснить: в чем состоит для щ                мыслителя   жизненная   сила  русской   культуры,   какие         достоинства

выводят ее на мессианскую роль?

Во-первых^ как считает Г.Д. Гребенщиков, исходя из духовно-ценностного аспекта понимания культуры, русская культура выработала *                 высокие общемировые идеалы: стремление жить в согласии с Богом; далее

русским присуща мировая отзывчивость, так, Православная церковь ежедневно произносит   ектению:   « о мире всего мира   и соединения вере

48

Господу помолимся...»; также, - пишет- он, в литургии есть молитва «о страждущих и плененных и о всех людях сущих в море далече» [76]. Во-вторых, русская культура, считает мыслитель, в своей духовной основе уже давно переросла сугубо национальные пределы и вышла за них как достояние всемирное.

В третьих, народ России, по мнению Гребенщикова, сохранил искание духовного смысла жизни: «какие бы превращения и извращения народной психологии не произошли, я никогда не поверю, будто русский народ помирится на хорошей сытой жизни и на мелкобуржуазной пошлости» [75, С.67].

В четвертых, считает Гребенщиков, российский народ обладает особым качеством - склонностью к общинному житию. Принцип общинного жития, согласно Живой Этики, является одним из оснований в создании будущей культуры духа: «Устремление к истинному кооперативу лежит в основе эволюции. Кооперативное устройство - единое спасение. Уничтожить путь невежества можно лишь пробуждением творчества. Пусть формы его будут даже чудовищны. Пусть на задворках из лучинок солнце делают, но кипучий поток пробьется через стены материи. Новые нахождения обострят собирательство. Вместо биржевой игры пусть будут стремления нахождений, поддерживаемые кооперативами» [Озарение,2.У1.1] «Развитие общин, ставящих себе культурно-просветительные цели, есть самое неотложное задание человечеству, самое повелительное требование Новой эпохи. Мир, погибающий от разъединения, должен начать собираться сначала в мелкие, потом в более крупные организации для защиты своего высшего достояния -культуры - от возможности повторного разрушения» [121, С.234]. Убеждение в эволюционной ценности общины было присуще Г.Д.Гребенщикову [См. далее об этом    §3].

Россия, писал Гребенщиков, в силу последних, пусть и трагических событий (произошедших, тем не менее, не без Божественного Провидения), уже сделала шаги в направлении выполнения своей миссии: она расширила

49

свои границы, стала общемировой: «...вестники русской культуры, русской красоты, разлетелись по всему миру. Расширение русских границ произошло до беспредельности в результате русского рассеяния [50] «Русские сделались интернациональной нацией», - пишет он [75, С.77].

Россия, считает мыслитель, стала « спасительницей тех сокровищ человеческого духа - гения, без которых человечество мгновенно бы обратилось в неогороженный зверинец» [76].

Одной     из    особенностей     концепции          национальной     идеи     у

Г.Д.Гребенщикова является отсутствие стремления идеализировать русский народ и его быт. Хотя он восхищается и, не единожды, описывает возвышенные свойства великого русского народа (способность каяться в грехах своих, богатырское мужество посмеиваться над собою, изумительная природная мудрость, Вера в Бога, непревзойденное терпение, вековая тоска о Правде Божией и др.) [81]. Но так же прямо и резко он порицает и многие отрицательные качества. Например, причинами бед и несчастий, бесчисленных народных нужд на родине (СССР): горестей моральных, нехваток материальных, страданий физических, болезней духовных, свалившихся     на     народы     России,     Г.Д.     Гребенщиков         называет

отрицательные свойства самого русского народа. И причины эти вековые: «Скажу, что, конечно, было бы недобросовестно все свалить на одних большевиков. И также не в наследии «царизма», на который тоже многие привыкли валить всякую грязь. Я вырастал в стране вольной от какого бы то ни было гнета. Уездный исправник показывался один раз в год, да и то проездом. А какая была тьма и нищета! При чем тут гнет царизма? О большевиках тоже помину не было, а какая грязь, какой ужас взаимной вражды! Эти высмоленные ворота у невинной девушки и, именно, за то, что она невинная. Этот постоянный рев возле кабака, драки после вечеринок, попойки на съезжих праздниках, погромы инородцев непременно тотчас после обедни в престольный праздник. При чем тут царь или даже царский городовой? Или священник? Только тьма,  кромешная и вековая, рабское

50

начало взаимной злобы, часто беспричинной, но всегда и неистребимо живущей почти во всякой отдельной семье, где нет присутствия хоть какого-либо света и элементарного житейского благополучия» [32].

«Страшна невыразимо,- пишет он далее,- эта матушка наша Русь, и, очевидно, всегда было велико ее отчаяние и горе, и нужда, и непорядок, коль все вылилось в форму жесточайшего взаимоистребления во время все еще продолжающейся гражданской войны». «Ведь, весь ужасный смысл всероссийской трагедии в том и заключается, что тьма, душившая Россию сотни лет, была такою же кромешной и в верхних слоях. Вспомните поход Алексея - царя Тишайшего против святых Соловецких мучеников... Вспомните казнь стрельцов Петром Великим и заточение им старшей сестры царицы Софьи. Вспомните сыноубийства и отцеубийства за обладание престолом. Можно ли удивляться преобладанию тьмы и жестокости в простом народе?» [Там же]. «Потому и всякие теперешние... насилия не есть продукт сегодняшнего дня, а тем более советской власти. Это продукт той самой страшной и вековой, даже тысячелетней русской темноты...» [Там же].

Таким образом, приведенные цитаты дают основание считать, что для культурологии Г.Д.Гребенщикова характерна оценка этноса и культуры по их высшим культурно-символическим образцам, а не по «среднему типу» и уж, конечно, не по худшим ее типажам, поскольку, в высоких творческих образцах и лучших человеческих представителях данной культуры наиболее рельефно проступают ее базовые ценности и идеалы. Именно поэтому, несмотря на указанные им отрицательные свойства русских, он все-таки считает Россию мессией будущего.

Это весьма справедливо и по отношению к Г.Д.Гребенщикову, так много написавшему возвышенных строк о деятелях русской культуры. Следующая цитата подтверждает это: «И тем более радостно, что существуют единицы и даже группы, как в самых высоких, так и в самых низких родах русского народа, которые все время борются с кошмаром темноты и ведут массы к лучшему часу их существования, который Россия

51 давно выплакала у своей судьбы, выкупила своей кровью.» [Там же].

И так, не только по причине присущих российскому народу и русской культуре свойств Россия заслужила роль мессии, но главное, как мыслитель считает, она заслужила это право по «Закону Жертвы» [См. Листы сада Мории, ч.1 «Книга о Жертве»], - по Закону космической справедливости: «Если она (Россия) теперь дорого платит за свое скифство, за свое азиатство, то рано или поздно должна получить за свои жертвы достойную награду» [76].

Чтобы определить отправную точку таких утверждений обратимся к фактам. Как известно из последних публикаций, отношение к революции Н.К. Рериха и его сотрудников менялось [См..например, 102]. Неприятие сменилось приятием после соответствующих указаний Махатм [См. Об этом 170, СЛ16-118], определивших многие начинания социального строительства в советской России как соответствующие задачам космической эволюции (См. Письмо Махатм московским коммунистам [170, С. 180]). Рерих и его сотрудники пересмотрели под этим влиянием свое первоначальное отрицательное отношение к большевистским преобразованиям. [См. об этом, 102, 169, 170]. Революция определялась как начало вступления России на выполнение своей миссии в истории человечества, предначертанной ей. Мы полагаем, что Г.Д.Гребенщикову, как одному из ближайших сотрудников Рерихов, было все это известно. Поэтому, указания Махатм и явились, по нашему мнению, основанием для построения идей о миссианстве России. Однако, по присущей мыслителю способности синтетического мышления, а также образного изложения своих идей, он подает эту идею как возможность реального воплощения интуитивных прозрений многих русских мыслителей.

Но, однако, несмотря на указания Махатм в отношении России и революции, в отношениях Г.Д. Гребенщикова к большевикам изменений не произошло. Мыслитель не принял революции, что стало главной причиной его эмиграции. И в дальнейшем в своих книгах, статьях, письмах, лекциях, в

52

 том числе в выступлениях по радио «Свобода» для России он свидетельствовал об этом. В письмах в Россию он критикует большевиков, указывая на допущенные ими искажения в их культурном строительстве [См.75]. Почему расходятся его взгляды со взглядами Рерихов? И почему почти нет положительных оценок строительства в СССР? Объяснение этому  мы считаем в следующем: со смертью Ленина, которого Учителя называли «Махатмой», очень быстро все его начинания были доведены до абсурда и искажений. Поэтому, и Рерих в своих оценках строительства в СССР отделял здоровое от извращений [См., 102]. По нашему мнению, вследствие  краткости периода ленинского руководства (оцениваемого Учителями положительно), в статьях Г.Д. Гребенщикова, не успело отразиться положительное. Мыслитель считал большевистские преобразования заранее  обреченными на провал, так как, по его мнению, были нарушены основные «Законы Бытия». Снова, исходя из духовно-ценностной концепции культуры, мыслитель определяет главную причину кризиса в СССР - возведенное в государственный принцип безбожие: «Нельзя ломать такое колоссальное  явление как Религии народов, - пишет он, - которые вели миллиарды людей к прогрессу, искусству... и помогли человеку строить ту самую культуру...» [75,С93] Своим адресатам-комсомольцам в России он пишет: «Безответственно освободили себя от внутренних духовных запросов... Ваше безбожие должно быть заполнено чем-то воистину прекрасным, и зовущим в высоту» [Там же, С 94]. «Безбожие их - временная пустота...» [Там же, С.65].

Согласно концепции Армагеддона, как космической битвы сил Света и сил тьмы (в Учении Живой Этики), Г.Д. Гребенщиков оценивает революцию и большевизм как период страшного испытания и искажения эволюционного космического зова, как период осуществляющегося разделения человечества: «неисправимые, негодные, склонные к разложению, конечно, погибнут, как космический мусор, все жизненно - крепкое выйдет из безбожия наиболее устремленным к Космическому Свету Разума, то есть

53 к какому-то новому, своему Богу» [75, С.65].

Итак, большевизм мыслителем воспринимался как новый период испытаний, а безбожие как период приготовления к острому исканию истинного Учения.

Исходя из вышеизложенного можно заключить, что Г.Д. Гребенщиков определяет состояние культуры в большевистской России как кризисное. Он ставит данный диагноз снова через свою синтетическую концепцию культуры, основы которой были нами рассмотрены в первой главе. В России произошла утрата связи с Высшим Миром (трансцендентным началом), с Богом. То есть для мыслителя это означает утрату основного Закона Бытия ( утрату духовной доминанты в культуре). Это привело, по его мнению, в СССР, так же как и в западной культуре, к упадку жизненной энергии, являющейся стержнем жизни: «Вы потеряли ... стержень психической энергии..., потому необходимо найти какой-то прочный основной Закон Бытия» [Там же, С.94]. Признаки духовного упадка Г.Д.Гребенщиков обнаруживал, например, в советском искусстве. Так, в романе Гладкова «Цемент», не смотря на отмеченные мыслителем художественные достоинства произведения, в нем, считает он, все-таки «нет веры в будущее, так как этого нет во всем вашем материалистическом коммунизме...» [Там же, 109]. «Потому, вы все не смотря на рост вашего технического строительства...,- пишет Г.Д. Гребенщиков,- нуждаетесь в помощи духовной». «Нельзя жить без основной психической энергии, которая бы окрыляла, радовала и ускоряла рост освобожденной совести и смысла. Нет целеустремленности, которая помогала бы вашему движению вперед» [Там же, С.94].

Признаки кризиса мыслитель видит, также, и в отношении большевиков к труду, поскольку, в СССР нет истинного уважения к труду, он пишет: вы «боретесь за 7 часовой рабочий день, ненавидите работу, мелкобуржуазная идеология начинает вас захлестывать. Вы нуждаетесь в азбучных познаниях:  как поднять трудоспособность,  производительность

54

труда, как улучшать труд, как улучшать качество вашего мышления»   [Там же, С. 95].

Согласно концепции эволюционной роли сознания в культуре Г.Д. Гребенщиков, также, видит слабость большевистских деяний в их отрицаниях и невежестве: «Отрицания ваши кажутся противоестественными и нездоровыми. Ведь казалось бы. Новая жизнь, которой с такими жертвами добивалась революция, должна была, наоборот, принести новые, яркие, определенные устремления к лучшему, более радостному смыслу жизни» [Там же, С.99]. Отрицание идеального начала, считает он, приведет в конечном счете «не к вершинам прогресса, а вниз, к одичанию и к еще худшему рабству, когда рабовладельцами оказываются худшие и наиболее жестокие из рабов» [Там же, 95].

В большевистском варианте культурного строительства, заключает Гребенщиков, нет трансцендентных устремлений: «революция бессмысленна», потому, что главной целью ее ставятся «только одни материальные благополучия пролетариата...». «Русский коммунизм,- пишет он, - добровольно умаляет себя узкими материалистическими достижениями» [Там же]. То есть, несколько в ином варианте, но так же как в Европе, в безбожном СССР началось, по мнению мыслителя, все то же скатывание жизни на плоско материальный уровень.

Большевики, считает мыслитель, дали отрицательный урок всему миру и себе в том, что «...практический разум, сделавший умопомрачительные научные открытия, оказался не только не в силах сделать их счастливее, но сам встал в тупик перед страшным фактом: массовых порабощений, массовых преступлений, массовых вырождений, массовых преследований, массовых изгнаний, массовых убийств, массовых заточений, массовых кощунств и святотатств, массовых извращений идеалов и психологии и, главное, массовых умопомешательств в буквальном значении этого слова» [Там же, 154-155]. Однако, критикуя положение дел в СССР, рассматривая положение культуры как кризисное, Гребенщиков, тем не менее, продолжает

55

верить в мессианскую роль народа России. Оптимизм дает ему убеждение в том, что «душа... народа многовечна и в сущности своей неистребима» [Там же, 196]. И потому, несмотря на новые великие муки российских народов, он убежден в их великом будущем: «...Настоящее нашей Отчизны. Оно кажется отчаянным, муки и жертвы миллионов людей не поддаются описанию. Но кто смеет сказать, что русский народ умирает? Он не только жив, но он являет собою чудо невероятного преодоления ужасающей эпохи. ...Он встает Гигантом, мускулы которого закалены в огне и адских муках и потому являются никем и ничем несокрушимыми...» [Там же, С. 197], «... в огне страшных испытаний выковывается настоящий русский народ...» [Там же, С. 196] «Я верю, горячо и крепко верю, что народы России, во всей своей многоплеменности, во всем многоязычии, пойдут по путям, отмеченным великими подвижниками прошлого, великими светильниками родной старины» [Там же, С. 197]. «Будущее - это сад вырастающий из вечных и чудесных семян Прошлого, Настоящее — его заботливый садовник...» - пишет он, утверждая принцип преемственности в развитии культуры» [Там же, 197].

Таким образом, заканчивая рассмотрение гребенщиковской концепции русского мессианства, можно констатировать, что размышления Гребенщикова относительно будущего России и ее роли в мировой культуре представляют собой своеобразный вариант развития в XX веке Русской идеи. В нем мыслитель трансформирует интуиции русских мыслителей относительно роли России в мировой истории, соединяя их с эзотерическими положениями Живой Этики. В результате его концепция Русской Идеи приобретает метафизический космический характер.

Концепция          мессианской           роли           России     выстраивается

Г.Д.Гребенщиковым в двух контекстах: христианско-ценностном (как возрождения истинной христианской веры) и эзотерическом (вывести народы мира на эволюционный путь развития своим примером), связанным с Учением Живой Этики.

Одной    из    особенностей    концепции         национальной    идеи    у

56

Г.Д.Гребенщикова является отсутствие стремления идеализировать русский народ и его быт. Итак, не только по причине присущих российскому народу и русской культуре свойств Россия заслужила роль мессии, но главное, как мыслитель считает, она заслужила это право по «Закону Жертвы» [См. Листы сада Мории, ч.1 «Книга о Жертве»], - по Закону космической справедливости. Большевизм мыслителем воспринимался как новый период испытаний, а безбожие как период приготовления к острому исканию истинного Учения, истинного Бога.

§2 Принципы создания новой культуры духа.

В данной главе нам предстоит рассмотреть пути и принципы создания новой культуры духа согласно культурологической концепции Г.Д. Гребенщикова, основные положения которой мы рассмотрели выше. Как уже отмечалось, мыслитель не только разрабатывал концепцию возрождения культуры, но и стремился практически ее осуществлять.

Так же, как в свое время Достоевский, Гребенщиков верит в возможность «воскрешения» Европы через обновление России. В чем должно произойти это обновление? По его мнению, «мы все должны придти к мысли о прогрессе истинном, к поискам иного смысла жизни, а именно: о восстановлении красот духовных... следует искать не только новых идей для всеобщего мира, но и новых толкований происходящих потрясений», также, считает мыслитель, нужно обратиться к поиску новых «стран для построения совершенно новых общин человечества». [79]. Далее им формулируется конкретная программа действий по спасению всей мировой культуры от окончательного распада и от взаимного истребления человечества» через выполнение Россией своей мессианской роли.

В качестве основного пункта своей программы мыслитель провозглашает идею перенесения центра культуры на Восток, в русскую Сибирь. Вопрос о будущем Сибири, как отмечалось в первой главе, волновал Гребенщикова

57

еще в ранний период его творчества. У него уже тогда, под влиянием Г.Н. Потанина и на основе его собственных впечатлений и историко-культурологических исследований, сложилось убеждение в великой роли сибирского края в будущем развитии России.

Теперь же, во втором периоде становления его культурологической концепции, эта идея получает у мыслителя дальнейшую разработку, опираясь на дополнительный импульс к ее развитию со стороны, почитаемых Гребенщиковым Махатм. Теперь, со свойственным русской душе универсализмом, вопрос о будущем Сибири мыслитель связывает с проблемой будущего «всех стран и всех народов». Очень убежденно он заявляет: «Не предсказываю, а утверждаю, что над Сибирскими просторами взойдет солнце Общерусского, а, следовательно, и Общемирового обновления и возрождения...Настало время почаще говорить именно молодежи о том, что весь великий рост России и все обновление мировой культуры начнется, именно, на Северо-Востоке, в так называемой Азиатской части России, то есть в Сибири» [79].

Спасительность переноса культуры на Восток Г.Д. Гребенщиков определяет в культурологическом значении: «такое устремление к новым далям ... сдвинет мир с острова непрерывных страданий, оно вдохновит и укрепит новые поколения. Оно поднимет творчество и возродит героический эпос. Наконец, оно смягчит растущую безработицу, а главное неизлечимую болезнь Европы, задыхающуюся в приступах взаимного истребления» [Там же]. И близость к природе, по его мнению, окажет благотоворное очистительное действие: «Быть может, лишь тогда спадет повязка с глаз озлобленного человечества и откроются его духовные глаза. И этими глазами человек увидит Красоту не только в высочайших созданиях гения, но и в движении былинки. Тогда не только не потребуется спорить о понятиях красоты, но и самая ненужность спора явится прекрасным знаком новой красоты вселенской объединяющей» [Там же].

На чем основывается своеобразной «географический детерминизм»

58

Гребенщикова? Как мы уже отмечали, во-первых, он основан на идее спасительности для духовного очищения человечества (как и отдельного человека) единения с природой. По убеждению мыслителя, на природе, «на чистом воздухе... сердце молодеет, и мысли углубляются», и «воистину Бог становится видимым в красе цветения и в грозе небесных стихий и в каждой

<|                колеблемой ветром былинке» [65]. Во вторых, на убежденности мыслителя в

особой энергетической благодатности природы Алтая и Сибири, которую он прочувствовал на собственном опыте.

В третьих, Г.Д. Гребенщиков называет      Сибирь    тем географическим

*                пространством, где «дружески протянут друг другу руки Восток и Запад» в

силу ее особого географического положения и в силу громадных возможностей    Сибири,    имеющей    «около    15    миллионов    квадратных

^               километров пространства, на протяжении которого имеются все климаты

земного шара, в недрах которого имеются все ископаемые сокровища: несметные клады металлов, минералов, угля, целебных источников, плодотворнейшей почвы, лесов, полей, степей, озер и рек» [79].

+                    И, наконец,    он называет еще    одно немаловажное обстоятельство -

наличие у русского народа в Сибири мирных и миролюбивых инородцев.

Мыслитель страстно воодушевлен своей идеей «нового шествия народов Запада к Востоку». Возвышенно и поэтично он описывает его как шествие «к истокам Утра, к началу всех начал, к восходу света... к источнику той Истины, которую... дал миру Христос...» [ Там же].

Развивая мессианские мотивы «Русской идеи» Г.Д. Гребенщиков отводит главную роль в осуществлении поставленной задачи русским. «Никакой другой народ, кроме русского... не имеет столь большой идеи, как возможность непочатой творческой работы на просторах Азиатской России» [Там же].

«Всемирному рассеянию» русского народа, возникшего в результате большевистского переворота, мыслитель придает мессианский смысл: «Мы действительно Новый Израиль, только, вместо святой земли - Палестины, мы

59

имеем свою великую новую Палестину - Сибирь... Русская христианская молодежь благодаря общению с множеством других национальностей, научается очень важному принципу - терпимости к другим народам и к другим верам. Это как раз очень важно для ее будущей работы в условиях создания «новой Сибирско-Русской Америки», где мы должны будем сотрудничать с множеством народов Востока. Не надо забывать, что великие древние культуры Китая, Японии и Индии и мусульманского Востока глубоко чтут Христа и имеют свои великие религиозные идеалы. Внимание и терпимость к ним могут принести для успеха нашей Веры и Родины гораздо большую пользу, нежели извечная сектантская вражда» [Там же]. Как видим, в создании новой культуры духа Гребенщиковым исповедовался принцип единства религий мира, через утверждение   истинного Учения Христа.

Идеи Гребенщикова имеют сходство с идеями евразийцев. Сходство есть в провозглашении позитивной программы обновления России. Мыслитель, также, как и евразийцы, убежден, что вывести мир из кризиса может только большая идея. У него, так же, присутствует критика западной культуры и парламентской демократии и высказывается идея построения обновленного российского государства на православных традициях. И идеи его высказаны, примерно, в то же время. Но есть и глубокие отличия. У Гребенщикова нет враждебного отношения к Европе. В отличие от евразийцев, он мыслит больше категориями общечеловеческими. Думая об обновлении России, он думает и о спасении всечеловеческой культуры.

Далее, говоря о православии, как мы уже отмечали, мыслитель больше делает акцент на его творческой преобразующей человека силе, на вселенском значении христианства (См об этом главу1). Евразийцы же «часто не доходят до понимания всего смысла этой великой идеи, для них она связана больше всего с воссозданием «православного быта» [134, с, 109].

Существенное отличие взглядов Гребенщикова от идей евразийцев состоит в неприятии им большевиков и их идеологии, как это отмечалось выше. Компромисс с большевиками для него невозможен.

60

Если для евразийцев спасителем человечества является гипотетическая евразийская нация, то у Гребенщикова же главной движущей силой в созидании новой культуры духа выступает конкретный русский народ. Но совместно с ним в этой работе должны участвовать и «миролюбивые соседи» и «идейные» представители других наций, способные понять большую идею и воодушевиться ею.

Г.Д. Гребенщиков одним из главных условий возрождения мировой культуры называет создание нового государства на духовных основах. Главной задачей этого государства должно стать построение новой культуры духа. Почему необходимо создание государства? Во-первых, согласно убеждениям мыслителя, как мы отмечали выше, миссианская роль России заключалась в глобальных масштабах - в задаче выведения человечества на путь космической эволюции. Во-вторых, мы считаем, что, из концепции кризиса культуры мыслителя, следовал вывод, что главным условием начала процесса возрождения культуры России (как и мировой) должно было стать восстановление иерархического ценностного поля культуры, установление духовной доминаты, через восстановление истинных христианских основ в качестве общегосударственных принципов, что было невозможно как в Европе, так и в СССР [См. выше о кризисе культуры в Европе и в СССР]. В связи с этим, по нашему предположению, и могла возникнуть идея создания нового государства на религиозных основаниях на территории Евразии, со столицей на территории Горного Алтая [См. 79].

Далее мыслитель провозглашает, также, следующую социокультурную задачу построения нового государства - необходимость соединения достижений американской цивилизации с достижениями русской культуры и культурой народов Азии: «Американская Аляска и Всероссийская Сибирь протянут друг другу руки и водрузят стяг величайшего из союзов на земле, там возникнет небывалое могущество России - Азия»; «И даже не потому, что все жизненные интересы России и Америки будут связаны с народами великой Азии». «Россия там на Северо-Востоке вознесет величие своего

61

творческого духа - гения на такую высоту, которую увидят все вечно юные народы востока и добровольно принесут России дары мира и восторги поклонения» [76].

«Да, это будет и должно быть хотя бы потому, что Истинная Красота будущей новой культуры должна быть выше той поистине чудесной техники, которую создали Европа и Америка»; «И я хочу верить, что такую именно Россию - Храм, в котором могут молиться все народы мира, можно воздвигнуть именно в Азии» [Там же].

Таким образом, в идеях Г.Д.Гребенщикова раскрывается, поистине, глобальное переустройство мира, в котором планировалось осуществить задачу создания новой культуры духа через построение нового государства, через осуществление сотрудничества Америки и русской Сибири [См. об этом, например, 49, 75,79].

Теперь обратимся к более подробному рассмотрению других гребенщиковских принципов сознательного построения новой культуры.

Какими действиями на социальном и индивидуальном плане, по мнению Гребенщикова, можно утвердить новую культуру духа (возрождение России)?

Эти действия у Г.Д. Гребенщикова в основе своей реально-жизненные. В них выделяются два аспекта, сливающиеся у него в единое русло. Содержание первого аспекта составляют: принцип преемственности, опора на традиции отцов, возврат к подлинной вере, оцерковление жизни, нравственное совершенствование, устремление к Богу.

Мыслитель полагал в основу начала духовного строительства возврат к истинной вере, воцерковление жизни (как выполнение задачи восстановления иерархического ценностного поля культуры). Тем не менее, напомним, что в отношении Православия, он считал, что нужна не простая реставрация, а необходима работа по очищению истинных основ христианской религии от многочисленных богословских искажений.

Здесь мы считаем необходимым отметить    важный момент в понимании

62

роли религии в культурном строительстве. У Г.Д. Гребенщикова. В данном вопросе, по нашему мнению, наблюдается сходство его идей с идеями другого русского философа - И.А. Ильина.

Оба мыслителя, говоря о важнейшей роли христианства в возрождении культуры, ведут речь не об обрядово-церковном, но о неподдельно искреннем исповедывании христианского учения, которое «во всей полноте раскрыто в православном «Добротолюбии»» (русском издании исихастского учения) и, которое было воплощено на практике православным старчеством [112, С. 18].. Г.Д. Гребенщиков и И.А. Ильин понимает евангельское Учение о Духе Святом не иносказательно, а как реально-жизненное начало, наполняющее и преобразующее человека и все бытие. Стяжание благодати Святого Духа, для них возможно только на путях искреннего применения сокровенного мистического опыта христианства, добытого подвижниками духа. Человеку становится тогда доступно на земле «благодатное единение с Богом и Христом. Он может «сделаться» «причастником Божественного естества». И это единение и причастничество даст ему новые творческие силы» [Там же, С. 17].

Акцент в философии культуры обоих мыслителей на мистической сути христианства является следствием их жизненного понимания культуры. Так для И.А. Ильина культура есть «явление внутреннее и органическое: она захватывает самую глубину человеческой души и слагается на путях живой, таинственной целесообразности» [Там же, С. 19], Г.Д. Гребенщиков, как отмечалось выше, провозглашает начало культурного строительства с «оцерковления», «одухотворения» жизни: «Духовные начала, - пишет он,-должны преобладать во всех делах», «должны войти во все творческие и гражданские обязанности нашей жизни.» Только такое религиозно-возвышенное отношение ко всякому действию, «гарантирует наибольшую правильность наших поступков.» «Нелепо, - утверждает мыслитель,-допускать безбожника к государственным делам, а самим ограничиваться лишь хождением по Воскресным дням в Церковь..." [79].

63

Через искреннее следование христианскому учению, утверждает Г.Д. Гребенщиков, осуществляется истинное личное нравственное очищение человека, что также составляет одну из первых задач по возрождению культуры: «В том и заключается вся простота и радость нового пути к России, что нам не нужно ходить к соседу, убеждать его начать этот новый путь. И нечего изгонять бесов из чужой души. Мы сами первые должны изгонять бесов из нашей собственной души. С этого, уверяю вас, только с этого и можно начать великое строительство» [51].

Таким образом, в вопросе о важнейшей роли религии в культурном строительстве, по нашему мнению, Г.Д. Гребенщиков (как и Ильин И.А.) аппелирует к мистической сути христианства, благодаря которой может осуществляться истинное преображение человека и, следовательно, цели культуры и, в целом, эволюции.

Принцип преемственности в деле культурного строительства является одним из основных в его культурологии: «обновляя жизнь, никогда не следует воображать, что мы создаем нечто новое, но всегда следует помнить, что мы только продолжаем начатое нашими предками...» [79].

В качестве модели возрождения культуры по первому аспекту Г.Д.Гребенщиков берет опыт духовного строительства православного подвижника С. Радонежского. По этой модели Гребенщиков будет строить русскую деревню - общину под названием «Чураевка» в пригороде Нью-Йорка, начав дело с возведения часовни во имя Преп. С. Радонежского. Для него Чураевка была прообразом того культурного строительства, которое должно было начаться в России.

Почему именно С. Радонежский получил у мыслителя особое признание и подражание из всех русских святых? - Русский человек, писал Г.Д.Гребенщиков, получил «...много неистребимых сокровищ... от прошлого своей отчизны, которая многократно прославлена и просияла подвигом ее святых подвижников. Среди этих подвижников один из первых, один из примернейших утвердителей смысла бытия и светодателей всем племенам

64

России является преподобный Сергий Радонежский, бессмертный в своем деянии на все времена» [59, С.9]. По нашему мнению, выбор этого святого связан, во-первых, с той огромной ролью, которую он сыграл в возрождении культуры России, во-вторых, в заложенных им принципах общинного духовного     строительства,         которые,     по     Гребенщикову,    являются

краеугольными в создании новой культуры духа. В третьих, преподобный Сергий Радонежский - святой, реально стяжавший божью благодать и, тем оказавший        огромное    вдохновенное           влияние    на   многих    своих

современников. Именно «В Стяжании Духа Святаго» - весь смысл аскетических подвигов и высшей духовной «умно-сердечной» молитвы». [123, С.З] В свою очередь, достигнутая благодать ведет к развитию способности к Богообщению, Богосозерцанию. И «в этом высшее блаженство. Человеку дано задание развивать в себе этот дар. Замысел Божий о человеке — его обожение» [Там же, С.З].

Для понимания концепции культуры Г.Д. Гребенщикова, как нами уже отмечалось, очень важное значение имеет сокровенное (мистическое) ядро христианства, изложенное в святоотеческом богословии, в творениях Отцов церкви. Поскольку именно в этом «духовном делании» реально осуществляется соединение земного мира с мирами высшими, происходит реальное преображение человека и земного мира. Так, «согласно св. Макарию Египетскому, огонь благодати возженный Духом Святым в сердцах христиан, делает их сияющими наподобие свечей перед лицом Сына Божия...Это огонь прогоняет демонов, искореняет грехи. Он есть сила воскресения, истина вечной жизни, озарение душ святых, постоянство небесного могущества... Это и есть «божественные энергии», «лучи Божества», о которых говорит Дионисий Ареопагит, те творческие свойства которые проницают вселенную и познаются вне тварного мира, как свет неприступный, в котором пребывает Святая Троица. Преподанные христианам через Духа Святаго эти энергии уже не носят характера внешнего явления, но как благодать, внутренний свет, который преобразует природу,

65 обожая ее» [Там же, С.25- 26].

Теперь, на основе реконструированных нами положений культурологи и Г.Д. Гребенщикова, сформулируем действие «христианской модели» возрождения культуры, реально воплощенной Преподобным Сергием Радонежским. В осуществлении этой задачи мы будем, также, опираться на  статьи В.О. Ключевского, Н.К. и Е.И. Рерихов [См. 106, С.9, 22, 25].

Условием для действия «христианской модели» возрождения культуры, является наличие народа, не утратившего духовную жажду, и наличие истинных наставников: «Народ жаждет света, он жаждет духовной пищи, но  пища эта должна быть чистой, и ризы новых духовных наставников должны стать действительно белоснежными, и они должны идти стопами Владыки Христа»[ 154, С. 144]. Преподобный Сергий Радонежский был для России  именно таким светочем: «Именно, Преподобный Сергий...знал и знает природу Божественного Начала. Именно, Преподобный Сергий не был богословом и догматиком, но вся жизнь Его была подвигом подражания Христу в Его самоотверженном служении Родине и Миру. Да, Преподобный  Сергий жил заветами Христа, но не церковными утверждениями. И его отказ от митрополичьего поста не происходил ли тоже от того, что Дух Его знал все расхождения церкви с Истиной!» [Там же].

Таким образом, не на следовании церковным обрядам проявляется действенность этого механизм возрождения культуры. Он основан на сердечном и искреннем следовании Учению Христа (именно о таком сокровенном преображающем христианстве писали и Г.Д. Гребенщиков и И.Н. Ильин [См. об этом выше]). Тогда только может реально достигаться благодать Божия, как энергия преобразующей духовную сущность человека. Эта благодать, как подлинная, жизненно-творческая энергия, приобретается подвижниками посредством христианской духовной практики. Затем сказывается ее действенное, преобразующее влияние на всех и вся. Духовное делание одних становится вдохновенным примером для тысяч других людей. Стяжаемая подвижниками Благодать Святого Духа позволяет им   реально

66

преобразить свою человеческую сущность и осознать существование иного Высшего Мира, реально осознать относительность материальных ценностей и жизненных невзгод, и познать истинный смысл жизни человека, согласно замысла Бога. Это осознание помогает им, как писал И.А. Ильин, приобрести смирение, помогает воспитывать в себе духовную стойкость характера, дает силу для совлечения с себя «ветхого человека» и «взращивания в своей душе чадо света...» [112, с.19].

В подражание духовным подвижникам, люди соприкасающиеся с ними, вдохновленные их примером, осеянные благодатной жизненной энергией, исходящей от святых подвижников, начинают, также, взращивать в своей душе нравственную силу, приводящую их самих к стяжанию благодати, жизненной энергии, к благодатному изменению строя их собственной души и всей жизни.

Распространение этой творческой жизненной энергии, веры и благодати в обществе, делает возможным объединение и сплочение народа вокруг больших духовных идей ( как это было во времена С. Радонежского) и приводит к развитию в его характере таких духовных свойств, как человеколюбие, самоотверженность, любовь к ближнему и т.д. Это и есть, по нашему мнению, жизнь по Евангелию, которая приводит к реальному совершенствованию человека, содействует превращению его в богочеловека и   приближению Царства Божьего к земному плану.

Приведенная выше «христианская» модель возрождения культуры, по Гребенщикову, построена на идее стяжания преображающей человека благодати Святого Духа. Однако, мыслитель часто употреблял в отношении культуры понятие энергии и в его эзотерическом значении, например, как мы уже отмечали, он понимал дух человека - как «благую животворящую энергию»', через наличие или отсутствие энергии (проявляющуюся как радость жизни, как творческое горение) он определял состояние культуры; как мы уже отмечали, контекст использования им понятия энергии свидетельствует о принятии им концепции энергетического мировоззрения,

67

представленной Живой Этикой [См., например, об этом в 217, С.7]. В центре этой концепции - понятие о психической энергии: «Психическая энергия есть  ВСЕ. Психическая энергия как энергия всеначальная есть та энергия, которая лежит в основании проявленного Мира... Психическая энергия есть Дух Святой...» [121, С.539]; «Психическая энергия есть также то, что в обычном  понимании значится как духовность и развитие духовности ... той высшей духовности, которая состоит в приобщении к Высшему Миру, в раскрытии в себе высшего сознания, в развитии в себе, в овладении и в сознательном использовании той огромной высшей силы, которая присуща каждому из нас,  для пользы эволюции и для блага всего человечества » [Там же,].

Г.Д Гребенщиков, например, писал следущее об этой всеначальной энергии, которая окружает человека: «...рано или поздно мне удастся  разбить не только камни нищеты и зависимости, но и каменные сердца, отравляющие атмосферу своим мертвым холодом безразличия к светоносной энергии, которой в нас и вокруг нас непочатое море» [75, С.56]; Герой одной из статей Г.Д. Гребенщикова основал лабораторию «для исследования  человеческого мозга и психической энергии!..» [Там же, С.64]; мысль для него есть энергия: «...признавая силу народной думы, как особую энергию, как научно-доказуемые волны большого напряжения и давления, можете ли вы не посчитаться с этой силой, как с накоплением электричества, которое должно, конечно, дать большие взрывы при неправильной разрядке или при неумелой перемене тока?» [Там же, С.70]; Своим адресатам-комсомольцам из Советской России он, так же, писал о связи основного закона бытия с развитием психической энергией: «Вам, молодежи, испытавшей многое и потерявшей стержень психической энергии, необходимо найти какой-то прочный основной закон бытия» [Там же, С.94].

В Живой Этике, как мы уже отмечали выше и как видно из приведенной выше цитаты, сближается сущность понятий «благодать Святого Духа» и «психическая энергия». Приведем еще одно свидетельство этому: «...но легко доказать   беспрерывность   того,   что   люди   называют   религией.   В   этой

68

непрерывности ощущается один поток той же энергии. Называя ее психической энергией, говорим о той же Софии мира эллинов или Сарасвати индусов. Святой Дух христиан являет признаки психической энергии...» [АгниЙога, § 416].

Таким образом, исходя из представленных нами выше размышлений, можно сделать вывод, что понятие культуры в культурфилософии Г.Д. Гребенщикова включало в себя и энергетический аспект: культура для него есть поле, структура, деятельность для принятия и распространения космической энергии (благодати), являющейся основой преображения человека (его обожения).

Второй аспект в решении проблемы возрождения культуры Г.Д. Гребенщиков решает в русле идей космизма и Живой Этики: здесь он ставит задачи совершенствования своего сознания, проведения работы по его очищению, пишет о необходимости создания общины из идейных людей, в первую очередь людей интеллектуального и творческого труда; ставит проблему возврата человечества на путь космической эволюции.

Вопрос об эволюционной роли общины в создании культуры будущего будет рассмотрен нами в §3 настоящей главы. Здесь же мы уточним использование Гребенщиковым категории «сознание». Оно осмысляется им в контексте онтологии и антропологии Живой Этики, как интегральный, энергетический фактор космической эволюции человека. Проблема совершенствования сознания в Живой Этике пересекается с христианской практикой     нравственного     совершенствования.          Однако,     проблема

совершенствования сознания человека - это более широкая задача, отличающаяся более широким спектром направленных действий по нравственному самоочищению человека, это новое эволюционное задание для человечества и смысл нового эволюционного этапа космоантропогенеза, о котором говорит Живая Этика. Таким образом, христианская мистическая практика очищения души и тела является одной из составляющих задачи совершенствования   сознания,   понимаемого   как   интегрального   фактора

69

космической эволюции человека. На этом основании, по нашему мнению, Г.Д. Гребенщиков строит синтез христианского и эзотерического методов совершенствования человека, создавая концепцию возрождения культуры. Проблема совершенствования сознания включает в себя у мыслителя обе мистические     практики     совершенствования:     и     христианскую          и

эзотерическую.

Г.Д. Гребенщиков пишет, что задача совершенствования сознания осложнена кризисным состоянием культуры: «оказавшись на ложном, тупиковом пути развития, человечество утратило понимание "закона совершенствования человеческого сознания" [75, С.24]. И это обстоятельство превратилось в одно из основных препятствий для возвращения человечества на путь космической эволюции.

Подведем итоги. Как мы выявили, основными  задачами создания новой культуры духа по Г.Д. Гребенщикову являются следующие:

- перенесение центра культуры на Восток, в русскую Сибирь',

-  создание нового государства    на духовных основах, главной целью которого должно было  стать  построение  новой  культуры     духа,  через восстановление    иерархического    ценностного    поля     культуры,     через воцерковление, понимаемое как условие установления духовной доминанты;

соединение   достижений американской цивилизации с достижениями русской культуры и культурой народов Азии;

Какими действиями на социальном и индивидуальном плане, по мнению Гребенщикова, можно утвердить новую культуру духа (возрождение России)? Эти действия у Г.Д. Гребенщикова в основе своей реально-жизненные. В них выделяются два аспекта, сливающиеся у него в единое русло: первый аспект составляют:

- принцип преемственности (опора на традиции отцов);

- возврат к подлинной вере и оцерковление жизни;

- нравственное совершенствование;

устремление к Богу.

70

Принцип преемственности, в духовном строительстве является одним из основных в культурологи Г.Д. Гребенщикова: «обновляя жизнь, никогда не следует воображать, что мы создаем нечто новое, но всегда следует помнить, что мы только продолжаем начатое нашими предками...», - писал он [79].

В качестве модели возрождения культуры, по первому аспекту Г.Д.Гребенщиков опирается на опыт духовного строительства православного подвижника С. Радонежского, осуществившего возрождение русской культуры через реальное стяжание благодати Святого Духа.

В процессе решения задач исследования данного параграфа дополнительно выявлено, что понятие культуры в культурфилософии Г.Д. Гребенщикова включает в себя энергетический аспект: культура для него есть поле, структура, деятельность для принятия и распространения космической энергии (благодати), являющейся основой преображения человека (его обожения). Исследование свидетельствует о разделяемой мыслителем концепции эенергетического мировоззрения, представленной Живой Этикой;

Второй аспект в решении проблемы возрождения культуры Г.Д. социальном и индивидуальном планах Г.Д. Гребенщиков решает в русле идей космизма и Живой Этики, здесь он ставит следующие задачи:

- совершенствование своего сознания;

- создание общины;

Выполнение задачи возрождения культуры по Гребенщикову необходимо для возвращения  человечества на пути космической эволюции.

Категория     «сознание»      Гребенщиковым      осмысляется            как

интегральный, энергетический фактор космической эволюции человека, христианская мистическая практика очищения души и тела, является одной из составляющих задачи совершенствования сознания. На этом основании, по нашему мнению, Г.Д. Гребенщиков строит синтез христианского и эзотерического методов совершенствования человека, создавая концепцию возрождения культуры; проблема совершенствования   сознания включает в

71

i

себя у мыслителя обе мистические практики совершенствования: и христианскую и эзотерическую.

§3. Община как принцип будущей культуры.

*                       Как уже говорилось выше, идея создания    общины - братства является одним   из главных принципов   в   гребенщиковской концепции построения новой культуры духа.

В  двадцатом веке  идеи     общинности     в  русской  культуре  были

*                 практически опробованы (помимо отрицательного опыта СССР) в   создании малых   общин,   например,   в   «Приютинском   Братстве»   (организаторы-В.И. Вернадский   и    круг его близких друзей [См. 17]), в   Нью-Йоркской

т               общине       Рерихов,  в       Чураевской  общине  (в  пригороде Нью-Йорка)

Г.Д. Гребенщикова. Опыт последней получил распространение затем в создании подобных общин в среде русской эмигрантской молодежи в разных странах Европы и Азии [См., например, 102].

t                      Исследование показывает, что в   основу создания всех данных общин

были положены во многом совпадающие принципы, к рассмотрению которых мы и обратимся.

По нашему мнению, названные общины представляют собой попытку осуществления на практике идеала русской соборности - духовной общности особого рода - добровольного единения в любви, без подавления и насилия над личностью. Данные общины, также, создавались как практическое воплощение завета Христа: «Все люди братья» и «все религии едины» [17, С.232]. Самоутверждению личности здесь противопоставляются начала общения и братства,  начала согласия и совместного труда   [Там же,

С.234].   Создатели этих общин ставили задачу   служения не только своему if

народу, но и всему человечеству, всему миру.

Однако, и Г.Д.Гребенщиков и «приютинцы» едины в том, что общины-братства должны стать    принципом   взаимоотношения сначала   деятелей

72

искусства, науки и культуры, готовых по уровню сознания к жизни и работе в общине, а затем и всех людей. В рассматриваемых случаях община понималась «как боевая общественная единица» [Там же, С.237], как «новое братство Парсифаля, рыцарски очищенное от западного эгоизма и материализма, и движимое идеею духовного строительства» [79], как «центр преобразования окружающей жизни» [17, С.237].

Главные задачи братств - общин, как считали Вернадский и Гребенщиков, - выработка принципов новой культуры духа, через «переработку» внешней культуры и наполнение жизни смыслом, через изменение принципов межличностного общения. Подобные общины-братства, по убеждению их создателей, должны стать своеобразным «микросоциумом», зарождающаяся энергия которого способна будет переродить мир [Там же, С.239].

Истоками «общинных» взглядов для «приютинцев» стали традиции русских мыслителей, опыт американских и английских коммун и ноосферная теория, согласно которой, отныне нужны не одиночки, а именно Братства, в связи с близким наступлением царства разума — ноосферы - на всей планете [Там же, С.234, 241].

Г.Д. Гребенщиков, воплощая идею общины, исходил из положений Живой Этики о роли общины в новом эволюционном этапе развития человечества, а также из традиций русских христианских подвижников.

Согласно Живой Этики, община необходима, чтобы противостоять темным, разрушительным силам: « в единении сила. Бьют кулаком, а не растопыренными пальцами. Чтобы победить темную силу ...чтобы парализовать действие тех разрушительных стихий, которые вызываются темными силами для противодействия эволюции,... неотложно необходимо... образование крепко спаянных духовных организаций, которые противопоставят разрушительной энергии созидательную. Для таких организаций необходимо родство духовное...Зовущим, объединяющим и обобщающим символом и цементом, связующим    эти организации может

73

быть только культура» [121, С.231]; обращается внимание на силу группового воздействия: « Люди не хотят понять действие групповое, которое умножает силы. Двенадцатигранник является одним из самых совершенных образований; такая динамическая сила может противостоять многим натискам. Систематически спаянная группа из двенадцати человек может, поистине, даже владеть мировыми явлениями...» [Агни Йога §137]. Далее Учение Живой Этики утверждает, что общинный принцип лежит в основе построения всего Космоса и «устремление к истинному кооперативу лежит в основе эволюции» [Листы Сада Мории, т.П, §169].

Г.Д. Гребенщиков и В.И.Вернадский были убеждены в том, что их опыт будет использован следующими поколениями, но с большей смелостью и с большей решимостью. Такая убежденность Г.Д. Гребенщикова основана, на идее материальности энергии мысли, о чем мы уже писали выше. Именно поэтому, касаясь вопроса о начале действий по обновлению и одухотворению русской культуры, Г.Д.Гребенщиков в первый ряд ставит задачу ментальной подготовки: «Прежде всего: мыслью и действием упорядочить Россию...Сначала накоплением и очищением мыслей, а потом и воплощением в дела и храмы, как это всегда бывало...». «Я проповедую строительство Новой России не немедленным возвращением в Россию, а всеобщим натиском на труд и подвиг с ее именем и с чистой мыслью о Красоте грядущей и всепримиряющей» [76].

По нашему мнению, своими позитивно-утверждающими философско-культурологическими статьями и практическими культуросозидающими действиями Г.Д. Гребенщиков сознательно строил ментальную матрицу культуры будущего. Он был убежден, поэтому, в том, что его культуротворческие идеи не умрут, именно по причине неуничтожимости мысли на высших (тонких) планах бытия. «Это не значит - писал Г.Д. Гребенщиков,- что умрет и канет в Лету Чураевка (см. о ней далее). Душа ее, ее идея, практически запечатленная в живые, прочные кристаллы, в ее книги, здесь созданные и отсюда разлетевшиеся, как птицы-вестники, во все концы

74

земного шара, уже становится мечтою__» [65].

Пусть не удалось начать культурное строительство в России в его время, но он был убежден, что рано или поздно оно свершится: «Когда я думаю теперь, после страшных потрясений о будущем нашего народа я не могу поверить, что народ, имевший способность каяться в своих преступлениях и грехах, не вышел на более широкий путь своего прогресса и культуры. Душа русского народа является лучшим Законом в его самоуправлении и самозащите от каких бы то ни было внешних насилий и внутренних нашептываний дьявола. Россию ждет блестящее и великое будущее и очень скоро» [36].

В построении общин Г.Д. Гребенщиков особо подчеркивает несколько принципов: это принцип добровольности, нарушенный большевиками: «... если наше строительство будет принужденное, под давлением чьей бы то ни было силы - мы построим себе не Новую Россию, а Россию - новую тюрьму, в которой снова большинство будут арестанты, а меньшинство тюремщики», «если мы способны на объединение под знаменем любви и красоты — мы не только победим себя, но и других», «если же мы на это не способны - кому и на кого нам жаловаться. С кем и у кого судиться. И суд тогда будет короток: все неспособные как листья осенью осыпятся на землю и развеются в безвестности чужбины» [76].

Другой принцип, особо выделяемый мыслителем как условие успешности строительства общины - практическая готовность к борьбе с сознательным злом, что созвучно Живой Этике (см. выше): «Бесчисленны представители Антихриста в мире сем... Размноженные в миллионах человекоподобных, эти подлинные дьяволы, в образе человеческом, ловко и убедительно с трибун и кафедр разлагают остатки духа живого всеми законными, и научными и философскими, и, конечно лжепророческими способами. Они отравляют воздух микробами сомнений, бациллами преступности, проказой неверия в Бога»; «Но так как всюду и всегда на пути к истокам новой жизни будут отравители источников, то для борьбы с ними строители должны быть

75

хорошо вооружены практичностью, так точно и все самые гениальные мысли и идеи без практического обладания материей приводили до сих пор к одним разочарованиям» [Там же].

Таким образом, непременным условием построения новой культуры духа для Г.Д.Гребенщикова является воплощение принципа общины. Источник его убеждений по этой проблеме, как отмечалось выше, - идеи Живой Этики, но для мыслителя они тождественны с опытом духовного строительства, накопленным в русской культуре.

Практическим применением принципов общинного строительства стало создание Г.Д. Гребенщиковым русской деревни-общины недалеко от Нью-Йорка, в штате Коннектикут, на слиянии рек Помпераг и Хусатоник.

Гребенщиков основывает «скит русской культурной мысли, названный вскоре его друзьями «Чураевкой». Сюда же переносится издательство «Алатас». Гребенщиков начал строительство чураевской общины, опираясь на принцип духовной преемственности с традициями русских подвижников. Эту задачу начатого им дела он изложил в статье «Что такое Чураевка?». Как мы писали в предыдущем параграфе, Гребенщиков особо почитал Св. Сергия Радонежского - игумена земли Русской, Строителя и Учителя, поэтому начало строительства было ознаменовано созданием (совместно с Н.Рерихом) часовни, посвященной этому русскому святому.

«На приобретенной для Чураевки земле (Zoar Lake, Southbury, Conn. В 73 милях от Нью-Йорка) планировалось начать постройку небольшой деревни-сада на началах деловой кооперации... Чураевка имеет целью создать культурный уголок для отдыха, труда и единения тружеников Искусства, Науки и Литературы»,- писал Гребенщиков. Чураевка как «практическое осуществление одной из лекций Г.Д. Гребенщикова «Сибирь -Америка» - Чураевка и Алатас будут стремиться к улучшению и распространению мысли о будущей, взаимно-выгодной кооперации России и Америки в области Культурного Строительства в Сибири» [93]. «Чураевка, -писал Гребенщиков, - это то, что на огне не горит, в воде не тонет и

76

ржавчиною и травой забвения не покрывается. Чураевка как далекое эхо раз пропетой русской думы, откуда-то из гор Алтайских пронеслась и отозвалась в лесах и на горах над речкой Помперагом, в Северной Америке, эхо это несокрушимо и для истребителей свободного мышления неуловимо... Идея Чураевки это тяжкий молитвенный вздох отшельников и строителей потаенных древних русских скитов...этот вздох через времена и пространства долетел сюда и напомнил, как началась и чем утверждалась Русская Земля...»[65]. Претворить эту идею в девственных лесах Америки было одною из задач строителей Чураевки, писал Г.Д. Гребенщиков: «Так или иначе, но идея Чураевки, хотя и не точно по намеченному плану, но осуществлена. Не зная отдыха, физическим трудом и напряженной думой строители Чураевки завоевали себе право действовать на чистом воздухе, где и сердце молодеет, и мысли углубляются, и где воистину Бог становится видимым в красе цветения и в грозе небесных стихий и в каждой колеблемой ветром былинке» [Там же].

Как мы уже отмечали, строительство Чураевки было начато Г.Д. Гребенщиковым со строительства Часовни, посвященной С.Радонежскому. Это действие мыслителя глубоко символично. В этом и подражание традициям русского духовного строительства, и почитание Великого Строителя Земли Русской, заложившего основы общинного жития: «Чураевка является символом того самого святого, что должно неугасимо томиться в душе и сердце тех, кто знает почему когда-то Русь называлась Святою», писал Гребенщиков [Там же].

Таким образом, Г.Д. Гребенщиковым планировалось воплощение гармоничного соединения достижений американской цивилизации с духовными ценностями русской культуры, все это осуществлялось для подготовки «Культурного Строительства в Сибири». В основе всего, писал мыслитель, - использование общины (кооперация и сотрудничество): «самопомощь, взаимопомощь - первое, потом — культура, украшение жизни, и культурный отдых». Чураевка должна была стать трудовым и культурным

77

центром, существующим на «началах взаимовыгодной кооперации», на принципах самоокупаемости, по «примеру американских колледжей в Охайо и Кентукки». Должны были возникнуть ряд доходных предприятий - первое — «постройка культурного отеля, с курортом и спортивными развлечениями круглый год». В отеле планировались: залы для собраний, лекций и концертов, для периодических выставок, а также, библиотека, книжный киоск Алатаса, магазин для продажи художественных вещей, и кустарных украшений, «место для спуска аэропланов». Поблизости планировалось устроить детский сад, школу искусств. В планы Г.Д. Гребенщикова входило, также, и развитие торгового дела «предметами украшения и одухотворения жизни», «предметами упорядоченного питания» и даже торговля мехом.

Не без влияния Н.К. Рериха Г.Д. Гребенщиков задумывает создание в Чураевке «Практической Школы жизни», где вместе с обучением ремеслам и искусству человеку было бы дано Учение, открывающее пути в жизни, - Учение, в котором бы с научной точностью было доказано и открыто бытие Бога. Именно в этой школе должно было найти место изучение Живой Этики. Для изучения в Школе предназначались, также, книги «Радонега» Г.Д. Гребенщикова, «Чаша Востока» (в переводе Е.И. Рерих) и «Пути Благословения» Н.К. Рериха. Впрочем, как писал Гребенщиков, и другие книги, выпущенные «Алатасом», должны были стать «Первой помощью человеку» - такой подзаголовок имела его философско-публицистическая книга «Гонец. Письма с Помперага» [75]. Именно «Гонец», как это осознавалось самим Гребенщиковым, явился звеном в цепи книг, которые должны были стать философским основанием Школы жизни Целью ее должно быть оказание помощи человеку «проходить свой жизненный путь бережно, полезно и красиво» [93]. Школа должна была стать проводником «теоретических познаний лучших путей осмысленного бытия, но именно в практике каждого дня д. б. проводимы лучшие Учения о Новой лучшей жизни, и даже не преподавание не учительство, а самая система трудового улья    д.б.    так   продумана,    чтобы        направляло    всех    ко    благу...

78

Соответствующий курс лекций о теории такой школы мог бы найти в Мастер Билдинге, при музее им. Рериха и в других культурных центрах», -писал мыслитель [85].

Г.Д.     Гребенщиков     стремился,     также,     всемерно         развивать

книгоиздательство «АЛАТАС» с тем, чтобы «создавать и печатать книги, отражающие утверждение, оздоровление и укрепление жизни человеческой» [93]. В задачи Чураевской общины, входила задача творческой разработки принципов новой культуры духа с применением их на практике: «Алатас дает миру — и сразу превращалось бы в жизнь, слово превращалось бы в дело». Создание Чураевки имело практический и культурологический смысл. Для Гребенщикова строительство Чураевской общины - это сознательное построение мыслителем модели будущей общины, планировавшейся в Сибири, на Алтае: «При первой возможности, открыть отделение Алатаса и Чураевки в Сибири, на их родине, в горах Алтая... Действуя лояльно и аполитично, всеми мерами помогать культурному и материальному росту России и Сибири», - писал мыслитель [Там же], [См. также об этом в главе III, посвященной анализу культуротворческой деятельности Г.Д. Гребенщикова]. Г.Д. Гребенщиков горел желанием принять участие в культурном строительстве на родине, но поскольку, эта попытка не удалась (см. об этом следующую главу), он, не желая отступать от данной идеи, нашел способ заложить основы будущего строительства.

Таким образом, на основе проведенной реконструкции, можно выделить принципы, положенные мыслителем в строительство Чураевки: принцип преемственности, соединение достижений американской цивилизации с духовными идеалами русской культуры; внедрение общинных начал, творчества в широком смысле; выработка новых форм духовной культуры и цивилизации. Чураевка возникла как община на основе традиций русских христианских подвижников, как символ Святой Руси. Г.Д.Гребенщикова осуществил здесь идею об объединении тружеников культуры,    чтобы    противостоять    наступающей    пошлости.    Мыслитель

79

рассматривал, также, чураевскую общину как способ сохранения самобытности русской культуры в условиях американской цивилизации, утратившей, по его мнению, духовные основания.

Как нами уже отмечалось выше, мыслитель писал, что мистический смысл его создания Чураевки, заключается в сознательном построении им «ментальной матрицы культуры будущего: «Не умрет ... Чураевка... Душа ее, ее идея практически запечатленная в живые, прочные кристаллы, в ее книги, здесь созданные, отсюда разлетевшиеся как птицы -вестники... уже становится мечтою...» [Там же]. Методы и способы духовного строительства, излагаемые Г.Д.Гребенщиковым, перекликаются с положениями из Добротолюбия. Он сближает принципы мистического опыта духовного совершенствования православных подвижников с идеями Живой Этики.

Глава III. КУЛЬТУРОТВОРЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Г.Д. ГРЕБЕНЩИКОВА

Согласно проведенной в предыдущих главах реконструкции культурологической концепции Г.Д. Гребенщикова мы определили, что всякая человеческая деятельность, содействующая эволюции человека, есть культура в ее активном проявлении и есть само созидание культуры. Мы, также, определили, что данное положение мыслитель стремился активно воплощать в жизнь, в этом заключается особенность его культурологии. В его деятельной активности воплощался, разделяемый им принцип «вера без дел мертва» и «принцип действия» (из Живой Этики), и его стремление творить « лучшую жизнь» для своего родного народа. Ниже мы проанализируем главные направления деятельности Г.Д. Гребенщикова с целью выявления их целей, задач для соотнесения их с реконструированными уже основными положениями его культурологической концепции и проверки правильности наших выводов.

80

§1. Стратегия практического преображения жизни и сознания современников.

Сам мыслитель признавал присущее ему «строительное» начало: «Я много раз пытался основать свой прочный скит в Сибири, но все не удавалось. Где только я не строил своих хижин! Когда мне было двадцать лет - я уже строил на Белачаге под Семипалатинском. Еще там мечтал о ряде скамеек под открытым небом: вот, мол, придут молодые пахари-соседи, а я им почитаю что-нибудь "о лучшей жизни". Потом строил в Семитавских горах, на золотых приисках в Казахском Крае. Строил близ Усть-Каменогорска - шестиугольную юрту у родника. Потом строил в Колыванском Заводе... Война помешала построить что-нибудь на Белом озере. За то во время войны на Карпатах, на левом берегу речки Пиркулап (Чуть не Помпераг!) вместе с солдатами построили мы маленькую деревеньку. Потом, после войны, построил домик из камня и цемента в Крыму, на Ливадийской слободке... А я и во Франции не унимался. В том же году начал строить в Провансе. Теперь там, говорят, образовалась небольшая русская колония. Затем в Германии, в Висбадене, если не строил, то чинил готовый. Там был уже большой, уединенный, на горе, с балкона его видна была долина Рейна...» [75, С. 21].

В архиве А.Б. Фирсова есть документ под названием «ПРОЕКТ УСТАВА Алтайской сельскохозяйственной рабочей артели» [См. приложение], учредитель артели - крестьянин томской губ. Георгий Дмитриевич Гребенщиков. Хотя артель не начала функционировать, для нас представляют интерес ее цели и задачи, структура и принципы взаимоотношений, заложенные автором.

В рассматриваемом Уставе, написанном еще в 1907 году, мыслитель сформулировал принципы общины-коммуны, основные из которых он будет воплощать затем в Чураевской общине. Сельскохозяйственная Артель Гребенщикова должна была представлять собой      «чисто промышленное

81

предприятие», главным образом преследующее «экономические цели для удовлетворения продуктами существования ее членов» и никаких политических целей не должна была преследовать. Артель должна была объединить всех ее членов «в тесную общую семью тружеников - «все для каждого и каждый для всех», на началах полного равноправия». Успех артели мыслитель связывал с применением «энергичного, сознательного и культурного труда», то есть через взаимное усиление от сложения дружных усилий, единение на ментальном уровне и стремление к взаимному совершенствованию: «артель заботится о том, чтобы дни отдыха были заполнены полезными развлечениями», чтобы в артели была хорошая библиотека, музыкальные инструменты и была обеспечена «возможность с действительным удовольствием проводить праздничный отдых», «настоящая артель обращает серьезное внимание на внутренний, духовный уклад жизни...».

Принцип равенства, предполагающий тщательное равномерное распределение между членами как материальных средств, так и удобных условий жизни, положен Г.Д. Гребенщиковым как важнейший, поскольку, благодаря ему обеспечивается прочность коммуны, даже «выдающиеся умы, характеры или специальности будут вознаграждаться отношением товарищей, но не материальными преимуществами»,- писал он. В артели провозглашалась свобода религиозных или политические убеждений каждого члена артели.

Г.Д. Гребенщиков приглашал в члены артели людей разных специальностей и из разных мест России, однако близких по духу, так как «процветание и прогресс хозяйства артели может быть только при взаимной симпатии и единодушной работе». Для официального управления делами артели общим собранием на первом заседании должен был избран Старшина. В круг деятельности артели входила и благотворительная деятельность-«нравственный долг материальной помощи беднейшим соседям-крестьянам, который первоначально может выразиться в личном труде членов на поле или

I                                                                                                                           82

i

в доме бедняка, в подаче ему полезных советов и в посредничестве в приобретении семян, орудий и т. п». После первого трехлетия планировалось построить силами артели школу, больницу и библиотеку-читальню.

Таким   образом,   этот   ранний   документ   —   первое       оформление мыслителем своих взглядов на важнейшую роль   общины в культуре. Здесь

*                  нет положений, которые бы    противоречили    реконструированной нами культурологической      концепции      Г.Д.      Гребенщикова.      Этот      факт свидетельствует,   по   нашему   мнению,   об   исключительной   цельности личности мыслителя,    всю свою жизнь стремившегося воплощать в жизнь

♦                  светлые идеалы на благо ближних. Одна из таких его идей - идея    о важнейшей роли общины в возрождении культуры.

Литературная деятельность Г.Д Гребенщикова, также,    насыщена 1к                культурологическими  идеями.     Особое место в  его творчестве занимает

сборник    его   художественно-публицистических    статей    под    названием «Гонец». Книга   издана им в издательстве «Алатас» в 1928 году в Америке. Написана она в жанре писем   в Россию, а также многочисленным адресатам ь                в других странах. О чем она? О чем эти письма? Как писал сам Г.Д.

Гребенщиков: о «Самом Главном», о «простой и светлой правде», о том как «просто и красиво жить», о « Радости Бытия»! Оптимизм, гимн радости, вера в жизнь, в прекрасное будущее России, зов к радостному труду по созиданию этого будущего, зов к духовному совершенствованию составляют лейтмотив «Гонца». Мыслитель шлет весть о том, что жизнь прекрасна, что, несмотря на страшные потрясения, обрушившиеся на человечество, человеку суждена Радость Бытия.

Сам писатель назвал свою книгу «первой начальной помощью человеку в духовном росте», прежде всего она предназначена им для «маловеров и скептиков», сознание которых «почти автоматически отталкивает все религиозное», для тех «кто не ведают что творят и куда идти» [75, С. 133]. И в первую очередь, конечно, для русских людей и других народов России, переживших трагедию большевистского безбожия, приведшей к   отрыву от

83

духовных корней родной культуры.

В «Гонце» мыслитель обращается не столько к разуму, сколько к сердцу человека: «Слово мое... от сердца» - пишет он. Сверхзадачей мыслителя является стремление вывести человека из современного хаоса на духовный уровень восприятия жизни, а значит - к радости. Силой своего дара художника и мыслителя, мощью своего сознания, Г.Д. Гребенщиков прозревает тупики и завалы сознания человеческого, яркими художественными образами, мудрыми притчами, сказаниями, легендами он стремится помочь читателю преодолеть психологическую трудность вхождения в иное состояние духа, в то, которое было свойственно русским духовным подвижникам. Мыслитель помогает читателю совершить интеллектуально - духовную работу по очищению сознания от невежества, от тупиков интеллектуальных нагромождений. В качестве первого средства для этого он считает умение мыслить в простоте, и сам показывает эту способность: ему удается говорить о великих духовных истинах просто и проникновенно. В результате он действительно дает возможность сердцем почувствовать какую-то простую, но великую Истину, пробуждает в душе родное близкое, но давно забытое, вызывает реальное ощущение того, что есть истинный духовный смысл бытия, что все не кончается земной жизнью, что радость, сужденная человеку, рядом.

Проповедуемые Г.Д.Гребенщиковым в «Гонце» идеи, художественно образная система книги, живой русский язык ее дают основание заключить, что это произведение, как и все его литературное творчество, несет в себе здоровое и цельное поле русской духовной культуры, с ее живыми архетипами, с ее духовными смыслами и ценностями. Мыслитель стремится своей книгой возвратить соотечественникам духовную память о том, в чем суть русскости, в чем есть величие и могущество русской культуры, в чем ее великие идеалы и в чем ее мировое призвание. Силой философской мысли и яркими художественными образами мыслитель стремится напитать душу читателей духовной     энергией и     вызвать     стремление действовать     в

84

направлении широкого познания, в направлении      совершенствования как самого себя так и совершенствования условий жизни.

Источник оптимизма Г.Д. Гребенщикова, проявляемый им в «Гонце», -в его религиозном мировосприятии, дающем ему ощущение разумного устройства мира, ощущение того, что человек и мир во власти Высшей разумной силы; в его вере в то, что существует неизменный «закон природы», «великое Ничто, Которое... является всетворящим и радующим чудом...поэтому-то, пишет мыслитель,- я считаю и самую жизнь творцом неисчислимых чудес» [Там же, С.35]. Религиозное восприятие мира позволяет мыслителю видеть целесообразность, гармонию и красоту в каждых элементах и явлениях мироздания: «По-моему, каждый цветок, его окраска, лепестки, аромат, капельки росы на листьях - все это украшает землю для того, чтобы радовать человека, птицу, насекомое и даже зверя. А сколько этой радости в кристаллах инея, в разноцветных огнях камней, в улыбках юности, в насвистывании соловья, в полете ласточки, в бездонной тайне неба, в трепете первой любви, в загадочном сверкании бесчисленных планет» [Там же].

Простота для мыслителя - основа прекрасного. «Истинная простота в прекрасном», «истинная простота становится мерилом самого прекрасного», - пишет он, «простоте надо учиться, как великой мудрости» [Там же, С.42]. Простота во всем - условие выхода к радостному мироощущению, пишет он: « Простота в мыслях, в слове, в действии - есть самый лучший ключ к ко всем вратам прекрасного. Все в мире гениальное - есть просто... «[Там же, С.48]. Сочетание умения по-детски просто смотреть на мир и сердечного осознания цели жизни, считает он, делает все «прекрасным и невыразимо дорогим».

Таким образом, в «Гонце» мыслитель свидетельствует о том, что истинная вера в существовании Высшего Закона Бытия, который есть Бог, простота во всем, очищение своего сознания и устремление ко благу дадут человеку    истинное знание, любовь и радость созидания, тогда человеку

85

откроется «радостный смысл жизни» [Там же, С.42]. Своих читателей он зовет разделить эту радость. Путь к этому - через бесстрашную борьбу с предрассудками, через широкое и смелое познание. Мыслитель призывает бесстрашно переосмыслить все достижения человеческого гения и мужественно отвергнуть изжитое или извращенное.

Этот совет Г.Д. Гребенщиков дает, исходя из своего убеждения в том, что истинные ценности (составляющие радостный смысл жизни) и истинные смыслы, составляющие любую истинную культуру, не исчезают: «... большинство из нас больны неверием... мы проходим мимо тех сокровищ, которые давно уже лежат на поверхности, добытые нашими предшественниками. Поэтому нам необходимо вдолбить в голову: смотри, вокруг тебя неисчислимые богатства, чего же ты бьешься лбом о камни? В самом деле... откуда знать о благе, как не из тех же, раньше нашего рождения, выстраданных мыслей человеческих?» [«На склоне дней его», С.6 Архив А.Б. Фирсова].

Анализ основных идей «Гонца» свидетельствует, что проблема возрождения истинной культуры решается Г.Д.Гребенщиковым через совершенствование сознания. Всем композиционным строем книги, через притчи, легенды, сказания автор помогает читателю начать работу по очищению сознания, учит искусству «простого мышления», разоблачает многие вековые предрассудки человечества.

Таким образом, книга мыслителя «Гонец» построена им, исходя из его концепции культуры. Книгу можно назвать «практическим пособием» по развитию и совершенствованию сознания. Сила ее воздействия в ее яркой художественно - образной форме, проникающей в самое сердце читателя. Мыслитель пишет о том, что осознал, пережил и прочувствовал сам. Основные идеи «Гонца» - культуростроительные. В них выражаются основные положения культуры, согласно концепции культуры мыслителя: культура это все, что содействует духовной эволюции человеческого духа; это и деятельность, направленная на совершенствование человеческого духа;

86

иерархическая система ценностей и духовных смыслов. Анализ «Гонца» свидетельствует, что главным средством возрождения культуры мыслитель считает восстановление иерархического ценностно-смыслового поля культуры, где главной доминантой, высшей ценностью является Закон высшего порядка - Бог. Этот высший Закон Бытия для Г.Д.Гребенщикова, также есть суть «закон бесконечного совершенствования и восхождения человеческого разума и духа» [Там же, С.70]. Поскольку, для Г.Д. Гребенщикова культура, как истинная духовная ценность, не истребима, то для оживления культуры необходима деятельность по очищению ее светлых идеалов (ценностей и смыслов) и по созданию условий для восстановления иерархического аксиологического поля культуры. «Гонец» Г.Д. Гребенщикова - это его деятельностный вклад в работу по осуществлению такой работы.

Другим видом активной деятельности мыслителя стала его лекционная деятельность. Она началась еще в дореволюционные годы: в архиве А.Б. Фирсова есть программа лекции Г.Д. Гребенщикова под названием «Алтайская Русь», прочитанная им 15 марта 1915 года в г. Томске. Лекция была основана на материалах его исследований старообрядчества на Алтае. Вот краткая аннотация лекции, помещенная в программе лекции: «1-е, Историческая справка о русском расколе. Протопоп Аввакум. Ермак и охочие люди. Заводы Демидова и Колыванское наместничество. Старая пограничная линия от Бийского острога. «Камень». Беглые пустынножители. «Беловодье». Указ Императрицы Екатерины II о прощении беглых. Бухтарминский архив. Допросы беглых. Преданья и рассказы стариков. Ясашные. П-е, Бытовые черты Бухтарминцев и Уймонцев. Староверие. Брак, семья и школа. Жизнь и промыслы ясашных. Мараловодство. Алтайская ярмарка. Язык. Пословицы. Поверья, сказки. Песни. Духовные стихи. Алтайская Русь» [Афиша к лекции Г.Д. Гребенщикова. Архив А.Б. Фирсова]. Как видно из содержания лекции -это пока историко-описательный материал, составивший основу будущей его концепции о том, что Алтай и Сибирь должны стать центрами   творческого

87 созидания новой культуры духа.

Чтение лекций о Сибири - основной вид деятельности в Америке Г.Д. Гребенщикова. В архивах сохранилось краткое содержание цикла его лекций: их было шесть, назывались они «Чудеса Сибири». Тезисы лекций дают полное представление о ходе    мысли их автора. Тема Сибири, как

f               центра создания новой культуры духа, здесь проходит как основная: «Лекции

объединены между собой общей идеей призыва молодых и крепких сил к радостному и творческому обновлению жизни. Обрисовывая природу, эпос, людей, зверей и богатства Сибири, лектор зовет избранных творцов для

*                созидательного действенного творчества в этой новой действенной стране

Великого Грядущего... Пора строить новый мир, новую культуру духа в чистом светозарном и суровом   месте, о котором вы услышите правдивые

«к                слова как первую весть о существовании   на земле настоящей, незакатной

радости...» [170, С. 89].

Раздел в цикле лекций, перекликающийся с тематикой дореволюционных    лекций         Г.Д.    Гребенщикова,     теперь    приобрел

щ               концептуальную культурологическую направленность, в нем уже произошло

философское осмысление идей и деятельности Г.Н. Потанина: «Дороги и судьбы сибирской земли. Первые вожди и деятели нового быта. Протопоп Аввакум, казак Ермак, мореплаватель Железняк. Декабристы. Беловодье и Чураевская Русь. Переселение народов...Великий человек Потанин. От областного сепаратизма к идеалу вселенского отечества. Осязаемые пути Грядущего» [Там же].

В тезисах лекций есть обоснование идеи переноса центра мировой культуры на Восток, в Сибирь. В его изложении Г.Д. Гребенщиков использует образно-символический язык: «Священный сосуд первобытия. Где же сосуд Радости? Кто сохраняет его? Не сохраняется ли он где-то во льдах Севера или на горах Востока? Не заключается ли он в нетронутой цивилизации чаше тысячелетнего эпоса северо-восточных народов? Мудрость изначальной благодати. Первобытные мистерии, сказания, былины,

88

сказки и песни многочисленных народов дремлющей Сибири. Тяга к древнему эпосу великих людей, Светозарный престол Мира - Алтай. Таинство Камня и Рерих» [Там же].

Лекционная деятельность Г.Д Гребенщикова имела в Америке большой масштаб, Георгий Дмитриевич в течение пяти лет, начиная с конца 1924 года ездил с лекциями по Америке. Он объездил всю страну, от восточного до западного, Калифорнийского побережья, читал лекции в колониях русских эмигрантов и в американских образовательных учреждениях. Основными темами его лекций были следующие: «Всемирная идея русской нации», «Сибирь - страна великого будущего», «Преподобный Сергий Радонежский как учитель Русской земли», «Рерих и Гималаи» [170, С.95]. Количество прочитанных им лекций под конец лекционной деятельности составило несколько тысяч [См. об этом, 170, С. 95].

К началу 30-х годов Г.Д. Гребенщиков становится настоящим профессиональным лектором. Лекционная деятельность позволила Г.Д. Гребенщикову в совершенстве овладеть английским языком. После пяти лет разъездов с лекциями он принял предложение возглавить кафедру русской литературы и истории во Флоридском Южном Колледже, где с 1940 по 1955 год Георгий Дмитриевич, будучи профессором, преподавал русскую историю, литературу и теорию литературного творчества.

Преподавательская деятельность стала, также, практическим воплощением его философско-культурологических идей. Мыслитель описывает этот период в статье «Толкай телегу к звездам» [ Архив А.Б. Фирсова]: «Есть такая поговорка в Америке: «Hitch your waggon to a star», точный перевод ее, пишет он: «Толкай свою телегу к звезде», но я ставлю «звезду» в множественное число, чтобы расширить небосклон» [Там же].

Культивирование истинных культурных ценностей в душах своих студентов - главная задача Г.Д. Гребенщикова-педагога: утверждение пользы человечности и пробуждение «человеческих чувств». Он писал, что в педагогической деятельности он «поневоле становился проповедником... тут-

89

то и начиналось мое толкание телеги, писал он, если не к звездам, то хотя бы к проясненным от тумана горизонтам»[Там же]. Он бережно относился к каждому студенту, ведь в каждом, писал он, «его индивидуальность -целый отдельный мир. Его надо любить. Полюбить отечески и отделять овец от козлищ. Все равны...» [Там же]. Разных по возрасту, дарованию, социальному происхождению студентов ему удалось слить в одну большую семью. Для мыслителя даже самая скромная работа в области просвещения, требует неусыпной работы над собою и настойчивости в требованиях по отношению к студентам.

Он говорил студентам: «Не обещаю сделать из вас писателей или поэтов. Вы должны ими родиться, но мы будем вместе с вами учиться ДУМАТЬ», учил творчеству и бережному отношению к слову. Одно из занятий он начинал следующим вступлением: «Одно из бесценных сокровищ Культуры - Слово. Это - чудесный дар Божий. Оно имеет свою историю, историческую и логическую эволюцию. Мы должны ценить Слово и не бросать его на ветер... миновать опасный путь вульгарности в Слове и Деле, и подняться из хаоса разрушительных сил на высоты вдохновенного творчества» [Там же].

Таким образом, характер педагогической деятельности Г.Д. Гребенщикова, также определяется его философско-культурологическими представлениями и характеризуется стремлением к нравственному совершенствованию как собственному, так и продвижение в данном направлении студентов. Здесь он остался верен своим гуманистическим принципам и культурологическим идеям: им проповедовалось творчество, как главное средство творения культуры, а главный смысл жизни и культуры - постоянное совершенствование, как неустанное «продвижение к звездам».

Литературная деятельность Г.Д. Гребенщикова проходит через всю его жизнь. Такие его романы как «Былина о Микуле Буяновиче» и 12-ти томный роман-эпопея  «Чураевы» (над которым он работал  всю  жизнь)

90

являются «культуросинтезирующими» произведениями. Подробный анализ их не входит в задачи нашего исследования, это дело будущих исследований. Однако, мы остановимся лишь на определении общего характера идей, воплощаемых автором в «Былине о Микуле Буяновиче».

Через все три части «Былины» проходит образ главного героя романа, русского богатыря Микулы Буяновича. В первом сказании он - мальчик с голосом как колокольчик. Целыми днями сидит на печке, один-одинехонек, затем он уже каторжанин Матвей Бочкарь. А потом наступила «воля». Пошли по сибирской степи «красные», «белые», «зеленые»... Неуловимый и непобедимый атаман зеленой шайки Иван Лихой - никто иной, как Микулка. Он взял в плен командира белой армии князя Бебутова и его жену. С плененной княгиней отправляется в ее дом. Там располагается и весь его «зеленый» отряд, который постепенно теряет веру в своего вождя. Взбунтовавшиеся солдаты поджигают дом. Иван Лихой берет на руки княгиню и со словами: «Господи! Прими же этот дар из окаянных рук моих» -повалился со ступней княжеского замка... В эпилоге романа Микула, уже в роли мудрого старца, очистившегося от греха, созидает вместе с народом Храм на святых горах Сибири...

Таким образом, уже в этом раннем романе Г.Д. Гребенщикова нашло художественное воплощение осмысления им русской трагедии и поиск путей выхода к светлой жизни. Построение храма в горах Сибири - символический образ соединения русского народа с Высшим Началом - Богом, то есть со здоровыми основами истинной культуры. Как мы уже рассматривали, этот символический образ мыслитель превратит, затем, в развернутую концепцию создания будущего центра мировой культуры на Алтае.

Следующее              значительное       художественно-публицистическое

произведение Г.Д. Гребенщикова - «Моя Сибирь» - является уже программным,    всесторонне        раскрывающим            его        «сибирскую

культурологическую идею». Содержание этой книги - это содержание тех лекций, которые мыслитель читал о Сибири, представляя ее как страну

91

великого будущего. Здесь он всесторонне обосновывает данную идею. Так, мыслитель считает не лишенной оснований гипотезу о том, что Алтай является прародиной человечества, «колыбелью человечества»: «Непрерывная и неизменная текучесть вод Алтая как бы подтверждает нам о том, что именно стала развиваться первая семья человеческого общежития, и именно отсюда, с южных и восточных склонов Алтая и с равнин Семиречья, стали растекаться по всему миру человеческие расы, подвергшиеся изменениям в зависимости от условий жизни в иных местах земного шара» [52, С.5].

В книге Г.Д. Гребенщиков еще раз формулирует главную цель своей «сибирской публицистики» — сознательное формирование ментальной матрицы будущего сибирского строительства, тем самым осуществление его начала, что является подтверждением высказанных нами ранее предположений о вере мыслителя в материализацию мысли: «Перед нами смелая и благородная задача: не только угадать будущее Сибири, но и наметить а, может быть, и начать его строительство. И если мы с верою пошлем наше желание на сто лет вперед о том, чтобы на далеком Севере, где-то за Полярным Кругом, были построены храмы и дворцы еще невиданной архитектуры — конечно же, они будут построены. Ибо брошенное нами семя мысли за сто лет прорастет и зацветет прекрасным садом. А так как сто лет в вечности - лишь один миг, то, значит, то, что мы желаем, уже построено, и нас лишь отделяет от него этот миг в сто лет. Даже самое человеческое бессмертие становится бесспорным, когда мы знаем, что через сто лет только что возникнет и начнется то, что мы сейчас начинаем строить мысленно. Разве не были когда-то только мыслями все те технические чудеса, которые мы ныне видим в Америке и во всем мире, и разве не живет рядом с нами дух тех творцов — строителей, которые впервые были осенены одной лишь творческой мечтой, ныне воплощенной в жизнь» [Там же,], «...Мы можем смело сказать, что с той минуты, как мы объединились на мечте о будущем Сибири, мы тем самым начинаем великую постройку новой страны

92

и новой культуры для тех новых людей, которых еще нет на свете, но которые придут на смену нам так же точно, как придет завтрашний день...И разве не великая из великих тайн и радостей сию же минуту начать жить и работать для этих будущих, родных нам поколений и, тем самым, обеспечить им не страшное наследие послевоенных разрушений, не жажду мщения и межнациональную вражду, а именно мечту всеобщего строительства прекрасной, новой, еще неведомой грядущей жизни, которую они уже сами будут укреплять и совершенствовать?» [Там же].

Созидании новой культуры на просторах Сибири, как утверждает мыслитель, даст благотворное соединение сильных сторон культуры аборигенов Сибири с достижениями культуры и цивилизации европейских народов: пригодится умение многих сибирских народов не бороться с силами природы, а жить с ними в гармонии и умение цивилизованных народов, «владеющих ключами для дальнейших извлечений тайных сил природы», использовать богатство сибирской природы на возвышение и облагораживание жизни. И тогда «травы и деревья воспоют славу Создателя. И каждая капля воды просто и легко зажжется огнем радости» [Там же, С.32]. Эта книга, также, как и «Гонец», написана мыслителем в мажорном, жизнеутверждающем тоне, в ней он указывает направление движения к новому сознанию для человечества, измученному бесплодною враждой и разрушающим неверием - создание нового центра культуры в Сибири.

Большое место в культуротворческой деятельности Г.Д. Гребенщикова занимает его книгоиздательская деятельность, осуществляемая им через издательство «Алатас». Издательство начало функционировать с 1924 года первоначально при Музее Н.Рериха в Нью-Йорке. Вице президентом книгоиздательства «Алатас» был избран М.М. Лихтман, сотрудник Музея и Института Объединенных Искусств, а директором-распорядителем был назначен - Г.Д. Гребенщиков. Материальное развитие издательства было крайне осложнено по причине всеобщего кризиса на книжном рынке. Тем не менее, несмотря на всю ограниченность в средствах, за три года было

;                                                                                               93

достигнуто многое. Выпущено было около десяти книг. Среди них: Г. Гребенщиков — три тома эпопеи «Чураевы» и «Былина о Микуле Буяновиче»; А. Ремизов - «Звенигород Окликанный»; Н. Рерих - «Пути Благословения» и «Сердце Азии»; перевод Е. Рерих писем Махатм - «Чаша Востока». В это же время шла подготовка к изданию других книг: Г. Гребенщиков - «Чураевы»,

*"               тома IV - VI; К. Бальмонт - «Линия Лада»; А. Ремизов - «Клятвенный

камень»; Н. Рерих - «Гонец достигающий» и Ю. Рерих - «Буддийские легенды» и др.

Многочисленные   печатные   отзывы   о   книгах   «Алатаса»   сделали

                издательству почетное имя, широко известное всему русскому читающему

миру в Америке и Европе. Спрос на книги Гребенщикова возрастал, особенно читатели требовали дальнейших томов эпопеи «Чураевы». Далее, по особому

«               соглашению,   состоявшемуся   17   марта   1927   года   между   корпорацией

«Алатас» и Г.Д. Гребенщиковым, книгоиздательство перешло в личное владение Гребенщикова и было перенесено из Нью-Йорка в пределы штата Коннектикут в закладывающуюся Чураевку. Как мы уже отмечали,  в планы

*               Чураевки входила всемерная помощь книгоиздательству «Алатас» в создании

и печатании книг. Главную же цель книгоиздательства Г.Д. Гребенщиков видел в работе на создание культуры будущего: «Идейные основы наших заданий следующие...создавать и печатать книги отражающие утверждение, оздоровление и укрепление жизни человеческой» [93].

Таким образом, подводя итог основных направлений культуротворческой деятельности Г.Д. Гребенщикова, можно констатировать, что вся она отличается единством идей, единством целей и методов их

,                  осуществления и характеризуется желанием мыслителя активно влиять на

процесс созидания культуры будущего.    В основе всей его деятельности

'^               лежит его убеждение в реальности материи мысли, что   делает возможным

созидание матрицы будущего через культурно-просветительскую работу. Анализ культуросозидательной деятельности мыслителя подтверждает основные положения его культурологической     концепции:  культура,  как

94

иерархическая система духовных ценностей и смыслов, представляющая собой поле существования и совершенствования человеческого духа; культура — это творческая направленная деятельность, обеспечивающая создание, сохранение и функционирование ценностей и смыслов.

§2. Деятельность Г.Д. Гребенщикова по реализации культурно-преобразовательных планов Рерихов.

Далее мы обратимся к рассмотрению еще одного аспекта культуротворческой деятельности Г.Д. Гребенщикова, который связан с деятельностью семьи Рерихов. Необходимость обращения связана с появлением в последние годы публикаций, основанных на изучении новых архивных материалов, раскрывающих геополитический и планетарный характер деятельности Н.К. Рериха: дневник З.Г.Фосдик [204], работы В.А. Росова [169, 170], и М.Л. Дубаева [102]. По данным публикациям и, в особенности, по публикациям В.А. Росова, вырисовывается концепция о существовании некоего «Мирового Плана» Рерихов по переустройству мира с целью возвращения человечества на пути космической эволюции. Этот план включал в себя грандиозные свершения: оживление пустынь, создание государства в Евразии, объединение достижений американской цивилизации и духовности русской культуры, объединение усилий передовой части человечества и космической Иерархии. Эти действия должны были привести, по замыслу авторов, к созданию новой культуры духа, поскольку, культура здесь также главное средство для спасения человечества от окончательного самоистребления и для возврата на пути сужденного развития.

В среде научной общественности публикации В.А.Росова вызвали неоднозначную реакцию: от полного одобрения до полного отрицания. Исследования ученого свидетельствуют об участии Г.Д.Гребенщикова, как ближайшего сотрудника Н.К.Рериха, в работе по осуществлению данного Плана.    Мы, однако, не    имея    веских оснований ставить под сомнение

95

результаты данных исследований, не можем проигнорировать их, поскольку, в противном случае, наше диссертационное исследование заранее было бы неполноценным, а потому, в порядке создания рабочей гипотезы, мы проведем интерполяцию полученных нами ранее результатов по реконструкции культурологической концепции мыслителя на его деятельность    по разработке и осуществлению «Мирового Плана».

Вначале проанализируем личные взаимоотношения Н.К. Рериха и Г.Д. Гребенщикова, история которых началась с осени 1923 года, с момента их знакомства в Париже [170,С79]. Вся дальнейшая деятельность Гребенщикова свидетельствует (как уже отмечалось выше), что умом и сердцем он принял религиозно-философскую доктрину Востока, изложенную Николаем Константиновичем и Еленой Ивановной в беседах в Париже, а затем и в письмах из Нью-Йорка. В.А. Росов, ссылаясь на архивные данные, приводит свидетельства, что Г.Д. Гребенщиков получал указания от Махатм через Е.И. и Н.К. Рерихов, что первого января 1924 года, будучи в Гималаях, Елена Ивановна записала в Дневник поручение, переданное ей Учителем для Гребенщикова, в котором прямо указывалось на особую роль Григория Дмитриевича в деле строительства культуры на Алтае. Сразу же Гребенщикову были выделены необходимые средства для переезда из Европы в США, потому что именно там начала собираться группа сотрудников Рериха, готовясь к экспедиции на Алтай. Г.Д.Гребенщиков получил эзотерическое имя «Тарухан».

И в дальнейшем Г.Д.Гребенщиков задавал Учителю Мории вопросы через Рерихов и получал ответы. Гребенщиков сам издавал «Письма Махатм» и многие книги Живой Этики. Эти факты позволяют нам предположить, что Гребенщиков был сознательным участником «Мирового плана».

Согласно В.А. Росову взаимоотношения Н.К. Рериха и Г.Д. Гребенщикова определяются как отношения Учитель-Ученик. То есть Учителем  на Земле у него был  Н.К. Рерих [См., например, 170, С.79,102].

96

Согласно указаниям Живой Этики он вел дневники для точной самоиндентификации, в которых анализировал каждый прожитый день, названных им «Летопись Тарухана» [См. 170, С.247].

Ведение дневников, письменных самоотчетов и фиксации того, в какой мере в течение дня удается осуществлять осознанное пребывание в мире, рекомендуется многими традициями, и Живая Этика в этом отношении не исключение. Для человека, ищущего реального преображения своей сущности, точная самоидентификация является насущным требованием, поскольку прежде, чем начать совершенствование и выработку жизненных стратегий, необходимо с предельной ясностью осознать, что же представляет собой человек вообще, то есть какова структура Микрокосмоса с точки зрения Учения, и чем же ты являешься, в частности. Понимание этого достижимо лишь в кропотливом, систематическом и предельно бескомпромиссном анализе всех качеств, обладателем которых является человек.

Взаимоотношениям Учителя и Ученика посвящены многие фрагменты текстов Живой Этики. Вот лишь два из них, описывающих существо духовного руководства: «Учитель дает указания в пределах дозволенного. Он возводит ученика, очищая его от ветхих привычек. Он предостерегает его от всяких видов предательства, суеверия и лицемерия. Он накладывает испытания видимые и тайные... Ученик избирает себе Учителя. Он почитает его наравне с Высшими Существами. Он верит ему и приносит ему лучшие мысли. Он охраняет имя Учителя» [Агни Йога, §103]. «Открытый, устремленный к новому сознанию, желающий познания, неустрашимый, правдивый, преданный, зоркий на дозоре, трудящийся, чуткий приближается ученик к Учителю» [Там же, §125].

Через личное общение, а чаще через письма, Г.Д. Гребенщиков получал руководство со стороны Рерихов. Помимо задач личного совершенствования, он выполнял и общие задачи, которые ему поручались решением       Нью-Йоркской   общины.   Главным   образом       это   -   его

97

просветительская деятельность, задачей которой было - влиять на сознание соотечественников и американские круги через издательскую, лекционную и литературно-публицистическую деятельность, содержание которой мы рассмотрели выше.

Однако, факт ученичества Г.Д.Гребенщикова у Н.К. Рериха осложнен несколькими обстоятельствами: Гребенщиков начал творчески подходить к задачам, поставленными перед ним. Так, он самостоятельно принял решение о создании русской деревни-общины «Чураевка» и организации там «кооператива творческих людей» [См. об этом §3 второй главы данного исследования]. Тем не менее, эта его инициатива получает одобрение Н.К.Рериха. В качестве гипотезы, можно предположить, что в данной ситуации мы получаем подтверждение гибкости отношений Ученик-Учитель, которые допускают личное творчество Ученика. Об этом есть утверждения в Живой Этике: «Ученик избирает себе Учителя. Он почитает Его наравне с высшими существами. Он верит Ему и приносит Ему лучшие мысли. Он охраняет Имя Учителя и начертает Его на мече слова своего. Он являет прилежание труда и подвижность подвига. Он встречает испытания как свет утра и устремляет надежду на затвор следующих врат» [ Агни Йога, §103]. «Пусть знают, что указ неотменяем. Проще нужно следовать, соединяя самодеятельность с сотрудничеством. Искажение указа подобно поезду, сошедшему с рельс. Лучше не принимать даров, нежели исказить волну» [Там же, §278]. «Мы не говорим, что люди должны возложиться на Учителя. Наоборот, Мы советуем лучшую самодеятельность, но внутри сердца будет теплиться лампада любви. Только тогда засветится ответный Огонь». «Значение важно, не форма. Самодеятельность важнее всего» [ Там же, §284]. «Малоразвитый ум всегда спотыкается о кажущееся противоречие. Он не может совместить Иерархию с находчивой самодеятельностью» [Сердце, §325]. Этот факт отмечают и современные ученые: "Указ всегда только наполовину исходит от Учителя, другая половина должна быть добавлена самим сознанием ученика» [Цит. по 24, С.34].

98

Еще одна сторона взаимоотношений Г.Д.Гребенщикова и Н.К. Рериха представляет интерес для нашего исследования. Речь идет об отношении их к Православию. В целом, как мы установили в данном диссертационном исследовании, что Г.Д.Гребенщиков принимал Православие в его глубинном мистическом (эзотерическом) толковании. Однако, он признавал также и относительную ценность обрядовой (внешней) стороны христианства. В построении своей концепции культуры мыслитель обращается к опыту русских подвижников, использовавших мистическую практику христианства для реального достижения благодати Божией, то есть для достижения реального Богообщения.

В 30-х годах появляется критика Н.К. Рерихом православного уклона Г.Д.Гребенщикова, проявившегося в его статьях, выступлениях на радио [См. например, 155, С.518], вместо синтетического подхода, сформулированного им в ранних статьях и выраженного, например, в его книге «Гонец».

В чем суть разногласий, с точки зрения концепции культуры Г.Д. Гребенщикова? По нашему мнению, объяснение этому заключается в следующем: опираясь на свой опыт общения с русской эмиграцией мыслитель убедился в невосприимчивости ее к идеям Живой Этики. Понимание этого привело его к необходимости сделать поправки в своей просветительской деятельности: он начал строить свою культуротворческую деятельность, делая акцент на преемственности в культурном строительстве с деяниями отцов, и трактуя идею возрождения России и построения новой культуры духа в общепринятых определениях, понятиях и терминах, что делало его статьи, книги, лекции более понятными тысячам соотечественников. В этом действии у него не было отказа от прежних взглядов, поскольку, как мы показали выше, он принимал эзотерическую концепцию единства всех мировых религий, и именно поэтому ему пришлось теоретически провести разработку платформы для данного синтеза, что мы уже раскрыли в предыдущих главах. Возможно, именно поэтому,      его   идеи   были   широко   подхвачены   русской   эмигрантской

I                                                                           99

;                  молодежью.   Так,  создание  им   очага  русской  культуры   в  Чураевке   на

Помпераге, стало началом целого движения по созданию подобных общин (известна, например, Харбинская Чураевка и др. [См. об этом 102]).

Н.К. Рерих, как мировой лидер (Вождь) [см. об этом ниже] и «Посланник», обязан был    быть более последовательным    в выполнении

*                 «Мирового Плана». И потому,     в контексте рассматриваемых событий, критика    Рерихом         гребенщиковского     «Православого     уклона»     не представляется нам    как    отрицание   им   Православия. Согласно данным В.А. Росова, Н.К. Рерих готовился стать Вождем не только русского народа,

j

*                  но и многих азиатских народов, исповедовавших буддизм. Возможно, именно это ставило его в более либеральную религиозную позицию, не позволявшую ему проповедовать  какую-либо одну из религий.

*                      Опираясь на упоминавшееся уже выше исследование Л.Л. Штудена [См. 219],    мы    предполагаем,    что        задачу    единства    Религий    в    новом

[                  многонациональном государстве (согласно «Мирового плана») легче   было

провести через восточные религии,   например, буддизм.     Возможно, здесь

%               применим вывод Л. Л. Штудена о том, что  «религиозный ритуал, также как

Идея личного Бога, служит организующим и центрирующим началом «локальной» культуры, но он не может служить средством для объединения разных культур» [219, С. 116].

Таким образом, если статус мирового Вождя обязывал Н. К. Рериха быть последовательным в выполнении задач Мирового Плана, то Гребенщиков же, на наш взгляд, более был занят проблемой возрождения русской культуры. Поэтому, акцент в создании новой культуры духа он делал на очищенное от

,                  богословских искажений христианство, понимаемое им как «Единая Религия

Любви».

Исходя  из  изложенного  можно заключить,  что  противоречия  между

Н.К.Рерихом и Г.Д.Гребенщиковым в вопросе отношения их к Православию

являются    не противоположными    и взаимоисключающими позициями, а позициями, обусловленными разным уровнем их миссии в выполнении Плана

100 и различными тактическими задачами, которые им приходилось решать.

Исследования В.А. Росова дают основания для предположения о том, что концепция возрождения культуры Г.Д. Гребенщикова включает в себя положение о ведущей роли Вождя, как избранника Высших Сил, осуществляющего выполнение важнейшей миссии по переустройству жизни.

По данным В.А. Росова, концепция о Вожде была изложена в Живой Этике: «...весной 1934-го Н.К. Рерих привез с собой из Индии рукопись «Напутствие Вождю». Она была собрана Е.И. Рерих. Текст, составленный из отдельных параграфов, целиком посвящался мировой роли Водительства и роли Вождя, который «даст новые пути» [См. об этом 170]. Книга предназначалась для избранного круга лиц и руководителей Рериховских обществ. Для того, чтобы они смогли вместе с Рерихами осознать грандиозный План переустройства жизни.

Наше исследование подтверждает, что Г.Д.Гребенщиков признавал космическое избранничество Н.К.Рериха. Об этом свидетельствуют его многочисленные публикации и письма. Например, в статьях «Протестую» и «Ноев ковчег» мыслитель прямо называет Рериха космическим избранником, «Ноем нашего времени, «великим пророком современности», пришедшим, чтобы «собрать годных к эволюции и повести их на создание новой культуры духа»? [51, 84, 91]. То, что Мировым Вождем являлся русский Рерих для Г.Д. Гребенщикова было, одновременно, и фактом гордости, и фактом, подтверждающим мессианское избранничество России Космической Иерархией.

Осуществление грандиозных планов переустройства культуры, по утверждению авторов Агни Йоги, возможно только при наличии Вождя -посланника Иерархии, который становится своеобразным энергетическим фокусом, через него осуществляется руководство и помощь Высших планов Космоса. Главная задача Вождя - не утерять связь с Высшим (с Иерархией). «...При Водящей Руке можно было сделать многое для будущего».. [139, С.1].

101

Духовный Вождь, по концепции авторов Живой Этики, [мы предполагаем, что это положение разделял и Г.Д. Гребенщиков] является необходимым условием успешного развития народов: «Сами видите, как нарастают народы, утвердившиеся на Водителе. Сами видите, что нет иного пути. Так нужно осознать звено Иерархии. Не нужно быть близорукими» [Там же]. Роль высокодуховной личности в истории и в развитии культуры в рассматриваемой концепции Вождя абсолютизируется: «Благосостояние народов складывается около одной личности. Примеров тому множество во всей истории, в самых различных областях. Многие отнесут это несомненное явление к личности, как таковой. Так поступают близорукие, но более дальновидные понимают, что такие собиратели не что иное, как мощь Иерархии» [Там же]; «Иерархия избирает фокус, на который можно устремлять ток. Кроме того, личность этого порядка обладает осознанным или неосознанным огнем, делающим общение легким» [Там же].

Вождь, избранный Иерархией, качественно отличается от «политических вождей» современности: он получает это право и ношу по космическому закону. Он является человеком, достигшим определенного высокого уровня духовного развития, и обладает целым рядом необходимых качеств, позволяющих ему осуществить свою миссию. Главные из них: высокий уровень нравственности, отрешенность от эгоизма, полная самоотдача и полное служение Общему Благу. Вождь «...не огорчается клеветою, но умеет применить каждое слово. Он неподкупен, ибо не собирает земных богатств. Он знает значение звука и цвета, как врач сердец человеческих. Он умеет радоваться Истине, но отвергает иллюзию. Так, путь Вождя - путь Правды» [Там же, §1].

Право быть Вождем дается по праву духовных достижений: «Ничто нечистое не получит Общения, потому Символ Вождя должен быть знаком чистоты сердца. Не только в действии, но в мыслях Вождь несет благо народам, он знает, что ему поручено принести чашу полную, он не теряет пути в блуждании, он не расплескает доверенную чашу - так понятие Вождя

102

есть знак Будущего » [Там же §4]. Именно такие качества по Г.Д. Гребенщикову были присущи и Н.К. Рериху [ см. статьи «Держава Света», «Протестую», «Ной нашего времени» и др.]

По свидетельству В.А. Росова, несмотря на наличие мирового Вождя, каковым являлся Н.К. Рерих, осуществить План, однако, не удалось. По утверждению авторов Живой Этики для успешного осуществления преобразований, помимо наличия устремленного к Общему Благу Вождя, «необходимо и другое качество со стороны самого народа - нужно доверие и сознание силы. Нужно это качество как звено огненной машины» [Там же]. Но, видимо, исходя из рассматриваемой концепции культуры, этого качества и не хватило русской эмиграции, как ведущей силы, в планировавшихся масштабных преобразованиях, не сумевшей до конца понять и оценить космическую миссию Рериха.

Обратимся далее к выявлению культурологического смысла деятельности Г.Д. Гребенщикова по претворению «Мирового Плана» в жизнь. В публикациях З.Г. Фосдик и В.А. Росова высказывается мнение о том, что у Рерихов существовал «Мировой план», (авторы его - Иерархия Света и Рерихи), в основе которого лежала идея об объединении народов Азии в единое государство, территорией для которого, согласно «Мировому Плану»,    была выбрана Евразия.

Если допустить, что факт существования «Мирового Плана» имел место, то как можно объяснить идею создания отдельного независимого государства, исходя из реконструируемой нами культурологии Г.Д. Гребенщикова? Как мы уже отмечали, согласно концепции кризиса культуры Г.Д. Гребенщикова ни западный мир, ни Америка, ни СССР не представляли собой государства, которые можно было целиком повернуть в направлении создания новой культуры духа. Однако, по Гребенщикову, новую культуру можно создать только в масштабе целого государства [См. например, об этом 79]. Создание новой культуры духа позволило бы человечеству ассимилировать новые созидательные энергии Космоса, необходимые для

103

осуществления возврата человечества на пути космической эволюции, как то  утверждает Живая Этика.

Согласно В.А. Росову авторы Плана, разрабатывая основные принципы нового государства, полагали, что административное управление новым государством должен был осуществлять его глава. Столицей  государства должен был стать Звенигород, выстроенный на русском Алтае (на территории нынешней Усть-Коксинской долины [См. 170, С.115]). «Союз Востока начнется в Сибири в виде частного общества» [169, С.26]. Эта идея, как мы отмечали выше, в целом разделялась Г.Д. Гребенщиковым.  Согласно данным В.А. Росова, принцип общины ставился в самое основание государства, что также согласуется с взглядами Г.Д. Гребенщикова: как мы отмечали во второй главе, новое государство по планам Гребенщикова, так  же планировалось создавать на идеях Общины-Братства.

Можно предположить, что именно из выполнения задач «Мирового  Плана» берут начало многочисленные публикации мыслителя о будущем строительстве на Алтае (см., например, упоминавшуюся уже, его книгу  «Гонец», изданную «Алатасом» в 1928 году). И, соответственно, евразийские идеи Г.Д. Гребенщикова, тогда, возможно, имеют прямую связь с рериховскими планами.

Некоторые характеристики нового государства по Гребенщикову мы уже отмечали. Так, мыслитель не принимал демократическое государственное устройство, разоблачая его лживость. В качестве  положительного примера он приводил египетское государство, «просуществовавшее без войн и потрясений 900 лет» [79]. Поэтому, говоря о создании государства в Сибири, он прямо поясняет: главная цель его — создание государства на религиозных основах (что, по нашему мнению, давало возможность установления духовных доминант в культуре в масштабе страны и осуществления творческого построения форм социума, соответствующих им). Мыслитель пишет, что новое государство должно представлять собой «новое Братство Парсифаля, рыцарски очищенное от

 104

западного эгоизма и движимое истинной идеей духовного строительства», «речь идет о создании какого-то рыцарского ордена, для того, чтобы преуспеть в обновлении и просветлении нашей Родины» [Там же]. В результате реконструкции взглядов Гребенщикова мы делаем вывод, что приемлемым для него государственным устройством могло стать только  «Богоправительство», то есть правительство во главе с Вождем, имеющим непосредственную связь с Иерархией.

Для заселения пустыни в рериховском проекте требовались люди. По подсчетам требовалось «10 миллионов «отборных людей», чтобы в «Новой  Стране» обрабатывать землю и сеять хлеб. Каков же предполагался национальный состав населения? Из статей Гребенщикова можно заключить, что «отбор» предполагался по религиозному (идейному) принципу: главной  движущей силой в созидании новой культуры духа должен был стать русский народ [Там же]. Но совместно с ним в этой работе должны были участвовать и «миролюбивые соседи» (монголы, алтайцы, калмыки, буряты, татары и небольшая часть китайцев и тибетцев) и «идейные» представители  других наций, способные понять большую идею и воодушевиться ею [Там же].

Особое значение в выполнении Мирового Плана отводилось русской эмиграции. Гребенщиков, как мы писали выше, выполнял просветительскую и агитаторскую функцию, возможно в рамках Плана, совершая многочисленные поездки с лекциями по русским колониям эмигрантов в Америке (напомним, что главная тема его выступлений - «Сибирь - Страна великого будущего»).

Возможно, что вначале, именно в качестве ментальной подготовки начатого космического переустройства, осуществлялась вся просветительская деятельность Нью-Йоркской общины, в том числе и  деятельность Г.Д. Гребенщикова: издавались книги, публиковались статьи, читались лекции. Предназначались они, главным образом, для русской эмиграции - как главной движущей силы «Мирового Плана».

105

Исходя из контекста данной главы диссертационного исследования, можно сделать предположительный вывод о том, что в культурологии Г.Д.Гребенщикова (как участника по воплощению «Мирового Плана») одним из основных положений является представление о культуре как синтезе взаимодействия субъективных и объективных факторов. Согласно этому положению, культура является продуктом усилий не только человечества, но и Космической Иерархии - Иерархии Света. Данный вопрос является одним из основных в Живой Этике, однако, на сегодняшний день остается мало проработанным в академической науке, несмотря на значительное количество диссертаций, посвященных наследию Рерихов и Живой Этике. Большее развитие он получил, в основном, в неклассических научных разработках [См. публикации  Международного Центра Рерихов].

Известный рериховед Л. Шапошникова, например, пишет, что «вряд ли сейчас уже можно отрицать существование одухотворенного Космоса, в котором энергетические сущности, достигшие высоких ступеней эволюции, играют важнейшую и целенаправленную роль». К «субъективным» факторам она относит субъектов Космической эволюции, которых Живая Этика называет «Иерархами Света». «Деятельность Космических Иерархов, участвующих в эволюции человечества, проявляется в первую очередь в области Культуры, которая как самоорганизующаяся система духа является энергетическим сердцем этой эволюции. Воздействия подобного рода можно проследить в истории человечества с древнейших времен и по сегодняшний день. Культурные герои первых мифов и легенд, мудрецы, учителя, анонимные и исторические, религиозные наставники и, наконец, создатели духовно-этических учений - все они были связаны с Космическими Иерархами и сами в ряде случаев являлись субъектами Космической Эволюции, т.е. теми, кто сознательно воздействовал на эволюцию человечества» [217, С.6]. Согласно исследований В.А. Росова, геополитическая и культурологическая деятельность Рерихов, как и Г.Д. Гребенщикова, предстает как свидетельство такой связи    с Космической

106 Иерархией.

В Учении Живая Этика, в книге "Иерархия", указывается, что многообразная жизнь Космоса с его эволюцией и стройным порядком мироздания осуществляется при помощи миллионов "Иерархов" различных ступеней. Связь с Иерархией - как необходимое условие процветания Культуры: «Устремление к Иерархии создаст ту культуру, о которой много говорится. Мертвы те, кто мнят, что посредством земной Майи могут создать твердыни!» [Иерархия, §146].

Как отражается в земной истории деятельность космических субъектов? В XIX веке Т. Карлейль писал о великих людях: "... всемирная история -история того, что человек совершил в этом мире, есть, по моему разумению, в сущности, история великих людей, потрудившихся здесь на земле. Они, эти великие люди, были вождями человечества, воспитателями, образцами и в широком смысле творцами всего того, что масса людей вообще стремилась осуществить, чего она хотела достигнуть... История этих последних составляет, поистине, душу всей мировой истории» [118, С.6].

Почему Космическая Иерархия, а потом Рерих и его сотрудники (в том числе и Гребенщиков), делают ставку в деле спасения человечества от тотального кризиса на творческое создание новой культуры духа? С концепцией культуры Г.Д. Гребенщикова согласуется следующее объяснение: «Энергии, которые в результате сложнейших обменных процессов, идущих в Космосе, приближаются сейчас к Земле, могут выполнить свою позитивную роль, лишь пройдя или соприкоснувшись с полем Культуры, где сосредоточен высокий духовный потенциал, необходимый для принятия такого рода энергий...Энергии, приблизившиеся к земле, но не встретившие на своем пути соответствующей духовно-энергетической структуры, способные пропустить их через себя, чтобы снизить их напряжение, могут обрести разрушительный характер» [217,С7].

Какой же культурологический смысл можно найти в рассматриваемых событиях, исходя из культурологической концепции Г.Д. Гребенщикова?

107

Действия по воплощению «Мирового Плана» представляли собой, согласно культурологии Гребенщикова, историческую возможность по повороту человечества на пути космической эволюции при ведущей роли России. Многое свершилось, и состоялось то, о чем свидетельствует концепция Г.Д. Гребенщикова: была выстроена цепь: Иерархия - Вождь - Народ, была развернута колоссальная деятельность по объединению русских эмигрантов и народов Азии и Америки. Но план остался не воплощенным, не поддержанный русской эмиграцией, была упущена историческая возможность духовного оздоровления планеты.

Несмотря  на  неудачу  Г.Д.   Гребенщиков   был   уверен,   что      идеи строительства новой духовной культуры рано или поздно осуществятся.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Понятие «культура» предполагает наличие некоего единства в огромном количестве фактов, явлений, действий, процессов, составляющих поле культуры. Такое единство нами обнаружено в культурологических взглядах Г.Д. Гребенщикова, которому удалось создать актуальную и весьма оригинальную культурфилософскую концепцию, синтезировавшую в себя многие направления отечественной философии, религии, науки.

Несмотря на то, что Г.Д. Гребенщиков был мыслителем глобального масштаба, он не оставил после себя достаточно систематизированного изложения своих взглядов. Анализ его работ позволяет реконструировать взгляды философа по основным направлениям, а также выделить ядро его культурфилософской концепции. Проведенное исследование дает возможность прийти к следующим выводам.

1.Становление философских воззрений Г.Д.Гребенщикова происходило под влиянием целого ряда факторов. Основным содержанием первого периода явилось воспитание умственного настроя и душевной натуры будущего мыслителя при преобладании общекультурного воздействия: семьи, специфических для Сибири  социальных и   природных  факторов, а

108

также под воздействием педагогических факторов и при влиянии сложнейших условий социокультурного развития России конца XIX - начала XX веков.

Все эти факторы, в сочетании их с его индивидуальными природными задатками и особенностями личности, закладывают основы мировоззрения Г.Д.Гребенщикова. Вынесенная мыслителем с детских лет глубочайшая неудовлетворенность пошлостью и лживостью общественной жизни и свойственная ему духовная жажда сформировали в нем напряженное устремление к отысканию основных Законов Бытия и пробудили в нем страстное стремление к активным действиям по преображению жизни и человека.

Присущая мыслителю способность мистического прозрения истины стала основой для развития метафизической составляющей его будущей культурологической концепции.

Влияние своеобразной социокультурной среды в Сибири с ее многонациональным       составом,       множеством              вероисповеданий,

своеобразными преданиями, легендами, с ее свободолюбивым народом, не испытавшим крепостного права, влияние народнической идеологии, влияние сибирского ученого Г.Н. Потанина с его областническими идеями, а также особый благодатный строй Алтайской природы - все эти факторы стали фундаментом       в       формировании       первоначальной              историко-

культурологической концепции как синтетического сплава позитивных идей, казалось бы, разновекторных культурно-исторических традиций.

Г.Д.Гребенщиков исходил в своем творчестве из сознательной установки на преодоление пессимизма, свойственного, по его словам, русской литературе, и этим «накликавшая многие беды». Он искал оптимистические пути возрождения и обновления общества. Это во многом определило направление деятельности Г.Д. Гребенщикова на первом этапе - посредством искусства и культуры в целом просветить, облагородить и возвысить человека, пробудить в. нем духовные устремления, жажду осмысленной

109

жизни. Задуманное было    им осуществлено в целом ряде общественных, научных и художественных начинаний.

В начале-середине 20-х годов начинается второй этап становления культурологической концепции Г.Д.Гребенщикова. Мыслитель совершает вынужденную эмиграцию, это позволило ему воочию ознакомиться с кризисным состоянием западной культуры. Примерно на это же время приходится его знакомство с теософским учением, а затем и с Учением Живой Этики, что послужило импульсом для мистических прозрений мыслителя. Он безоговорочно принимает основы этих Учений, синтезируя их с первоначальной историко-культурологической концепцией. Культурологическая концепция Г.Д. Гребенщикова второго периода приобрела глобальный космический смысл и общечеловеческую направленность.

Таким образом, основаниями философии культуры Г.Д.Гребенщикова являются совокупность социальных, природных и культурных компонентов окружающей действительности, оказавших формирующее воздействие на становление личности и взглядов философа, а также и его собственные воззрения на бытие мира, общества и человека, гармонично вошедшие определенными гранями в саму культурфилософскую концепцию.

2. Выделены особенности понимания Г.Д. Гребенщиковым проблем культуры, которые выделяют его из среды русских философов:

Во-первых, Г.Д.Гребенщиков был христианским религиозным философом, однако, основным стремлением для него стало не разведение различных религий, но их сближение через последовательное провозглашение и проведение в жизнь своих универсалистских концепций. Во-вторых, если русская религиозная философия больше всего занята темой человека, его судьбы и путей, и уже после культурой, как проблемой производной, то Г.Д.Гребенщиков, наоборот, начинает и заканчивает свои философские рассуждения культурой, считая ее ключом и к пониманию самого человека.

 ПО

Основные итоги проведенного исследования по реконструкции культурологической концепции Г.Д. Гребенщикова сводим к следующему:

1. В реконструированном виде взгляд мыслителя на культуру формулируется в нескольких аспектах: деятельностно-эволюциоином, духовно-ценностном, энергетическом. В контексте деятельностно- эволюционнного подхода культура - это творческая направленная деятельность людей по совершенствованию человеческого духа, с целью осуществления эволюционного развития человечества на земном плане и достижения каждым индивидуумом богочеловеческой стадии.

 Данное определение культуры в гребенщиковской концепции можно интерпретировать, также, в духе энергетического мировоззрения, изложенного Живой Этикой. Культура представляет собой духовно- энергетическую структуру, через которую осуществляется прием и трансмутация космических энергий и передача их далее по  соответствующим космическим   каналам.

В самом общем смысле структуру духовно-энергетического поля  культуры составляют: аксиологическая сфера (система ценностей и смыслов), формы социума, а также направленная деятельность. Эта структура (как система) иерархична. На вершине пирамиды - аксиологическая сфера, в центре ее - высший доминирующий смысл культуры, определяющий иерархию смыслов и ценностей культурной системы.

Внизу пирамиды — формы социума, соответствующие осуществлению главного смысла культуры и поддерживающие необходимое материальное обустройство жизни.

Такое понимание культуры приводит к различению понятий «культура» и «цивилизация». Первое включает в себя аксиологическую сферу, как сферу бытования духа, второе представляет собой лишь внешнее, материальное обустройство жизни.

Г.Д. Гребенщиков, исходя из своей концепции культуры, выделяет понятие «антикультуры»: все, что соответствует - «осуществлению духовной

Ill

эволюции человечества» как сущности культуры - смыслы, ценности, формы социума, деятельность и т.д., - относится к понятию «культура». Все, что не соответствует духовной эволюции, удаляет от нее, противостоит ей -является «антикультурой».

По гребенщиковской концепции культуры духовная эволюция человека (человечества) осуществляется через нравственное совершенствование.         Интегральным         показателем         достигнутого

эволюционного уровня каждого отдельного человека является уровень его сознания (эта эзотерическая концепция Живой Этики разделяема мыслителем). Поэтому можно определить, что духовная эволюция человека осуществляется через совершенствование его сознания (очищение, расширение, просветление). Другим показателем эволюционирующего человека (как и показателем наличия жизнеспособности культуры) является стяжаемая им благодать («психическая энергия», основная жизненная энергия, основа всякого творчества) по концепции мистического христианства.

Г.Д.Гребенщиков осуществляет в своей концепции культуры синтез эзотерических положений Живой Этики и мистического христианства на основе единства мистических учений (истинных религий). Ктегория «сознание» предстает у него как результирующая процесса самосовершенствования человека, а потому, мистическая практика христианства - для него как частная составляющая этого процесса, как один из возможных путей совершенствования сознания.

Источником главных смыслов и ценностей для Гребенщикова является религия, что делает ее структурообразующим началом всякой культуры. В понимании религии мыслитель акцентирует ее трансцендентное начало -мистическую часть религии, осуществляющую реальное восстановление связи с Богом, а культура, в таком случае, является духовно-энергетической структурой для поддержания этой связи и обеспечения духовной эволюции человека.

112

2. Согласно своей философии культуры Г.Д. Гребенщиков выстраивает концепцию   кризиса   культуры.   Кризис   культуры,       по   Гребенщикову, происходит в случае, если утрачивается истинная вера (искажаются чистые основы     религии),     вследствие     чего     происходит     утрата     главного доминирующего духовного  смысла как     основного системообразующего начала духовно-энергетической структуры   культуры.   Далее, как показано мыслителем   на  примере   западной   и   советской   культуры,   происходит неизбежный процесс подмены главного духовного смысла материальным (постоянно богатеть). Подмена высшего духовного смысла жизни (главного доминирующего смысла культуры) на смысл более низкого (заземленного порядка) приводит к разрыву энергетической связи с Источником Жизни. В результате утрачивается энергия, которая нисходит к человеку из высших уровней Космоса  (от  сверхсознательных уровней  Ментальной матрицы культуры, по Л.Л. Штудену [См. 219]). Вследствие этого культура теряет жизненную   силу   и   в   ней   складывается   ложная   иерархия   смыслов   и ценностей, искажающая основы существования социума, что приводит к проявлению   многочисленных   симптомов   разрушения   во   всех   сферах человеческого и природного бытия и, в конечном счете,   к   разрушению самого человека.

Подмена духовного доминирующего смысла культуры сугубо земным смыслом лишает культуру (и человека) притока духовной жизненной энергии, необходимой для духовной эволюции человека и совершенствования самой культуры. В результате утраченного духовного смысла жизни (Основного Закона Жизни, по Гребенщикову) происходит подмена целей жизни средствами жизни, и жизнь человека замыкается на плоско-материальном уровне. Происходит разрыв с трансцендентным, с Богом, с космической Иерархией.

3. Важное место в концепции Г. Д. Гребенщикова занимает Концепция Русской    идеи.    Как    отмечалось,    Гребенщиков    использует    в    своей культурологии концепцию глобального эволюционизма, считая эволюцию

 113

человечества звеном в эволюции всего Космоса. Он принимает, также, концепцию Живой Этики о наступлении переломного этапа в эволюции Космоса и отпадения от нее человечества. Мессианскую роль возвращения человечества на сужденные пути эволюции Г.Д. Гребенщиков определяет России. Им разработан вариант Русской идеи, в котором он синтезирует  интуиции русских мыслителей XIX — начала XX века - создателей Русской идеи (Славянофилов и их последователей), с положениями эзотерических Учений: теософским и Живой Этикой.

Россия получила космическую мессианскую роль, согласно его  концепции, во-первых, по Закону Жертвы [См. Листы сада Мории, ч.1 «Книга о Жертве»], по закону Кармы. Во - вторых, русская культура давно стала достоянием всемирным, и, в - третьих, Россия, несмотря на все постигшие  страну и народ потрясения, сохранила в своей культуре высокие идеалы (духовные ценности и смыслы, трансцендентные устремления, а, значит, сохранила еще высшую энергетику культуры), что делает ее способной для ассимиляции новых космических энергий, приближающихся к планете Земля.  И, в четвертых, русский народ сохранил принципы общинного жития, являющиеся эволюционными принципами построения культуры, согласно Живой Этики.

 Г.Д. Гребенщиков не идеализирует русский быт и русский народ в целом. Русский народ выработал высокие культурные ценности, считает мыслитель, но для выполнения космической миссии ему необходимо перевоспитать отрицательные черты национального характера, избавиться от темных сторон своего быта.

 Согласно гребенщиковской концепции Русской идеи, русский народ должен был выполнить свою миссию по возврату человечества на эволюционный путь через создание новой культуры духа. Мыслитель разрабатывает программу ее создания и осуществляет направленную деятельность по ее воплощению.

Действия по созданию новой культуры духа, разрабатываемые     Г.Д.

114

Гребенщиковым, в основе своей реально-жизненные. В них выделяются два аспекта, сливающиеся в единое русло. Первый аспект включает в себя принцип преемственности, опору на традиции отцов, возврат к подлинной вере, «оцерковление» жизни, нравственное совершенствование, устремление к Богу, личное нравственное очищение. Г.Д. Гребенщиков апеллирует к мистической сути христианства, благодаря которой возможно осуществление  истинного преображения человека.

В качестве модели возрождения культуры по первому аспекту Г.Д.Гребенщиков берет опыт духовного строительства русского христианского подвижника С. Радонежского. Осуществляя реконструкцию культурологических взглядов Г.Д. Гребенщикова, можно сформулировать следующее объяснение действия этой модели. В ней заложен «энергетический механизм» возрождения культуры, основанный на реальном достижении благодати Божией как преобразующей человека энергии. Эта благодать, как подлинная жизненно-творческая энергия, приобретается подвижниками посредством христианской духовной практики. Затем сказывается ее действенное, преобразующее влияние на всех и вся. Духовное делание одних становится вдохновенным примером для тысяч других людей. Стяжаемая подвижниками Благодать Святого Духа позволяет им реально преобразить свою человеческую сущность и осознать существование иного Высшего Мира, реально осознать относительность материальных ценностей и жизненных невзгод, и познать истинный смысл жизни человека, согласно замысла Бога. Это осознание помогает им, как писал И.А. Ильин, приобрести смирение, помогает воспитывать в себе духовную стойкость характера, дает силу для совлечения с себя «ветхого человека» и «взращивания в своей душе чадо света...» [112 с.19]. В подражание духовным подвижникам люди, соприкасающиеся с ними, вдохновленные их примером, осеянные благодатной жизненной энергией, исходящей от святых подвижников, начинают также взращивать в своей душе нравственную   силу,   приводящую   их   самих      к   стяжанию   благодати,

115

жизненной энергии, к благодатному изменению строя их собственной души и всей жизни.

Распространение этой веры и благодати в обществе делает возможным объединение и сплочение народа вокруг больших духовных идей (как это было во времена С. Радонежского), и развитие в его характере таких духовных свойств, как человеколюбие, самоотверженность, любовь к ближнему и т.д. Тогда происходит возрождение жизненной силы культуры. Жизнь по Евангелию приводит к реальному совершенствованию человека, содействующая превращению его в богочеловека и приближению Царства Божьего к земному плану.

Таким образом, культура для Г.Д. Гребенщикова, исходя из рассмотренной модели, представляет, также, энергетическое поле, структуру, деятельность для принятия и распространения космической энергии (благодати), являющейся основой преображения человека (основой его духовной эволюции).

Второй аспект направленной деятельности по созданию новой культуры духа Г.Д. Гребенщиковым определяется в русле идей космизма и Живой Этики. Он ставит задачу совершенствования своего сознания, задачу создания общины из идейных людей (в первую очередь людей интеллектуального и творческого труда) и задачу возвращения человечества на путь космической эволюции.

Изначально присущее Гребенщикову метафизическое мировосприятие (как особенность русского менталитета вообще [Н.О. Лосский]), по нашему мнению, стало основанием для формирования его культурологии. Его концепция вобрала в себя многие положения космоэволюционой концепции культуры, разрабатываемой авторами Живой Этики.

В реконструированном диссертантом виде метафизический аспект культурологии Г.Д. Гребенщикова выстраивается следующим образом. Как мы отмечали, главный смысл культуры для него - совершение духовной эволюции  человечества.  Культура,  ее  духовно-энергетическая  структура,

116

формы социума создаются человечеством, но при участии космических сил (Космической Иерархии), действующих при этом без нарушения закона свободной воли человечества.

Для проведения глобальных преобразований (в масштабах страны, континента, всего человечества) должна быть выстроена цепочка: Иерархия -Посланники — Вождь - Народ. Посланниками Иерархии для Гребенщикова были Е.И. и Н.К. Рерихи. Кроме того, мы показали, что Гребенщиков признавал также за Н.К. Рерихом статус «Вождя», (В данном случае, речь идет об эзотерической концепции Вождя, раскрываемой авторами Живой Этики), это является свидетельством того, что мыслитель разделял идею о важнейшей роли личности в строительстве культуры.

Деятельность Г.Д. Гребенщикова не противоречит гипотезе существования «Мирового Плана», что дает нам основание рассматривать концепцию создания новой культуры духа, положенную в основу «Плана», как разделяемую им, а его считать одним из создателей данной концепции.

Философия культуры Г.Д. Гребенщикова раскрывает определенный пласт философского осмысления культуры, обогащает науку оригинальными и перспективными подходами в рассмотрении проблем человека, его внутреннего духовного мира и культурной реализации, новыми аспектами видения социокультурной жизни общества.

Метафизическая глобалистская концепция культуры мыслителя дает основание заключить, что в русской культуре XX века была осуществлена попытка всеохватного синтеза в построении новой культуры духа, воплощающей искания многих поколений русских подвижников духа, ученых, деятелей культуры.

Культурологическая концепция Гребенщикова расставляет новые акценты в понимании культуры и служит материалом для дальнейших поисков ценностного преобразования мира.

117

Список источников и литературы

1.  Аблеев СР. Космическая эволюция человека в философии Живой

Этики (социально-философский аспект). Автореф. канд. филос. наук. -М., 1997 -20с.

2.  Алтай-Космос-Микрокосм.   Пути     духовного   и   экологического

преобразования     планеты.     Тезисы     второй     международной конференции. Алтай.- 1994.- 226с.

3.  Алтай-Космос-Микрокосм.   Сознание   человека   и   биосфера   на

пороге XXI века. Алтай.- 1998. - 147с.

4.  Антипина   О.   Глобальные   социально-экономические   проблемы

современности: взгляд Римского клуба // Альтернативы. - 1995 №2.- С.79-99.

5.  Асеев  A.M.  Сокровенное  Сказание  о  Беловодье.     Архив  А.Б.

Фирсова.

6.  Афиша к лекции Г.Д. Гребенщикова. Архив А.Б. Фирсова.

7.  Безант А. Эзотерическое христианство или малые мистерии. Пер. с

англ. Е.Писаревой. М.: 1991.-195с.

8.  Беликов П.Ф. Рерих (опыт духовной биографии). - Новосибирск,

1994. - 334 с.

9.  Белоусов В.Г. Русский менталитет. Вопросы философии № 5, 1996,

с. 189.

Ю.Бердяев Н.А. Самопознание. М., 1990 - 336 с. П.Бердяев Н.А. О назначении человека.- М., 1993. - 376 с. 12.Бердяев Н.А. О человеке, его свободе и духовности: Избранные

труды.-М. 1999.-312с.

13.Бердяев Н.А. Смысл истории. - М., 1990. - 175 с. Н.Бердяев НА. Царство Духа и царство Кесаря - М.: Республика.-

1995.-376 с.

118

15.Бирюков Б.В. Эджубов Л.Г. Простое и сложное в социокультурных концепциях. Вопросы философии, № 12, 1996, с 33.

1 б.Блаватская Е.П. Тайная доктрина: в 2-х томах. - Минск, 1993. - Т.1, кн.1 - 375 с; кн.2-480 с.

17.Борисов В.М., Перченок Ф.Ф., Рогинский А.Б. О социально-психологических источниках учения Вернадского о ноосфере//Механизмы культуры. М. 1990..

18.Булин В. В Чураевке. Архив А.Б. Фирсова.

19.Валицкий А.А. По поводу Русской Идеи в русской филосфии. Вопросы философии № 1,1994. с. 68.

2О.Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. - М., 1991. -271с.

21.Войно-Ясенецкий В.Ф. Архиепископ Лука Симферопольский и Крымский. О духе, душе и теле. Товарищество. Ростов-на-Дону, 1991.-116 с.

22.Волков М.П. Христианство и русский космизм в контексте эволюции            культуры/ТМатериалы      российской      научно-

просветительской конференции. - Белгород. 1995. - С 25-27.

23.Гаврюшкин.Н.К. В спорах об антропософии. Иван Ильин против Андрея Белого. Вопросы философии, № 7, 1995. с.98.

24.Гайденко П.П. Прорыв к трансцендентному: Новая онтология XX в. - М., 1997. - 495с.

25.Гайденко П.П. Владимир Соловьев и философия Серебряного века. -М-2001.-465с.

26.Гаязов Р.Х. Культура в философии творчества Н.А. Бердяева. Дисс. Канд. Филос. Наук. - М.,- 1995. - 151с.

27.Гребенщиков Г.Д. На склоне дней его. Архив А.Б. Фирсова.

28.Гребенщиков Г. Д. Как это ни странно... Машинопись. — ГМИЛИКА.- Барнаул.- Фонд Г.Д.Гребенщикова. - ОФ 406/58.- 4с.

29.Гребенщиков Г.Д.   Грань // Русские Ведомости.- 1916. -30 авг.

119 3О.Гребенщиков Г.Д.       «Звенигород Окликанный» // Рериховский

вестник.- вып. 4.- (1991).-Извара, 1922. С.59. 31 .Гребенщиков Г.Д.   Алтай - жемчужина Сибири.- ГМИЛИКА.- ОФ

16408/5. 32.Гребенщиков Г.Д.   Американская Русь (письмо к членам и вождям

Русского объединенного общества взаимопомощи    и к друзьям

русской культуры)// Алтайская правда.-1991. - 21 сент. 33.Гребенщиков Г.Д.       Бегство от самих себя,- ГМИЛИКА .-ОФ

15433/59. 34.Гребенщиков Г.Д.   Былина о Микуле Буяновиче:- роман - эпопея в

трех частях. - Париж; Нью-Йорк.- Алатас. -1923 -1924.- 354с. 35.Гребенщиков Г.Д.   В дни безумия.- ГМИЛИКА.- ОФ 15433/36 . Зб.Гребенщиков Г.Д.      В стране парадоксов. - ГМИЛИКА. - ОФ

406/21. 37.Гребенщиков Г.Д.   Великий сын Сибири: Наброски в альбом имени

Г.Н. Потанина//Жизнь Алтая. - 1915. - №207. 38.Гребенщиков Г.Д.      Величие русской души: очерк.  1947 год. -

ГМИЛИКА.- ОФ 406/62. 39.Гребенщиков Г.Д.     Дорогая Россия - выступление на р/с «Голос

Америки», 19 авг. 1951 год. - ГМИЛИКА. - ОФ 709/2-4. 40.Гребенщиков Г.Д.     Дорогая Россия! Говорит «Голос Америки».-

ГМИЛИКА.- ОФ 709/2-4., ОФ 709/5-6. 41 .Гребенщиков Г.Д.   Дорогой, близкой и далекой Сибири... (открытое

письмо).-1930. - ГМИЛИКА - ОФ 406/68. 42.Гребенщиков Г.Д.   Духовный облик Игоря Ивановича Сикорского.-

27 мая 1938 г.-ГМИЛИКА .- ОФ 15543/6. 43 .Гребенщиков Г.Д.   Егоркина Жизнь. Автобиографическая повесть.

-Славянская типография. - Southbery, Connecticut- 1959. 44.Гребенщиков Г.Д.   Златоглав. Эпическая сказка XX века. - Алатас.

Southbery, Connecticut.-1939.- 107с.

120 45.Гребенщиков Г.Д.      Из земли не выпадешь.- ГМИЛИКА.- ОФ

15433/32.

46.Гребенщиков Г.Д.   Как быть сильным.- ГМИЛИКА.- ОФ 16015/23. 47.Гребенщиков Г.Д.   Купава. Роман. - Алатас. Southbery, Connecticut.-

- 1936. 48.Гребенщиков Г.Д.    Лицом к лицу  с новой Россией.- ГМИЛИКА.-

ОФ 15542/14.

49.Гребенщиков Г.Д.   Моя Сибирь. - Барнаул. - 2002.-    с. 50.Гребенщиков Г.Д.   Наши задачи. -1930.- ГМИЛИКА - ОФ 699/10. 51.Гребенщиков Г.Д.   О новом ковчеге.- ГМИЛИКА.- ОФ 16015/15. 52.Гребенщиков Г.Д.      О страхе и бесстрашии.- ГМИЛИКА.- ОФ

16015/22. 5З.Гребенщиков Г.Д.   О судьбе русской литературы.- ГМИЛИКА.- ОФ

699/7.

54.Гребенщиков Г.Д.   О тоске и радости.- ГМИЛИКА.- ОФ 16015/21. 55.Гребенщиков Г.Д.   Покаяние.- ГМИЛИКА.- ОФ 15433/54. 56.Гребенщиков Г.Д.   Привет новоприбывшим. Архив А.Б. Борисова 57.Гребенщиков Г.Д.   Пути нового русского искусства. Текст лекции.-

Рукопись.-ГМИЛИКА.-ОФ 699/6.

58.Гребенщиков Г.Д.   Путь человеческий. Берлин.- 1922.- 127с. 59.Гребенщиков Г.Д. Радонега: Сказание о неугасимом свете. - Алатас.

Southbery, Connecticut. - 1938.- 158с.

бО.Гребенщиков Г.Д.   Родина.- ГМИЛИКА.- ОФ 15433/52. 61.Гребенщиков Г.Д.   Русские на американской службе.- ГМИЛИКА.-

ОФ 15533/46.

62.Гребенщиков Г.Д.   С.Т.Коненков .- ГМИЛИКА.- ОФ 699/19. 63 .Гребенщиков Г.Д.   Хан - Алтай.- ГМИЛИКА.- ОФ 16408/6. 64.Гребенщиков Г.Д.      Что ожидает Сибирь ? - ГМИЛИКА.- ОФ

15533/41. 65.Гребенщиков Г.Д.  Что такое Чураевка ?- ГМИЛИКА.-ОФ 699/8-14.

121 бб.Гребенщиков Г.Д.    Чураевы. Роман-эпопея. Т1. Братья Чураевы. —

Русская печать. - Париж. - 1922.-238с. 67.Гребенщиков Г.Д.    Чураевы. Роман-эпопея. Т2. Спуск в долину. -

Нью-Йорк.-1925.- 196с. 68.Гребенщиков Г.Д.    Чураевы. Роман-эпопея. ТЗ. Веления Земли. -

Нью-Йорк.-1925.-170с. 69.Гребенщиков Г.Д.     Чураевы. Роман-эпопея. Т4. Трубный глас. -

Нью-Йорк. 1927.-123с. 70.Гребенщиков Г.Д.      Чураевы. Роман-эпопея. Т5. Сто племен в

едином. Нью-Йорк. - 1927-28. - 197с. 71.Гребенщиков Г.Д.     Чураевы. Роман-эпопея. Т6. Океан багряный.

ГМИЛИКА. -ОФ496/6. 72.Гребенщиков Г.Д.   Шаляпин - писатель. - 1940. - ГМИЛИКА.  ОФ

406/71.

73.Гребенщиков Г.Д.   Школа жизни.- ГМИЛИКА.- ОФ 15533/30. 74.Гребенщиков Г.Д.    Энтузиаст культуры // Новая Заря. - 1945. - 17

нояб. 75.Гребенщиков Г.Д. Гонец. Письма с Помперага. - МЦР. - М., 1996.-

215с. 76.Гребенщиков  Г.Д.     О   красоте.   Текст  лекции.-  Машинопись.-

ГМИЛИКА - ОФ 699/2.

77.Гребенщиков Г.Д. Письма A.M. Горькому. Архив А.Б. Фирсова. 78.Гребенщиков Г.Д. Письма Г.Н.Потанину. Архив А.Б. Фирсова. 79.Гребенщиков   Г.Д.       Сибирь   как   страна   великого   будущего.

ГМИЛИКА, ОФ 16408/7. 80.Гребенщиков Г.Д. Шамбала в загоне//Новое русское слово. - 1955.

-10 мая.

81.Гребенщиков Г.Д. Вместо предисловия - ГМИЛИКА.- ОФ 406/5. 82. Гребенщиков Г.Д. Глаза Востока. Отрывок из романа - эпопеи. -

Машинопись. - ГМИЛИКА. - ОФ 406/12. - 10 с.

122

83.Гребенщиков Г.Д. Два русских витязя/ТЖизнь Алтая. - 1912 .-№ 191. 84.Гребенщиков   Г.Д.   Держава   света.   О   новой   книге   академика

Н.К.Рериха.- ГМИЛИ1СА.- ОФ 699/17.

85.Гребенщиков Г.Д. Из планов по Чураевке.- ГМИЛИКА.- ОФ 699/11. 86.Гребенщиков Г.Д. Письмо к А.М.Горькому. 1926.- ГМИЛИКА.- ОФ

7/3. 87.Гребенщиков Г.Д. Письмо королеве Великобритании.- ГМИЛИКА.-

ОФ 710/10-16. 88.Гребенщиков Г.Д. Письмо неизвестному адресату. - ГМИЛИКА.-

ОФ 519/8. 89.Гребенщиков    Г.Д.    Программа    лекции    «Алтайская    Русь».-

ГМИЛИКА.-ОФ 15533/56. 90.Гребенщиков Г.Д. Проект Устава Алтайской сельскохозяйственной

рабочей артели. Архив А.Б.Фирсова.. 91.Гребенщиков Г.Д. Протестую. Их писем с Помперага//Новая Заря. —

1935.-23 марта.

92.Гребенщиков Г.Д. Слово о русскости. Архив А.Б. Фирсова. 93.Гребенщиков Г.Д. Цели и планы Чураевки. Архив А.Б. Фирсова. 94.Гребенщиков Г.Д. Что такое Чураевка? //Утренняя Звезда. - М.-

1994.-№2-3. 95.Гребенщиков Г.Д.Подвержена ли науке проблема добра и зла?

Архив А.Б.Фирсова. 96.Григорьев А. Религиозный смысл культуры//Материалы российской

научно-просветительской конференции. - Белгород. 1995. - С7-8. 97.Губман Б.Л. Ж Маритен и Н Бердяев о взаимосвязи природы и

культуры// Россия и Запад, диалог культур: Сборник научн. тр. —

Тверь.-1994-С 125-134. 98.Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии: эпохи, цивилизации. - М., 1993. - 576

с. 99.Гуревич П.С. Культурология. Учебное пособие. - М.: 1999. - 288 с.

 123

ЮО.Гуревич П.С. Философия культуры // Философские науки -1995-№5-6-С 31-46.

 101. Достоевский Ф.М. Поли. собр. соч.: В 30 т. -Л., 1965-1990.

102. Дубаев М.Л. Харбинская    тайна Рериха. Н.К. Рерих и русская эмиграция на Востоке.- М: Сфера, 2001.-576с.

 103. Духовные задачи русской эмиграции. (От редакции). Путь. 1925. №1/Путь. Орган религиозной русской мысли (I-IY). М. 1992.

104. Евсеева   Т.А.    Концепция    смысла   жизни    и    русская    идея //Информатика. Социология. Экономика: Ежегодник/ Моск. гос.  акад. приборостроения и информатики. - М., 1995. вып.2. с. 21-24.

105. Зеньковский В.В. Русские мыслители и Европа. М. 1997..- 368 с.

106. Знамя      Преподобного      Сергия      Радонежского.      Сборник.- Новосибирск.-1991.- 206 с.

107. Знамя преподобного Сергия Радонежского./ Сб. ст. - М.,1994- 128с.

108. Иванов В. Родное и вселенское. - М.,- 1994. - 428 с.

 109. Иванов А.В. Мир сознания. Барнаул, 2000.- 240с.

110. Иванов В. Н. Рерих-художник-мыслитель. - Рига, 1937-101с

111. Иванов В. И. О русской идее//Русская идея - М , 1992 - С 226-240.

112. Ильин И.А. Основы христианской культуры. Мюнхен.-1990. 50 с. ПЗ.Ионин   Л.Г.   Понятийный   аппарат   социологического   анализа

культуры. В кн. Методологические проблемы теоретико-прикладных исследований культуры./Сб. Научных трудов.  М.,1988.

 114. Каган М.С. Философская теория ценностей. СПб. - 1997. - 204 с.

 115. Каган. М.С. Философия культуры . СПб. - 1996.-414с.

 116. Казначеев В. Проблемы Горного Алтая в свете русского космизма. Алтай-Космос-Микрокосм.  Пути     духовного и экологического преобразования      планеты.      Тезисы      2-ой      международной конференции. Алтай. 1994.

124

П7.Карасев   Л.В.   Русская   идея   (символика   и   смысл)   Вопросы философии № 8 1992 . 92с.

118. Карлейль Т. Теперь и прежде - М, 1994 - 415 с.

119. Кармин  А.С.   Развитие   культурологической   мысли   в   России накануне XX Века. НИИ Информкультура.

120. Киейзик Л. Культурологические   идеи   Владимира Соловьева. — Дис. д.ф.н.- Ростов- на - Дону. -1998. - 221 с.

121.Клизовский А.И.  Основы миропонимания новой эпохи. - М.:

ФАИР-ПРЕСС, 2000.- 816 с. 122. Ключников СЮ.   "Русская  идея"  и эсхатологические  аспекты

философского наследия Рерихов//Пути восхождения -М , 1995 - С

255-260.. 123.Концевич ИМ.. Стяжание Духа Святаго в путях Древней Руси.

Издательский отдел Московского Патриархата, М.: 1993. - 230 с.

124. Корниенко В.К. Г.Д.Гребенщиков - беженец из советской России. Архив А.Б. Фирсова.

125. Кравченко А.И. Культурология: Учебное пособие для вузов.- М., 2001.-496с.

126. Краткие   биографические    сведения    о    Г.Д.Гребенщикове.    -ГМИЛИКА.- ОФ 699/22.

127. Ларичев В. Е. Маточкин Е. П. Рерих и Сибирь - Новосибирск, 1993 - 192 с.

128. Леонтьев К. Н. О всемирной любви//Русская идея - М , 1992 -С 147-170

129. Листы сада Мории, кн.   II («Озарение»).- Третье изд. Латвийское общество Рериха, 1990.- 184с.

130. Лосский Н. О. Избранное - М, 1991 - 622 с.

131. Лосский Н.О. Бог и мировое зло.- М.- Республика.- 1994.- 432 с.

132. Лосский Н.О. Мир как осуществление красоты. Основы эстетики. М.-1998.-416 с.

125

133.Лосский Н.О. Характер русского народа. В 2-х кн.- М.: Ключ, 1990 /репринтное издание 1957/.

134. Люкс Л. Евразийство//Вопросы философии. 1993. № 6.

135. Макаров   А.   А.   Место   и   роль   Востока   в   художественно-философском творчестве Н. К. Рериха/ЯТути восхождения - М , 1995 - С 290-295

136. Макаров   А.А.   Построение   Храма.   Предисловие   в   кн.   кн. Гребенщиков Г.Д. Гонец. Письма с Помперага. - МЦР. - МЛ 996. -215с.

137. Мейер    А.А.     Религиозный    смысл    мессианства.     Вопросы философии. № 7. 1992.- с. 102.

138. Мережковский Д.С. Больная Россия. - Л., - 1991. - 265 с.

139. Напутствие Вождю. - Ленинград - Извара, 1990. 70с.

140. Невидимая    брань.     Блаженной    памяти     старца    Никодима Святогорца: пер. с греч. - ? 1991. -304 с.

141. Новый Завет - М, 1994 - 548 с.

142. Новый  человек  и  школа  будущего.      (Научно-педогогическая фантастика). М.,- 1989.- 228с.

143.Ноосферная идея и будущее России. Тезисы    межгосударств.

научно-практич. конференции, посвященной  135-летию со дня

рождения акад. В.И. Вернадского. 28-29 мая  1998.- Иваново.-

1998.-175с.

144. Ориген. О началах - Самара. - 1993 -318 с. 145.Панарин   А.   Российская   культура   как   фактор   планетарной

реформации// Культура и экология; Поиск путей  становления

новой этики.- М.: Интеллект, 1997. С 201-237.

146. Пелипенко А.А., Яковенко И.Г. Культура как система// Человек. — 1998.-№1.-с.60-59.

147. ПИСЬМА С ГОР: переписка Елены и Николая Рерих с Рихардом Рудзитисом. В 2-х т. T.I (1932-1937). - 2000. - 584 с.

126 148.Пономаренко С.А. Подвиг Николая Рериха // Н. К. Рерих в России

-М, 1993 -С. 3-11. 149. Попов А. Проблема духовности и космические контакты// Наука и

религия. - 1993. - №7. - с.54-56. 150.Почепцов     Г.Г.   Русская   семиотика.   -  М.:   «Рефл-бук»,   К.:

«Ваклер»-2001.-768 с.

151. Психологические, философские и религиозные аспекты смысла жизни:    Материалы        III-V    симпозиумов    /Психологический институт Российской Академии образования/М.: (Ось-89), 2001 г. -336 с.

152. Рерих Е.И. Письма Елены Рерих, 1929-1938: В 2 т. - Минск, 1992. Т.2.-431с.

153. Рерих Е.И. Письма. / Знамя Преподобного Сергия Радонежского. Новосибирск, 1992.

154. Рерих Е.И. Письма. Том I. Новосибирск.-1992 .512 с.

155. Рерих Е.И. У порога нового мира. - М., 1994. - С.21-159.

156. Рерих Н.К. Алтай-Гималаи. - Рига, 1991. - 336 с.

157. Рерих Н.К. Берегите старину. - М., 1993. - С.8-70.

158. Рерих Н.К. Врата в будущее. - Рига, 1991. - 227 с.

159. Рерих Н.К. Держава Света. Священный дозор. - Рига, 1992. - 285 с.

160. Рерих Н.К. Зажигайте сердца. - М., 1975. - 208 с.

161. Рерих Н.К. Знамя мира. - М., 1995.-384 с.

162. Рерих   Н.К.   культура   и   цивилизация.   Международный   центр Рерихов. М: 1997, - 200 с.

163. Рерих Н.К. Цветы Мории. - М., 1984. - 150 с.

164. Рерих Н.К. Цветы Мории. Пути благословения. Сердце Азии. -Рига, 1992. -216с.

165. Рерих Н.К. Шамбала.- МЦР, БИСАН-ОАЗИС- М., 1994.- 207 с.

166. Рожнова СП. Крестьянский рассказ в дореволюционной прозе Г.Д.Гребенщикова. Архив А.Б. Фирсова.

127 167.Розин   В.   Путешествие   в   страну   эзотерической   реальности:

Избранные изотерические учения. - М: УРСС- 1998 - 375с. 168.Розин    В.М.    Культура    и    проблема    ее    изучения.    В    кн.

Методологические            проблемы           теоретико-прикладных

исследований культуры/ сб. научных трудов. МЛ 988. 169.Росов В.А. Манчжурская    экспедиция Н.К. Рериха: в поисках

"Новой страны'7/Ариаварта. 1999. №3.

170. Росов В.А. Николай Рерих:    Вестник Звенигорода. Кн. Первая. Великий План. Санкт-Петербург, 2002. - 265с.

171. Рудзитис Р. Братство Грааля. - Рига, 1994. - 320с.

172. Рудзитис Р. Николай Рерих - водитель культуры.- Рига, 1936.- 40с.

173. Русская философия: Словарь//Под общ. ред. М.А. Маслина.- М. Республика, 1995.- 655 с.

174. Савицкая Т.Е. Настоящее, прошлое и будущее России в зеркале антропософии:      новая      концепция      культурно-исторического своеобразия   России//   Культура   в   современном   мире:   Опыт, проблемы, решения/ Рос. гос. б-ка. НИО Информ-Культура. -1996. №3, с 3-16.

175. Самосознание европейской культуры XX века. - М. -359 с.

176. Сердобинцев  К.С.   Русская   идея  и   евразийство  //  Проблемы русской философии и культуры. - Калининград, 1997.- С 81-90.

177. Сильвестров В.В. Анализ теоретических концепций в советской культурологии.  В  кн. Методологические проблемы теоретико-прикладных исследований культуры/ сб. научных трудов.- М.,-1988.

178. Смирнов К.Н. Красота спасет мир, если мир спасет красоту // Рерих Н.К. Знамя мира. - М., 1995. - С.5-12.

179. Смысл жизни: Антология./ Сост., общ. ред., предисл. и прим. Н.К.Гаврюшина.- М.: Прогресс-Культура .- 1994.- 592 с.

180. Соловьев В. С. Оправдание добра. - С-Пб , 1996. - 478 с.

128

181. Соловьев В. С. Русская идея //Русская идея. - М , 1992.      С. 185-204.

182. Соловьев B.C.      Красота    в    природе    //   Русский     космизм Атология философской мысли - М, 1993 - С 91-97.

183. Соловьев B.C. Сочинения: в 2 т. - М., 1988. - Т. 1. - 892 с.

184. Соловьев B.C. Философия искусства и литературная критика. — М.-1991.-701С.

185. Соловьев B.C. Христос вокрес! // Русский космизм: Атология философской мысли,- М., 1993.-С.103-102.

186. Соловьев B.C. Чтение о Богочеловечестве; Статьи; Стихотворения и поэма; Из «Трех разговоров»: Краткая повесть об Антихристе.-СПб.: Худож лит., 1994. - 528с.

187. Степун Ф.А. Дух, лицо и  стиль русской  культуры.  Вопросы философии, № 1, 1997. с154.

188.  Стефанов Ю.Н. Не заблудиться по пути в Шамбалу/ЛЗопросы философии.-1993. -№3. - С.92-96.

189. Томко    Т.В.     Междисциплинарные    исследования     культуры: Проблема   специфики.    В    кн.    Методологические    проблемы теоретико-прикладных   исследований   культуры/   сб.   Научных трудов. МЛ988.

190. Трофимова Е. А. Идея творческого синтеза в мировосприятии Н. К. Рериха // Проблемы социально-гуманитарного знания. История и современность / Отв. Ред. Петров Ю.В. - Л., 1989 - С. 95 -102.

191. Трубецкой Е Н Смысл жизни - М, 1994. с. 432.

192. Трубецкой Е. Н. Старый и новый национальный мессианизм // Русская идея - М., 1992 -С. 241-257.

193. Трубецкой Е.Н.  Умозрение в красках.  Три очерка о русской иконе.-Париж.-YMCA-PRESS.- 1965.- 161 с.

194. Туровский   М.Б.   Культура   как   объект   исследования.   В   кн. Методологические            проблемы            теоретико-прикладных

129 исследований культуры/ сб. Научных трудов. МЛ 988.

195. Умное делание. О молитве 1исусовой. Сборник поучений Святыхъ Отцовъ   и  опытныхъ   ея   деятелей.-   Свято-Троицкая   Сергеева Лавра.-1992.-302с.

196. Умов Н. А. Роль человека в познаваемом им мире//Русский космизм. Антология философской мысли - М, 1993 -С 109-127.

197.Управителев   А.Ф.    К    будущему    цельному    мировоззрению.

Религиозное миросозерцание П.А. Флоренского. - Барнаул. - 1997.

-164 с. 198.Урманцев Ю.А. Тектология и общая теория систем. - Вопросы

философии, №8, 1995, с.14.

199. Федоров Н.Ф. Из «Философии общего дела».-Новосибирск. — 1993.-216с.

200. Федотов Г. П. Письма о русской культуре // Русская идея — М., 1992-С 379-419.

201. Философы послеоктябрьского зарубежья. М. — 1990. — 528с.

202. Фиолетов Н.Н.   Очерки  христианской   апологетики.-  М.,1992.-с.192.

203. Флоренский П.А. Иконостас // Богословские трды. 1965. - Сб.9.

204. Фосдик З.Г. Мои Учителя. Встречи с Рерихами (По страницам дневника 1933-1934). М.: 1998.

2О5.Химкин Г.Н. Рождение этосферы. Вопросы философии № 3 1992,

с. 95. 206. Хоруженко К.М. Культурология. Энциклопедический словарь.-

Ростов -на-Дону. -1997.- 640с. 207.Хоружий   С.С.   Философский   вопрос   в   России   как   встреча

философии и Православия. Вопросы Философии № 5,1991. с 26.

208. Черняева Т.Г. Г.Д.Гребенщиков. Архив А.Б. Фирсова.

209. Черняева   Т.Г.       Г.Д.   Гребенщиков   о   старообрядцах.   Архив А.Б.Фирсова.

130 210. Чижевский А.Л. Колыбель жизни и пульсы Вселенной // Русский

космизм: Антология философской мысли - М , 1993 - С 317-326. 2П.Чирятьев   М.   Н.   Синтез   знаний   -   путь   от   механической

цивилизации к Живой Культуре // Рериховские чтения 1979 год

(материалы конференции) / под ред. В. Е. Ларичева - Новосибирск,

1979-С 320-328.

212. Шапошникова Л. В. Магический мост синтеза // Рерих Н К Восток-Запад. - М.: 1994.- С. 5 -14.

213. Шапошникова Л. В. Неугасимый свет тернового венца // Рерих Н. К. Душа народов -М.: 1995.-С 3-28.

214. Шапошникова Л. В. Послание грядущей эволюции//Рерих Н К Шамбала. -М.: 1994. - С. 5 -24.

215. Шапошникова Л.В.     Эпоха энергетического  мировоззрения  // Рерих Н.К. Обитель Света.-М: 1992.-С.З-13.

216. Шапошникова Л.В. Учителя // Утренняя звезда: Науч.-худож. илл. альманах Международного центра Рерихов. - 1993. - №1. - С.6-35.

217. Шапошникова Л.В. Чаша Грааля космической эволюции. В кн.: Рерих Н.К. культура и цивилизация. МНР. М: 1997. - 200 с.

218.ШпенглерО. Закат Европы.-Новосибирск, Наука.- 1993.- 592 с. 219.Штуден Л.Л. Морфология культуры. - НГАЭиУ. - Новосибирск.-

1997.-200 с. 220. Яблонский    Э.Г.     Философско-мировоззренческие     основания

русского космизма. Автореф. канд. филос. наук. - СПб., - 21с.

131 ПРИЛОЖЕНИЕ

ПРОЕКТ УСТАВА

Алтайской сельскохозяйственной рабочей артели.

(Не надо забывать, что этот проект есть выражение задач артели, а не сухой бумажный устав, почему на отсутствие строго деловой формы роптать не следует).

Главная задача артели (союза) — культурное сельское хозяйство по всем доступным отраслям, а именно: посев хлебов и корнеплодов, лесоводство, скотоводство, маслоделие, пчеловодство, огородничество, птицеводство и т.п. Арендованный для этой цели участок, количеством в 1433 десятины, и, расположенный в 20 верстах от г. Усть-Каменогорска, вполне отвечает требованиям такого хозяйства.

2

Артель, как чисто промышленное предприятие, главным образом преследует экономические цели для удовлетворения продуктами существования ее членов и никаких политических целей не преследует.

3

Артель стремится, прежде всего, к объединению своих членов в тесную общую семью тружеников - «все для каждого и каждый для всех», на началах полного равноправия. Членам рекомендуется не поднимать в артели или вне ее публично каких-либо горячих споров на политические темы, а тем более, всякие демонстративные выступления против властей - совершенно не дозволяются. Это должно быть исключительно в интересах артели, чтобы не дать повода к прекращению ее деятельности. Этим однако не высказывается желание иметь в членах людей политически невоспитанных.

4

132

Количество членов на первое трехлетие определяется от 20 до 100 человек, со взносом с каждого взрослого члена по 160 руб. и с каждого малолетнего до 14 лет по 25 руб. наличными деньгами. Членами считаются как мужчины, так и женщины. Некоторые члены могут свои взносы произвести имуществом, скотом, мебелью или зерновым хлебом по особой оценке. Артель имеет право открыть свои <действия> даже и том случае, если членов собралось меньше 20 лиц.

Все работы по хозяйству, в чем бы они ни заключались, производятся собственноручно членами артели, за незначительными неизбежными исключениями, так как, придавая труду большую ценность, чем деньгам, артель рассчитывает восстановить свое благосостояние главным образом путем применения энергичного, сознательного и культурного труда.

Женский труд точно также не освобождает их от выполнения таких работ как приготовление кушаний, уход за скотом и птицей, стирка белья и тому подобное. Причем, должна соблюдаться очередь.

Центральная ферма и квартира артели должна находиться на участке, взятом в аренду вблизи г. Усть-Каменогорска, в котором, в свою очередь, будет: особая квартира со складочным помещением и лавкой для сбыта продуктов сельского хозяйства.

133 8

В работе предполагается соблюдать 8 часовой труд, за исключением полевых работ, когда соблюдение 8 часового рабочего дня может неблагоприятно отразиться на интересах хозяйства. Воскресенье и двунадесятые праздники предполагают безусловный отдых. Выполнение непрекращающихся работ ложится на особых дежурных.

Все полевые работы в артели будут производиться при применении машинного производства. Члены-женщины, находящиеся во втором периоде беременности, в работе будут соблюдаться исключительные облегчения.

10

Накануне праздника работа оканчивается ранее обыкновенного на столько, чтобы члены имели достаточно времени после бани присутствовать на общем субботнем собрании, на котором обсуждаются вопросы прошедшей и будущей недели, прочитываются специальные газеты и журналы и распределяются дежурства на праздник.

11

Артель заботится о том, чтобы дни отдыха были заполнены полезными развлечениями, дабы привить симпатию к новой непривычной обстановке. Обеспечение артели хорошей библиотекой, журналами и газетами, музыкальными инструментами, возможностью охотится, рыбачить и т.п. — даст возможность членам с действительным удовольствием проводить праздничный отдых.

134

12

Так как весьма часто коммуны такого рода распадаются из-за личных распрь, артер1альных расчетов или стеснительных условий, настоящая артель обращает серьезное внимание на внутренний, духовный уклад жизни и тщательное, равномерное распределение между членами, как материальных средств, так и удобных условий жизни.

13

Однако, по той же, указанной в предыдущей статье, причине, артель, как начинающая, принимает в члены, особенно в первое трехлетие, людей только сознательных, честных, здоровых телом и духом и безусловно грамотных, дабы каждый способен был понять задачи артели и вполне им соответствовать.

14

Религиозные или политические убеждения каждого члена остаются его святыней и никто не должен кого либо преследовать или осмеивать за его убеждения. Ведь так или иначе, согласившиеся вступить в артель, надо полагать, будут сходиться в убеждениях и характерах.

15

Членами артели могут быть лица обоего пола, без различия вероисповедания и национальности: мужчины не моложе 21 и не старше 40 лет и женщины не младше 17 и не старше 30 лет. Допускается два исключения для обоих полов не старше 50 — женщина и 60 л. - мужчина. Членов мужчин должно быть не менее двух третей, особенно в первое

135

трехлетие отдается предпочтение мужской молодежи. Хронически больные или порочные лица совсем не принимаются.

16

Членов с детьми в первое трехлетие будет принято не больше 5 семей на всю артель, причем семьи, имеющие больше двух детей, приниматься не будут. Это обстоятельство объясняется опять-таки тем же желанием осуществить артель во что бы то ни стало. Кроме того, в первые годы придется много работать и терпеть некоторые лишения в смысле квартир, школы и т. п.

17

На первый год члены должны быть обеспечены одеждой за свой счет, кроме рабочей одежды и обуви, а в течение первого месяца пребывания в артели все члены должны на свой счет содержать себя пищей и квартирой, так как постройка необходимых квартир, кухни и столовой на ферме может быть к прибытию членов не вполне готова.

18

Вступивший в артель член и внесший 160 руб., считается пайщиком всего предприятия, на равных правах с остальными. При этом каких либо предпочтений кому либо допускаться не будет, во избежании недоразумений. Особенно выдающиеся умы, характеры или специальности будут вознаграждаться отношением товарищей, но не материальными преимуществами.

19

Обстановка, инвентарь, скот, орудия и т.п. приобретаются немедленно особо избранными членами и становятся общим достоянием артели., всему ведутся книги и отчетность: о приходе, расходе, прибыли или убытках.

136

Личным имуществом члены располагают по своему усмотрению. Причем, после операции первого года между членами распределяется поровну ишь 25 % чистой прибыли, после второго года 50% и после третьего и последующих 75%, остальная часть идет на пополнение основного капитала артели. Чистой прибылью считается сумма, оставшаяся от всех расходов по хозяйству, затрат по новым приобретениям, разных покупок и от содержания членов.

20

После первого года все члены одеваются на счет артели совершенно одинаково и скромно, и всякие роскоши или личные прихоти исполняются только на личный счет членов и по их доброй воле. Квартира членам в течение первых трех лет такова: для семейного - две комнаты, если у него есть дети, одна, если без детей, одна для двоих - если они холосты или не замужни. В общей столовой предполагается обедать всем вместе, в одно время. Детали и частности этого вопроса вырабатывает общее собрание, применяясь к большим удобствам.

21

В случае надобности кому-либо из членов на мелкий личный расход деньги, таковые будут выдаваться из общего капитала в ограниченном количестве в виде ссуды до окончания операции и выяснения расчетов.

22

Члены более продолжительным отпуском будут пользоваться только с общего согласия, а летним месячным отпуском может пользоваться только десятый член, зимою пятый член, но не больше месяца. Члены могут заимствовать свои отпуски, так например: если одному члену требуется

137

отдых на 2 месяца, а другой предполагает отдыхать в отпуске только на следующий год, он может свой месяц отдать товарищу. Так как интересы каждого есть интересы всей артели — то несомненно, что всякий будет дорожить или злоупотреблять свободой не станет, так например: в течении первого лета едва ли кто пожелает, за исключением острой необходимости, совершать продолжительные прогулки.

23

 Приглашаются в члены главным образом сельские учителя, фельдшера, акушерки, учительницы, пчеловоды, техники, ремесленники, сельскохозяйственные специалисты и любители сельского хозяйства вообще. Члены учителя не обязываются со вступлением в артель отказываться от учительства и могут свою деятельность после каникулов продолжать, но исчислять лишь в пользу артели нижеозначенный процент, будучи в то же время собственником пая в артели, обеспеченным квартирой, столом и одеждой на случай болезни или безработицы, наравне с другими членами. Весьма желательно, если в члены вступили лица из разных мест России.

24

I                           Процветание и прогресс хозяйства артели может быть только при

;                  взаимной симпатии и единодушной работе, почему члены, не отвечающие

этим требованиям, будут на собраниях предупреждаться и после третьего замечания исключаться из членов, особенно если леность к труду будет

|                   сопровождаться   грубостью,   пьянством   или   другими   неприятными   для

L                  большинства поступками.

138 25

Для официального управления делами артели общим собранием на первом заседании избирается Старшина, а для ведения книг и отчетности -помощник, не освобождающие однако, в свободное от занятости время от работы наравне с другими. Эти лица получают доверенность от артели и являются ее представителями во всех учреждениях и предприятиях, производят закупки, продажи, сношения с администрацией и проч. До первого собрания ответственное управление лежит на учредителях, которые представляют отчет к первому же собранию. Учредитель артели в течение первого года не может быть избран Старшиной артели, дабы в этом случае не было никаких нареканий, тем более, что он, как пример артели, должен безотлучно быть на ферме.

26

Всякий член может уйти из артели во всякое время, с выдачей ему половины его взноса через три месяца со дня заявления о выходе, если он выходит до 3-х лет от начала артели и с выдачей всего взноса и дивидендов, если он выходит по истечение трех лет. Исключенные же члены получают взнос полностью через месяц после исключения, когда бы они исключены не были.

27

В круг деятельности артели входит нравственный долг материальной помощи беднейшим соседям-крестьянам, который первоначально может выразиться в личном труде членов на поле или в доме бедняка, в подаче ему полезных советов и в посредничестве в приобретении семян, орудий и т. п.

139 28

Во время зимы, половина членов может пойти на частные службы с тем, чтобы член зарабатывающий не меньше 30 руб. в месяц отчислял бы в пользу артели 15% своего заработка, третью часть которого получают те, кто остался на ферме на всю зиму, а две трети присоединяются к основному капиталу артели. Остальную часть заработка член употребляет по своей воле.

29

!                          За каждого малолетнего до 14 лет, живущего на иждивении артели

,                 отчисляется     из     дивидендов     родителей      10%,     половина     которых

               присоединяется  к общему  капиталу  артели,   а  половина  распределяется

поровну между членами, не имеющими детей и являющимися невольными работниками на чужих детей.

30

После первого трехлетия артель имеет своей целью построить школу, больницу и библиотеку-читальню - все с разрешения надлежащей власти. Дальнейшее развитие деятельности артели будет зависеть от единодушной работы и взаимной дружбы членов.

 31

Во время каникул приглашаются на ферму артели учащаяся молодежь с правом пользования столом и квартирой и с обязанностью работать наравне с действительными членами. Причем, без права голоса и без права на пай, могут быть приняты в члены особенно симпатичные для артели и неимущие лица. Эти лица пользуются квартирой, столом и одеждой до тех пор, пока работают в артели.

f                                                                                                     140

32

Желающие вступить в артель должны не позже 1 -го февраля 1908 года подать  учредителю   артели   заявление   (в   форме   письма)   с   присылкой четвертой части взноса, т.е. 40 руб. Остальная сумма должна быть внесена не t               позже 1-го апреля, а к 20 апреля, т.е. к началу пахоты должны прибыть на

ферму и сами члены (исключение учителям). На полученные ХА часть взносов, учредитель приготовляет необходимое к началу работ: плуги, семена, лошадей и т. п., а с прибытием членов обставляется ферма окончательно.

33

Проект этого устава, как несовершенный, подлежит изменению, сокращению или дополнению общим собранием, с оставлением главной основы выраженной в нем мысли.

34

Проект этого устава, как документ предусмотренный 1528, 2126, 2129 и 2409 ст. ст. X т. ч. I Зак. Гражд. Противодействию со стороны властей не подлежит, но о всяких собраниях членов, если таковые будут происходить в публичных местах города, будут своевременно извещаться местные власти.

35

Лицо, приславшее заявление о вступлении в артель и внесшее взнос, считается действительным членом артели, обязанным исполнять устав как договор и гарантированным выраженными в нем правами.

141 36

Лица, желающие вступить в члены артели, могут предварительно списаться с учредителем, причем желательно, чтобы в письмах был выражен взгляд желающего на задачи артели, а также его возраст, специальность и семейное положение.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1.  Участок земли учредителем уже арендован у Войскового Хозяйственного Правления на 5 лет с правом продолжать аренду; находится он в 20 верстах от Усть-Каменогорска и имеет в себе 1433 десятины. Арендные деньги за 1908 год учредителем уже внесены.

2. Заявления и деньги присылать на имя Георгия Дмитриевича Гребенщикова в г. Усть-Каменогорск, Семипалатинской области, причем, Гребенщиков за целость денег является ответственным перед артелью.

3.  Всякий желающий вступить в артель, должен серьезно и внимательно ознакомиться с проектом <устава> и спросить себя: способен ли он принять на себя не вполне легкие условия члена артели для того, чтобы через 2-3 года быть участником крупного и симпатичного предприятия, так как сомневаться в быстром подъеме благосостояния артели - было бы наивным малодушием.

4.  Обстановка и посев на первое лето будет зависеть от количества членов, вступивших до 1 февраля 1908 года.

Учредитель Артели — крестьянин томской губ. Георгий Дмитриевич Гребенщиков.

Обратно