Мелькав Сергей Анатольевич

ИСЛАМСКИЙ ФАКТОР    И ЕГО ВЛИЯНИЕ

НА ВОЕННУЮ ПОЛИТИКУ РОССИИ

Специальность 23.00.02 - «Политические институты,

этнополитическая конфликтология, национальные

и политические процессы и технологии»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук

Москва - 2002

Работа    выполнена    на     кафедре     политологии    Военного иверситета

1

1. Общая характеристики работы

Несмотря на преобладающую тенденцию секуляризации обще­ственно-политических процессов в мире, анализ религии, ее влияния на социальную, политическую и духовную жизнь общества остается одним из важных направлений современной науки, в том числе и политиче­ской. Без учета религиозного фактора зачастую невозможно глубоко познать и предвидеть многие сложные социально-политические процес­сы. Весьма острой эта проблема является для России, поскольку дли­тельное время объективность существования религии в ней отвергалась, кроме того, многонациональное российское общество в досоветский период несколько веков было многоконфессиональным при домини­рующей роли только одной религии.

Выделяются три основных научно-теоретических направления в исследовании роли религиозного фактора в общественной жизни.

Первое направление (условно называемое атеистическим) ха­рактерно для советского периода и связано с отрицанием или приниже­нием роли религии как самостоятельного социально-политического фе­номена и объекта научного анализа. В соответствии с материалистиче­ским подходом религия объявлялась «опиумом для народа», подчеркивалась устойчивая тенденция к ее отмиранию, сокращению числа верующих. Идеологизированность исследований отношений ре­лигии и государства, религии и политики в советском обществе размы­вала их научность, выводила религиозный фактор за рамки научного анализа1.

В границах второго, теологического направления религия рас­сматривается как чрезвычайно широкое понятие, охватывающее все многообразие мира, поэтому религиозный фактор имеет отношение к природе, обществу и мышлению и носит интегрирующий характер, рас­сматривая во взаимосвязи человека и жизнь, индивида и общества, с учетом морально-этических традиций и культурных ценностей. Религия при этом может выполнять и выполняет функции инструмента социаль-

1 Ахмедов А. Ислам в современной идейно-политической борьбе.-М., 1985; Бай-рамов Э.З. Заброшенные четки.-М., 1986; Вагабов М.В., Вагабов М.Н. Ислам и вопросы атеистического воспитания.-М., 1982; Ислам в СССР.-М., 1983; Ислам: Сборник статей. -М., 1931 и др.

ной консолидации и социальной мобилизации. Такой подход характерен для религиозных деятелей и ученых.

Представители третьего направления на основе изучения совре­менной сложнейшей общественной практики, богатейших данных оте­чественных и зарубежных религиоведческих исследований пытаются ответить на вопросы, связанные с социально-политическими процесса­ми, происходящими в мире в целом, на постсоветском пространстве и в РФ в частности, проанализировать роль религиозного фактора в кон­фликтных и переходных обществах, его влияние на глобальную и на­циональную безопасность, выяснить причины религиозного ренессанса в мире и в нашей стране, состояние отношений государства и религиоз­ных институтов и организаций и т.д*.

Наибольшую сложность для осмысления вызывает исламский фактор, вокруг которого ведутся многочисленные дискуссии. Конфе­ренции, семинары, «круглые столы», организуемые в России и в дру­гих странах, пока не обеспечили теоретического развития его сущности, содержания и характера в новых социально-политических условиях, особенно при осмыслении событий, происходящих на Северном Кавка­зе, в Чечне, других исламских регионах России и мира. События по­следнего времени (война в Чечне, ситуации в Афганистане и Палестине, в Косово и Македонии) выявили исключительно важную роль проблем, так или иначе связанных с исламом в политической жизни, в обеспече­нии безопасности личности, общества и государства.

Стремительные изменения политической и геополитической конфигурации (после распада СССР) мировой арены и Евроазиатского континента, появление большого количества новых субъектов крими-

1 См., например: Джораева С.В. Государственно-церковные отношения в России: Дис. ...канд.филос.наук.-М., 1997; Кривелыжая Н.В. Секта: угроза и поиск защиты.-М., 1999; Канаев С.З. Роль религиозного фактора в формировании национальной психологии: Дис. ...канд.филос.наук.-М., 1991; Набиев Р.А. Политика Советского государства по от­ношению к религии и церкви в 20-30-е гг. (на материалах национальных республик По­волжья и Прнуралья): Дис. ...канд.нст.наук.-Казань, 1992; Носков Ю.Г. Религиозный фак­тор в системе национальной безопасности РФ.-М., 1997; Рагузин В.Н. Религиозный фак­тор динамики межконфессиональных отношений (на материалах Оренбургской области): Дис. ...канд.филос.наук.-М., 1997; Религиозные организации и государство: перспективы взанмодействия.-М., 1999; Самыгин С.И., Нечипуренко В.Н., Полонская И.Н. Религиове-дение: социология и психология религии.-Ростов н/Д, 1996; Яблоков И.Н. Основы теоре­тического религиоведения.-М., 1994 и др.

нального, военного, экстремистского характера и террористической на­правленности, действующих зачастую под исламскими названиями и прикрывающихся исламской терминологией, заставляют серьезно пере­осмысливать место и роль исламских субъектов в динамично меняю­щемся мире, в условиях появления новых центров силы, значительного усиления исламского окружения (в настоящее время 48 государств от­носятся к исламским, общее количество этнических мусульман на пла­нете превысило 1 миллиард 200 миллионов человек). Таким образом, связанные с исламом социально-политические процессы в мире и в Рос­сийской Федерации стали объектом многочисленных исследований1.

При этом «исламоведы» и ориенталисты изучают целый ряд раз­нообразных явлений и процессов, далеко не однозначно связанных ме­жду собой. Например, появление в мире террориста №1 Усамы бен Ла-дена, которого выпестовали США, Саудовская Аравия, а теперь пыта­ются обезвредить спецслужбы и военно-силовые структуры многих государств мира; усиление фундаменталистских тенденций в исламе на

1 См.: Балтанова Г.Р. Социально-политический анализ зарубежных концепций эволюции ислама в России и СНГ: Дне. ...докт.филос.наук.-М., 1994; Годунов С.В. Ислам в СНГ в общественно-политической и научной мысли Запада.: Дис. ...канд.ист.наук.-М.,1998; Гучетль Г.И. Демократизация в арабском мире (Опыт Туниса и Сирии).-М., 1999; Емельянова Н.М. Ислам как фактор формирования этяорелигиозной идентичности у ка­бардинцев: Дис. ...канд.ист.наук.-М., 1998; Зарахович Ю.А. Анализ исламского возрожде­ния на постсоветском пространстве печатью США: Дис. ...канд.ист.наук.-М., 1998; Ислам в СНГ.-М, 1998; Ислам в России: традиции и перспективы (материалы НГГК).-М., 1998; Ислам и мусульмане в России.-М., 1999; Ибрагимов М. Современная англо-американская политология об «исламском возрождении»: Дис. ...канд.филос.наук.-М., 1990; Имам Хомейни.-М., 1999; Мусульмане в постсоветском пространстве// Диа-Логос: Религия и общество.-М, 1997. -С. 265-283; Гайнутднн Р. Ислам, вера, милосердие.-М., 1997; Мала-шенко А.В. Мусульманский мир СНГ.-М., 1996; Он же. Исламское возрождение в совре­менной России.-М., 1998; Нуруллаева Ш.Ф. Ислам как фактор регулирования в интегра­ционных процессах (на материалах Центральной Азии): Дис. ...канд.филос.наук.-М., 1995; Национализм и фундаментализм на Ближнем Востоке.-М., 1999; Сюкияйнен Л.Р. Шариат и мусульманско-правовая культура.-М., 1997; Сулаев И.Х. Мусульманское духовенство Дагестана в революции и гражданской войне, 1917-1921 гг.: Дис. ...канд.ист.наук.-Махачкала, 1997; Томе Э. Ислам и национальный вопрос (национальный и религиозный факторы на Арабском Востоке на современном этапе): Дис. ...канд.филос.наук.-М., 1993; Ушаков В.А. Иран и мусульманский мир, 1979-1998 гг.-М., 1999; Фаизов Г.Б. Государст­венно-исламские отношения: Дис. ...канд.филос.наук.-М., 1993; Хачим Ф.И. Проблема государственной власти в исламской доктрине (на примере шиизма): Дис. ...канд.юр.наук.-М., 1992; Хишам М. Теоретические основы и практическая деятельность исламских фундаменталистов в Египте: Дис. ...канд.ист.наук.-М., 1996; Шевелев В.Н. Модернизация исламских обществ: Дис. ...докт.филос.наук.-Ростов н/Д, 1997; Юнусова А.Б. Ислам в Башкортостане: Дис. ...докт.ист.наук.-М., 1997 и др.

планете; терроризм в деятельности исламистских организаций трансна­ционального характера, глобальное воздействие на мировую цивилиза­цию трагических событий в США 11 сентября 2001 г. Мировое полити­ческое и научное сообщество обеспокоено опасностями и угрозами, ко­торые несет с собой процесс возрождения ислама на планете и модернизации исламских обществ и государств. Для беспокойства дос­таточно оснований: терроризм все в большей степени приобретает ис­ламскую окраску, используется структурами, называющими себя ис­ламскими, для достижения своих политических целей; количество экс­тремистских организаций транснационального характера, преследующих, пусть и декларативно, интересы мусульман, в мире по­стоянно растет; наибольший прирост населения наблюдается в ислам­ском мире и др.

Самую серьезную опасность для социумов в современных усло­виях представляют движения и организации с военизированной струк­турой, использующие военные средства и государственные образования для реализации проекта построения общества, живущего исключитель­но по законам шариата. Опасны они тем, что проявляют непримири­мость к гражданскому светскому обществу и стремятся к его замене исламским, устроенным по шариату; отрицают возможность раздельно­го существования религии и государства; противопоставляют ислам­ский мир остальному миру; нетерпимы к международному праву, отри­цают такие его ключевые положения, как территориальная целостность, незыблемость государственных границ; готовы сотрудничать с нацио­налистическими и экстремистскими силами1. Ради реализации ислами­стского проекта они готовы опереться на методы дестабилизации, соци­ального и военного насилия, на государственные и политические струк­туры. *

Неумение договариваться, а иногда и нежелание действовать по законам, принятым в мировом сообществе, в последнее десятилетие привели к тому, что действия указанных сил для ряда государств стали важнейшей проблемой. Создание исламистскими формированиями соб­ственных военных структур в Косово, Афганистане, Чечне, стремление к образованию новых собственных государств в нарушение сложивше-

1 Подробнее см.: Севостьянов И.В. "Исламский фундаментализм" и исламский экстремизм - это совсем не одно и то же// Международная жизнь. -1996. -№5. - С. 32-33.

гося статус-кво вынуждают субъектов международного права, мировое сообщество применять вооруженные силы, другие силовые структуры для предотвращения угроз военной безопасности. Таким образом, собы­тия последних примерно 30 лет в мире и десяти с небольшим лет в на­шей стране убедительно продемонстриро вали политикам, государст­венным и политическим институтам, научному сообществу, что ислам­ский фактор активно вторгается в сферу военной политики многих государств.

Готово ли мировое сообщество к новому вызову? Осознана ли степень новой опасности основными субъектами международного пра­ва? Готовы ли государства активно противостоять действиям ислами­стов, их вооруженной, идеологической, информационной экспансии всей государственной и военной мощью, если это потребуется? Каковы формы, методы, возможности государства и пределы использования силы против исламистов? Какова связь между религиозным учением ислама и конкретной деятельностью самых различных субъектов соци­ального действия, называемых исламскими? Эти и многие другие во­просы только начинают анализироваться научной общественностью. Но одно представляется несомненным: именно государства и их коалиции способны осуществить тончайшие, филигранные, выверенные шаги при принятии и реализации военно-политических решений в зонах воору­женных конфликтов, исламоориентированных регионах при ликвида­ции незаконных вооруженных формирований, действующих от имени ислама. Таким образом, прослеживается определенная связь между дея­тельностью различных исламских субъектов и военной политикой со­временных государств.

Таким образом, актуальность данной темы обусловлена сле­дующими обстоятельствами.

Во-первых, сложностью современных социально-политических процессов, влиянием на них исламского фактора, что вызывает соци­альные трансформации в большинстве государств мира. В отечествен­ной науке исламский фактор практически до середины 90-х гг. XX в. рассматривался только в сфере внешней политики (считалось, что это он не вызывает проблем во внутренних делах СССР/РФ) и только в от­ношении мусульманских стран. В рамках религиоведения исламский фактор преподносился как процесс возрождения и политизации религии

ислама на международной арене. Поэтому «исламский ренессанс» и оказался для отечественных ученых и политиков столь неожиданным.

Во-вторых, высокой военно-политической и военной акгвино-стью различных социально-политических исламских субъектов, что делает важным в теоретическом и прикладном ключе всесторонний анализ взаимосвязи исламского фактора и военной политики многона­ционального и поликонфессионального государства. В советское время такой анализ в отечественной науке не проводился и механизм влияния исламского фактора на военную политику не рассматривался. Собст­венно политические, военные, дипломатические, правовые, организаци­онные составляющие такого механизма оставались за рамками серьез­ных политико-правовых исследований, как и проблемы обратного воз­действия. Самые сложные философские и собственно политические проблемы взаимовлияния исламского фактора и военной политики пока остаются не раскрытыми в сущностном и содержательном плане.

В-третьих, противоречивыми и неоднозначными взаимоотноше­ниями различных конфессий, в том числе и ислама, с Российским госу­дарством в исторической ретроспективе. В общественном сознании укоренились стереотипы негативного отношения к религии вообще и к исламу в частности. Наиболее спорными до сих пор остаются следую­щие проблемы: определение характера процесса вхождения народов, исповедующих ислам в состав Российского государства; политика Рос­сии по отношению к ним на протяжении многовековой истории (Русь и Золотая Орда, Москва и Казанское ханство, государства Средней Азии и Кавказа); характер деятельности различных исламских субъектов в 30-е гг. XX в. и во время Великой Отечественной войны.

В-четвертых, недостаточной готовностью органов военно-политического управления и национальной безопасности действовать в районах массового распространения ислама. Данные структуры в отсут­ствие теоретико-методологических работ по проблеме взаимосвязи ис­ламского фактора и военной политики вынуждены действовать часто стихийно, в аварийном режиме, обеспечивая интересы государства в Чечне и других конфликтных регионах России и мира. Определенные изменения в военной политике нашего государства уже происходят. В частности, Военная доктрина РФ прямо указывает на внутренние угро­зы военной безопасности, заключающиеся в «противоправной деятель­ности экстремистских, националистических, религиозных, сепаратист-

ских и террористических движений, организаций и структур; создании, оснащении, подготовке и функционировании незаконных вооруженных формирований, организованной преступности, терроризме»1. Осталось подкрепить выработанные военно-докгринальные установки соответст­вующими принимаемыми и реализуемыми военно-политическими ре­шениями.

Между тем многие проявления исламского фактора либо остают­ся незамеченными (и по этой причине на них не могут реагировать со­ответствующие структуры), либо, наоборот, исламу приписываются не имеющие к нему отношения явления и процессы. Таким образом, тео­рия государственной политики в отношении ислама в условиях расту­щей агрессивности исламизма только разрабатывается. Система мер противостояния этой агрессивности тоже только начинает создаваться.

В-пятых, влиянием этноконфессиональных процессов в армей­ских коллективах на их готовность к выполнению учебно-боевых задач. Органы воспитательной работы военно-силовых структур заинтересо­ваны в предотвращении конфликтов на национальной и религиозной основе в армейских коллективах.

Степень научной разработанности проблемы напрямую связа­на с повышенным интересом к исламской и военно-политической про­блематике. Сама военная политика в 80-90-х гг. XX в. являлась объек­том научных исследований и является таковой в настоящее время2. Не­которые аспекты

1 См.: Независимая газета. - 2000. - 22 апреля. - С. 5.

2 См.: Бельков О.А. Интернациональное и национальное в военной политике со­циалистического государства: Дне. ...докт.филос.наук.-М., 1983; Война в Чечне. - М., 1995; Волков В.А. Военно-политическая деятельность государства: Дне. ...канд.филос.наук.-М., 1994; Варченко И.Б. Военная политика России в переходный пери­од: Дис. ...канд.филос.наук.-М, 1994; Герасимов А.В. Общественное мнение и военная политика (политологический анализ): Дис. ...докт.филос.наук.-М., 1995; Гареев М.А. Если завтра война? (Что изменится в характере вооруженной борьбы в ближайшие 20-25 лет).-М., 1995; Драпкин В.Б., Семенов А.В. Военно-политическая теория.-М., 1997; Дробов М.А. Малая война: партизанство и диверсии.-М, 1998; Золотарев В.А. Военная безопас­ность России.-М., 1998; Какая армия нужна России. Взгляд из истории: Российский воен­ный сборник.-М., 1995; Казаки в войнах России.-М„ 1999; Климов С.Н. Военная культура Франции XX века.-М., 2001; Краснов Б.И. Научное прогнозирование в советском военном строительстве: Дис. ...докт.фипос.наук.-М., 1989; Маслов С.В. Военная элита: политоло­гический анализ формирования: Дис. ...канд.филос.наук.-М., 1995; Национальные интере­сы и военная политика// Полис. -1994. -№ 4; Ницевич В.Ф. Военно-информационная по­литика государства: теория, императивы, приоритеты.-М., 2001; Родачин В.М. Идеология

8

связи исламской и военно-политической проблематики частично уже рассматривались в ряде работ отечественных ученых: З.С.Арухова, Г.П.Герейханова, Х.В.Дельмаева, П.А.Денисенко, И.П.Добаева, М.В.Дерябина, А.А.Игнатенко, А.П.Кошкина, И.Н.Кудинова, С.А-Мозгового, Н.И.Марчука, Ю.Г.Носкова, ИРотаря, В.В.Чебана, Н.Х.Юскаева. Эти авторы с различных позиций исследовали военно-политическую обстановку в России и ее взаимосвязь с действиями ре­лигиозных организаций, некоторые особенности военно-политической деятельности различных исламских фундаменталистских движений и организаций, особенности обеспечения свободы совести и вероиспове­дания в Вооруженных Силах РФ1. В то же время необходимоотметить, что пока нет научных работ, в которых полно и системно раскрывались бы трансформация, особенности и приоритеты военной политики Рос­сийского государства в условиях резкой активизации деструктивных

и современные военно-политические процессы.-М., 1995; Серебрянников В.В. Социоло­гия войны.-М., 1998; Тактика чеченских незаконных вооруженных формирований.-М., 2001; Щипанов Ф.Б. Система безопасности РФ и роль Вооруженных Сил в ее обеспече­нии: Дис. ...канд.филос.наук.-М, 1994 и др.

1 См. например: Арухов З.С. Концепция джихада в раннем исламе: Дис. ...канд.филос.наук.-Махачкала, 1995; Военно-политические аспекты региональной безо­пасности на Северном Кавказе.-Новочеркасск, 1999; Герасимов А.В. Общественное мне­ние и военная политика.-М., 1994; Герейханов Г.П. Религиозная ситуация на Северном Кавказе и ее учет в управленческой деятельности органов и войск ФПС России: Дне. ...канд.филос.наук. - М., 2000; Дельмаев ХВ. Сущность я социальная роль исламской концепции джихада: Дис. ...канд.филос.наук. -М., 1987; Денисенко П.А Современная религиозная ситуация в РФ и ее Вооруженных Силах: Дис. ...канд.филос.наук.-М., 1997; Дерябин В.М. Деструктивная роль исламской оппозиции в политическом урегулировании афганской проблемы в 1979-1989 гг.: Дис. ...канд.истор.наук.-М., 1990; Журавлев И.В. Подготовка воинов Аллаха (VT-ХЩ вв.).-М., 2000; Ислам в современном Афганистане. Политика НДПА в отношении религии.-Ташкент, 1982; Кошкин АП. Героико-патриотическое воспитание в войсках при выполнении воинского долга в Афганистане.-Ташкент, 1990; Кудинов И.Н. Соотношение нравственного и религиозного сознания в духовной жизни воина российской армии: Дис. ...канд.филос.наук.-М., 1997; Мозговой С. А Вооруженные силы России и религиозные объединения: состояние и перспективы взаимодействия// Религиозные организации и государство: перспективы взаимодействия. -М., 1999; Марчук Н.И. Война в Афганистане: Дис. ...докт.филос.наук.-М., 1993; Павлов АВ. Война. Армия. Религия.-М., 1988; Русаков В.А Военно-политическая обстановка у границ России и вероятный характер ее проявления в ближайшей перспективе// Информа­ционный сборник. № 2.-Екатеринбург, 1997. -С. 3-14; Ротарь И. Ислам и война,-М., 1999; Салимов К.Н. Современные проблемы терроризма.-М., 1999; Чебан В.В. Геополитическое положение и военная безопасность России.-М., 1997; Чеченский кризис. Спец. Выпуск.-М., 1995; Чечня - трагедия России// Этнополис.-М., 1995; Юскаев Н.Х. Проблемы свободы совести в вооруженных силах РФ: Дис. ...канд.филос.наук.-М., 1999 и др.

сил, прикрывающихся исламом для реализации своих политических, криминальных, экономических и иных целей на постсоветском про­странстве средствами вооруженного насилия. Кроме того пока недоста­точно научных работ, в которых системному анализу были бы подверг­нуты позитивный потенциал деятельности исламских субъектов в воен­ной сфере и направления государственной политики по отношению к исламу, позволяющей конструктивно использовать этот потенциал.

Явно недостаточно и научных работ, анализирующих такие анти­социальные явления, как терроризм, сепаратизм, радикализм, экстре­мизм, которые могут ноешь исламскую окраску или содержание и быть связаны с исламским фундаментализмом1. Среди авторов, пишущих на эти темы, отметим ИП.Добаева, А.А.Игнатенко, А.В.Малашенко, Д.Б.Малышеву, Г.ИМирского, А.И.Подцероба, КИ.Полякова, И.В.Севостьянова, Л.Р.Сюкияйнена, В.В.Титоренко, А.Ю.Умнова.

Однако исламский фактор не сводится только к антисоциальным явлениям. В данной диссертации он будет рассмотрен как категория политической науки и исследован на фоне изменения военной политики РФ в условиях появления новых угроз и становления новой российской государственности, когда реформированию подвержены не только об­щество и государство, но и Вооруженные Силы, когда распалась орга­низация Варшавского Договора, а новая дееспособная система коллек­тивной безопасности только создается, когда российское общество и его

1 См. например: Авраменко А.В. Сепаратизм (сущность и проблемы): Дис. ...канд.полит.наук.-М., 1997; Акаев В. Религиозно-политический конфликт в Чеченской Республике-Ичкерии// Центральная Азия н Кавказ. -1999. -№4; Матвеева А. Угроза исла­мизма в постсоветской Евразии// Там же; Дзебисашвили. Исламский фундаментализм на Кавказе - взгляд со стороны Грузии// Там же. -1999. -№2; Кузнецов Ю.П. Террор как средство политической борьбы экстремистских группировок и некоторых государств.-СПб., 1998; Литвинов Н. Борьба с терроризмом в современной России// Власть. -1997. -№9; Малышева Д. Исламско-фундаменталистский проект в реалиях современного мяра// Мировая экономика и международные отношения. -1999. -№7; Мирский Г.И. Ближний Восток и политика США// США -1998. -№3; Он же. Так ли уж страшен исламизм для России?// Мировая экономика и международные отношения. -1995. -№10; Некоторые проблемы борьбы с терроризмом в современных условиях// Безопасность. -1995. -№2.; Русаков В.А О реальной и мнимой угрозе исламского фундаментализма национальной безопасности// Информационно-аналитический сборник.-Екатеринбург. -1998. -№ 1; Са-лимов К.Н. Современные проблемы терроризма.-М., 1999; Севостьянов И. Исламский фундаментализм и исламский экстремизм - это совсем не одно и то же// Международная жизнь. -1996. -№5; Терроризм в России как авантюра и политическая практика.-М., 1999 и др.

10

военная сфера оказались подвержены активному влиянию извне. В про­цессе написания диссертации автор использовал работы, книги, статьи, диссертационные исследования и аналитические материалы, имеющие открытый характер.

Объектом исследования является исламский фактор как соци­ально-политическое явление.

Предметом исследования выступает механизм влияния ислам­ского фактора на военную политику российского государства.

Цель предпринятого исследования состоит в анализе сущности и содержания исламского фактора в России как многогранного социаль­но-политического явления и категории политической науки и выявле­нии механизма его влияния на военную политику государства.

Для реализации этой цели автор поставил перед собой следую­щие задачи:

• выработать и обосновать авторскую концепцию исламского фактора, показать его специфику как самостоятельного, динамичного социально-политического феномена и как категории политической нау­ки;

• теоретически обосновать различия между исламом, исламским фактором и исламизмом, показать их практическое воплощение и соот­несенность с террористической, сепаратистской деятельностью, радика­лизмом и экстремизмом в политике;

• выявить содержание и характер опасностей и угроз мировому сообществу со стороны исламизма;

• рассмотреть и комплексно описать характер, содержание и особенности исламских военно-политических идей и механизмы их реализации;

• исследовать механизм влияния исламского фактора на воен­ную политику светского государства, раскрыть его структуру и специ­фику;

•проанализировать основные тенденции трансформации воен­ной политики России в условиях активного воздействия на нее ислам­ского фактора, предложить систему мер и способов военного-политического реагирования на военно-политическую активность ис­ламских субъектов, использования позитивного потенциала государст­венно-исламских отношений и при организации противодействия агрес­сивному исламизму.

11

Теоретико-методологическую основу диссертации составили работы отечественных и зарубежных исследователей - философов, по­литологов, историков, правоведов, государственных и религиозных дея­телей, а также материалы дискуссий, научно-практических конферен­ций международного и национального масштабов, многочисленные во­енно-теоретические труды, авторефераты диссертаций и публицистические материалы. Методологической основой анализа про­блем диссертации явились методы системного и структурно-функционального анализа. Для решения поставленных задач использо­вались социологические методы, а также методы прогнозирования, мо­делирования. Учтены методологические разработки теории войн и во­енных конфликтов, геополитики, теории национальной безопасности.

Особое значение в ходе работы над диссертацией придавалось анализу Корана и сунны, норм шариата, законодательства исламских государств и Российской Федерации, военно-доктриналъных докумен­тов Российского государства по проблемам безопасности. Исследование опирается на положения и выводы, категориальный аппарат философии, политологии, юриспруденции, социологии, конфликтологии, религио-ведения и ориенталистики.

Эмпирическую базу диссертации составили результаты полито­логических и военно-политологических изысканий, проведенных орга­нами государственными учреждениями, институтами Министерства обороны, а также лично автором по проблемам, относящимся к теме исследования (авторское исследование проведено автором среди воен­нослужащих в Ингушетии, Дагестане, Ставропольском и Краснодар­ском краях, дивизии ОДОН, Саратовском ВВИРХБЗ в 1998-1999 гг.)

Цель и задачи исследования предопределили структуру работы и логику изложения. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения, приложения, тезауруса и библиографии.

Во введении обосновывается актуальность темы как крупной на­учной проблемы политологии, раскрывается степень ее научной разра­ботанности, определяется основной замысел и цель исследования, ха­рактеризуются теоретико-методологические основы анализа проблемы, подчеркивается научная новизна и практическая значимость диссерта­ции, формулируются основные положения, выносимые на защиту, от­ражается степень апробации полученных результатов и выводов.

12

В первой главе - «Исламский фактор -как социально-политическое явление» анализируется сущность, структура, содержание и основные детерминанты исламского фактора, особое внимание уделя­ется рассмотрению детерминант и сущности военно-политического со­держания, военно-политических идей и механизмов их реализации. Рас­сматривается специфика исламского фактора и его военно-политического содержания в Российской Федерации.

Во второй главе - «Характер и содержание влияния исламского фактора на военную политику Российского государст­ва» осуществляется анализ сущности и структуры механизма влияния исламского фактора на военную политику государства, изменений со­держания военной политики России под влиянием исламского фактора в конце XX - начале XXI в. В главе рассмотрены возможности и осо­бенности влияния исламистских структур на военную политику России, особенности военно-политических отношений РФ с исламскими госу­дарствами, специфика влияния отношений между российским государ­ством и духовными управлениями мусульман на военно-политическую деятельность.

В третьей главе - "Военно-политическое реагирование Россий­ского государства на активизацию исламского фактора" дается обосно­вание основным приоритетным направлениям военной политики Рос­сийского государства в условиях усиления агрессивности исламистских структур, раскрываются направления и перспективы военно-политических отношений РФ с исламскими государствами, представле­на разработанная автором система мер по совершенствованию отноше­ний российского государства с отечественными исламскими государст­вами и их использованию в военной сфере российского общества.

В заключении сделаны обобщающие выводы по теме исследова­ния, формулируются теоретические и практические предложения по разработке и реализации военной политики российско­го государства в современных условиях.

Научная новизна исследования и обоснование положений, выносимых на защиту

Научная новизна исследования в самом общем виде заключена в самой теме, которая в предложенной постановке рассматривается

13

впервые; в совокупности разработанных в ней теоретико-методо­логических вопросов и практических проблем влияния исламского фак­тора на военную политику многонациональных и поликонфессиональ­ных государств; в полученных выводах и сформулированных практиче­ских рекомендациях по дальнейшей оптимизации военной организации российского государства, процесса подготовки вооруженных сил и дру­гих военно-силовых структур к возможным войнам XXI века в условиях появления новых вызовов.

Более конкретно научную новизну составляют: а) комплексное исследование сущности, структуры, детерминантов исламского факто­ра; б) раскрытие специфики, места и роли исламского фактора в свет­ском государстве и многоконфессиональном социуме; в) исследование сущности и детерминантов военно-политического содержания ислам­ского фактора; г) выявление и анализ механизма влияния исламского фактора на военную политику Российской Федерации; д) анализ изме­нений военной политики российского государства, происходящих под влиянием исламского фактора; е) определение системы военно-политического реагирования на активизацию исламского фактора; ж) выработка практических предложений по нейтрализации и использова­нию военно-политической активности исламских субъектов.

Обоснование положений и выводов, выносимых на защиту

1 Определение сущности, структуры, содержания и детерми­нантов исламского фактора как общественного явления и как кате­гории политической науки, его специфики в Российской Федерации.

Исходя из того, что в отечественной и зарубежной научной лите­ратуре отсутствует дефиниция понятия «исламский фактор», автор вы­вел его, используя определение понятия «фактор». Данный термин в отечественной науке понимается, во-первых, как причина, движущая сила процесса или явления; во-вторых, как факт, имеющий место; в-третьих, как любой процесс или явление, субъективно определенное как фактор с точки зрения исследователя. Автором в качестве основного выбран первый подход, поэтому фактор понимается как общественно значимое воздействие, общественно значимая сила.

В таком контексте не все, что относится к исламу, автор считает возможным отнести к исламскому фактору, на первое место в его ана-

14

лизе поставлен деятельностный подход, так как деятельность - это про­цесс, в ходе которого человек творчески преобразует природу, делая тем самым себя деятельным субъектом. Потому исламский фактор автором определен как социально-значимая деятельность различных исламских субъектов, оказывающая влияние на общество.

Он проявляет себя в различных сферах общественной жизни: экономической, социальной, политической, религиозной, духовной и т.д., характеризуется социальной значимостью, всемирностью, систем­ностью. Социальная значимость исламского фактора заключается в его влиянии на государства и их коалиции, общество или большие его час­ти, а также на партикулярном уровне. Системность исламского фактора состоит в том, что он не носит только религиозного или политического характера, проявляет себя в различных сферах общественной жизни и в том, что структурно включает в себя большое количество самых разно­образных субъектов социального действия, их цели, деятельность, ис­ламские ценности, традиции, нормы. Всемирность исламского фактора заключается в том, что он проявляет себя везде, где живут мусульмане и действуют их организации, в мусульманских и в не мусульманских странах, в отношениях между мусульманскими субъектами и в их от­ношениях с не мусульманскими субъектами.

Социальную базу исламского фактора составляют обычно две ка­тегории: часть молодежи и духовенства, выведенные в результате соци­ально-политических и идеологических изменений из привычной соци­альной среды, потерявшие привычные ориентиры.

Основной причиной такого положения являются особенности ис­ламского вероучения, заключающиеся в наличии достаточного количе­ства в нем положений радикального характера (джихад, трактуемый как священная война, борьба в первую очередь не с дурными наклонностя­ми, а с инакомыслящими), которые при отсутствии широко распростра­ненной системы знаний о сущности ислама позволяют исламской моло­дежи быстро радикализироваться, поскольку исламская молодежь стре­мится восполнить недостаток знаний, жизненных установок, идеологических ориентиров обращением к первоосновам мусульман­ской религии.

Социальную базу исламского фактора составляет исламское ду­ховенство, поскольку к нему относятся служители культа, лица, про­фессионально занимающиеся отправлением религиозных обрядов и

15

служб и составляющие особые корпорации. Исламское духовенство не является идеологически однообразным, поэтому независимо от характе­ра социальных изменений, внутри него находятся группы, которым есть что терять.

Конституируют исламский фактор различные исламские субъек­ты, к которым автор относит, во-первых, международные исламские организации и исламские государства; во-вторых, различные исламские организации транснационального характера; в-третьих, исламские орга­низации национального масштаба: банки, религиозные организации и общины, социальные структуры, незаконные вооруженные формирова­ния; в-четвертых, исламскую семью; в-пятых, исламские средства мас­совой информации, учебные и научно-исследовательские структуры.

К международным исламским организациям относятся три кате­гории организаций:

1. Межгосударственные объединения на правительственном уровне, в которых страны-участницы представлены главами государств или правительств, а решения принимаются и реализуются на государст­венном уровне и являются обязательными для всех стран - членов таких организаций.

2. Международные организации на неправительственном уровне, в которых страны представлены лидерами отдельных религиозных ор­ганизаций, крупными общественными и политическими деятелями.

3. Международные организации, в которых представлены не страны, а отдельные религиозные общины или объединения.

Результатом действия исламского фактора является достижение той или иной степени исламизации общества. Добиться полной ислами-зации в настоящее время достаточно трудно, однако пример правления талибов в Афганистане в конце XX в. говорит о том, что такие попытки осуществления полной или почти полной исламизации общества перио­дически предпринимаются. Исламский фактор, направленный на уско­ренную исламизацию общественных отношений, обостряет межрелиги­озные противоречия в странах, где существуют наряду с исламом боль­шие неисламские группы, неизбежно приводит к возникновению или обострению «сектантской, межобщинной розни, к конфликтам между различными направлениями внутри самого ислама», внутри самого ис­ламского мира.

16

Определяют характер, направленность исламского фактора его детерминанты. В диссертации выделены две группы детерминантов исламского фактора: религиозные и социально-политические. К религи­озным детерминантам относятся особенности исламского вероучения, такие как: тотальность ислама, завершение пророчества, аутентичность личности мусульманина исламскому вероучению, идеологизация и ми­фологизация государственно-политической системы ислама, существо­вавшей в момент его появления, фатализм, фанатизм, нетерпимость, нацеленность на борьбу с врагом, джихад, подозрительное отношение к представителям других религий, а также нацеленность на решение со­циальных проблем, высокая духовность и толерантность ислама. К со­циально-политическим детерминантам автор относит: ислам как образ жизни, социально-политическое устройство общества, отношения меж­ду государством и исламскими структурами, динамика изменения коли­чества мусульман в обществе, качество исламских организаций, отно­шения между отечественными и зарубежными исламскими организа­циями. Комбинация данных детерминантов и определяет специфику, характер, направленность и содержания исламского фактора в конкрет­ной стране, социуме, регионе и мире.

В диссертации выделена специфика исламского фактора в Рос­сийской Федерации. К его специфике отнесено то, что ислам является в России религией меньшинства, отсутствие в нашей стране в течение длительного времени единого религиозного центра, многовековое гос­подство православия, инициативы и деятельность государства по струк­турированию российской уммы; регионализация уммы (3 основных ре­гиона распространения ислама и 3 центра), разработанность в последние годы религиозного законодательства, не институализированный харак­тер государственной политики в отношении ислама (всегда было много разнообразных государственных органов, часто силовых, которые зани­мались исламом), сложные отношения с РПЦ, специфические отноше­ния с мировой уммой. распространение на территории Российской Фе­дерации одновременно двух мазхабов. Ислам за несколько веков в Рос-си прошел путь от инородческой до терпимой, а затем - до традиционной религии.

2. Концепция различения ислама, исламского фактора и исла­мизма, дифференцирования различных исламских субъектов соци­ального и политического действия.

17

Предложенная автором концепция предполагает различение ис­лама, исламизма, исламского фактора на основании дифференциации целей различных исламских субъектов и применяемых средств дости­жения этих целей.

В отличие от ислама, под исламизмом в диссертации понимается идейно-политическое течение, создатели и участники которого ставят перед собой политические цели изменения общественного и социально-политического устройства путем ускоренного внедрения в него норм шариата (ускоренная исламизация) и готовы для этого применять лю­бые средства достижения, включая и средства социального и вооружен­ного насилия, экстремизма и террора. Исламисты отвергают светские правовые системы, нормы, правила, готовы блокироваться с любыми социально-политическими силами1. По различным оценкам в мире в настоящее время насчитывается от ста пятидесяти до двухсот пятидеся­ти исламистских организаций, пытающихся на практике реализовать исламистский проект.

Исламизм последовательно осуществляет исламистскую экспан­сию салафитского вероучения. В работе выделены четыре основные организационные формы экспансии. Во-первых, замена мусульманских субъектов, то есть внедрение в имеющиеся в каждой стране распростра­нения ислама объединений исламского духовенства, исламистских эле­ментов, и/или замена исламского духовенства (полностью или частич­но), лояльного по отношению к модернизаторским светским режимам, на духовенство исламистское. Во-вторых, создание массовой исламист­ской базы в странах распространения ислама. В-третьих, образование религиозно-политических организаций исламистского характера, оппо­зиционных как по отношению к существующим политическим систе­мам, так и по отношению ко всему местному исламскому духовенству. Идеологической базой деятельности таких политизированных органи­заций является салафизм. В-четвертых, создание исламистских плац­дармов в зонах слабого или ослабленного государственного контроля за национальными территориями.

1 См. подробнее: Добаев И.П. Исламский радикализм в мезвдународной политике. -Ростов н/Д, 2000; Ислам и политика.-М., 2001; Ислам и исламизм.-М., 1999; Малашенко А.В. Исламские ориентиры Северного Кавказа.-М., 2001; Поляков К.И. Арабский Восток и Россия: проблемы исламского фундаментализма.-М., 2001; Ротарь И. Ислам и война,-М., 1999 и др.

18

Существует большое количество реальных зон (регионов), где исламистам на некоторое время удавалось взять контроль над террито­риями в свои руки. Это: юг Ливана (контролируется проиранской исла­мистской "Партией Аллаха" (Хезбалла); различные районы Афганиста­на; Тавильдаринская зона в Таджикистане; южная часть Филиппин (ис­ламистские повстанцы Исламского фронта освобождения Моро и группировка "Абу-Сайяф"); северная часть острова Суматра (исламист­ское движение "Свободный Ачех"); индонезийские Молуккские острова (исламистский экспедиционный корпус "Воинство джихада" (Лашкар джихад); Босния и Герцеговина; Косово; разные регионы Алжира, Су­дана, Нигерии и Сомали, Южной Африки; Панкийское ущелье в Грузии (объявленное чеченцами-кистинцами «самоуправляемой исламской территорией»), Кадарская зона в Дагестане и Чечню, ряд плацдармов в Киргизии и Казахстане.

Исламские организации, в отличии от исламистских не ставят пе­ред собой политических целей (исламизацию любой ценой), на первое место в их деятельности стоит религиозная сторона, культовая деятель­ность. Исламские организации приспосабливаются к жизни в любых правовых системах, исключают для себя средства любого насилия.

Таким образом, исламский фактор отражает деятельностную сто­рону исламизма и ислама - деятельность, имеющую социально-значимый характер, то есть влияющую на общество.

3. Результаты анализа механизма влияния исламского фак­тора на военную политику Российского государства.

В диссертации разработан механизм влияния исламского фактора на военную политику государства, отличительными особенностями ко­торого является: общественный характер, политическая специфика (объект - военная политика), динамичная изменчивость. Под механиз­мом влияния исламского фактора на военную политику государства следует понимать совокупность таких компонентов, которые в резуль­тате деятельности разнообразных исламских субъектов приводят к из­менениям объекта - военной политики. В диссертации дается авторский вариант указанного механизма, который имеет 4 компонента: мировоз-зренческо-ценносгный, нормативно-правовой, институционально-орга­низационный, функционально-деятельностный.

Мировоззретеско-ценностный компонент механизма включает мировоззрение мусульман и их лидеров и исламские ценности. В ос-

19

мыслении быстро меняющегося мира у мусульман огромную роль игра­ет мировоззрение, которое помогает в выработке системы ценностей мусульман, мусульманских социальных общностей, организаций и го­сударств. Влияние на военную политику государства осуществляется, таким образом, через выработанную систему ценностей, которая наряду с мировоззрением определяется исламскими традициями, обычаями, установками, исламскими военно-политическими идеями, что в конеч­ном итоге приводит к разной оценке военно-политической реальности, выработке новых ценностей, в том числе и в военной сфере и в после­дующем к практическим действиям.

Нормативно-правовой компонент механизма представлен сово­купностью светских и религиозных норм. Светские нормы отражены в актах международного, межгосударственного и национального уровня и нормами этического плана. Однако мусульмане, исламские организации имеют свое мусульманское право (шариат), свои социальные, политиче­ские и военно-политические нормы. Таким образом, деятельность ис­ламских субъектов строится на комбинации шариатских и светских норм. Анализ законодательства ряда мусульманских стран позволяет сделать вывод о том, что ни в одной из них законодательство не осно­вывается только на шариатских нормах1.

Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что нормы шариата практически не противоречат светскому законодательству и в ближайшее время правовая система России не подвергнется изменению с учетом шариата. Данное положение касается и военно-политической сферы.

Институционально-организационный компонент рассматривает­ся с точки зрения анализа наличия, функциональности и качества ис­ламских военно-политических структур государственного и трансна­ционального характера. Анализ показывает, что наряду с такими орга­нами - армиями и военно-силовыми структурами - мусульманских государств существуют многочисленные политические исламские орга­низации, имеющие собственные вооруженные формирования, органы разведки, связи, обеспечения безопасности и т.п. По сути такие ислам-

1 Подробнее см.: Сюкияйнен Л.Р. Шариат и мусульманско-правовая культура.-М., 1997. Он же. Найдется ли место шариату в российской правовой системе?// Ислам на постсоветском пространстве: взгляд изнутри.-М., 2001. - С. 15-41.

20

ские организации являются прототипами исламской государственности в военно-политическом варианте. Внутри военно-силовых структур ис­ламских государств создаются религиозные органы, занимающиеся воспитанием, идеологической обработкой личного состава, обеспечи­вающие взаимодействие исламских и военно-политических органов го­сударственного и транснационального характера.

Функционально-деятелъностный компонент рассматривает в ра­боте как основной и связан с анализом различий в целях деятельности различных исламских военно-политических государственных и негосу дарственных субъектов, связи их военно-политической деятельности с безопасностью. Важно подчеркнуть, что военно-политическая деятель­ность разнообразных исламских субъектов должна быть открытой, за­конной, обеспечивать единство военной политики для государственных, общественных и религиозных организаций.

В диссертации рассмотрены возможности и особенности влияния исламистских структур на военную политику России. Еще в 80-х гг. XX в. духовенству, политическим режимам ряда исламских стран удалось вложить огромные дополнительные средства, прежде всего "нефтедол­лары", в формирование и функционирование большинства исламист­ских организаций1. В этот период наибольшая военно-политическая активность исламистских организаций отмечалась в развитых мусуль­манских государствах (Саудовская Аравия, Иран, Египет, Пакистан, Сирия) и вооруженная борьба на территории этих стран велась между исламистскими и государственными структурами. Затем произошла трансформация географии центров вооруженной борьбы исламистских структур - они переместились в Афганистан, на постсоветское про­странство в государства Центральной Азии, Закавказья, Северный Кав­каз, так называемую «Черную Африку». Ныне исламистские организа­ции активно действуют в странах, испытывающих серьезные трудности в развитии национальной экономики, где обострены социальные проти­воречия, нестабильна политическая ситуация.

1 Так, в создание движения моджахедов и талнбов в Афганистане наибольший вклад внесла Саудовская Аравия (при активной финансовой поддержке США и организа­ционной - Пакистана). Через механизмы закята и исламской солидарности большинство мусульманских стран продолжают тратить средства на создание и функционирование центров подготовки вооруженных боевиков по всему миру.

21

Как показывает опыт военного противостояния с исламистски­ми организациями в Афганистане, Чечне, Узбекистане, Таджикистане, Косово, большинство исламистских формирований не имеет крупных вооруженных структур, в большей степени привержены к ведению бое­вых действий в форме «мятежевойны» или так называемой «партизан­ской войны», используют в основном высокопрофессионально подго­товленных в военном отношении людей (которых сами и готовят), стремятся реализовать преимущества войны в горной, горно-лесистой и горно-пустынной местностях, склонны к террористическим действиям, постоянно ведут «минную войну» и совершенствуют тактику ведения боевых действий, умело используют особенности социальной и военно-политической обстановки в странах и регионах, вступают в самые раз­нообразные военные и военно-политические союзы и коалиции, осуще­ствляют мощное информационно- идеологическое и психологическое воздействие на органы власти, население и войска, стремятся к облада­нию современными видами вооружений и оружием массового пораже­ния (ОМП), используют террор в отношении органов власти и населе­ния, мобильны по характеру действий и интернациональны по составу.

В диссертации рассмотрены особенности военно-политических отношений России с исламскими государствами. Особенности обуслов­лены, во-первых, серьезными изменениями, произошедшими за послед­ние два десятилетия в геополитической структуре мира. Во-вторых, опытом СССР/РФ, который показывает, что односторонние уступки демократического и общечеловеческого характера могут и не повлечь за собой адекватных действий со стороны других субъектов международ­ного права. В-третьих, осознанием руководством РФ и мусульманских стран факта, что опыт военно-политической деятельности иных цивили-зационных моделей может не носить универсального характера.

Исламские государства в конце XX в. были вынуждены приспо­сабливаться к формированию новой системы международных отноше­ний, окончанию "холодной войны" и военно-политического противо­стояния двух мировых держав. При этом подавляющее большинство исламских государств, являясь субъектами международного права, под­ходят к решению вопросов взаимодействия и отношений друг с другом с помощью политических, мирных средств, путем переговоров и дости­жения взаимоприемлемых компромиссов. К особенностям военно-политических отношений мусульманских государствам относятся: их

22

стремление к расширению интеграционных процессов; возрастание ро­ли США и их союзников, НАТО во всех регионах мира и ориентация ряда мусульманских государств на сотрудничество с ними; стремление многих мусульманских государств к перевооружению самыми совре­менными видами оружия; в ряде стран - борьба с исламистскими дви­жениями и их поддержка со стороны руководства некоторых исламских стран; борьба за влияние в исламском-мире; продолжающаяся ориента­ция ряда стран на Россию. Анализ показывает, что в ближайшие 20-30 лет исламские государства не могут быть рассмотрены как активные субъекты мировой силовой политики.

В работе рассмотрены направления возможного влияния духов­ных управлений мусульман как субъектов гражданского общества на военную сферу российского общества и его военную организацию: ис­следование наличия и формирования необходимых каналов для само­выражения воинами-мусульманами своих потребностей и возможностей для их реализации в социально-политической деятельности; анализ и применение во взаимоотношениях исламских организаций и военной организации правовых и нравственных ограничителей; возможность участия исламских (и других общественных) движений в постановке и решении вопросов, связанных с функционированием и развитием воен­ной организации государства, обеспечением его безопасности; доведе­ние до общества и государственных структур собственное отношение к войнам и военным конфликтам; укрепление традиций и совершенство­вание ритуалов реализации свободы совести и духовного самовыраже­ния оптимизацию отношений между гражданской и военной сферами с целью контроля последней (гражданский контроль), подготовка му­сульман к службе в армии и их патриотическое воспитание, исследова­ние исторических традиций участия мусульман и отечественных му­сульманских организаций в защите Родины.

4. Характеристика детерминантов и сущности военно-политического содержания исламского фактора,

В диссертации разработано понятие военно-политического со­держания исламского фактора. Детерминантами военно-политического содержания исламского фактора выступают военно-политические идеи ислама, а также различные интересы мусульманских социумов, которые для своей реализации требуют подготовки и применения средств воо­руженного насилия. Например, интересы обеспечения безопасности

23

уммы, обеспечения геополитического превосходства мусульманских субъектов, отражения военной агрессии, сохранения религиозных и ду­ховных ценностей мусульман и т.д.

Детерминируют военно-политическое содержание военно-поли­тические идеи ислама, военно-политические отношения, в которые вступают различные исламские субъекты как между собой, так и с не исламскими субъектами социально-политического действия, наличие угроз мусульманам (понимаемых зачастую весьма субъективно), отсут­ствие единого политического и военно-политического исламского цен­тра, перенаселение исламского мира, конкретная политическая и воен­но-политическая обстановка в разных регионах мира, исламоцснгризм, подчинение религиозного комплекса государственному аппарату, объ­ективность обращения к исламу любого политического режима в му­сульманских странах для дискредитации своих противников в глазах верующих, активное действие исламского фактора в военно-силовых структурах.

Военно-политическое содержание исламского фактора представ­лено как совокупность военно-политических идей ислама и механизмов их реализации. Военно-политические идеи ислама включают: отноше­ние исламского вероучения к войнам, вооруженным конфликтам и их классификация, отношение к интенсивности боевых действий, возмож­ность участия или неучастия в боевых действиях, отношение к плен­ным, женщинам и детям на войне, применение военной хитрости; воз­можность заключения военных и военно-политических союзов, опреде­ление вероятного противника, определение того, что может быть защищаемо и как защищаемо.

Причины появления военно-политических идей ислама связаны с причинами появления самого ислама. К внутренним причинам относят­ся: низкий уровень производительных сил, кровное родство, отношения между кочевниками и оседлыми мекканцами и мединцами, арабами-язычниками и иудеями, имущими и неимущими, междоусобные войны и конфликты на почве экономических и других интересов, образование племенных союзов, языческие верования (магия, анимализм, фетишизм, идолопоклонство и т.д.). К внешним причинам относятся: захватниче­ские войны со стороны Персии, Византии, Абиссинии, военные способы консолидации племен, формирование арабского национального само­сознания.

24

В работе рассмотрены две категории механизмов реализации во­енно-политических идей ислама: религиозные и социально-политические. Религиозные механизмы: салафизм, прозелитизм, так-фир. Социально-политические: исламское государство и иные ислам­ские структуры, собственные исламские вооруженные формирования, мобилизация, террор, панисламизм.

5. Результаты рассмотрения, военной политики государства как объекта влияния исламского фактора.

Военная политика понимается как составная часть общей поли­тики государства, непосредственно связанная с организацией и исполь­зованием военной силы в целях обеспечения национальной и междуна­родной безопасности в их неразрывном единстве. Анализ изменений военной политики российского государства, происходящих под влияни­ем исламского фактора подразумевает рассмотрение его влияния на во-енно-доктринальные установки российского государства, принимаемые и практически реализуемые военно-политические планы и решения в Российской Федерации.

Во-первых, военно-доктринальные установки российского госу­дарства учитывают влияние исламского фактора. Хотя в прямой поста­новке исламский фактор в российских военно-докгринальных докумен­тах ни разу не упоминается, действия исламистских структур рассмат­риваются в качестве угроз безопасности РФ. В «Концепции национальной безопасности РФ», «Военной доктрине РФ», «Концепции внешней политики РФ» появились положения, учитывающие воздейст­вие исламского фактора, корректируется законодательство (Закон «О борьбе с терроризмом»), планы будущих войн и вооруженных конфлик­тов с учетом войны в Афганистане, Чечне, Косово, в Израиле.

К основным внешним угрозам относятся: создание, оснащение и подготовка на территориях других государств вооруженных формиро­ваний и групп в целях их переброски для действий на территориях РФ и ее союзников. К основным внутренним угрозам - противоправная дея­тельность экстремистских националистических, религиозных, сепарати­стских и террористических движений, организаций и структур, направ­ленная на нарушение единства и территориальной целостности РФ, дес­табилизацию внутриполитической обстановки; создание, оснащение, подготовка и функционирование вооруженных формирований; органи­зованная преступность, терроризм.

25

Во-вторых, поскольку результатом военной политики является подготовка общества к возможной войне, в работе современная война с исламистами охарактеризована как имеющая «партизанский характер или «мятежевойна». Автор акцентирует внимание на то, что участие в войне наряду с регулярными нерегулярных вооруженных формирова­ний», которыми по сути и являются исламистские структуры, может спровоцировать конфликт любой интенсивности.

В-третьих, в Российской Федерации реально разрабатываются планы, цели, задачи и средства вооруженного противостояния с ислами­стскими структурами, как не имеющими государственно-терри­ториальной принадлежности, но имеющими финансовую и идеологиче­скую подпитку извне. Целями применения Вооруженных Сил РФ и дру­гих войск во внутренних вооруженных конфликтах являются разгром и ликвидация незаконных вооруженных формирований, создание условий для полномасштабного урегулирования конфликта на основе Конститу­ции РФ и федерального законодательства. Основными формами приме­нения Вооруженных Сил РФ и других войск являются совместные спе­циальные операции - во внутренних вооруженных конфликтах и контр­террористические операции - при участии в борьбе с терроризмом в соответствии с федеральным законодательством. Таким образом, во внутренних вооруженных конфликтах Российская Федерация обязуется применять Вооруженные Силы только в целях урегулирования уже имеющихся конфликтов, когда они носят угрожающий характер, неза­висимо от того, на какой основе (националистической, религиозной, идеологической и т.д.) действуют деструктивные по отношению к Рос­сии силы.

Основными задачами применения Вооруженных Сил и других войск во внутренних вооруженных конфликтах являются разгром и ли­квидация незаконных вооруженных формирований, бандитских и тер­рористических групп и организаций, уничтожение их баз, центров под­готовки, складов, коммуникаций; восстановление законности и право­порядка; обеспечение общественной безопасности и стабильности; поддержание правового режима чрезвычайного положения в районе конфликта; локализация и блокирование района конфликта; пресечение вооруженных столкновений и разъединение противоборствующих сто­рон; изъятие оружия у населения в районе конфликта; усиление охраны общественного порядка, безопасности в районах, примыкающих к рай-

26

ону конфликта. Таким образом, действия исламистских структур рас­сматриваются как частный случай дестабилизирующих воздействий, и военная сила против них может быть применена, но только в случаях, когда они своими действиями угрожают безопасности Российской Фе­дерации.

В-четвертых, под влиянием исламского фактора усиливается террористический характер современных и будущих войн и вооружен­ных конфликтов. Применение исламистскими структурами диверсий, поджогов, террористических актов, расправ и издевательства над плен­ными и гражданским населением нарушает исламские положения и ме­ждународные нормы и правила ведения войны.

В-пятых, усиливается коалиционная составляющая военной по­литики российского государства. Усиливающийся террористический характер современной войны позволяет Российской Федерации сотруд­ничать в военно-политической сфере со всеми государствами мира, ко­торые рассматривают исламистские структуры как военного противника и борются с терроризмом.

В-шестых, исламский фактор влияет на реализуемые военно-политические планы и решения: на обеспечение свободы совести в Воо­руженных Силах РФ, на комплектование Вооруженных Сил призывни­ками из исламоориенгированных регионов; на борьбу с вероятным во­енным противником - исламистскими структурами; на борьбу с наем-ничеством.

6. Система военно-политического реагирования государства на повышенную активность исламского фактора, пути, средства и способы нейтрализации и использования военно-политической ак­тивности различных исламских субъектов, учета влияния ислам­ского фактора в военной политике российского государства.

В авторском представлении в такую систему входят приоритеты военной политики российского государства по противодействию усили­вающейся агрессивности исламистских структур, направления и пер­спективы военно-политических отношений Российской Федерации с исламскими государствами, пути совершенствования отношений госу­дарства и отечественных исламских организаций и их использование в военной сфере российского общества.

Приоритетными направлениями военной политики Российской Федерации по решению задач противодействия исламистским струкгу-

27

рам являются: подготовка к участию в войне либо в вооруженном кон­фликте с исламистскими формированиями, рассмотрение их как одного из реальных противников РФ; совершенствование способов противо-партизанской войны; усиление коалиционной составляющей военной политики, поиск союзников и партнеров для борьбы с исламистами; усиление информационного компонента военной политики, его анти­террористической направленности; внедрение долговременных измене­ний в тактику боевых действий, системы вооружений, структуру частей и подразделений, принимающих участие в борьбе с исламистами или готовящихся к боевому применению, с целью сделать эти части и под­разделения более боеспособными и мобильными; активное использова­ние в учебном процессе, повседневной деятельности боевого опыта, накопленного в Афганистане, Чечне, Боснии, Косово, Македонии и т.д.; непрерывное совершенствование воспитательной работы с военнослу­жащими и патриотического воспитания населения РФ; дальнейшее на­ращивание правового обеспечения деятельности военно-силовых струк­тур на территории России и ее союзников в борьбе против исламист­ских структур.

В диссертации определены направления и перспективы военно-политические отношения между Российской Федерацией и мусульман­скими государствами. Предлагается их оптимизация по следующим ос­новным направлениям: военная и военно-политическая интеграция, оп­ределение ее целей, задач и пределов; дальнейший поиск союзников в мусульманском мире; поставка в мусульманские страны военной техни­ки и технологий; сохранение и наращивание влияния России в ислам­ском мире; оказание помощи в разрешении конфликтов (в том числе и в военной сфере) в исламском мире и внутри исламских стран; учет опыта создания и деятельности структур обеспечения внутренней безопасно­сти (например, КСИР) в исламских странах и проработка возможности применения этого опыта в российском военном строительстве, в обес­печении национальной безопасности РФ; борьба за доминирование в исламских регионах мира и на постсоветском пространстве.

Военно-политические отношения РФ с мусульманскими страна­ми строятся на основании:

- действующего законодательства и военно-доктриналъных до­кументов, где определено, что Российская Федерация осуществляет ме­ждународное военное (военно-политическое) и военно-техническое со-

28

трудничество, исходя из своих национальных интересов, необходимо­сти сбалансированного решения задач по обеспечению военной безо­пасности... международное военное (военно-политическое) и военно-техническое сотрудничество является прерогативой нашего государст­ва;

- сохраняющейся общностью интересов России и интересов дру­гих государств по многим проблемам международной безопасности, включая противодействие распространению оружия массового уничто­жения, предотвращение и урегулирование региональных конфликтов, борьбу с международным терроризмом и наркобизнесом, решение ост­рых экологических проблем глобального характера, в том числе про­блемы обеспечения ядерной и радиационной безопасности;

- активизацией усилий ряда государств, направленных на ослаб­ление позиций России в политической, экономической, военной и дру­гих областях, попытками игнорировать интересы России при решении крупных проблем международных отношений, включая конфликтные ситуации, которые способны подорвать международную безопасность и стабильность, затормозить происходящие позитивные изменения в ме­ждународных отношениях. К таким странам ни «Концепция националь­ной безопасности РФ», ни «Военная доктрина РФ», ни «Концепция внешней политики РФ» не относят мусульманские государства;

- действиями развитых государств мира, в первую очередь блока НАТО, не спешащих интегрировать Россию в европейские и мировые политические и военно-политические союзы, применяющими в отно­шении как мусульманских государств, так и Российской Федерации по­литику «двойных стандартов».

В работе предложены пути совершенствования отношений между государством и духовными управлениями мусульман и их использова­нию в военной сфере российского общества.

а) Решению этой задачи будет способствовать восстановление специализированной подготовки заместителей командиров подразделе­ний по воспитательной работе, а также работников воспитательных структур для соответствующих регионов и округов;

б) Необходимо внести определенные изменения в содержание преподавания ряда общественных дисциплин в вузах страны: исламская проблематика должна быть более обстоятельно представлена в педаго­гике, психологии, социологии, истории, религиоведении и в политиче-

29

ской науке. В армии в системе общественно-государственной подготов­ки, политического информирования можно обеспечить познание офи­церским составом сути национальных и религиозных проблем, нацио­нальных и конфессиональных особенностей военнослужащих, а также жителей регионов, где используются или могут быть использованы рос­сийские военно-силовые структуры. В содержание занятий ввести спец­курсы «Религиозные проблемы и армия», «Исламский фактор и россий­ские Вооруженные Силы», «Особенности военнослужащих-мусульман», обратив внимание при этом на прикладную направлен­ность таких занятий;

в) ставить вопрос о введении института военного духовенства в российских Вооруженных Силах и решать его в настоящее время преж­девременно, поскольку это нарушает светский характер российского государства, принцип его равноудаленности от различных конфессий и конституционные положения;

г) обеспечение свободы совести российских военнослужащих не­обходимо осуществлять также на основе принципа равноудаленности государства и его военно-политических структур от религиозных кон­фессий и религиозного влияния;

д) сотрудничество между органами государственной власти и ду­ховными управлениями мусульман в военной сфере должно найти свою организационно-правовую форму. Это может быть договор либо совме­стные экспертные группы, консультационные структуры и т.д.;

е) потенциал духовных управлений мусульман должен быть про­тивопоставлен агрессивным действиям исламистских структур, их во­енной, военно-политической, идеологической, информационной и экс­тремистской деятельности.

Практическая значимость исследования и его апробация

Практическая значимость исследования.

Осуществленный научный анализ исламского фактора и его влияния на военную политику российского государства позволяет сде­лать вывод о том, что предлагаемая исследовательская концепция влия­ния исламского фактора на военную политику России получила свое подтверждение. В диссертации сформулированы теоретические поло­жения о сущности и содержании исламского фактора как социально-

30

политического явления и категории политической науки; уточнена классификация исламских субъектов национального, международного и транснационального характера; систематизированы знания о военно-политических идеях ислама и механизмах их реализации; предложены пути, средства и способы нейтрализации деструктивной и использова­ние позитивной военной активности исламских субъектов. Проведенное исследование дает возможность сформулировать ряд рекомендаций.

Апробация работы. Основные теоретические положения и вы­воды диссертации апробированы в выступлениях диссертанта на меж­дународной научной конференции «Будущее мусульман России в нача­ле третьего тысячелетия» (Москва, май 2000 г.), Третьем (июнь-июль 2000 г.) и Четвертом (июль 2001 г.) всероссийских семинарах руководи­телей духовных управлений мусульман, Пятых Романовских чтениях (Екатеринбург, 1999 г.). Основные положения и идеи диссертационного исследования излагались автором в лекциях, выступлениях и докладах перед офицерами Главного управления воспитательной работы МО РФ, штаба и управления Московского военного округа ВВС и ПВО, воин­ских частей Московского, Екатеринбургского, Коломенского гарнизо­нов, всех категорий военнослужащих и служащих Военного универси­тета, а также в ходе проведения военно-политологических исследований в качестве разработчика и участника рабочих групп по выполнению комплексных межвузовских НИР «Северный Кавказ» и «Религия».

Принципиальные идеи диссертации были апробированы автором в педагогической работе при проведении занятий в отделении специа­лизации (Военный университет, 1999-2000 гг.), с курсантами Екатерин­бургского артиллерийского института, в лекциях и на практических за­нятиях со слушателями и курсантами Военного университета, студен­тами эколого-политологического университета, Московского высшего духовного исламского колледжа, института социального и педагогиче­ского менеджмента.

Основные положения диссертации изложены в публикациях ав­тора общим объемом более 60 печатных листов, в том числе в 4 моно­графиях:

1. Исламский фактор в современной России.-М., 1998 (моногра­фия) - 6,5 ил.;

31

2. Государственно-исламские отношения в России: история, тео­рия, механизмы, военно-политические аспекты (Соавт. Ахмадул-лин В.А.).-М., 2000. - 7 п.л.;

3. Роль мусульманских организаций в решении социальных про­блем (Соавт.Муртазин М.Ф.).-М, 2000 - 7 п.л.;

4. Исламизм как новый вызов безопасности России// Новые вызо­вы и безопасность России (монография. Соавт. Буртный К.П., Ницевич В.Ф.).-Оренбург: Военный университет войсковой ПВО, 2001. -8,75/1,3 п.л.;

5. Исламский фактор и военная политика России.-М.: ВУ, 2001 (монография) - 10,25 п. л.;

6. Трансформация военной политики России под влиянием ис­ламского фактора// Ислам на постсоветском пространстве: взгляд из­нутри.-М.: Московский Центр Карнеги. -С. 45-71. - 2 п.л.;

7. Основы политологии. Учебное пособие.-Екатеринбург (Соавт. АнтошинВ.А., Ложкарев А.И., Пилявский А.П.). -7/5 п.л.;

8. Основные положения социальной программы российских му­сульман (Соавт. Муртазйн М.Ф., Полосин В.С.).-М., 2001. -45 с. - 3 п.л.;

9. В журналах и других научных изданиях: Ислам и военная по­литика России: проблемы взаимосвязи и их отражение в учебно-воспитательном процессе //Некоторые проблемы интенсификации учебно-воспитательного процесса в высшем военно-учебном заведении ракетных войск.-Серпухов: СВВКИУРВ, 1998. - 0,5 п.л.; Военная со­ставляющая исламского фактора в Российской Федерации //Политология: теория и практика, история и современность.-М.: ВУ, 1998. - 0,4 п.л.; Влияние исламского фактора на систему национальной безопасности российского государства //Регион России (Инф.-аналит. журнал).-Омск. -1999. -№2. - 1,5 п.л.; Влияние исламского фактор на реализацию законов и обычаев войны в конце XX века //Материалы V Романовских чтений.-Екатеринбург, 1999. - 0,4 п.л.; Военно-политические особенности социальной работы в условиях активизации исламского фактора //Теория и практика социальной работы: опыт и перспективы. Сборник трудов участников 1-й международной конфе­ренции.-Ульяновск, 1999. - 0,4 п.л.; Исламский фактор - религиозный феномен или социально-политическое явление? //XXI век: будущее Рос­сии в философском измерении. Материалы второго российского фило­софского конгресса. Т.2. часть 2.-Екатеринбург, 1999. - 0,2 п.л.; Возрож-

32

дение ради реванша? //Армейский сборник. -2000. -№ 3. -С. 83-86. -0,5 п.л.; Что делать с исламом в России? //Религия и право. -2000. -№ 1. -0,1 п.л.; Ислам и война //Религия и право. -2000. -№ 2. - 0,5 п.л.; Islamic factor and Russia's military policy //Central Asia and the Caucasus (Шве­ция). -2000. -№ 1. -1 п.л.; Влияние исламского фактора на военную по­литику России //Центральная Азия и Кавказ. -2000. -№ 2. -1 п.л.; У Рос­сии и мусульман - общее будущее //Религия и право. -2000. -№ 5 (Соавт. Муртазин М.Ф.). - 0,5 п.л.; Безгрешна ли "священная борьба"? //Армейский сборник. -2000. -№11. -С. 89-91. - 0,3 п.л.; Социальная про­грамма российских мусульман: к партнерству и взаимопониманию //Религия и право. -2001. -№3. -С. 10-13. - 0,5 п.л.; Грани джихада //Армейский сборник. -2001. -№ 10. -С. 66-69. - 0,5 ал.; Является ли военная политика объектом воздействия исламского фактора? //Гуманитарные и социально-экономические аспекты военной доктрины Российской Федерации (Соавт. Кошкин А.П.).-Смоленск, 2001. - С. 123-131; Ислам и Россия: военно-доктринальное измерение //Гуманитарные и социально-экономические аспекты военной доктрины Российской Федерации. - Смоленск, 2001. -С. 137-144; Ради мира и процветания //Армейский сборник. -2001. - № 11. -С. 19-21 и др.

С.Мельков