МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В.ЛОМОНОСОВА

ФИЛОСОФСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

ДИССЕРТАЦИОННЫЙ СОВЕТ 501.001.47 ПО ПОЛИТИЧЕСКИМ НАУКАМ

 

КЫНЕВ АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ

ИНСТИТУТ ПРЕЗИДЕНТА В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ.

Специальность 23.00.02 - политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук

Москва - 2002

Работа выполнена на кафедре Мировой и российской политики философского факультета Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова

 

 

 

Общая характеристика работы.

Актуальность темы исследования

В исследованиях политических институтов особое значение придается проблемам механизма их возникновения и закономерностям трансформации.

Проблема поиска новых форм, трансформации, обновления политических институтов остро встала в конце 1980-х-начале 1990-х перед рядом стран, входивших в мировую социалистическую систему. В результате этого процесса в странах Центральной и Восточной Европы произошла полная смена политического режима, при этом появилась целая группа новых независимых государств, возникших в результате распада Югославии и Чехословакии. Наличие ряда схожих черт делает особенно ценным изучение опыта этих стран. Страны Восточной Европы благоприятны для сравнительных исследований, так как отвечают выдвигаемому большинством компаративистов критерию максимально возможного сходства политической культуры изучаемых стран. Трансформация политических режимов целой группы субъектов мирового политического процесса повлияла на состояние всей мировой политической системы, что также представляет интерес для исследования.

Каковы специфические черты созданных в процессе трансформации политических институтов, в частности института президента? Большой интерес как для мировой, так и для отечественной политологии, вызывают также проблемы преемственности политических режимов: насколько новые политические институты стран Центральной и Восточной Европы сохранили черты прежнего государственного устройства, как довоенного, так и

*

социалистического периода.

Многие современные исследователи полагают, что политическая культура есть не что иное, как набор неформальных институциональных правил, что не позволяет отличать формальные политические институты и другие социальные факты. Соответственно исследование изменения институтов по сути является исследованием национальной политической культуры той или иной страны. Институты, оптимально удовлетворяющие требованиям определенного этапа исторического развития, модернизируются в результате

действия отборочного механизма, что выражается в их последующей устойчивости и стабильности. Таким образом через исследование трансформации политических институтов, и в частности такого важнейшего института, как глава государства (президент), можно обозначить специфику изменений в бывших социалистических странах. Изучение института президента в данных странах, процесса его возникновения и эволюции позволит лучше понять особенности новых политических режимов стран Центральной и Восточной Европы. Это позволит также рассматривать процесс перехода не только как смену одного политического строя на противоположный, а как процесс синтеза различных моделей, идей и представлений, воспроизведение уже имеющихся аналогов или поиск новых механизмов.

Стелет, разработанности проблемы. Основное количество работ, посвященных государственному устройству, политической системе каждой из восточно-европейских стран в отдельности, в отечественной и зарубежной литературе относится к периоду до 1989 года. Публикаций, касающихся эволюции государственных институтов в этих странах в период после реформ конца 1980-начала 1990 крайне мало, к тому же, большинство из них являются преимущественно публицистическими, и касаются лишь каждой из стран в отдельности. Большой интерес к переменам в Восточной Европе в настоящее время проявляют Ш.Авинери, Э.Арато, Ж.Бешлер, З.Бжезинский, Э.Геллнер, Р.Дарендорф, К.Джауитг, Т.Каротерс, А.Лейпхарт, МЛинд, Х.Линц, В.Остром, К.Р.Санстейн, Ф.Фукуяма, Дж.Хеллман, С.Холмс, Я.Элстер и другие1. В

1 Бешлер Ж. Демократия. М., UNESCO, 1994; Геллнер Э. Условия свободы. М.: издательство Ad Marginem, 1995; Дарендорф Р. После 1989. Мораль, революция и гражданское общество. Размышления о революции в Европе. М.: издательство Ad Marginem, 1998; Каротерс Т. Помощь Запада становлению гражданского общества в Восточной Европе и бывшем Советском Союзе // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. М.: МОНФ, 2000. №1 (30); Лейпхарт А. Демократия в многосоставных обществах. М.: Аспект пресс, 1997; Линд М. В защиту либерального национализма // Проблемы Восточной Европы. №43-44, Вашингтон: Национальный Фонд в поддержку демократии, 1995; Линц X. Формирование государств и наций // Проблемы Восточной Европы. №43-44. Вашингтон: Национальный Фонд в поддержку демократии. 1995; Санстейн К.Р. Что-то старое, что-то новое //' Конституционное право: восточноевропейское обозрение, М.: МОНФ, 1992. №1; Хеллман Дж. Конституции и экономическая реформа в переходный период // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. М.: МОНФ, 1996. №2 (15); Элстер Я. В чем смысл создания конституции // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. М.: МОНФ, 1992. №1; Элстер Я. Роль институционального интереса в разработке восточноевропейских конституций // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. М.: МОНФ, 1996. №2 (15); Элстер Я., Холмс С. Новые конституции, принятые в Болгарии и Румынии // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. М.: МОНФ, 1992. №1; Constitutionalism in East Central Europe:

отечественной литературе по изучению постсоциалистических институциональных изменений в Восточной Европе можно отметить работы Т.Г.Битковой, О.Т.Богомолова, И.М.Бунина, К.С.Гаджиева, Е.Ю.Гуськовой, Д.Л.Златопольского, В.Б.Кувалдина, А.Н.Кулика, Л.С.Лыкошиной, К.В.Никифорова, Ю.С.Новопашина, С.А.Романенко, Н.А.Сахарова, В.И.Фрейдзона, Л.Ф.Шевцовой и других2. Из стран Восточной Европы наибольшее количество исследований в данной тематике проведено польскими политологами (Е.Вятр, Л.Л.Гарлицкий, Б.Геремек, А.Замойский, Е.Летовска, А.Михник, Я.Оньппкевич, В.Осятыньский, П.Спивак, Л.Фаландыш и другие)3, в диссертации отмечается высокий уровень политологических исследований в Польше. Несколько менее, но достаточно существенно, развиты политологические исследования в Венгрии и Чехии, крайне мало работ румынских, албанских, македонских, словенских авторов. Большинство современных исследований западных, восточноевропейских4 и отечественных

Discussions in Warsaw, Budapest, Prague, and Bratislava: Checho-Slovak Committee of the European Cultural Foundation, 1994; Fantasies of Salvation. Democracy, Nationalism, and Myth in Post-communist Europe. Princeton University Press, 1998; Jowitt K. New World Disorder: the Leninism Extenction. University of California Press, 1992; Elster J. The Roundtable Talks and the Breakdown of Communism.The University of Chicago Press; Stokes G. Three eras of political change in Eastern Europe. Oxford University Press, 1997 и другие.

2 Биткова Т.Г. Евроатлантический выбор Румынии. М.: ИНИОН РАН, 2000; Биткова Т.Г. О президентской власти в Румынии // Восточноевропейские страны: 90-е годы, реферативный сборник, выпуск 3. М.: ИНИОН РАН, 1993; Гуськова Е.Ю. Новые государства на Балканах: первые шаги на пути к самостоятельности. М.: ИНИОН РАН, 1996; Гуськова Е.Ю. Политический ландшафт новой Югославии. М.: ИНИОН РАН, 1996; Златопольский Д.Л. О конституциях стран Восточной Европы // Журнал российского права, 1998. №2.; Златопольский Д.Л. Правовой статус президента в государствах Восточной Европы // Парламент и президент (опыт зарубежных стран). М.: 1995.; Македония: проблемы истории и культуры. М.: Институт славяноведения РАН, 1999; Романенко С.А. Югославия: история возникновения, кризис, распад, образование независимых государств: Национальное самоопределение народов Центральной и Юго-Восточной Европы в XIX-XX веках. М.: МОНФ, 2000. и другие.

3Вятр Е. Конституционная ответственность в Польше после 1989 года // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. М.: МОНФ, 1996. №2 (15); Гарлицкий Л.Л. Институт президентства в новой конституции Польши // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. М.: МОНФ, 1997. №3-4 (20-21); Геремек Б. Парламентаризм в Центральной Европе // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. М.: МОНФ, 1995. №3 (12); Спивак П. Борьба за Конституцию, // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. М.: МОНФ, 1997. №3-4 (20-21); Falandysz L. From Communist Legality to me Rule of Law in Poland // Poland in a world in change: constitutions, presidents and politics. Lanham: University press of America, 1992; Karpinski J. Poland since 1944 : a portrait of years, Boulder et al: Westview press, 1995; Piotrowski R. Sejm of the Republic of Poland : structure, procedures, functions. Warszawa: 1999; Onyszkiewicz J. Transition from totalitarism to democracy // Poland in a world in change: constitutions, presidents and politics. Lanham: University press of America, 1992; Polish constitutional law: the constitutional act and selected statutory materials, Warszawa, Bureau of research chancellory of the sejm, 1996; Zamoyski A. Poland's parlamentary tradition. Warszawa: Chancellory of the Sejm, 1997 и другие 4 Бекеш Ч., Рейнер Я. Венгерская революция 1956 года // Россия и современный мир, 1997. №3;

авторов посвящены конкретно-страноведческим исследованиям (максимум сравниваются две страны), либо носят характер общих идеологических рассуждений. Работы, посвященные различным проблемам стран Восточной Европы периодически выпускают Институт славяноведения и балканистики, ИНИОН, ИМЭМО, Институт права и публичной политики, однако среди них практически нет работ, посвященных развитию политических аспектов института президента в странах Восточной Европы в целом.

Цели и задачи исследования. Главной целью работы является анализ отличительных особенностей современного института президента в странах Центральной и Восточной Европы, изучение и оценка эффективности процесса его становления и деятельности.

Согласно требованиям сравнительного анализа каждая переменная величина должна быть эквивалентной мерой понятий в каждой стране нашей выборки5. При изучении политической системы такой переменной может быть один из властных институтов, в том числе институт главы государства. Статус и полномочия главы государства в значительной степени являются выражением всей политической системы общества. Именно в зависимости от объема

Валева Т. Политическая система Болгарии в середине 90-х / Политическая трансформация стран Центральной и Восточной Европы. М.: ИМЭМО РАН, 1997; Вашкевич А. Проверка действительности выборов в зарубежных странах (на примере Республики Польша) // Проблемы конституционализма: сборник научных трудов. Минск, 2000. Выпуск 7; Вукадинович Р. Хорватия после Дейтона // Мировая экономика и международные отношения, 1998. №9; Галмаи Г. Опыт конституционного правосудия в Венгрии // Государство и право, 1993. № 9; Гараи Л. О смене политической системы в Венгрии // Восточноевропейские страны: 90-е годы, реферативный сборник, выпуск 2. М.: ИНИОН РАН, 1992; Денчев К. Опыт перехода стран Восточной Европы к демократии: на примере Болгарии: автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук. М.: РАГС, 1997; Малова Д. Влияние конституционных норм на взаимодействие между ветвями власти в Словакии: доминирующая роль парламента и неустойчивость конституционализма / Конституция как фактор социальных изменений: сборник докладов. М.: 1999; Обренович 3. Восточная Европа, Югославия и ситуация в Сербии // Восточноевропейские страны: 90-е годы, реферативный сборник, выпуск 3. М.: ИНИОН РАН, 1993; Пнтхарт П. Гражданское общество в Чешской Республике: старые традиции, новые ожидания и современные препятствия // Становление институтов гражданского общества: Россия и международный опыт: материалы международного симпозиума, 31 марта -1 апреля 1995 г. М.:1995; О системе выборов в венгерский парламент. Будапешт, 1994; Тамаш П. Роль элит в венгерском "мягком переходе" // Pro et Contra, 1996. № 1; Фюлоп М. Центральная Европа и внешняя политика Венгрии // Актуальные проблемы Европы. М.:ИНИОН, 1995. №4; Юза П. Конституционный институт президента Словацкой Республики // Обозреватель -Observer, 1997. №10; Dimitrov G., Kabacchieva P., Kiosiev E. Russia and Bulgaria: Farewell Democracy. Sofia: 1996; Ehrlich E, Gabor D. Hungary and its prospects 1985-2000. Budapest: Akademiai kiado, 1995; Kasapovic M., Zakosek N. Elections and the Emerging Party System in Post-Socialist Croatia. Zagreb: Faculty of Political Science University of Zagreb, 1994; Kilenyi G. Hungary's Road to a Democratic State of the Rule of Law // Democratic changes in Hungary, Budapest: Publ.law research center of Hungarian Acad.of Sciences, 1990 и другие.

полномочий главы государства, системы его избрания и других характеристик производится современная классификация государств по форме правления. Таким образом исследование института президента в странах Центральной и Восточной Европы позволяет выявить специфические черты политических систем данных стран.

Для выявления специфики института президента в странах Восточной Европы, определения их сходства и различия, проведено их сравнение как между собой, так и с распространенными в мире моделями президентства.

Таким образом, при проведении сравнительного анализа института президента в странах Центральной и Восточной Европы возникла необходимость решения задач типологизации института президента в данном регионе, определения как общих и особенных черт процесса становления, так и основных характеристик института президента в странах Центральной и Восточной Европы. Эти задачи в диссертации решены через на основе исследования объема прав и обязанностей президента, системы его избрания, реальной роли президента в восточноевропейских обществах, политических традиций в каждой стране, предшествовавших введению этого института, внешнеполитических влияний на каждое государство, конституционного механизма создания данного института, существовавших в тот момент дискуссий по данному вопросу и их характера. Конечным этапом решения этих задач явилась формулировка выводов о наличии или отсутствии специфических черт института президента в странах Центральной и Восточной Европы по сравнению с основными типами института президента. Одновременно получены выводы о характере процесса создания института президента в странах Центральной и Восточной Европы, механизмах проведения институциональной трансформации и возможных направлениях его дальнейшего развития.

Объектом исследования выступает процесс создания и развития института президента в странах Центральной и Восточной Европы в ходе политических реформ конца 1980-1990-х годов. Предметом исследования является созданный в результате этих реформ институт президента, его отличительны черты и особенности.

5Мангсйм Дж.Б.. Рич Р.К. Политология- Методы исследования. М.: Весь мир. 1997. С.13.

Теоретическая и методологическая основа исследования. Диссертант придает особую значимость теоретическим и методологическим проблемам исследования, которым посвящены первая и вторая главы диссертации.

В первой главе определяются критерии, позволяющие выделить Восточную Европу в качестве особой политической системы и выявить внутрисистемные и внесистемные связи Восточной Европы. Для этого используется региональная концепция П.Джеймса и Дж.Мартина, а также работы других ученых6. В качестве таких критериев выступают наличие устойчивых исторических и политических связей внутри данного региона, географическая близость и сильная экономическая взаимозависимость, социально-культурная близость. Делается вывод о Восточной Европе как о региональной политической системе. Для большей корректности и учитывая позиции многих восточноевропейских ученых, исследуемый регион именуется в диссертации Центральной и Восточной Европой (широко используемая в литературе аббревиатура ЦВЕ).

Основным методом данной работы является сравнительный анализ. Сравнительному анализу института президента в странах Центральной и Восточной Европы посвящена вторая глава диссертации, где рассмотрены идеальные и наиболее распространенные реальные типы института президента, а также разработан вариант типологизации института президента.

В центре внимания сравнительного метода находятся конфигурации условий; он используется, чтобы определить, какие специфические комбинации условий связаны с определенными исходами или процессами7. Такими конфигурациями условий при изучении института президента являются система избрания президента, срок президентского мандата, объем президентских полномочий и т.д. Сравнительный метод имеет дело не с выборками, а с примерами исследуемых явлений, и кроме того, формулируемые объяснения не имеют вероятностного характера, ибо изучаются и объясняются все доступные примеры. Соответственно, сравнительный метод не придает большого значения тому, насколько часто встречаются в реальности случаи того или иного типа.

Глобальные и региональные проблемы в работах Иммануила Валлерстайна. М.: ИНИОН РАН. 1998.; Джеймс П , Мартин Дж. Все возможные миры. История географических идей. М.: Прогресс. 1988.; Поздняков Э.А. Системный подход и международные отношения. М : Наука, 1976 и др.

Рэгин Ч. Особенности компаративистики // Современная сравнительная политология. М.; МОНФ, 1997.

Чтобы проводить имеющие познавательную ценность сравнения между случаями как некими целостностями, необходимо исследовать каждый из них непосредственно, а затем уже сравнивать с другими. Именно поэтому автор берет для изучения все бывшие социалистические страны Центральной и Восточной Европы, не входившие в СССР, и детально изучает каждую из них.

В соответствии с традицией качественных сравнительных исследований институт президента представлен состоящим из перечня характеристик, изучение конфигураций которых и легло в основу сравнительного анализа института президента. Единицей наблюдения выступает институт президента в конкретной стране; а единицей объяснения - институт президента в целом.

Основным материалом, на основании которого диссертант проводит исследование, являются правовые акты, политические декларации и иные нормативные документы, свидетельства участников конституционного процесса восточно-европейских стран, факты политической жизни стран Восточной Европы (итоги выборов, референдумов и так далее), научные исследования, публицистические материалы, а также информационные источники. Особое внимание уделено изначальному определению таких основных для данной работы понятий и терминов, как "бархатная революция", "конституционная политика", "плюрализм", "политическая стабильность", "демократия" и другие.

Теоретико-методологическая часть диссертации основана на работах Ч.Рэгина, Р.Арона, Р.Дарендорфа, Ж.Бешлера, А.Шайо, М.Дюверже, А.Лейпхарта, В.Остром, Б.Джордана, Дж.Арнольда, М.Шугарта, Дж.Кэри, Дж.Мангейма, К.Рича, К.С.Гаджиева, Н.А.Сахарова и других8.

8 Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М.: Текст. 1993; Бешлер Ж. Демократия. М.: UNESCO, 1994.; Гаджиев К.С., Политическая наука, М, Международные отношения, 1995, стр.137; Геллнер Э., Условия свободы, М., издательство Ad Marginem, 1995; Дарендорф Р., После 1989. Мораль, революция и гражданское общество. Размышления о революции в Европе. М, издательство Ad Marginem, 1998; Лейпхарт А. Демократия в многосоставных обществах. М.; Аспект пресс, 1997; Мангейм Дж.Б., Рим Р.К. Политология. Методы исследования. М.: Весь мир, 1997; Остром В, Смысл американского федерализма. М: Арена, 1993; Питере Б.Г. Политические институты: вчера и сегодня // Политическая наука: новые направления. М.: Вече, 1999; Поздняков Э.А. Системный подход и международные отношения. М.: Наука, 1976.; Сахаров Н.А. Институт президентства в современном мире. М.: Юридическая литература, 1994; Шайо А. Самоограничение власти (краткий курс конституционализма). М.: Юристь, 1999; Shugart M.S., Carey J.M. Presidents and Assemblies: Constitutional Design and Electoral Dinamics. Cambridge, England: Cambridge University Press, 1992, Jordan В., Arnold J. Democracy and Criminal Justice // Critical Social Policy. Vols 44-45, Autumn 1995 и другие.

При проведении исследования автор опирается на работы большого числа российских, восточноевропейских и западных ученых9, рассматривает основные имеющиеся в научной литературе подходы к данной проблематике.

Научная новизна работы заключается в проведении автором целостного исследования современного института президента в бывших социалистических странах ЦВЕ. В настоящее время подобные исследования ограничиваются отдельными странами региона. Кроме того, проводится подробное изучение процесса создания института президентства в странах ЦВЕ. Целостных работ, посвященных этой проблеме, также нет. В работе исследуется также институт главы государства в субъектах современных восточноевропейских федераций - Боснии и Герцеговины и Югославии.

Диссертант предлагает свой вариант типологизации института президента. При проведении исследования было использовано большое количество редких и уникальных источников. Многие использованные автором документы ранее не переводились и на русском языке в научный оборот вводятся впервые (конституция Албании 1998 года, конституции Сербии и Черногории и т.д.). В других же случаях, когда имелись русские переводы, при использовании конституционных текстов автор обращался непосредственно к восточноевропейским изданиям.

Положения, выносимые на защиту. По мнению диссертанта, в большинстве стран Восточной Европы сформировался особый, восточноевропейский тип института президента, представляющий собой промежуточный вариант между французской президентской моделью и институтом президента, характерным для парламентарных республик. В большинстве стран Центральной и Восточной Европы институт президента представляет собой синтез элементов прежней, довоенной конституционной системы, элементов социалистических конституций и конституционного опыта западных демократий. Во всех странах Центральной и Восточной Европы значительное воздействие на особенности института президента оказала национальная политической традиция. При этом в ряде случаев при выборе формы государственных институтов существенным было внешнеполитическое влияние.

См.сноски 1,2,3,4,8.

Активное использование механизмов политического согласия и компромисса, в частности т.н.«круглых столов», в процессе формирования института президента в большинстве стран Центральной и Восточной Европы в сочетании с учетом особенностей национальных политических традиций привело к тому, что данный институт в странах региона в целом оказался достаточно эффективным, о чем свидетельствует поддержка основных принципов новой системы всеми ведущими партиями и подавляющим большинством населения.

Практическая значимосгь работы. Проведенное исследование может представлять практический интерес для всех интересующихся институтом президента, вопросами конституционного и избирательного права, ходом политического процесса в странах Центральной и Восточной Европы, для получения целостной картины о действенности и особенностях института президента в странах ЦВЕ. Данная работа может быть использована в процессе преподавания спецкурсов в рамках учебных дисциплин по политологии и праву, при разработке проектов законодательных актов, написании политических документов.

Апробация работы. Диссертация обсуждалась на заседании кафедр Мирового политического процесса и Политического процесса России отделения политологии философского факультета МГУ имени М.В.Ломоносова.

Основные положения и выводы диссертации излагались в публикациях автора и в выступлениях на семинарах Фонда Фридриха Наумана в Берлине в июле 2000 года и на семинарах Международного института гуманитарно-политических исследований в 1999-2000 годах.

Структура работы. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.

Основное содержание работы.

Во введении дается обоснование актуальности темы исследования, степень ее разработанности, формулируются цели и задачи исследования, раскрывается теоретическая и научно-практическая значимость диссертационного исследования.

В первой главе «Теоретические основы анализа института президента» определяются теоретические и методологические основы исследования, особое внимание уделяется проблемам сравнительного метода применительно к исследованию политических институтов и в частности института президента. Определяется механизм проведения исследования, основные изучаемые характеристики, единицы наблюдения и единицы объяснения (согласно разделу автореферата «Теоретическая и методологическая основа исследования»). Раскрываются основные понятия и термины, используемые в работе.

Во второй главе "Критерии типологизации института президента. Предварительная типологизация современных президентских режимов стран Центральной и Восточной Европы" рассматривается проблема типологизации института президента в современном мире как предварительное условие типологизации института президента в странах ЦВЕ.

Обозначаются имеющиеся в современной политологии и теории государства и права подходы к типологизации президентских и парламентских систем. В частности "классический" (парламентарные, президентские и полупрезидентские), подходы М.Шугарта и Дж.Кэри ("чисто президентский", премьер-президентский, президентско-парламентский, ассамблейно-независимый режимы), а также подходы, изложенные Д.Верни, АЛейпхартом, Н.А.Сахаровым

По мнению диссертанта, распространенные типологизации крайне огрубляют значительное разнообразие моделей государственного устройства. Фактически никто не может обозначить четкой границы полномочий президента, за которой кончается один тип президентства и начинается другой, как правило это основано на мнении эксперта или позиции, которую занимает само руководство страны. Почти невозможно найти гипологизацию с исчерпывающим перечнем признаков, наличие которых позволяет классифицировать систему органов государственной власти конкретной страны и быстро и четко разделить государства по типам. Описанные как в "классической схеме", так и М.Шугартом и Дж.Кэри, типы являются идеальными, реально же существующие режимы представляют собой различные оттенки описанных типов. Поэтому во второй главе предложена

10

типологизация некоторого ограниченного числа реально существующих типов президентства, определены ее жесткие критерии, наличие каждого из которых позволяет отнести то или иное государство к определенному типу. Разная модификация данного критерия как следствие ведет к образованию другой политической системы страны, включая систему политических партий

Диссертант предлагает схему тшгологизации, состоящую из семи критериев:

- кем избирается президент

- как избирается президент (для президентов, избираемых населением)

- совмещение президентом поста главы государства и главы правительства

- способ формирования правительства

- право президента на роспуск парламента

- наличие ограничений, сколько раз одно лицо может быть избрано президентом

- порядок замещения вакансии поста президента, наличие института досрочных выборов.

В приложении 1 к диссертации дается краткое описание основных типов института президента согласно данным критериям (североамериканский, французский, латиноамериканский, мягкий и жесткий парламентарный, российский, индонезийский и другие).

В завершении второй главы дается предварительная типологизация института президента в бывших социалистических странах ЦВЕ. Полномочия всех восточноевропейских президентов значительно уже полномочий французского президента, но при этом они в большинстве стран Восточной Европы более значительны, чем это обычно принято для парламентарных республик. Так, в отличие от большинства парламентских республик президенты стран (за исключением Венгрии, Албании и Чехии) Восточной Европы избираются населением, кроме того, большинство восточноевропейских президентов имеют пусть и ограниченное, но реальное право на роспуск парламента, значительная часть государственных чиновников назначается именно президентом, президент обладает рядом полномочий исполнительной власти и т.д.

Таким образом, по мнению диссертанта, в большинстве стран Восточной Европы сформировался институт президента, представляющий собой промежуточный вариант между полупрезидентской моделью и моделью мягкой парламентарной республики, близкий к португало-финской модели, при этом разные страны Восточной Европы более близки к французской или парламентарной моделям, заимствуя иногда и элементы других типов президентства. То есть можно выделить ВОСТОЧНО-ЕВРОПЕЙСКИЙ ТИП института президента, отличающийся от иных обозначенных типов института президента.

В третьей главе - "Факторы выбора нового политического режима в странах Центральной н Восточной Европы в период "бархатных революций" конца 1980-начала 1990" анализируются те условия, которые привели к формированию в странах Центральной и Восточной Европы новых политических режимов в конце 1980-х - начале 1990-х с акцентом на формирование института президента.

В первом параграфе "Предшествовавшие введению института президента политические традиции в странах Центральной и Восточной Европы" определяются исходные позиции, имевшийся к началу преобразований политический, культурный, правовой опыт, особенности национальных политических культур стран региона.

Согласно одному из современных направлений исследования институтов, историческому институционализму, первоначальный институциональный выбор (как структурного, так и нормативного свойства), совершенный раньше в историческом прошлом в целях какого-то отдельного элемента или системы в целом, будет оказывать глубокое воздействие на все последующие политические решения10. В связи с этим бывшие социалистические страны Центральной и Восточной Европы можно условно разбить на две группы. Первая группа - это страны с довольно продолжительной историей национальной государственности, народы которых по крайней мере несколько веков жили в собственных государственных образованиях (Венгрия, Болгария, Польша, Чехия, Сербия и Югославия как ее фактический исторический

Б.Г.Питерс. Политические институты: вчера и сегодня //' Политическая наука: новые направления. М.: Вече, 1999. С.223

12

преемник, Румыния). Вторая группа стран как независимые государственные образования возникли только в конце 1980-1990 годы, и имеют в прошлом в лучшем случае некие аналоги государственности (Словакия, Босния и Герцеговина, Македония, Словения, с оговорками - Хорватия). До 1918 года незначительное время являлась независимым государством Черногория. Совсем недавно по историческим меркам, в 1912 году, обрела государственность Албания.

Наиболее развитая политическая традиция из этих государственных новообразований была в наиболее индустриально развитых и наиболее интегрированных в Западную Европу странах, имевших и достаточно развитую национальную интеллигенцию, и культурную преемственность с бывшей страной - метрополией (например, Словения совершено явно находится в русле австрийско-венгерской политической традиции). Наименее развитые политические традиции имели Македония и Босния и Герцеговина (особенно последняя).

В данном параграфе подробно анализируются традиции каждой из стран ЦВЕ в отдельности. Делается вывод, что к 1940 во всех странах Восточной Европы глава государства (президент или монарх) обладал значительной властью и политическим влиянием, хотя при этом несомненно шло развитие и парламентских институтов. С окончанием второй мировой войны во всех изучаемых странах к власти пришли коммунистические партии и был установлен режим "народной демократии". При этом в Чехословакии, Югославии, Румынии, Болгарии переход власти и смена политического строя произошли законным путем, в Польше, Албании и Венгрии новая власть не имела политической преемственности с прежним режимом. Особенность режимов "народной демократии" заключалась в том, что хотя их конституции провозглашали верховным носителем власти народ (который реализовывал ее опосредованно, через систему аналогичную советской в СССР), реально власть в этих странах принадлежала коммунистическим партиям. И хотя формально имелись высшие органы власти в лице президиума высшего представительного органа или госсовета, на практике все важнейшие решения принимал высший партийный орган, а роль подлинного государственного лидера играл лидер партии. Тем не менее, формальная схема государственного управления

13

некоторых стран Центральной и Восточной Европы сохранила определенную преемственность с существовавшим до установления "народной демократии" государственным строем. В 70-е годы наметилась тенденция совмещения лидером партии своего партийного поста с постом номинального главы государства, что больше отвечало сложившейся мировой практике, т.е. постепенно реальное и формальное лидерство все более сближались.

События конца 1980-х и переход к системе политического плюрализма поставили перед восточноевропейскими государствами важную проблему: установить новую систему органов государственной власти, отвечающую демократическим принципам и способную быть эффективным инструментом управления, при этом перейти от формального к реальному содержанию деятельности органов государственной власти, предстояло совместить закон и политическую реальность.

В конце параграфа делается вывод, что к концу 1980-х годов относительно развитые демократические традиции имели Польша, Чехословакия, Болгария, Венгрия, в меньшей степени - Югославия (и в частности Хорватия), Румыния, в минимальной степени - Албания. Причем и в годы коммунистического правления шло постепенное развитие демократических традиций, система политических институтов стран Восточной Европы в 1945-1989 годах была синтезом советской модели управления и элементов национальной политической традиции.

В параграфе 3.2 "Основные дискуссии в странах Центральной и Восточной Европы по вопросу введения института президента" обобщены процессы выработки элитой оптимальной модели политического правления.

В ходе реформ конца 1980-х годов во всех странах Центральной и Восточной Европы был введен (или сохранен имевшийся ранее) институт президента. Повсеместно инициатором введения этого института выступила прежняя коммунистическая элита, рассчитывавшая с его помощью сохранить контроль над развитием ситуации. Во всех случаях первоначально президент избирался парламентом (часто его прежним, избранным в годы господства компартии составом), однако в ходе процесса в большинстве стран был осуществлен переход к прямым выборам президента. Чем значительней была роль реформированной компартии (или ее бывших видных функционеров) в

14

ходе перемен, тем сильнее был созданный институт президента, чем выше была роль бывших диссидентов, тем сильнее стал парламент. Во всех случаях институт президента создавался и наделялся конкретными полномочиями под (или против) конкретного политика, однако затем происходила корректировка с учетом требований реальности. Главная борьба шла как раз по тем позициям, которые выбраны в качестве критериев типологизации: система избрания, способ формирование правительства, право на роспуск парламента, ограничения для лиц, избираемых на пост президента (в том числе право на повторное избрание).

При тенденциях в некоторых странах (Чехия, Хорватия) к дальнейшему изменению роли президента, можно утверждать, что к настоящему времени институт президента в Восточной Европе в целом устоялся и достаточно стабилен, что позволяет производить его типологизацию. Борьба за создание института президента в странах Восточной Европы отражает основные моменты развития политической системы этих стран в 1990-е годы, что несомненно говорит о значимости этого института. На характер этой борьбы оказала большое влияние предшествующая национальная политическая традиция.

В параграфе 3.3. "Внешнеполитические влияния на страны Центральной и Восточной Европы в период выбора новых форм политического режима" отмечается значительное влияние СССР на характер конституционных режимов стран ЦВЕ в 1945-1989 годах, обращается внимание на политику западных стран по содействию реформам в странах ЦВЕ. По мнению диссертанта, хотя лидеры Запада не планировали 1989 в лицах, не расписывали конкретных ролей и действий, но они сделали все, чтобы в максимальной степени подорвать устои прежнего политического режима. "Мягкая интеграция" стран ЦВЕ в западно-европейское сообщество и изменение внешней политики СССР стали одними из факторов мирного характера перемен в большинстве стран ЦВЕ.

Обозначенное влияние Запада и молчаливое согласие СССР касалось принципов - замена однопартийного режима на конституционно-плюралистический, что же касается выработки конкретных форм конституционного режима и конституционной политики каждой из стран, то

15

здесь имелось общее мнение, что никто лучше самих восточноевропейцев не подберет для них подходящую структуру органов власти.

Возникали отдельные моменты попыток прямого воздействия стран Запада на политический процесс в ряде стран, но они исключительно касались кризисных ситуаций. В частности, это касается кризиса в Словакии, связанного с весенним референдумом 1997 о прямых президентских выборах и вступлении в НАТО. Самый яркий пример западного вмешательства в вопрос государственного устройства другой страны - это Дейтонские соглашения, определившие конституционный строй Боснии и Герцеговины. Эти соглашения прямо узаконивают вмешательство международных организаций в формирование и деятельность органов власти Боснии и Герцеговины. Дейтонские соглашения, точнее та форма государственной власти, которую они навязали, вызвала серьезные нарекания не только в Боснии и Герцеговине, и на самом Западе как совершенно искусственные и нежизнеспособные.

Кроме США, наиболее активную заинтересованность в ситуации в странах Восточной и Центральной Европы проявляет Германия. Гораздо меньшую, чем Германия, но все же тоже заметную заинтересованность в Восточной и Центральной Европе демонстрирует Франция. Особое значение Франция придает развитию отношений с Румынией, Болгарией, Македонией, которые активно использовали французский конституционный опыт.

Важно отметить, что и новые власти самих стран Восточной Европы отнеслись к перенятию "передового западного" опыта очень прагматично. Если в начале и имели место чисто идеологические решения, то в настоящее время господствует сугубо прагматический подход ко многим вещам, в том числе и к государственному строительству исходя из здорового национального интереса, что является закономерным и несомненно положительным результатом произошедших реформ.

В четвертой главе "Общее и особенное института президента в странах Центральной и Восточной Европы" рассматриваются основные показатели института президента (порядок введения института, объем прав и обязанностей президента, система избрания, срок полномочий, порядок замещения вакансий, конституционная ответственность, отношения с политическими партиями, реальная роль в обществе), обозначаются те

16

характерные черты, которые являются общими для всех исследуемых стран, указываются имеющиеся между различия. Это сопоставление позволяет обозначить соответствие стран Центральной и Восточной Европе выделенным во второй главе диссертации критериям типологизации института президента.

Параграф 4.1. "Механизм введения института президента в странах Центральной Восточной Европы. Проблема легитимизации" подробно рассматривает проблему легитимности перемен в странах ЦВЕ, при этом учитывается как внешняя, так и внутренняя легитимность. Рассматривается как проблема легитимности режимов "народных демократий", так и перемен конца 1980-х годов. В качестве специфической черты механизма введения института президента в странах ЦВЕ отмечается создание механизмов согласования решений - так называемых "Круглых Столов".

Обосновывается положение о том, что во всех странах Центральной и Восточной Европы институт президента был введен легитимным путем, даже в тех странах, где были сомнения относительно легитимности проведенной трансформации, ее результаты были легитимизированы путем референдумов, работы избранных на свободных выборах Учредительных Собраний и парламентов, что отвечает требованиям, которые представляются к конституционно-плюралистическим режимам. В странах бывшей Югославии большое значение оказала внешняя легитимизация. В ходе этого конституционного процесса шла выработка согласованных позиций всех основных политических сил восточно-европейских стран (в т.ч. бывшей коммунистической элиты) по вопросам создания новой системы государственной власти, и чем в большей степени использовались согласительные процедуры, тем более устойчивой оказалась созданная в их результате система.

В параграфе 4.2. исследуются "Основные полномочия президента в странах Центральной и Восточной Европы. Взаимоотношения президента, парламента и правительства". Несмотря на целый ряд различий и разный объем полномочий, во всех странах Центральной и Восточной Европы президент является главой государства и Главнокомандующим Вооруженными Силами, руководства которыми в мирное время осуществляет посредством министра обороны и начальника Генерального штаба.

17

Отношения президента с правительством и парламентом тесно связаны друг с другом. Во всех странах Восточной Европы президент предлагает парламенту кандидата в премьер-министры (либо назначает с последующим утверждением в парламенте), право же окончательного утверждения главы правительства в должности принадлежит парламенту, остальные члены правительства либо утверждаются парламентом в едином списке членов кабинета при получении вотума доверия, либо назначаются президентом по предложению главы правительства, самостоятельно определять состав кабинета президент не может (хотя в странах, где он назначает членов кабинета по предложению правительства, президент может и отказаться утвердить кого-то из предложенных кандидатов).

Особенность большинства стран Восточной Европы - ключевые решения, в том числе по составу правительства, президент и премьер-министр осуществляют совместно, когда премьер-министр предлагает решение, а президент принимает его или нет. Неоднократно президенты стран ЦВЕ отклоняли предложения правительств, в том числе кадровые. Во всех странах Восточной Европы в рамках своей компетенции президент может издавать указы и распоряжения.

Во всех странах Центральной и Восточной Европы, кроме Македонии и Боснии и Герцеговины, президент имеет право на роспуск парламента в строго оговоренных конституциях случаях, как правило связанных с невозможностью сформировать устойчивое парламентское большинство для формирования правительства и конфликтом правительства и парламента, наибольшее возможности в этом смысле у президентов Хорватии, Сербии и Болгарии, наименьшие и почти гипотетические у президентов Словении и Венгрии. В Болгарии президент при роспуске парламента может назначить беспартийное служебное правительство.

Во всех странах, кроме Словении, президент обладает правом вернуть в парламент закон для повторного принятия. Наиболее сильное это право у президентов Польши, Румынии и Албании.

Во всех странах президент производит назначения на ряд важных постов (перечень постов разный, в одних странах он более обширный, в других довольно незначительный), особенно в судебной системе, как правило

18

предлагает парламенту кандидатов в председатели Национального банка и генерального прокурора. Наиболее широкие прерогативы в сфере назначений у президентов Польши, Хорватии, Албании, Венгрии, Болгарии, Югославии, Сербии. Во многих случаях при Президенте существуют различные совещательные и координационные органы, которые он формирует. А президент Албании даже возглавляет Высший Совет Правосудия, назначающий и отстраняющий судей. В Албании, Венгрии, Чехии и Словакии президенты также играют важную роль при назначениях в системе образования (от номинирования кандидатов в ректоры до назначения профессоров).

Во всех странах Восточной Европы президент по предложению правительства назначает дипломатических представителей государства и, как правило, координирует внешнюю политику. В ряде стран Восточной Европы президент имеет исключительное право при назначении референдума (Хорватия, Болгария, Румыния, Словакия, Польша, Сербия, Черногория, Албания), которое является важным инструментом политического влияния.

Особенность стран Восточной Европы - обширные "скрытые полномочия" президента, которые он приобретает в условиях войны, угрозы войны, при действии режима чрезвычайного положения, невозможности функционировании парламента. Наиболее они сильны у президентов Хорватии, Польши, Сербии, Албании, Венгрии.

Что касается "иных" президентских полномочий, то во всех странах президент имеет право помилования, решает вопросы гражданства, награждает орденами и почетными званиями. В Чехии и Словакии президенты имеют право смягчения наказания и снятия судимости. Президент Словакии может дать распоряжение не начинать уголовное преследование, а президент Чехии имеет право не только приостановить судебное разбирательство, но и указать его вообще не проводить.

Практически во всех странах Центральной и Восточной Европы в течение 1990-х шло постепенное усиление полномочий президента путем обращений в Конституционный Суд по вопросу толкования пробелов в Конституции. Как правило Конституционные суды поддерживали сторону именно президентов, возможно это связано с тем, что практически везде именно президент предлагает к избранию кандидатов в члены Суда, либо даже прямо

19

назначает их.

Как видно из вышеизложенного, институт президента в странах Восточной Европы является важнейшим политическим институтом.

В параграфе 4.3. "Система избрания и порядок замещения вакансии поста президента в странах Центральной и Восточной Европы" все бывшие социалистические страны ЦВЕ разделяются по этим признакам на две группы. Первая группа, в которую входит подавляющее большинство стран Восточной Европы (Польша, Словакия, Словения, Хорватия, Югославия, Сербия и Черногория, Македония, Болгария, Румыния) - это страны, где президент избирается населением путем прямых выборов, вторая группа - это Венгрия, Чехия и Албания, в которых президент избирается парламентом. В Боснии и Герцеговине хотя глава государства является коллегиальным органом (Президиум), но члены Президиума избираются населением, в составляющих Боснию и Герцеговину мусульмано-хорватской Федерации президент избирается парламентом, а в Республике Сербской президент избирается населением. Во всех странах Восточной Европы, где президент избирается населением, действует двухтуровая система абсолютного большинства, при которой для победы в первом туре голосования требуется набрать абсолютное большинство голосов (50% плюс один голос), если в первом туре никто не избран, то проводится второй тур по двум кандидатам, набравшим наибольшее число голосов, для победы во втором туре требуется набрать относительное большинство голосов. Специфическая система выборов установлена Дейтонскими соглашениями в Боснии и Герцеговине. По этой системе "preferential ballot" избиратель голосует за кандидатов по системе предпочтений, ранжируя все пары кандидатов в порядке убывания своих симпатий. Ни в одной другой стране мира система "preferential ballot" для выборов главы государства не используется.

Во всех бывших социалистических странах ЦВЕ, за исключением Болгарии и Боснии и Герцеговины, в случае вакансии поста президента назначаются досрочные президентские выборы, а полномочия президента переходят к председателю парламента (в Словакии - к председателю Правительства). Это связано с тем, что ни в одной из данных стран, кроме Болгарии и Боснии и Герцеговины, нет поста вице-президента. Ни одна

20

восточноевропейская конституция не устанавливает жесткий день выборов президента, оговариваются лишь временные интервалы, в которых должен быть назначен день выборов.

В параграфе 4.4. рассматривается "Срок полномочий президента в странах Центральной и Восточной Европы". Во всех странах Центральной и Восточной Европы президент избирается на 5 лет, за исключением СРЮ, Румынии и Боснии и Герцеговины, где президенты избираются на 4 года. Все конституции стран Восточной Европы вводят ограничения на количество сроков пребывания одного лица на посту президента, это ограничение либо не более двух сроков вообще, либо не более двух сроков подряд, в Союзной Республике Югославии до 2000 года президент вообще не мог быть избран повторно, не может баллотироваться на следующий срок и член Президиума Боснии и Герцеговины. Конституции Словении, Румынии, Сербии и Черногории предусматривают возможность продления срока полномочий президента в чрезвычайных условиях. Конституция Албании запрещает президенту, ушедшему в отставку, претендовать на избрание президентом на проходящих по причине его отставки досрочных выборах.

В параграфе 4.5. рассматривается "Конституционная ответственность президентов стран Центральной в Восточной Европы". Новые Конституции всех бывших социалистических стран ЦВЕ устанавливают механизм конституционной ответственности президента. Во всех странах Восточной Европы процедура выдвижения обвинения против президента инициируется парламентами, однако дальнейший механизм различен. В большинстве случаев процедуру импичмента 2/3 голосов возбуждает парламент, а окончательное решение принимает Конституционный Суд. Механизм конституционной ответственности высших должностных лиц является для Восточной Европы довольно новым институтом, и его становление проходит не без проблем. В ряде стран, где сильны популистские начала в политике, он становится инструментом политической борьбы с оппонентами. К настоящему времени хотя в ряде стран и имелись попытки инициирования процедур судебного преследования нынешних и бывших президентов (как правило, реально по политическим мотивам), в настоящее время единственным отстраненным от должности президентом в Восточной Европы является президент Республики

21

Сербской Н.Поплашен, отстраненный от должности в 1999 году решением Верховного Комиссара ООН. В Словакии была предпринята неудачная попытка отстранения от должности президента М.Ковача.

В параграфе 4.6. "Президент и политические партии в странах Центральной и Восточной Европы" рассматриваются взаимоотношения восточноевропейских президентов с политическими партиями. Накануне перемен конца 1980-начала 1990-х всеми странами Центральной и Восточной Европы руководили партийные коммунистические лидеры, которые с конца 1960-х в большинстве этих стран одновременно занимали пост формального главы государства. Одним из требований первой волны перемен было прекратить совмещение руководство партией и государством. Наиболее строгие ограничения по этому поводу введены в Албании, где с 1998 президенту запрещено состоять в какой-либо партии. Конституции Венгрии, Болгарии, Македонии запрещают президентам лишь входить в руководящие органы политических партий, но допускают их членство в партиях. Нет никаких запретов на членство и лидерство президента в политических партиях в конституциях Югославии, Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины, Чехии, Словакии, Хорватии. В Польше президент не может лишь занимать какую-либо иную должность или выполнять какую-либо публичную функцию, за исключением тех, которые связаны и исполняемой должностью.

Следует отметить следующую закономерность - во всех странах Восточной Европы, где президент имеет значительные полномочия и избирается напрямую населением, он на практике независимо от конституционных ограничений является лидером одной из ведущих политических партий, так как не опираясь па партийную организационно-пропагандистскую машину невозможно избраться на пост президента. В странах Восточной Европы, где президент имеет незначительные функции и избирается парламентом, занимающее этот пост лицо стремится быть максимально нейтральным, так как иначе крайне сложно набрать требуемое конституцией большинство голосов в парламенте, так как ни одна партия единолично не имеет такого большинства голосов (и в Чехии, и в Венгрии, действует пропорциональная система избрания парламента), кроме того, для партийных лидеров более заманчивым становится пост премьер-министра.

22

В параграфе 4.7. "Реальная роль президента в восточноевропейских обществах" делается вывод о том, что в конкретно-политической ситуации роль института президента зачастую оказывается гораздо более значительной, чем это формально предусматривается законом. И здесь можно отметить несколько закономерностей.

Первое. Авторитет института непосредственно связан с личным авторитетом человека, этот институт представляющего. Влияние института президента усиливается в зависимости от личного авторитета и влияния, харизмы занимающего этот пост политика. Значительно усилили роль президента личным авторитетом К.Глигоров в Македонии, М.Кучан в Словении, Ф.Туджман в Хорватии, И.Илиеску в Румынии и т.д.

Второе. Роль избранного на определенный временной интервал, независимо от изменений в это время в парламенте, президента тем выше, чем слабее и разрозненней парламент, чем неустойчивей правительство.

Третье. Роль президента тем значительней, чем более милитаризировано общество, чем больше в стране угроза вооруженного конфликта, угроза национальному суверенитету. Милитаризация массового сознания рождает потребность в "сильной руке", что естественным путем усиливает влияние президента. Особенно значительно это усиление в стране харизматической политической культуры. Примеры этого - С.Милошевич в Югославии и Сербии, Ф.Туджман в Хорватии, Р.Караджич в Республике Сербской.

Четвертое. Влияние президента значительно усиливает то обстоятельство, если он одновременно является лидером партии, имеющей парламентское большинство. Самый яркий тому пример - Албания, где президент С.Бериша, опираясь на парламентское большинство, пользовался существенно более значительными властными полномочиями, чем то формально допускал закон.

В параграфе 4.8. рассматривается "Соотношение влияния иностранного и отечественного опыта при создании института президента в странах Центральной и Восточной Европы".

Поскольку во-первых, процесс перемен почти повсеместно в странах Центральной и Восточной Европы был начат реформаторской частью прежней политической элиты, и во-вторых, принятие новых конституций требовало

23

квалифицированного большинства не менее 2/3 в учредительных собраниях или парламентах, это требовало учета позиций разных партий, в том числе и бывших компартий, без которых ни в одной стране ЦВЕ было невозможно набрать необходимое конституционное большинство. Эти две причины предопределили значительную долю преемственности новой конституционной модели по отношению к конституционной модели социалистического периода. В большинстве стран новая конституционная модель представляет собой синтез элементов прежней, довоенной конституционной системы и элементов социалистических конституций. Примеры этого - новые конституции Польши, Чехословакии, Венгрии. Сформированную при Чаушеску схему органов государственной власти фактически сохранила Румыния, изменив лишь пропорции властных полномочий.

Гипертрофированная роль представительных органов, которые в социалистических конституциях могли принимать к сведению любой вопрос, оказала влияние и на повышенную роль парламентов практически во всех бывших соцстранах. Повсеместно введение института президента и наделение его властными полномочиями было связано с ролью конкретных политиков и их взаимоотношениями. Также можно отметить, что тенденция к господству парламента преобладает во всех странах бывшей Австро-Венгрии (Венгрия, Чехия, Словения), чем менее страна была интегрирована в австро-венгерское государство, тем меньше роль парламентских институтов. И наоборот, тенденция к формированию сильного института президента наиболее ярко выражена в южнобалканских странах бывшей сферы влияния Османской империи, странах харизматической политической культуры, за исключением Албании, установившийся в которой режим пока нельзя назвать стабильным. Во всех странах Восточной Европы, кроме Боснии и Герцеговины, сформировавшаяся система власти несет несомненные черты преемственности с национальной политической традицией, что несомненно способствует укреплению этой новой системы.

Иностранный конституционный опыт брался в тех элементах, которые казались законодателю целесообразными в конкретно-исторических условиях его страны. Так например в Болгарии была взята французская двухтуровая модель президентских выборов, при этом был введен пост вице-президента и

24

J

четырехлетний срок президентского мандата, очевидно заимствованный из конституционного опыта США. Значительным было влияние французского опыта на законодателей Румынии, Болгарии, Хорватии, Польши, при этом однако везде он комбинировался с национальными политическими факторами. Система "конструктивного вотума недоверия" заимствована в польской и венгерской конституциях из немецкого опыта и т.д.

В Заключении рассматривается перспектива развития института президентства в бывших соцстранах ЦВЕ.

С учетом проведенного исследования автор возвращается к проблеме типологизации президентских режимов данных стран. С учетом изложенных во второй главе критериев типологизации Польша, Словакия, Румыния, Болгария, Югославия, Сербия, Черногория, Республика Сербская, Хорватия, могут быть признаны принадлежащими к одному типу президентских республик, наиболее близкому к португало-финскому типу полупрезидентских республик, однако в названных странах Восточной Европы правительство формально подотчетно только парламенту, кроме того, в данном случае мы имеем дело с группой географически близких стран, поэтому их сходство имеет гораздо большее значение, чем практически никак не связанные друг с другом исторически Португалия и Финляндия, поэтому можно говорить либо о ВОСТОЧНОЕВРОПЕЙСКОМ ТИПЕ президентских республик, либо о том, что названные страны Восточной Европы, а также Финляндия и Португалия образуют один, переходный между полупрезидентскими и мягкими парламентскими республиками тип.

Словения и Македония могут быть отнесены к мягким парламентарным республикам, а Чехия и Венгрия к жестким парламентарным. Особый, но неустойчивый и временный тип, образует Албания (и до 2000 года к этому же временному типу можно было относить Югославию) - АЛБАНСКИЙ ТИП, который отличается от описанного восточноевропейского избранием президента парламентом (пока во всяком случае), при этом президент имеет непосредственное влияние на формирование правительства и обладает другими важными полномочиями, в том числе правом на роспуск парламента. Отдельный, но также видимо временный тип, образует Босния и Герцеговина, где существует коллегиальный глава государства (Президиум), избираемый

25

населением, при этом имеется самостоятельное правительство. При этом нет института досрочных выборов Президиума, фактически нет права на роспуск парламента, имеется ограничение на повторное избрание в Президиум Боснии и Герцеговины. Таким образом Чехия и Венгрия отнесены к жестко парламентарному типу, Словения и Македония к мягкому парламентарному, большинство стран Восточной Европы образуют ВОСТОЧНО-ЕВРОПЕЙСКИЙ ТИП, имеются также особые АЛБАНСКИЙ и БОСНИЙСКИЙ ТИПЫ.

Разработка большинства восточноевропейских конституций была продолжительным процессом согласования разных точек зрения, преимущественно позиций прежней элиты и демократической оппозиции, при этом везде большое влияние оказала и национальная политическая традиция. Нигде не был проигнорирован и конституционный опыт социалистического периода. Основные принципы новой системы в большинстве стран пользуются поддержкой всех ведущих партий и подавляющего большинства населения, и это признак того, что институт президентства в большинстве стран Восточной Европы оказался достаточно эффективным, однако с ходом политического процесса он неизбежно будет претерпевать изменения. Хотя среди политологов имеются и скептики и ярые оптимисты, большинство исследователей, признавая трудности процесса, склоняются к благоприятному прогнозу дальнейшего политического развития Восточной Европы.

По мнению диссертанта, конституционные режимы Болгарии, Румынии, Польши, Словакии, Словении, Македонии устоялись и сформировавшаяся система власти, включая пост президента, достаточно стабильна и возможны лишь ее незначительные изменения. В Венгрии имеются немногочисленные, но активные сторонники усиления роли президента и можно сделать осторожный прогноз, что некоторое усиление роли президента в Венгрии все же произойдет. Идет активная борьба между сторонниками увеличения и сокращения полномочий президента в Чехии. Недавно приняты изменения к конституции Хорватии, несколько уменьшающие президентские полномочия. Таким образом можно говорить о постепенном укреплении института президента во всех бывших социалистических странах Центральной и Восточной Европы, кроме Хорватии и Чехии.

При оценке перспектив возможного развития института президента

26

следует обратить особое внимание в на страны балканского юга - Югославию, состоящую из Сербии и Черногории, а также на Албанию и Боснию и Герцеговину, где процесс трансформации сопровождался тяжелыми конфликтами. Под вопросом само существование Югославии, а значит и пост президента СРЮ. Сложным представляется и будущее Боснии и Герцеговины. Возможных выходов из нынешней ситуации три. Один - дезинтеграция Боснии и Герцеговины. Второй путь - постепенное преобразование Боснии и Герцеговины в обычное федеративное государство с пересмотром существующей дейтонской конституции. Третий вариант - долговременное существование Боснии и Герцеговины в качестве конфликтогенного ареала с высоким уровнем напряженности под фактической международной опекой, но при формальном сохранении псевдогосударственности. Явные успехи на выборах органов власти субъектов Боснии и Герцеговины и органов местного самоуправления крайне националистических партий во всех трех общинах свидетельствуют о большей вероятности первого и третьего вариантов.

В целом же большое значение на ход и успешность трансформации оказало наличие в стране политической традиции парламентаризма, лештимных передач власти, традиций компромисса и согласия, а также социальная и этническая однородность. Именно отвечающие этим критериям страны (Польша, Чехия, Словения) добились наибольших успехов как в политической, так и в экономической сфере (что является обратной стороной эффективной организации власти).

Важность творческого подхода восточноевропейцев к проблеме создания новых политических институтов нельзя недооценить. Восточноевропейский опыт подвигает и другие страны, в том числе и страны западной демократии, к дальнейшему развитию своих политических институтов. Этот вывод позволяет также считать, что разработка проблемы института президента, предпринятая в диссертации, весьма актуальна и продуктивна.

27

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

1. Главы государств с республиканской формой правления // Мировой политический процесс: проблемы и исследования. Сборник научных трудов. М.: Издательство МГУ, 1996. С. 187-227.

2. Воздействие системы государственной власти на особенности системы политических партий // XXI век: будущее России в философском измерении: материалы Второго Российского философского конгресса (7-11 июня 1999 года). Т.2: Социальная философия и философия политики. 4.2. Екатеринбург: Издательство Уральского Университета, 1999. С.156-157.

Отдельные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

1. Женщина на вершине политической власти: всегда ли это говорит о равноправии мужчины и женщины? // Воспоминания о будущем... Выпуск 2 (под ред. Т.И.Шипуло). М.: ЯНА, 1997. С.35-44.

2. Законодательная деятельность Государственный Думы РФ в марте 1997 года // Политический мониторинг ИГПИ. М.: Международный Институт гуманитарных и политических исследований, 1997. №4(63). 22 с.

3. Законодательная деятельность Государственный Думы РФ в апреле 1997 года // Политический мониторинг ИГПИ. М.: Международный Институт гуманитарных и политических исследований, 1997. №4(63). 18с.

4. Законодательная деятельность Государственной Думы РФ в мае 1997 года // Политический мониторинг ИГПИ. М.: Международный Институт гуманитарных и политических исследований, 1997. №5(64). 10с.

5. Законодательная деятельность Государственной Думы РФ в июне 1997 года // Политический мониторинг ИГПИ. М.: Международный Институт гуманитарных и политических исследований, 1997. №6(65). 20 с.