Попова Екатерина Владимировна

 

ПРАВО, ПРИМЕНИМОЕ К АГЕНТИРОВАНИЮ

(СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ РОССИЙСКОГО И

ЗАРУБЕЖНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА)

Специальность 12.00.03 - гражданское право, семейное право, гражданский процесс, международное частное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Саратов - 2000

 

Работа выполнена на кафедре международного частного права Саратовской государственной академии права

 

 

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В области права агентирования существуют различные классификации агентских правоотношений, представленные многими правовыми системами, поэтому очень важно иметь представление о том, какие нормы могут быть применимы к конкретному агентскому соглашению. Выбор права может оказать огромное влияние на содержание агентского правоотношения и даже повлечь за собой недействительность отдельных положений договора.

Многочисленные исследования в области коллизионного права уже выявили ряд проблем, связанных с выбором права, однако они предлагают лишь общие способы решения некоторых вопросов для большой категории правоотношений, в то время как, работая с каким-либо конкретным видом договора, можно столкнуться с определенными трудностями, касающимися выбора применимого права. Исследования в области агентирования в основном сосредоточены на материальном праве. Тем не менее, желательно знать, право какого государства может быть применимо к конкретной сделке, признается ли в нем автономия воли сторон и, конечно, допускаются ли в соответствии с национальным законодательством отдельные виды договоров. Например, в некоторых странах запрещается деятельность представителей, которые не являются их гражданами или юридическими лицами. Иногда власти могут даже «неофициально» предложить услуги какого-либо агента .

Иногда стороны пытаются прямо указать в своем соглашении, что их правоотношение не является агентированием. Однако это помогает далеко не во всех случаях, и суд может просто не принять во внимание подобное

К таким странам относятся Абу-Даби. Бахрейн. Египет, Индонезия, Ирак, Иордан, Кувейт, Пакистан, Катар, Саудовская Арабия, Сирия, Объединенные Арабские Эмираты и Йеменская Арабская республика. В Алжире для того, чтобы подвергнул, экспортеров местному налогообложению и юрисдикции местных судов, вообще запрещается любое использование представителей-

заявление. Если фактически существующие между сторонами отношения содержат в себе элементы, достаточные для того, чтобы установить наличие отношений агентирования, то применения норм права агентирования нельзя избежать даже путем внесения в договор всевозможных оговорок на этот счет. Иными словами, если правоотношения сторон подпадают под определение агентирования, данное в законе, то, по словам Кляйнберга, «считается, что существуют отношения агентирования и к ним применимы положения закона, независимо от того, предусмотрели ли стороны последствия применения норм, касающихся агентирования»2.

Ситуация осложняется тем, что при возникновении в суде проблемы применения иностранного права правоотношение, которое юрист из страны гражданского права назвал бы агентированием, с точки зрения юриста из страны общего права таковым не признается. Следовательно, анализ иностранного права в каждой стране может проводиться по-разному, что свидетельствует о наличии проблемы классификации юридических понятий.

При анализе применимого права следует также учитывать, являются ли национальные юрисдикции, право которых потенциально применимо к правоотношениям сторон, странами общего или гражданского права. Даже религия может иногда оказывать значительное влияние на формирование правовой системы государства. Так, шариат, включающий в себя основные принципы этики и морали, оказал огромное влияние на формирование права и подходов к регулированию предпринимательской деятельности в исламских странах . Следует также учитывать государственное устройство. Административные и (или) территориальные образования, такие, как штаты, провинции, департаменты, могут обладать широкими полномочиями в

1 Kltinbergcr О S. Agency and Partnership. London: Little, Brown and Company 1995. P. 7.

J Шариат - исламское право - играет наиболее значительную роль в таких странах, как Иран, Ирак, Сирия, Иордания, Объединенные

Арабские Эмираты, Саудовская Аравия, Пакистан

различных областях законодательной деятельности. Наиболее яркий пример -США, Канада и Объединенные Арабские Эмираты.

Особого внимания заслуживает возможность применения так называемого «наднационального права», т.е. какой-либо правовой системы, находящейся вне пределов конкретной юрисдикции, но, тем не менее, применимой к правоотношениям, в которых участвуют граждане этой юрисдикции.

Степень разработанности темы. В отечественной юридической науке не проводилось исследований, посвященных коллизионным проблемам права агентирования. Зарубежные авторы определили отдельные направления в этой области юридической науки. Наибольший вклад в изучение данной темы внесли П. Хэй, Х.Л.И. Верхаген, М. Пелише и Ф. Риго. П. Хэй в своей статье «Агентирование в коллизионном праве и Гаагская конвенция 1978 г.» писал о коллизионных вопросах агентирования, рассматривая их с точки зрения европейских и американских доктрин, а также о влиянии последних на разработку отдельных положений конвенции. М. Пелише в своем комментарии к Гаагской конвенции о праве, применимом к агентированию, привел краткое изложение национально-правовых подходов к коллизионным вопросам агентирования. Х.Л.И. Верхаген в работе «Агентирование в международном частном праве: Гаагская конвенция о праве, применимом к агентированию» писал о толковании норм Гаагской конвенции. Ф. Риго в своей статье «Агентирование» привел краткий обзор основных доктрин, касающихся материально-правовых и коллизионных аспектов отношений агентирования. Таким образом, при анализе коллизионных вопросов, связанных с агентским договором, зарубежные авторы уделяли основное внимание Гаагской конвенции о праве, применимом к агентированию.

Цель и задачи диссертационного исследования. Цель настоящей работы заключается в определении критериев, которыми руководствуются

национальные суды в странах Европейского Союза и США и международные коммерческие арбитражные суды при решении вопроса о выборе права, применимого к внешнему и внутреннему правоотношениям, возникающим из отношений агентирования, а также разработке научных и практических рекомендаций по выбору права, применимого к агентированию, для российских судей и арбитров.

В диссертационном исследовании ставится задача комплексного изучения проблемы выбора права, применимого к агентированию. Рассматриваются проблемы автономии воли сторон, выбора применимого права при отсутствии соглашения сторон о применимом праве, международные конвенции, нормы которых могут быть применимы к отношениям агентирования, а также императивные нормы, применение которых возможно именно к правоотношениям, возникающим из агентирования. Работа включает в себя рассмотрение некоторых аспектов гражданского законодательства России и зарубежных стран, а также коммерческого, антимонопольного и трудового законодательства зарубежных государств.

Методологическая основа исследования. Методами настоящего исследования являются коллизионный, сравнительно-правовой и системный. Комплексный характер работы основан на сочетании коллизионного и сравнительно-правового методов анализа российского и зарубежного законодательства в области права агентирования.

Теоретическая база исследования. Теоретической основой диссертации послужили исследования американского ученого П. Хэя, голландского ученого Х.Л.И. Верхагена и французского ученого Ф. Риго, не переведенные на русский язык, а также труды М.М. Богуславского, А.Е. Суханова, Я.И. Рапоппорта, С.Н. Ландкофа, А.С. Скаридова, А.Н. Макарова, и непереведенные на русский язык работы А. Дайси, Г. Чешира, Норта, Ф.М.Б. Рейнолдса, Боустеда, Р. Фентимана, Т. Ф. Клейсена, Д. Кляйнберга, Н. Вошер, Д. Шрайэ,

М. Д. Бонела, Ф.К. Савиньи, фон Бара, Л. Раапе, Н. Батиффоля, И. Рабеля, Т. Варади, Д. Д. Барсело III, А. Фон Меера, В. Риза и др.

В работе рассмотрены основные материалы международно-правовой практики: Римская конвенция «О праве, применимом к договорным обязательствам» 1980 г., Гаагская конвенция «О праве, применимом к агентированию» 1978 г., Женевская конвенция «Об агентировании в области международной купли-продажи товаров» 1983 г., Второй Свод Законов США 1971 г., а также решения национальных судов стран Европейского Союза и США и международных коммерческих арбитражных судов.

Научная новизна исследования. Впервые в научной литературе на основе сравнительно-правового и комплексного анализа зарубежного законодательства и практики его применения предпринята попытка разработать критерии выбора права, применимого к внутреннему и внешнему правоотношениям, возникающим из агентского договора; рассмотрены императивные нормы иностранного права, которые могут быть применимы к агентскому договору.

При анализе зарубежного законодательства исследуются некоторые вопросы выбора права, применимого не только к агентированию, но и к договорам комиссии и к отношениям, возникающим из представительства. Указанные проблемы рассматриваются с точки зрения национального законодательства и международных конвенций, участницей которых Россия не является. Тем не менее, они оказали большое влияние на развитие национального законодательства многих государств: Римская конвенция «О праве, применимом к договорным обязательствам» 1980 года, Гаагская конвенция «О праве, применимом к агентированию» 1978 года и Женевская конвенция «Об агентировании в области международной купли-продажи товаров» 1983 года.

8

Несмотря на то, что Женевская конвенция посвящена не коллизионным, а материальным нормам, представляется необходимым рассмотреть вопрос о сфере ее применения, относящийся уже к коллизионному праву. Большое внимание уделено Второму Своду Законов США (1971), являющемуся основным источником (за исключением юридической литературы), из которого можно получить представление об общих для всех штатов США принципах выбора права.

При анализе потенциально применимых к отношениям агентирования законов важно иметь четкое представление об императивных нормах, характерных именно для отношений агентирования. В работе рассмотрены императивные нормы законодательства Европейского Союза, касающиеся агентирования. Они представляют особый интерес в связи с их направленностью на гармонизацию внутреннего законодательства стран -членов Европейского Союза.

Разработка общих норм, направленных на регулирование отношений в области агентирования - сложная задача. Это подтверждается даже тем обстоятельством, что применяемая в отношении агентирования терминология, не говоря уже о материально-правовом содержании подобных норм, во внутреннем законодательстве стран-членов не совпадает. На примере стран -членов Европейского Союза можно убедиться в сложности процесса гармонизации внутреннего законодательства и в необходимости гармонизации законодательства стран - членов СНГ, которое после распада СССР во многих областях развивается в разных направлениях. Учитывая данное обстоятельство, такой разрыв представляется крайне нежелательным, поскольку с течением времени унификация будет все больше осложняться особенностями внутреннего законодательства стран - членов СНГ. Единообразные нормы права не представляют угрозы для независимости стран - членов СНГ, а только способствуют их экономическому сотрудничеству.

В работе не проводится подробный анализ императивных норм законодательства США в связи с тем, что штаты обладают значительными полномочиями в области правового регулирования отношений агентирования, поэтому в каждом из них могут существовать свои собственные императивные нормы, рассмотрение которых в -настоящем исследовании представляется нецелесообразным. В российском законодательстве нет императивных норм, характерных именно для отношений агентирования.

Наиболее существенные результаты, полученные соискателем и выносимые на защиту, заключаются в следующем:

Разработаны критерии применения ст. 4 (1), (2), (5) и ст. 6 Римской конвенции «О праве, применимом к договорным обязательствам» к отношениям агентирования.

Выявлены закономерности выбора судами права, применимого к агентским отношениям, в соответствии с нормами Второго Свода Законов США.

Рекомендовано единообразное толкование норм Гаагской конвенции «О праве, применимом к агентированию» и Римской конвенции «О праве, применимом к договорным обязательствам» и смоделированы ситуации, в которых Гаагская конвенция применима к правоотношениям принципала и агента.

Разработаны критерии выбора права, применимого к агентским отношениям, для российских судов и арбитражей.

Обоснована необходимость внесения в проект ст. 1225 части 3 ГК РФ положения, в соответствии с которым «если из обстоятельств дела в целом следует, что договор наиболее тесно связан с другим государством [чем с государством, право которого должно быть применимо в соответствии с п. 1 и п. 3 ст. 1225 проекта части 3 ГК РФ], то подлежит применению право этого государства».

10

Обоснована необходимость принятия на основе норм Римской конвенции «О праве, применимом к договорным обязательствам» Конвенции «О праве, применимом к договорным обязательствам» в рамках СНГ, в связи с чем рекомендовано использование в области договорного права коллизионной привязки «место пребывания» вместо коллизионной привязки «место жительства».

Даны научные и практические рекомендации по толкованию коллизионной привязки lex loci actus применительно к отношениям агентирования.

Разработаны критерии выбора права, применимого к полномочиям агента.

Определены ситуации, при которых императивные нормы иностранного права могут быть применимы к правоотношениям принципала и агента, и даны некоторые рекомендации для российских предпринимателей по избежанию применения к их агентским соглашениям таких императивных норм.

Выявлены коллизионные проблемы применения Директивы Совета Европейских Сообществ «О координации законодательства стран-членов в отношении независимых коммерческих агентов» в рамках Европейского Союза и указаны некоторые варианты их разрешения.

Дано научное обоснование невозможности разработки унифицированных норм материального права применительно к отношениям агентирования.

Определены материальный и географический критерии применения Женевской конвенции «Об агентировании в области международной купли-продажи товаров» к правоотношениям принципала и агента с третьей стороной, а также рекомендовано единообразное толкование отдельных положений Женевской конвенции «Об агентировании в области международной купли-продажи товаров» и Венской конвенции «О договорах международной купли-продажи товаров».

11

Теоретическое и практическое значение. В работе комплексно исследована проблема выбора права, применимого к агентированию, сделан ряд теоретических обобщений, касающихся критериев, которыми руководствуются национальные суды стран Европейского Союза и США, международные коммерческие арбитражные суды при выборе права, применимого к агентированию. В диссертации разработаны критерии для выбора права, применимого к агентированию, для российских судов и арбитражей. Особое внимание уделено мотивировочным частям иностранных судебных и арбитражных решений в связи с тем, что приведенные в них аргументы могут быть использованы российскими судьями и арбитрами.

Апробация результатов исследования. Диссертационная работа выполнена и обсуждена на кафедре международного частного права Саратовской государственной академии права. Отдельные положения диссертации легли в основу научных сообщений, сделанных соискателем на семинарах по коллизионному праву на магистерской программе (LL.M.) на отделении коммерческого права юридического факультета Центрально-Европейского Университета (г. Будапешт, Венгрия) в 1998/99 академическом году. Основные теоретические выводы, положения и научно-практические рекомендации изложены автором в опубликованных работах, в выступлении на заседании «круглого стола», проведенного Учебным ресурсным центром Центрально-Европейского Университета в рамках международной конференции «Международные коммерческие сделки» с 5 по 11 июня 2000 г. (г. Будапешт), а также использованы в курсах лекций по международному частному, коллизионному и международному торговому праву, которые читаются в Саратовской государственной академии права. Выявленные соискателем при работе над диссертацией проблемы перевода английских терминов коллизионного права на русский язык, в частности, проблемы перевода терминов, относящихся к праву агентирования, освещаются в курсах

12

«Коллизионное право» и «Международное торговое право», которые читаются соискателем в Саратовской государственной академии права на английском языке.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, 13 параграфов, заключения и списка использованной литературы.

II. СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, степень ее разработанности, цель и задачи, методологическая основа, теоретическая база исследования, научная новизна, основные положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость работы.

В отношениях агентирования участвуют, как правило, три субъекта, между которыми возникают три правоотношения:

1) принципал - агент;

2) агент - третья сторона;

3) принципал - третья сторона.

В настоящей диссертации с точки зрения проблемы выбора применимого права будут рассмотрены два правоотношения: принципал - агент («внутреннее правоотношение») и принципал - третья сторона («внешнее правоотношение»). Работа разделена на две главы, каждая из которых посвящена одному из указанных выше правоотношений.

Первая глава — «Выбор права, применимого к правоотношениям, возникающим между принципалом и агентом» состоит из шести параграфов.

В первом параграфе рассмотрены немецкая, французская и англо­американская доктрины представительства, дано научное обоснование невозможности разработки унифицированных норм материального права

применительно к отношениям агентирования. На основании различий в материально-правовом регулировании отношений агентирования, сделан вывод о необходимости внесения в агентский договор пункта о выборе применимого права с учетом императивных норм. На примере Германии, Австрии и Канады показано, как применяется принцип автономии воли в отношении агентского договора.

Во втором параграфе рассмотрены нормы Римской конвенции «О праве, применимом к договорным обязательствам» с точки зрения их применимости к отношениям агентирования, разработаны критерии применения ст. 4(1), (2), (5) и ст. 6 Римской конвенции «О праве, применимом к договорным обязательствам» к правоотношениям агента и принципала. В частности, проанализировано дело, рассмотренное французским судом, касающееся подразумеваемого выбора права, имеющего место в договоре между французским принципалом и немецком агентом. При этом сделана ссылка на непризнание в российской доктрине подразумеваемого выбора права. При анализе ст. 4 Римской конвенции рассмотрен критерий «наиболее тесной связи» применительно к правоотношениям принципала и агента. Сделан вывод, что «наиболее характерное исполнение» по договору будет не всегда осуществлять агент. Приводится пример ситуации, при которой к договору между английским агентом и португальским принципалом должно быть применено португальское право. Отмечается сложность перевода термина «a principal place of business» на русский язык и делается вывод о допустимости двух вариантов перевода: «место нахождения основного коммерческого предприятия» и «основное место ведения деятельности».

Указывается, что сфера применимого права в отношении агентского договора включает в себя помимо прочего условия назначения агента, процедуру расторжения договора, вознаграждение и определение круга полномочий.

14

Отмечается, что при рассмотрении вопроса о формальной действительности агентского договора следует учитывать ст.9(3), отсылающую к праву страны, в которой агент осуществлял свою деятельность.

Третий параграф посвящен проблеме унификации коллизионных норм права агентирования. Указываются отношения, имеющие в своей основе элементы агентирования, которые не исключаются из сферы применения Гаагской конвенции «О праве, применимом к агентированию». Проанализированы термины «агент» и «агентские отношения», последствия их толкования в соответствии с нормами Гаагской конвенции.

Анализируется принцип автономии воли сторон в рамках норм Гаагской конвенции. Делается вывод о целесообразности единообразного толкования норм Гаагской конвенции «О праве, применимом к агентированию» и Римской конвенции «О праве, применимом к договорным обязательствам».

Дается толкование термина «международный характер агентского договора» и приводится пример ситуации, при которой к агентскому договору между датским принципалом и датским агентом должно быть применимо право Англии. Анализируется ряд ситуаций, когда агентский договор носит «международный характер».

Приводятся примеры подразумеваемого выбора права. Рассматривается вопрос о действительности пункта о выборе права, возможности частичного (depecage), последующего и «плавающего» выбора права.

Анализируются критерии выбора применимого права судом при отсутствии выбора права, сделанного сторонами - внутреннее право государства, в котором в период заключения агентского договора агент имел коммерческое предприятие, а при отсутствии такового - обычное место пребывания, а также исключения из этого правила. При этом указываются причины, по которым разработчики конвенции предпочли данные критерии.

15

В четвертом параграфе на примере судебной практики, касающейся правоотношений принципала и агента, рассмотрены критерии выбора применимого права в соответствии с нормами Второго Свода Законов США (1971): закон суда, «центр тяжести» правоотношения, место, в котором возникло договорное отношение и место исполнения обязательств. Анализируются пределы автономии воли сторон - тест «разумной связи» и принцип «наиболее тесной связи» с договором. Указывается на склонность американских судей применять lex fori при выборе права, применимого к агентскому договору.

При работе на данным параграфом использовались материалы судебной практики, полученные через наиболее полную правую базу данных по американскому праву Westlaw. Это позволило сделать вывод о том, что американские судьи сталкивались в основном с проблемой выбора права, применимого к «внутренним» агентским договорам, т.е. перед ними вставала проблема разрешения внутринациональных коллизий. Вопрос о выборе права для международных агентских отношений остается в США пока неурегулированным.

В пятом параграфе рассмотрен вопрос о выборе права, применимого к правоотношениям агента и принципала в соответствии с нормами российского законодательства. Отмечается, что агентский договор - явление относительно новое для российского законодательства. Еще советскому праву был известен институт торговых агентов. Указывается, что существует два варианта выбора права, применимого к правоотношениям принципала и агента. Первый вариант заключается в применении к правоотношениям принципала и агента правил абз. 2 п. 1 ст. 166 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, предусмотренных для договоров поручения и комиссии. Второй вариант состоит в признании автономной природы агентского договора и в применении к нему правил п. 5 ст. 166 Основ гражданского законодательства

16

Союза ССР и республик. Оба указанных варианта выбора права рассмотрены на конкретных примерах.

На примере агентского договора обоснована необходимость внесения в проект ст. 1225 части 3 ГК РФ положения, в соответствии с которым «если из обстоятельств дела в целом следует, что договор наиболее тесно связан с другим государством [чем с государством, право которого должно быть применимо в соответствии с п. 1 и п. 3 ст. 1225 проекта части 3 ГК РФ], то подлежит применению право этого государства».

Рассмотрены ст. 40 и 41 Конвенции СНГ «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» и указаны их недостатки. Обоснована необходимость принятия на основе норм Римской конвенции «О праве, применимом к договорным обязательствам», Конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам, в рамках СНГ, в связи с чем рекомендовано использование в области договорного права коллизионной привязки «место пребывания» вместо коллизионной привязки «место жительства».

Шестой параграф посвящен императивным нормам, которые могут быть применимы к агентскому договору. Дается понятие императивных норм в американском и европейском праве, их значение для права агентирования. Выявлены коллизионные проблемы применения Директивы Совета Европейских Сообществ «О координации законодательства стран-членов в отношении независимых коммерческих агентов» № 83/659 в рамках Европейского Союза. На примере Великобритании указаны некоторые варианты их разрешения.

Рассмотрена ст. 81(1) Консолидированной версии Договора о создании Европейского Сообщества, а также Уведомление Комиссии Европейских Сообществ 1962 года, целью которого является внесение некоторой определенности в процесс толкования ст. 81(1). Сделан вывод о том, что ст. 81

17

не применяется к зависимым агентам, так как Уведомление Комиссии 1962 года ограничило сферу ее применения. Анализируется понятие "функции независимого торговца". Перечислены пункты, при наличии которых договор будет подпадать под действие Уведомления Комиссии.

Отмечено, что исключительные договора с независимыми торговцами могут подпадать под действие ст. 81(1), в связи с чем рассматривается тест «независимости» агента от принципала и основные способы контроля, который принципал может осуществлять в отношении агента. Дана характеристика проекта нового Уведомления Комиссии.

В некоторых случаях агент может быть признан не независимой стороной агентского соглашения, а наемным работником, что влечет за собой всевозможные неудобства для принципала, связанные с необходимостью выплат различных социальных и пенсионных взносов, а также соблюдения трудового законодательства. На примере Австрии, Франции и Бельгии рассмотрены ситуации, при которых агент может быть признан наемным работником.

Сделан вывод, что если национальный судья страны ЕС посчитает, что отношения сторон по договору являются трудовыми, то он может применить ст.6(1) Римской конвенции «О праве, применимом к договорным обязательствам» в соответствии с которой выбор сторонами применимого права не должен лишать наемного работника защиты, предоставляемой ему императивными нормами права, выбранного в соответствии с нормами ст. 6 (2). Ст. 6 (2) содержит критерии выбора права, применимого к трудовому договору при отсутствии выбора права, сделанного сторонами: а) это может быть страна, в которой наемный работник преимущественно осуществляет исполнение по договору, даже если он временно нанят на работу в другой стране, или Ь) страна, где расположено коммерческое предприятие, принявшее его на работу, если нет страны, в которой наемный работник

18

преимущественно осуществляет исполнение по договору. Далее указано, что, если из обстоятельств дела следует, что договор наиболее тесно связан с другой стороной, то к нему должно быть применено право этой страны.

Вторая глава - "Выбор права, применимого к правоотношениям, возникающим между принципалом и третьей стороной" состоит из семи параграфов.

В первом параграфе отмечено, что существует много подходов к проблеме выбора права, применимого к правоотношениям, возникающим между принципалом и третьей стороной. Различия между этими подходами зависят от значения, которое каждая конкретная правовая система придает защите интересов каждой из сторон. На практике наиболее часто возникает вопрос о том, в каких случаях агент может обязать своими действиями принципала. Таким образом, происходит столкновение двух противоположных интересов: принципал может заявить, что агент не имел полномочий связывать его какими-либо обязательствами, а третья сторона может утверждать, что договор с ней был заключен на законных основаниях.

В коллизионном праве существуют две теории, направленные на защиту интересов третьей стороны. В соответствии с первой ответственность принципала определяется по праву, применимому к договору, заключенному с третьей стороной. Вторая теория отдает предпочтение праву той страны, в которой агент заключил договор с третьей стороной. В связи с этим рассмотрены французская, немецкая и английская доктрины выбора права, применимого к правоотношениям принципала и третьей стороны, а также два основных направления гармонизации многочисленных подходов к проблеме выбора права, применимого к внешнему правоотношению.

Во втором параграфе указано, что в качестве коллизионной привязки lex loci actus может иметь два разных значения: это может быть место, в

19

котором агент выполнил определенное действие или страна, в которой агент осуществляет или должен осуществлять свою деятельность.

Существуют три варианта толкования термина «право страны»: право страны, в которой должна осуществляться деятельность по договору агентирования, право страны, где расположен филиал или представительство, из которого агент осуществляет свою деятельность и право страны места жительства или нахождения агента. В большинстве случаев все три варианта толкования приведут к одному и тому же практическому результату. Если только по условиям договора деятельность агента не распространяется на несколько стран, большинство своих действий он совершит в одной и той же стране.

Отмечено, что наилучший вариант решения проблемы толкования термина lex loci actus был предложен во Втором Своде Законов США (1971), делающем акцент на праве страны, в которой агент совершил действие. Данное право применимо к внешнему правоотношению «при условии, что принципал уполномочил агента действовать в его пользу в той стране или заставил третью сторону разумно предполагать, что агент имел такие полномочия»4. Комментарии, написанные к этому правилу, недостаточно ясны. Отмечаются особенности толкования термина lex loci actus, предложенные одним из комментаторов Второго Свода Законов Виллисом Ризом.

Рассмотрена проблема определения сферы действия lex loci actus.

В третьем параграфе указано, что одной из самых сложных задач при разработке Гаагской конвенции было согласование интересов сторон и разработка наиболее удобной коллизионной привязки, так как коллизионные привязки (право страны, в которой агент совершил действие, право места заключения договора, и право основного договора) не всегда отвечают потребностям международного агентирования. Окончательный выбор был

4 Второй Свод Законов. Коллизионное право (1971). параграф 292 (2).

. 20

остановлен на месте нахождения коммерческого предприятия агента и на месте, в котором он осуществляет свою деятельность.

В четвертом параграфе рассмотрен пар. 292 Второго Свода Законов, который регулирует выбор права, применимого при решении вопроса о том, повлекли ли действия агента заключение договора между принципалом и третьей стороной: это право «наиболее тесной связи» с правоотношением. Однако, если в соответствии с внутренним законодательством страны, в которой агент осуществляет свою деятельность, его действия признаются имеющими юридическую силу, то к внешнему правоотношению может быть применимо право этой страны, если принципал предоставил агенту полномочия на ведение деятельности в этой стране, своими действиями заставил третью сторону поверить, что у агента имеются соответствующие полномочия.

Наибольший интерес представляют два дела, рассмотренные американскими судами: Shasta Livestock Auction Yard v. Bill Cattle Management Corp и Dorothy K. Winston & Co. v. Town Heights Development6, в которых суд должен был разрешить проблемы, связанные и с внутренним, и с внешним правоотношениями.

В пятом параграфе отмечено, что необходимо различать географический и материальный критерии применения Женевской конвенции «Об агентировании в области международной купли-продажи товаров». Кроме того, определяющим моментом при решении вопроса о применимости конвенции является то качество, в котором агент представляет себя третьей стороне.

Рассматриваются также особенности толкования Женевской конвенции.

В шестом параграфе указано, что в российском законодательстве, судебной и арбитражной практике вопрос о праве, применимом к

* Livestock Auction Yard у. Bill Caale Management Corp., 375 F, Supp. 1027 (D. Idaho 1974).

21

правоотношению, возникающему между принципалом и агентом, не урегулирован.

Представляется, что при выборе применимого права суд должен выяснить, насколько понятным и очевидным для третьей стороны способом агент определил договорную территорию и полномочия агента. Если данное требование соблюдено, то к процедуре возложения полномочий и их объему должно применяться право, применимое к внутреннему правоотношению. Если нет, то должно применяться право страны, в которой агент осуществляет свою деятельность. Таким образом, достигается баланс интересов принципала и третьей стороны.

К возложению и объему полномочий в некоторых случаях можно применять право страны места нахождения коммерческого предприятия агента, если третья сторона знала, что агент действует из своего коммерческого предприятия, находящегося в другой стране.

Если принципал не ограничил полномочия агента понятным и очевидным для третьей стороны способом, он должен нести риск применения к его правоотношению с третьей стороной права страны, в которой агент осуществляет свою деятельность. Однако возложение полномочий не должно быть признано недействительным, если соблюдены требования права, применимого к внутреннему правоотношению.

В седьмом параграфе сделан вывод, что для полномочий агента редко предусматривается какая-либо специальная форма. Правило locus regit actum подразумевает, что лицо, предоставляющее полномочия, может выбирать между правом страны, в которой он это делает, правом, применимым к внутреннему правоотношению, возникающему между принципалом и агентом, правом, применимым к основному договору, и правом страны, в которой агент осуществляет действия в пользу принципала. Однако при некоторых

' Dorothy К. Wimlon & Со v. Tmtn Heights Development, 376 F. Supp. 1214 (D.D.C. 1974).

22

обстоятельствах могут возникнуть проблемы, связанные с формой предоставленных агенту полномочий.

В соответствии со многими системами частного права форма полномочий агента зависит от формы основного договора. Если полномочия предоставлены агенту в стране, законодательство которой не требует, чтобы полномочия или основной договор были облечены в какую-либо специальную форму, то применимое к форме право не всегда будет легко установить. Здесь может быть два решения: 1) форма полномочий должна быть такой же, как и форма, требуемая для основного договора в соответствии с его надлежащим правом, и 2) форма полномочий должна определяться в соответствии с правом, применимым к самим полномочиям.

Следует учитывать то обстоятельство, что в соответствии с абз. 2. п. 1. ст. 165 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик форма внешнеэкономических сделок, независимо от места совершения этих сделок, определяется российским законодательством, т.е. внешнеэкономическая сделка должна заключаться в письменной форме.

Рассмотрены проблемы, касающиеся безотзывных полномочий, передачи полномочий и ратификации.

В заключении подводится итог проделанной в диссертации работе и излагаются основные варианты выбора права, применимого к внутреннему и внешнему правоотношениям, возникающим из отношений агентирования, которые возможны в соответствии с нормами Римской конвенции «О праве, применимом к договорным обязательствам» 1980 года, Гаагской конвенции «О праве, применимом к агентированию» 1978 года, Второго Свода Законов США 1971 года и Основами гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 года.

23

Основные положения диссертации использованы в следующих опубликованных работах:

1. Попова Е.В. Способы разрешения коммерческих споров // Вестник Саратовской государственной академии права. 1999. № 3. О, 5 п. л.

2. Попова Е.В. Проблемы применения Женевской конвенции "Об агентировании в области международной купли-продажи товаров" 1983 г. // Международное публичное и частное право. 2000. № 1. О, 5 п. л.

3. Попова Е.В. Агентский договор: коллизионные вопросы. Учебно-методическое пособие. Саратов. 2000.5 п. л.

4. Попова Е.В. Императивные нормы в праве европейских государств и США // Вестник юридического факультета Марийского государственного университета. 2000. Выпуск 1-й. О, 3 п.л.

Московский государственный институт международны^ отношений (Университет)

МИД РФ

На правах рукописи

Бобин Максим Викторович

Правовые аспекты создания и деятельности межгосударственных финансово-экономических организаций Европы

Специальность 12.00.10 Международное право. Европейское право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук

Москва, 2001 г.

Диссертация  выполнена на кафедре международного  права Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД РФ.

Научный руководитель -

кандидат юридических наук, профессор Карлов Юрий Евгеньевич

Официальные оппоненты -         доктор юридических наук, профессор

Богатырёв Александр Григорьевич

доктор юридических наук, профессор Борисов Кир Георгиевич

Ведущая организация - Всероссийская академия внешней торговли

Защита состоится 22 ноября 2001 г. в 15 часов на заседании Диссертационного совета Д.209.002.05 по защите диссертаций на соискание учёной степени доктора юридических наук в Московском государственном институте международных отношений (Университете) МИД РФ (Москва, проспект Вернадского, д. 76), ауд. 1039.

С диссертацией можно ознакомится в библиотеке МГИМО (У) МИД РФ. Автореферат разослан 18 октября 2001 года.

Ученый секретарь Диссертационного совета кандидат юридических наук, доцент

Павлов Е.Я.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность темы исследования. В настоящее время часто возникает вопрос об эффективности международных организаций и, в частности, межгосударственных финансово-экономических организаций. Существует мнение, что в современных условиях, когда уже нет чёткого деления мира на два политико-экономических полюса, все проблемы можно решить и без вмешательства государств или международных организаций. В этой работе обосновывается мнение о том, что, несмотря на все прудности, международные организации в настоящее время являются необходимым условием развития человечества. . Автор акцентирует внимание на принципиально важном положении о том, что МФЭО, будучи субъектом международного права, принимая всё более активное участие в частных сделках гражданско-правового характера, действуют в рамках своего рода правового четырёхугольника, состоящего из норм международного публичного права, международного частного права, норм европейского права, а также уставных норм самих организаций.

В настоящей работе будут рассмотрены некоторые новые тенденции развития международных организаций. В частности, на примере Европейского инвестиционного фонда будет рассмотрено такое явление, как закрепление тесного сотрудничества международных организаций и частных юридических лиц (коммерческих банков) в уставных документах международных организаций путём создания международных организаций, изначально большинство членов которых являются частными юридическими лицами.

Степень разработанности темы. Деятельность межгосударственных финансово-экономических организаций Европы освещена в нашей профессиональной литературе недостаточно хорошо и настоящая работа будет одной из немногих попыток комплексного рассмотрения данного вопроса. Накоплен обширный эмпирический материал, относящийся к формированию и функционированию МФЭО, однако до сих пор не был произведён системный анализ правовых аспектов создания и деятельности межгосударственных финансово-экономических организаций Европы, особенно с учётом влияния финансовых организаций, входящих в структуру Европейского Союза.

Впервые в российской правовой литературе предлагается новый взгляд на проблему наднациональности. По мнению автора требуется новый уровень развития государств, который связывается с наделением международных организаций

элементами наднациональности и поиском наиболее эффективных путей решения универсальных проблем в рамках межгосударственных организаций. Наднациональность совершенно не обязательно должна означать отказ государств от суверенитета. Многие международные организации могли бы действовать гораздо эффективнее, если бы они имели возможность в кризисных ситуациях принимать решения более оперативно. Наделение единоличного исполнительного органа международной организации чрезвычайными полномочиями на период действия чрезвычайных обстоятельств не будет являться ущемлением суверенитета государств. Конечно, это будет возможно только при условии чёткого определения полномочий и чёткого описания событий, при наступлении которых эти полномочия могут быть применены.

В ходе исследования диссертант опирался на теоретические и практические положения и выводы, сформулированные в работах таких выдающихся юристов-международников как Ю.М.Колосов, Э.С.Кривчикова, Г.И.Тункин, Г.И.Морозов.

Научный интерес с новейших позиций при рассмотрении некоторых аспектов учреждения и деятельности межгосударственных финансово-экономических организаций представляют работы таких юристов как Т.Н.Нешатаева, Н.Д.Уайт, В.М.Шумилов, А.А.Моисеев, М.А.Г. ван Меераге.

Ощутимую помощь в процессе диссертационного исследования оказали труды таких учёных, как К.Г.Борисов, Б.Н.Топорнин, Л.М.Энтин, И.Н.Герчикова.

Существенный вклад в разработку проблемы внесли также труды А.Г.Богатырёва, В.Н.Фёдорова, Г.К.Ефимова, В.И.Кузнецова.

Методология. Основу методологии диссертационного исследования составили труды крупнейших советских, российских и зарубежных юристов-международников и юристов. В своём анализе правовых аспектов создания и деятельности межгосударственных финансово-экономических организаций Европы автор также опирался на большой круг международных договоров, нормативных актов, информационных материалов и документов международных организаций.

Объект и предмет исследования. Объектом настоящего исследования являются правовые аспекты создания и деятельности межгосударственных финансово-экономических организаций современной Европы.

Конкретным предметом исследования являются, прежде всего, международные договоры, имеющие характер учредительных актов международных организаций, а также документы, вырабатываемыми самими организациями, регулирующие основные аспекты их деятельности.

Цель и задачи исследования. Основной целью исследования является проведение детального анализа правовых аспектов создания и деятельности межгосударственных финансово-экономических организаций Европы. Данный анализ, по мнению автора, может оказать содействие в применении положительного опыта, накопленного рассматриваемыми международными организациями, в работе российских внешнеполитических ведомств и разного рода организаций, осуществляющих внешнеэкономическую деятельность.

Методы исследования. При исследовании поставленных проблем автор руководствовался следующими методами и приемами познания: диалектическим, формально-логическим, сравнительно-правовым и методом системного анализа.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней впервые в комплексном виде исследованы правовые аспекты создания и деятельности современных межгосударственных финансово-экономических организаций Европы.

Также впервые произведена классификация межгосударственных финансово-экономических организаций Европы, которая позволила сделать вывод о формировании системы МФЭО в Европе в настоящее время.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что на основе подробного анализа международно-правовых документов, регулирующих деятельность МФЭО выявляются системные тенденции развития данного международно-правового института в современных условиях.

Практическая значимость исследования. Полученные результаты исследования могут быть использованы в дальнейшей научной разработке отдельных проблем, касающихся международно-правовых аспектов деятельности межгосударственных финансово-экономических организаций Европы. Проведённое исследование может быть использовано в работе внешнеполитических ведомств и внешнеэкономических организаций.

Апробация результатов исследования. Основные положения данной научной работы отражены диссертантом в монографии "Межгосударственные финансово-

юномические организации Европы". Конкретные результаты исследования пользовались диссертантом и при проведении семинарских занятий со студентами гждународно-правового факультета МГИМО (У) МИД РФ.

Разработка      темы      диссертационного      исследования      позволила      автору формулировать следующие тезисы, выносимые на защиту:

Подавляющее большинство международных экономических и финансовых организаций в Европе являются «классическими» международными межгосударственными организациями и были созданы и действуют в соответствии с «классическими» международными договорами, однако они являются как субъектами международного права, так и субъектами частного права ввиду двоякой (международно-правовой и частно-правовой) природы их деятельности. :. В настоящее время в Европе сформировалась система межгосударственных

финансово-экономических организаций.

1.    Правила и процедуры, вырабатываемые европейскими международными межгосударственными финансово-экономическими организациями являются основой правового регулирования данной сферы (финансов и экономики) в Европе, t. Одной из основных тенденций развития современных межгосударственных финансово-экономических организаций является возникновение тесной правовой связи между межгосударственными организациями и частными компаниями на всех этапах развития и деятельности межгосударственных организаций. 5. Межгосударственные финансово-экономические организации Европы играют особую роль в современном международном праве, так как правовые нормы, на основе которых осуществляется их деятельность являются наиболее развитыми, передовыми и эффективными.

Структура работы обусловлена объектом и предметом, целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, четырёх глав, подразделяющихся на параграфы и подпараграфы, заключения, библиографии и двух приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснованы актуальность темы исследования, его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, объект и предмет исследования, методология, показана степень разработанности проблемы, определены цели и задачи диссертации, сформулированы вносимые на защиту тезисы.

В данной части работы говорится об одной из основных особенностей современных международных организации - институте "наднациональности".

Повышение взаимной зависимости государств во всех сферах общественной жизни станет главным явлением XXI века. Сегодня страны не могут развиваться в отрыве друг от друга. «Необходимость поисков взаимосогласованных решений требует усиления роли и расширения компетенции международных организаций»1.

В работе будут приведены несколько примеров ситуаций, когда международная организация обладает наднациональными полномочиями. Один из них - Европейский центральный банк. В соответствии с положениями учредительных документов ЕЦБ, национальные банки стран-участниц пространства евро должны получать предварительное одобрение ЕЦБ на участие в международных организациях.

Среди рассматриваемых в работе особенностей межгосударственных финансово-экономических организаций также стоит особо выделить двоякую правовую природу деятельности этих организации, которые в отношениях с государствами и другими международными организациями обычно выступают в качестве субъекта международного публичного права, а в отношениях с частными компаниями, в качестве таких же частных компаний (здесь, конечно, необходимо сделать оговорку ввиду того, что подавляющее большинство МФЭО обладает существенным набором привилегий и иммунитетов и поэтому МФЭО всё же не всегда можно ставить на один уровень с частными компаниями - обычными участниками делового оборота).

В настоящее время межгосударственные финансово-экономические организации имеют значительное влияние и нередко государства согласовывают свои финансово-экономические решения с некоторыми из МФЭО, однако, по мнению автора, это не приводит и в обозримом будущем не может привести к навязыванию разного рода решений государствам со стороны международных организаций и, соответственно, к нарушению принципа невмешательства во внутренние дела государств по нескольким причинам. Во-первых (и, возможно, это самое главное), среди МФЭО также существует своего рода конкуренция - в настоящее время активно работают несколько десятков международных финансово-экономических организаций (однако, справедливости ради надо отметить, что многие из них взаимосвязаны и взаимозависимы); во-вторых, все

1 Курс международного права. В 7-ми томах. Том 1. - М.: Наука, 1989   С. 6.

межгосударственные финансово-экономические организации осуществляют любые проекты только в случае наличия согласия со стороны государства, на территории которого этот проект осуществляется (вне зависимости от того, участвуют ли в осуществлении проекта государственные или частные предприятия и организации). В то же время следует признать, что существуют попытки использовать межгосударственные финансово-экономические организации в качестве одного из инструментов давления на правительства, особенно со стороны высокоразвитых держав. Также следует признать, что легче всего оказывать влияние на политику государств-членов, используя процедуру принятия решений именно международных финансовых организаций, так как в подавляющем большинстве МФО используется механизм взвешенного голосования. Однако, это отчасти объясняется тем, что именно МФО оказывают наиболее эффективную помощь, в отличие от экономических организаций (например, ОЭСР), которые зачастую выступают лишь в качестве форумов для обсуждения разного рода (а не только финансово-экономических) проблем. Развитые страны, которые являются донорами (хотя далеко не всегда бескорыстными), выражают естественное желание осуществлять контроль за расходованием выделяемых средств. Автор не считает, что существующие механизмы принятия решений (особенно в международных финансовых организациях) являются идеальными, улучшения, безусловно, возможны, однако также необходимо признать, что МФЭО играют огромную положительную роль, часто выступая катализатором стабилизации и улучшения финансово-экономического состояния того или иного региона планеты. По мнению автора, наиболее удачным является опыт деятельности европейских межгосударственных финансово-экономических организаций.

Первая глава "Современные тенденции развития межгосударственных финансово-экономических организаций. Классификация и особенности правового статуса" состоит из двух параграфов: (1) Классификация европейских МФЭО и (2) Современные тенденции развития межгосударственных организаций. Особенности правового статуса межгосударственных финансово-экономических организаций.

В первом параграфе осуществляется классификация современных европейских межгосударственных финансово-экономических организаций. Для проведения классификации используются несколько критериев, в частности: (1) географический; (2) критерий специализации деятельности организаций, с помощью которого можно

выделить финансовые и экономические организации; (3) критерий организационной формы. Использую данный критерий, среди межгосударственных финансовых организаций можно выделить банки и фонды. Учитывая ту роль, которую в современных европейских (и мировых) международных отношениях играет Европейский Союз, можно выделить (4) европейские организации, входящие в структуру ЕС, и не входящие в неё. Изложение материала строится на основе предлагаемой классификации. Насколько известно автору, в настоящее время подобной классификации нет ни в российской, ни в зарубежной международно-правовой литературе. На основе осуществленной классификации делается вывод о формировании системы межгосударственных финансово-экономических организаций Европы.

Во втором параграфе говорится о нескольких новых тенденциях развития и особенностях современных международных организаций. В частности, отмечается, что одной из основных современных тенденций развития международных организаций является развитие института наднациональности. Автор отмечает взаимосвязь явления наднациональности с теорией «транснационального права» (Ф. Джессеп), под которым понимается вся совокупность правовых норм, регулирующих «действия или события», выходящие за пределы национальных границ. В связи с этим транснациональное право рассматривают в качестве «третьей правовой системы» (после внутригосударственного права и МП). В качестве разновидности транснационального права рассматривают и право ЕС, так как право ЕС, будучи внутренним правом объединения государств, по сути не является ни внутригосударственным, ни международным правом.

В качестве одной из особенностей современных МФЭО отмечается схожесть организационно-правовых структур большого числа международных финансовых организаций и фондов со структурой Международного банка реконструкции и развития и ряда региональных банков развития.

В Европе специфика межгосударственных финансово-экономических (особенно финансовых) организаций обусловлена тем, что организации работают в правовом поле, на которое значительное влияние оказывает Европейский Союз.

Автор приводит один из самых ярких примеров "симбиоза" МФЭО и ТНК -Европейский инвестиционный фонд, состав учредителей-акционеров которого входит ряд крупных кредитно-финансовых ТНК (причём некоторые из них успешно работают в том числе и в России). Другим примером сотрудничества межгосударственных

10

>рганизаций и ТНК можно назвать деятельность Европейского банка реконструкции и >азвития, который часто осуществляет проекты совместно с частными компаниями и банками.

Автор делает вывод о том, что одной из основных тенденций развития ;овременных межгосударственных финансово-экономических организаций является возникновение тесной связи между межгосударственными организациями и частными компаниями на всех этапах развития и деятельности межгосударственных организаций.

Рассматриваемые во второй главе ("Правовые аспекты создания и деятельности финансово-инвестиционных и банковских организаций") организации, входящие в структуру ЕС, весьма интересны с точки зрения международно-правового анализа, так как содержат в себе много нового. По крайней мере одна из них - Европейский инвестиционный фонд - скорее всего вообще не может быть названа «классической» международной организацией, так как среди её учредителей - акционеров нет ни одного государства (её учредили ЕС (в лице Комиссии ЕС), Европейский инвестиционный фонд и ряд коммерческих банков, созданных и действующих в соответствии с законодательством государств - членов ЕС).

В первом параграфе второй главы рассматриваются правовые аспекты создания и деятельности Европейской системы центральных банков (Евросистема), основным органом которой является Европейский центральный банк. Также проводится анализ Европейского инвестиционного банка и Европейского инвестиционного фонда.

Европейская система центральных банков была создана в соответствии с положениями Маастрихтского Договора. ЕСЦБ состоит из Европейского центрального банка (ЕЦБ) и национальных центральных банков (НЦБ) государств-членов ЕС. В соответствии с Договором о ЕС и Уставом ЕСЦБ и ЕЦБ приоритетной целью деятельности Евросистемы является поддержание стабильности цен. Помимо этого Евросистема способствует осуществлению общей экономической политики ЕС, действуя на основе принципов свободной рыночной экономики.

Основными задачами Евросистемы являются: разработка и применение единой денежной политики для всего «пространства евро»; осуществление валютных торгов; хранение (и управление) официальных валютных резервов государств-членов; обеспечение бесперебойной работы платёжных систем.

Процесс принятия решений в Евросистеме централизован. Основными органами управления Евросистемы являются Управляющий совет (Governing Council) и Исполнительный совет (Executive Board) Европейского центрального банка. Третий орган управления - Генеральный совет (General Council) - будет существовать до тех пор, пока будут оставаться государства, не входящие в «пространство евро». Краткий анализ каждого из этих органов даётся ниже в настоящем параграфе.

Европейский центральный банк и Европейский инвестиционный банк были созданы в соответствии с положениями Договора о ЕС. Впоследствии положения о Европейской системе центральных банков и о Европейском центральном банке были несколько изменены в соответствии с Амстердамским соглашением о внесении изменений в Договор (в соответствии с так называемым Амстердамским Договором /Treaty of Amsterdam/). Кроме того к Договору был принят специальный Протокол (№18) об Уставе Европейской системы центральных банков и Европейского центрального банка. Цели и принципы деятельности ЕСЦБ отчасти аналогичны целям и принципам деятельности многих международных финансово-экономических организаций. Пункт 6.2 Статьи 6 наделяет Европейский центральный банк полномочиями по принятию решения об участии Банка в международных финансовых организациях. Причём, в соответствии с положениями этого пункта, национальные центральные банки могут принимать участие в международных финансовых организациях лишь получив одобрение ЕЦБ. Таким образом, можно констатировать начичие у ЕЦБ некоторых наднациональных полномочий. Основными органами управления являются ЕЦБ являются: Управляющий совет; Исполнительный совет; Генеральный совет и Президент. Евросистема является независимой структурой. В процессе принятия решений ни ЕЦБ, ни национальные центральные банки не могут обращаться за указаниями к кому бы то ни было. Не могут этого делать и служащие этих организаций.

Европейский инвестиционный банк был создан в соответствии с Римским Договором. Устав Европейского инвестиционного банка является приложением к Договору. В настоящее время Банк является автономной организацией, входящей в структуру Европейского Союза. Европейский инвестиционный банк осуществляет деятельность и за пределами региона, но в соответствии с интересами и политикой ЕС. ЕИБ обладает объёмом правосубъектности, аналогичным тому, которым обладает

ропейский центральный банк. Статья 30 Устава Европейского инвестиционного чка полностью посвящена созданию Европейского инвестиционного фонда, обходимо вновь обратить внимание на нестандартность ситуации. В Уставе ждународной организации - Европейского инвестиционного банка, в документе сящим, безусловно, международно-правовой характер, - закрепляются новополагающие правовые параметры создания и деятельности организации, которая может быть определена как вполне межгосударственная, так как её участниками ляются Европейский инвестиционный банк, Европейский союз (в лице Европейской (миссии), Северный инвестиционный банк и группа коммерческих банков и кредитно-шансовых организаций из всех стран-членов Европейского Союза. В итоге мы можем шстатировать, что анализируемые положения Устава ЕИБ (положения Статьи 30) щовременно имеют как международно-правовой, так и частноправовой характер, сковными органами управления Европейского инвестиционного банка являются: овет управляющих; Совет директоров и Комитет по управлению.

Европейский инвестиционный фонд был создан в июне 1994 года. Акционерами >онда являются Европейский инвестиционный банк, Европейский союз (в лице вропейской комиссии), Северный инвестиционный фонд и группа коммерческих анков и кредитно-финансовых организаций из стран-членов Европейского Союза. )сновное направления деятельности Фонда - предоставление гарантий предприятиям астного сектора и предприятиям, частично принадлежащим государству. В отличии от МБ, предоставление кредитов не является основной формой деятельности ЕИФ. ЕИФ "частвует в финансировании проектов только совместно с другими финансовыми фганизациями. Основными документами, регулирующими деятельность Фонда |вляются Устав Европейского инвестиционного фонда (Statutes of the European nvestment Fund) и Регламент работы (Rules of Procedure). Фонд обладает статусом оридического лица со всеми вытекающими правовыми последствиями в каждом -осударстве-члене Сообщества (ЕС).

Во втором параграфе этой главы рассматривается деятельность общеевропейских финансовых организации, не входящих в структуру ЕС. Это Европейский банк реконструкции и развития и Банк развития Совета Европы.

Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) - одна из немногих международных финансовых организаций, членом и одним из учредителей которой бьш

СССР. Банк помогает вводить в действие проекты экономических реформ, включая демонополизацию, децентрализацию и приватизацию. Целью ЕБРР является привлечение частных иностранных инвестиций, а также "мобилизация" местного частного капитала. Основными документами, регулирующими деятельность Банка являются: Соглашение о создании Европейского банка реконструкции и развития; Устав (By-Laws) Европейского банка реконструкции и развития; Регламент работы (Rules of Procedure) Совета Управляющих; Регламент работы Совета Директоров; Соглашение о штаб-квартире между Правительством Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии и Европейским банком реконструкции и развития. Соглашение о создании Европейского банка реконструкции и развития (далее - "Соглашение") разделено на следующие главы; Цели, деятельность и членство; Капитал; Деятельность; Заимствования и другие полномочия; Валюты; Организация и управление; Выход и приостановление участия: временное приостановление и прекращение деятельности; Статус, иммунитеты, привилегии и льготы; Поправки, толкование, разрешение споров; Заключительные положения; Приложение А; Приложение В; Письмо Главы Советской делегации. С правовой точки зрения также представляет определённый интерес Доклад Председателя по Соглашению об учреждении ЕБРР. Дело в том, что Доклад содержит пояснения в отношении многих терминов и положений Соглашения. Таким образом Доклад представляет собой документ, содержащий толкование положений Соглашения. Уникальность этого документа состоит в том, что он был составлен непосредственно после завершения переговоров по созданию Соглашения. Доклад имеет значение источника, содержащего аутентичное толкование многих положений ЕБРР. Соглашение о штаб-квартире между Правительством Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии и Европейским банком реконструкции и развития содержит положения, определяющие статус, привилегии и иммунитеты Банка и связанных с его деятельностью лиц на территории Соединённого Королевства. Объём привилегий и иммунитетов, предоставленных ЕБРР, сравним с объёмом привилегий и иммунитетов предоставляемых дипломатическим и консульским представительствам, что, безусловно, соответствует статусу межправительственной организации, которым ЕБРР обладает в полной мере. Определённый интерес с правовой точки зрения представляют документы, регулирующие взаимоотношения ЕБРР и Российской Федерации. Это, прежде всего: Соглашение между Правительством Российской

Федерации и Европейским Банком реконструкции и развития о постоянном представительстве Европейского банка реконструкции и развития (Москва, 29 марта 1993 г.); и Соглашение в форме обмена нотами между Правительством Российской Федерации и Европейским банком реконструкции и развития о применении на территории Российской Федерации Соглашения об учреждении Европейского банка реконструкции и развития и Соглашения о постоянном представительстве Европейского банка в Российской Федерации (Москва, 8 мая 1998 г.). Необходимо отметить, что больший интерес с точки зрения правого анализа представляет Соглашение в форме обмена нотами между Правительством Российской Федерации и Европейским банком реконструкции и развития о применении на территории Российской Федерации Соглашения об учреждении Европейского банка реконструкции и развития и Соглашения о постоянном представительстве Европейского банка в Российской Федерации. Дело в том, что в данном документе содержится, по мнению автора, неоправданно широкое толкование понятия привилегий и иммунитетов международной организации. На основе анализа данного документа автор делает вывод о том, что Соглашение в форме обмена нотами не только вторгается в сферу, обычно регулируемую внутренним правом государства, но и способствует помещению в "тепличные" условия организации, которая декларирует борьбу за равенство участников рыночных отношений и свободную конкуренцию. Автор считает, что действие данного Соглашения наносит вред становлению нормальных рыночных условий, а также является некорректным с международно-правовой точки зрения. Ввиду этого автор считает, что Правительству Российской Федерации следует рассмотреть целесообразность дальнейшего действия рассматриваемого Соглашения.

Основными элементами организационной структуры ЕБРР являются Совет управляющих; Директорат; Президент, вице-президенты и Консультативный совет по вопросам окружающей среды. Высшим органом Банка является Совет управляющих.

Осуществлённый анализ основных направлений деятельности, уставных документов и организационной структуры Европейского банка реконструкции и развития позволил автору сделать вывод о том, что Банк является "классической" региональной международной организацией.

Банк развития Совета Европы (БРСЕ) - международный банк развития. Основной целью деятельности банка является улучшение социальной сферы в странах-

членах Совета Европы. Банк подчиняется решениям исполнительных органов Совета Европы, однако БРСЕ является абсолютно самостоятельным юридическим лицом Приоритетными проектами являются: проекты оказания помощи беженцам и мигрантам; проекты оказания помощи регионам, которые подверглись действию стихийных бедствий или являются зоной экологической катастрофы. Банк осуществляет два основных вида операций: предоставление займов, которые предоставляются непосредственно заемщикам, ответственным за осуществление проектов (государствам, местным властям) или, в случае, если финансирование предназначается нескольким лицам, финансовым организациям; предоставление гарантий в рамках операций, финансируемых из других источников. Основными документами, регулирующими деятельность Банка, являются Учредительный договор (Articles of Agreement) и Решение 1424 (97) Административного совета. Основными элементами организационной структуры Банка развития Совета Европы являются Совет управляющих, Административный совет, Управляющий и Совет аудиторов.

Проведенный анализ основных аспектов деятельности, положений учредительных документов и организационной структуры позволил автору сделать вывод о том, что Банк развития Совета Европы является международной организацией, одна из основных особенностей которой заключается в том, что она работает в тесной связке с другой международной организацией - Советом Европы, являясь финансовым механизмом для осуществления ряда целей и задач СЕ. В то же время БРСЕ является абсолютно самостоятельной международной организацией, играющей важную роль в обеспечении устойчивого развития региона.

В третьем параграфе автор анализирует правовые аспекты создания и деятельности субрегиональных организаций: Северного инвестиционного банка, Северного фонда развития, Черноморского банка торговли и развития. Также дается краткий аналитический обзор Северного Сотрудничества.

Северное сотрудничество (Nordic Cooperation) включает Северный совет и Северный совет министров. Сотрудничество северных стран охватывает все важные области (законодательство, культура и образование, охрана окружающей среды, экономика и туризм) С 1992 года сотрудничество осуществляется также в сфере внешней политики и политики в области безопасности на основе общей заинтересованности государств - членов в участии в расширенном европейском

донорами. Северный фонд развития предоставляет кредиты исключительно на основе совместного финансирования с крупными международными организациями.

Основными документами, регулирующим деятельность Северного фонда развития, являются Соглашение между Данией, Финляндией, Исландией, Норвегией и Швецией о Северном фонде развития и Устав (Statutes) Северного фонда развития.

В Разделе 5 Устава установлено, что основными органами управления Фонда являются Совет директоров и Президент, а Раздел 9 содержит положения о Контрольном комитете (Control Committee). Также, как и в СИБ, в СФР члены контрольного комитета назначаются Северным советом министров и Северным советом.

Черноморский банк торговли и развития был создан 11 государствами - членами Организации черноморского экономического сотрудничества в качестве региональной организации финансового развития. Целью деятельности банка является ускорение экономического развития региона, а также развитие экономического сотрудничества между странами-участницами. Деятельность Банка основывается прежде всего на принципах и правилах, содержащихся в Соглашении об учреждении Черноморского банка торговли и развития, заключённого в Тбилиси 30 июня 1994 года. Средства Банка и предоставляемые им услуги должны использоваться исключительно для достижения целей деятельности Банка (Статья 9). Статья 13 перечисляет основные принципы деятельности. Осуществляя свою деятельности ЧБТР, в том числе: обеспечивает защиту своих интересов; проводит оценку надёжности будущего клиента; стремится оказывать содействие экономическому развитию региона; строго соблюдает законодательство страны, на территории которой Банк осуществляет тот или иной проект. Банк является независимым международным учреждением, обладающим полной правосубъектностью. Банк полномочен заключать договоры, приобретать движимую и недвижимую собственность и распоряжаться ей, возбуждать судебные процессы. Основными элементами организационной структуры ЧБТР являются: Совет управляющих: Совет директоров; Президент; Вице-президенты; генеральный секретарь; генеральный юрисконсульт и главный экономист. Совет управляющих, являясь главным органом управления, состоит из представителей каждого государства-члена. Анализ основных аспектов деятельности и положений учредительных документов Черноморского банка торговли и развития позволяет сделать вывод о том, что данная организация является межгосударственной финансовой организацией, деятельность

18

которой основана на нормах международного публичного права. Учредительные документы ЧБТР создавались с учётом опыта, накопленного другими международными организациями. Рассмотрение целей и принципов деятельности ЧБТР позволяет выразить надежду на то, что данная организация в ближайшем будущем станет важным фактором стабильности в регионе.

В первом параграфе третьей главы "Правовые аспекты создания и деятельности экономических организаций регионального и субрегионального сотрудничества и общеевропейской организации ЭВРИКА" автор рассматривает такие общеевропейские экономические организации, как Организация экономического сотрудничества и развития и ЭВРИКА.

Предшественницей Организации экономического сотрудничества и развития была Организация европейского экономического сотрудничества (Organisation for European Economic Co-operation). Организация европейского экономического сотрудничества (ОЕЭС) была создана 16 апреля 1948 года. Она возникла в результате появления на свет плана Маршалла и деятельности Конференции Шестнадцати (Конференции европейского экономического сотрудничества). Первоначальной целью было создание постоянной организации, которая смогла бы осуществлять контроль за распределением финансовой помощи и координировать работы по восстановлению экономики Европы после второй мировой войны.

Членами Организации экономического сотрудничества и развития (Organisation for Economic Co-operation and Development) по состоянию на декабрь 2000 года являются 29 государств разделяющих принципы рыночной экономики, плюралистической демократии, уважения прав и свобод человека.

Основным документом, регулирующим деятельность ОЭСР является Конвенция Организации экономического сотрудничества и развития, подписанная 14 декабря 1960 года. В Конвенции говорится, что целью деятельностью ОЭСР является развитие политики, направленной на: достижение в высшей степени устойчивого экономического развития, уровня занятости и постоянного повышения уровня жизни в государствах-членах, а также поддержание финансовой стабильности с целью внесения посильного вклада в развитие мировой экономики; оказание содействия экономическому развитию государств-членов и других государств; и оказание содействия развитию и расширению мировой торговли на многосторонней недискриминационной основе в соответствии с

международными обязательствами. Положения Конвенции, говорящие о статусе ОЭСР, свидетельствуют о том, что эта организация обладает основными полномочиями, присущими «классическим» международным организациям. Статья 6 содержит описание порядка принятия решений: «... 2. Каждый Член обладает одним голосом. Если Член воздерживается от голосования по вопросу принятия какого-либо решения или рекомендации, это не является основанием для непринятия данного решения или рекомендации ... 3. Ни одно решение не будет являться обязательным для какого-либо Члена до тех пор, пока оно [решение] не будет приведено в соответствие с законодательной процедурой данного Члена...» Положения Конвенции говорят о том, что решения, принимаемые ОЭСР, могут и не иметь прямой силы для государств-членов до того момента, когда соответствующие органы государства-члена примут решения, создающие возможность для применения правовых норм, созданных в рамках ОЭСР. Также необходимо обратить внимание на то, что каждый член ОЭСР обладает одним голосом в отличие от ряда международных финансовых организаций (например, МБРР), где применяется принцип «взвешенного голосования». Совет ОЭСР является основным органом принятия решений. Заседания Совета проводятся на уровне министров или постоянных представителей государств-членов. Совет избирает Председателя и двух Заместителей председателя. На заседаниях Совета, проводимых на уровне постоянных представителей, председательствует Генеральный секретарь. Определённый интерес с правовой точки зрения представляет Соглашение между Правительством Российской Федерации и Организацией экономического сотрудничества и развития о привилегиях и иммунитетах Организации в Российской Федерации (подписано в Париже 8 июня 1994 года). Организация пользуется на территории Российской Федерации правами юридического лица в полном объёме, включая inter alia право: заключать договоры; приобретать движимое и недвижимое имущество и распоряжаться им; возбуждать дела в суде; получать, хранить, передавать и распоряжаться любыми средствами, валютой любого рода и ценными бумагами, которые ей могут быть необходимы для реализации её целей и функций, а также иметь банковские счета на условиях, не менее благоприятных, чем те, которые предоставлены любой другой межправительственной организации.

Основанная  в   1985   году  ЭВРИКА   является  общеевропейской организацией, содействующей     реализации     рыночно     ориентированных     проектов     в     области

20

исследований и разработок во всех сферах прогрессивных технологий. ЭВРИКА не является программой Европейского Союза. Целью деятельности ЭВРИКА является объединение имеющегося в Европе профессионального и финансового потенциала для осуществления общих проектов с целью усиления конкурентоспособности Европы на мировом рынке; развития общей инфраструктуры в Европе; решения международных проблем, особенно в области охраны окружающей среды.

Особенностью ЭВРИКА является то, что данная деятельность данной организации основывается не на едином документе, а на положениях нескольких деклараций, которые были приняты после ряда встреч министров государств-участников ЭВРИКА. Основополагающим документом является Ганноверская декларация, которая была принята на заседании министров государств-участников ЭВРИКА 6 ноября 1985 года. В Декларации сказано, что целью ЭВРИКА является увеличение продуктивности и повышение конкурентоспособности европейской промышленности и экономики. Необходимо отметить, что каждое заседание Конференции министров ЭВРИКА обычно принимает решения, имеющие крайне важное значение для деятельности этой организации. Однако некоторые документы имеют особое значение. Выше уже рассмотрены основные положения Ганноверской декларации 1985 года. 23 июня 2000 года, вновь в Ганновере, на Конференции министров ЭВРИКА был принят документ под названием: «Руководство к действию для ЭВРИКА 2000 плюс» ("Guidelines EUREKA 2000plus"). В этом документе, в частности, подчёркивается необходимость улучшения доступа участников проектов ЭВРИКА как к государственным, так и частным источникам финансирования.

Основными элементами организационной структуры ЭВРИКА являются: Председатель; Конференция министров; Группа старших представителей (High Representatives); Национальные координаторы проектов; Национальные информационные службы; Секретариат.

Во втором параграфе осуществляется правовой анализ учреждения и деятельности межрегиональных организаций: Европейской ассоциации свободной торговли и Европейского экономического пространства.

После вступления в ЕС в 1995 году трёх весьма влиятельных бывших членов ЕАСТ (Финляндии, Швеции и Австрии) роль ЕАСТ и ЕЭП в европейских экономических отношениях снизилась, но всё же эти организации остаются важным

22

между государствами - членами ЕАСТ; Постоянный комитет государств ЕАСТ; Секретариат ЕАСТ обеспечивает работу Постоянного комитета ЕАСТ, Объединённого комитета ЕЭП и - поочерёдно с Секретариатом Европейского Союза - Совета ЕЭП.

Европейское экономическое пространство образует рынок, состоящий из 380 миллионов потребителей. 18% общемирового объема импорта и 20% экспорта составляет торговля государств-участников ЕЭП. Причём в эти показатели не включены объёмы торговли между государствами-участниками ЕЭП.. Впервые идея создания ЕЭП была высказана на совместном заседании советов министров ЕАСТ и ЕЭС в Люксембурге в 1984 году. По результатам этого заседания была принята Декларация об учреждении ЕЭП. 2 мая 1992 года, в Опорто Европейское сообщество, его 12 государств-членов и 7 государств-членов ЕАСТ подписали Соглашение о Европейском экономическом пространстве в целях создания динамичной, однородной и интегрированной структуры на основе общих правил и равных условий конкуренции. В настоящее время участниками ЕЭП являются три государства-участника ЕАСТ (Исландия, Лихтенштейн и Норвегия), пятнадцать государств-членов ЕС и Европейское экономическое сообщество. Фактически, в настоящее время Европейское экономическое пространство является основным механизмом взаимодействия Европейской ассоциации свободной торговли и Европейского Союза. Соглашение фактически распространяет действие «общего рынка», созданного в рамках ЕС, на три из четырёх государств-членов ЕАСТ. Однако Соглашение не затрагивает вопросы единой политики ЕС в отношении сельского хозяйства и рыболовства. Соглашение ЕЭП не является договоров о таможенном союзе и поэтому торговая политика в отношении третьих стран не является предметом данного Соглашения. Положения Соглашения основаны на нормативных актах ЕС, а также на принципах, заложенных в Римском договоре 1957 года (Treaty of Rome). Отличительной чертой Соглашения является то, что оно постоянно обновляется путём включения в него положений, соответствующих новым нормативным актам Европейского Союза. Инкорпорация новых положений в текст Соглашения происходит по решению Объединённого комитета ЕЭП.

Основными элементами организационной структуры ЕЭП являются: Совет ЕЭП -высший политический орган, состоящий из членов Совета ЕС и Европейской комиссии, министров государств-членов ЕАСТ; Объединённый комитет ЕЭП отвечает за текущую

23

деятельность, является форумом для обмена мнениями и информацией (состоит из представителей ЕС и всех стран ЕАСТ); Объединённый парламентский комитет-Консультативный комитет ЕЭП.

Проведённый анализ правовых аспектов деятельности и создания Европейской ассоциации свободной торговли и Европейского экономического пространства позволяет говорить о том, что данные организации осуществляют свою деятельность на основе детально проработанных «классических» международных договоров; обладают стабильной структурой постоянно действующих органов управления и, как следствие являются «классическими» международными организациями. Однако приверженность проверенным временем правовым принципам и нормам не является препятствием на пути необходимых изменений, которые происходят в следствии различных процессов в современных международных отношениях.

Необходимо также отметить, что ЕАСТ и ЕЭП, несмотря на некоторое снижение их влияния в связи с вступлением в 1995 году ряда бывших членов ЕАСТ в ЕС, продолжают играть весьма существенную роль в европейских и мировых экономических отношениях и вносят ощутимый вклад в процесс устойчивого развития и обеспечения безопасности региона.

Третий параграф посвящён рассмотрению правовых аспектов создания и деятельности субрегиональных организаций: Бенилюкса и Черноморского экономического сотрудничества

Началом истории Бенилюкса можно считать подписание правительствами Бельгии и Люксембурга 25 июля 1921 года конвенции о создании экономического союза. Конвенция вступила в силу 6 марта 1922 года. Новый этап развития начался во время второй мировой войны. 21 октября 1943 года правительства Бельгии, Нидерландов и Люксембурга в изгнании подписали валютное соглашение и определили основные условия договора о трёхстороннем экономическом союзе. 5 сентября 1944 года была подписана таможенная конвенция, целью которой являлось создание тарифного союза. Окончание второй мировой войны послужило новым импульсом развития организации. Основным документом, регулирующим деятельность Бенилюкса, является Договор о создании Экономического союза Бенилюкс (BENELUX Economic Union), который был подписан в 1958 году и вступил в силу в 1960 году. Он

24

кодифицировал нормы, вырабатывавшиеся с 1948 года, когда начал функционировать таможенный союз трёх государств.

Государствами-членами Бенилюкса являются Бельгия, Люксембург и Нидерланды.

Государства Бенилюкс и государства Вышеградской четвёрки (Венгрия, Польша, Словакия и Чехия) договорились о сотрудничестве и координации деятельности по вопросам, имеющим региональный интерес (семинары, рабочие встречи).

Бельгия, Люксембург и Нидерланды вместе с Германией, Италией, Испанией, Португалией и Францией подписали Шенгенское соглашение (1985 год), предусматривающее поэтапное упразднение контроля на общих границах.

Основными целями деятельности Бенилюкса являются: свободное движение лиц, капиталов, товаров и услуг; проведение единой торговой и экономической политики по отношению к третьим странам.

Организационную структуру Бенилюкса составляют следующие элементы: Комитет министров; Рабочие группы; Совет Экономического союза; Комиссии; Генеральный секретариат; Объединённые службы; Межпарламентский консультативный комитет; Консультативный совет по экономическим и социальным вопросам; Арбитражная коллегия; Суд.

Создание вначале Европейских Сообществ, а затем и Европейского Союза понизило значение Экономического союза Бенелкжс в европейских межгосударственных отношениях.

Черноморское экономическое сотрудничество было создано в 1992 году путём принятия Декларации о черноморском экономическом сотрудничестве, подписанной 11 государствами (Азербайджан, Албания, Армения, Болгария, Греция, Грузия, Молдавия, Российская Федерация, Румыния, Турция, Украина). В Босфорском заявлении 11 глав государств, подписанном в тот же день, выражено стремление превратить Чёрное море в регион мира, свободы, стабильности и процветания посредством взаимного сотрудничества. Основными целями данной организации являются: развитие экономического сотрудничества между государствами-участниками на основе принципов хельсинского Заключительного акта и решений, содержащихся в последующих документах ОБСЕ; улучшение условий для предпринимательской деятельности и стимулирование индивидуальных и коллективных инициатив

25

предприятий и фирм; развитие всеобъемлющего многостороннего и двустороннего экономического сотрудничества и др. Сотрудничество осуществляется в следующих областях: транспорт и коммуникации, информатика, обмен экономической и коммерческой информацией, стандартизация и сертификация продукции, энергетика, добыча и обработка минеральных сырьевых материалов, туризм, сельское хозяйство и сельскохозяйственная промышленность, ветеринарная и санитарная защита, здравоохранение и фармацевтика, наука и технология. Одной из целей деятельности ЧЭС является заключение соглашений, создающих более благоприятные условия для торгового и делового сотрудничества черноморских стран, а также по содействию передвижению бизнесменов, улучшающих систему транспорта и связи, имея в виду развитие национальных инфраструктур, соединённых с Трансъевропейской транспортной системой. Основным документом, в настоящее время регулирующим деятельность Организации черноморского экономического сотрудничества является Устав Организации черноморского экономического сотрудничества. Устав ОЧЭС был подписан 11 государствами-членами Организации в Ялте 5 июня 1998 года. Однако до этого деятельность ОЧЭС регулировалась целым рядом документов. Перечислим основные: Декларация Саммита черноморского экономического сотрудничества подписана 25 июня 1992 года в Стамбуле; «Босфорское заявление» от той же даты; «Заявление по результатам встречи на высшем уровне государств-участников черноморского экономического сотрудничества в Бухаресте» от 30 июня 1995 года; «Московская Декларация Глав государств и правительств государств-участников черноморского экономического сотрудничества» от 25 октября 1996 года. Вышеуказанные документы не утратили своего значения и в настоящее время, так как в них закрепляются основополагающие принципы деятельности Организации черноморского экономического сотрудничества. Это подтверждается и в самом Уставе, в преамбуле которого сказано, что государства-члены ОЧЭС подтверждают свою приверженность принципам и целям, содержащимся в вышеупомянутых документах. Основными элементами структуры управления организации являются: Встречи глав государств и правительств; Совет министров иностранных дел; Действующий председатель (Chairman-in-office); Система Тройки (Troika System); Постоянный международный секретариат; Комитет старших должностных лиц.

26

Анализ положений основополагающих документов Организации черноморского экономического сотрудничества свидетельствует о том, что данные документы составлены с учетом опыта, накопленного ранее при создании других международных организаций подобного плана. Однако, на мой взгляд, возможны некоторые улучшения. С точки зрения юридической техники создаётся впечатление, что тексты основополагающих документов таких организаций, как, в частности, Организация экономического сотрудничества и развития, Европейский банк реконструкции и развития более чётко и ясно определяют цели и механизмы функционирования этих организаций. Возможно, что некоторая «недоведённость» текстов документов ОЧЭС (и ЧБТР) является одной из причин того, что данная Организация (а также её сателлит -Черноморский банк торговли и развития), возникшая уже относительно давно (в 1992 году) ещё не в полной мере проявила свой потенциал.

В четвёртом параграфе автор осуществляет обзор других соглашений и организаций в сфере суб-регионального сотрудничества и даёт краткую обзорную характеристику действовавших в прошлом и ныне работающих организаций на территории стран, ранее входивших в «социалистический лагерь»: Соглашения о свободной торговле государств Центральной Европы; Центрально-европейской инициативы; Межгосударственного банка Содружества Независимых Государств; Международного банка экономического сотрудничества; Международного инвестиционного банка и СЭВ.

В четвёртой главе "Роль межгосударственных финансово-экономических организаций Европы в современном мире" автор делает вывод о том, что международные региональные финансово-экономические организации во многом способствуют сохранению стабильности в развивающихся регионах мира

В работе "Предотвращение конфликтов в пост - коммунистическом мире" (часть третья, раздел седьмой - "Предотвращение конфликтов в странах экономики переходного периода: какую роль может сыграть Европейский банк реконструкции и развития ?", Мэлани Штейн)2, в частности, делается попытка ответить на вопрос о том, могут ли финансово-экономические организации помочь предотвратить как международные, так и внутригосударственные конфликты. Ответ на этот вопрос можно

Conflict Prevention in Transition Economies: A Role for the European Bank for Reconstruction and Development, Melanie H. Stein; Preventing Conflict in the Post - Communist World, Abram Chayes and Anlonia Handler Chayes, editors. The Brookings Institution, Washington. D. C.

27

дать, проанализировав историю развития Европейского банка реконструкции и развития. Безусловно, ЕБРР изначально имел не только экономические цели деятельности, но и политические. Предполагалось, что Банк сыграет значительную роль в обуздании этнополитических конфликтов в регионе. Хотя, конечно, миротворческая функция Банка, могла осуществляться только финансовыми средствами. Мандат на осуществление ЕБРР политической деятельности был одобрен Советом директоров Банка в мае 1991 года. Политический характер деятельности Банка вытекает из смысла статьи 1 Устава, в соответствии с которой Банк не только следит за соблюдением принципов свободы и демократии в государствах - членах, но и способствует их развитию и всё большему применению. Для осуществления политической деятельности Банка в начале 90-х был создан специальный орган -Политический отдел (Political Unit). Политический отдел осуществлял активное сотрудничество с Советом Европы, Комиссией ООН по правам человека, ОБСЕ по целому ряду политических вопросов. Кроме Политического отдела активное участие в организации политической деятельности Европейского банка реконструкции и развития принимала также и Администрация президента Банка. В частности по инициативе Администрации президент Банка выразил протест против принятия в Эстонии законодательства о гражданстве, создавшего серьёзные препятствия для русскоязычного населения на пути получения эстонского гражданства. Однако в середине 1993 года впервые встал вопрос о том, что слишком много финансовых ресурсов Банка тратится на политическую деятельность. Приход нового президента ознаменовал собой закат эры активной политической деятельности Европейского банка реконструкции и развития. Политический отдел был упразднён. Несмотря на меры, предпринятые новым руководством Банка, ЕБРР не стал исключительно коммерческой организацией, отличающейся от других банков только составом учредителей. Это просто невозможно. Прежде всего потому, что Банк непосредственно заинтересован в сохранении политической и экономической стабильности в регионе. Всё же несмотря на то, что в последние годы роль ЕБРР как влиятельного международного политического органа снизилась, Банк остаётся одним из гарантов политической стабильности региона.

В разделе о роли международных финансово-экономических организаций задаётся вопрос о том, чем же плохи были «старые» организации? Почему понадобилось что-то менять? Почему так часто поднимается вопрос о необходимости

J

28

проведения реформ? Прежде всего необходимо вспомнить историю создания первых международных финансово-экономических организаций. Безусловно, процесс их формирования (как, впрочем, и многих других международных организаций) начинался с создания ООН. Согласно предложениям союзных государств Организация Объединённых Наций должна была совместить контроль за интеграцией государств-членов как в политических, так и в социально-экономических вопросах. Но правительство СССР высказывало мнение, что регулирование экономических отношений является сугубо внутригосударственным делом. Великобритания считала, что создание межправительственной организации в сфере экономики несовместимо с принципами рыночного либерализма. В конечном итоге после использования дипломатических мер по устранению этого противоречия было принято компромиссное решение о наделении ООН функцией координации межгосударственного социально-экономического сотрудничества. Задачи координации были сформулированы в предельно общей форме и возложены на Экономический и Социальный Совет (ЭКОСОС). ЭКОСОС изначально обладал в своей сфере весьма урезанными полномочиями. Это обстоятельство не позволяло ООН стать серьёзным центром сотрудничества государств в социально-экономических вопросах3, что, впоследствии, послужило одной из причиной создания целого ряд региональных межгосударственных финансово-экономических организаций.

На первый план в настоящее время выходит проблема устойчивого развития (sustainable development). Именно «новые» реформированные МФЭО должны быть флагманом развития новых принципов устойчивого развития.

В четвёртой главе работы говорится о том, какое влияние на отношение международной общественности к межгосударственным финансово-экономическим организациям вызвал ещё не забытый мировой финансовый кризис 1998 года. В качестве примера приводится мнение Парламентской Ассамблеи Совета Европы. В январе 2000 года ПАСЕ призвала международные финансовые организации усилить их возможности по предупреждению мирового сообщества о таких отступлениях от соблюдения демократических принципов в определённых странах, которые могут привести к нарушению международной экономической стабильности. К таким

См.: Т.Н.Нешатаева.    Международные организации и право     Новые тенденции в международно-правовом регулировании. М.: Дело, 1998. Стр. 15-17.

29

отступлениям от демократических принципов ПАСЕ отнесла, в частности, коррупцию (включая кумовство в государственном управлении) и слишком большую взаимосвязь финансового сектора экономики и правительства. Такие организации, как Всемирная торговая организация, Международная организация труда и Европейский банк реконструкции и развития должны содействовать повсеместному распространению самых высоких стандартов в области социальной защиты населения, обеспечения занятости населения и охраны окружающей среды, так как они действительно необходимы для укрепления демократии и поддержания устойчивого экономического развития. В этом заключалась суть доклада, представленного на вышеупомянутой сессии ПАСЕ господином Микко Эло (Финляндия, Группа Социалистов) от имени Комитета Совета Европы по экономическим делам и развитию. В докладе также говорилось о значительном вкладе МВФ и Всемирного банка в дело преодоления мирового финансового кризиса и приветствовалось увеличение активов МВФ с целью создания дополнительных резервов, которые могут быть использованы в кризисных ситуациях в будущем. Но в докладе также содержались настойчивые рекомендации по усилению механизма «раннего оповещения» в рамках деятельности Международного валютного фонда, Всемирного банка, Европейского банка реконструкции и развития и Фонда (Банка) развития Совета Европы. В условиях взаимосвязанной мировой экономики, когда финансовый кризис в одной стране или одном регионе может повлечь за собой разрушение мировой финансовой системы, создание эффективного механизма раннего оповещения и повсеместное соблюдение основных демократических принципов становится жизненного важным

В завершение данной главы делается вывод о том, что межгосударственные региональные финансово-экономические организации играют роль стабилизаторов социально-экономического и политического состояния во многих регионах мира и эту роль в настоящее время в состоянии сыграть только они.

В Заключении содержатся выводы, к которым автор приходит в результате проведённого исследования Также в Заключении автор приводит краткие доказательства тезисов, выдвинутых в начале работы:

1.  Подавляющее большинство международных экономических и финансовых организаций в Европе являются «классическими» международными межгосударственными организациями и были созданы и действуют в соответствии с

зо

«классическими» международными договорами, однако они являются как субъектами международного права, так и субъектами частного права ввиду двоякой (международно-правовой и частно-правовой) природы их деятельности Все рассмотренные организации были созданы на основе международных (точнее -межгосударственных) договоров. Некоторые организации (в частности, Европейский инвестиционный банк) имеют свои особенности, но подавляющее большинство организаций действительно являются «классическим» международными организациями, созданы и действуют в соответствии с «классическими» международными договорами. Рассмотренные организации обладают полной международной и частной правосубъектностью. Начичие международной правоспособности доказывается не только путём анализа положений основополагающих документов, но и международной деятельностью организаций. Организации заключают международные договоры в самых различных областях сотрудничества, включая и договоры о создании других международных организаций. Объём полномочий и прав организаций на территориях государств-членов соответствует объёму полномочий и прав любого юридического лица, созданного в соответствии с законодательством данного государства. Но рассматриваемые организации в дополнение к «стандартной» правоспособности обладают привилегиями и иммунитетами, сравнимыми по объёму с привилегиями и иммунитетами дипломатических и консульских представительств, что вполне соответствует действующим нормам международного публичного права. МФЭО, будучи субъектом международного права, принимая всё более активное участие в частных сделках гражданско-правового характера, действуют в рамках своего рода правового четырёхугольника, состоящего из норм международного публичного права, международного частного права, норм европейского права, а также уставных норм самих организаций.

2.  В   настоящее   время   в   Европе   сформировалась   система   межгосударственных финансово-экономических организаций.

Данный тезис доказывается путём анализа деятельности европейских финансовых и экономических организаций. Подавляющее большинство проектов финансирования производятся с участием нескольких организаций. Безусловно ярчайшим примером взаимосвязи и взаимозависимости являются Европейский

инвестиционный банк и Европейский инвестиционный фонд. Как уже отмечалось в настоящей работе ЕИФ создан в соответствии с положениями статьи 30 Устава ЕИБ. Более того, анализ деятельности ЕИФ раскрывает ещё один краше интересный аспект системы европейских финансово-экономических организаций -наличие тесной связи межгосударственных и частных организаций (большинство учредителей - акционеров ЕИФ - частные кредитио-финансовые и банковские организации). Как было показано в настоящей работе деятельность ЕСЦБ в целом является одним из основополагающих факторов для развития системы межгосударственных финансово-экономических организаций Европы. Другим системообразующим фактором является также деятельность Европейского банка реконструкции и развития, во многом благодаря которой произошло реформирование и интеграция финансово-экономических систем стран Центральной и Восточной Европы в финансово-экономическую систему Западной Европы.

3.  Правила и процедуры, вырабатываемые европейскими международными межгосударственными финансово-экономическими организациями являются основой правового регулирования данной сферы (финансов и экономики) в Европе. Наиболее ярко данный тезис доказан в разделе работы, посвящённом Европейской системе центральных банков. Руководящие органы Европейского центрального банка - центрального органа Евросистемы - разрабатывают нормативные акты, которые, фактически, являются обязательными для исполнения национальными центральными (а соответственно и коммерческими) банками государств-участников Евросистемы. Учитывая, что в так называемое «пространство евро» входят уже большинство наиболее развитых европейских стран, вполне оправданным является заявление о том, что правила и процедуры, вырабатываемые в рамках Европейской системы центральных банков, основополагающим элементом которой является международная финансовая организация - Европейский центральный банк, являются основой правового регулирования сферы финансов и экономики в Европе. Безусловно, необходимо сказать и о роли Европейского инвестиционного фонда. Членами данной организации являются крупнейшие банки большинства высокоразвитых европейских стран. Соответственно, деятельность банков не может противоречить принципам деятельности международной

32

организации, членами которой эти банки являются. В сфере экономики к Европе основополагающим является деятельность Организации экономического сотрудничества и развития. Правила, процедуры и рекомендации ОЭСР стали уже аксиомой и являются примером для стран в других регионах мира. Значение деятельности ОЭСР для Европы трудно переоценить хотя бы на основе истории развития этой организации. Организация европейского экономического сотрудничества - предшественница ОЭСР - создала фундамент всей современной финансово-экономической системы Европы,

4.  Одной из основных тенденций развития современных межгосударственных финансово-экономических организаций является возникновение тесной правовой связи между межгосударственными организациями и частными компаниями на всех этапах развития и деятельности межгосударственных организаций. Доказательством данного тезиса служит, в частности, уже упоминавшийся ранее Европейский инвестиционный фонд - организация, учредителями-акционерами которой являются как международные организации, так и частные компаний. Кроме этого, необходимо отметить и деятельность Европейского банка реконструкции и развития, который, во-первых, при осуществлении большинства проектов активно сотрудничает с частными компаниями, во-вторых, чья деятельность направлена на оказание поддержки прежде всего частным предприятиям. Объединения усилий государств, межгосударственных организаций и ТНК даёт самые эффективные результаты.

5.   Межгосударственные финансово-экономические организации Европы играют особую роль в современном международном праве, так как правовые нормы, на основе которых осуществляется их деятельность являются наиболее развитыми, передовыми и эффективными.

Одни из первых межгосударственных финансово-экономических организаций были созданы именно в Европе (например, Организация европейского экономического сотрудничества (ныне Организация экономического сотрудничества и развития). Европейский инвестиционный банк, Экономический союз Бенилюкс). Эти организации успешно работают и по истечении 40-50 лет с момента создания. Успешное развитие европейских организаций обусловлено гибкостью подхода к текущей ситуации. Анализ основополагающих документов европейских

33

межгосударственных организаций показывает, что эти организации всегда обладали возможностью оперативно реагировать па изменяющиеся условия. Документы изменялись и дополнялись, но неизменной оставалась приверженность соблюдению международно-правовых норм и стремлению оказывать содействие наиболее передовым и перспективным проектам. В настоящее время эти принципы остаются незыблемыми. Европейские межгосударственные финансово-экономические организации являются примером стабильности, но в то же время оперативности и гибкости. Итогом является то, что эти организации, в своем подавляющем большинстве являющиеся классическими международными организациями соблюдающими в своей деятельности все основополагающие принципы и нормы международного права, в гораздо меньшей степени страдают такими «болезнями» множества других международных организаций, как бюрократизм, медлительность, нежелание (или невозможность) реформирования.

В целях подведения итога говорится о том, что эффективность глобальных финансово-экономических организаций как входящих в структуру ООН, так и не входящих в неё в последнее время заметно снижается из-за недостаточной мобильности и низкой способности к реформированию. Ни одна глобальная финансово-экономическая организация не может сравниться по объёму осуществленных инвестиций в рассматриваемом регионе даже с одной из европейских организаций -ЕБРР. Предлагаемое решение проблемы - с одной стороны, развитие региональных и субрегиональных организаций, которые способны гораздо более оперативно и чётко реагировать на проблемы и нужды населения, с другой - пересмотр понимания роли и места глобальных международных организаций в современном мире. Для того, чтобы приносить реальную пользу глобальные международные организации должны стать центрами обмена информацией и координации действий региональных и субрегиональных организаций. Региональные же организации должны развиваться и получать всё более существенные полномочия. Только такая обновленная связанная система международных организаций сможет оперативно и эффективно решать как текущие проблемы регионов, так и глобальные проблемы человечества.

Основные положения диссертации нашли отражение в опубликованной автором монографии: Межгосударственные финансово-экономические организации Европы: Правовые аспекты учреждения и деятельности. - М.: Элекс-КМ, 2001 - 11 п.л.,

34

а также статьях: Международный контроль за соблюдением прав человека в рамках Совета Европы; ежеквартальный журнал "Правозащитник" No. 2 - 1996 - 1,5 п.л.; Европейский интеграционный процесс: правовые аспекты деятельности Европейского союза и Совета Европы. Роль высших судебных учреждений. (Европейский суд по правам человека, Европейская комиссия по правам человека и Суд ЕС) -ежеквартальный журнал "Правозащитник" No. 3 - 1998 - 3 п.л.