ТУРКИНА ВИКТОРИЯ ГРИГОРЬЕВНА

МИФОЛОГЕМА ГЕРОЯ И МАССОВОЕ СОЗНАНИЕ

Специальность 09.00.11 - социальная философия по философский наукам

АВТОРЕФЕРАТ

Диссертация на соискание ученой степени

кандидата философских наук

САРАТОВ -2001

работа выполнена на кафедре философии Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского

 

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования определяется той важной ролью, ко­торую мифологема героя играет в современном массовом сознании. Глу­бокий интерес к исследованию массового сознания в современной соци­альной философии побуждает ставить вопросы о его содержании, выявлять структуры, которые его образуют. Массовое сознание рассматривается в современной социальной философии как сознание глубоко мифологизиро­ванное, насыщенное различными мифологемами. Одна из фундаменталь­ных мифологем массового сознания - это представление о высшей, наде­ленной надындивидуальными свойствами инстанции, которую называют Ге­роем. Не обязательно, чтобы эта инстанция обладала качеством реального бытия. Достаточно лишь, чтобы в умах миллионов людей она воспринима­лась как нечто вполне реальное. Миф о герое придает смысл индивидуаль­ному существованию «массового человека», создавая для него некие «иде­альные» образцы поведения и, тем самым, оправдывая в его глазах навя­зываемые ему извне стереотипы поведения. Иными словами роль мифоло­гемы героя состоит в адаптации человека массового общества к существу­ющему социальному порядку. С другой стороны миф о герое есть часть того социального механизма, который приводит массы в движение, порож­дает и закрепляет социальные инновации. Следовательно, понимание дина­мики социальных процессов невозможно без понимания механизмов фор­мирования и функционирования в массовом сознании разнообразных геро­ических мифов. На наш взгляд, XX век породил целую сеть мифологий, призванных гарантировать воспроизводство существующего социального порядка и указать отдельно взятому индивиду место в этом порядке, среди которых существенную роль играют и героические мифы.

Процессы массовизации общества продолжаются еще и сегодня, хотя они уже обла­дают иным содержанием, чем на протяжении большей части XX века. Поскольку герой неотделим от массового сознания, это означает, что «маленький человек» все еще продолжает жить мифами о герое, выстраивая свое собственное существование по мерке, заданной современными мифологическими системами. Это делает вопрос о месте и роли мифологемы героя в современном массовом сознании крайне акту­альным.

Степень разработанности проблемы обусловлена содержанием источ­ников и литературы и современными взглядами на эту тему. В классической филосо­фии интересующая нас проблема ставится в онтологической перспективе. Герой рас­сматривается одновременно как личность и принцип, обеспечивающий связь между миром подлинного, божественного бытия и миром неподлинного, пребывающего в движении, человеческого существования. В философских рефлексиях о ходе челове­ческой истории классическая философская наука воспроизводит гесиодовскую схему пяти веков, которая долгое время служит самой популярной моделью описания бытия вселенной, сочетающей в себе представления о божественном, человеческом и геро­ическом топосах мироздания. У Платона герой — не только посредник между миром богов и миром людей, но и мудрец, интеллектуал, софист1. Но Платон говорит о геро­ях вскользь, шутя, избегая перехода к собственно социальному анализу проблемы. Подлинно внимательный взгляд на проблему героя дает Дж. Вико2. Введя трехчлен­ное деление исторического процесса, состоящего из «века богов», «века героев» и «века людей», Вико сформулировал онтологическую теорию трех типов бытия, ока­завшую большое влияние на последующую историю мысли. Достаточно лишь ука­зать на Гегеля, который хотя и не называет имени Вико, но в своей «Философии исто­рии», в сущности, разделяет его идеи, изображая сменяющие друг друга деспотичес­кий мир Востока, героический мир греков и римлян и свободолюбивый мир

1 Платон. Кратил, 398 de.

2ВикоДж Основания новой науки о природе нации. М.;Киев, 1994.

германцев, наделенный лучшими чертами человеческого мира. Ряд «клас­сических» мыслителей, размышлявших о герое и героическом, завершает Т. Карлейль . Для Карлейля наличие героя — это выражение общего ие­рархического порядка природы. Для всех этих мыслителей, герой - это посредник между божественным и человеческим планами бытия, есть ин­дивидуализированное воплощение самой исторической необходимости. Таков итог размышлений о герое философов от Вико до Гегеля и Карлей­ля. Из наиболее ярких умов XIX века заслуживает упоминания и Ф. Ницше, который в своих разрозненных опытах осмысления истории по­вторяет, хотя и в пессимистическом плане, концепцию Гесиода, Платона, Вико, Гегеля и Карлейля. Для Ницше героическая фаза человеческой ис­тории уже миновала, а нынешняя эпоха господства «человеческого-слишком-человеческого» заслуживает лишь критического осуждения и предвосхищения грядущего Сверхчеловека как будущего героя.

Развитие социальных и гуманитарных наук, которое относится ко второй половине XIX века, привело к формированию социально-философской перспективы проблемы героя. В рамках таких дисциплин, как социология и этнология (социальная и культурная антропология), про­снулся интерес к анализу различных типов общества, к сопоставлению первобытных и современных типов социальности. Идеи эволюционизма, господствующие в творчестве Л. Г. Моргана, Г. Спенсера, Э, Тайлора, Дж. Фрэзера и других социальных мыслителей XIX века, сводились к тезису о неизбежности перехода всех первобытных обществ к цивилизованному со­стоянию. При этом вопрос о переходе от одних типов социальности к дру­гим не был главным, хотя и не выпадал целиком из поля внимания иссле­дователей. Такой вопрос вышел на первый план лишь после второй миро­вой войны в связи с началом ускоренной модернизации традиционных и архаических обществ. В этой связи проблема героя стала составной частью проблемы модернизации традиционных обществ, войдя в арсенал совре­менных философских рефлексий об обществе.

Карлейль Т. Теперь и прежде, М., 1994.

Вторая половина XIX века, бывшая временем господства ориентиро­ванной на рационализм классической науки, вызвала к жизни целый ряд теорий, призванных дать исчерпывающее объяснение природы человече­ского мышления и содержания психической жизни людей. Это привело к расцвету теоретической и экспериментальной психологии, а также анализу «коллективных представлений» (Э. Дюркгейм, М. Мосс), классификациям различных типов мышления и специальному анализу «первобытного мыш­ления». Первоначальное стремление противопоставить «первобытное мышление» как дологическое современному как логическому (Л. Леви-Брюль, Ж. Пиаже) скоро дополнились попытками выявить неистребимость мифологических представлений в современной жизни (Э. Кассирер, А. Ф. Лосев). Выводы исследователей конца XIX—первой половины XX века о насыщенности сознания современного человека архаизмами и мифологи­ческими символами позволяют оценивать их вклад в изучение проблемы мифологемы героя как довольно высокий. Особый вклад в решение про­блемы героя принадлежит психоанализу. 3. Фрейд первым поставил вопрос о связи между неврозами и религиозным сознанием. Пытаясь синтезиро­вать психоанализ с социальными науками второй половины XIX века, Фрейд и его последователи провели сравнения детской психики, мифов первобытных народов и психических отклонений взрослого человека. На этом пути психоаналитики сделали вывод о том, что психическая жизнь человека является отражением тех фундаментальных общественных про­цессов, которые характерны и для социального развития в целом. В част­ности, распад первобытной орды привел к появлению сложной социальной организации, чье воспроизводство обеспечивается мифологией, религией и ритуалом. С психоаналитической точки зрения, стабильность общества предполагает установление определенной системы запретов, прежде всего, сексуальных. При этом герой выступает как агент, способный разрушать уже существующий социальный порядок и устанавливать новый.

В политической теории второй половины XX века проблема героя сочетается с проблематикой политического лидерства (вождизма) и толпы

в рамках современного массового общества, в том числе, в условиях тота­литаризма. Исследователи подвергают анализу политические технологии, нацеленные на разрушение групповой и приватной жизни индивида и во­влечение его в тотально публичное существование (X. Арендт, Э. Канетти, К. Мангейм). Разрушение традиционного порядка с целью создания ново­го, тоталитарного режима, сопряжено с формированием тоталитарных идеологий и мифов, призванных легитимировать этот порядок. Особую роль в системе этих идеологий играли мифологемы героев, призванные драматизировать и даже театрализировать различные формы обществен­ной жизни, прежде всего, производство, военный быт, идеологически раз­решенные виды творчества и познания.

В теориях массовой коммуникации проблематика героя соотносит­ся с вопросом о механизмах вербального и невербального манипулиро­вания массовым сознанием, насаждением определенных стереотипов по­ведения, мышления, потребления и моды (Р. Барт, В. Беньямин, Ж. Бодрийяр, М. Маклюэн, М. М. Назаров, О. Тоффлер, Э. Юнгер). В роли героев выступают герои кинофильмов, рекламных роликов, видео­клипов и литературных бестселлеров. Своеобразной фабрикой произ­водства мифов о героях сегодня стал Голливуд, распространивший свое влияние на всю планету. Универсальной социально-критической теории фабрикации такого типа героев не создано, но можно, с известными ого­ворками, рассматривать в качестве такой теории весь комплекс художе­ственно-критической, эстетической и культурологической литературы, которая создается трудом самых разных авторов.

На наш взгляд, все существующие подходы к проблеме мифоло­гемы героя обладают своей значимостью в деле построения современ­ной социально-философской критики избранного сюжета. Связь между ними обеспечивается тем, что все они на свой лад пытаются дать реше­ние проблемы существования индивида в условиях социальной неста­бильности, хотя и делают это под разным углом зрения. Это позволяет рассматривать мифологему героя в современном массовом сознании

как логико-символический принцип существования индивида в про­странстве нестабильного общества.

Методологическая база исследования. Данное исследование про­ведено на основе использования современных методологий социально-философского изучения массового сознания, анализа социально-психологических стереотипов и мифов. В основу работы были положе­ны теоретические взгляды, развитые в трудах таких классиков социаль­но-философской мысли, как X. Арендт, М. Вебер, Э. Дюркгейм, Р. Жи­рар, Э. Канетти, М. Мосс, С. Московичи, X. Ортега-и-Гассет, О. Шпенг-лер, К. Ясперс. При разработке общей концепции диссертации методо­логическими ориентирами в области анализа социальной мифологии служили работы Р. Барта, Дж. Кэмпбелла, Г. Лебона, А.Ф. Лосева, К. Мангейма, К. Маркса, О. Тоффлера, 3. Фрейда, М. Элиаде, К. Г. Юнга. Специальное внимание было уделено философским, социологическим, культурологическим, психологическим и историческим исследованиям, посвященным проблемам героизма, героического начала в культуре и героизации. В диссертации использовались результаты исследований Л.М. Баткина, М. Блока, Б. Г. Гафурова, Д.И. Цибукидиса, Ф. Шахер-майра, А.С. Шофмана. Значительный вклад в концептуальную структу­ру диссертации внесли результаты исследования феноменов массового общества, массовой культуры и массового сознания, развитые в сочине­ниях таких современных отечественных авторов, как А. С. Ахиезер, Г. К. Ашин, В. Н. Белов, А. И. Демидов, Н. Г. Козин, и. И. Кравченко, Я, В. Любивый, Д. В. Михель, Д. В Ольшанский, А. И. Парфенов, В. А. Подо-рога, В. П. Рожков, М.К. Рыклин, В. Б. Устьянцев.

Непосредственным методологическим основанием диссертации является генетический и структурно-функциональный подход. На осно­ве указанной методологии в диссертации развивается концепция мас­сового сознания, позволяющая рассматривать последнее как подвиж-

ную и исторически изменчивую композицию мифологем, среди которых спе­циально рассматривается мифологема героя.

Предмет исследования: мифологема героя, ее формирование и функционирование в системе массового сознания.

В связи с этим в работе выдвигаются следующие цели и задачи.

Цель диссертации: исследовать социальные основания форми­рования и функционирования мифологемы героя в массовом сознании.

Реализация данной цели предусматривает решение следующих задач:

1. Рассмотреть особенности постановки проблемы мифологемы ге­роя и ее решения в рамках классической философской науки;

2. Раскрыть основные подходы к изучению мифологемы героя в рам­ках современной социальной философии, сопоставив особенности русской и западной традиций мышления по вопросу о массовом сознании и его струк­турах;

3. Исследовать основные механизмы формирования мифологемы героя в их корреляции с процессом формирования массового сознания;

4. Проанализировать особенности функционирования мифологемы героя в массовом сознании в связи с характером основных процессов, свой­ственных массовому обществу;

5. Представить классификацию основных типов мифологемы ге­роя в современном массовом сознании.

/ Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что:

1. Представлена оригинальная интерпретация становления и разви­тия проблемы мифологемы героя применительно к картине основных эта­пов истории классической философской науки и современной социальной философии;

2. Сформулировано положение о массовом обществе как внутрен­не нестабильной общественной системе, характеризуемой процессами мас­сового производства, массового насилия, массового потребления и массо­вой коммуникации;

3. Определены механизмы формирования мифологемы героя в массовом сознании, причем в качестве приоритетного выделен ритуал по­читания героя;

4. Выявлена специфика функционирования мифологемы героя в качестве эффективной логико-символической структуры массового созна­ния, обеспечивающей героизацию основных процессов массового обще­ства;

5. Обозначена роль мифологических структур массового сознания в отношении таких социальных проблем, как материальная нужда, происки врагов, изобилие материальных богатств и коммуникационных контактов.

6. Введены в философский оборот понятия о мифологемах героев прометеевского, геркулесова, деметрианского и протеистического типов.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Проблема мифологемы героя в классической философской на­уке трактуется в метафизической перспективе. Герой мыслится как онтологическая скрепа, обеспечивающая связь между Небом бо­гов и Землей людей. Хотя мифические корни этой конструкции осоз­наются совершенно отчетливо со времен древних греков, но, тем не менее, мифологема героя в классической философии не под­вергается должной критике. Это не связано со «слабостью» мыш­ления, но вызвано тем, что данная мифологема соответствовала реалиям традиционного общества с его преобладанием аграрного населения и его укорененностью в землях своих отцов. Как только эти реалии начинают расшатываться, феномен героического начи­нает приобретать новый смысл.

2. Русская социально-философская мысль конца XIX—начала XX веков внесла важный вклад в осмысление проблемы отношения ге роя и толпы. Русские мыслители с опасением отнеслись к процессу массовизации традиционного общества, усмотрев в толпе угрозу для человеческой личности. Они обнаружили иррационализм пред­ставлений, присущих толпе, отметив тесную связь между толпой и ее героями. Они сделали вывод о неизбежной нравственной беспринцип-

ности во взаимоотношениях толпы и ее героя, показав тем самым, что мифы массового сознания, в том числе и миф о герое, предна­значены не столько для воспитания общества, сколько для мобили­зации его энергии. В рамках западной социально-философской мыс­ли, прежде всего, под влиянием психоанализа, было выдвинуто по­ложение, что мифы о герое сыграли роль социального регулятива, обеспечивающего массам возможность решения их основных про­блем. Кроме того, миф о герое был осмыслен как «чудесная история» о скрытых намерениях массы, удовлетворяющая ее вытесненным желаниям.

3. Мифологема героя как особая структура массового сознания фор­мируется разнообразными средствами. Формирование мифов о вож­дях тоталитарных государств XX века осуществляется пропагандой, литературой, фольклором, кинематографом и т. п., которые, обраща­ясь к массам, апеллируют к стойкому стремлению массового созна­ния не принимать жесткие организационные реалии современного общества. Миф о герое выступает формой мягкого насилия над ра­зумом. Тем не менее, и в глубинах самого сознания этот миф нахо­дит удобную среду для своего развития. Важнейшая роль в форми­ровании мифологемы героя в современном массовом сознании при­надлежит ритуалам почитания героев, которые представляют собой особые механизмы программирования поведения человека массового общества, при его столкновении с могуществом конкретного автори­тетного лица.

4. Констатируется наличие в сфере сознания особой структуры, ко­торая придает каждому из навязанных извне образов и повествова­ний стереотипное содержание. Эти образы и повествования уклады­ваются в изначальную логико-символическую конструкцию о «жиз­ненном пути героя», которая, в сущности, является идеальной про­екцией всех возможных вообще человеческих биографий на предла­гаемый ей исторический факт или образ.

11

5. Функционирование мифологемы героя в массовом сознании свя­зано с феноменом внутренней нестабильности массового общества. Герой выступает персонификацией процессов обновления, разрушая один социальный порядок и создавая другой. Мифологема героя также является эффективным механизмом, позволяющим людям адаптироваться к сложным ситуациям социального бытия. С ее по­мощью открывается шанс символически «преодолеть» преграды, вы­ставляемые материальной нуждой, происками врагов, а также изоби­лием коммуникационных контактов.

6. Анализ современной социальной мифологии позволяет выделить четыре основных типа мифологемы героя — мифологемы героев прометеевского, геркулесова, деметрианского и протеистического типов. Посредством этих логико-символических стереотипов массо­вое сознание преодолевает отчуждающие процессы массового про­изводства, массового насилия, массового потребления и массовой коммуникации. Напротив, эти процессы героизируются, принимают­ся как социально-необходимый ход вещей, поскольку иным образом не могут быть приняты человеческим разумом.

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в разработке актуальной проблемы социальной философии — проблемы формирования и функционирования в обществе комплекса мифологиче­ских представлений о герое как агенте социальных преобразований. Дан­ное исследование дает теоретический и практический материал для осмыс­ления социальных процессов первой половины XX века (массовое произ­водство и массовое насилие), а также современного состояния массового общества (развитие массового потребления и массовой коммуникации). Результаты исследования имеют выход в педагогическую практику. Они могут быть использованы в процессе преподавания в высшей школе, при чтении спецкурсов по проблемам социальной философии, социальной ан­тропологии, социальной психологии, культурологии и философской ан­тропологии. По материалам диссертационного исследования диссертантом

12

разработан раздел «Личность и история» в базовом курсе «Духовная жизнь общества», программа курса «Духовная жизнь общества» для преподава­телей и студентов, а также учащихся колледжей, лицеев и гимназий.

Апробация работы. Материалы исследования докладывались на Республиканской научной конференции «Человек в социокультурной сис­теме», Саратов, 1996г., Втором международном симпозиуме «Россия и За­пад: взаимовлияние идей и исторических судеб», Саратов, 1996г., научно-педагогической конференции «Христианство и образование», Саратов, 2000 г. Диссертационное исследование обсуждалось на кафедре филосо­фии Саратовского государственного университета в мае 2001г.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, анализируется сте­пень ее разработанности, определяются цели и задачи, раскрывается науч­ная новизна работы, показывается ее теоретическая значимость.

В первой главе Проблема героя в философии — дается обзор про­блематики, связанной с понятием «герой» в классической философской науке и современной социальной философии. Рассмотрены основные под­ходы к пониманию «героя» и «героического», проблема отношения «ге­роя» и «толпы». Герой рассматривается как одна из устойчивых мифоло­гем общественного сознания, как особый механизм социальной регуляции. Формулируется основной круг проблем, касающихся механизмов форми­рования и функционирования мифа о герое в социуме, а также специфики массового сознания как сознания глубоко мифологизированного.

В первом параграфе «Герой в классической философской нау­ке» — прослеживается процесс формирования понятия о герое в рам­ках античной философии, а затем в классической философии XVIIIXIX столетий.

Один из первых опытов философского осмысления мифов о героях предлагает Платон. Для Платона герои мыслятся как посредники между богами и людьми, между совершенным и несовершенным бытием. В

13

этом смысле Платон продолжает греческую поэтическую традицию по­нимания героического, которая также имеет дело с мифологемой героя. В наиболее концентрированном виде поэтическое представление о геро­ях дает Гесиод. В его концепции «пяти веков» можно усмотреть зачатки толкования исторического процесса: герой появляется и действует в рамках определенной исторической эпохи — эпохи перехода от медного (бронзового) века к веку железа. Герой в эту бурную эпоху был совер­шенно необходим и как военный вождь, и как инициатор и руководитель социальных инноваций (демиург), и как источник нового культурного опыта (культурный герой). Существует важное отличие платоновской трактовки героя и от представлений о героях, присущих первым грече­ским поэтам. Так, у Гомера и Гесиода герои — это, прежде всего, борцы с силами хаоса, те, кто очищает землю от чудовищ, строит города и воз­главляет многочисленные воинства народов. У Платона же герои — это мудрецы и искусные ораторы, диалектики, софисты. Платон интеллек-гуализирует героизм, делая акцент не на героическом применении силы, а на искусстве владения словом. Другой опыт философского осмысления мифа о герое предлагает Аристотель. В своей «Поэтике» он рассуждает о природе трагедии и дает, в сущности, определение трагического героя, хотя нигде специально не использует этого понятия. Трагический герой у Аристотеля является наставником жизни, спасителем, творцом и за­ступником целого народа. Классическая философия греков развивает мифологическую проблематику героического, повествуя о герое как о посреднике между богами и людьми, промежуточном звене между не­бом и землей, космическом деятеле, демиурге, организаторе порядка, борце с хаосом, живом воплощении мощи народа. На основе мифа ан­тичная философия создала формулу «боги—герои—люди», посредством которой пыталась выразить суть и смысл человеческого существования. В Новое время первая попытка теоретического осмысления мифа о герое впервые предпринимается в творчестве итальянского философа на­чала XVIII века Дж. Вико. Он формулирует концепцию исторического

14

круговорота, полагая, что общественная жизнь людей проходит через три этапа: век Богов, век Героев и век Людей. Вектор исторического развития, по Вико, определяется все большим участием людей в реализации своих прав, основанных в конечном итоге на справедливости разума. История, по Вико, это постоянные колебания между правом силы и правом разума, а ге­рой — та особая промежуточная фигура, которая обеспечивает переход людей от дикости и варварства к истинной человеческой природе. Автор отмечает, что Вико, очертив круг проблем философии истории и задав в определенной степени парадигму их анализа, оказал значительное влияние на последующее развитие философии истории.

Дальнейшее развитие темы героя обозначилось в концепции Геге­ля. Его концепция героя непосредственно вытекает из общего представле­ния исторического процесса как этапа самопознания абсолютного духа. Исторический прогресс, по Гегелю, есть процесс закономерного осуще­ствления свободы. Гегель связывает понятие «герой» и понятие «великая историческая личность». Для него герой — выразитель всеобщего в инди­видуальном, проводник объективной необходимости, творец жизни наро­дов, а, кроме того, страстотерпец и даже жертва.

В таком же смысле рассматривает фигуру героя и Т. Карлейль. В отличие от Вико, который считал, что эпоха героев имеет временные рам­ки, Карлейль полагал, что герой, как творец народной жизни, определяет ее развитие на протяжении всех эпох. Для него герой выступает источником народной нравственности, а культ героя является необходимым элементом существования общества. В классификации героических типов Карлейль формулирует метафизическую концепцию развития общества, которая весь­ма далека от стремления проникнуть в мир общественного сознания и, в свою очередь, выражает зависимость Карлейля от традиционных механиз­мов объяснения законов человеческой жизни.

В целом, проблема мифологемы героя в классической философской науке трактуется в метафизической перспективе. Герой мыслится как он­тологическая скрепа, обеспечивающая связь между Небом богов и

15

Землей людей. Мифические корни этой конструкции осознаются совершенно отчетливо со времен древних греков, которые, однако, не отказываются от привлечения этой мифологемы в своей философии. Мифологема героя не подвергается должной критике. Это не связано со «слабостью» мышления, которое, как известно, весьма успешно демонстрировало свою критичность в самых различных сферах. Упорство в трактовке героя как принципа связи божественного и человеческого, которую демонстрируют Вико, Гегель и Карлейль, вызвано тем, что эта трактовка соответствует реалиям традици­онного общества с его преобладанием аграрного населения и его укоренен­ностью в землях своих отцов. Как только эти реалии начинают расшаты­ваться, феномен героического начинает приобретать новый смысл.

Во втором параграфе — Проблема героя в современной соци­ально-философской перспективе — рассматривается дальнейшее разви­тие темы героя в конце XIX века и в XX столетии.

Интерес к мифологеме героя в современной философской науке связан с интересом к анализу общественных форм сознания, идеологий, коллектив­ных представлений. Всплеск социального знания в XIX веке совпал с появ­лением масс на арене истории, то есть с массовизацией традиционного об­щества. Тогда же появился целый пшок исследований, посвященный про­блематике масс, массового сознания, иррациональности массовых представ­лений и т.п. Особым объектом исследований стал вопрос о соотношении массы и ее героев. В работе рассматриваются две линии исследования мифа о герое — отечественная и западная. Они вынесены в отдельные подпараг-рафы.

В первом подпараграфе — Проблема «героя и толпы» в русской социально-философской мысли конца Х1Х~начала XX века — рассматри­вается развитие темы «герой и толпа» в русской философии. Отмечается, что одними из первых эту проблему начали обсуждать мыслители-народники (Н.К. Михайловский, П.Л. Лавров), которые представили отклик на процесс разложения традиционного общественного устрой-

16

ства России. Этот анализ был продолжен в русской религиозной фило­софии (С.Н. Булгаков, Н.О. Лосский, С.Л. Франк), главным образом, в исследованиях, касающихся характера русских революций и участия в ней деклассированных элементов. Позиция этих авторов отражала, в существенной мере, влияние литературного творчества Ф.М. Достоев­ского. Русские мыслители с опасением отнеслись к процессу массови-зации традиционного общества, усмотрев в толпе угрозу для человече­ской личности. Они обнаружили иррационализм представлений, при­сущих толпе, и отметили тесную связь между толпой и ее героями. Они сделали вывод о неизбежной нравственной беспринципности во взаи­моотношениях толпы и ее героя, показав тем самым, что мифы массо­вого сознания, в том числе и миф о герое, предназначены не столько для воспитания общества, сколько для мобилизации его энергии.

Во втором подпараграфе Проблема «героя и массы» в запад­ной социальной философии — анализируются идеи ведущих зарубежных социальных мыслителей. Рассматриваются работы Г. Лебона, Г. Тарда, 3. Фрейда, О. Ранка, С. Московичи, К. Ясперса, X. Арендт, Ж. Батая. Как и русские философы, западные социальные мыслители выражали серь­езную озабоченность процессами массовизации современного общества. Они видели в феномене массы угрозу устоям общественной жизни, опасность для политического и экономического порядка. Вместе с тем они вынуждены были отметить, что произошел процесс «восстания масс» (X. Ортега-и-Гассет), в результате которого массы получили дос­туп не только к культурным ценностям, но и к власти. В своем стремле­нии к власти массы формировали себе вождей, которые, в свою очередь, были кровно заинтересованы в существовании масс, гарантирующих им возможность личной власти. Сложилась тесная связь между вождями и массами, которые, обожествляя своих лидеров, творили из них героев. По подобию традиционного сознания массовое сознание оказалось склонным наделять героев такими сверхчеловеческими качествами, ко­торыми не обладал реально не один индивид.

17

В рамках западной социально-философской мысли, прежде всего, под влиянием психоанализа, было выдвинуто положение, что мифы о ге­рое сыграли роль социального регулятива, обеспечивающего массам воз­можность решения их основных проблем. Кроме того, миф о герое был осмыслен как история о скрытых намерениях массы, удовлетворяющая ее вытесненным желаниям.

Во второй главе — Мифологема героя как феномен массового соз­нания — рассматриваются основные механизмы формирования и функ­ционирования мифологемы героя.

В первом параграфе — Формирование мифологемы героя в массо­вом сознании — показывается, как формируется эта мифологема, какие средства используются современными творцами мифов и какова их дейст­венность на уровне массового восприятия. С опорой на исследования С. Жижека, Р. Барта, Ж. Бодрийяра, Ш. Плаггенборга, В.Н. Топорова, О. Тоффлера, В.А. Подороги, Дж. Кэмпбелла показаны основные механизмы формирования мифов массового сознания, которые нацелены на возвели­чивание фигур вождей и кумиров массового общества. Обращается внима­ние на роль пропаганды, литературы, фольклора, кинематографа и т, п., которые, обращаясь к массам, апеллируют к стойкому стремлению массо­вого сознания не принимать жесткие организационные реалии современ­ного общества. Высказывается положение, что миф о герое выступает формой мягкого насилия над разумом, вынужденного отступать перед на­тиском мифотворческой машины. Отмечается, что и в глубинах самого сознания этот миф нашел удобную среду для своего развития.

В соответствии с духом исследования Кэмпбелла, констатируется наличие в сфере сознания особой структуры, которая придает каждому из навязанных извне образов и повествований стереотипное содержание. Эти образы и повествования укладываются в изначальную логико-символическую конструкцию о жизненном пути героя, которая, в сущ­ности, является идеальной проекцией всех возможных вообще человече­ских биографий на предлагаемый ей исторический факт или образ. Ука-

18

зывается, что так формируемая мифологема героя может быть понята как устойчивая, хранящаяся в социальной памяти архетипическая фор­ма, в которую как бы «отливается» деятельность каждого нового исто­рического героя, что и позволяет ему соответствовать общепринятому героическому статусу.

Важнейшую роль в формировании мифологемы героя в современном массовом сознании играют ритуалы почитания героев, которые представ­ляют собой особые механизмы программирования поведения человека массового общества при его столкновении с могуществом конкретного ав­торитетного лица, является ли его власть над остальными людьми грубым насилием или символическим превосходством. Подчеркивается, что риту­ал почитания героя имеет изначально религиозное происхождение. В ри­туале почитания вьфажается не просто восхищение конкретной личностью или ее деяниями, но проявляется поистине религиозное отношение к ге­рою, как к существу высшему, сверхчеловеку, полубогу.

На примерах культа личности Сталина и Гитлера показано, что такое почитание имеет характер «светской религии». Ритуал почита­ния героя-вождя и в СССР и в фашистской Германии, с одной сторо­ны, имел опору «снизу», в самих массах, а с другой стороны, он ак­тивно и сознательно насаждался «сверху», причем инициатива здесь исходила от самих вождей и окружавшей их политической верхушки. Формирование мифологемы героя в массовом сознании было связано с приданием облику вождя семейных, родовых характеристик и стира­нию формальных, бюрократических черт. Вождь становится отцом на­рода, его прародителем. Идеологи вырабатывают соответствующие речевые обороты и обращения, в которых на первый план выходят личностные, патриархальные титулования. Герой массового сознания, особенно тоталитарный вождь, должен обладать подчеркнуто выра­женными национальными характеристиками. Тем не менее, если тре­буется, герой приобретает наднациональные свойства. Этими и подоб­ными им чертами он заявляет о своей божественной природе, о свое-

19

образной надмирности, трансцендентности по отношению к земле, на которой протекает жизнь остальных людей.

Массовая культура второй половины XX века принципиально не отличается от масс-культуры тоталитарных обществ. Изменился только' масштаб и количество героев, а также время их жизни в сознании масс, ко­торое стало менее продолжительным. Отмечается вклад современного ви­зуального искусства в формирование героических обликов (телевидение, Интернет и массовые иллюстрированные журналы). Указывается на со­храняющуюся практику посещения памятных мест, связанных с события­ми, определившими современную историю. На смену политическим идо­лам тоталитарных режимов пришли идолы массовой культуры, звезды шоу-мира, спортсмены и телеведущие. Современный герой отделился от политической власти, но он не утратил власть над умами и сердцами масс.

Во втором параграфе Функционирование мифологемы героя в массовом сознании — дается развернутая характеристика функциони­рования мифологемы героя в массовом обществе. Констатируется, что функционирование мифологемы героя в массовом сознании связано с феноменом внутренней нестабильности массового общества. Герой вы­ступает персонификацией процессов обновления, разрушая один поря­док и создавая другой.

Но герой персонифицирует процесс обновления не просто в созна­нии, а в сознании мифологизированном, которое не склонно к научно-теоретическому мышлению. Массовое сознание мифологично, поскольку насыщенно простыми механизмами объяснения сложной совокупности фактов и процессов окружающего людей мира. Мифологема героя высту­пает наиболее эффективным механизмом массового сознания, позволяю­щим обходить все сложные препятствия. Она функционирует как средство спасения для массового человека, организуя его поведение и нацеливая на преодоление отчуждающих процессов массового общества — массового производства, массового насилия, массового потребления и массовой ком­муникации. С помощью этого средства открывается шанс преодолеть пре-

20

преграды, выставляемые материальной нуждой, происками врагов, а также изобилием предлагаемых товаров и услуг и коммуникационных контактов. Сознание человека массового общества, принимает все названные процес­сы в качестве героизированного хода вещей. Героика здесь творится гла­венствующим мифологическим стереотипом. В работе предлагается классификация четырех типов мифологемы героя.

Во-первых, мифологема героя прометеевского типа. Посредством этой логико-символической структуры массовое сознание преодолевает от­чуждающую суть массового производства. Героизация труда собирает вок­руг него всех безликих и безымянных тружеников, сливая их судьбы, чув­ства и помыслы в едином прометеевском порыве.

Во-вторых, мифологема героя геркулесова типа. Благодаря ей мас­совое сознание соглашается с практикой массового насилия, «переварива­ет» отчуждающую суть террора, воспринимая реальную жизнь как посто­янную борьбу с чудовищами. Героизация террора закрывает массам глаза на то, что террору нет оправдания. Миф ведет их вопреки голосу собствен­ного разума к согласию с тем, что террор творится ради осуществления объективных законов природы и истории.

В-третьих, мифологема героя деметрианского типа. С помощью этой мифологемы массовое сознание принимает чудовищный соблазн массово­го потребления. Героизация потребления осуществляется наиболее мягким способом, ведь у героини, взывающей к потребителю, материнская суть. Деметра дарит богатства как мать. Миф, существующий в форме реклам­ного увещевания, ведет массы вопреки их трезвой расчетливости в потреб­лении к примирению с необходимостью принимать общественную заботу, к наивной вере о том, что каждому человеку некая высшая сила (общество) подаст руку помощи.

В-четвертых, мифологема героя протеистического типа. На ос­нове этого мифологического стереотипа массовое сознание признает не­человеческую власть массовых коммуникаций и с радостью доверяется ей. Героизация коммуникации достигается переносом на зрителя всех значимых

21

свойств, свойственных существу, способному поддерживать контакт с це­лым миром. Миф, совпадающий, по сути дела, с самой системой телевеща­ния, делает зрителя вопреки его конкретным личностным качествам гостем любых пространств и времен, соучастником всех мыслимых и немыслимых происшествий, агентом глобальной коммуникации.

В заключении подводятся итоги работы, делаются общие выводы и наме­чаются дальнейшие перспективы исследования.

Основные публикации автора по теме диссертации:

1.Миф, человек, общество: проблема героя // Человек. Культура. Ис­тория. Философский альманах. / Под ред. В. Н. Гасилина. Саратов, 1999. С. 146—154.

2. Обожествление героя как институт идеологии // Человек. Культура. История. Философский альманах. / Под ред. В. Н. Гасилина. Сара-тов,1999. С. 154—163.

3. О феноменах "герой", "героическое", "героизм" // Наука и феномен культуры. / Под ред. В. П. Каратеева. Саратов,1999. С. 128—134.

4. Личность в категориях науки // Акме. Альманах. Вып. 1: Психология творчества. Саратов, 2000. С. 4—8.

5. Свобода и ответственность в научном междисциплинарном знании // Наука и культура. / Под ред. С. П. Поздневой. Саратов, 2000. С. 24— 29.

6. Образ лидера в массовом сознании // Наука и культура. / Под ред. С. П. Поздневой. Саратов, 2000.С. 57—59.

7. Христианская парадигма просвещения масс // Христианство и образование. Саратов, 2000. С. 16-17.