Санкт-Петербургский Государственный Университет

 

Пилехика Елена Викторовна

Мировое соглашение в практике арбитражного суда и суда общей юрисдикции

Специальность 12.00.15 - гражданский процесс; арбитражный процесс

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Санкт-Петербург 2001

Работа выполнена на кафедре гражданского процесса юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета

Актуальность темы исследования. Одна из основных задач гражданского судопроизводства - правильное и быстрое разрешение гражданских дел. Эта задача может быть выполнена благодаря четкой организации деятельности судов при условии существования действенных и эффективных процессуальных норм.

Несмотря на то, что институт мировых соглашений известен процессуальной науке со времен русского дореволюционного судопроизводства, многие проблемы, связанные с его применением, остаются малоизученными.

Особый интерес представляет проблема применения рассматриваемого института в арбитражном процессе. Последняя в свою очередь затрагивает один из важных вопросов теории процесса -возможность унификации процессуальной формы гражданского и арбитражного процесса (при сохранении самостоятельности этих отраслей).

Изучение истории становления института мировых соглашений, проведение сравнительного анализа процессуальных форм применения этого института в гражданском и арбитражном процессе, выявление общих ошибок в практике его применения арбитражными судами и судами общей юрисдикции - все это, по мнению автора, отвечает потребностям сегодняшнего дня в области научных исследований, представляет собой как теоретический, так и практический интерес и потому является актуальным.

Цели и задачи исследования, которые ставит перед собой диссертант, заключаются в следующем:

• изучение законодательной эволюции института мировых соглашений в гражданском и арбитражном процессе,

• исследование правовой природы, сущности данного института и

его процессуальных особенностей, » проведение сравнительного анализа норм, регламентирующих

порядок заключения сторонами и утверждения судом мировых

соглашений на различных стадиях гражданского и арбитражного

процесса,

• рассмотрение в историческом развитии на основе принципа диспозитивности вопроса о роли судьи в деле склонения спорящих к миру,

- обобщение проблем судебной практики применения данного института на примере дел, рассмотренных арбитражным судом и судом общей юрисдикции.

Методология исследования. Методологической основой диссертационного исследования являются сравнительно-правовой, историко-диалектический и статический методы исследования.

В процессе подготовки диссертации были изучены работы современных и дореволюционных процессуалистов, таких как: Васьковский Е.В., Гукасян Р.Е., Гурвич М.А., Зейдер Н.Б., Зинченко А.И., Комиссаров К.И., Нефедьев Е.А., Пелевин С.М., Резниченко И.Н., Треушников М.К., Тупчиев М.А., Чечина Н.А., Чечот Д.М., Шакарян М.С., Энгельман И.Е., Юдельсон К.С., правовые акты дореволюционного и современного периода, а также постановления Пленумов Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного суда РФ.

В качестве материалов для выводов была привлечена судебная практика: автором изучено в общей сложности 278 дел, завершившихся мировым соглашением в Куйбышевском федеральном суде Г-СПб, Арбитражном суде г.СПб и ЛО, Федеральном арбитражном суде Северо-Западного округа в период с 1996-1998 г,

Научная новизна работы заключается в том, что она является первым сравнительно-правовым исследованием, посвященным проблеме применения мировых соглашений в практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции.

На защиту выносится:

- Мнение о том, что совокупность норм, регулирующих применение мирового соглашения, образует правовой институт двух самостоятельных отраслей права: гражданского процессуального и арбитражного процессуального права.

- Процессуальная форма мирового соглашения анализируется в соотношении с новой трактовкой в теории процессуального права и закреплении в законодательстве конституционного принципа состязательности и равноправия сторон (ст. 14 ГПК РСФСР в ред. 30.11.95 г. № 189 - ФЗ).

- Утверждается, что предоставленное субъектам спора право на заключение мирового соглашения в стадии исполнительного производства, определяемое принципом диспозитивности процесса, действующим на всех его стадиях, подтверждает правомерность отнесения исполнительного производства к стадиям процесса.

- Отстаивается точка зрения о том, что активная роль суда в части склонения сторон к миру не нарушает принципы состязательности и диспозитивности процесса, поскольку лишь расширяет возможности сторон в реализации предоставленных им прав и обеспечивает эффективность судебной защиты.

- Обосновывается необходимость специального закрепления в процессуальном законодательстве права на заключение мирового соглашения органов, представляющих интересы государства как субъекта гражданско-правовых отношений, участвующих в процессе в качестве материальных истцов.

Практическая значимость результатов исследования.

Раскрытие выбранной темы, по мнению диссертанта, позволит обобщить и систематизировать предшествующий практический опыт и усовершенствовать имеющийся нормативный материал о мировых соглашениях.

Сформулированные в диссертации теоретические выводы могут быть использованы в дальнейшей научной разработке проблемы.

Кроме того, некоторые замечания, касающиеся вопросов совершенствования процессуальной техники применения института мировых соглашений, могут быть полезны для правоприменительной деятельности судей и иных участников процесса.

В заключении диссертации автор излагает de lege ferende в целях устранения пробелов в действующем гражданско-процессуальном и арбитражно-процессуальном законодательстве.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и приложения.

Глава 1. История развития института мировых соглашений

1.1. Эволюция института мировых соглашений в гражданском процессуальном праве. Упоминание о мировых соглашениях как способе разрешения гражданско-правовых споров мы находим в исторических документах еще дореформенной России. В «Положении о Губернских и уездных по крестьянским делам учреждениях» описывается процедура и последствия окончания спора миром, начатого у Мирового посредника.

Судебными Уставами 1864 года были созданы мировые суды, которые обособлялись от общих и являлись выборными учреждениями. Согласно Уставу гражданского судопроизводства, порядок производства в мировых судах существенно отличался от порядка производства в общих судебных местах, с точки зрения достижения цели мирного урегулирования спора, более благоприятным режимом для тяжущихся и более удачными положениями, регламентирующими деятельность мировых судей.

Дореволюционные юристы (Е.В. Васьковский, Е.А. Нефедьев) примирение сторон оценивали более желательным способом разрешения спора не только для спорящих, но и для государства. Совершенствование законодательства того периода процессуалисты видели в воспринятой им позитивных идей французского процессуального права: введение обязательного досудебного порядка склонения сторон к миру и отделение обязанностей судьи от обязанностей примирителя.

Упраздненный после революции 1917 года институт мировых судей в настоящее время реанимируется, однако свое историческое наименование сегодняшние мировые судьи не оправдывают: склонение сторон к миру, согласно федеральному закону «О мировых судьях в Российской Федерации», не является их основной задачей. Их функция заключается в рассмотрении определенной категории дел, не представляющих особой сложности и социальной значимости.

В первом ГПК РСФСР 1923 г. отдельной статьи о мировом соглашении нет, за судом также не закрепляется обязанность склонять стороны к миру. Мировое соглашение является всего лишь обстоятельством, которое суд учитывает при вынесении решения.

ГПК РСФСР 1964 г. существенно расширил возможности для применения института мировых соглашений на практике, нормы о нем отличаются большей детализацией (ст.ст.34, 165). Впервые

законодатель относит утверждение судом мирового соглашения к самостоятельному основанию прекращения производства по делу (п.5 ст.219) и регламентирует возможность заключения его сторонами в стадии подготовки дела к судебному разбирательству (ст. 143 в ред. 1995г.), кассационной инстанции (ст.293), в исполнительном производстве (ст.364).

1.2. Возникновение и развитие института мировых соглашений в арбитражном процессе. Данный раздел диссертации посвящен истории становления арбитражных судов, арбитражного процессуального права как отрасли и эволюции арбитражно-процессуальных норм о мировом соглашении.

Вопрос о правовой природе арбитражного процесса со времен существования арбитражных комиссий считается дискуссионным: некоторые авторы отождествляют арбитражный процесс с гражданским процессуальным правом (М.С.Шакарян, С.М. Пелевин), другие - считают его подотраслью гражданского процесса (Р.Ф. Каллистратова), третьи - говорят о самостоятельности отрасли арбитражного процессуального права (А.А.Добровольский, 'М.К. Треушников).

На основании анализа научных работ, а также действующего законодательства автор приходит к выводу о недопустимости объединения арбитражного и гражданского процессуального права в одну отрасль в связи с различиями предмета регулирования (особой природе защищаемых арбитражным судом правоотношений), специфики круга субъектов, порядка разрешения споров, а также организационного устройства арбитражных судов и судов общей юрисдикции. Кроме того, Конституция РФ включает арбитражные суды в судебную систему в качестве самостоятельного звена судебной власти. } - •

Как и сам арбитражный процесс, его процессуальные институты претерпевали различного рода изменения, вызванные преобразованием экономических и политических условий жизни в России.

Автор исследует законодательную эволюцию арбитражно-процессуальных норм о мировом соглашении с 1923 года (первом упоминании о мировом соглашении, именуемом тогда «мировой сделкой», в «Правилах производства дел в Высшей Арбитражной

Комиссии при СТО и местных арбитражных комиссиях») до настоящего времени.

Переломным этапом законодательного становления рассматриваемого института автор считает принятие второго АПК РФ (1995 г), в котором мировому соглашению посвящена отдельная статья, что явилось шагом вперед по сравнению с прежним законодательством. Мировое соглашение уже не лежит в основании решения суда, а утверждается самостоятельным судебным актом и является одним из оснований прекращения производства по делу (п.7 ст.85). Законодатель устанавливает письменную форму мирового соглашения для всех судебных инстанций (п.1 ст.121). Определение суда об утверждении мирового соглашения подлежит немедленному исполнению (п.З ст. 135) и по своему процессуальному значению приравнивается к решению по делу.

Глава 2. Мировое соглашение как процессуальный институт

2.1. Понятие и сущность мировых соглашений раскрывается автором во взаимосвязи с дефинициями «спор» и «конфликт», исследованными М.Д.Матиевским, И.М. Резниченко, И.М. Зайцевым.

Анализируя работы указанных авторов, диссертант приходит к выводу, что мировое соглашение должно быть отнесено к социально-правовым явлениям, поскольку посредством него прекращается и спор (правовое явление), и конфликт (социальное). По этой же причине мировое соглашение предпочтительнее судебного решения, достигающего ограниченной цели - прекращения спора.

Рассматривая определения правового института и их классификации, предлагаемые в работах Ю.К.Осипова, О.С.Иоффе, В.С.Якушева, автор приходит к выводу, что мировое соглашение должно быть отнесено к общим правовым институтам гражданского и арбитражного процесса, возможность применения которого не ограничена какой-либо стадией процесса.

В теории процесса существуют различные понятия мирового соглашения: волеизъявление сторон, направленное на достижение определенности в отношениях между ними, в целях окончания процесса путем самоурегулирования правового конфликта (А.И.Зинченко), соглашение сторон об условиях разрешения судебного спора на приемлемых для них условиях (Р.Е. Гукасян),

договор об условиях прекращения спора (К.Анохин, К.С. Юдельсон, Г.В. Воронков).

Диссертант определяет мировое соглашение как судебную сделку, влекущую прекращение процесса на взаимоприемлемых для спорящих сторон условиях.

Автор обосновывает мнение о необходимости разделять понятия «мировое соглашение» и «мировая сделка». Последнее, являясь более широким определением, включает в себя не только судебные (мировое соглашение), но и внесудебные мировые сделки.

К мировому соглашению как судебной сделке, должны предъявляться общие требования, относящиеся к действительности сделок (ст. 168-179 ГК РФ) и специальные: для ее. заключения недостаточно волеизъявления сторон, необходим распорядительный акт суда, утверждающий данные волеизъявления. Спецификой мирового соглашения является то, что расторгнуть его после утверждения судом стороны не вправе, недопустимо и предъявление иска о признании недействительным мирового соглашения, утвержденного судом. Рассматриваемая сделка может прекратить свое существование лишь посредством отмены акта суда, ее утвердившего.

Вместе с тем, стороны вправе отказаться от исполнения мирового соглашения, утвержденного судом: за пределами процесса они могут заключить новый договор, условия которого будут отличаться от условий мирового соглашения. Однако силой принудительного исполнения со стороны государства новый договор (в отличие от мирового соглашения) обеспечен не будет. В случае нарушения обязательств по нему потребуется отдельный судебный процесс, предмет иска в котором не может быть тождественен ранее рассмотренному.

В основе мирового соглашения лежит отказ от требований, признание требований либо новация.

В диссертации рассматривается вопрос о различном подходе процессуалистов к проблеме включения взаимных уступок в качестве обязательного элемента условий мирового соглашения. Ряд представителей науки гражданского процессуального права (М.А.Гурвич, Н.Б.Зейдер, М.Тупчиев, К.И.Комиссаров, Е.П.Пушкар) называют взаимные уступки в качестве обязательного элемента мирового соглашения, продолжая известные традиции русского

дореволюционного судопроизводства (И.Е.Энгельман, Е.К. Васьковский).

По мнению диссертанта, данный подход не отвечает сущности и основному назначению мировых соглашений. Взаимные уступки, как правило, составляют содержание мирового соглашения, однако не являются его обязательным элементом. Основное отличие мирового соглашения от схожих процессуальных институтов: признания иска и отказа от иска, заключается в двустороннем волеизъявлении контрагентов по спору, выражающемся в двустороннем процессуальном действии: заключении мирового соглашения и ходатайстве к суду о его утверждении. Отказ от иска и признание иска совершаются одним из субъектов спора и не зависят от согласия другой стороны, хотя и не исключают его.

Еще ранее эту позицию отстаивали Р.Е.Гукасян и А.И. Зннченко. По мнению Р.Е.Гукасян, взаимные уступки - побочный результат мирового соглашения, процессуальный эффект, сопутствующий в некоторых случаях мировым соглашениям, но не его обязательный элемент. Заключение мирового соглашения может выразиться во внешней форме, сходной с таким процессуальным действием, как частичный отказ от иска или частичное признание иска.

На основании обобщения судебной практики диссертант представляет таблицу процентного соотношения мировых соглашений по видам исков, утвержденных Куйбышевским федеральным судом г.СПб в период с 1996 по 1998 год, из которой следует, что наибольшее число мировых соглашений заключается по искам о присуждении ( в 1996 г. - 88,2 %, в 1997 г. - 86,2 %, в 1998 г. - 88,9 % от всех мировых соглашений).

2.2. Субъекты мировых соглашений. По мнению диссертанта, особый интерес представляет проблема ограничения ряда субъектов в праве на заключение мирового соглашения.

В силу частичной процессуальной дееспособности по общему правилу не могут без согласия родителей заключать в суде мировые соглашения несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет. Однако, защищая в суде самостоятельно (без родителей) свои права по некоторым категориям дел, указанным в ст.32 ГПК РСФСР, они должны обладать полным объемом процессуальных прав, в том числе правом заключать мировые соглашения без согласия родителей.

ю

По-разному, по мнению автора, должен решаться вопрос о праве указанных лиц на заключение мирового соглашения по спорам, возникшим из причинения вреда: если у несовершеннолетнего нет имущества и доходов, достаточных для возмещения вреда, и в качестве соответчиков для возмещения его в недостающей части привлекаются родители, мировое соглашение может быть заключено при согласии на это всех соучастников; если же несовершеннолетний имеет достаточно средств для возмещения причиненного вреда, то он участвует в процессе самостоятельно, в качестве надлежащего ответчика и должен обладать всеми процессуальными правами, в том числе и правом на заключение мирового соглашения.

В случае заключения мирового соглашения законными представителями несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет (малолетних), а также граждан, признанных недееспособными вследствие душевной болезни или слабоумия, если по его условиям имущество подопечного видоизменяется, уменьшается или создается возможность для уменьшения его в будущем, суд должен удостовериться в наличии у законного представителя соответствующего разрешение органа опеки, и попечительства на совершение данной сделки (ст.60 Семейного кодекса РФ, ст.37 Гражданского кодекса РФ).

В арбитражно-процессуальном законодательстве новым является положение об ; ограничении государственного органа, предъявившего иск в защиту государственных и общественных интересов, в праве на заключение мирового соглашения (п.2 ст.42 АПК РФ). Данная норма, по мнению диссертанта^ недостаточно совершенна, поскольку в практике относительно ее толкования существуют разночтения.

Ряд судей полагает, что указанная норма распостраняется на все случаи участия государственных органов в процессе, поскольку сформулирована она - как общая. Это означает, что вне зависимости от процессуального положения и характера спора, государственный орган не вправе заключать мировое соглашение.

Однако эта позиция вряд ли заслуживает поддержки, поскольку государственный орган может быть участником не только административных, но и гражданско-правовых отношений, выступать в процессе не только в качестве процессуального, но и в качестве материального истца. Это предполагают и ст. 124, 125 ГК РФ, провозгласившие право самостоятельного участия государства в лице'

его органов (представителей) в гражданско-правовом обороте на основе равенства с иными его участниками.

Например, спор о признании недействительным отказа КУГИ СПб (территориальный орган Мингосимущества РФ) в приватизации предприятия будет относиться к вытекающим из административных правоотношений, в связи с чем исключается возможность его завершения мировым соглашением. Однако, выступая арендатором по договорам аренды городского имущества, КУГИ СПб становится обычным субъектом гражданско-правовых отношений, характеризующихся не только процессуальным, но и материальным равенством участников.

Сложности на практике возникают в оценке процессуального положения КУГИ СПб по спорам, вытекающим из гражданско-правовых отношений, в частности, по спорам о взыскании арендной платы. С одной стороны, взыскиваемая арендная плата идет в доходы гос.бюджетов (разных уровней), взыскивая ее, КУГИ отстаивает государственные интересы, что и предполагает ст.42 АПК РФ, устанавливающая ограничение в праве гос.органов на мировое соглашение, а с другой стороны, КУГИ СПб представляет государство, как собственника имущества в арендном правоотношении, характеризующемся равенством участников, в связи с чем ограничение в праве на мировое соглашение указанного органа противоречило бы принципу равноправия сторон.

По мнению диссертанта, КУГИ СПб в данном случае выступает в качестве материального истца, что предполагает ст. 125 ГК РФ, поэтому ограничение в праве на мировое соглашение, установленное в ст.42 АПК РФ для государственных органов - процессуальных истцов, на этот случай не распостраняется.

В основном практика по этому вопросу складывается позитивно. Вместе с тем, учитывая сложности в толковании указанной нормы, не разделяющей случаи участия гос. органа как процессуального и материального истца, представляется необходимым внести соответствующее законодательное уточнение в ст.42 АПК РФ, установив запрет на применение мирового соглашения в зависимости от процессуального положения гос. органа и характера спора - он должен вытекать из административных правоотношений.

2.3. Мировое соглашение. Отказ от иска. Признание иска. В

соответствии с одним из основополагающих принципов

12

гражданского и арбитражного процесса - диспозитивности: возникновение, развитие и окончание процесса зависит от свободного волеизъявления заинтересованных лиц.

Такие процессуальные действия сторон как отказ от иска, признание иска, мировое соглашение являются способами реализации данного принципа.

Между указанными процессуальными институтами много общего, в результате чего суды иногда их смешивают и тем самым допускают серьезную процессуальную ошибку, которая заключается в том, что односторонние волеизъявления сторон (отказ от иска, признание иска) расцениваются как мировые соглашения и, наоборот, двусторонние волеизъявления сторон - как отказ от иска и признание иска.

В практике судебных органов имеются случаи, когда признание ответчиком иска о выселении одни суды расценивают как мировое соглашение и по этому основанию прекращают производство по делу, другие - при тех же обстоятельствах выносят решение о выселении.

Такое смешение процессуальных институтов недопустимо. Автор разделяет ранее высказанную М.А. Гурвич точку зрения, согласно которой признание ответчиком иска может быть рассмотрено как волеизъявление на заключение мирового соглашения только, в том случае, если это волеизъявление принимается истцом, т.е. он выражает согласие на разрешение спора на предлагаемых ответчиком условиях. Если же истец не согласен, то признание иска ответчиком остается односторонним волеизъявлением, адресованным суду.

Диссертант рассматривает различные подходы процессуалистов к пониманию иска (А.М.Гурвич, А.И.Зинченко, С.А.Иванова, А.Ф.Клейнман, И.М.Пятилетов, И.Е.Энгельман, Д.М.Чечот), проводит сравнительный анализ отказа от иска, признания иска, мирового соглашения и в заключении предлагает таблицу сходства и различия рассматриваемых процессуальных институтов.

2.4. Процессуальная форма мирового соглашения. Диссертант дает характеристику судебного акта, утверждающего мировое соглашение, описывает задачи, стоящие перед судом, осуществляющим проверку его условий, указывает на преимущества мирового соглашения перед судебным решением: оно в большей степени отвечает интересам

сторон, т.к. основано па их добровольном волеизъявлении, уменьшает трудности с исполнением, поскольку, как правило, исполняется добровольно, экономит время и средства суда.

Обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (п.З ст.308 ГК РФ), поэтому не может быть заключено мировое соглашение, в силу которого возлагались бы обязанности на лиц, не участвующих в деле, а также на лиц, участвующих в деле, но не являющихся сторонами мирового соглашения.

С другой стороны, действующее законодательство допускает заключение договора в пользу третьего лица (ст.430 ГК РФ), поэтому следует признать допустимым заключение мирового соглашения, в котором один из его участников принимал бы на себя обязанность произвести исполнение в пользу третьего лица, не являющегося участником мирового соглашения, но являющегося лицом, участвующим в деле. Последнее условие обязательно, т.к. в противном случае, утверждая мировое соглашение, суд разрешал бы вопрос о правах и обязанностях лиц, не участвующих в деле, а это явилось бы нарушением норм процессуального права. Исполнительный лист в этом случае должен выдаваться лицу, в пользу которого производится исполнение.

Согласно действующему законодательству (ст.55 ГПК РСФСР, ст. 5 8 АПК РФ), преюдициальность не может быть отнесена к свойствам определения суда об утверждении мирового соглашения, что является нормотворческим пробелом. По мнению автора, обстоятельства, установленные определением суда об утверждении мирового соглашения, должны быть приравнены к обстоятельствам, установленным судебным решением, и не должны доказываться вновь при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. При этом, к таким обстоятельствам должны быть отнесены: сам факт заключения сторонами мирового соглашения по спору о конкретном предмете; установленные судом в описательной части определения допроцессуальные отношения сторон, а также сами условия мирового соглашения, содержащиеся в резолютивной части указанного определения.

Отказывая в утверждении мирового соглашения, согласно ст. 165 ГПК РСФСР, суд выносит определение. В АПК РФ аналогичной нормы нет, в связи с чем в практике арбитражного суда отсутствует единообразие: одни судьи, отказывая в утверждении мирового

14

соглашения, выносят определение, другие - заносят сведения об этом в протокол, третьи - отражают факт отказа в утверждении мирового соглашения в принимаемом по делу судебном решении. Автор вносит предложение о закреплении в АПК РФ обязанности за судом выносить отдельное определение в случае отказа в утверждении мирового соглашения.

Определение суда общей юрисдикции об утверждении мирового соглашения подлежит исполнению после вступления его в законную силу, определение арбитражного суда подлежит немедленному исполнению. При этом АПК РФ решает проблему поворота исполнения любого судебного акта в том случае, если он был изменен или отменен вышестоящими инстанциями после приведения в исполнение. ГПК РСФСР распространяет нормы о повороте исполнения (ст.430) исключительно на судебные решения.

Несмотря на то, что определения суда общей юрисдикции об утверждении мирового соглашения исполняются после вступления их в законную силу, не исключена возможность отмены данного судебного акта после его исполнения. Это может произойти в случае, когда кассационная инстанция отменит определение об утверждении мирового соглашения, рассмотрев кассационную жалобу или протест, восстановив пропущенный по уважительной причине срок для подачи жалобы, протеста, а также в случае отмены данного определения в порядке надзора.

В связи с этим, автор полагает необходимым, используя положительный опыт арбитражного процессуального законодательства, внести соответствующее дополнение в ст.430 ГПК РСФСР, распространив ее действие на случаи отмены всех судебных актов, исполнение по которым было произведено до их отмены.

2.5. Особенности заключения мировых соглашений на различных стадиях гражданского и арбитражного процесса.

Судьи общей юрисдикции реализуют возможность примирения сторон в стадии подготовки дела к судебному разбирательству посредством вызова их на так называемое «предварительное слушание», в ходе которого им не редко удается склонить стороны к миру.

В арбитражной практике возможность окончания дела мировым соглашением в этой стадии практически не реализуется. Судьи в одном определении решают вопросы о принятии искового заявления,

15

подготовке дела к судебному разбирательству и назначении дела. При этом подготовка дела, как правило, сводится к обязанию сторон представить к судебному разбирательству определенные судом документы, а также провести сверку расчетов. Иногда в этом же определении судьи предлагают сторонам «принять меры к мирному урегулированию спора». В ст.112 АПК РФ прямое указание на возможность вызова сторон для беседы в ходе подготовки дела к судебному разбирательству отсутствует. Однако по мнению диссертанта, суд вправе осуществить данное действие, поскольку только так он сможет выполнить свою обязанность - в ходе подготовки дела к судебному разбирательству принять меры к примирению сторон (п.9 ст. 112 АПК РФ).

К специфике арбитражного судопроизводства относится отсутствие права у апелляционной инстанции, в отличие от кассационной инстанции судов общей юрисдикции, направить дело на новое рассмотрение, если в ходе исследования вопроса об утверждении мирового соглашения возникнет необходимость изучения дополнительных материалов. Апелляционная инстанция по имеющимся и дополнительно представленным материалам должна повторно рассмотреть дело, а также в случае необходимости привлечь к рассмотрению дела третьих лиц.

Мировое соглашение может быть утверждено кассационной инстанцией арбитражного суда как в случае необоснованного отказа в утверждении мирового соглашения судом первой или апелляционной инстанции, так и в случае непосредственного заключения сторонами мирового соглашения в кассационной инстанции.

Возможность заключения мировых соглашений в надзорной инстанции судов общей юрисдикции и арбитражных судов достаточно сужена. Это вызвано тем, что вопрос об извещении лиц, участвующих в деле, отнесен на усмотрение суда (ст.325 ГПК РСФСР,ст.186 АПК РФ).Согласно постановлению Конституционного суда РФ № 6-П от 14.04.1999 г. обязанность известить о времени и месте рассмотрения дела всех лиц, участвующих в деле, появляется у суда, если последний придет к выводу о необходимости участия хотя бы одного из них.

С целью расширения применения института мировых соглашений в надзорной инстанции, по мнению автора, было бы целесообразно внести соответствующие изменения в ст.325 ГПК

16

РСФСР и ст. 186 АПК РФ, закрепив в них обязательность для суда надзорной инстанции извещать всех лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения дела и право указанных лиц участвовать в заседании надзорной инстанции.

Особую актуальность приобретает проблема заключения мирового соглашения в исполнительном производстве. В связи с принятием новых федеральных законов «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах», согласно которым произошло отделение органа принудительного исполнения судебных актов от судебной системы, обострилась дискуссия по вопросу, является ли исполнительное производство стадией процесса.

Ряд процессуалистов считает исполнительное производство самостоятельной комплексной отраслью права и характеризует его как деятельность, происходящую вне рамок судебного процесса и судебной власти (О.В. Карпеев, М.К. Юков, В.В. Яркое), другие по-прежнему высказываются в защиту исполнительного производства как стадии процесса (В. Анохин, Т.В. Кулешова, A.M. Треушников, М.С.'Шакарян).

По мнению автора, произошедшие изменения не означают, что исполнительное производство перестает быть стадией гражданского и арбитражного процесса, поскольку стадия исполнения включает в себя не только принудительное исполнение акта суда, осуществляемое судебным приставом, но и иные процессуальные действия, осуществляемые судом.

Так, к компетенции суда в стадии исполнения судебных актов относится ряд вопросов, разрешаемых последним - выдача исполнительного листа и его дубликата, изменение способа и порядка исполнения, разъяснение судебного акта, утверждение мирового соглашения, приостановление и прекращение исполнительного производства и т.п. При разрешении судом данных вопросов процессуальные принципы, в том числе и определяющие порядок проведения судебного заседания, реализуются в полной мере.

Заключение мирового соглашения в стадии исполнительного производства представляет собой проявление принципа диспозитивности, действующего в гражданском судопроизводстве на протяжении всего процесса от возбуждения дела до реального исполнения судебного акта.

Принимая вышеназванные законы, законодатель не признал утратившими силу разделы ГПК РСФСР и АПК РФ,

17

регламентирующие порядок исполнения судебных актов. Более того, в них содержатся нормы отсылочного характера к процессуальным кодексам. Таким образом, законодатель не ставил перед собой задачу обособить нормы права об исполнительном производстве и выделить их из процессуальных кодифицированных источников права.

Диссертант обращает внимание на то, что закон «Об исполнительном производстве», применительно к мировым соглашениям, оставил нерешенным несколько существенных вопросов: что происходит с ранее принятым по делу судебным решением, вступившим в закошгую силу, и выданным исполнительный листом, в случае утверждения мирового соглашения в стадии исполнительного производства? Каковы последствия неисполнения мирового соглашения, заключенного в этой стадии?

Автор высказывает мнение о необходимости разделения мировых соглашений, заключаемых в стадии исполнительного производства, на мировые соглашения, погашающие обязательства в момент заключения (утверждения судом), и мировые соглашения со сроком исполнения. При этом прекращение исполнительного производства при утверждении мирового соглашения (что предусматривает закон «Об исполнительном производстве»), по мнению диссертанта, оправдано лишь для первой категории мировых соглашений. Для второй - не исключена ситуация, когда стороны не выполнят принятые на себя обязательства. Однако после прекращения исполнительного производства никакие действия по принудительному исполнению осуществлены быть не могут.

Представляется, что процесс исполнения мировых соглашений со сроком исполнения должен находиться под контролем судебного пристава, в связи с чем было бы более целесообразно не прекращать исполнительное производство, а приостанавливать его до истечения сроков исполнения, установленных в мировом соглашении. По истечении установленных сроков суд возобновлял бы приостановленное исполнительное производство по заявлению взыскателя или судебного пристава-исполнителя в целях принудительного исполнения мирового соглашения. Основанием же прекращения исполнительного производства должно стать фактическое исполнение мирового соглашения.

Кроме того, процессуальные кодексы необходимо дополнить положением 0 том, что с момента вступления в силу определения суда об утверждении мирового соглашения все ранее состоявшиеся

18

по делу судебные акты и выданные исполнительные листы утрачивают силу.

Глава 3. Проблемы судебной практики, возникающие в процессе применения мировых соглашений. На примерах конкретных дел, рассмотренных судами общей юрисдикции и арбитражными судами, автор анализирует судебные ошибки и высказывает свои предложения по совершенствованию процессуальной техники применения мировых соглашений и процессуального оформления судебных актов, которыми они утверждаются.

Автор обращает внимание на встречающуюся в судебной практике распостраненную ошибку - утверждение мировых соглашений «под условием», а также на различие во мнениях судей относительно вопроса о возможности утверждения мирового соглашения, в содержание которого включены санкции за невыполнение принятых по нему обязательств.

По-разному решается в суде общей юрисдикции вопрос о выдаче исполнительного листа в случае, когда мировое соглашение содержит срок исполнения принимаемых по нему обязательств: одни судьи назначают отдельное заседание по этому вопросу, другие -выдают исполнительный лист по заявлению участника мирового соглашения.

Анализируя положения действующего законодательства, автор приходит к выводу, что исполнительный лист судом общей юрисдикции должен выдаваться после вступления в силу определения об утверждении мирового соглашения. Выдаче исполнительного листа не должна предшествовать проверка судом факта исполнения условий мирового соглашения, поскольку ГПК РСФСР такой обязанности на суд не возлагает. Включение в текст мирового соглашения условий о санкциях за нарушение обязательств, им предусмотренных, диссертанту представляется не противоречащим законодательству. Однако взыскание данных санкций, по его мнению, возможно только в отдельном судебном процессе, в котором и должен исследоваться вопрос об основательности их начисления. Предметом иска в этом случае будет требование о взыскании санкций, установленных в мировом соглашении, а основанием иска - невыполнение или ненадлежащее выполнение обязательств, им предусмотренных.

19

Достаточно много вопросов в практике судов вызывает оформление процессуальных документов (протокола судебного заседания и определения об утверждении мирового соглашения). По-разному выполняются на практике требования ст. 165 ГИК РСФСР.

Зачастую судьи в протоколе судебного заседания, фиксируя факт представления сторонами на утверждение суду мирового соглашения, не описывают его условий. Это является неправильным, как и отсутствие в протоколе подписей участников мирового соглашения под его условиями.

Некоторые судьи отбирают подписи у участников мирового соглашения при разъяснении им последствий его заключения. Действительно, ч.З ст. 165 ГПК РСФСР закрепляет обязанность за судом: до утверждения мирового соглашения разъяснить сторонам последствия данного процессуального действия. Однако в названной норме отсутствует указание на необходимость отбирания подписей у участников мирового соглашения в отличие, например, от ст. 169 ГПК РСФСР, в которой содержится положение об отбирании подписи у свидетеля о том, что ему разъяснены его обязанности и ответственность.

Не всегда судьи проверяют у представителей полномочия на заключение мирового соглашения. Во избежание принятия незаконных судебных актов и их последующей отмены, диссертанту представляется целесообразным рекомендовать судьям при оформлении протокола судебного заседания, а также описательной части определения об утверждении мирового соглашения использовать следующую формулировку: «...в ходе судебного заседания стороны в лице их представителей, действующих на основании доверенностей с правом на заключение мирового соглашения, представили суду текст мирового соглашения, по условиям которого...».

В большинстве случаев в мотивировочной части судебных определений судьи констатируют, что мировое соглашение «подлежит утверждению, т.к. оно не противоречит закону и не нарушает интересы сторон». Данная формулировка представляется ошибочной. В связи с внесенными в ГПК РСФСР в 1995 г. изменениями, из обязанностей суда исключена обязанность проверять условия мирового соглашения на предмет соответствия их интересам сторон, однако суд должен убедиться, что условия мирового соглашения не нарушают права и охраняемые законом

интересы других лиц.

Достаточно интересным является вопрос о том, может ли суд, утверждая мировое соглашение, изменить в резолютивной части судебного акта формулировки условий мирового соглашения, предложенные его участниками. Зачастую мировые соглашения, представляемые на утверждение суда, содержат лексические, стилистические и синтаксические погрешности, а также положения о принимаемых на себя обязанностях неправового характера. По мнению диссертанта, правильной представляется позиция тех судей, которые исправляют, а не переносят в текст судебного акта допущенные участниками мирового соглашения ошибки.

Согласно статистическим исследованиям, проведенным автором, в Арбитражном суде г.СПб и ЛО в 1996 году дела, завершившиеся мировым соглашением, составили 35,37 % от прекращенных дел и 3,43 % от рассмотренных; в 1997 г. - 37,15% от прекращенных дел и 3, 39,% от рассмотренных; в 1998 г. - 42,02% от прекращенных дел и 3> 49 % от рассмотренных.

В соответствии со ст. 121 АПК РФ достижение сторонами мирового соглашения оформляется ими письменно. В силу указанной выше нормы у судей арбитражного суда отсутствует необходимость вносить условия мирового соглашения в текст протокола судебного заседания и отбирать подписи у его участников, однако сам факт представления арбитражному суду мирового соглашения и ходатайства (заявления) его участников, обращенные к суду о его утверждении, должны быть отражены в протоколе, что соблюдается далеко не всегда.

По-разному в арбитражном суде решается вопрос о содержании определения, которым прекращается производство по делу в связи с заключением мирового соглашения. АПК РФ 1995 г. (в отличие от АПК РФ 1992 г.) не содержит указаний на необходимость изложения в резолютивной части определения условий мирового соглашения. В связи с чем, ряд судей, утверждая мировое соглашение, ограничивается указанием в описательной части определения на то, что суду представлено на утверждение мировое соглашение, не описывая его условий, а в резолютивной части определения - на его утверждение.

Диссертантом обосновывается правильность позиции тех судей, которые в описательной части определения излагают условия мирового соглашения, представленные сторонами; в мотивировочной

21

- дают оценку этим условиям и излагают мотивы отклонения отдельных положений (если это имеет место); в резолютивной части определения - излагают те условия, на которых суд утверждает мировое соглашение, указывают о прекращении производства по делу и разрешают вопрос о распределении гос. пошлины, если стороны этот вопрос не разрешили в мировом соглашении.

Отсутствие в АПК РФ прямого заперта на заключение мирового соглашения по делам, вытекающим из административных отношений, приводит к тому, что суды прекращают дела этой категории в связи с заключением сторонами мировых соглашений.

Автор приводит конкретные примеры дел. Согласно статистике, в Арбитражном суде г.СПб и ЛО в 1996 году 6,2 % от всех прекращенных дел по спорам, вытекающим из административных правоотношений, составили дела, завершившиеся мировым соглашением. В 1997 г. их число составило 6,5 %, а в 1998 году - 1%. Эта же ошибка допускается и в судах общей юрисдикции.

Учитывая вышеизложенное, диссертант считает целесообразным дополнить соответствующие разделы ГТТК РСФСР и АПК РФ положением о недопустимости утверждения судами мировых соглашений по данного рода спорам. Эта норма решала бы одну из основных задач процессуального законодательства -устранение неясностей в понимании и применении судьями процессуальных норм в целях недопущения судебных ошибок при рассмотрении споров.

Автор останавливается на проблемах определения размера и распределения арбитражным судом гос. пошлины, когда до заключения мирового соглашения истец увеличил или уменьшил размер исковых требований, а также при утверждении мирового соглашения второй или последующими инстанциями.

Диссертант высказывает мнение, что размер гос. пошлины в случае увеличения исковых требований при завершении спора мировым соглашением должен определяться в соответствии с увеличенной ценой иска, а в случае уменьшения исковых требований

- от первоначально заявленных. При утверждении мирового соглашения второй и последующими инстанциями судебные акты предшествующих инстанций отменяются не в силу судебной ошибки, а в связи с изменением волеизъявления сторон, в связи с чем размер гос. пошлины, подлежащей взысканию, должен определяться путем суммирования гос. пошлины за рассмотрение дела в

предшествующих инстанциях и гос. пошлины за рассмотрение дела в инстанции, которая утверждает мировое соглашение, и распределяться между участниками мирового соглашения с учетом правила пропорциональности удовлетворенным требованиям.

Вместе с тем, диссертант предлагает включить в процессуальные кодексы статью об освобождении участников мирового соглашения от гос.пошлины за рассмотрение дела в той инстанции, которая завершается мировым соглашением.

В заключении автор формулирует научно-практические выводы, сделанные им на основании проведенного исследования, а также высказывает de lege ferende, в частности, предлагается:

• внести изменение в п.З ст.37 АПК РФ, предусмотрев в ней возможность заключения мирового соглашения «на любой стадии процесса». Действующая редакция статьи употребляет понятие «инстанция», к которому не может быть отнесено исполнительное производство, ,'

• внести изменение в п.4 ст.37 АПК РФ, изложив последнее предложение в следующей редакции: «В этих случаях суд выносит об этом определение и рассматривает спор по существу».

• дополнить ст. 165 ГПК РСФСР, а также ст. 121 АПК РФ нормой, следующего содержания: «Спор может быть завершен мировым соглашением частично. В этом случае в отношении требований, по которым стороны достигли мирового соглашения, дело прекращается, в отношении остальных - рассматривается по существу». :

• дополнить ст.231 ГПК РСФСР (глава «Общие положения» раздела 2 «Производство по делам, возникающим из административно-правовых отношений») частью 3, следующего содержания: «Дела, возникающие из административно-правовых отношений, не могут быть завершены мировым соглашением»,

• внести изменения в ст,430 ГПК РСФСР, распространив положение о повороте исполнения на любые судебные акты, в случае их изменения или отмены вышестоящими инстанциями после

23

приведения в исполнение, а не только на судебные решения (по аналогии со ст.208 АПК РФ),

• в целях расширения применения института мировых соглашений в надзорной инстанции внести изменения в ст.325 ГПК РСФСР и ст. 186 АПК РФ, закрепив в них обязательность для суда надзорной инстанции извещать всех лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения дела и право указанных лиц участвовать в заседании надзорной инстанции,

• внести дополнение в ст.90 ГПК РСФСР и ст. 95 АПК РФ об освобождении участников мировых соглашений от гос. пошлины за рассмотрение дела в той инстанции, которая завершается мировым соглашением,

• В раздел V «Исполнительное производство» ГПК РСФСР, а также в раздел IV «Исполнение судебных актов» АПК РФ включить статью «Мировое соглашение», следующего содержания:

1. Мировое соглашение, заключенное взыскателем и должником в процессе исполнения, подается в письменной форме судебному приставу-исполнителю по месту исполнения судебного акта, который в трехдневный срок направляет его для утверждения в суд. рассмотревший дело по первой инстанции.

2. Мировое соглашение должно быть рассмотрено судом в десятидневный срок со дня его поступления.

3. В случае фактического исполнения мирового соглашения суд прекращает исполнительное производство.

В случае утверждения мирового соглашения со сроком исполнения суд приостанавливает исполнительное производство до истечения сроков исполнения, установленных в мировом соглашении.

По истечении сроков исполнения исполнительное производство возобновляется судом, его приостановившим, по заявлению участника мирового соглашения либо судебного пристава-исполнителя в целях принудительного исполнения мирового соглашения. Контроль за фактическим исполнением мирового соглашения возлагается на судебного пристава-исполнителя по месту возбуждения исполнительного производства.

4. С момента вступления в силу определения суда об утверждении мирового соглашения утрачивают силу все ранее принятые по делу судебные акты и выданные исполнительные листы.

5. Определение об утверждении мирового соглашения, о приостановлении, прекращении исполнительного производства направляется лицам, участвующим в деле, а также судебному приставу - исполнителю по месту возбуждения исполнительного производства заказным письмом с уведомлением о вручении.

• Статью 20 «Обязательность приостановления исполнительного производства» Федерального закона от 27.07.1997 г. №119-ФЗ «Об исполнительном производстве» дополнить пунктом 8, следующего содержания:

8) утверждения судом мирового соглашения со сроком исполнения;

• п.1 статьи 22 «Сроки приостановления исполнительного производства» Федерального закона от 27.07.1997 г. №119-ФЗ «Об исполнительном производстве» дополнить подпунктом 5, следующего содержания:

5) утверждения судом мирового соглашения со сроком исполнения - до истечения' сроков исполнения, установленных в мировом соглашении;

• п.2 статьи 23 «Основания прекращения исполнительного производства» Федерального закона от 27.07.1997 г. №119-ФЗ «Об исполнительном производстве» изложить в следующей редакции:

2) фактическое исполнение мирового соглашения, заключенного между взыскателем и должником.

К диссертации прилагаются:

-Графики динамики завершения споров мировыми соглашениями за период с 1996 по 1998 г. Куйбышевским федеральным судом г.Санкт-Петербурга и Арбитражным судом г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области;

-Таблица процентного соотношения мировых соглашений к общему количеству прекращенных дел за период с 1996 по 1998 г. по данным Куйбышевского федерального суда г.Санкт-Петербурга и Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области;

- Таблица процентного соотношения мировых соглашений по видам споров, утвержденных Куйбышевским федеральным судом г.Санкт-Петербурга в первой инстанции за период с 1996 по 1998 г.;

- Таблица процентного соотношения мировых соглашений по видам споров, утвержденных Арбитражным судом г, Санкт-Петербурга и Ленинградской области в первой инстанции за период с 1996 по 1998 г.

По теме диссертации опубликованы следующие работы автора:

1. Мировое соглашение в арбитражном суде. Проблемы практики, Арбитражные споры, 2001 г., № 1.

2. Процессуальная форма судебных мировых соглашений, Правоведение, 2001 г., № 2.

3. Мировое соглашение в исполнительном производстве, ДП - Консультант.Право, 2001 г., №11,12.