МЕРЦАЛОВ Виктор Иванович

РЕФОРМА УПРАВЛЕНИЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ И СТРОИТЕЛЬСТВОМ 1957 -1965 гг. (на материалах Восточной Сибири)

Специальность 07.00.02 - Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук

Иркутск-2001

Работа выполнена на кафедре гуманитарных дисциплин

Читинского института (филиала) Иркутской государственной экономической академии

3 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Постановка проблемы и актуальность исследования. С достижением в настоящее время известного перелома в консолидации основных общественных сил России как основополагающего условия повышения управляемости стра­ной на первое место всё больше выдвигаются вопросы совершенствования ор­ганизации и технологии управления. Думается, что данное исследование может иметь определённый интерес в этом плане. В целом его актуальность обуслов­ливается общественными потребностями современной России в повышении управляемости страной, в достижении оптимального сочетания государствен­ного управления со свободным рынком, в выработке правильных взаимоотно­шений между центром и регионами, в объективной необходимости дальнейше­го освоения природных богатств Сибири.

Одновременно следует учитывать, что современная экономическая жизнь и хозяйственная практика в стране радикально изменились. Поэтому ставить своей непосредственной задачей выработку каких-либо рецептов и рекоменда­ций, как это было характерно для многих исторических исследований советско­го периода, было бы не совсем правильно. Такой подход может вести только к механическому переносу опыта одной эпохи в совершенно иную обществен­ную среду. Выработка практических рекомендаций в настоящее время сущест­венно усложняется. Она требует, во-первых, всестороннего и объективного изучения прошлого опыта, а, во-вторых, специального изучения экономических проблем современного развития. С этой точки зрения актуальность изучения реформы 1957 г. сегодня заключается не столько в изыскании конкретных предложений для решения практических задач, сколько в наиболее полном ос­вещении накопленного управленческого опыта со всеми его плюсами и мину­сами.

Естественно, что в совершенно новых экономических, социальных и по­литических условиях развития современной России возникает вокрос о степени применимости советского опыта. Полное его отрицание, на наш взгляд, не яв­ляется конструктивным. Важно подчеркнуть, что тотальность советского управления была обусловлена не только природой общественного строя СССР, но и исторически устойчивой спецификой развития России — более высокой в сравнении с Западом ролью государства в её экономике. Вряд ли эта специфика будет преодолена и на современном этапе. Поэтому важно научно и практиче­ски найти меру участия государства в экономической жизни страны.

Безусловно, важнейшую роль в современном государственном управле­нии играют и должны играть экономические рычаги. Однако государство не сможет эффективно справиться со своей ролью без административного управ­ления. В этой части есть чему поучиться у управленцев советского периода. Выяснение в нашем исследовании пропорций между функциональными и про­изводственными органами управления, а также тенденций, объективно выте­кавших из соотношения структурного развития органов управления и штатного

их обеспечения, могут быть использованы в решении современных проблем управления.

В настоящее время актуален и вопрос о государственной централизации. Он даёт о себе знать при выработке правильных взаимоотношений между цен­тром и регионами. Опыт проведения совнархозовской реформы показал, что ре­гионы смогли добиться решения в правительственных органах долгосрочных проблем развития в момент (начало 60-х гг.), когда централизм был ослаблен и одновременно сохранен. Но этот момент равновесия в силу природы советской системы оказался не устойчивым и сменился дальнейшей бюрократизацией централизма. В современных условиях сочетание государственного управления с рынком даёт возможность найти оптимальную меру государственного цен­трализма, значение которого нельзя игнорировать.

Несмотря на всё своё своеобразие советский опыт управления показыва­ет, что степень государственного регулирования и активности не должна быть одинаковой для всех регионов. Представляется, что там, где требуются значи­тельные капиталовложения для освоения природных богатств, где исторически сложилось большое отставание социальной сферы, роль государства должна быть значительно выше. Это особенно касается Сибири и Восточной Сибири, в частности. Опыт освоения природных богатств Сибири обнаруживает, что вклад государства в её экономическое развитие при всей своей масштабности оказался недостаточным с точки зрения достижения высокой эффективности.1 В данном случае выявились пределы возможностей административно-командной системы, оказавшейся не способной обеспечить экономическую са­мостоятельность хозяйственных субъектов. При создании новой системы госу­дарственно-хозяйственного управления очевидно, что нельзя полностью пола­гаться только на частную инициативу и рыночные отношения. Если учесть ещё огромную демографическую диспропорцию в численности населения между Восточной Сибирью, Дальним Востоком и их соседними государствами, то становится ясной необходимость нового этапа индустриального развития этого региона и роль государства в этом становится незаменимой. Всё это усиливает значение изучаемой темы.

Одновременно следует учитывать, что реформирование современной России полностью ещё не завершилось. Для достижения высокой устойчивости её системы управления и обеспечения её дальнейшего развития важно научно обосновать в какой степени было реформируемым само советское общество, что нужно сделать, чтобы создаваемая система управления при новых крупно­масштабных изменениях уберегла страну от очередного государственного рас­пада. Для решения такого рода общетеоретических вопросов может быть по­лезным и наше исследование.

Наконец, для успешного завершения российских реформ большую роль играет общественное сознание людей. Из-за огромных трудностей становления

' Данная -точка зрения советского экономиста А.Г. Гранберга приводится по книге: Зубков К. И. Современная буржуазная историография индустриального развития Сибири: 1950 - 1980 гг. - Новосибирск, 1990. - С. 35.

новых хозяйственных и социальных отношений происходиг в сознании обще­ства некоторая реабилитация методов административно-командного управле­ния. В связи с этим возрастает значение исторических работ, раскрывающих естественные пределы их применения. Предпринятое исследование в значи­тельной мере посвящено их конкретно-историческому выяснению.

Наконец, актуальность данной работы определяется недостаточной сте­пенью изученности истории совнархозов. В настоящее время отсутствуют крупные конкретно-исторические работы, выполненные как на союзно-республиканском, так и региональном материале. Попытки изучения реформы делались неоднократно. Однако научный интерес длительное время не носил устойчивого характера. Первоначально он стимулировался сугубо прагматиче­ским подходом. После завершения существования совнархозов общество боль­ше интересовалось в собственной экономической истории не столько организа­ционным, сколько экономическим опытом управления. Но самое главное — рассмотрение советской системы управления с точки зрения иных критериев и принципов, выходящих за пределы официально принятых, полностью исклю­чалось. Тем самым оно направлялось в русло малосодержательной дискуссии о преимуществах отраслевого или территориального принципов управления. В настоящее время научная актуальность приобретает более глубокий характер в связи с совершенно иным пониманием природы советского общества, которое складывается в современной российской науке. В связи с этим, на наш взгляд, важным было исследовать реформу не только как таковую, но и в качестве оп­ределённого этапа в эволюции советского общества.

Объектом изучения избрана система управления в единстве главных её частей: партийно-политической и государственно-хозяйственной. Она являлась базовой основой изучения, а непосредственным объектом был сам процесс её реформирования.

Научная проблема исследования заключалась в том, чтобы объяснить происхождение реформы, выяснить тенденции и этапы её осуществления, про­следить её непосредственные последствия (итоги).

Обозначенные объект и научная проблема исследования составляли его предмет, а изучение происхождения, осуществления и последствий реформы являлись его составными частями и в этом качестве придавали ему достаточ­ную завершенность и целостность.

Следует оговориться, что в полном объеме решить сформулированную нами научную проблему при достигнутом уровне её изученности в историче­ской науке невозможно. Однако это не означало, что её изучением заниматься не стоило. Нами была предпринята попытка исследования её преимущественно на материале Восточной Сибири с учетом тенденций, развертывавшихся на со­юзном и республиканском уровнях. При этом изучение последних, по нашему замыслу, должно было выразиться не в воспроизводстве общего исторического фона, а по возможности в реконструкции общеисторического процесса, кото­рый конкретизируется при рассмотрении регионального уровня развития.

Территориальные границы исследования. В соответствии с экономи­ческим районированием страны Восточная Сибирь была выделена в крупный экономический район и охватила Красноярский край, Иркутскую и Читинскую области, Бурятскую и Тувинскую автономные республики. Её территория со­ставила 4122,8 тыс. кв. км. с численностью населения 6,9 млн. чел., в том числе городского — 3,9 млн. Она, безусловно, уступала в своем развитии Западной Сибири, не говоря о таких крупных экономических районах как Уральский, Поволжский или Центральный. Но индустриальный уровень её развития был достаточен для того, чтобы выявить главные тенденции процесса реформиро­вания. Здесь существовали основные типы совнархозов и разновидности терри­ториальных парторганизаций, действовавших на протяжении всей реформы. Самое главное — Восточная Сибирь наиболее ярко воплощала в себе своеобра­зие изучаемого периода: крупномасштабное освоение её природных богатств было составной частью продвижения производительных сил страны на восток в рассматриваемое время. Восточная Сибирь типична во многих отношениях для Сибири и Дальнего Востока в целом. При обосновании территориальных рамок исследования в диссертации учитывались внутрирегиональные отношения и структура региона.

Хронологические рамки исследования определяются периодом суще­ствования совнархозов, начиная с их момента образования в 1957 г. и заканчи­вая их упразднением в 1965 г. Но выяснение предпосылок реформы предопре­делило их расширение. Фактически исследование ведётся с начала 50-х годов, что вполне оправданно. Именно с завершением восстановительного периода начинают динамично складываться предпосылки возникновения реформы. Во-первых, страна в значительной мере вышла из чрезвычайных условий сущест­вования. Во-вторых, заметно расширялись масштабы народного хозяйства и усиливалась потребность в повышении эффективности производства. В-третьих, всё острее заявляли о себе накапливавшиеся противоречия в системе управления. В-четвёртых, происходили важные политические и идеологические трансформации в обществе. В целом период 50-х — середины 60-х годов отли­чается завершённостью исторического цикла. Он начинается со складывания предпосылок реформирования системы управления и заканчивается оконча­тельной неудачей проводимой реформы.

Историография проблемы остается и по настоящее время относительно небогатой по числу вышедших научных работ. Несмотря на это, представляется возможным выделить ряд этапов изучения реформы. В основном он совпадает с периодизацией, предложенной А.В. Трофимовым в его докторской диссерта­ции.

Первоначально этап до 1964 г., когда произошла отставка Н.С. Хрущева, складывался под влиянием вполне очевидного факта. История совнархозов, как

' Трофимов А.В. Советское общество 1953 - 1964 гг. в отечественной историографии: политика и экономика. Автореф. лис. ... д-ра ист. наук. Екатеринбург, 1999.

таковая в те годы ещё не завершилась. Поэтому на данном этапе их изучения преобладали экономические и юридические работы.*

Во второй период с 1964 по 1985 гг. история совнархозов как самостоя­тельная проблема не рассматривалась. Новая политическая ситуация после ок­тября 1964 г., а затем последовавшее проведение экономической реформы в 1965 г. заметно сместили научные интересы исследователей в область изучения других проблем. Кроме этого, был сформулирован ряд задач, решение которых потребовало максимальных усилий историков. Одной из них являлось написа­ние истории рабочего класса.

Во второй половине 70-х гг. под влиянием нараставших трудностей в хо­зяйственном управлении советского общества возникла необходимость в обобщении всего опыта его экономического развития. В свет вышла семитом­ная «История социалистической экономики СССР». В ней с высоты достигну­того уровня теоретического знания освещалась и совнархозовская реформа, раскрывалось её значение в выработке новых форм общественного разделения труда и организации производства. Одновременно она не вышла за пределы сложившейся традиции — считать начало 60-х гг. в качестве исходного рубежа нового этапа развития страны. История совнархозов оказывалась разорванной общепринятой периодизацией, что давало основание историкам или ее не рас­сматривать, или освещать фрагментарно. Таким образом, освещение совнархо-зовской реформы оказывалось неполным.

Третий период — это современный этап, начавшийся с перестройки. В это время были сделаны новые попытки изучить историю совнархозов. В 1990 г. Ю.А. Веденеев опубликовал исследование об организационных рефор­мах государственного управления промышленностью в СССР в 1957 — 1987 гг. В ней впервые развернуто и системно рассматривалась история совнархозов. Анализируя совнархозы с точки зрения их правовой истории, ее автор дал глу­бокую характеристику как самой реформе, так и ее этапам. Идеи Ю.А. Веденеева стали в той или иной мере отправными для конкретно-исторических исследований, проводимых в кандидатских диссертациях по этой проблеме. Однако сам конкретно-исторический материал в его работе не осве­щался в силу её историко-правовой специфики.

На данный момент по изучаемой теме защищен ряд кандидатских диссер­таций.4 При этом в исследовании О.А. Смолкина, проведенного на западно-

* На этот историографический факт было обращено внимание уже в кандидатских диссертациях.

3 Веденеев Ю.А. Организационные реформы государственного управления промышленностью в СССР: истори-ко-правовое исследование (1957 -1987 гг.) - М., 1990.

4 Ежов В.А. Поиск путей совершенствования хозяйственного механизма 1956 - 1965 гг. На материалах про­мышленности. Дис. ... канд. ист. наук. М., 1992; Касьянова О.П. Перестройка управления промышленностью и строительством в начале 1950-х - первой половины 60-х годов. Дис. ... канд. ист. наук. М., 1996; Креиан А.И. Деятельность Советов народного хозяйства по управлению промышленностью. 1957 - 1965 гг. (На материалах Сибири). Дис. ... канд. ист. наук.М., 1992; Горлов В.Н. Московские городской и областной совнархозы (1957 -1965 гг.): противоречия становления и развития. Дис. ... канд. ист. наук. М., 1997; Смолкин О.А. Реформиро­вание местных органов власти и управления в 1953 - 1964 гг. (на материалах Кемеровской, Новосибирской и Томской областей). Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Томск, 1997; Ковалев В.В. Исторический опыт реформи­рования форм хозяйствования и методов управления социально-экономической сферой советского общества

сибирском материале, создание и развитие совнархозов рассматривается в пре­делах общей проблемы реформирования местных органов власти и управления, а в диссертации В.В. Ковалева реформирование форм хозяйствования и мето­дов управления социально-экономической сферой советского общества рас­крывается на материалах Ставропольского и Краснодарского краев вплоть до 1970 г. Среди диссертаций, непосредственно освещающих совнархозовскую реформу, аналитичностью исследования и глубиной раскрытия темы выделя­ется работа В.А. Ежова. В ней на материалах промышленности страны рас­сматривается поиск путей совершенствования хозяйственного механизма в 1956 - 1965 гг. В центре внимания автора находился не процесс реформирова­ния системы управления, а вызревание реформаторских тенденций в экономи­ческой политике государства. В целом характер направлений исследователь­ской работы автора совпадает с нашими подходами. Хотя В.А. Ежов писал дис­сертацию, когда доступ к фондам ЦК КПСС ещё не был полностью открыт, ряд его наблюдений и выводов подтверждается нашим исследованием.

Непосредственно перестройке управления промышленностью и строи­тельством была посвящена кандидатская диссертация О.П. Касьяновой. Её ра­бота написана преимущественно на опубликованных документах и носит об­щий характер. Достоинством является сам замысел исследования: показать из­менения в системе управления, происходившие ещё с начала пятидесятых го­дов, и реорганизацию управления 1957 г. как единый процесс. Однако узость источниковой базы (слабое использование архивных материалов) привела к оп­ределённому схематизму и исследование подчас сбивалось на изложение хро­ники тех или иных изменений в управлении.

Наконец, появились диссертации, в которых освещалась история совнар­хозов в регионах: Западной Сибири, Москве и Московской области, Поволжье.* В них впервые описывается структура региональных совнархозов, раскрывает­ся и их хозяйственная деятельность. В то же время на данных исследованиях не могла не сказаться крайне недостаточная разработанность темы в целом. Со­держание кандидатских диссертаций обнаруживает, что определенным препят­ствием в изучении истории совнархозов явилось отсутствие крупных работ о структуре и функционировании центральных органов управления. Поэтому ав­торы нередко сбивались на переизложение директивных партийных и прави­тельственных документов и на иллюстративный метод освещения проблемы. Отмечая рост численности центральных аппаратов совнархозов, исследователи почти не рассматривали рационализацию управления в среднем звене: между СНХ и предприятиями. В результате процесс бюрократизации управления по­лучил одностороннее освещение. Учитывая эти недостатки, нам представляет­ся, что изучение совнархозов на региональном уровне должно охватывать весь срез управленческих отношений. Отход от иллюстративного метода дает воз-

(1953 - 1970 гг.) (на материалах Ставропольского и Краснодарского краев). Автореф. дис. ... канд. ист. наук. -Ставрополь, 1997. ' См. сноску 4.

можность сосредоточиться на изучении общих тенденций процесса реформиро­вания управления с выяснением его региональных особенностей.

Одновременно изучение историографии показывает, что для исследова­теля существует опасность преувеличения степени децентрализации, роли са­мих совнархозов на местах. Поэтому региональное освещение реформы должно быть непосредственно связано с выяснением процесса, который протекал в высших органах государственного управления.

Что касается хозяйственной деятельности совнархозов, то она представ­лена в кандидатских диссертациях неполно, двумя-тремя направлениями — деятельностью в области научно-технического прогресса, специализации и кооперирования, производственно-массовой работы. Представляется, что для полного освещения хозяйственной деятельности совнархозов нельзя обойти та­кие направления как размещение производительных сил, новое промышленное строительство и освоение созданных производств, совершенствование органи­зационных форм производства, повышение рентабельности промышленных предприятий.

В целом анализ имеющихся исследований непосредственно по истории совнархозов свидетельствует, что изучение реформы управления промышлен­ностью и строительством 1957 г. ещё находится в начальной стадии. Крупные работы, построенные на изучении конкретно-исторического материала и отли­чающиеся достаточной полнотой исследования хотя бы на региональном уров­не, в настоящее время отсутствуют. Одновременно следует отметить, что изу­чение совнархозов развертывается в двух самостоятельных плоскостях: в плос­кости исследования экономической политики и в плоскости изучения совнархо­зов как таковых. Нам представляется возможным синтезировать эти направле­ния в одном исследовании, что позволяет достаточно полно описать те измене­ния в системе управления, которые мы обозначаем понятием «реформа». Опре­деляя степень исследования избранной темы, следует охарактеризовать исто­риографическую среду её освещения. Нужно учитывать, что ряд сторон изу­чаемой проблемы были в той или иной мере раскрыты в исследованиях по смежным темам.

В первую очередь следует выделить общие работы как по стране, так и по региону,5 представляющие основу историографической среды. Во-первых, они синтезируют в себе достигнутый уровень изучения истории общества в целом, во-вторых, они позволяют рассмотреть исследуемую проблему в русле общего исторического процесса. В своей совокупности они представляют собой доста­точно оптимальное сочетание, проливая свет на её изучение с точки зрения гражданской, политической, экономической и региональной истории.

Важнейшим блоком исследовательской литературы являются работы по экономической истории. Уже в 1957 г. появилась книга А.Н. Ефимова. В ней давалась характеристика административно-экономических районов, рассматри-

5 История СССР. В 12 томах. Т. 11. М.. 1980; История социалистической экономики СССР. В 7 томах. Т. VI. М., 1980; История Сибири. В 5 томах. Т. 5.   Ленинград, 1968; История КПСС. В 6 томах. Т. 5. Кн. 2    М., 1980

10

валась структура совнархозов, новые условия планирования, возможности дальнейшего развития специализации, кооперирования и комбинирования про­изводства. В начале 60-х годов стали появляться первые обобщающие работы экономистов о совнархозах.6 В них освещались причины проведения реформы, итоги обсуждения тезисов Н.С. Хрущева в советском обществе, приводился разнообразный материал по различным направлениям деятельности совнархо­зов. Н.Ф. Колбенков сообщил ряд важных сведений о разработке реформы, а Э.Ю. Локшин дал одно из первых освещений укрупнения совнархозов. В начале 60-х годов в связи с возникновением трудностей в управлении стали появляться работы, рассматривавшие вопросы совершенствования работы планирующих органов. Это были чисто экономические работы. Среди них для нас большой интерес представляли работы Ю. Колдомасова, освещавшие не только пробле­му, но содержавшие фактический материал по организации материально-технического снабжения предприятий в СССР. Совнархозовская реформа на­шла отражение в монографии A.M. Рубина об организации управления про­мышленностью в СССР (1969 г.).8

Экономические работы о совнархозах, стали появляться и в Сибири. Первой среди них стала книга Е. Кудзи. В ней отражена деятельность совнархо­зов по специализации и кооперированию промышленного производства в Вос­точной Сибири. В 1972 г. он по этой проблеме защитил кандидатскую диссер­тацию.9 Мы использовали изученный им материал для более полного освеще­ния деятельности совнархозов в этой сфере.

Для исследования реформы немаловажное значение имели работы по ис­тории экономической мысли. Среди работ этого плана, непосредственно выхо­дящих на тему нашего исследования, выделяется монография В.А. May. В ней рассматривается история советской экономической мысли с конца 30-х по на­чало 60-х годов и достаточно зримо проступает, на наш взгляд, невозможность найти оптимальные варианты реформирования административно-командной системы, хотя сам автор и указывал в то время как на перспективную экономи­ческую модель — модель, предложенную B.C. Немчиновым. В своей новой книге «Реформы и догмы» он глубоко раскрыл превращение Госплана СССР в директивный планирующий орган, чем обогатил историческую картину ста­новления административно-командной системы в СССР. Отмеченные работы10

6 Ефимов А.Н. Перестройка управления промышленностью и строительством в СССР. М., 1957; Колбенков Н.Ф. Совершенствование руководства промышленностью в СССР (1956 - 1960 гг.). М., 1961; Локшин Э.Ю. Промышленность СССР. 1940-1963. М., 1964.

7 Чадаев Я. Вопросы планирования народного хозяйства. М., 1961; Викентьев А.И. Развитие экономики СССР и проблемы пропорциональности. М., 1963; Цапкин Н., Грункин М. Совершенствовать руководство промыш­ленностью. Л., 1963; КолдомасовЮ. Экономические связи в народном хозяйстве СССР. М., 1963.

8 Рубин A.M. Организация управления промышленностью в СССР. М.: Экономика, 1969.

9 Кудзи Е.М. Специализация и кооперирование в Восточно-Сибирском экономическом районе. Иркутск, 1963; Он же. Пути повышения производительности труда на основе совершенствования специализации и коопериро­вания производства (на примере Восточно-Сибирского экономического района). Дис. ... канд. экон. наук. Ир­кутск, 1972.

10 May В.А. В поисках планомерности: из истории развития советской экономической мысли конца 30-х - нача­ла 60-х годов. М.: Наука, 1990; Он же. Реформы и догмы. 1914 -1929. М.; Дело, 1993.

11

способствовали более последовательному проведению принципа историзма в нашем исследовании.

Наконец, следует остановиться на экономической литературе, характери­зующей объект управления — промышленность и её организацию. Эти работы ценны тем, что содержат теоретический анализ экономических проблем Сиби­ри, особенно— размещения производительных сил."

Наиболее глубоко и обстоятельно теоретические проблемы формирова­ния территориально-производственных комплексов в Восточной Сибири рас­смотрены в исследовании С.И. Савина.12 Он дает развернутую характеристику системе территориально-производственных комплексов, а для ее подсистем та­ких, как промышленные районы, узлы, центры — выделяет этапы их развития. Он подробно останавливается на характеристике факторов, осложняющих эко­номическое развитие Восточной Сибири. Историку небезынтересно отметить его предложение рассматривать северную часть Приангарья Иркутской области в качестве самостоятельного района — Братско-Илимского, не включая в него Тайшетский промышленный узел. Это предложение отражало вытеснение из научного оборота понятия «Братско-Тайшетский ТПК».

Для выяснения специфики периферийной части Восточной Сибири — Забайкалья, важное значение имеет работа А.А. Недешева13, посвященная тео­ретическому анализу областного экономического района.

Другим важным блоком исследовательской литературы являлись работы по социально-экономической истории. Ближе всего к теме нашего исследова­ния стояли монографии, сборники, статьи по истории рабочего класса. По пе­риоду пятидесятых - шестидесятых годов вышли книги В.Е. Полетаева, С.Л. Сенявского, В.Б. Тельпуховского, коллективный труд «Рабочий класс СССР (1951-1965 гг.)». Они для того времени давали глубокое освещение во­просов индустриального развития страны. В 1977 г. вышла монография М.И. Хлусова, которая представляла комплексное освещение развития совет­ской индустрии в 1946-1958 гг., включая вопросы послевоенной реорганизации управления промышленностью. Поиск оптимальных методов управления обо­ронными отраслями раскрыт Н. Симоновым.14

Проблемы истории сибирской индустрии пятидесятых - шестидесятых годов активно разрабатывались В.В. Алексеевым, С.С. Букиным, А.А. Долголкж, М.М. Ефимкиным, И.И. Комогорцевым, Г.М. Макиевским,

" Попов В.Э. Развитие и размещение тяжелой индустрии Сибири. - Кемерово, 1962; Богорад Д.Р. Вопросы спе­циализации и комплексного развития народного хозяйства Сибири. М.: Наука, 1966; Экономические проблемы развития и размещения производительных сил. Новосибирск: Наука, 1974; Экономическое развитие Сибири и Дальнего Востока. М.: Мысль, 1980.

12 Савин С.И. Формирование территориально-производственных комплексов Восточной Сибири. М., 1972.

13 Недешев А.А. Областной экономический район. Исследование функции, структуры и процессов на примере Читинской области. Новосибирск: Наука, 1975; Он же. Забайкалье: экономика, ресурсы, достижения, пробле­мы. Иркутск, 1981.

14 Полетаев В.Е. Рабочие Москвы на завершающем этапе строительства социализма 1945 - 1958 гг. М., 1967; Сенявский С.А., Тельпуховский В.Б. Рабочий класс СССР (1938 - 1965 гг.) М., 1971; Рабочий класс СССР (1951 - 1965 гг.) М., 1969; Хлусов М.И. Развитие советской индустрии. 1946 - 1958 гг. М., 1977; Симонов Н. Военно-промышленный комплекс в СССР в 1920 - 1950-е голы. М.: Росспэн, 1996.

12

И.М. Савицким. Результатом коллективных усилий сибирских историков стало издание обобщающего комплексного труда по истории рабочего класса Сиби­ри.15

В работе Г.М. Макиевского освещается индустриальное развитие Вос­точной Сибири с 1946 по 1960 г. Этот же период, на материалах всей Сибири рассматривается И.М. Савицким. Исследование В.В. Алексеева содержит бога­тый материал о становлении и развитии одной из передовых отраслей сибир­ской индустрии — энергетической. Наибольшую ценность для нашего исследо­вания имела отмеченная монография И.И. Комогорцева. В ней сосредоточен богатый фактический материал, особенно статистический, по капиталовложе­ниям, промышленному строительству, производственно-массовой работе, куль­турно-техническому развитию рабочих; содержится отправной материал по та­ким вопросам, как разработка перспектив индустриального развития Сибири, размещения и комплексного развития промышленности.

Богатый фактический материал, изученный нашими предшественниками, мы использовали при освещении деятельности совнархозов, дополнив его но­вым. При этом мы стремились избежать линейного изображения их деятельно­сти (от меньшего результата к большему). Такой подход не даёт качественной определённости изучаемого процесса. Для нас важным было выяснить, в какой мере совнархозам удалось решить в соответствии с общественными потребно­стями ту или иную народнохозяйственную проблему. Проведенная историками исследовательская работа позволяет сосредоточиться преимущественно на вы­яснении управленческих проблем, на способах и методах их решения совнархо­зами.

Учитывая особенности Восточной Сибири, следует отметить, что важным направлением в деятельности управленческих структур еще до образования совнархозов была разработка концепции развития производительных сил ре­гиона. Большой интерес для нас представляли работы А.С. Московского, Л.И. Муравьевой, А.А. Долголюк, Г.А. Цыкунова об истории решения Ангаро-Енисейской проблемы, монографии Е.Т. Артемова, Е.Г. Водичева, В.Н. Казари-на об организации и развитии науки в Сибири. Исследование Ангаро-Енисейской проблемы в пятидесятые годы рассматривается в монографии П.В. Шеметова и работах М.К. Бандмана, В.В. Воробьевой, В.Д. Ионовой. Имеется ряд публикаций, посвящённых научной конференции по развитию производи­тельных сил Восточной Сибири в 1958 г.16 По периоду пятидесятых годов

" Алексеев В.В. Электрификация Сибири. Историческое исследование. Часть II. 1951 - 1970. Новосибирск: Наука, 1976; Букин С.С. Жизненный уровень рабочей семьи в Сибири. 1946 - 1960 гг. Новосибирск: Наука, 1984; Долголюк А.А. Формирование трудовых коллективов Братско-Усть-Илимского ТПК. 1955 - 1980. Ново­сибирск: Наука, 1988; Ефимкин М.М. Рабочие Сибири. Конец 50-х - середина 80-х гг. Новосибирск: Наука, 1990; Комогорцев И.И. Промышленность и рабочий класс Сибири в период строительства коммунизма (1959 -1965 гг.). Новосибирск: Наука, 1971; Макиевский Г.М. Рабочие Восточной Сибири на пути к развитому социа­лизму. 1945 - 1960 гг. Красноярск, 1980; Савицкий И.М. Промышленные кадры послевоенной Сибири (1946 -1960 гг.) Новосибирск: Наука, 1984. Рабочий класс Сибири. 1961 -1980. Новосибирск: Наука, 1986. " Муравьева Л.И. История формирования и развития Иркутско-Черемховского промышленного комплекса. Дис. ... канд. ист. наук. М., 1968; Долголюк А.А. Формирование трудовых коллективов Братско-Усть-Илимского ТПК. 1955 - 1980. Новосибирск: Наука, 1988; Цыкунов Г.А. Ангаро-Енисейские ТПК: проблемы и

13

опубликованы статьи автора. В данной диссертации разработка концепции раз­вития производительных сил Восточной Сибири рассматривается как один из аспектов роста влияния восточно-сибирского фактора на систему управления.

Содержание нашего исследования было бы гораздо беднее без исследова­тельских работ по Забайкалью. Богата историческая литература по Бурятии. Среди близких к нашей проблематике следует указать на работы Е.Е. Тармахонова, Д.Р. Ракшаева, П.С. Дырхеева, а по Восточному Забайкалью на кандидатские диссертации Б.Д. Семашкина, Н.С. Ваулина, Ю.Н. Голубинского, А.А. Подопригора, А.К. Баранова, докторскую диссерта­цию Н.В. Гордеева.17 Большой фактический материал по нашему периоду ис­следования собран в очерках по истории партийных организаций Иркутской и Читинской областей, Бурятской АССР и Красноярского края.18

Историко-партийная наука из всех исторических дисциплин стояла за­метно ближе всего к изучению проблем управления, но главным направлением в их освещении оставался партийно-политический и организаторский аспект деятельности партийных комитетов. В силу специфики предмета исследования она не могла более полно осветить изучаемую нами проблему. Но все-таки ис-торико-партийные работы проложили первую борозду в ее исследовании. В 70-е гг. появились первые монографии о партийном руководстве промышлен­ностью в послевоенный период. В них освещалась деятельность партийных ор-

опыт. Исторический аспект. 70-80-е гг. Иркутск: Изд. Иркутского университета, 1991; Московский А.С. Иссле­дование и разработка Ангаро-Енисейской проблемы в 1920 - 30-е годы.// Проблемы индустриального освоения Сибири в 1920 - 30-е годы. Иркутск, 1991; Артемов Е.Т. Формирование и развитие сети научных учреждений АН СССР в Сибири (1944 - 1980 гг). Новосибирск. 1990; Водичев Е.Г. Путь на восток: формирование и разви­тие научного потенциала Сибири. Новосибирск, 1994; Казарин В.Н. Образование, наука и интеллигенция в Восточной Сибири. Вторая половина 40-х - середина 60-х гг. XX в. Иркутск, 1998; Шеметов П.В. Экономиче­ские исследования в Сибири. Новосибирск: Наука, 1983; Бандман М.К., Воробьева В.В., Ионова В.Д. и др. Нижнее Приангарье: логика разработки и основные положения концепции программы освоения региона. Ново­сибирск: ИЭ и ОПП СО РАН, 1995; Бандман М.К. Государственная региональная экономическая политика: ве­хи, задачи и пути ее реализации в Сибири // Регион: экономика и социология, 1996, № 2; Иванов Б.В. Конфе­ренция по развитию производительных сил Сибири // Известия СО АН СССР. 1958, №9; Кротов В.А. К новому подъему производительных сил Восточной Сибири // Там же. №12; Зыби нов А.Г. Этапная конференция // По­литический вестник: Издание отдела пропаганды и агитации Иркутского обкома КПСС. Иркутск, 1987, №9; Ступни С.Н. Индустриальное освоение Восточной Сибири в материалах конференции 1958 г. (к 40-летию про­ведения). // Историко-экономический научный журнал. Иркутск, Чита, 1998, №5.

" Тармаханов Е.Е. Промышленность и рабочий класс Советской Бурятии. 1938 - 1958 гг. Новосибирск, 1979; Ракшаев Д.Р. Количественные и качественные изменения в составе рабочего класса Восточно-Сибирского эко­номического района-(1956- 1961 гг.). Дис. ... канд. ист. наук. М., 1963; Дырхеев П.С. Деятельность Бурятской партийной организации по развитию промышленности в 1951 - 1958 гг. Дис. ... канд. ист. наук. Иркутск, 1969; Ваулин Н.С. Деятельность партийных организаций Забайкалья по руководству промышленностью в условиях экономической реформы (1965 - 1970). Дис. ... канд. ист. наук. Иркутск, 1975; Семашкин Б.Д. Промышлен­ность и рабочие Восточного Забайкалья в послевоенные годы (1946 - 1958). Дис. ... канд. ист. наук. Л., 1977; Голубинский Ю.Н. Участие профсоюзов Забайкалья в развитии народного хозяйства в 1966 - 1975 гг. Дис. ... канд. ист. наук. М., 1980; Подопригора А.А. Руководство партийных организаций Забайкалья развитием твор­ческой инициативой масс. 1959 - 1965 гг. (на материалах Читинской области и Бурятской АССР). Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Л., 1970; Баранов А.К. Партийные организации Забайкалья в борьбе за повышение эффек­тивности промышленного производства (1966 - 1970 гг.) Дис. ... канд. ист. наук. Л., 1975; Гордеев Н.В. Разви­тие рабочего класса Забайкалья в 1945 -1965 гг. Дис.... докт. ист. наук. М., 1991.

18 Очерки истории Бурятской организации КПСС. Улан-Удэ, 1970; Очерки истории Тувинской организации КПСС. Кызыл, 1975; Очерки истории Иркутской организации КПСС, кн. 2, Иркутск, 1977. Очерки истории Красноярской краевой организации КПСС., т. 2. Красноярск, 1970; Очерки истории Читинской областной орга­низации КПСС. Изд. 2-е, Иркутск, 1986.

14

ганизаций в промышленности Центрального Черноземья, Европейского Севера, Ленинграда, Среднего Поволжья, Урала. В поле зрения историков были такие вопросы как промышленные кадры, научно-технический прогресс, трудовая ак­тивность масс. А.С. Поливанов рассмотрел участие партийных организаций в процессе планирования развития промышленности. В.Б. Токарев — роль пар­тийных организаций в совершенствовании управления промышленностью. В 1990 г. Б.В. Личман осветил региональную политику КПСС на материалах ин­дустриального развития Урала."

Подобные аспекты рассматривались в сибирской историко-партийной науке. Сибирь относилась к районам нового промышленного освоения, и это сказалось на исследовательской работе. В монографиях А.Н. Зыкова, М.И. Капустина, А.Е. Погребенко, З.И. Рабецкой, Н.С. Шилова, А.Г. Осипова освещалось партийное руководство строительством гидроэлектростанций Вос­точной Сибири, созданием третьей металлургической базы страны, развитием лесохимической промышленности, строительного комплекса, научно-техническим прогрессом.20 В них был изучен значительный массив фактиче­ского материала. М.И. Капустин первым осветил сюжеты, связанные с проти­воречиями между территориями, Н.С. Шилов показал создание территориаль­ных строительных управлений Главвостоксибстроя и Главкрасноярскстроя, осуществленное в ходе укрупнения совнархозов. З.И. Рабецкая, раскрывая на­учно-технический прогресс, одной из первых широко использовала фонды ТЭС совнархозов Восточной Сибири. Деятельность партийных организаций Восточ­ной Сибири по развитию её промышленности в годы семилетки освещалась в монографии М.Г. Семенченко. Различные аспекты индустриального развития раскрывались в кандидатских диссертациях. Это вопросы развития отдельных отраслей промышленности Восточной Сибири, научно-технического прогресса, движения за коммунистическое отношение к труду.

" Поливанов А.С. Деятельность партийных организаций центрально-черноземных областей по восстановлению и развитию промышленности в 1946 - 1958 гг. Воронеж, 1975; Галигузов И.Ф. Партийное руководство разви­тием промышленности Урала (1946 - 1961 гг.). Саратов, 1983; Токарев В.Б. Партийное руководство развитием промышленности автономных республик Среднего Поволжья. - Казань, 1976; Сухарев М.И. Север индустри­альный: деятельность КПСС по руководству индустриальным развитием Европейского Севера СССР на завер­шающем этапе социалистического строительства. 1946 - 1958 гг. Мурманск, 1979; Смолкина А.А. Деятель­ность КПСС по восстановлению и развитию научно-технического потенциала Ленинграда. 1945 - 1965 гг. Л., 1983; Личман Б.В. Экономическая стратегия КПСС и тенденции развития индустрии Урала (1956 - 1985 гг.). Свердловск, 1990.

20 Зыков А.Н. КПСС - организатор строительства гидроэлектростанций Восточной Сибири (1950 - 1967 гг.). Иркутск, 1969; Капустин М.И. Деятельность КПСС по созданию третьей металлургической базы страны (Руко­водство партии развитием черной металлургии Сибири и Дальнего Востока в период между XX и XXIII съез­дами КПСС). Иркутск, 1974; Погребенко А.Е. Деятельность КПСС по развитию лесохимии РСФСР (1950 -1975 гг.). Иркутск, 1981; Рабецкая З.И. КПСС - организатор борьбы за ускорение темпов научно-технического прогресса в промышленности Восточной Сибири в период развитого социализма (1959 - 1970 гг.). Иркутск, 1°83, Шилов Н.С. Деятельность КПСС по развитию капитального строительства в Восточной Сибири в услови­ях развитого социализма. Красноярск, 1984, Осипов А.Г. Сибирь и НТР. Исторический аспект. 50-60-е гг. Красноярский университет, 1989.

~' Семенченко М.Г. Деятельность КПСС по развитию промышленности Восточной Сибири в условиях строи­тельства коммунизма. Иркутск, 1974.

™ Кузьмина Л. Машиностроители Восточной Сибири в борьбе за коммунистический труд (1959 - 1965 гг.). Ав-тореф. дне. ... канд. ист. наук М., 1966; Дударев В.Е. Рабочий класс угольной промышленности Восточной Си-

15

В исследованиях по историко-партийной тематике получили освещение и вопросы партийно-организационные, включая преимущественно численный рост партийных организаций, расстановку партийных кадров. Структурные из­менения в партийных организациях почти не освещались. Для нашего исследо­вания последнее имело существенное значение. Они отразили изменения в со­отношениях между партийно-политическим и государственно-хозяйственным блоками управления в процессе их реформирования. Поэтому в диссертации изучению структуры партийных органов было уделено значительное внимание.

В целом, как и в исследованиях по другим регионам, история совнархозов в работах сибирских историков рассматривалась или в качестве эпизода, или фиксировалась общей оценкой. Пожалуй, только монографии А.Е. Погребенко и А.Г. Осипова выделялись из общего ряда. В них более предметно прослежи­вались становление и организационная эволюция совнархозов, а также влияние их деятельности на развитие промышленности.

Изучение совнархозов нашло отражение в юридической литературе и в исследованиях, посвященных истории государственного управления.23 Ю.А. Тихомиров выяснял правовые отношения между местными Советами и совнар­хозами. Но его работа охватила только начальный период существования СНХ. А.В. Венедиктов подготовил фундаментальные исследования об организации государственной промышленности в двух томах, но и эта работа завершается первоначальным этапом совнархозовской реформы. Первое систематическое освещение организационной истории совнархозов на протяжении всего периода их существования предпринял В.А. Цикулин в книге об истории государствен­ных учреждений СССР. В ней прослеживается развитие отраслевой системы управления до реформы и основные моменты её возникновения и эволюции.

Тесно к историко-партийным работам и исследованиям по государствен­ному управлению примыкают современные исследования по проблемам пдли-тической истории. В центре внимания историков стоят проблемы политическо­го реформирования советского общества и вопросы борьбы в политическом ру­ководстве страны 50 - 60-х годов за лидерство и власть. Они получили освеще­ние в работах Ю.В. Аксютина, Н.А. Барсукова, О.В. Волобуева, Ю.Н. Жукова, Е.Ю. Зубковой, В.П. Наумова, Л.А. Опенкина, Р.Г. Пихоя, А.В. Пыжикова,

бири в период строительства коммунизма (1959 - 1965 гг.). Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Иркутск, 1973; Пери Г.А. Партийное руководство развитием индустрии строительных материалов в Восточной Сибири в пери­од между XXI и XXIII съездами КПСС. Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Иркутск, 1978; Ермаков А.В. Форми­рование кадров строителей гидроэлектростанций Енисейского каскада (1955 - 1980 гг.). Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Новосибирск, 1985; Ластовская В.А. Деятельность партийных организаций Восточной Сибири по развитию тяжелой промышленности в годы пятой пятилетки. Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Иркутск, 1966; Махотина В.А. Деятельность партийных организаций Восточной Сибири по развитию лесозаготовительной промышленности в 1951 - 1958 гг. Автореф. дис.... канд. ист. наук. Иркутск, 1972; Зыбинов А.Г- КПСС - орга­низатор технического прогресса в промышленности Восточной Сибири. Опыт и проблемы (1951 - 1961 гг.). Автореф. дис.... канд. ист. наук. Иркутск, 1989.

" Венедиктов А.В. Организация государственной промышленности в СССР. В 2-х томах. Л., 1957 - 1961; Ти­хомиров Ю.А. Местные советы и совнархозы. М., 1959; Цикулин В.А. История государственных учреждений СССР. 1936- 1965гг. М., 1966.

16

М.А. Сукиасяна, О.В. Хлевнюка.24 Для нашего исследования этот блок истори­ческих работ имел важное значение, так как полное осознание необходимости реформирования хозяйственного управления происходило именно в политиче­ской сфере и в ходе развития политического процесса. Одновременно изучение политической истории 50 - 60-х гг. выводит историков непосредственно на ис­следование хозяйственных реформ, что, в свою очередь, создает благоприятные условия для более объективного освещения политической борьбы. Наконец, в последнее время появились работы В.П. Попова и О.В. Хлевнюка о советской экономической политике в последний сталинский период.25

В целом, завершая обзор исследовательской литературы в отечественной историографии, следует сделать вывод о недостаточной степени исследования реформы 1957 г. и в то же время о вполне благоприятных историографических условиях её изучения. Об этом свидетельствует и наличие зарубежных иссле­дований.26 Специальные работы непосредственно по данной теме отсутствуют. Совнархозовская реформа освещается больше как сюжет в общих работах по экономическому и политическому28 развитию советского общества. Она на­шла отражение в общеисторических работах.29 В 90-е гг. стали появляться кон-

" Аксютин Ю.В., Волобуев О.В. XX съезд: новации и догмы. М.: ИПЛ, 1991; XX съезд и его исторические ре­альности. М.: ИПЛ, 1991; Жуков Ю.Н. Борьба за власть в партийно-государственных верхах СССР весной 19S3 г. // Вопросы истории, 1996. №5/6; Зубкова Е.Ю. Общество и реформы 1945 - 1964. М., 1993; Наумов В.П. Борьба Н.С. Хрущева за единоличную власть // Новая и новейшая история, 1996, №2; Сукиасяи М.А. Власть и управление в России: диалектика традиций и инноваций в теории и практике государственного строительства. М., 1996; Пихоя Р.Г. Советский Союз: история власти (1945 - 1991 гг.). М.: Изд. РАГС, 1998; Аксютии Ю.В., Пыжиков А.В. Постсталинское общество: проблемы лидерства и трансформация власти. М., 1999; Пыжиков А.В. Генезис официальной позиции КПСС по вопросу о культе личности (1953 - 1964 гг.). М., 1998; Он же. По­литические преобразования в СССР (50 - 60-е годы). М., 1999; Хлевнюк О.В. Л.П. Берия: пределы историче­ской реабилитации. // Исторические исследования в России. Тенденции последних лет. М.: АИРО - XX, 1996; Згоржельская С.С. Борьба консервативной и реформаторской тенденций в общественно-политической жизни СССР, 1953 - 1964 гг. Автореф. дис.... канд. ист. наук, М., 1997.

2S Попов В.П. Экономическая политика советского государства. 1946 - 1953 гг. М., Тамбов, 2000; Он же. Ста­лин и советская экономика в послевоенные годы. // Отечественная история, 2001, №3; Хлевнюк О.В. Советская экономическая политика на рубеже 1940 - 50-х годов и «дело Госплана» // Там же.

20 Из современной отечественной литературы о зарубежной историографии по данной теме см.: Зубков К.И. Современная буржуазная историография индустриального развития Сибири: 1950 - 1980 гг. Новосибирск, 1990; Дроздов В.В. Экономические реформы Н.С. Хрущева в оценке зарубежных авторов // Россия и современ­ный мир. 1996, №3.

27 Bergson A. Planning and Productivity under Soviet Socialism. New York, 1968; Goldman. M. The Soviet Economy: Myth and Reality. New York, 1968; Nove A. An Economic History of the USSR. London. 1969; Nove A. The Soviet Economy. An Introduction. New York, 1966; Nove A. The Soviet economic system. London: George Alien; Unwin, 1978; Grossman G. The Industrialization of Russia and the Soviet Union. London, 1971.

28 Kelley D.R. The politics of developed socialism The Soviet Union as a post - industrial state. N.Y.: Greenwood, 1986; Каценелинбойген А.И. Советская политика и экономика - Кн. 1 - 3. - Benson, VT.: Chalidze, 1988; Rigby Т.Н. The changing Soviet system: Mono-organisation socialism from its origins to Gorbachev's reconstructuring. -Aldershot: Elgar, 1990; Linden C.A. Khrushchev and the Soviet leadership: With an epilogue on Gorbachev. - Updated ed.-Bait.; L : Hopkins, 1990.

w Боффа Дж. История Советского Союза: В 2 т. Т. 2: От Отечественной войны до положения второй мировой державы. Сталин и Хрущев. 1941 - 1964 гг. М., 1990; Верт Н. История Советского государства. 1900- 1991. -2-е изд. М.: Прогресс - Академия, 1995; Хоскинг Д. История Советского Союза 1917- 1991. М., 1995. Шапиро Л. Коммунистическая партия Советского Союза. L., 1990; Malia M. The Soviet Tragedy: a History of socialism in Russia, 1917-1991. N.Y.: The Free Press, 1994: Keep Jo L.H. Last of empires: A History of the Soviet Union, 1945 -1991. - Oxford; N.Y.: Oxford univ. press, 1995

17

•*(}   __

кретные статьи и по смежным темам. Все это говорит о постепенном сокра­щении неисследованного поля вокруг совнархозовской реформы, что, в свою очередь, актуализирует её изучение.

Источниковой базой исследования стал широкий круг источников, в преобладающей мере документальных. На первых этапах изучения темы самы­ми доступными были опубликованные источники. Часть их содержится в мно­готомных изданиях. Вышедшие в разное время, они дополняют друг друга как по наличию документов, так и хронологически, охватывая в совокупности не только весь период исследования, но и смежные периоды. Их документы пред­ставляют исходную основу для выяснения преемственности исторического процесса.

В свое время были опубликованы отдельной брошюрой тезисы доклада Н.С. Хрущева «О дальнейшем совершенствовании организации управления промышленностью и строительством» (М.: Госполитиздат, 1957). Изданные в одной связке с Информационным сообщением — в ЦК КПСС и Совете Мини­стров СССР, — они проливают свет не только на содержание задуманной ре­формы, но и на характер предпринятой о ней дискуссии.

Опубликованные стенографические отчёты XX - XXIII съездов, плену­мов, совещаний КПСС и сессий Верховного Совета СССР дают разносторон­нюю и обобщённую информацию по стране, частично по регионам.* Информа­тивность этой группы источников с точки зрения выяснения основных направ­лений экономической политики партии и государства достаточно высокая. Од­нако для изучения процессов, протекавших в Восточной Сибири, эта группа ис­точников крайне недостаточна. Аналогичные источники местного происхожде­ния почти отсутствуют. В целом весь основной фактический материал оказался сосредоточенным в архивах.

В настоящее время значительно расширился круг документов, доступных для исследовательской работы. Особенно это касается материалов ЦК КПСС. Последние изучались в Центре хранения современной документации (ЦХСД). Фонд 2 содержит стенографические отчеты пленумов ЦК КПСС, а фонд 13 (оп. 1 и 2)** — протоколы заседаний Бюро ЦК по РСФСР. В Центре хранения и изу­чения документов по новейшей истории Красноярского края (ЦХИДНИКК) изучались материалы Красноярского крайкома КПСС (ф. 26) и промышленного

30 Gorliski Y. Anti - ministerialist!) and USSR Ministry of justice, 1953 - 1956: study in organisational decline // Ev-rope - Asia studies - Glasgow, 1996. - Vol. 48, №8 - P. 1279 - 1318; Ши Иньхун. Цушинь Су-Дун бяньгэцун шэ-сяндлочжэниэ(1953- 1955)//Нанывнндасюэсюэбао-J. ofNanjinguniv.- Нанкин, 1995. №3.-С. 106- 116; Matsudo Kiyohiro. Khrushchev's reorganization of soviet agricultural administration: The creation of the TPA and the raikom // Curaky dsaccu. - Токио, 1996. - Т. 105, Xs 10. - С. 62 - 84.

31 Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. Т. 4. 1953 - 1957 гг. М., 1958; КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 8-е. Т.т. 6.7,8. М., 1971; Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т.т. 4,5. М., 1968.

' Из всех опубликованных стенографических отчетов упомянутых форумов особенно высокой степенью науч­ности отличается издание: Молотов, Маленков, Каганович, 1957: Стенофамма июньского пленума ЦК КПСС и другие документы. М.: МФД, 1998. В частности, научный аппарат издания содержит именной указатель с био­графическими данными о Козлове А.И., Органове Н.Н., Хворостухине А.И., Чураеве В.М. " В описи 2 отложились протоколы заседаний Бюро ЦК по РСФСР, начиная с ноября 1961 г.

18

крайкома партии (ф. 6693), в Центре документации новейшей истории Иркут­ской области (ЦДНИИО) — Иркутского обкома КПСС (ф. 127) и промышлен­ного обкома партии (ф. 5397). Материалы Бурятского обкома хранятся в На­циональном архиве Республики Бурятия (НАРБ, ф. 1п), а документы Читинско­го обкома — в Государственном архиве Читинской области (ГАЧО, ф. Зп.).

Из всей массы архивных материалов основное их ядро составили доку­менты самих совнархозов, хранящиеся в центральных и местных государствен­ных архивах. Они обнаруживают, пожалуй, наиболее ярко одну из характерных черт источниковой базы нашего исследования — высокую их фондовую кон­центрацию. Материалы центральных аппаратов восточно-сибирских совнархо­зов сосредоточены в Государственном архиве Красноярского края (ГАКК, ф. Р. 1408 — Красноярский СНХ), в Государственном архиве Иркутской области (ГАИО, ф. Р. 2725 — Иркутский СНХ, ф. Р 2746 — Восточно-Сибирский СНХ), в Национальном в архиве Республики Бурятия (НАРБ, Р - 900 - Бурятский СНХ), в Государственном архиве Читинской области (ГАЧО, ф. Р - 1827 - Чи­тинский СНХ).

В диссертации были использованы материалы неопубликованных стено­графических отчетов пленумов ЦК, начиная с январского 1955 г. и заканчивая сентябрьским 1965 г. пленумами ЦК, записки Н.С. Хрущева, адресованные им в Президиум ЦК КПСС с обоснованием предложений о создании совнархозов (1957 г.) и реорганизации системы партийных органов (1962 г.). Весь этот блок документов значительно дополняется материалами заседаний Бюро ЦК КПСС по РСФСР* за период с 1957 - 1965 гг. В них имеются документы, свидетельст­вовавшие о готовившемся отходе от первоначального замысла реформы 1957 г., но остановленного решениями майского Пленума ЦК 1958 г.

Среди дел, содержащих документы по вопросам, готовившимся к обсуж­дению на заседания Бюро ЦК, но снятым с обсуждения, была обнаружена за­писка В. Чураева" от 6 апреля 1961 г., адресованная на имя Н.С. Хрущева. Она содержит развернутое изложение идей будущей экономической реформы и по­зволяет поставить вопрос о степени зрелости общественных условий для при­нятия идей экономической реформы в начале 60-х годов.

Документы местных партийных органов дали возможность отследить решение основных проблем индустриального развития региона в зависимости от развития политико-общественных отношений в Восточной Сибири. В них отражена сама подготовка реформы на местах. Они стали одним из основных источников, позволивших показать полную неудачу попыток ЦК превратить местные партийные комитеты преимущественно в органы политического руко­водства.

В Российском государственном архиве экономики (РГАЭ) изучались про­токолы заседания СНХ СССР, посвященные прежде всего решению проблемы

' Далее — Бюро ЦК.

" Чураев В.М. (1904 - 1982) - с 1940 по 1950 - в руководстве Харьковского обкома, с 1950 - в аппарате ЦК

партии, в 1961 - 1962 - зам. председателя Бюро ЦК КПСС по РСФСР.

19

специализации и кооперирования. В Государственном архиве Российской Фе­дерации (ГАРФ) в фондах Совета Министров РСФСР (ф. А. 259) и Всероссий­ского СНХ (ф. А. 403) большой интерес составляли дела о функционировании системы совнархозов. Одновременно изучались дела о помощи республикан­ского правительства в развитии промышленного производства Читинского СНХ, Тувинской АССР, Норильского комбината, Красноярского и Иркутского совнархозов, об охране байкальской природы. В его фондах находятся материа­лы об образовании всех восточно-сибирских совнархозов.

Из документов, почерпнутых в местных государственных архивах, следу­ет выделить протоколы заседаний совнархозов, их постановления и распоряже­ния. Содержательными являются протоколы заседаний Красноярского совнар­хоза, значительно беднее протоколы Иркутского и Восточно-Сибирского СНХ. Среди протоколов Красноярского СНХ особенно выделяется протокол заседа­ния от 31 августа 1965 г. Зафиксированное в нем выступление первого секрета­ря крайкома А.А. Кокарева свидетельствует, что ещё летом 1965 г. в ЦК отсут­ствовало четкое представление о судьбе совнархозов.

Другой тип документальных источников составили различного рода от­чётные нормативные документы, подготовленные аппаратом управления. В центральных архивах над этим типом источников мы работали только в ГАР-Фе. Это были статистические данные о кадрах аппарата восточно-сибирских совнархозов. В местных архивах материалы о кадрах наилучшим образом от­ложились в фондах Иркутского, Восточно-Сибирского совнархозов. Документы отдела кадров Читинского СНХ вообще отсутствуют.

Среди документов этого типа источников следует выделить штатные рас­писания (преимущественно на их основе изучалась структура совнархозов), также ежегодные отчеты совнархозов о финансово-экономической деятельно­сти и объяснительные записки к ним.

В фондах местных партийных организаций из нормативных документов изучались ежегодные статистические данные о составе первичных парторгани­заций в промышленности за 1951 - 1960 гг. Они были важны для выяснения влияния совнархозовской реформы на их организационное развитие, а затем — обратного влияния партийно-политического блока управления на хозяйствен­ную реформу.

Наконец, ещё одним типом архивных источников являлись документы текущего делопроизводства: переписка, справки. Переписка Иркутского, Вос­точно-Сибирского и Красноярского совнархозов с Центром сосредоточена в от­дельных делах, чего нельзя сказать об этом виде документов Читинского и Бу­рятского СНХ. В делах с перепиской Восточно-Сибирского СНХ нами было найдено письмо М.Н. Маркелова и секретарей обкомов партии в Бюро ЦК от 12 февраля 1964 г., проливающее свет на попытки центральных планирующих ор­ганов решать проблемы производственного строительства за счет сокращения капиталовложений на развитие социальной сферы. Переписка раскрывает уча­стие восточно-сибирских СНХ в обсуждении проекта нового Положения о сов­нархозах, их работу по совершенствованию управленческого аппарата, по по-

20

вышению уровня экономической деятельности в промышленности. В целом использованы материалы 892 единиц хранения 16 фондов в 9 архивах.

Самостоятельным видом источников является периодическая печать. Её материалы оказались незаменимыми в целом ряде случаев — при изучении не­изданных материалов XIX съезда, материалов обсуждения тезисов Н.С. Хруще­ва «О дальнейшем совершенствовании организации управления промышленно­стью и строительством», публикаций о подготовке и работе научной конферен­ции по развитию производительных сил Восточной Сибири в 1958 г. По всем этим аспектам мы обращались к центральным и местным периодическим изда­ниям: «Правда», журнал «Коммунист», «Красноярский рабочий», «Восточно-Сибирская Правда», «Бурят - Монгольская Правда», «Забайкальский рабочий».

Из всех периодических изданий изучаемого периода следует выделить технико-экономические бюллетени, издаваемые совнархозами до 1963 г. Бога­той информацией отличались издания Иркутского и Красноярского СНХ. Осо­бенно широко они использовались при освещении промышленного строитель­ства и развития специализации и кооперирования производства в Восточной Сибири. В бюллетене совнархозов Забайкалья акцент больше делался на описа­нии технико-производственного опыта.

Важным источником о деятельности совнархозов являются данные стат-сборников. Они содержат итоговые данные о работе промышленности. В них, как правило, промышленность совнархозов не выделялась, а статсборники по Иркутской области и Красноярскому краю выпускались даже реже, чем стат­сборники по Читинской области и Бурятии.32 Систематически публиковались статистические ежегодники о состоянии народного хозяйства РСФСР.33 Однако региональный аспект в них отражен слабо. Это преимущественно статданные по отдельным отраслям Промышленности. Поэтому пришлось больше уделить внимания статистике, содержащейся в отчетах о финансово-хозяйственной дея­тельности самих совнархозов.

В представленной работе использованы воспоминания активных участ­ников изучаемых событий — Н.С. Хрущева, В.М. Молотова, Л.М. Кагановича, Д.Т. Шепилова, Н.К. Байбакова, В.Н. Новикова, В.В. Гришина, С.З. Борисова, А.У. Модогоева.34 Мемуары дают целый ряд ценных и важных деталей для вы-

3: Народное хозяйство Иркутской области. - Иркутск, Госстатиздат ЦСУ СССР, 1962; - Иркутск, 1972; Народ­ное хозяйство Красноярского крал. - Красноярск, 1967; Народное хозяйство Бурятской АССР. - Улан - Удэ, 1957; Улан - Удэ, 1963; - Улан - Удэ, 1967; - Улан - Удэ, 1971; Бурятская АССР за 50 лет. Стат. сб. - Улан -Удэ, 1967; Бурятская АССР в цифрах (1923 - 1973). Юбилейный стат. сб. - Улан - Удэ, 1973; Народное хозяй­ство Читинской области. - Иркутск, 1960; Иркутск, 1965;-Иркутск, 1976.

" Народное хозяйство РСФСР в 1959. - М.; Госстатиздат, 1961; То же в I960 г.-М.: Госстатиздат, 1961; То же в 1965 г. - М.: Статистика, 1966; Народное хозяйство РСФСР за 60 лет. - М.: Статистика, 1977; Народное хо­зяйство СССР в 1958 г. - М.: Госстатиздат, 1959; То же в 1965 г. - М.: Статистика, 1966. Все вышедшие стат-сборннки достаточно полно изучены в монографиях В.В. Алексеева, И.И. Комогорцева, Г.М. Макиевского, И.М. Савицкого, З.И. Рабецкой. В целом мы широко опирались на статистические результаты их исследований. 34 Мемуары Н.С. Хрущева//Вопросы истории, 1990, №2-12; 1991, №1 - 12; 1992, №1 - 3, 6-9, 11 - 12; 1993, №2 - 10; 1994, № 1 - 8, 10 - 12; 1995, №5 - 6; Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника. М.: Терра, 199!; Каганович Л.М. Памятные записки. М.: Вагриус, 1996; Шепилов Д.Т. Воспоминания. // Вопросы истории, 1998, №3. 5. 7, 8, 9; Байбаков Н.К. От Сталина до Ельцина. М.: ГазОйлпресс, 1998; Новиков В.Н. В годы руко­водства Н.С. Хрущева // Вопросы истории, 1989, №1, 2; Гришин В.В. От Хрущева до Горбачева: Политический

21

яснения более полной исторической картины. Но сами по себе они крайне не­достаточны. Нельзя удовлетвориться стремлением ряда мемуаристов сфокуси­ровать причины возникновения и неудачи реформы на одной личности Н.С. Хрущева.

Цель исследования состояла в том, чтобы на материалах Восточной Си­бири с учётом процессов, протекавших в центре, раскрыть происхождение, ос­новные тенденции развития, главные итоги, а также причины неудачи рефор­мы. Достижению поставленной цели способствовало решение более частных исследовательских задач. Они заключались в следующем:

-  раскрыть предпосылки и ход осуществления реформы;

-  изучить процесс формирования и развития новых органов управления, обеспечение их кадрами, выяснить противоречия в структурном и функ­циональном развитии совнархозов;

-  раскрыть взаимодействие между государственно-хозяйственным и пар­тийно-политическим блоками управления. Выяснить влияние противоре­чивого характера реформирования системы управления на переход к ре­организации территориальных партийных организаций по производст­венному признаку. Раскрыть процесс их реорганизации и последствия по­следней;

-  осветить деятельность совнархозов по развитию промышленного произ­водства, совершенствованию отраслевой его структуры и формированию основ ТПК, рационализации межрайонных и внутрирайонных экономиче­ских связей, внедрению достижений научно-технического прогресса и по­вышению рентабельности производств. На этой основе показать пределы возможностей административно-командной системы управления;

-  обобщить накопленный опыт управления индустриальным освоением природных богатств края. i

Методы исследования. В ходе всей работы, особенно на первых порах, когда предмет исследования характеризовался ещё большой неопределен­ностью, первостепенное значение приобретал ряд исходных методологических принципов: объективность, всесторонность анализа фактов, историзм, ценност­ный подход. В основу нашей исследовательской позиции был положен взгляд на историю как естественно-исторический* и многомерный процесс.3

При выборе методов учитывались характер предмета и этапы исследова­ния. Общенаучные методы в значительной мере преобладали в начале исследо­вания. Параллельно с индуктивным методом изучения нами использовался де­дуктивный метод. Определяющую роль в его применении играла теоретическая составляющая: общеисторическая концепция модернизации, теория тоталита-

портрет пяти генсеков и А.Н. Косыгина. Мемуары. М.: АСПОЛ, 1996; Борисов С.З. Алмазы и вожди. М.. 2000;

Модогоев А.У. Годы и люди. Улан - Удэ, 1993.

' Эту методологическую посылку мы не связываем только с теорией общественно-экономических формаций.

Она применима, на наш взгляд, в пределах любой научной концепции.

3S См.: Поляков Ю.А. Наше непредсказуемое прошлое. М.: АИРО-ХХ, 1995.

22

ризма и научные положения об административно-командной системе. Теорети­ческая составляющая давала возможность оттолкнуться при анализе историче­ских фактов от обобщенных представлений о советском обществе и о его сис­теме управления. Но исследование преимущественно развертывалось по линии индуктивного обобщения. На первом этапе выстраивалась система фактов како­го-либо одного совнархоза. Она ещё не обнаруживала свои качества в сопостав­лении с другими системами однопорядковых фактов. На втором этапе возника­ла система фактов более высокого уровня, выявлявшая общие и особенные свойства изучаемых объектов. Описание нескольких систем фактов второго по­рядка создавало условия для реконструкции крупных систем. На этом третьем этапе процесс и явление изучались как целостность. Решающее значение имели специально-исторические методы. Их применение в значительной мере зависе­ло от содержания реконструируемой целостности. Происхождение реформы изучалось с помощью историко-генетического метода, её осуществление — с помощью структурно-исторического метода, а её последствия — с помощью системного подхода.

Применение совокупности общих и специально-исторических методов позволило описать историю реформы 1957 - 1965 гг. через основные виды на­учного объяснения: причинное, генетическое, структурное, функциональное и через закон структурного развития изучаемой системы управления.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

-  данная работа представляет собой первое комплексное конкретно-историческое исследование реформы 1957 г., проведенное в пределах крупного экономического района и на основе современных подходов. В ней рассмотрена историография проблемы, выявлена степень её изучен­ности, освещен процесс накопления историографических идей. В науч­ный оборот введен преимущественно новый фактический материал не только регионального, но и союзно-республиканского характера.

-  Раскрывается созревание реформы в стране и роль восточно-сибирского фактора в этом процессе, показано возникновение идеи реформы и подго­товка перестройки управления в регионе. Выявлены основные тенденции в организационном и функциональном развитии совнархозов с освещени­ем главных моментов эволюции центральных органов управления. На ос­нове этого определены этапы реформы. Дается характеристика кадрового корпуса совнархозов. Выясняется объективная обусловленность реорга­низации в 1963 г. территориальных партийных организаций, в ряде слу­чаев неоднозначность её последствий. Реорганизация в Восточной Сиби­ри показана в сравнении с данными по РСФСР. Раскрывается положи­тельная роль совнархозов в индустриальном развитии Восточной Сибири и вместе с этим показана их объективно-обусловленная ограниченность и недостаточность.

-   Прослеживается весь исторический цикл развития реформы, начиная с выяснения её происхождения и заканчивая освещением ликвидации сов-

23

нархозов. В работе делается вывод о нереформируемости системы управ­ления, о саморазрушительных тенденциях в её развитии. Обобщен опыт управления как в сфере организационно-функциональной, так и в сфере руководства индустриальным развитием региона.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использовать его материалы и выводы в разработке современных проблем управления, в написании обобщающих и специальных работ по истории Вос­точной Сибири и России, в преподавании исторических дисциплин в вузах и самостоятельной работе студентов. Руководителям разных уровней это иссле­дование может быть полезным обобщённым опытом управленческой деятель­ности.

Апробация исследования. Его основные положения отражены в моно­графии «Реформа хозяйственного управления 1957 - 1965 гг.: предпосылки, ход, итоги (на материалах Восточной Сибири)» — 16,6 п.л., статьях и тезисах в сборниках научных трудов и журналов, в выступлениях автора на региональ­ных конференциях в Красноярске (1989), Омске (1990), Чите (1995,1996, 1997), Якутске (1989), на семинарах ИПК при НГУ (1997) и МГУ (1999). Общий объ­ём публикаций по теме исследования составил более 28 п.л. Основные положе­ния исследования были представлены на заседаниях кафедры гуманитарных дисциплин Читинского института ИГЭА и нашли отражение в лекциях по кур­сам Отечественная история и экономическая история России. Вышли рецензии на монографию.36 Некоторые аспекты её содержания обсуждались в общест­венно-политической прессе.37

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, перечня ис­точников, списка литературы (222 наименования), приложения (21 таблица*).

Во Введении обоснована актуальность, объект и предмет исследования, его территориальные и хронологические рамки, определены его цели и задачи, раскрываются научная новизна и практическая значимость. Полный объем дис­сертации - 471 страница машинописного текста.

В первой главе «Научные основы исследования реформы управления» освещаются методология, историография и источниковая база исследования.

•* Баринов А.О. Реформа и регион. // Историко-экономический научный журнал. - Изд-во ИГЭА. Чита - Ир­кутск, 2000, №8. - С. 126 - 129; Казарин В.Н. Органы власти и реформа хозяйственного управления 1957 -1965 гг. в Восточной Сибири: современный взгляд. // Иркутский историко-экономический ежегодник: 2001. -Иркутск: Изд-во ИГЭА,2001.-С. 170-173.

37 Киселев Дмитрий. Управление в стиле ретро? // Восточно-Сибирская правда, 2001, 24 марта; Он же. Управ­ление в стиле ретро: продолжение темы (проблемы управления и исторический опыт). // Восточно - Сибирская Правда, 2001, 26 апреля.

" Среди них: Состав председателей совнархозов РСФСР на 6 июня 1957 г. по должностям, занимаемым ими до образования совнархозов; Движение кадров аппарата совнархозов РСФСР; Состав работников аппарата сов­нархозов РСФСР; Сеть территориальных партийных организаций в РСФСР и Восточной Сибири после их реор­ганизации в 1963 г.

24

Большое внимание уделяется проблеме выбора научной концепции предприня­той работы. В её основу положена концепция модернизации.38 Она позволяет глубже проникнуть в исторические процессы, протекавшие в СССР, с точки зрения основных тенденций развития мировой истории.

Общественная природа советского строя рассматривается [ с позиции тео­рии тоталитаризма. Предпочтение, отданное ей, было сделано в результате вы­яснения степени её функциональности при объяснении исторических фактов в сравнении с концепциями о советском обществе как социалистическом, госу­дарственно-капиталистическом строе или как административно-командной (мобилизационной) системе. В диссертации отмечено, что сложности адапта­ции понятия «тоталитарный строй» в российской науке связаны подчас с абсо­лютизацией исследователями ряда характерных черт тоталитаризма. Сущест­вуют и трудности идеологического порядка, когда фашистский строй полно­стью отождествляется с коммунистическим, что ведет к глубоко ошибочному отрицанию прогрессивного значения и Советской власти, и советского общест­ва, и его лидеров.

Для нашего исследования важен учет поэтапной эволюции тоталитариз­ма. Наиболее четко этапы эволюции тоталитаризма независимо от его нацио­нальных разновидностей сформулировал А.П. Бутенко.39 С учетом этого мы рассматриваем постсталинский период советской истории как совпадающий с третьим, нисходящим этапом эволюции тоталитаризма. В его основе лежал подспудно вызревавший кризис. К концу существования советского общества он охватил все его стороны и приобрел системный характер. Изучение соци­ально-политической, экономической и исторической литературы показывает, что важнейшим фактором разрастания кризиса советского тоталитаризма явля­лось ослабление чрезвычайных условий его существования, которыми в свое время он и был порожден.

Вызревание кризиса проявлялось чаще всего не прямо, а видоизменялось в ходе исторического развития, приобретая временами характер общественного подъема. Но в таком случае нет противоречия по существу. Общественный подъем рождался вследствие возникновения больших ожиданий общества на выход из сложившихся кризисных ситуаций, к тому же, не осознаваемых обще­ством в полной мере.

В свою очередь, общественные ожидания были остатками того, что П. Сорокин в 1922 г. назвал социальным иллюзионизмом: веру масс и их лиде­ров в революционные идеалы, которые, в принципе, были недостижимыми.40 Возврат к ленинским идеям 1918 г. об организации управления народным хо­зяйством на основе принципа демократического централизма и был проявлени­ем таких остаточных иллюзий. Впоследствии их утрата обнаружила невозмож-

58 Одно из первых применение этой концепции к послевоенной истории см.: Лейбович О.Л. Реформа и модер­низация в 1953- 1964 гг.Пермь: Изд-во Пермского университета - ТООЗУУНУ, 1993.

'ч Бутенко А П. От коммунистического тоталитаризма к формированию открытого общества в России (полити­ческие и правовые проблемы). М.: Изд. Магистр, 1997. - С. 23-24. '" Сорокин Питирим. Современное состояние России. // Новый мир, 1992, №4. - С. 192.

25

ность реорганизовать действующую систему управления на ее собственной ос­нове. Только отставка Н.С. Хрущева и создание общественного мнения о сов-нархозовской реформе, как проявлении его субъективизма и волюнтаризма, спасло общественную систему от понимания советскими людьми истинного положения дел. Мы используем и теоретические положения об административ­но-командной системе, обоснованные Г.Х. Поповым. Он рассматривает ее в ка­честве хозяйственного механизма управления советской экономикой.

Представляется, что расширительное толкование административно-командной системы, стремление придать ей общественно-политический смысл невольно ведет к затушевыванию различий между блоками (уровнями) управ­ления обществом и в первую очередь различий между партийно-политическим и государственно-хозяйственным блоками. Им соответствовала и своя бюро­кратия. Проведение разграничений между партийно-политическим и государ­ственно-хозяйственным блоками позволяет увидеть, что партийно-политическая бюрократия не была лишена понимания серьезной опасности бю­рократизма и являлась главным инициатором борьбы с ним. Следует отметить, что разфаничение партийно-политического и государственно-хозяйственного блоков управления при доминирующей роли первого было важнейшим услови­ем сохранения единства всего общества и нормального его функционирования.

Административно-командная система по своей сути не была самодоста­точной и в этом отношении напоминала механические часы, требующие перио­дической заводки. Первоисточником ее функционирования и исторически, и по существу был партийно-политический блок. Он определял смысл и основные направления ее деятельности. Он выступал не только в качестве внешнего, но и внутреннего фактора ее функционирования, действуя через свои кадры и идео­логию. Все это предопределило изучение реформы с учетом взаимодействия этих блоков управления. ь

В историографическом разделе главы выделены этапы исследования ре­формы, выясняется степень её изученности, дана характеристика не только ра­ботам, непосредственно посвященным реформе, но и исследованиям по смеж­ным темам и проблемам. В диссертации прослеживается процесс накопления историографических идей. Они во многом определили уровень исследования, глубину осмысления фактического материала. Их изучение позволило более четко определить научные подходы к исследованию темы. Нам представляется ценной складывающаяся тенденция в историографии совнархозов рассматри­вать происхождение реформы с точки зрения выяснения многофакторных влияний на развитие системы управления.

В этом же русле лежат суждения историков о реформе как необходимой, но неудачной.41 Мы попытались конкретизировать это определение, соотнося друг с другом степень зрелости экономических, политических и идеологиче-

41 Исторический опыт и перестройка. Человеческий фактор в социально-экономическом развитии СССР.   М.: Мысль. 1989.-С. 201.

26

ских условий её возникновения. Неудача реформы нами меньше всего связыва­ется с субъективизмом и волюнтаризмом Н.С. Хрущева.

На наш взгляд недостаточно объяснять проведение перестройки террито­риальных партийных организаций по производственному признаку сугубо по­литическими устремлениями Н.С. Хрущева,* которые к тому же трактуются ис­ториками по-разному. Мы рассматриваем её как следствие эволюции реформы, обусловленной её внутренними противоречиями организационного и функцио­нального характера. Наконец, мы исходим из тезиса ряда историков о том, что попытки модернизировать политическую систему общества с неизбежностью вели к её разрушению.42 Отталкиваясь от этого и учитывая тоталитарную при­роду советского общества, мы попытались выявить пределы возможностей ре­формы и тем самым объяснить её неудачу.

В диссертации рассматриваются различные подходы зарубежных авторов (включая историков диссидентского направления) к освещению реформы. С объективных позиций реформу рассматривают Л. Ноув," Дж. Боффа. Такие ав­торы как Н. Верт склонны объяснять её преимущественно субъективизмом и волюнтаризмом Н.С. Хрущева. Следует отметить вывод М. Геллера и А. Не-крича о нереформируемости советской системы.43 В концептуальном отноше­нии большой интерес представляет книга Кена Джовитта.44

Для нашего исследования важно рассмотреть и степень применимости понятия «реформа». В исторической литературе оно используется достаточно широко. Во-первых, им характеризуется вся политика пятидесятых годов, на­чиная непосредственно со смерти И.В. Сталина,45 во-вторых, оно используется преимущественно к периоду после XX съезда.46 В-третьих, им характеризуются конкретные преобразования, включая реорганизацию управления в промыш­ленности и строительстве.'

Из двух первых вариантов, на наш взгляд, наиболее верным является вто­рой. Как ни важны были меры, осуществленные непосредственно после смерти Сталина, они все-таки выступали в качестве предпосылок событий, развернув­шихся после XX съезда, представлявшего качественный рубеж.

В пределах третьего варианта ряд историков проявляет к понятию «ре­форма» достаточно сдержанное отношение. Е.Ю. Зубкова пишет, что «строго говоря понятие «реформы Хрущева» является столь же условным, как и поня-

* Первую попытку в отечественной историографии объяснить реорганизацию партийных органов с точки зре­ния экономических факторов сделал А.В. Пыжиков: Политические преобразования в СССР (50 - 60-е годы). М., 1999. - С. 273 - 274. Он же. О некоторых аспектах перестройки партийно-государственных органов по произ­водственному принципу. М., 1998.

*- Аксютин Ю.В., Волобуев О.В. XX съезд: новации и догмы. М.: ИПЛ, 1991. - С. 221.

А. Ноув был одним из первых зарубежных исследователей, откликнувшихся на создание совнархозов: Nove A. Soviet industrial reorganization //Problems of Communism. Nov - Dec. 1957. 43 Геллер М., Некрич А. История России 1917 - 1995. В 4-х томах. Т. 2. - С. 317.

" Jowitt, Ken. New world disorder: the Leninist extinction. University of California Press. Berkely, Los Angeles, Ox­ford, 1992.

J5 Лейбович О.Л. Реформа и модернизация в 1953 - 1964 гг.  Пермь. Изд. Пермского университета - ТООЗУ-УНЦ, 1993.-С. 25. 4" Аксютин Ю.В., Волобуев О.В., указ, соч.; XX съезд и его исторические реальности. - М.: ИПЛ, 1991.

27

тие «реформы Маленкова» ...В действиях лидеров времен «оттепели» все-таки трудно выделить какую-либо систему».47 Это верно применительно к первой половине 50-х годов. Но к 1957 г. у Н.С. Хрущева все-таки «система» реформи­рования общества сложилась. Она имела свою идеологию, идеи, принципы, хо­тя и небогатые по содержанию.

В разделе об источниковой базе на основе классификации источников да­ется им развернутая характеристика, освещаются методы работы с документа­ми. При этом мы исходили из того, что вся система управления действовала в изучаемый период достаточно устойчиво. Поэтому возможность для сознатель­ного искажения отчетности была небольшой. Однако критическое отношение к источникам являлось неотъемлемым условием работы с документами на про­тяжении всего исследования. Учитывалась не только возможность сознатель­ного искажения фактических данных или допущения ошибок, но и объективно обусловленная ограниченность кругозора управленческих органов как в центре, так и на местах. Это сказывалось так или иначе на отражении исторических со­бытий и явлений в документах. Поэтому принцип взаимопроверки и взаимодо­полнения документов был одним из основных в работе с ними.

Учитывалось и свойство дискретности информации. В нашем исследова­нии оно использовалось при отслеживании выполнения совнархозами плано­вых заданий, для более оперативного обнаружения сбоев в работе хозяйствен­ного механизма и выяснения эффективности принимаемых мер.

Во второй главе «Происхождение реформы и формирование её пред­посылок в Восточной Сибири» раскрываются исторические условия её воз­никновения в стране, становление её идеи, формирование предпосылок рефор­мы и подготовка к её осуществлению в восточно-сибирском регионе. Глава на­чинается с обобщенной характеристики формирования советской системы управления, включая гулаговский блок управления.

Раскрывая историческую среду, мы оттолкнулись прежде всего от момен­та ослабления чрезвычайных условий существования советского общества и тех политических изменений, которые произошли в СССР в первые постста­линские годы. На материалах Восточной Сибири показано, что после смерти Сталина в отношениях государства с созданным им советским обществом про­изошли значительные изменения. При Сталине подчинение общества государ­ству облекалось в жесткое и неоспоримое требование готовности всех его чле­нов к новым жертвам ради достижения поставленных государством целей. По­сле его смерти требование жертвы исчезло. Напротив, государство теперь ори­ентировалось на увеличение социальных расходов. Оно стремилось сформиро­вать у советских людей сознание общественного долга преимущественно на добровольной основе, расширяя действие экономической заинтересованности в сфере труда. Именно в этих направлениях административно-командная систе­ма стала искать дополнительные резервы мобилизации сил общества.

47 Зубком Е.Ю. Маленков и Хрущев: личный фактор в политике постсталннского руководства. // Отечествен­на» история, 1995, №4. - С. 114.

28

В качестве факторов возникновения реформы рассматривались рост мас­штабов народного хозяйства как с количественной, так и качественной сторо­ны, а также постепенный переход страны от экстенсивного к интенсивному развитию экономики. В конечном итоге происходившие изменения выразились в частичных реорганизациях системы управления до 1957 г. и в возникновении в 1956 г. идеи экономической реформы. В итоге выявлялась альтернативность исторического процесса реформирования управления экономикой. В целом мы рассматриваем реформу как следствие исчерпанности частичных мер совер­шенствования организационных форм управления в условиях, когда переход от экстенсивного к интенсивному развитию в экономике ещё не завершился.

Одновременно раскрывались изменения в системе государственно-хозяйственного управления: рост количества министерств, усиление ведомст­венности, возрастание информационного потока. Увеличение численности ми­нистерств привело к тому, что ведомственность сложилась в устойчивое хозяй­ственное отношение, противодействующее как государственно-политическому центру, так и территориям.

Процесс децентрализации системы хозяйственного управления, развер­тывавшийся с 1955 по 1957 г., носил противоречивый характер и усилил прояв­ление ведомственности. В результате шестой пятилетний план оказался плохо сбалансированным.

Кроме этого в разделе освещается влияние политики и идеологии того времени на формирование характера реформы. В целом сделан вывод, что уме­ренная модификация сталинской идеологии, распространение влияния понятия культа личности преимущественно на партийно-политическую и хозяйственно-организационную сферы, ограниченный характер возрождения ленинских идей — все это неизбежно толкало вызревавшую реформу управления промышлен­ностью в русло организационной перестройки.

Рассматривая созревание предпосылок реформы в Восточной Сибири, мы оттолкнулись от таких общих понятий как государственный и спонтанный фак­торы индустриального развития. Изучение их соотношения на различных эта­пах исторического развития применительно к региону давало возможность, во-первых, более рельефно представить место Восточной Сибири в индустриаль­ном развитии страны, во-вторых, выделить её особенности, а в- третьих рас­смотреть рост влияния восточно-сибирского регионального фактора как много­стороннего процесса, включая и его политический уровень, на котором оконча­тельно выявлялось общественное осознание потребностей в предстоящих пре­образованиях. В целом изучение регионального фактора позволило в значи­тельной мере дополнить и конкретизировать общеисторическую картину про­исхождения реформы.

Индустриальное развитие Восточной Сибири отражало рост масштабов народного хозяйства страны. Новый этап наступил с конца 40-х годов, когда началось осуществление ангаро-енисейской программы. В диссертации рас­крывается научная и проектно-изыскательная работа по подготовке к её осуще­ствлению. В ней делается вывод, что до 1957 г. Восточная Сибирь оказывала

29

влияние на центральные органы управления не столько достигнутым экономи­ческим потенциалом, сколько выявившейся к этому времени перспективой раз­вития своих производительных сил.

В целом Восточная Сибирь представляла в это время, безусловно, крупную хозяйственную величину, объективно усиливавшую давление регионов на про­цесс управления народным хозяйством. К этому добавлялось воздействие цело­го ряда факторов, составлявших ее особенность. По сравнению с индустриаль­ным освоением Западной Сибири возрастало значение таких важнейших харак­теристик Восточной Сибири, как огромная удаленность новоосваиваемых рай­онов от центра страны, труднодоступность природных ресурсов, недостаточно развитый характер ее индустриального развития, практическое отсутствие не­обходимой строительной базы и слабость социальной сферы, возрастающее значение комплексности в индустриальном освоении ее природных богатств.

Поэтому негативные тенденции, проявившиеся в управлении экономикой страны, приобретали в Восточной Сибири особую остроту. Несмотря на весь прилагаемый форсированный напор, решение многих хозяйственных проблем приобретало все более затяжной характер.

Продолжавшийся индустриальный рост и накопление негативных тен­денций в хозяйственной жизни Восточной Сибири требовали систематического наращивания организаторских усилий региональных структур управления, сре­ди которых доминировали партийные органы.

Изучение исторических реалий свидетельствует, что в сложившейся сис­теме управления действовала хотя и узкая, но все-таки четко выраженная шкала функционирования ее структур. Система могла работать как в жестко центра­лизованном режиме, что было характерно для периода Великой Отечественной войны и восстановления народного хозяйства, так и в более мягком «либераль­ном». В начале пятидесятых годов Восточная Сибирь как раз демонстрировала такую смену режима работы системы управления.

Исходным моментом политического процесса, воздействующего на ре­гиональные органы управления Восточной Сибири, явились постановления ЦК ВКП(б) о работе Читинского, Бурятского, Иркутского обкомов и Красноярского крайкома партии, принятые в 1950-1952 гг. в условиях начавшегося осуществ­ления ангаро-енисейской программы. С этого времени политика ЦК, несомнен­но, отразила совпадение общегосударственной заинтересованности в экономи­ческом и социальном развитии региона с возросшими возможностями государ­ства.

С новым курсом ЦК общественно-политическая атмосфера в регионе стала меняться. До этого периода времени в условиях послевоенного восстановления народного хозяйства местные партийные органы крайне сдержанно представ­ляли региональные интересы. Среди регионального политического руково­дства, особенно Забайкалья, преобладало мнение, что «центру и без наших про­блем много дел». Естественно, что такой подход в значительной мере блокиро­вал развитие политических и хозяйственных отношений. Это в конечном итоге сдерживало решение назревших экономических и социальных проблем.

30

Важным фактором включения системы управления региона в новый ре­жим работы явились кадровые изменения. Они свидетельствовали, что ЦК, го­товясь к форсированному развитию индустрии в Восточной Сибири, делал ставку и на оживление региональных интересов.

Параллельно ослаблялся жесткий централизм. ЦК, можно сказать, снял ве­то на инициативную активность политического руководства Восточной Сиби­ри, обязав его ставить актуальные вопросы экономического развития в цен­тральных партийных и государственных органах, одновременно развивая само­стоятельность и активность всех низовых партийных и государственных звень­ев. Это создавало благоприятные условия для развития общественно-политических отношений в Восточной Сибири. Они становились все менее формализованными, постепенно утрачивая характер безынициативного подчи­нения нижестоящих звеньев управления вышестоящим, когда правилом явля­лась критика сверху вниз, но блокировалась критика снизу вверх. Этот процесс первоначально развивался как внутрипартийный. Он был инициирован цен­тром, распространяясь сначала по вертикали от высших руководящих органов до низовых организаций, расширяя свое влияние по горизонтали, включая взаимоотношения с хозяйственными руководителями и общественными орга­низациями.

Наконец, трансформация затронула отношения партийных органов с ми­нистерствами. Самым первым признаком намечавшихся изменений была кри­тика местным партийным руководством недостатков в деятельности мини­стерств. Во весь голос она прозвучала в выступлении первого секретаря Бурят-Монгольского обкома партии А.У. Хахалова на XIX съезде партии. Учитывая в тот период взаимоотношения центра с периферией, его выступление скорее всего инициировал ЦК. В таком случае центр еще при Сталине в своем проти­востоянии ведомственности стал искать опору в регионах.

Одновременно материалы Восточной Сибири свидетельствуют, что сразу после смерти Сталина начался процесс оптимизации действующих структур партийных комитетов. Уже в апреле-мае 1953 г. произошло повсеместное объе­динение всех отраслевых отделов по промышленности в единый промышлен-но-транспортный отдел с соответствующим сокращением штатов. Аналогич­ный процесс, но в меньшем масштабе протекал в горкомах и райкомах партии.

Первое «сжатие» партийных комитетов не привело к заметным качествен­ным изменениям. Структура промышленно-транспортных отделов в обкомах и крайкоме представляла в свернутом виде многоотраслевую структуру партий­ного руководства промышленностью, действовавшую до весны 1953 г. Новая структура по существу осталась старой. Изменилось только ее состояние: она превратилась в сжатую пружину, способную в любое время развернуться в прежний рост.

Новая волна сокращений штатов началась в 1956 г. На этом этапе их со­кращение сопровождалось не только снижением количества отраслевых отде­лов партаппарата, но и подчас ликвидацией самих парторганов. Их упраздне­ние происходило на основе укрупнения районных и городских партийных ор-

31

ганизаций. Оптимизация структуры партийных комитетов сопровождалась по­вышением оперативности их руководства. Они оказали непосредственное влияние на улучшение работы промышленности.

Однако достигнутые положительные результаты давались все с возрастав­шим напряжением сил. Радикальная 1956 г. оптимизация партийных структур, порождала у регионального политического руководства потребность в создании местных хозяйственных структур, позволявших освободиться им от несвойст­венных для их природы хозяйственных функций. Но обстоятельства подчас складывались таким образом, что партийным комитетам приходилось зани­маться хозяйственной координацией. От подобной практики оставался только один шаг до вывода о создании в пределах республики или области авторитет­ного хозяйственного органа, который мог бы решать вопросы развития про­мышленности при сохранении за партийными комитетами общего политиче­ского руководства и контроля.

Отказ от кабинетного стиля руководства тоже не вызывал особого удовле­творения. Партийные руководители не могли не видеть, что при всем совер­шенствовании системы управления схема решения назревших задач оставалась прежней — бюрократической. На практике все чаще обнаруживалось, что даже постановления союзного правительства еще не были твердой гарантией удовле­творительного решения проблем хозяйственного развития периферии.

На материалах Восточной Сибири показано, что в условиях ограниченных возможностей министерства пытались маневрировать средствами в пользу од­них регионов за счет других, но неизбежно сталкивались с растущим сопротив­лением местного руководства, которое оказывалось в этом отношении обде­ленным. Они были вынуждены уступать. В результате давление регионов и ми­нистерств слилось в общий напор против Госэкономкомиссии и шестой пяти­летний план был составлен с большим перенапряжением. Следовательно, дело заключалось не в одной ведомственности, но и в усилении давления регионов. В таком случае можно говорить о кризисной ситуации в системе управления, которую и пришлось преодолевать декабрьскому Пленуму ЦК в 1956 г.

Частичные попытки сдвинуть министерства с места оказались малоэффек­тивными. В тех случаях, когда удавалось перевести в места сосредоточения от­раслей промышленности главки, то оказывалось, что они выполняли никому не нужную посредническую роль между министерствами и предприятиями.

В целом в рассматриваемый период организационные преобразования сис­темы управления приобрели значительный размах, порождая как большие об­щественные ожидания, так и неудовлетворенность достигнутыми результатами. К 1957 г. сложилась ситуация, когда еще отсутствовали достаточные условия для проведения экономической реформы, но в то же время резерв частичных и постепенных мер по организационному совершенствованию системы управле­ния оказался исчерпанным. В этих условиях и возникла совнархозовская ре­форма.

В диссертации также рассматривается становление идеи реформы и под­готовка перестройки управления в Восточной Сибири. Материалы декабрьско-

32

го Пленума ЦК показывают, что идея реформы была сформулирована коллеги­ально. Она возникла не по аналогии с совнархозами 1918 - 1932 гг., а достаточ­но самостоятельно, как результат политики, проводимой после смерти Сталина и направленной на оптимизацию управленческих структур. Личный вклад Н.С. Хрущева в разработку идеи реформы заключался в его предложении, во­плотившегося впоследствии в виде технико-экономических советов, созданных при совнархозах. Первоначально он склонялся к постепенному проведению ре­формы, но в ходе обсуждения предстоящих преобразований отказался от этого. Рассмотрение процесса становления идеи реформы обнаруживает отсутст­вие этапа ее «технической» подготовки. Он с самого начала оказался включен­ным в политический процесс и, следовательно, подчиненным логике его разви­тия. Это и явилось одним из основных источников, питавших устойчивое мне­ние о неподготовленности и поспешности проведения реформы. Такая невы-члененность этапов обусловливалась характером функционирования сложив­шейся авторитарной власти: любая альтернативность была чревата опасностью её раскола.

Проработка идеи реформы в Восточной Сибири прошла два этапа: первый, начиная с февральского Пленума ЦК в 1957 г., носил предварительный харак­тер. Следующий и основной этап подготовки реформы начался с момента опубликования (30 марта 1957 г.) для всенародного обсуждения тезисов докла­да Н.С. Хрущева «О дальнейшем совершенствовании организации управления промышленностью и строительством». Именно на этом этапе были определены территориальные границы совнархозов, их структура, рассматривалась кадро­вая проблема.

После публикации тезисов Н.С. Хрущева их обсуждение в Восточной Сибири выявило три группы и одновременно три уровня интересов (по их ие­рархии). Первый уровень — интересы регионов, проявившиеся в противостоя­нии центральным ведомствам, второй — интересы основных субъектов хозяй­ствования в промышленности — предприятий, обнаружившие себя в неудовле­творенности директоров предпринимаемой реформой, третий — интересы ре­гионов, обозначившиеся в противоречиях между территориями. Из всех трех групп наиболее развитой и в большей степени включенной в исторический процесс явилась первая группа интересов, обеспечившая поддержку и реализа­цию реформы. Кроме этого, обсуждение тезисов Н.С. Хрущева предвосхитило проявившимися различными подходами к осуществлению преобразований эта­пы последующей эволюции реформы, развертывавшейся в сторону восстанов­ления централизованных структур.

В диссертации делается вывод, что реформа управления 1957 г. была де­терминирована: ослаблением чрезвычайных условий существования СССР, не­возможностью управлять после смерти Сталина его методами, ростом масшта­бов народного хозяйства страны и усилением роли интенсивных факторов раз­вития, необходимостью динамичного решения острых экономических и соци­альных проблем, резким увеличением информационного потока в центральных органах управления, превращением ведомственности из управленческого не-

33

достатка в устойчивое хозяйственное отношение, мало поддающееся командам центра. Как показывают материалы Восточной Сибири, важное значение в воз­никновении совнархозовской реформы имел региональный фактор.

В третьей главе «Осуществление* реформы в Восточной Сибири» раскрывается формирование и развитие структуры совнархозов, их кадровое обеспечение, основные черты кадрового корпуса и тенденции изменений в нем, функционирование совнархозов, взаимодействие процессов преобразований в государственно-хозяйственном и партийно-политическом блоках управления, реорганизация партийных органов на основе производственного принципа и её последствия.

Осуществление реформы рассматривается как субъективно-объективный процесс. Во-первых, он, безусловно, включал в себя целеполагание и работу управленческих структур по реализации замысла реформы. Однако главным, на наш взгляд, было то, что создаваемая система развивалась по собственным внутренним законам, независимо от воли людей, работавших в ней.

В диссертации отмечается, что природа административно-командной системы предопределила характер проведения реформы. В ней отсутствовал механизм обеспечения оптимального сочетания отраслевого и территориально­го принципов управления промышленностью. В тех условиях такое сочетание было невозможно без нового роста управленческого аппарата, что обесценива­ло реформу. Это и обусловило ее радикальное проведение по формуле: или от­раслевой принцип, или территориальный.

В Восточной Сибири действовал весь спектр факторов, влиявших на ре­шение об образовании совнархозов. В Тувинской АССР совнархоз не создавал­ся. Совнархозы вплоть до их укрупнения в 1963 г. действовали в Красноярском крае, включая предприятия Тувинской АССР, в Иркутской области, в Бурят­ской АССР и Читинской области. Они были типичны в том отношении, что представляли как ядро, так и периферию крупного экономического района ка­ким была Восточная Сибирь.

Среди них перевес Красноярского и Иркутского совнархозов был подав­ляющий, что составляло специфику Восточной Сибири, объясняемую не только исторически сложившимся отставанием Забайкалья, но и тем бурным индуст­риальным ростом, который переживала западная часть региона в пятидесятые годы.

Сначала во всех совнархозах региона создали 42 функциональных отдела и управления, а также 24 отраслевых производственных управления. Кроме этого, функции отраслевых управлений в Забайкалье выполняли 6 комбинатов и трестов. 23 объединения и предприятия подчинялись непосредственно Иркут­скому, Бурят-Монгольскому и Читинскому совнархозам, минуя их отраслевые управления.

Под осуществлением реформы мы понимаем организационно развертывавшуюся и функционально разви­вавшуюся систему управления в единстве партийно-политического и государственно-хозяйственного блоков управления.

34

На первоначальную структуру совнархозов влиял и общий замысел ре­формы: стремились обойтись по возможности без многочисленных отраслевых управлений и осуществлять управление предприятиями непосредственно. Осо­бенно наглядно этот фактор проявился в Иркутском СНХ. Однако отраслевой принцип, как наиболее технологичный в тех условиях, стал брать верх.

Кроме описанных структур в совнархозах действовали технико-экономические советы (ТЭС). Они воплощали в себе сочетание аппаратного и общественного начал. Здесь существовала только одна штатная единица - сек­ретарь ТЭС. Как правило, их возглавляли первые замы председателей совнар­хозов, а отраслевые секции возглавлялись начальниками отраслевых управле­ний; членами секций были руководители различных подразделений совнархо­зов и крупных предприятий, а затем - специалисты и квалифицированные ра­бочие. Общественная деятельность руководителей была продолжением их управленческого труда и средством его интенсификации.

Одновременно общественная работа в ТЭС находила опору в управлен­ческих структурах, действовавших на началах хозрасчета (Бюро технической информации и Нормативно-исследовательские станции). Таким образом, сов-нархозовская система управления характеризовалась известной гибкостью. Но решающую роль играл все-таки аппарат самих совнархозов. В нем действовали свойственные ему пропорции и тенденции.

Отраслевых управлений было меньше, чем функциональных подразделе­ний, зато они были крупнее последних и значительно превосходили их по шта­там. В совнархозах с более развитой промышленностью эта разница была зна­чительней.

За 1957 - 1962 гг. наблюдался рост центрального аппарата во всех сов­нархозах. Самые крупные центральные аппараты находились в Красноярском, Иркутском совнархозах. Только доля по штатам Красноярского СНХ среди центральных аппаратов совнархозов региона составляла в 1957 г. 40,9%, а в 1961 - 42,3%. Но самое характерное состояло в том, что удельный вес цен­трального аппарата Красноярского СНХ был самым высоким по отношению к штатам отраслевых управлений. Это стало результатом централизаторской по­литики руководства Красноярского СНХ. В 1959 г. оно создало финансово-экономическое управление. Сосредоточение в нем планирования себестоимо­сти, финансов, бухгалтерского учета за счет ликвидации соответствующих от­делов в отраслевых управлениях повысило маневренность денежными ресур­сами. Ревизии, проводимые совнархозом, освободились от отраслевых влияний и приобрели более объективный характер.

В целом структура совнархозов развивалась под определяющим воздей­ствием роста промышленного производства, но действовали и внутриорганиза-ционные факторы. Важнейшим из них была жесткая штатная политика. Перво­начально структура совнархозов создавалась преимущественно за счет штатно­го обеспечения ликвидируемых министерств, а затем за счет штатов ликвиди­руемых промежуточных звеньев управления, существовавших между совнархо­зами и предприятиями - трестов. В начале 60-х годов этот источник создания

35

новых структур в совнархозах был практически исчерпан. Перераспределение штатов внутри совнархозов тоже оказалось крайне ограниченным. Поэтому Ир­кутский СНХ не смог в 1960 г. создать Управление черной и цветной металлур­гии. Факты свидетельствуют, что нарастало противоречие между необходимо­стью создания в совнархозах новых управленческих структур и их штатным обеспечением. При проводимой политике сдерживания роста штатов СНХ не­обходимость создания новых отраслевых управлений неизбежно толкала к ук­рупнению совнархозов. Будучи лишь одной из причин, отмеченное противоре­чие обнаруживает объективную обусловленность этого шага.

Организационные мотивы проведения укрупнения совнархозов не могли не возникать и у правительства. Укрупнение совнархозов давало возможность сократить управленческий аппарат. Вместо 67 совнархозов стало действовать 24, без существенных изменений сохранялись Московский городской, Мурман­ский, Коми и Красноярский совнархозы. Остальные были укрупнены.

В целом укрупнение совнархозов явилось крупным актом централиза­ции. Одновременно оно сильно стимулировало централизацию за их предела­ми. У совнархозов изъяли строительные организации и передали их в создан­ные территориальные главные управления по строительству с подчинением Министерству строительства РСФСР. В России создали 19 таких территори­альных главных управлений. Из них два - в Восточно-Сибирском районе: Глав-востоксибстрой и Главкрасноярскстрой. Всем территориальным главным управлениям предоставлялись права совнархозов.

Экономия штатных средств в результате укрупнения совнархозов позво­лила в их структуре создать блок управления экономической работой. В то же время усилилась бюрократизация управления. За первый квартал 1964 г. аппа­рат Восточно-Сибирского СНХ произвел различных документов на 76,7% больше, чем в соответствующий период предыдущего года. Кроме этого с соз­данием ВСНХ и других центральных структур стали делаться попытки решать вопросы в обход совнархозов. Последние болезненно реагировали на это. Хотя негативные тенденции приглушили, но объективно положение совнархозов как лишнего звена в управлении не изменилось.

При освещении кадрового корпуса совнархозов отмечается, что удельный вес местных кадров среди председателей совнархозов Сибири и Дальнего Вос­тока был выше, чем в целом по РСФСР и составил 23,5%.' В диссертации рас­крываются особенности сочетания в совнархозах Восточной Сибири местных и прибывших из центра кадров.

Изучение статистических данных по кадрам показывает, что сосредото­чение хозяйственного опыта и высокого уровня образования среди руководя­щего состава, а также возрастной ресурс и достаточно высокое образование среди исполнительного персонала создавало необходимые условия для успеш­ного осуществления управленческих функций совнархозов. Однако их кадро-

' Из первоначально утвержденных 70 председателей совнархозов РСФСР бывшие министры составили 20%, их первые замы и заместители — 40%, начальники главков и управлений министерств — 21,4%. Председатели из местных кадров составили 18,6%.

36

вый корпус нес на себе и некоторые черты кадрового дефицита. Только этим можно объяснить наличие среди начальников отраслевых управлений работни­ков со средним общим (13,8%) и даже с незаконченным средним общим обра­зованием (3,7% в 1963 году). По РСФСР эти показатели за 1963 г. составили соответственно 4,3% и 0,5%.

В диссертации отмечается, что направление работников из центра спо­собствовало обогащению местных руководителей опытом их работы. В то же время местные кадры и прибывшие в 1957 г. работники из центра представляли два слоя, которые, взаимодействуя в общей работе, полностью не сливались.

Для большинства местных хозяйственных руководителей совнархозов политика КПСС пятидесятых годов была политикой демократизации, откры­вавшей новые горизонты для развития страны. Общественное сознание руково­дителей, прибывших из центра, было более сложным и развивалось под влия­нием ряда дополнительных факторов, действие которых ограничивалось самы­ми высокими уровнями власти и в силу этого влиять на местные хозяйственные кадры не могли.

По-разному складывалось у прибывших и местных кадров отношение к совнархозовской реформе. Для местных руководителей ликвидация совнархо­зов была полным разочарованием. До самого последнего момента надежды на их сохранение у них оставались. Вместе с этим они не могли не видеть, что на­чиная с 1960 г. шел процесс отхода от первоначального замысла реформы, со­провождаемый восстановлением вертикальных структур в центре и усилением бюрократизма. Поэтому не столько разоблачение культа личности Сталина по­рождало кризис в их общественном сознании, сколько неудача совнархозовской реформы, обнаружившая провал попытки демократизировать систему управле­ния. Это породило нарастающий скептицизм в возможности нового успеха.

В разделе о функционировании совнархозов на конкретном материале рассматриваются количественный состав оперативного руководства, руково­дящей коллегии совнархозов, их полномочия, внутриаппаратные взаимоотно­шения, а также используемые формы работы.

В диссертации прослеживается недостаточная функциональность совнар­хозов. Она проявилась в местничестве при распределении капиталовложений, в срыве поставок промышленной продукции за пределы Восточной Сибири. Сов­нархозы оказались недостаточно функциональными при составлении перспек­тивных планов развития народного хозяйства.

Возник момент, когда уверенность в правильности проводимой реформы пошатнулась. Конец наметившимся, колебаниям положил майский (1958 г.) Пленум ЦК. Прямого отката от реформы не произошло, но несколько позже корректировку реформы всё-таки произвели. Это выразилось первоначально в усилении централизации материально-технического снабжения (1959 г.), а за­тем - составления планов развития народного хозяйства.

В 1960 г. в РСФСР было создано 10 Советов по планированию и коорди­нации, в том числе Восточно-Сибирский Совет. Решение об их создании скор­ректировало переход реформы с первоначального варианта ее развития ня вто-

37

рой вариант, связанного с укрупнением совнархозов и созданием ВСНХ. В дис­сертации показано, что осуществление реформы не только выявило функцио­нальную недостаточность новой системы управления, ее реализация предоста­вила руководству регионов большие возможности для комплексного решения проблем экономического и социального развития территорий на государствен­ном уровне.

Несмотря на нараставшие противоречия в функционировании системы управления, она в целом действовала устойчиво. Хотя срыв совнархозами Вос­точной Сибири выполнения годовых планов по выпуску валовой продукции был редким случаем, доля отстающих предприятий была заметной и, как пра­вило, составляла 12-28%. Удельный вес предприятий, не справлявшихся с дос­тижением качественных показателей, был еще выше, что достаточно часто обо­рачивалось их невыполнением всей промышленностью совнархозов. Такая же картина складывалась в целом по республике. Вновь актуализировались идеи экономической реформы. На наш взгляд, для принятия политического решения о непосредственной её подготовке, как это предлагал в апреле 1961 г. замести­тель председателя Бюро ЦК В. Чураев, условия ещё не созрели. Идея матери­ального стимулирования не вписывалась в процесс осуществляемой корректи­ровки совнархозовской реформы. В то время проведение дискуссии по основ­ным идеям экономической реформы являлось наиболее целесообразным.

Изученные материалы показывают, что, начиная с апреля 1962 г., про­изошел переход от политики координации деятельности совнархозов к резкому усилению административно-командного давления политического руководства на всю систему управления. Мероприятия Бюро ЦК, направленные на повыше­ние роли партийных комитетов по всем направлениям деятельности совнархо­зов, фактически явились признанием их управленческой недостаточности. Рез­кое усиление отмеченных тенденций обусловило новый этап эволюции совнар­хозовской реформы, положенный решениями ноябрьского (1962 г.) Пленума ЦК КПСС.

В разделе, посвященном освещению изменений в партийно-политическом блоке управления Восточной Сибири, отмечается важность принципа партий­ности в обеспечении целостности системы управления. Анализ партийного со­става кадров совнархозов показывает, что хотя беспартийные в общей массе работников совнархозов и преобладали, но выше начальника функционального отдела, как правило, не поднимались и в силу этого решающего значения не имели. С укрупнением совнархозов в 1963 г. партийность в составе их руково­дящих кадров оказалась еще сильнее выражена.

Создание в 1963 г. промышленных территориальных парторганизаций сопровождалось повышением политического статуса хозяйственных руководи­телей. Это проявилось в расширении их представительства в выборных партор-ганах. Однако говорить о сколько-нибудь сильно выраженном влиянии хозяй­ственников на партийное руководство в рассматриваемые годы не приходится.

В диссертации прослеживается укрупнение первичных партийных орга­низаций и повышение их статуса за счет расширения их полномочий, что яви-

38

лось организационной основой для сокращения аппарата территориальных пар­тийных комитетов. Самое характерное в этих сокращениях было то, что они ве­ли к важным структурным изменениям. С ликвидацией отделов по отраслям народного хозяйства партийные комитеты лишались возможности подменять собой советские и хозяйственные органы, но в условиях действия администра­тивно-командной системы они не могли ограничиваться только политическим руководством, идеологической и кадровой работой. Жизнь постоянно заставля­ла их вмешиваться в деятельность предприятий, для чего требовалась специа­лизация в работе аппарата территориальных комитетов, а она была нарушена с ликвидацией отраслевых отделов. Именно из этого противоречивого состояния с неизбежностью вытекало то, что, в конце концов, получилось — раздел еди­ных территориальных парторганизаций на промышленные и сельские.

Но произошло это не сразу. С мая 1962 г. развертывался обратный про­цесс восстановления отраслевой специализации в аппарате партийных комите­тов. Отмеченный процесс не составлял особенность Восточной Сибири, он раз­вертывался повсеместно. Таким образом, удержать реформу в задуманных пре­делах не удалось и в партийном блоке управления. В этих условиях и возникла идея о его преобразовании на основе производственного принципа. Из 78 обла­стных и краевых партийных организаций РСФСР только 42 или 53,8% от их общего числа были разделены, в 18 сохранились единые партийные организа­ции, но с созданными в них двух бюро по промышленности и сельскому хозяй­ству и подчиненными обкому партии, другие 18 оставались без изменений. Все отмеченные разновидности партийных организаций имелись и в Восточной Сибири.

В сети партийных органов, подчиненных промышленным крайкому и об­комам КПСС Восточной Сибири, преобладали горкомы, составляя 57,1%. Но это было характерно для Красноярского края и Иркутской области. В Забайка­лье преобладали парткомы промышленных зон. Их насчитывалось семь, а гор­комов всего - три. Между тем, городские партийные организации являлись ста­билизирующим фактором перестройки, ослабляя её негативные последствия. Поэтому негативные последствия проведенной реорганизации имели свои ва­рианты. В Иркутской области и Красноярском крае, где концентрация про­мышленности была выше, они были меньше выражены. В Читинской области, отличавшейся сосредоточением предприятий в небольших промышленных оча­гах, разбросанных по её территории, они проявились в полной мере и застави­ли руководителей области первыми ходатайствовать перед Москвой о восста­новлении единого партийного руководства.

В целом можно сделать вывод, что отраслевой принцип, упраздненный с введением совнархозов, был воспроизведен в новом виде в разделившихся пар­тийных органах. Это означало полный крах реформы. Самое главное, реоргани­зация парторганов не учитывала социальных последствий, к которым она могла привести. В результате укрупнения районов райисполкомы стали малодоступ­ными для определенной части населения. В Восточной Сибири встречались случаи, когда нуждавшемуся человеку приходилось потратить несколько cvtok,

39

чтобы достигнуть административного центра. Октябрь 1964 г. оказался неот­вратим, а совнархозы вступили в последний этап существования.

Изучение материалов восточно-сибирских совнархозов и центральных органов позволяет выделить три этапа в осуществлении реформы. Первый этап - до 1959 г. характеризовался децентрализацией управления. На втором этапе -с 1959 г. по 1962 г. - децентрализацию остановили. Начался переход к центра­лизованным структурам управления, первоначально принявший форму коорди­нации деятельности совнархозов. По всем признакам хотели ограничиться этим, но не удалось. В 1963 г. реформа вступила в последний этап существова­ния. Произошло полное восстановление централизованных структур управле­ния в совнархозовской системе, а совнархозы объективно превратились в лиш­нее звено управления.

Деятельность совнархозов Восточной Сибири раскрывается в четвер­той главе по следующим направлениям: размещение промышленного произ­водства, капитальное строительство и освоение новых мощностей, совершенст­вование организации промышленного производства, осуществление научно-технического прогресса и повышение рентабельности в промышленности.

Изученные материалы показывают, что совнархозы выступали решитель­ными сторонниками индустриального развития региона. Они активно участво­вали в научно-технической проработке вопросов размещения производитель­ных сил Восточной Сибири, осуществляемой на основе рекомендаций научной конференции 1958 г. Вместе с этим первоначальные планы подверглись замет­ной корректировке. Правительственные органы отказались в то время от строи­тельства Тайшетского металлургического завода. Изменились первоначальные планы Красноярского СНХ. Наряду с развитием промышленности в зоне влия­ния Красноярской ГЭС он сначала отдавал предпочтение промышленному ос­воению севера (Нижнее Приангарье). Постепенно центр внимания планирую­щих и хозяйственных органов стал смещаться в пользу первоочередного раз­вития южного района края.

Совнархозы играли важную роль в апробировании своим хозяйственным опытом всех основных проектов, предлагаемых исследовательскими и проект­ными организациями. Для их деятельности характерен был комплексный под­ход.

В диссертации отмечаются и допущенные ошибки в размещении про­мышленных производств. Они носили различный характер. Некоторые из них были связаны со слабым учетом центральной властью экологического фактора, что проявилось в возникновении байкальской проблемы. Хотя вторжения крупной промышленности в зону Байкала не удалось предотвратить, но под давлением общественности и местных органов управления в сферу государст­венного интереса стала всё больше включаться экологическая проблема, влияя на размещение производительных сил.

Совнархозы Восточной Сибири проводили крупномасштабное капиталь­ное строительство. Основным стержнем всего фронта строительных работ яв­лялось осуществление ангаро-енисейской профаммы, что позволило заложить

40

основы формирующихся территориально-промышленных комплексов в Иркут­ской области и Красноярском крае. Её реализация оказала положительное влияние на развитие Забайкалья и Тувы. В этих районах не только интенсивно изучались перспективы развития производительных сил, но возникали новые отрасли, усиливая тенденцию комплексного развития их индустрии: создава­лась промышленность строительных материалов, а также предприятия легкой и пищевой промышленности, рассчитанные на расширенное использование ме­стного сырья, формировалась в административно-экономических районах еди­ная энергетическая система.

Несмотря на крупные масштабы и высокие темпы промышленного строи­тельства, оно страдало от невыполнения планов. Сказывались особенности Восточной Сибири: отсутствие достаточно развитых строительной базы и со­циальной инфраструктуры. Одновременно центральные планирующие органы допустили просчет в создании строительной базы, что было характерно в целом для РСФСР. Это отметило Бюро ЦК в конце июня 1960 г.

Реорганизация управления строительством в 1963 г. не повлекла за собой каких-либо существенных изменений. В 1963 - 1964 гг. строительные базы ре­гиона почти не развивались. Для выполнения строительной программы усилили мобилизационные меры: пересматривались проекты и сметы по строительству, на пусковых объектах концентрировали основные ресурсы.

Большие трудности возникали при освоении созданных производств. Главной проблемой оставалась кадровая. В условиях освоения новых произ­водств высококвалифицированные кадры были буквально на счету. Подготовка работников массовых профессий при всем своем размахе была недостаточной, а плановое их распределение из центральных районов постоянно оставалось ни­же запрашиваемого уровня. Для закрепления ИТР и рабочих на производстве не хватало жилья, социально-культурных учреждений. К концу семилетки плани­рующие органы для завершения основной строительной программы были вы­нуждены по ряду районов Восточной Сибири сократить ассигнования на жи­лищное строительство и развитие социальной сферы, что обнаруживало сниже­ние результативности административно-командных методов управления. Про­исходило накопление нарушений сбалансированности в индустриальном разви­тии района.

В совершенствовании организации промышленного производства сов­нархозы в первые годы своего существования много внимания уделяли рацио­нализации межрайонных связей. Одновременно расширялось внутрирайонное кооперирование. В целом возможности совнархозов в области специализации и кооперирования производства были ограниченными. Чтобы расширить произ­водство продукции для покрытия внутрирайонных потребностей, им приходи­лось поступаться вспомогательным производством. Читинский совнархоз ока­зался среди шести совнархозов РСФСР, в которых наибольшее число ремонт­ных предприятий было переведено на выпуск другой продукции. Всего в РСФСР за 1957-1961 гг. перепрофилировали более 60 специализированных ре­монтных предприятий бывшего Реммаштреста и других организаций, т том

41

числе в 1957г.— 7, в 1958г.— 10, в 1959г. — 11, в 1960г.— 16, в 1961 г.— 18.

Между тем рост крупного производства требовал углубления специали­зации. Развитие машиностроительных отраслей сдерживалось отставанием производства изделий общемашиностроительного применения. В 1960 г. союз­ное правительство приняло ряд постановлений по организации специализиро­ванных вспомогательных производств на основе усиления координации дея­тельности совнархозов. Но результаты оказались невысокие. После укрупнения совнархозов в общемашиностроительном производстве были выделены ряд са­мостоятельных отраслей с организацией в СНХ РСФСР Главного управления станкоинструментальной промышленности и искусственных алмазов, Главного управления межотраслевых производств в машиностроении, Управления глав­ного механика и энергетика (преобразовали из функционального в производст­венное).

В осуществлении мероприятий центра по созданию межотраслевых спе­циализированных производств Восточной Сибири заметной роли не отводи­лось. Но совнархозы региона делали всё возможное для развития специализа­ции и кооперирования. Во многих случаях специализации способствовало ук­рупнение предприятий. Заметная работа была проведена в специализации ре­монтного производства. Наконец, совнархозы Восточной Сибири вели с помо­щью ученых разработку вопросов специализации на перспективу вплоть до 1970 г. Большую помощь в этом оказали ученые Иркутского финансово-экономического института. В целом результаты деятельности совнархозов по специализации и кооперированию производства оказались невысокими. Прав­да, и в последующие годы не удалось удержать те положительные тенденции, которые возникли в период их существования.48

С углублением специализации возрастало комплексное развитие про­мышленности Восточной Сибири. В ходе формирования промышленных узлов и ТПК создавались крупнейшие предприятия. В диссертации раскрывается их производственная структура, значение их органов управления для нормального функционирования формирующихся городов. Важным фактором совершенст­вования организации промышленного производства стала оптимизация управ­ления непосредственно предприятиями и объединениями. Одним из главных направлений оптимизации управления была ликвидация промежуточных звень­ев между отраслевыми управлениями совнархозов и предприятиями. В боль­шинстве случаев в положении промежуточного звена оказались тресты. Их судьба в совнархозах Восточной Сибири складывалась по-разному. Наиболь­шему сокращению они подверглись в западной части Восточной Сибири. В этом процессе выделяются два этапа. На первом — до 1959 г. во многих отрас­лях промышленности часть трестов укрупнили за счет ликвидированных. В 1959 г. после постановления Совета Министров РСФСР, потребовавшего новых сокращений, большинство оставшихся трестов упразднили.

См. Е.М. Кудзи, указ. канд. диссертация. - С. 108.

42

Другим направлением совершенствования организации промышленности стало объединение предприятий в комбинаты. Организационное комбинирова­ние промышленных предприятий не всегда было удачным, как например, пере­дача лесхозов в состав леспромхозов. Однако общий баланс объединительных усилий совнархозов оказался положительным. После укрупнения совнархозов в 1963 г. возникла тенденция к восстановлению трестовской организации.

С объединением промышленных предприятий усиливалась их специали­зация на выпуске однородной продукции. По опыту Львовского совнархоза стали создаваться специализированные объединения - фирмы. Первым в Вос­точной Сибири на этот путь в 1962 г. встал Иркутский СНХ. Фирмы рассматри­вались нередко не только как одна из удачных форм специализации и коопери­рования производства, но и как решающий способ улучшения управления про­мышленностью. Зам. начальника производственного управления Восточно-Сибирского СНХ Е.М. Кудзи считал, что старая схема управления: совнархоз — отраслевое управление — предприятие может быть заменена новой: совнар­хоз — фирма. Но фирмы широкого распространения не получили.

Деятельность совнархозов по развитию НТП в диссертации рассматрива­ется по двум главным направлениям — совершенствованию индустриальных технологий и по внедрению достижений НТР как таковой. Последнее находи­лось в начальной стадии развертывания. Совнархозы только приступили к соз­данию внедренческих организаций в области НТР. Доля стоимости автоматов в общей стоимости силовых машин и оборудования по Восточно-Сибирскому и Красноярскому совнархозам в 60-е годы не превысила 0,5%, в общей стоимости рабочих машин и оборудования она не превышала 1% по Восточно-Сибирскому СНХ и 3% по Красноярскому СНХ, а в общей сумме стоимости измерительных и регулирующих приборов, устройств и лабораторного обору­дования максимальный показатель достигал по Восточно-Сибирскому СНХ 4,6%, по Красноярскому СНХ — 10,7%. По годам наметилась тенденция к сни­жению их удельного веса.

Производственно-экономическую основу развития научно-технического прогресса составляла специализация производства. Она позволила сконцентри­ровать инженерно-конструкторские силы на создании образцов новых машин, систематически повышая их технико-экономические показатели. Важной со­ставляющей развития НТП являлась производственно-массовая работа. Сов­нархозы совместно с профсоюзами, ВОИР, НТО добились её подъема.

В диссертации отмечается, что новые формы производственно-массовой работы, возникая под влиянием идеи коммунистического строительства, в то же время отражали в немалой степени реальные потребности промышленного производства. Даже движение за коммунистическое отношение к труду возник­ло не только в результате коммунистической пропаганды, но и вследствие ряда объективных тенденций, развертывавшихся в производственно-массовой рабо­те.

Несмотря на широкий разворот работы по осуществлению научно-технического прогресса, совнархозам не удалось добиться необходимой en. чн-

43

тенсификации. Планы по внедрению новой техники не выполнялись. Чем круп­нее было мероприятие, тем труднее его было осуществить: не хватало финансо­вых средств, как обычно сказывались трудности материально-технического снабжения и недостатки работы строительных организаций. Одновременно усиление комплексного характера научно-технического прогресса приходило в противоречие с территориальной организацией управления промышленностью, диктуя создание государственного органа, который хотя бы координировал эту работу в масштабах РСФСР. В конце мая 1961 г. был создан Государственный комитет Совета Министров РСФСР по координации научно-исследовательских работ, которому передавалась от совнархозов значительная часть научно-исследовательских учреждений. После укрупнения совнархозов создавались госкомитеты по отраслям промышленности. Им передавались от Госкомитета по координации научные организации.

Централизация ограничивала самостоятельную деятельность совнархозов в области научно-технического прогресса, в том числе и в научно-информационной сфере. Издание технико-экономических бюллетеней совнар­хозов в 1963 г. было прекращено, несмотря на их просьбы не делать этого. Од­нако и с созданием отраслевых государственных комитетов научно-техническое информирование не вызывало у совнархозов удовлетворения. Все это свидетельствовало о том, что в условиях административно-командной сис­темы и территориальный, и отраслевой принципы управления пришли в полное противоречие с комплексным характером научно-технического прогресса.

Осуществление реформы обусловливало острую необходимость повыше­ния рентабельности своих предприятий региона. Стартовые экономические ус­ловия совнархозов в Восточной Сибири не были одинаковыми. В Иркутской области промышленность стала рентабельной еще в 1956 г., промышленность Красноярского края — в первые годы существования совнархозов. В Забайка­лье в особенно сложной ситуации оказалась промышленность Читинской об­ласти. Она стала рентабельной в 1963 г., когда уже находилась под управлени­ем Восточно-Сибирского СНХ.

Отличительной чертой работы совнархозов в 1957-1960 гг. являлось по­вышение рентабельности за счет укрупнения промышленного производства, сопровождаемого ликвидацией ряда нерентабельно работающих предприятий. Кроме этого, укрупнение промышленного производства, создание различных объединений, ликвидация убыточных предприятий позволяли получить и зна­чительную экономию за счет сокращения аппарата управления. После укрупне­ния совнархозов эта работа продолжалась, но былое значение она утратила, так как основные преобразования такого рода были уже осуществлены. С начала 60-х годов совнархозы приступили к организации системы управления эконо­мической работы (СУЭР). Эта деятельность была инициирована центром и до осени 1962 г. носила подготовительный характер.

СУЭР в совнархозах Восточной Сибири полностью сложилась в 1963-1964 гг. Ее стержнем явились административные структуры. Все управление экономической работой в промышленности совнархозов осуществлялось пер-

44

выми заместителями председателей СНХ. В отраслевых управлениях экономи­ческая работа возглавлялась одним из освобожденных от других обязанностей заместителей начальника, а на крупных предприятиях заместителем директора по экономической работе — главным экономистом. Введение этой должности было тоже новым явлением. В непосредственном подчинении главных эконо­мистов предприятий находились планово-экономический отдел, отдел труда и заработной платы, главная бухгалтерия, финансовый отдел.

Важным элементом СУЭР были экономические лаборатории и норматив­но-исследовательские станции. Они создавались на крупных предприятиях, от­личавшихся более подготовленными экономическими кадрами. Деятельностью экономических лабораторий ведали центральные лаборатории, созданные сов­нархозами. В их структуру входили отделы: размещения промышленности, экономических исследований, экономики труда. Самой низовой организацион­ной основой СУЭР являлись общественные группы экономического анализа, в цехах создавались общественные бюро (ОБЭА). Их деятельность объединяли и направляли заводские общественные советы. Все это составляло массовую ос­нову экономической работы.

Усилению экономической работы совнархозов способствовало расшире­ние их связей с наукой. В 1964 г. Красноярский СНХ составил сводный план экономических исследований, скоординированный с СО АН СССР и вузами. Для промышленности Восточно-Сибирского СНХ ведущую роль в разработке экономических проблем играл Иркутский финансово-экономический институт. Создание СУЭР и расширение связи с наукой способствовало улучшению эко­номических показателей работы промышленности совнархозов. Однако эконо­мическая работа совнархозов сталкивалась с рядом крупных ограничительных факторов: численность и должностной статус экономических работников не со­ответствовал резко возросшим потребностям в улучшении качественных пока­зателей работы промышленности, отсутствовала их экономическая заинтересо­ванность в доведении своей деятельности до конечного результата, сказывались типичные недостатки работы промышленности, наконец, влияла нерешенная проблема — повышение оперативности центральных органов управления. В итоге совнархозы в полной мере не справлялись с плановыми заданиями по качественным показателям работы промышленности. На 1965 г. они планиро­вали активизацию экономической работы, но намеченное им не суждено было реализовать. Совнархозы ликвидировали.

Материалы Восточной Сибири свидетельствуют о том, что политическое руководство страны даже в начале августа 1965 г. ещё не полностью определи­лось с решением судьбы совнархозов. Однако объективно шансов у совнархо­зов избежать их ликвидации оставалось мало. Сам по себе территориальный принцип управления не был плох. Напротив, его реализация позволила добить­ся крупных успехов в развитии регионов. Но природа административно-командной системы была такова, что она не могла обеспечить оптимального сочетания отраслевого и территориального принципов управления.

45

В заключении делаются выводы, нашедшие отражение в автореферате при изложении содержания диссертации по главам. Учет в исследовании тен­денций, протекавших в центральных органах управления, дает возможность сделать ряд оценочных выводов по реформе в целом.

Сравнивая административно-командное управление при Н.С. Хрущеве и И.В. Сталине, нетрудно заметить, что во времена последнего система обладала важным резервом: она могла восстановить нарушенный баланс в экономиче­ском развитии за счет резкого сжатия потребностей населения и беспрекослов­ного подчинения всех центру. В 50-60-е гг. такая возможность уже отсутство­вала, а любая попытка предоставить самостоятельность хозяйственным субъек­там вела к углублению дисбалансов в экономическом развитии. Впервые и в широком масштабе это проявилось в ходе совнархозовской реформы. «Маятни­ковые» колебания от централизации к децентрализации и обратно свидетельст­вовали о том, что система была обречена на саморазрушение.

В свете изложенного субъективизм и волюнтаризм Н.С. Хрущева выгля­дит не столь бесспорно, как это было оценено при его отставке. Его политиче­ское поведение обусловливалось нараставшими кризисными явлениями в управлении. Более того, он оказался очень настойчивым в проведении реформы и тем самым обнаружил нереформируемость системы. Его отставка объективно сыграла роль политического и идеологического прикрытия этого факта.

Обобщая опыт управленческой деятельности совнархозов, представляет­ся целесообразным выделить следующие моменты:

- оптимальным штатным соотношением между центральным аппаратом и отраслевыми управлениями можно считать пропорцию, когда 28 - 38% управленческих кадров находится в центральном аппарате. Как показывает опыт Красноярского СНХ, дефицит управленческих кадров может быть смягчен, когда до 38% кадров сосредоточивается в центральном аппарате с соответствующей в нем централизацией функций отраслевых управлений. Последнее способствовало преодолению ведомственности в отраслевых управлениях.

- Руководство совнархозов промышленностью через отраслевые управления в то время оказалось предпочтительнее. Управление через комбинаты дос­таточно широкого распространения не получило, хотя горнорудный ком­бинат Иркутского СНХ показал эффективность этой формы управления производством в условиях территориальной удаленности и труднодоступ-ности промышленных предприятий для руководства ими из областного или краевого центра.

- Упразднение отраслевых министерств привело к ликвидации трестовской организации промышленности, а укрупнение совнархозов и последующее восстановление отраслевого управления в масштабах РСФСР сопровожда­лось снова их восстановлением. Следовательно, трестовская организация выступала как необходимое звено при росте масштабов отраслевого управления промышленностью.

46

- Общественные начала в организации и управлении производственно-массовой работой были меньше всего продиктованы соображениями идео­логического порядка. Их необходимость вытекала из ограниченных воз­можностей административного управления, за пределами которых быстро рос бюрократизм. Общественная деятельность руководителей была про­должением их управленческого труда и средством его интенсификации.

- Необходимость создания новых структурных подразделений в аппарате управления при ограниченности штатов вела к централизации управления на более высоком его иерархическом уровне. Эта тенденция приняла видо­измененную форму, когда от ликвидации в партийных комитетах отрасле­вых отделов перешли к разделению территориальных партийных органи­заций по производственному признаку. Всё это указывает на устойчивость отмеченной тенденции, дающей основание характеризовать её как закон структурного развития действовавшей в то время системы управления. Её целесообразно учитывать и при решении современных проблем совершен­ствования аппарата управления.

Одновременно следует подчеркнуть, что проведенное исследование не претендует на исчерпывающее освещение поставленной научной проблемы. Напротив, оно показывает целесообразность дальнейшего изучения хозяйст­венной реформы 1957 г. как на уровне центральной системы государственного управления, так и в региональном отношении. Это позволит полнее раскрыть историю советского общества, глубже разобраться в причинах его крушения и выяснить для современной России значение накопленного в то время организа­ционного опыта в управлении экономикой страны.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

1. Мерцалов В.И. Реформа хозяйственного управления 1957 - 1965 гг.: предпосылки, ход, итоги (на материалах Восточной Сибири). - Иркутск: Изд-во ИГЭА, 2000. - 266 с. - 16,6 п.л.

2. Мерцалов В.И. Социалистическое соревнование в промышленности (1951 - 1958 гг.) // Проблемы краеведения. Тезисы докладов к предстоящей краеведческой конференции. - Чита, 1983. - С. 57 - 59. - 0,12 п.л.

3. Мерцалов В.И. Партийное руководство развитием промышленности в 1951 - 1961 гг. // Очерки истории Читинской областной организации КПСС. Изд. 2. - Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1986. - С. 222 -239.- 1,02п.л.

4. Мерцалов В.И., Шибер Э.Н. Борьба за восстановление довоенного уровня, дальнейшее развитие промышленности и железнодорожного транс­порта // Там же. - С. 216 - 222. - 0,36 п.л.

47

5. Мерцалов В.И. Опыт партийного руководства развитием промыш­ленности Читинской области // Экономическое и социальное развитие За­байкалья. Тезисы докладов к предстоящей научно-практической конферен­ции, посвященной 50-летию образования Читинской области. - Чита, 1987. -С. 64-65.-0,12п.л.

6. Мерцалов В.И., Подопригора А.А. Рабочие Читинской области в пе­риод упрочения развития социалистического общества (60 - 70-е годы). // История рабочего класса Восточного Забайкалья (1923 - 1975): Сборник до­кументов и материалов. - Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издатель­ство, 1988. Т. 2. - С. 199 - 284. - 4,5 п.л.

7. Мерцалов В.И. В сочетании с глубокой демократизацией (Из опыта партийного руководства индустриальным развитием области в 50-е годы) // Блокнот агитатора. Издание отдела пропаганды и агитации Читинского об­кома КПСС. - 1988, №3. - С. 19 -21. - 0,18 п.л.

8. Мерцалов В.И. Развитие производственной демократии и техниче­ского творчества трудящихся на промышленных предприятиях Читинской области в пятидесятые годы // Вопросы социально-экономического развития Восточной Сибири (XIX - XX вв.). - Чита, 1989 - С 165 - 176. - 0,6 п.л.

9. Мерцалов В.И. О партийном руководстве разработкой концепции развития производительных сил Восточной Сибири в 50-е годы // Руково­дство партии социалистическим строительством в Сибири, на Дальнем Вос­токе и революционная перестройка. Тезисы докладов и сообщений. -Якутск, 1989. - С. 109 - 110. - 0,06 п.л.

10. Мерцалов В.И. Роль партийных комитетов в формировании концеп­ции развития производительных сил Восточной Сибири. Тезисы докладов научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения В.И. Ле­нина (17 апреля 1990 г., г. Омск). - Омск, 1990 - С. 196- 198. - 0,16 п.л.

11. Мерцалов В.И. Из опыта совершенствования структуры партийных комитетов и сети первичных парторганизаций Восточной Сибири в пятиде­сятые годы. // Пути совершенствования партийного руководства осуществ­лением перестройки: Опыт и проблемы (Тезисы докладов и сообщений краевой научно-практической конференции. 21 октября 1989). - Красноярск, 1989-С. 15-17.-0,12 п.л.

12. Мерцалов В.И. Из истории партийного руководства формированием

концепции развития производительных сил Восточной Сибири в 50-е годы

,// Политика в области промышленного освоения Сибири. Межвузовский

сборник научных трудов. - Новосибирский ун-т., 1991. - С. 75 - 81. - 0,37

п.л.

13. Мерцалов В.И. Региональный уровень индустриальной политики в пятидесятые годы (на материале Читинской области). // Проблемы ком­плексного изучения человека. Человек в условиях Забайкалья. (Материалы региональной научно-практической конференции. Чита, 30 ноября - 2 де­кабря 1993 г.). - Чита, 1994. - С. 300 - 302. - 0,12 п.л.

48

14. Мерцалов В.И. Структура Иркутского совнархоза (1957 - 1962 гг.) // Проблемы комплексного изучения человека. Человек в условиях Забайка­лья. (Материалы 2-й Региональной научно-практической конференции. Чи­та, 25 - 27 апреля 1995 г.) - Чита, 1996. - С 317 - 320. - 0,18 п.л.

15. Мерцалов В.И. Система управления промышленностью и предпо­сылки её реформирования в пятидесятые годы (на материалах Забайкалья). // Уроки Второй мировой войны и значение победы над фашизмом. Сборник научных статей. - Чита: Изд-во Читинского пединститута, 1995. - С. 155 -164.- 0,56 п.л.

16. Мерцалов В.И. Идеологические предпосылки реформирования сис­темы управления промышленностью (1957 - 1965 гг.) // Высшая школа: Гу­манитарные науки и гуманистические основы образования и воспитания. Экология. Экономика. Право. Часть 2. Материалы Российской научной конференции. Чита, 25 - 28 апреля 1996 г. - Чита: Изд-во Читинского педин­ститута, 1996. - С. 73 - 76. - 0,18 п.л.

17. Мерцалов В.И. Кадры управления промышленностью Восточно-Сибирского совнархоза (1963 - 1965 гг.) //Высшая школа: Гуманитарные науки и гуманистические основы образования и воспитания. Философия. История. Экономика. Языкознание. Материалы Российской научной конфе­ренции. Чита, 6-8 июня 1996 г. Часть 6. - Чита: Изд-во Читинского педаго­гического института, 1996. - С. 35 - 38. - 0,18 п.л.

18. Мерцалов В.И. Система управления промышленностью Забайкалья в 1951 - 1960 гг. // Из прошлого Сибири. Вып. 2. Ч. 1. Новосиб. ун-т. - Ново­сибирск, 1995. - С. 77-85. - 0,44 п.л.

19. Мерцалов В.И. Из истории реформирования управления промыш­ленностью Восточной Сибири (1957 - 1962 гг.) // Вестник Читинского госу­дарственного технического университета. Вып. 4. - Чита: ЧитГТУ, 1997. - С. 106-114.- 0,5п.л.

20. Мерцалов В.И. Предпосылки реформирования управления промыш­ленностью в 1957 - 1965 гг. // Народы Забайкалья: возрождение и развитие. Сборник материалов научной конференции - Чита, 1997. - С. 123 - 126. -0,18п.л.

21. Мерцалов В.И. Рождение реформы. Из истории подготовки реформы управления промышленностью и строительством в 50-е годы в Восточной Сибири и Забайкалье // Историко-экономический научный журнал. Изда­тельство ИГЭА. - Чита - Иркутск, 1997, №2. - С. 79 - 91. - 0,9 п.л.

22. Мерцалов В.И., Гордеев Н.В. Россия на исходе века: снова по пути радикализма? Рецензия на книгу Цыкунова Г.А. Российская драма XX века. //Тамже.-С. 121-125.- 0,3 п.л.

23. Мерцалов В.И. Кадры управления совнархозов Восточной Сибири (1957 - 1965 гг.) // Историко-экономический научный журнал. Издательство ИГЭА. - Иркутск - Чита, 1998, №3. - С. 121 - 129. - 0,56 п.л.

24. Мерцалов В.И. Разработка перспектив индустриального развития Восточной Сибири и Забайкалья (1947 - 1958 гг.) // Истор ко-

49

экономический научный журнал. Издательство ИГЭА. - Иркутск - Чита, 1998, №4. - С. 5 - 15. - 0,75 п.л.

25. Мерцалов В.И. О происхождении реформы управления промышлен­ностью и строительством (1957 - 1965 гг.) // Историко-экономический науч­ный журнал. Издательство ИГЭА. - Иркутск - Чита, 1999, №6. - С. 60 - 73. -0,9 п.л.

26. Мерцалов В.И. Интеллигенция и советское государство. Рецензия на монографию В.Н. Казарина. Образование, наука и интеллигенция Восточ­ной Сибири (вторая половина 40-х - середина 60-х годов XX в.). //Там же. -С.203-204.-ОД5П.Л.

27. Мерцалов В.И. Из опыта исследования истории реформы хозяйст­венного управления 1957 - 1965 гг. // Историко-экономический научный журнал. Издательство ИГЭА. - Чита - Иркутск, 2000, №8. - С. 33 - 41. - 0,56 п.л.

28. Мерцалов В.И. Централизованная система государственного управ­ления и совнархозы Восточной Сибири в 1957 - 1965 гг. // Иркутский исто-рико-экономический ежегодник: 2001. - Иркутск: Изд-во ИГЭА, 2001. - С. 122-125.- 0,15 п.л.

29. Мерцалов В.И. Архивные источники изучения реформы управления промышленностью и строительством 1957 - 1965 гг. // Проблемы реформи­рования экономики России: Материалы внутривузовской научно-практической конференции. Часть II. - Иркутск: Изд-во ИГЭА, 2001. - С. 3-12.- 0,6п.л.

30. Мерцалов В.И. Возникновение байкальской проблемы и совнархозы Восточной Сибири. // Историко-экономический научный журнал. Издатель­ство ИГЭА. - Чита - Иркутск, 2001, №10. - С. 5 - 11. - 0,42 п.л.

31. Мерцалов В.И. Становление идеи реформы управления промышлен­ностью и строительством в пятидесятые годы. //Историко-экономический научный журнал. Издательство ИГЭА. - Чита - Иркутск, 2000, №7. - С. 15 -23.-0,5 п.л.