ЛАВРИЩЕВ Артем Дмитриевич

Мировоззрение Ю.О. Мартова: становление, эволюция, социально-исторический контекст

Специальность 09.00.03 - история философии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

МОСКВА 2001

Работа выполнена на кафедре истории русской философии философского »акультета Московскою Государственного Университета им. М.В. Ломоносова

 

 

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования

Современные исследования в области истории русской мысли рубежа XIX-XX вв., при всем их многообразии, все чаще посвящаются проблемам изучения, интерпретации и творческого развития концепций, либо непосредственно связанных с религиозным ренессансом начала века (С.Н. Булгаков; Н.А. Бердяев, о. П.А. Флоренский, В.Ф. Эрн и др.), либо идей, по крайней мере, касающихся весьма важного для этого периода перехода «от марксизма к идеализму» большой группы российских интеллектуалов (конструкции П.И. Новгородцева, П.Б. Струве). При этом исторические фигуры, чье творческое развитие происходило не в процессе отхода от марксизма, а в рамках марксизма, как правило, остаются и тени. Причины данного явления очевидны: во-первых, неизбежные сложности в изучении философского наследия мыслителей такого рода в период до начала перестройки - из-за их «неортодоксальности», во-вторых, предвзятое отношение к ним в постперестроечный период из-за их марксизма. Вместе с тем, адекватное осмысление и философского, и политического процесса в России конца XIX - начала XX веков, как целостного явления, вряд ли возможно без всестороннего анализа всего спектра русских рецепций марксизма, который, беч сомнения, является одним из интереснейших феноменов этой эпохи - анализа, осуществленного без идеологической предвзятости. Всё вышесказанное делает актуальным обращение к творческому наследию Льва Мартова [Юлия Осиповича Цедербаума (1873 - 1923)] -одного из виднейших представителей марксистского социал-демократического меньшевизма как особой мировоззренческой к философской позиции и политической практики.

Степень разработанности проблемы

Источниковедческой базой диссертации послужили, прежде всего, работы самого Ю.О. Мартова, опубликованные в начале - первой трети XX столетия1, публикации переписки Ю.О. Мартова последних лет2, а также комплексы документов, связанных с возникновением и развитием меньшевизма . В 2000 г. в свет вышел том избранных сочинений Ю.О. Мартова^, что наглядно подтверждает растущий интерес к творчеству этого неординарного мыслителя.

Как известно, попытки осмысления творческого наследия Ю.О. Мартова начались еще при его жизни (здесь уместно обратить внимание на ту полемику, которая сопровождала практически всю историю меньшевизма как политического явления, что помогало дистанцировать его как от консервативно-либерального политического континуума, так и от большевистской версии РСДРП) и вскоре после его кончины, однако политическое «неправомыслие» Ю.О. Мартова сделало во многом затруднительным корректное изучение его наследия в 30-80-гг., (что не отменяет научной значимости исследований, научных публикаций и диссертационных исследований по данной проблематике)^. С появлением

Мартов Л. Воспоминания ренегата // Социалистический вестник. Берлин. - 1922. -№ 23-24: Мартов Л. История российской социал-демократии. - Пг.; М., 1923; Мартов Л. Линия социал-демократии // Вопросы социал-демократической политики. - Пг.; М.. 1920. - Вып. 1: Мартов Л. Общественные и умственные течения в России 1870- 1905 п. - М.. 1924: Мартов Ю.О. Ич неопубликованных воспоминаний // Ленинский сборник. * М.. 1925. - Т.4. - С. 49-61:' Мартов Ю.О. О партии 1918 - 1919 гг. // Социалистический весiник. Париж. - 1927. № 7,

" См.: Кипр В.Ь.. Можаев Л.А. Из публицистического наследия Л. Мартова // Советские архины. 1991. - № 5: "Политическое положение очень скверно": Письма Ю.О. Маршна к Г.В. Плеханову. 1906 г. / Публ. Н.А. Казаровой // Исторический архив. 1098. - „Mb 2. - С 62-71; Политические стихи Мартова // Советские архивы. 1991.-№5.

Меньшевики к 1917 голу: В 3-сх г. М.. !994: Меньшевики в большевистской России, 1918 - 1924: В 3-х т. Центр политической и -жоп ом и ческой истории Российского независимого ин-ia социальных и национальных проблем. - М.. 1999. - Т. 1: Меньшевики в I9IX году. - М.. 1999: Меньшевики: Документы и материалы 1903 -1917гг.-М.. 1996. 1 Мартов Ю.О. Избранное. - М.. 2000.

См.: Бовыкин R И. Революция 1905 1907 i г, - М.. 1965; Бумакова НС. Борьба большевиков за единство партии на буржуазно-демократическом папе революции в России. 1903 февраль 1917 г. - М.. 1981: Блинов М.В. Два направления в российской

с начала 90-х гг. достаточно большого числа исследований и публикаций, связанных с именем Ю.О. Мартова и посвященных меньшевизму в целом, можно с уверенностью судить о формировании нового этапа в исследовании творческого наследия видного теоретика меньшевизма. Прежде всего, необходимо упомянуть работы таких исследователей русской политической мысли начала XX века, как Г.З. Иоффе6, Г.И. Ильяшук , О.В. Волобуев , 3. Галили4 и многих других"1.

социал-демократии накан\не I съезда РСДРП // Ученые записки Томского государственного университета - № 37. - Труды кафедры истории КПСС. - Вып. 1. 1959. - С. 3-!5: Козлов И.Ф. К вопросу о деятельности меньшевиков-пар1ийцев в 1908 - 1912 гг. // Непролетарские партии России в годы буржуазно-демократических революций и в период назревания социалистической революции. - М.. 1982. - С. 237-247: Лигоненко С.И. Из истории борьбы большевиков против меньшевиков по вопрос> об опюшении к либеральной буржуазии (1905 - 1907 гг.) // Научные труды по истории КПСС. - Вып. 114. - Киев. 1981. - С. 53-6): Агеев В.Л. Борьба В.И. Ленина против позиции меньшевиков по вопросу об отношении РСДРП к буржуа 1ным партиям в годы первой русской революции (1905 - 1907 гг.) // Московский пед. ии-г им. В.И. Ленина. Ученые записки. - № 342. - М.. 1970. - С. 85-143; Арсеньев Ю.М. Ленин и социал-демократическая эмиграция 1900 - 1904 гг. - М.. 1971: Даменио О.П. Социальная философия меньшевизма <19!7 г.). Диссертация на соискание >-1с'ной степени к. нес. н. - М.. 1970,

Иоффе Г. Ч. Республика кумовьев. Как прошла первая репетиция сталинских процессов /'/ Родина. - 1990. - № 8: Он же. Юлий Мартов. Из писем 1917 г. // Свободная мысль. - 1991. - № 16. — С. 26-39; Он же. Юлий Осипович Мартов // Россия на рубеже веков: исторические портреты. - М., 1991.

7 Ильящук Г.И. Меньшевизм 1917 г. в оценках его лидеров II Октябрьская революция. Народ: ее гворсц или заложник? - М.. 1992. - С. 390-404; Он же.! 1артия меньшевиков в революциях 1917 i. .'/ Россия в 20 в. Историки спорят. - М.. 1994. - С'. 182-188; Он же. Переписка лидеров меньшевизма как исторический источник (на примере писем Ю.О. Мартова 1УI 7 i.) •'• О подлинности и досiоверности исюрического источника. -Казань. 199]. С. 71-83: Он же. Политическая система России 1917 г. в оценке меньшевистской ихб.шцисшки и мсмуаристики // Общественные организации в полти ческой системе России 1917 - 1918.-М.. 1992.-С. 122-133.

Волотев О.В. Меньшевики в поисках новой партийной модели. Июнь 1907 - июль 1914 i. ' Меньшевики и меньшевизм. - М.. 1998. -- С. 24-43; Он же: Меньшевики накат не и в годы Первой российской революции // 1905 год - начало революционных потрясений r России и 20 п. - М.. 1996. - С. 112-127: Он же. Начачо формирования марксистских политико-социологических моделей первой русской революции ' Исшрический опыт взаимодействия российской и германской социал-демократ». - М„ 1998. С. 72-79.

Гали ли 'i. Лидеры меньшевизма в русских революциях. М.. 1993: Гадили 3. Меньшевики и вопрос о коалиционном правительстве: позиций "революционных оборон цен" и ее поли шчеекие последствия -7 Отечественная иеюрия. 1993. - № 6. -С. 15-27.

" См.: Касаров Г.1 . Революционная деятельность Ю.О. Мартова накануне и в юды первой российской революции /•' Революция 1905 - 1907 ir. и общественное движение в Сипири и на Дальнем Востоке. - Омск. 1995. С. 12-22: Лопнов Л.И. Революция

Вместе с тем, мировоззрение Ю.О. Мартова, осмысление им истории русской философии до сих пор еще не рассмотрены в диссертационных исследованиях. Следует, впрочем, отметить, что идеи Ю.О. Мартова и его ближайших соратников, начинают постепенно привлекать к себе внимание исследователей. Отдельные аспекты творчества Ю.О. Мартова сквозь призму истории русской философии рассматривались В.Ф. Пустарнаковым , в широком историко-философском контексте меньшевизм отчасти привлёк внимание М.А. Абрамова и Б.К. Ярцева'". Из зарубежных исследователей в этой связи следует упомянуть М. Раева .

Цели и задачи исследования

Целью данного диссертационного исследования является выявление, описание и реконструкция основных социально-философских, историко-философских и философски-политических идей Ю.О. Мартова. Эта цель формирует следующие задачи:

I. Реконструировать на основании архивных материалов и других доступных источников творческую биографию Ю.О. Мартова в широком социально-историческом контексте;

2- Описать генезис меньшевизма как целостного историко-политического явления, выявить основные этапы его

1905 - 1407 гг. и российская социал-демократия. Ростов-на-Дону. 1992; Мерзляков

Л.И. Большевики и социалистические партии'в годы гражданской войны // Проблемы

политологии и политической истории. - Саратов. 1994. - Вып. 3. - С, 34-43; Миллер

В. И. 1917-й: шлет и паление меньшевиков // Свободная мысль. 1995. - № 10. - С. 63-

76; Ппкшпн В.IV Лсшш и Мартов; Нлчн,тояншннся диало! и новой экономической

политике//Диало!. 1991.-№ 10. С. 64-67.

" См.: В.Ф. Пусгарнаков. Парадоксы в истории марксизма в России <•'/ Карл Маркс и

современная философия, - М.. 1999. - С. 80-94: Он же. Ишё раз о сущности

философии русского Просвещения и впервые о его кризисе // История философии. -

№4. М.. 1999. - С 57-88: Либерализм в России. - М.. 1996.

': См.: Ярцев Ь.К. Становление социализма и платформа меньшевиков в 20-ые годы //

Общественная мысль. Исследования и публикации. - Вып. 2. - М.. 1990 - С, 105-124:

Абрамов М.А. Догмы и поиск. - М.. 1944. - С. 56-72.

ь Расе М. Россия за рубежом. История культуры русской эмиграции. 1919-1939. М..

1994 (Oxford. 1990).

становления и развития, определить роль и значение социальной и политической философии Ю.О. Мартова в период концептуализации меньшевизма;

3. Проанализировать становление, трансформацию и внутреннее содержание взглядов Ю.О. Мартова на общественное развитие; показать внутреннюю связь его построений с философией марксизма, рассмотреть вопрос, как мировоззрение Ю.О. Мартова повлияло на его отношение к проблеме революционного насилия;

4. Исследовать взгляды Ю.О. Мартова на историю русской философии; показать значение редактировавшегося Мартовым сборника «Общественное движение в России» как источника по истории русской философии.

Цель и задачи диссертационной работы обусловили и внутреннюю логику её построения: диссертация состоит из введения, трёх глав, разделяющихся на парафафы, заключения и библиографии. Во введении формулируются цели и задачи исследования, показывается его актуальность, научная новизна и возможности практического применения. В первой главе выясняются теоретические основания меньшевизма как социально-политического и философского течения, описывается роль Ю.О. Мартова как одного из важнейших теоретиков угого направления в русской социал-демократии начала XX века. Вторая глава содержит в себе исследование взглядов Ю.О. Мартова на историю русской философии, в ней же сборник «Общественное движение в России» рассматривается как историко-философский источник. Третья глава посвящена реконструкции социальной философии Мартова, а также его отношению к проблеме насилия. Наконец, в заключении фиксируются основные выводы работы.

Методологи ческое основан не работы

Методологическим основанием работы служит сочетание сравнительно-исторического, текстологического и системно-структурного методов исследования, направленных на аналитическую реконструкцию философских взглядов Ю.О. Мартова.

Научная новизна диссертационного исследования Данная работа является одним из первых диссертационных исследований, посвящённых реконструкции и анализу становления и эволюции мировоззрения Ю.О. Мартова, его социальной философии. Исследование выполнено с позиций объективно-исторического подхода. Представляется, что многообразие возможных подходов к данной проблематике, изложенных выше, не снимает необходимости рассмотрения комплекса проблем, осуществленного в рамках диссертации. Научная новизна положений диссертации выносимых на защиту:

« автор диссертации рассмотрел меньшевизм не только как политическое, но и как социально-философское течение, бывшее в начале XX столетия альтернативой как большевистской версии российского социально-демократического движения, так и либерально-демократическим и консервативным течениям;

• впервые на уровне диссертационного исследования в широком социально-историческом контексте проанализирована творческая биография одного из виднейших деятелей меньшевизма - Ю.О. Мартова (Цедербаума), интерпретируемая, прежде всего, с точки зрения становления и развития его мировоззрения;

• показана концептуальная близость мировоззрения Мартова позднего периода, с его ориентацией на необходимость этического начала в стратегии и тактике политической борьбы, с социально-философскими построениями русских мыслителей либерального направления (в частности, П.Б. Струве);

• впервые реконструированы и рассмотрены историко-философские взгляды Ю.О. Мартова;

• впервые сборник «Общественное движение в России в начале XX века» рассмотрен как источник по истории русской философии;

« в научный оборот введены малоисследованные тексты, связанные как с жизнью и творчеством Ю.О. Мартова (в частности, переписка с Н.С. Кристи), так и с феноменом меньшевизма как исторического, социального и культурного явления.

Практическая значимость работы

Содержащийся в данном диссертационном исследовании материал, обобщения и выводы могут быть использованы для дальнейших научных исследований интеллектуальной истории России конца XIX - начала XX вв., при подготовке лекционных курсов, спецкурсов и семинаров по истории русской философии. Апробация диссертации

Диссертация обсуждена на заседании кафедры истории русской философии философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова и рекомендована к защите. Основные результаты исследования отражены в публикациях автора по теме работы общим объёмом 2, 5 п.л. (см. список).

Структура диссертации

Диссертация состоит из введения, трёх глав, объединяющих семь параграфов, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, даётся краткий обзор литературы и характеризуется степень разработанности темы, ставятся цели и задачи диссертационной работы, характеризуется её методологическая основа, определяется научная новизна и практическая значимость диссертации.

В первой главе диссертации «Ю.О. Мартов теоретик меньшевизма, мыслитель и общественный деятель» рассматриваются вопросы, связанные со становлением и эволюцией мировоззрения Ю.О. Мартова, исследуется вклад названного мыслителя в идеологию меньшевизма и мировую социал-демократическую мысль.

В нервом параграфе «Формирование меньшевизма как идейного и общественно-политического движения в России» анализируется сложная история меньшевизма, представляющего собой один из вариантов ответа российской социал-демократии на новые явления в общественно-политической и экономической жизни дореволюционной России.

Краткий анализ первых сорока лет рецепции марксизма в России, его восприятия или отторжения такими разными мыслителями, как В.П. Боткин, П.В. Анненков, Н.И. Сазонов, А.И. Кошелев, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, Б.Н. Чичерин, Ю.Г. Жуковский, К.Д. Кавелин, объективно показывает, что марксизм усиливал западнический вектор развития русской мысли.

Говоря о предыстории меньшевизма, автор отмечает, что к концу 1880-х гг. наиболее развитая социал-демократия Европы, германская, уже стала обращать внимание на расхождение некоторых базисных понятий ортодоксального марксизма с реальностью развития капитализма в этой части света. С этих пор одной из главных проблем развития этого учения стала проблема допустимости корректировки марксизма. Появился ревизионизм Э. Бернштейна как одна из форм творческого подхода к социал-демократической и марксистской идеологии.

Русские марксисты не остались в стороне от европейских дискуссий. Автор, в частности, рассматривает реакцию на ревизионизм Бернштейна Г. В. Плеханова, который сформулировал основную идеологему меньшевизма - стремление к социалистической революции с учетом степени готовности страны, ее классов и экономики, к новой стадии развития истории - коммунизму. В качестве предшественников меньшевизма в диссертации рассматриваются также легальный марксизм, «экономизм», «credo» Е.Д. Кусковой.

В работе лается сжатый очерк политической истории меньшевизма, начиная от М съезда РСДРП до 20-ых годов, поскольку понять эволюцию мировоззрения Ю.О. Мартова без учёта стремительно менявшейся политической ситуации - чрезвычайно затруднительно. Являясь марксистским и революционным, это течение настаивало на широкой социальной базе создаваемой социал-демократической партии и

10

выступало та союз с другими оппозиционными царизму общественными течениями. Идее навязывания массовому движению своих лозунгов меньшевики противопоставили идею организации массового движения, служение ему.

Здесь рассматривается отношение меньшевиков к революции, поскольку меньшевики считали, что буржуазная революция должна была развиваться медленно и равномерно по восходящей линии: сначала у власти встанет либеральная буржуазия, потом ее сменит мелкобуржуазная демократия и лишь впоследствии, когда пролетариат проидег школу длительного воспитания в условиях капитализма и станет подавглюшим большинством населения, он сможет бороться за свои собст[£нные интересы. Помимо этого, анализируются воззрения меньшевиков на либерализм, их позиция по крестьянскому вопросу, а также теория «муниципализации» земли, впоследствии взятая на вооружение мировой социал-демократией. Генетически эта теория восходит к английским фабианцам, сторонникам реформистского пути установления социализма посредством муниципалитетов, потребительских обществ, кооперативов. Фабианцы выступали за социализм без социалистической революции и революционных потрясений. В основе их учения лежала концепция о «гармонии классовые интересов», о возможности классового союза между эксплуататорами и эксплуатируемыми. Что касается меньшевиков, то они, сохраняя верность марксизму, попытались его дополнить отдельными элементами фабианства, учитывая российские традиции местного самоуправления.

Окончательно меньшевизм формируется после революции 1905-1907 гг. Но на этом творческий процесс не завершился: переосмысление революционного опыта, поиск выхода из партийного и фракционного кризиса, в котором оказалась меньшевистская группа социал-демократов, кризис мировой социал-демократии в условиях империалистической войны, февральская революция стали катализаторами оформления меньшевистской идеологии в её обновлённом варианте. В области философии указанный период характеризуется дискуссией с позитивистами, популяризаторами учений Э. Маха и Р. Авенариуса в социал-демократической среде. Последователями этого течения, в котором можно видеть попытку рецепции немарксистской философии в целях обогащения и совершенствования марксизма, были как большевики, так и меньшевики (А.А. Богданов, А.В. Луначарский, Н.В. Валентинов, П.С. Юшкевич). В 1908 г. развернулась работа над большим коллективным трудом «Общественное движение в России в начале XX века». 'Это было масштабное научное предприятие, участники которого ставили перед собой задачу осмыслить с марксистских позиций основные тенденции общественно-политического развития России накануне и в период революции 1905 - 1907 п., роль в пей различных классов и партий, причины ее поражения. На страницах названного труда появились матер( алы, непосредственно освещавшие историю русской

философии. Другим крупным трудом меньшевистского лагеря по социально-политической и историко-философской тематике необходимо признать капитальный труд Г.В. Плеханова «История русской общественной мысли».

Таким образом, меньшевистская философская и социологическая мысль развивались достаточно интенсивно и оба названных труда сохраняют несомненный историко-философский интерес и сегодня. Для истории отечественной философии интересна также и полемика, разразившаяся после выхода в свет сборника «Вехи», который меньшевики критиковали с социал-демократических позиций.

Развитие идеологии меньшевизма в период Первой мировой войны, Октябрьской революции и в советский период связано с интенсификацией этической составляющей, интенсивными размышлениями над проблемой насилия, над которой заставляли задумываться реалии революционной борьбы и начавшееся строительство большевистского социализма. Основным идеологом демократического социализма в его меньшевистском варианте стал Ю.О. Мартов.

Во втором параграфе первой главы «Ю.О. Мартов как мыслитель и общественный деятель» рассматриваются вопросы, связанные со становлением и эволюцией мировоззрения одного из главных идеологов меньшевизма. Интерес к русской философии у Ю.О. Мартова пробудился б раннем возрасте. В круг его чтения входили сочинения Н.Г. Чернышевского и Д.И. Писарева. В гимназические годы Ю.О. Мартов усиленно занимался самообразованием, особенно увлекся историей французской революции. В это же время ему в руки попался «Манифест Коммунистической партии», который произвел на юношу огромное впечатление.

Далее в диссертации подробно рассматривается становление Ю.О. Мартова как марксиста, его роль в организации «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». Важнейшим результатом первых шагов Ю. Мартова как марксистского идеолога стала эволюция к теоретическим проблемам общественного движения, что вело к усилению философской составляющей его работ.

Немаловажной вехой на пути становления мировоззрения Ю.О. Мартова стало сотрудничество в газете «Искра». До партийного раскола Ю.О. Мартов опубликовал в газете 54 статьи и стал, таким образом, активнейшим ее сотрудником. Основные темы статей - критика народничества и легального марксизма, обсуждение перспектив развития капитализма в России и, в связи с этим, роли пролетариата в революционном движении. Затем Ю.О. Мартов редактировал журнал «Социал-демократ», на страницах этого органа меньшевики активно обсуждали проблему революционного террора, отрицание которого сделалось важнейшей особенностью мировоззрения Ю.О. Мартова.

В период революции 1905-1907 гг. статьи Ю.О. Мартова представляли собой отклики на социально-политические события, они

касались многих спорных проблем, впервые вставших перед социал-демократией в России, также как и перед всей страной. Одной из таких проблем стала проблема отношения к российскому парламентаризму. Работы Мартова по этой теме («Народ и Государственная дума», «Что делать Государственной думе?», «Избирательные соглашения», «Новый закон», «Подарок русским рабочим и крестьянам») подготавливали почву для последующей теоретической эволюции меньшевизма в сторону от политического радикализма.

Поражение революции после третьей юн ьс кого переворота привело Ю.О. Мартова к пессимистическим настроениям, которые он стремился преодолеть работой по организации газеты и журнала, объединявших сторонников меньшевизма. Весной 1907 г. Ю.О. Мартов с головой окунулся в работу над сборником «Общественное движение в России в начале XX в.». В предисловии к первому тому он писал: «Преследуя строго научные цели, наш труд никого не обличает, не задается целью ничьей апологии. Предоставить говорить самим фактам - таким желанием воодушевлены участники этой работы» .

Кроме вышеуказанного сборника, Ю.О. Мартов участвовал в таких крупных изданиях, как «История России в XIX в.», издававшегося братьями А.Н. и И.Н. Гранат, и «История русской литературы XIX в.» под редакцией академика Д.Н. Овеянико-Куликовского. Для первого издания он написал статьи: «Развитие крупной промышленности и рабочее движение до 1892 г.» и «Развитие промышленности и рабочее движение с 1893 до 1903 г.», где, наряду с обзором развития российской промышленности, показал рост политических требований в рабочем движении и влияние на это движение общественных течений и партий. Для второго - «Общественные и умственные течения 70-х гг.» и «Общественные и умственные лечения в период 1884 - 1905 гг.» , которые открывали соответственно четвертый и пятый тома указанного сборника. Мартов проанализировал теоретическое наследие анархизма (М.А. Бакунин), различных течений народничества (П.Л. Лавров, Н.К. Михайловский), а также отметил преимущества новой для России идеологии марксизма, представленной трудами группы «Освобождение труда» и деятельностью П.Б. Струве, М.И. Туган-Барановского и других марксистов. Автор выделял среди марксистских теоретиков в России два направления: одно с уклоном в российскую специфику (Ленин, Струве. Ту гам-Барановский), а второе «западное» (Аксельрод. Плеханов). Амали*у Мартова в >ка!анных статьях бы.ги подвергну 1Ы взгляды П.И. Новгородцева и С.Л. Франка, которым он отводил большую роль в разоблачении бернштейнианского социализма. Значение статей Ю.О. Мартова, помещенных в популярных для своего времени сборниках.

' ooithviuchhoc .1ВИЖСНИС и России в начале XX иска. - СПб.. I909. - I. I. - !Л 1. |; Исюрим России в XIX в. СПб.. 1901). -1.6. -С. 114-162: С! 16.. 140. - 1. 8. - С. 67-156: История р\сской ..нпературы XIX в. - М.. 1910. - Т. 4. - С. 1-52: М- 1910. - Т. 5. -С. 1-60.

очень велико, т.к. совпало с выходом известного сборника «Вехи», в котором участвовали многие из анализируемых Мартовым авторов.

В начале 1914 г. Мартое работал в редакциях «Рабочей газеты» и «Нашей зари», журнале «Современник», консультировал меньшевистскую фракцию IV Государственной думы и был одним из первых обвинителей большевистского депутата Р.В. Малиновского в провокаторстве. С началом войны Ю.О. Мартов выступил против социал-шовинизма, распространившегося среди социалистов всей Европы, возглавив так называемую труппу меньшевиков-«интернационалистов».

Позиция Ю.О. Мартова в первые месяцы революции 1917 г. проясняется на основании писем к Н.С. Кристи, ценного источника, введённого в научный оборот только в 1994 г. Ю.О. Мартов предвидел Октябрьскую революцию, хотя и считал серьезнейшей ошибкой захват власти пролетариатом. В дальнейшем критике Мартова подвергались все крупные выступления В.И. Ленина первых лет Советской власти, т.к. глубокое неприятие у лидера меньшевиков вызывала вся большевистская интерпретация социализма. По его мнению, попытки выработать «дисциплинарные меры путем диктатуры» ничего не дадут. Социализм возможен только тогда, считал он, когда политическое воспитание масс позволяет им «путем самоуправления взять в свои руки руководство общим аппаратом»1'1. Последствия этой критики сказаться не замедлили. За свою антибольшевистскую деятельность 14 июня 1918 г. Мартов был исключен из состава ВЦИК вместе с другими меньшевиками. В 1918 -1920 гг. Мартов при всем том оставался депутатом Моссовета,

В 1920 г. Мартов написал «Апрельские тезисы» о диктатуре пролетариата и демократии, которые стали основой платформы меньшевиков «Мировая социальная революция и задачи социал-демократии», принятой Всероссийским совещанием при ЦК РСДРП в апреле 1920 г. В этих тезиса он выдвинул идею объединения всех «марксистских социалистических партий», включая большевиков, на основе последовательного народовластия, самой широкой свободы идейной борьбы и пропаганды. В этом же году Ю.О. Мартов навсегда покинул Россию. В своей речи на, съезде Германской независимой социал-демократической партии, где решался, в том числе, и вопрос о вступлении этой партии в Коммунистический Интернационал, меньшевистский лидер призвал к защите российской революции от международного империализма и внутренней контрреволюции.

1 февраля 1921 г. вышел в свет первый номер «Социалистического вестника», журнала, который стал рупором меньшевизма за рубежом. Активнейшим автором этого органа стал Ю.О. Мартов. В последний год жизни Мартов продолжал работать над осмыслением проблем мирового большевизма, демократии и социализма. 4 апреля !923 г. Ю.О. Мартов скончался от болезни лёгких в Швейцарии.

Протоколы чассланий ВЦИК 4-го созыва. Стенографический отчет. • М.. 1920. - С.

222-226.

В третьем параграфе первой главы «Ю.О. Мартов как теоретик меньшевизма» детально исследуется роль Ю.О. Мартова в самоидентификации меньшевизма, в осознании деятелями этого течения исторической правоты своего дела и своей идеологии как истинно социал-демократической. Меньшевизм развивался парадоксально: укрепившись идейно в результате защиты ортодоксального марксизма в спорах с народниками и со сторонниками Э. Бернштейна, российские меньшевики в результате долгой эволюции пришли к пониманию и осознанию необходимости корректировки ряда положений ортодоксальной марксистской доктрины, ранее казавшихся неоспоримыми.

Из важнейших характеристик мировоззрения Ю.О. Мартова, как теоретика меньшевизма, автор диссертации отмечает принципиальный антидогматизм, оппортунизм, последовательный историзм, своеобразное отношение к либерализму, бескомпромиссный демократизм, глубокое уважение к парламентаризму, строгий рационализм, неукоснительное следование требованиям об щечел о неческой морали, признание ценности каждой человеческой личности. Его антидогматизм выпукло проявился в годы мировой войны. «Марксисты, - писал Мартов, - не обязаны слепо повторять всякое слово, сказанное 60 и более лет назад Марксом: частных ошибок в их политических суждениях было столько же, сколько в суждениях каждого крупного и самостоятельного мыслителя»17.

Начавшаяся в ходе осмысления причин краха общеевропейского движения «ревизия» марксизма, была продолжена Ю.О. Мартовым в ходе бурных событий начавшихся революций. Считая себя видным теоретиком марксизма. Мартов, как и большевики, был вынужден приспосабливать марксистскую теорию к российской практике. «Оппортунизм» Ю.О. Мартова в отношении марксизма базировался на стремлении воспользоваться сложившейся ситуацией для осуществления своей политической программы, что, в общем, характерно для всех европейских политических партий.

Важнейшей составляющей мировоззрения Ю.О. Мартова являлся историзм, коюрым он неизменно руководствовался всвоеи политической и научной деятельности. Известный своими трудами по истории общественной мысли, рабочего и социалистического движения, Мартов старался определять существо меньшевизма, исходя из истории всего социал-демократического движения, причём делал он это с привлечением обширного историко-философского материала.

Отношение Ю.О. Мартова к либерализму следует рассматривать с двух точек зрения. С одной стороны, Мартой рассматривал либерализм как своеобразную, философски фундированную социально-политическую доктрину. С другой стороны, он имел дело с либерализмом как практическим российским политическим движением, выражавшим интересы отечественной буржуазии и интеллигенции. Как

17 (Мартов Л.) Л Маркса оставьте в гижое// Голос. -- 1914. - 23 октября.

видный теоретик меньшевизма, Мартов вынужден был иметь дело с либерализмом во втором из перечисленных выше значений.

Важнейшим идеологическим завоеванием меньшевизма стало признание необходимости легальной работы, особенно активизация думской и профсоюзной деятельности, просветительская деятельность среди крестьянской массы. Вопрос о легальности социал-демократической деятельности выявил серьезные идеологические и философские расхождения среди европейских и российских социал-демократов. Ю.О. Мартов обосновывал свой взгляд с позиций историзма, исходя из результатов развития социал-демократической мысли. Однако здесь следует заметить, что ликвидаторство, иными словами, абсолютизирование и возведение в культ легальных методов борьбы, одно время широко распространившееся среди сторонников меньшевистской доктрины, сочувствия у Ю.О. Мартова определенно не вызвало.

Предостерегая от крайностей вульгарного понимания демократии и превращения ее в охлократию, Ю.О. Мартов в то же время старался не допустить перерастания революции в контрреволюцию под предлогом наведения порядка. Это наглядно выражается фразой, брошенной в адрес А.Ф. Керенского: «Марксистом можешь ты не быть, но демократом быть обязан» к.

Признание демократических ценностей влечёт за собой уважительное отношение к парламентаризму, отсюда становится понятным мнение Ю.О. Мартова о преждевременности социалистической революции в России, а также критика им большевизма. Ю.О. Мартов пе верил, что от большевизма общество может спасти буржуазия или союз с ней.

Мысли Ю.О. Мартова о судьбе российской демократии, хотя и не нашедшие себе применения в России, оказали влияние на мировое социал-демократическое движение. В последние годы жизни Ю.О. Мартов разрабатывал собственное представление о демократическом социализме, который, по мысли Ю.О. Мартова, должен сделаться достоянием всего цивилизованного человечества. Ю.О. Мартов полагал, что в результате войны в Европе появится такая государственная форма, как демократический цезаризм (с коллективным, а не индивидуальным цезарем), который не будет заинтересован в развитии демократических институтов. Другим результатом, по его мнению, станет обострение классовых интересов и самоизживание замкнутого в себе национального государства . Позднее Мартов указывал на то, что его главный вывод той поры верен и nocjie победы революции в России. Учение о демократическом социализме венчает собой идейно-политическую эволюцию видного теоретика меньшевизма Ю.О. Мартова,

Цит. по: У рилов И.Х. Ю.О. Мартов. Политик и историк. - VI.. 1997. - С. 251. Мартов Л. Нацианашчм и социализм (ид(.ч>логия «Самочашиты»). - Иг.. 1918. - С. 5. 10.3-W.S. 77-78-

Во второй главе «История русской философии в трудах Ю.О. Мартова» исследуется вклад теоретика меньшевизма н историографию русской философии и также раскрывается значение сборника «Общественное движение в России в начале XX века» как источника по истории русской философии,

В первом параграфе второй главы «Историко-философские взгляды Ю.О. Мартова» анализируются сочинения теоретика меньшевизма, в которых он затрагивал вопросы, связанные с историей русской философии.

Приверженность философскому и социологическому учению К. Маркса предопределила методологию историко-философских взглядов Ю.О. Мартова. Марксизм открылся Ю.О. Мартову как целостное всеобъемлющее мировоззрение, включающее в себя весь спектр человеческого знания. Марксизм привлекал Ю.О, Мартова тем, что позволял научно обосновать возможность построения общества справедливости и равенства, он требовал максимального напряжения интеллектуальных сил, предполагал активное воплощение философии в общественно-политической практике.

Мартов связывал развитие русской философской и общественной мысли с эволюцией российской интеллигенции, пытавшейся отстоять свое право на возможность свободно мыслить. В своей статье «Общественные и умственные движения 70-х годов» Мартов писал: «История общественных и умственных движений первых десятилетий пореформенной эпохи постольку представляется, прежде всего, историей борьбы русской интеллигенции за свое самоопределение и за свою эмансипацию...»" .

Ю.О. Мартов не рассматривал русскую философию в качестве изолированного явления, поскольку прекрасно понимал, что без плодотворной рецепции передовой западноевропейской мысли любая национальная философия обречена на жалкое прозябание.

«Заимствования» в русской философии, представлялись Мартову объективным процессом, связанным с органическим единством Европейской культуры, и потому рассматривались им положительно. Мартов подчеркивал зависимость русской философии как от социально-политического состояния российского общества, так и от зрелости его интеллектуальной элиты. «Заимствования» носили творческий характер, т.е. не были слепым подражанием, а были связаны с необходимостью поиска ответов на злободневные вопросы современности."

•" Марюв Л. Общее шениые и \ mci венные течения в России 1870 1(Ю5 гг. - М., 1924.

-С. 17.

"' Примерим (акого подхола к решению философских проблем может служить мь:сль А.С. Мнршиова, выраженная на страницах редактировавшегося Ю.О. Мартовым многотомною сборника «Общественное движение а России»: с Разделаться окчжчакмьпо с С)ш,ек1мвным идеалтмом i'pn vn> -'елпи истории, т.е. с метафизикой. и ыфеде.ш п. чс.юаия освобождения русские народа, условия, при которых русская «кипа» сама стие: (сроем исгорпчсск:о!О лечстия. возможно только, решивши

17

В начале XX ст. российские марксисты предпочитали ставить философию в прямую партийную зависимость от различных социальных учений. Так, материализм и сенсуализм в гносеологии прямо отождествлялись Мартовым с социализмом в социальной философии, тогда как идеализм и метафизика идентифицировались с политической реакцией.

Из числа русских философов, чьё творчество было проанализировано Ю.О. Мартовым следует отметить М.А. Бакунина, П.Л. Лаврова, Н.К. Михайловского, Л.Н. Толстого, из марксистов - Г.В. Плеханова, П.Б. Аксельрода, В.И. Ленина, из марксистов, эволюционировавших в направлении идеализма - П.Б. Струве, Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, помимо этого, Ю.О, Мартов дал краткую характеристику философского творчества М.П. Каткова, К.Н. Леонтьева, А.Д. Градовского, Б.Н. Чичерина, Ю.Г. Жуковского, B.C. Соловьёва, М.И. Ту га н- Баранове кого, П.И. Новгородцева, С.Л. Франка, Б.А. Кистяковского.

Одним из идейных источников народнической философии Ю.О. Мартов считал учение М.А. Бакунина, которое, по его мнению, явилось ярким примером творческой рецепции на российской почве немецкой классической философии. Наибольшее внимание Ю.О. Мартова было обращено па его полемику с К. Марксом. Ю.О. Мартов указывал, что влияние марксизма на Бакунина ограничилось лишь признанием последним предпринятого К. Марксом анализа капиталистического производства и перспективы «зкспроприации экспроприаторов», как сущности грядущего социального переворота.

Важнейшей ошибкой М.А. Бакунина, по Мартову, было признание субъектом революционного движения люмпенизированных низших слоев общества. Мартов указывал на идеализм в его философии истории. «Бакунин в своих построениях русской революции, - писал Мартов о философско-исторических взглядах русского анархиста, - пытался опереться на материалистическое понимание истории, но при этом крайне вульгаризировал учение Маркса. Поскольку совершенно не усвоил себе его диалектической стороны»"2, вместе с этим положительными сторонами философии М.А. Бакунина Ю.О. Мартов считал антитеолог изм, материализм и атеизм.

Творчество П.Л. Лаврова теоретик меньшевизма считал идейной реакцией на социальную философию М.А. Бакунина. Ю.О. Мартов выделял существенную черту философии П.Л. Лаврова - ее историзм. Однако историзм П.Л. Лаврова, по мнению Ю.О. Мартова, таил в себе

проблему об омюшсиии свободы к необходимости. Но народники не только не приблизились, но значительно удалились от ее решения по сравнению с предыдущим поколением русскою передовой интеллигенции» (Мартынов Л.С". Главнейшие моменты » истории русского марксизма // Общественное движение в России. - СПб.. 1900.- I. 2.- Ч. 2.-С'. 291).

"" Мартов Ю.О. Общественные и умственные течения в России 1X70 - 1905 it. - М,. 1924.-С. 58.

18

определённые опасности, поскольку не основывался на историческом материализме. Ю.О. Мартов считал, что П.Л. Лавров, как вообще все народники, преувеличивал значение субъективного фактора в историческом процессе.

Гносеология П.Л. Лаврова, по мнению Ю.О. Мартова, опиралась на последовательное отрицание объективных критериев истины. В философии истории это выражалось в признании П.Л, Лавровым того, что прогресс истории есть понятие чисто субъективное, вносимое самим исследователем в хаос фактической истории и делающее его творцом исторической разумности. По мнению Ю.О. Мартова, П.Л. Лавров предполагал ускорить историю, совершить исторический скачок. Проблема учета последовательности периодов и стадий истории была актуальна для Мартова-философа, который считал недопустимым скачки через определенные стадии развития общества. По этой причине он уделял большое внимание отношению к проблеме стадиальности исторического процесса у других философов, особенно 1860-х гг., когда многие из просветительски настроенных мыслителей верили в возможность интеллигентской мысли вырвать народные массы из сферы действия законов исторического развития.

Неизменным атрибутом мартовской оценки философии П.Л. Лаврова было определение характера указанного мыслителя по принципу партийности и социальной актуальности философских выводов. «Эта абстрактная формула прогресса, - писал Ю.О. Мартов о философии истории П.Л, Лаврова, - выражала не что иное, как оценку русским демократом-интеллигентом положительных целей социалистического рабочего движения на Западе, присоединение русского демократа к стремлениям европейского пролетариата»".

Продолжателем субъективно-социалогической традиции П.Л. Лаврова Мартов считал Н.К. Михайловского. Он критиковал его за попытки «субъективизации» общего процесса исторического развития. П.К. Михайловский и народничество в целом, по мнению Ю.О. Мартова, одинаково исходили из несомненности движения России по пути капиталистического развития и ставили себе задачей остановить это движение в интересах трудящихся масс.

Философское основание русской либеральной традиции Ю.О. Мартов характеризовал в общих чертах как «метафизический идеализм». Ошибками социальной философии либералов, как и вообше всех «метафизических идеалистов», он считал возведение в абсолют либо личности, либо, напротив, общества. Это вело к тому, что «русский либерально-демократический конституционализм продолжает пребывать в области политической змпирии, балансируя между метафизическими лозунгами «естес! венного права», «правового государства», «прав человека и гражданина», «национальной идеи». Ограниченный характер

Мир юн Ю.О. Общественные и умственные течения в России 1870 - 1905 гг. - М.. 1424 - С . 27-^2.

философской базы либерализма, по мнению Ю.О. Мартова, не позволил ему создать сколько-нибудь законченную и органичную систему философских воззрений.

Сквозь призму эволюции народничества Ю.О. Мартов рассматривал такое явление философии и общественной жизни, как толстовство. В основе социологии Л.Н. Толстого, полагал Ю.О. Мартов, лежит то же понятие «личности», как и у Н.К. Михайловского и П.Л. Лаврова. Социальной базой толстовства Ю.О. Мартов считал разочаровавшуюся в собственных идеалах интеллигенцию. Лидер меньшевизма считал, что социологическая санкция того разрыва с господствукшшм привилегированным меньшинством, которую давало народничество, и которая ставила его в резко оппозиционное отношение к государству, заменялась у порывавших с «цивилизацией» толстовцев санкцией этико-религиозной, которая лишала всякой остроты взаимные отношения между отрицаемыми государством и обществом, с одной стороны, и отрицающими учениками Л.Н. Толстого, с другой.

Ю.О. Мартов не оставил после себя подробного разбора сочинений B.C. Соловьёва, чьё творчество он считал реакцией против материализма и позитивизма. Однако необходимо отметить, что публицистическая деятельность B.C. Соловьёва Ю.О. Мартовым в целом расценивалась одобрительно.

В славянофильстве Ю.О. Мартов видел романтическое течение мысли, которое сошло со сцены, превратившись в базу для реакционных панславистов. Перерождение славянофильства, по мнению Мартова, выразилось в доктринах русских националистов - М.П. Каткова и К.Н. Леонтьева.

История российского марксизма, по вполне понятным причинам, живо интересовала Ю.О. Мартова. Анализируя эволюцию русского марксизма, Ю.О. Мартов прослеживает все этапы преодоления им народнической идеологии.

Значение первых русских марксистов Ю.О. Мартов видел в том, что они смогли предугадать новую для России социальную силу в самом зародыше, когда основные устремления мыслящих людей были направлены либо на крестьянство, либо на «героическую» личность в лице интеллигента. Г.В. Плеханов за несколько лет до широкого выступления рабочих пришел к выводу, что социальная эмансипация трудящихся масс России возможна, во-первых, лишь на пути развития капитализма, во-вторых, лишь как результат классовой борьбы пролетариата с буржуазией. Тем самым отвергались основные социально-философские посылки народничества — учение о необходимости особого пути русского экономического развития и учение о крестьянине-общиннике, как движущей силе борьбы за идеал социального будущего.

Крупнейшим шагом в развитии философии русского марксизма был выход в начале 1895 г. книги Г.В. Плеханова «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю». В этой книге, по мнению Ю.О. Мартова, автор не только дал более полное (и более ортодоксальное.

20

более тесно примыкающее к самим К. Марксу и Ф. Энгельсу) философское и социологическое обоснование нового направления общественной мысли, но и поставил критику русского народничества и субъективизма во всех их формах на историческую почву.

Следует отметить, что отношение к Г.В. Плеханову у Ю.О. Мартова не оставалось неизменным. Так, он критиковал философские основания позиции Г.В. Плеханова, которую тот занял во время мировой войны. Статья Ю.О. Мартова «Кант с Гинденбургом, Маркс с Кантом» была написана им именно как критика Г.В. Плеханова. Последний писал о себе, что «не кантианец» и не любит «опираться на Канта, «но когда речь заходит о простых законах нравственности и права нельзя иногда не вспомнить о «Критике практического разума». На слова Г.В. Плеханова Ю:О. Мартов ответил: «По нужде и закону перемена бывает: вместе с конституционными гарантиями, на время военного положения, отменяются и гарантии духовной самостоятельности марксизма»"4. Смысл статьи Ю.О. Мартова сводился к тому, что философская доктрина либо бывает верной, и тогда ее применение становиться безусловным, либо она не отражает действительности и тогда ее нужно отвергнуть.

Из представителей второго поколения русских марксистов Ю.О. Мартов выделял П.Б. Струве. Он, впрочем, подвергался серьёзной критике. Сочетание различных, порой противоречащих друг другу, теорий, приводило П.Б. Струве, по мнению Ю.О. Мартова, к тому, что «защита капитализма превращалась в почти абсолютную его идеализацию», когда «совпадение некоторых интересов капитала и труда (в лице пролетариата капиталистической промышленности) начинало

I- - - '5

приобретать вид прочной и длительной их гармонии» .

Отметив появление теоретической дифференциации внутри русского марксизма, Ю.О. Мартов переходит к анализу его эволюции. При этом он остался верен своему общему методологическому кредо, а именно - искать причины эволюции и идейного размежевания в социально-политических условиях страны, в состоянии классовой борьбы и отражении ее перипетий в этой эволюции. Если в области философии истории утверждение марксизма шло по пути отстаивания капиталистической фазы развития русского общества, то в области социальной философии Мартов выделял критическую точку соприкосновения различных философских и идеологических течений в сфере сочетания объективных, исторически обусловленных социальных отношении и субъективных, «идеалистических» и «метафизических» морально-нравственных ценностей.

11оворот части российских интеллектуалов от марксизма к идеализм} одобрения у Ю.О. Мартова, разумеется, не вызвал. По его

Map гон JI. Кинг и ГинденоЧргом. Маркс с Кзнгом. Мч легонисн илейной реакции. III.. 1017.-Г. II.

'•" Мартов Ю.О. Общественные и умственные течения в России f870-1905 гг. - М. 1924.-Г. XI.

21

мнению, все отклонения от марксизма страдали теоретической фрагментарностью. «Экс-марксистам» был свойственен эклектизм^ сочетание трудно согласующихся философских идей. Увлечение философией И. Канта и неокантианцев, получившие распространение среди либеральных философов России на рубеже и в начале первого десятилетия нового века, не прошло мимо внимания Ю.О. Мартова, Верный своему материалистическому кредо, он отмечал, что «в истории русской общественности последних десятилетий на долю И. Канта выпала печальная роль. Он вытаскивается на сцену каждый раз, когда интеллигентская мысль собирается сделать решительный поворот слева направо»"''. Дальнейшую эволюцию легальных марксистов и появление «Вех» Ю.О. Мартов расценивал как переход бывших марксистов на либеральную платформу. Часто высказываясь по поводу отношения нравственности и классовой борьбы, Ю.О. Мартов видел успех антимарксистской критики в выделении этического момента, которого якобы не доставало марксистской философии истории. Однако Мартов считал, что Н.А. Бердяев, П.Б. Струве и другие критики марксизма критикуют не сам марксизм, а лишь вольную, вульгарную его интерпретацию. Защищая марксизм, Ю.О. Мартов отмечал, вслед за Ж. Жоресом, что «поскольку материализм для объяснения исторического процесса прибегает к понятию борьбы классов, постольку оно необходимо предполагает, что деятельностью индивидов, составляющих класс, руководит нечто более широкое, чем «эгоистический» мотив в том смысле, как его понимают утилитаристы. «Классовый эгоизм» выступает

в деятельности индивидуума, как мотив идейный, «альтруистический»,

- •>? нравственный» .

При анализе выводов, вытекающих из историко-философской концепции Ю.О. Мартова, первостепенными представляются два момента. Первый - необходимость усиления прогностической функции философии, как части общего мировоззрения и теоретического базиса для активной деятельности. Второй - возрастание нравственной составляющей философской доктрины.

После 1917 г. мировоззрение Ю.О. Мартова подверглось определённой коррекции. Позднейшая критика большевизма строилась Ю.О. Мартовым именно с «этической» позиции, хотя, если рассуждать объективно, сам Мартов во многом оставался на тех же позициях, которые сам же и критиковал, поскольку этику он всё-таки подчинял законам классовой борьбы. Во втором параграфе ipeibeu главы

-*1 Март» Л. Кант с Гинленбургом. Ичлетописи идейной реакции. - Hi.. 1917. -С. 15.

•'' Мартов Ю.О. Франпукжие события сквозь очки русского тгико-социолсма /' Мартов Ю.О. Общественные и умственные течения в России.1870-1905. -М.. 1424. -С. !71. 173 174. !77. Пошцию. критикуемую Мартовым, перелают слова: «Теории классовой борьбы, а особенно борьбы на почве одних лишь экономических интсресо». лолжна быть дополнена существенной поправкой, и тга поправка касается все вочраегающей роли нравственного элемента и убеждения в социальном движении наших ;шей» (Там же).

«Сборник «Общественное движение в России в начале XX века» как источник по истории русской философии» в сжатом виде анализируются те материалы сборника, которые имеют отношение к истории русской философии. Следует отметить, что сборник «Общественное движение в России в начале XX века», как источник по истории русской философии, в исследовательской литературе тщательно не рассматривался.

В предисловии к сборнику Ю.О. Мартов затронул проблему методологии историко-философского исследования. Перед своими сотрудниками он поставил задачу «выделить то, что в результате общего труда является наиболее бесспорным, наименее зависящим от частностей индивидуальных точек зрения или от специфических особенностей изолированно рассматриваемого материала той или другой отдельной сферы исследования»" . Для истории русской философии немаловажное значение имеет первый том, где, в частности, помещается статья А.Н. Потресова «Эволюция общественно-политической мысли в предреволюционную эпоху», представляющая собой краткий абрис истории русской мысли.

Очерк А.Н. Потресова начинается с образной характеристики 80-ых годов, в которой, по существу, воспроизводились уже известные оценки Ю.О. Мартова. А.Н. Потресов, правда, несколько разошёлся с Ю.О. Мартовым в трактовке генезиса и социальной базы русского либерализма. А.Н. Потресов в качестве социальной базы либерализма видел широкие массы земской интеллигенции, либерализм, по его мнению, просто не мог возникнуть иначе, поскольку работа местного (земского) самоуправления на то время являлась единственной организацией российских общественных сил.

В трактовке истории русского марксизма А.Н. Потресов, в целом, следует Ю.О. Мартову. Он только несколько более подробно раскрывает идейные источники второго поколения русских марксистов, к каковым относит труды Зомбарта, Шульце-Геверница, Геркнера.

I [ереход от марксизма к идеализму в исследуемом очерке считается закономерным результатом чволюции русской интеллигенции, поскольку «либерализм, до сих пор лишенный доктрины, своим политическим бессилием дискредитированный в широких кругах демократии, получал своё' вторичное крещение в «метафизическом пламени» идеализма»" .

В третьей главе «Проблемы общественного развития в философии Ю.О. Мартова», рассматриваются взгляды мыслителя на природу развития общества, его отношение к проблеме революционного насилия, характеризуется выработанная Ю.О. Мартовым в последние годы жизни доктрина демократического социализма.

* Мартов Ю.О. Oi редакции /' Ошцестненгкч' лвижепис в России в начале XX века. -Т. 1.-СП6.. 19(W. -С. 111.

Ци1. но; Нофесов Д.Н. Оволюцин общественно-политической жизни в предреволюционною нюху /' Общественное движение в России к начале XX века. - 1-l.-Cllfi.. 1400. -С. 56');>79: 584.

В первом параграфе третьей главы «Социальная философия Ю.О. Мартова» анализируются теоретические аспекты меньшевистской социальной доктрины, политические аспекты которой нашли отражение в первой главе диссертации.

В учении об обществе Ю.О. Мартов пытался сохранить верность основным положениям марксизма. Однако исторический материализм Ю.О. Мартова не был похож на интерпретации, сделавшиеся каноническими в советское время. Социологическая доктрина Ю.О. Мартова имела непростую судьбу. Так, позиция Ю.О. Мартова осложнялась тем, что его активное, на большем протяжении творческой жизни, противодействие субъективизму в учении о развитии общества, приводило к недооценке этического фактора и обеднению проблемы личности. В последние годы жизни, критикуя трагические последствия большевистской революции. Мартов вынужден был корректировать свои ранние высказывания, стремился, оставаясь на марксистских позициях, отыскать ю решение, которое бы удовлетворяло как строгим требованиям научности, так и стремлениям развитой в нравственном отношении личности.

В учении о развитии общества проявились отмеченные ранее черты мировоззрения Ю.О. Мартова, а именно: принципиальный антидогматизм, стремление к максимальной объективности, глубокий демократизм. Марксистское учение о классовой борьбе Ю.О. Мартов интерпретировал исходя из своих воззрений на особенности социального развития российскою общества. Особенностью России он видел сочетание старых, феодальных, пережитков и новых капиталистических тенденций, которые тесно переплетались в условиях российского абсолютизма.

В этой связи принципиальное значение получал вопрос о генезисе капитализма. Успешное экономическое развитие российской экономики провоцировало интерес к этой проблеме. Ленинский тезис об империализме как «загнивающем капитализме» опровергался меньшевиками. «Такое представление имело бы за собою основание в том только случае, - писалось в меньшевистском журнале, - если бы капитализм в каждой отдельной капиталистической стране действительно достиг высшей стадии развития.... Но капиталистические отношения в данной своей стадии не сказали последнего слова не только в отсталых, но и в странах с развитым капитализмом...» .

Современное ему российское общество Ю.О. Марта рассматривал как конгломерат из классов дворян, крупной и мелкой буржуазии, пролетариата и крестьянства. Важной особенностью российской буржуазии Ю.О. Мартов считал колоссальный разрыв между крупной буржуазией, с одной стороны, и средней и мелкой, - с другой. Именно «объективность» антисамодержавных интересов буржуазии заставляла Ю.О. Мартова, как и других меньшевиков, предпочесть союзу с

'Дело,- 1916.-№ 9. - С. 46-47.

24

крестьянством обращение к либеральному движению, выражающему стремления «третьего сословия». Дальнейшее развитие буржуазной революции Ю.О. Мартов связывал с мелкой буржуазией, которая должна была не просто свергнуть самодержавие, но и существенно демократизировать социальный строй. Как и другие социал-демократы, Ю.О. Мартов в качестве последовательно революционного класса видел исключительно пролетариат. Однако в России положение пролетариата и характер его борьбы отличались от западноевропейского в силу политической пассивности буржуазии. Недостаточное развитие промышленности приводило к тесной связи российского пролетариата с крестьянством, что значительно сужало степень революционности рабочих, не освободившихся в полной мере от влияния мелкобуржуазной психологии крестьянства. Не случайно одной из причин октябрьских событий в Петрограде в 1917 г. и последующей победы большевиков Мартов считал значительную убыль в рядах пролетариата в результате военных призывов и замену этой наиболее образованной части рабочего движения, прошедшей школу классовой борьбы, молодыми рабочими.

Одним из важнейших компонентов социальной философии Ю.О. Мартова, получившим детальную разработку в современных социально-философских и социологических доктринах, стало определение социальной сущности интеллигенции, которую Ю.О. Мартов считал отнюдь не «прослойкой», но частью пролетариата.

Теорию классовых отношений в условиях российского абсолютизма Ю.О. Мартов дополнял учением о «социальных революциях». В своих взглядах на сущность революционных процессов Ю.О. Мартов опирался на представления об изменяющемся, историческом характере революций, как вида социальной деятельности. Он, в частности, отмечал, что «эпоха революций, совершаемых сознательными меньшинствами, ставшими во главе бессознательных масс, миновала безвозвратно. Отныне революции, подштоаленные десятилетиями политической, организационной и культурной работы социалистических партий, будут совершаться активно и сознательно самими заинтересованными в них массами»"''.

Важнейшей заслугой Мартова как философа и теоретика марксизма является разработка проблематики соотношения социализма и демократии. Выработанная им концепция демократического социализма отнюдь не предусматривала тотального слома старой государственной машины. Диктатуру пролетариата Ю.О. Мартов рассматривал ее как «диктат) ру большинства». направленную только против экспл>ататорских классов. По его мнению, она могла быть реализована лишь в развитых индустриально странах. В отсталых странах, где пролетариат составляет меньшинство населения, Ю.О. Мартов считал оптимальной мерой раздел власти между пролетариатом и «другими трудящимися классами». Считая диктатуру пролетариата приемлемой

Марюв ]().{). ИкТрлшое,- М.. ЛОСК). С'. 41.1.414.

25

для России, Ю.О. Мартов, в отличие от лидеров большевизма, видел ее частью народовластия, под которым понимал минимум привилегий для должностных лиц, их всеобщую выборность и подотчетность, максимум самоуправления и минимум бюрократизма, широкую свободу идейной борьбы и пропаганды. Эти основные признаки демократии, по его убеждению, являются неотделимыми от понятия социалистической диктатуры класса.

Сущность демократии Мартов видел в возможности властного, сообразного с парламентскими требованиями, выявления воли народного большинства. Демократический социализм, согласно учению Ю-О. Мартова, предполагает интенсивное экономической развитие. Ю.О. Мартов признавал, что для построения подлинно социалистической экономики будет необходим длительный переходный период, который при «закономерном» течении общественного развития должен функционально выполнять задачи высшей стадии капиталистической формации, т.е. подготавливать экономику страны к социализму.

Исследование аутентичных взглядов Мартова на общественное развитие показывает, что он предложил оригинальное, отличное от получивших перевес в его время, решение проблем, с которыми столкнулась победившая социал-демократия. Позднейшая связь учения о «демократическом социализме» с идеологией современных социал-демократов показывает верность социально-философских прогнозов Ю.О. Мартова0.

Во втором параграфе третьей главы «Проблематика насилия в публицистике Ю.О. Мартова» показывается, что проблему насилия теоретик меньшевизма рассматривал двояко: и как философскую проблему, и как способ проведения политики.

У Ю.О. Мартова, как у марксиста, необходимость применения насилия не вызывала сомнения'13. Вместе с тем он ставит вопрос о мере допустимого насилия. Позиция Ю.О. Мартова в отношении насилия отличалась от большевистской тем, что, по его мнению, революционная практика должна была до минимума сводить революционное насилие и напрочь отрицать массовый бессмысленный террор.

Выступления Ю.О. Мартова против «экспроприации» времен первой русской революции, против бессмысленных казней первых лет

" Op.ioii )>.(.'. Персиекншы jxuhhihh cimniLiuu'Ei лечюкриши в России (лис иаршм -две политические кчлыуры» :7 Политика. - 1997. - № 1 (3). - С'. 90.

«Очередной чадачей пролетариата является. - писал Ю.О. Мартов. - вырва!ь с помощью печальных трудящихся масс и вчять в свои руки механизм государственной власти.... ')та политическая революция не может быть совершена средствами легальной борьбы пролетариата в рамках государственных учреждений буржуачного общества: она предполагает собой устранение властного меньшинства безвластным меньшинством и. следовательно, по крайней мере, готовность последнего применить революционною еил\ в случае сопротивления классов капиталистов» См.: Мартов Ю.О. Днктаг>ра пролетариата и демократия // Меньшевики в большевистской России в 1919- 1920гг. -М.. 2000. - С. 369.

Советской власти красноречиво свидетельствуют об отрицании им необоснованного покушения на жизнь человека, пусть даже враждебно настроенного по отношению к новой власти. Таков посыл памфлетов Мартова: «Стыдно!», «Долой смертную казнь!», «Безумие и жестокость», «Кровавое безумие», написанных в период с 1917 по 1920 гг. Эффективность насилия, по мнению Мартова, была высока только тогда, когда требовалось быстро и решительно провести политическую революцию. После того, как это происходило, польза насилия была обратно пропорциональна степени насилия.

При всей кажущейся утопичности соотнесения понятий «классовая борьба» и «гуманизм» через понятие «мера», статьи Ю.О. Мартова показывают, что ограничение насилия в классовой борьбе и соблюдение основных принципов гуманизма виделось меньшевистским идеологом в более дифференцированном и более организованном рабочем движении. Именно оно давало возможность необученной массе рабочих проходить школу политического воспитания.

При анализе взглядов Ю.О. Мартова не следует забывать, что проблема насилия предстала перед ним в новом аспекте, которого ни К. Маркс, ни Ф. Энгельс не предполагали. Проблема насилия рассматривалась Мартовым исходя из общего этического прагматизма марксистской философской традиции. Это означало, что нравственная сторона насилия занимала второстепенное значение по сравнению со степенью целесообразности применения насилия для защиты прав пролетариата и построения социализма.

Несмотря на признание важности применения революционного насилия. Мартов считал, что существуют незыблемые права человека на жизнь, счастье, справедливость, какое бы место в социальной иерархии ни занимал тот или иной индивид. Стремление сочетать классовый подход к анализу социальной жизни с общими гуманистическими идеалами, носящими вневременной и внеклассовый характер, придавало этическим взглядам Мартова некоторый эклектизм, не лишенный впрочем, учитывая сложившуюся на то время ситуацию, определённого благородства.

В заключении диссертации подводятся общие итоги исследования.

Основные идеи диссертации отражены в следующих публикациях:

L Творческая биография Ю.О. Мартова. - М.: Когито-Центр,

2001.- 1.5 п.л.

2. Ю.О. Мартов как историк русской философии. - М.: Когито-Ценгр. 2001. -- 1 п.л.

best порно hd бесплатно