СЕРКИНА Светлана Сергеевна

 

Община и обычное право удельных крестьян

Симбирской губернии в конце XVIII - первой половине XIX века

 

Специальность 07.00.02 - Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Саранск - 2002

Диссертация     выполнена     в     отделе     истории     Научно исследовательского       института       Гуманитарных       наук       при Правительстве Республики Мордовия.

 

I.      Общая характеристика работы.

Актуальность проблемы. Современная историческая наука переживает переломный момент. На стыках исторических эпох появляется необходимость переосмысления не только настоящего, но и прошлого. В этой связи рассмотрение истории крестьянской организации и норм права, функционировавшие в ней в разные исторические эпохи, представляется своевременным и актуальным.

При изучении крестьянской общины и обычного права появляется возможность исследовать крестьянский менталитет. В современных переходных условиях от социализма к капитализму, господствовавшая несколько десятилетий в XX веке колхозная система подорвана, а новая структура сельскохозяйственного производства до сих пор не создана. Рассмотрение функционирования общины в прошлом в этой связи нам представляется актуальным.

Разработка данной проблемы призвана способствовать раскрытию роли сельской общины и ее традиционных институтов в осуществлении мероприятий социально - экономического характера, в складывании общественного мнения, влияния «мира» на отдельную личность. Через общину осуществлялись все вопросы жизнедеятельности крестьянства: выполнение совместных работ, взаимопомощь, религиозная и культурная жизнь и т.д.

Огромная роль в регулировании повседневных задач принадлежала обычному праву, которое действовало на уровне сельских общин даже в условиях господства государственного права. Историке - этнографическое исследование общины и обычного права актуально на сегодняшний день и в силу того, что многие нормы обычного права действуют в современном обществе.

Хронологические рамки исследования охватывают период с конца XVIII века по 1861 год. Данный временной отрезок заключает в себе исторический период с момента образования удельного ведомства в эпоху правления Павла I. Верхняя граница нашего исследования обусловлена отменой крепостного права в России, как переломным этапом в истории страны.

Территориальные рамки исследования охватывают административно - территориальную единицу Симбирской губернии, сложившуюся к концу XVIII века. География нашего исследования включает в себя значительную часть современной

Ульяновской области, восточные районы республики Мордовия юго-западную часть республики Чувашия.

Степень изученности проблемы. Крестьянская община стала предметом изучения еще во второй половине XVIII века, однако первые серьезные исследования относятся к 40 -50 гг XIX века.

Большое внимание проблемам общины уделяли народники, которые усматривали в общине особый уклад народной жизни, полагая, что ей чужды товарно-денежные отношения и, связанные с ними социальные беды. К таким выводам пришли в своих трудах А.Я. Ефименко1 и И.Д. Беляев2.

Большое значение обычному праву крестьянства придавал Пахман С.В . Он полагал, что существует известная зависимость государственного законодательства от юридических начал, вырабатывавшихся столетиями в сфере частного народного быта.

Отдельные проблемы крестьянской общины и обычного права на протяжении XIX века разрабатывали такие исследователи как Матвеев А.4, Калачев Н. В.5, Баршев Я.6, Муллов П.А.7, Ковалевский М. Данные исследователи, многие из которых представляли народническое течение в историографии, делали ставку на средний класс крестьянства, считая его наиболее жизнеспособным. «Народники» полагали, что общинный строй в ряде регионов России представляет собой наиболее гармоничную форму организации крестьянства.

К концу XIX века относится появление обобщающих работ народника Качоровского К.Р., который полагал, что основная хозяйственная функция общины заключалась в уравнительном переделе земли. Общины, не производящие передел земли, по его

1 Ефименко А.Я. Крестьянское землевладение на крайнем Севере // Исследования народной жизни.-М., 1884.

2 Беляев И.Д. Обзор исторического развития общины в России Б. Чичерина // Русская беседа. 1856. Т. 1.

3 Пахман С.В. Обычное гражданское право в России. СПб, 1877. Т. 1.

4 Матвеев А. Что сделано у нас по обычному праву // Записки РГО по отд. этнографии. СПб, 1867.

5 Калачев Н.В. Юридические обычаи в некоторых местностях.// Архив историке - юридических сведений, относящихся до России. СПб. 1859.

6 Баршев Я. О влиянии обычая, практики, законодательства и науки на развитие уголовного и в особенности русского права. М. 1847.

7 Муллов П.А. Несколько слов о материалах по объяснению народного юридического быта // Записки РГО по отд. Этнографии. СПб, 1867.

8 Ковалевский М. Родовой быт в настоящем, недавнем и отдаленном прошлом. Опыт в области сравнительной этнографии и истории права. СПб, 1905. Вып. 1-2. Спор о сельской общине // Вестник Европы. 1910. Кн. 1. С. 259 - 295; кн. 3. С. 259-273.

мнению, были нежизнеспособными. Одной из таких общин автор называл общину бывших помещичьих крестьян9.

Исследователь обычного права народов России Е.И. Якушкин внес огромный вклад в изучение общины и обычного права исследованиями в области религиозных верований и предрассудков. Кроме того, он впервые составил библиографию обычного права русского народа и инородцев, которой до сих пор пользуются специалисты 10.

Одной из самых ярких работ по обычному праву мордвы в дореволюционной историографии является «Очерк юридического быта мордвы» В.Н. Майкова.11 В данном исследовании затронуты все основные проблемы обычного права мордовского народа: имущественное, семейное, наследственное право и т.д. Большое внимание уделено родственному союзу мордвы, вопросам опеки и попечительства, семейным разделам и другим аспектам народного права. При этом многие историки справедливо указывают на ряд неточностей и ошибок, допущенных автором, например, в написании некоторых мордовских слов и выражений, что вполне объяснимо, так как Майнов В.Н плохо знал мордовский язык.

К вопросам изучения общины и обычного права обращались не только отдельные ученые, но и научные общества, например, Русское географическое общество, основанное в 1845 году. С этого момента культура и быт народов России стала объектом изучения многочисленных отделов РГО, краеведов, земств, специальных научных обществ. Значительная роль в изучении истории и этнографии народов Поволжья принадлежит Обществу археологии, истории и этнографии (ОАИЭ), созданному при Казанском университете в 1878 году.

Серьезный труд по исследованию обычного права был проделан А.А. Ритгихом в работе «Крестьянский правопорядок»12. Здесь представлены данные, собранные местными комитетами 49 российских губерний, касающиеся проблем обычного права и устройства общины. Анализируя представленные сведения, автор пришел к выводу, что обычное право не всегда соответствует официальному законодательству.

' Качоровский К.Р. Русская община. Возможно ли, желательно ли ее сохранение и развитие?

Т. 1.. М., 1900.

!0 Е.И. Якушкин. Обычное право. Ярославль. 1875.

'   Майнов В.Н. Очерк юридического быта мордвы. СПб, 1885.

:" Риттих А.А. Крестьянский правопорядок. Свод трудов местных комитетов по 49 губерниям

Европейской России. СПб. 1904.

Серьезно занимался проблемами общины Н.Н. Харузин, опубликовавший в 80 - 90-х годах XIX века несколько работ по данной теме13.

В советской историографии проблемы общины и обычного права долгое время исследовались слабо. Лишь в 60 - 80-х годах отмечается новый всплеск интереса к данной теме. Проходившая в этот период дискуссия охватила всю проблематику истории общины: происхождение, внутреннюю организацию, функционирование, характер и роль в жизни общества. К этому времени относятся работы В.П. Данилова14 и В.А. Александрова15. В своих многочисленных работах В.А. Александров всесторонне проанализировал место общины и обычного права в законодательстве и аграрной политике царского правительства, хозяйственно -поземельную деятельность общины, ее административно - податные функции.

Обычное право и общинный быт народов России изучали такие историки советского периода, как М.О. Косвен,16 Е.П. Бусыгин17, П.Н. Зырянов,18 Н.В. Зорин19, Е.В. Михайличенко.20

В этот период проблема общины, семейного уклада и обычного права довольно часто становится темой кандидатских и докторских работ. В качестве примера можно назвать таких авторов, как В.Д.Шарова21, Тумайкина В.П.,22 Еферину Т.В.,23 Николаева С.Д.24, Семину В.Н.25 и ряд других исследователей.

13 Харузин Н.Н. Очерки первобытного права, семья и род. // Вопросы науки, искусства, литературы и жизни. М. 1898. № 14; Заметки о юридическом быте чеченцев и ингушей. // Сборник материалов по этнографии, издаваемый при Дашковском этнографическом музее. СПб, 1888. Вып. 3.; К вопросу об ассимиляционной способности русского народа. // Этнографическое обозрение. 1894. № 4; Юридические обычаи якутов. // Этнографическое обозрение. 1898, №37.

14 Данилов В.П. Община у народов СССР в послеоктябрьский период: К вопросу о типологии

общины на территории советских республик // Народы Азии и Африки. 1973. № 3.. Он же, К

вопросу о характере значения крестьянской поземельной общины в России // Проблемы

социально - экономической истории России. М., 1974.

1   В.А. Александров. Обычное право крепостной деревни России  XVIII - начало XIX в. М., Наука,

1984: Семейно - имущественные отношения по обычному праву в русской крестьянской деревне XVIII- н

XIX в. II История СССР. 1979. № 6. с. 37 - 54.

16 Косвен М.О. Обычай возвращения домой // Краткие сообщения института этнографии. №

1,1946.; Семейная община и патронимия. // Советская этнография, № 3. 1948

Бусыгин Е.П. Общественный и семейный быт русского сельского населения Среднего Поволжья ( XIX- н. XX зв) Казань. 1973. 156 с. Русское население Среднего Поволжья. Казань. 1966. 18 Зыр»ювШгОоычнос1ГЯ1к:и1скоецяюв пореформенной общине /?Е<аги1мктарар1ЮЙ истории. BuiiYl.

Волопв,1976.

Зорин Н.В. Русская свадьба в Среднем Поволжье. Казань, 1981: Вусыгин Н.П., Зорин Н.В. Этнография народов Среднего Поволжья. Казань. 1984. Ч. 1.

:°Бусыгин Е.П., Зорин Н.В., Михайличенко Е.В. Общественный и семейный быт русского населения Среднего Поволжья: Историке - этнографическое исследование сер. XIX - нач. XX вв. Казань, 1973. 21 Шаров В.Д. Некоторые особенности сельской общины марийцев в сер. XIX - н.ХХ

Интерес к изучению русской сельской общины проявляли как советские, так и зарубежные исследователи, такие как Т. Майер, М. Хеллманн26, К.Герке,27 Е. Гаспарини,28 и др.

Таким образом, можно сделать вывод, что проблема общины и обычного права в исторической науке рассматривалась как в российско-советской историографии, так и за рубежом. В настоящее время можно констатировать возрождение интереса к данной теме среди историков и этнографов России, а также иностранных специалистов.

Проблемы общины удельного крестьянства в дореволюционной российской историографии изучались недостаточно. Некоторые историки затрагивали этот вопрос вскользь, без серьезного анализа.

Первым исследователем, обратившимся к проблемам удельных крестьян, был И. Вильсон. Он предпринял попытку выяснить причины значительных недоимок удельных крестьян, что нашел в недостаточной обеспеченности земельными угодьями и излишними налогообложениями с нее.2 Иного мнения придерживался князь А. Васильчиков, который пришел к выводу, что проблема неплатежей заключалась не столько в недостатке земли, сколько в неумении ее обрабатывать.30

Большое внимание проблемам удельного крестьянства было уделено историками либерального течения. В конце XIX века народники в своих трудах не раз обращались к проблеме крестьянской общины. Можно назвать статьи В.П. Воронцова «Простая община удельных крестьян»31, В.А Мякотина «Личные и имущественные права удельных крестьян»32 и «Крестьянское

в. // Материалы научной сессии МарНИИ по итогам исследоваетльских работ 1974 года. Йошкар-Ола. 1975. С. 29-31.

22 Тумайкин В.П. Соседская община заволжской мордвы в пореформенный период. Дисс.... канд. ист. наук. 1974.

23 Еферина Т.В. Крестьянская община на территории Мордовии (60-е г XIX - 30-е г.ХХв) Дисс.

... канд. ист. наук. Саранск. 1995.

:" Николаев С.Д. Мордовская крестьянская семья в пер. пол. XIX века. Дисс... канд. ист. наук.

Саранск. 1993.

" Семина В.Н. Семья татар - мишарей в Мордовии в пер. пол. XIX века. Дисс... канд. ист. наук.

Саранск. 1999.

6 Hellmann M. Die ostslawische Landegemeinde: Protokoll der vortrage der Diskussion auf der

Tagung "Fruhe Formen der Landegemeinde im ostlchen Europa" vom 24. bis zum 26. Oktober 1960

in giessen, veranstaltet vom Konstanzer Arbeitskres fur mittelalterlichen Geschichte, geleitet von Th.

Mayer. Kostanz, 1960.

27 Goerkc C. Teqrien uber EntsteHung und Entcwwicklung des "Mir". Wiesbaden, 1964.

"8 Gasparini E. La "verv" i "sjabry"// Ricerche slavislicht. Roma, 1960.

^ Вильсон И.И. Выкупные за землю платежи бывших удельных крестьян. // Записки РГО по

отделению статистики. 1878. -Т. V. - С. 259 - 380.

м Васильчиков А. Землевладение и земледелие в России и других европейских государствах.

Т.1, СПб. Тип. М. Сгасюлевича, 1881, с.63.

''  Простая община удельных крестьян // Русская мысль, 1899, № 7, с. 173 - 192.

~1: Мякотин В.А. Личные и имущественные права удельных крестьян // Русское богатство, 1906,

№ 7. С. 42-59.

самоуправление в удельных имениях»33. Идеализируя крестьянскую общину, авторы развивали идею о возможности «крестьянского социализма».

Впервые о серьезных недостатках в организации хозяйства удельного ведомства заговорил П. Голубев 34, сделавший вывод, что большинство земель были приобретены удельным ведомством путем «грабежа» казенных земель, а также за счет своих крестьян, приобретавших землю за собственные деньги.

В историографии советского периода вплоть до 50-х годов историки не обращались к проблемам удельного крестьянства. Впервые проблема удельного крестьянства была поднята в статье П.Г. Григорьева, посвященной волнениям удельных крестьян в Симбирской губернии, опубликованной в 1950 году.35 Исследование удельного крестьянства Среднего Поволжья продолжил Н.П. Гриценко.36 В его работе впервые предпринята попытка целостного исследования истории удельного крестьянства в отдельно взятом регионе с момента образования удельного ведомства до отмены крепостного права. Серьезной разработке со стороны автора подвергнуты товарно - денежные отношения, сельское хозяйство удельных крестьян и их положение. На протяжении всего исследования прослеживается акцент на борьбу крестьян с местным начальством, удельным ведомством, а также правительством, проводившим реформу 1861 года.

Такая трактовка исторических процессов характерна для большинства трудов советских авторов и являлась следствием общей государственной политики, проводимой в обществе в целом, и исторической науке данного периода в частности. Тем не менее, в работе Н.П. Гриценко содержится богатейший фактический материал, собранный им во время работы в архивах г. Ульяновска и Санкт - Петербурга.

К истории удельных крестьян Поволжского региона обращались Л.С. Рябинский37, А.В. Клеянкин38, И.И. Фирстов39. В работе А.В.

'* Он же, Крестьянское самоуправление в удельных имениях /•' Вестник Европы, 1907, кн. 10.

С.739-751.

14 Голубев П. Удельные земли и их происхождение // Вестник Европы. 1907. Кн. 10. С. 739 -

751.

" Григорьев П.Г. Волнения удельных крестьян во второй четверти XIX века в Симбирской

губернии. // Записки НИИЯЛИ при Совете Министров ЧАССР. Вып. 4. Чебоксары, 1950.

36 Гриценко Н.П. Удельные крестьяне Среднего Поволжья (Очерки). Грозный. 1959.

37 Рябинский Л.С. Реформа 1863 г в удельной деревне Мордовии // Труды НИИЯЛИЭ при Совете Министров МАССР, вып. 24, Саранск, 1963.

38 Клеянкин А.В. Хозяйство помещичьих и удельных крестьян Симбирской губернии в первой половине XIX века. Саранск. 1974.

59 Фирстов И.И. Сведения о кустарных промыслах по Алатырскому, Ардатовскому и Карсунскому уездам Симбирской губернии. РФ НИИЯЛИЭ, И- 1376.

Клсянкина вопрос об удельных крестьянах не получил, на наш взгляд, должного рассмотрения. Большее внимание уделено им крестьянам помещичьим, нежели удельным, которые рассмотрены лишь фрагментарно. Материалы, приводимые А.В. Клеянкиным, не всегда соответствуют действительности. Тем не менее, автор впервые сделал акцент на общинном строе удельных крестьян Симбирской губернии, порядке землепользования в удельной общине, что представляет несомненный интерес для нашего исследования.

Работа Л.Р. Горланова - первое и на сегодняшний день единственное исследование, охватившее историю удельного ведомства на территории всей России с момента образования до реформирования. Большое внимание в данном научном труде уделено выяснению причин и сущности реформы 1797 года, исследованию экономического и правового положения удельных крестьян. Подробно рассмотрены вопросы подготовки, содержания, направленности и последствий крестьянской реформы 1863 года в удельной деревне. Серьезному анализу подвергнуто положение удельных крестьян в период с 1863 по 1907 годы, когда были отменены выкупные платежи, и учреждения Российской империи перестали выделять данных крестьян из общей массы российского крестьянства. Однако, жизнь удельной деревни первой половины XIX века показана недостаточно. В целом, в данной работе довольно полно изучена история удельного крестьянства в целом по России 40.

Историографический анализ литературы позволяет сделать следующий вывод: исследователями проделана большая работа по изучению проблем крестьянской общины, обычного права и удельного крестьянства в целом. Однако история удельной общины и обычного права на примере отдельно взятого региона до настоящего момента не стала предметом специального исследования.

Характеристика источников. Источники, используемые для написания данной работы можно разделить на несколько категорий. Первую группу источников составили законодательные акты российского государства. Кроме фундаментального законодательного акта по истории удельного крестьянства -«Учреждения об императорской фамилии» от 7 апреля 1797 года, существует целый ряд указов, постановлений, решений, в которых раскрываются причины образования удельного ведомства, правовое положение удельных крестьян, условия хозяйствования, виды

40 Горланов Л.Р. Удельные крестьяне России 1797 — 1865 г. Дисс... канд. ист. наук. - Владимир, 1988.

10

повинностей, различные реформы в удельной деревне и др. аспекты ее истории.41

В 1843 году Департамент уделов опубликовал 4 тома «Свод удельных постановлений», в котором представлены наиболее важные указы и постановления по вопросам удельных крестьян, изданные в период с 1797 - 1842 г., имевшие законодательную силу42.

Вторую обширную группу источников по истории удельного ведомства составляют материалы официального делопроизводства удельного ведомства и государственных учреждений. Большая часть их находится в архивных фондах, часть опубликована в различных отчетах по Министерству уделов43 и упомянутой нами ранее «Истории уделов за столетие их существования». В отчетах по Министерству уделов содержится много интересной информации, однако, относиться к ней нужно осторожно, так как в подобных отчетах руководство того или иного ведомства иногда допускало некоторое искажение фактов или их замалчивание для создания более благоприятной картины. Наиболее обширная база источников по нашей теме содержится в архивных фондах г. Санкт-Петербурга44, Ульяновска45, Чебоксары.46 При этом следует заметить, что в контексте нашего исследования больший интерес представляют именно два последних архива, так как именно на местах обычно решались основные интересующие нас вопросы: составлялись мирские приговоры по разным вопросам, решались мелкие споры между общинами или внутри ее, разбирались тяжебные дела между крестьянами и т.д.

Особую ценность для нашего исследования представляет третья группа источников - документы, исходящие от крестьянских общин -мирские приговоры - письменные решения общинных сходов. Эти документы позволяют проследить процедуру семейных разделов, выяснить их причины, определить хозяйственно - имущественное положение делящихся семей. Большой интерес для исследователя представляют т.н. «Книги на записку общественных сборов и разных

"' Полное собрание законов Российской империи ( Собрание 1-е. С 1649 г. по 12 декабря 1825 г.). Т. 1-45, СПб. 1830. Т. XXIV. Ст. 17906, 18297;   XXV. Ст. 18396. 18408, 18423, 18441, 18557, 18713; XXVI. 19334, 19345, 19400, 19423; XXXII. Ст. 20295, 20332, 20472, 20559; и др.

42 Свод удельных постановлений. Ч. 1-6. СПб. 1843. Т.1. ( часть 1) - Удельное управление. 183 с.; Т. 2 ( часть 2) - Подати и повинности, 90 с.; Т. 3. (часть 3)   Предметы хозяйственные. 245 с.; Т. 4 ( часть 4 - Предметы благоустройства; часть 5 - Учебные заведения удельного ведомства; часть 6 -Дворцы и фабрики, состоящие в управлении Департамента уделов) 192 с.

43 Отчет по Министерству уделов за ...( 1832 - 1860) год. - СПб. 1833     1861. Издание

ежегодное.

""РГИА, ф. 515. (Фонд главного управления уделов), дела по описям 1 - 88.

45 ГАУО, ф. 750, Симбирская нижняя расправа, оп. 1; 56, Симбирская казенная палата,

46 ЦГА ЧР, ф.39 (Алатырское волостное правление); 193 (Алатырская удельная контора); 123 (Адатырский уездный стряпчий); 487 (Алатырская нижняя расправа) и др.

предметов одобрения»47, в которых фиксировались расходные и приходные суммы конкретного общества, а также их назначение, что отражает многие аспекты повседневной жизни общины.

Из фондов волостных и уездных судов извлечены сведения о взаимоотношениях общинников, функционировании обычно-правовых норм, регулировавших многие стороны внутриобщинной жизни.48

Отдельные стороны жизни крестьян отражены в документах церковных-заведений, в частности, здесь содержатся многочисленные сведения о таких сторонах жизни крестьян, как заключение брака, его расторжение, свидетельства о незаконнорожденных детях, а также дела раскольников и сектантов49.

При рассмотрении вопросов о социальных функциях общины, в частности, вопросы опеки и попечительства, нами использовались материалы фонда Приказа общественного призрения 50, документы по данному вопросу находятся также в фондах Казанской удельной экспедиции.51

В четвертую группу источников мы выделили материалы ведомственной, отраслевой, демографической и научной статистики дореформенной России. Важные сведения по истории удельных крестьян Симбирской губернии имеются в военно-топографических,52 хозяйственных53 и статистических описаниях России в целом и Симбирской губернии в частности54.

Для изучения национального состава уездов Симбирской губернии в качестве источника было использовано экономико-географическое описание «Список населенных мест Симбирской губернии» Большой интерес представляют материалы, собранные в «Статистическом обозрении Симбирской губернии».55 Здесь собраны данные по самым различным вопросам: общая численность населения (по сословиям), национальный состав Симбирской губернии с учетом их

47 ЦГА ЧР, ф. 39, оп. 1., д. 5, 14, 16 и др.

48 ГАУО, ф. 122 ( Ардатовский уездный суд); 765 (Ардатовский земский суд); ЦГА ЧР, ф. 88 (Алатырский нижний земский суд); 96 ( Алатырский словесный суд).

49 ГАУО, ф. 134. (Симбирская духовная консистория); ЦГА ЧР, ф. 224 ( Алатырское духовное правление); 96 ( Благочинный I округ г.Алатыря Симбирской епархии).

50 ГАУО, ф. 267 (Симбирский приказ общественного призрения).

51 ГАУО, ф. 534 ( Казанская удельная экспедиция)

52 Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами генерального штаба.. Симбирская губерния. // Под ред. Липинского. СПб. 1868. 544 с.

53 Маслешщкий Т. Топографическое описание Симбирского наместничества. // ЦГВИА, ф.

ВУА.д. 19025.

s4 К. Арсеньев. Статистические очерки России. СПб. 1848. Заболоцкий М.П. Сведения о числе

жителей по состояниям. // Сборник статистических сведений о России, изданных

Статистическим отделением РГО. Кн. 1. СПб. 1851.

55 Статистическое обозрение Симбирской губернии на 1859 год. В кн. Памятная книжка

Симбирской губернии на 1861 год. Симбирск. Типография губернского правления. 1861.

12

вероисповедания, данные по земледелию, скотоводству и ремеслам удельных крестьян.

В качестве источника нашего исследования использовались также многочисленные статьи из «Симбирских губернских ведомостей», «Симбирских епархиальных ведомостей» и подобных изданий других губерний России.

Цель исследования состоит в том, чтобы рассмотреть основные функции общины и обычное право удельных крестьян Симбирской губернии в конце XVIII - первой половине XIX века, а также выделить специфику взаимодействий обычного права с официальным законодательством удельного ведомства.

Исходя из указанной цели, автор ставил следующие задачи:

-   изучение структуры удельной общины, ее роли в распределении земельных угодий, обеспечении выполнения повинностей, осуществления административно - судебных и бытовых функций с учетом национальных особенностей и социально - экономических изменений, происходящих в данный период;

-   выявление этнического состава и характера взаимоотношений в многонациональных общинах, семейно - родственной структуры членов общины;

-    анализ структуры управления удельного ведомства, соотношения официального законодательства и обычного права;

-   характеристика общинного самоуправления, деятельности сельских и волостных сходов;

-   исследование социального контроля над брачно - семейным бытом крестьян со стороны общины и официальных властей;

-   анализ   хозяйственной   деятельности   удельных   крестьян,   а

также их общего экономического положения. Объектом исследования является община и обычное право удельных крестьян Симбирской губернии.

Предметом представленной диссертации является совокупность административно — социальных функций удельной общины, общинное землепользование и обычно - правовые нормы.

Методологической основой работы является подход к изучению исторических процессов, включающий в себя два центральных принципа: объективизма и историзма.

Принцип объективности основан на строгом следовании фактическому материалу, исключая его искажение, что даст возможность проследить каждое событие в истинном свете. Принцип историзма помогает в конкретной форме проследить функционирование общины удельных крестьян Симбирской

13

губернии    в    определенных    социально    -    экономических    и политических условиях.

В работе использованы методы: картографический, проблемно -хронологический, сравнительно - исторический, статистический и др. При этом соблюден принцип сочетания макро- и микроуровнего подходов, содействующих изучению конкретных общин, типичных в своем развитии для отдельных этнографических групп, населявших Симбирскую губернию.

Теоретической базой диссертационного исследования послужили научные разработки ведущих отечественных специалистов в области истории общины и обычного права, а также истории удельного крестьянства.

Научная новизна работы состоит в том, что впервые предпринято конкретное историке - этнографическое исследование вопросов функционирования норм обычного права в структуре общины удельных крестьян, выявление механизма их взаимодействия и взаимовлияния, а также социально - регулятивные функции общины в рамках удельного ведомства.

Впервые в научный оборот вводятся ранее неопубликованные материалы из фондов удельных контор, архивные фонды отдельных исследователей, в частности, Тюгаева Н.Ф.56, Фирстова И.И.57. В работе использованы материалы неизвестного широкому кругу читателей Юркина И.Н. (1890 — 1915) - бывшего крестьянина д. Бюрганы Буинского уезда, этнографа, члена Симбирской губернской ученой архивной комиссии58.

Положения, выносимые на защиту. На защиту выносятся следующие основные положения диссертационной работы:

1. Удельные крестьяне Симбирской губернии являлись составной частью крупной вотчины - удельного ведомства. В качестве помещика для крестьян выступал Департамент уделов. По своему положению они занимали промежуточное место между помещичьими и государственными крестьянами.

2. Община была связующим звеном между Департаментом уделов и крестьянами данного ведомства. С одной стороны, она играла роль защитника и помощника каждого крестьянского двора; с другой, выступала , угнетателем беднейших слоев, а также тормозила экономическое усиление более состоятельных дворов. Тем самым община выполняла одну из своих главных задач — противодействие социальному расслоению в деревне.

56 Тюгаев Н.Ф. // РФ НИИГН при Правительстве РМ.И-1234, И-1237, И-1238, и др.

57 Фирстов И.И. // РФ НИИГН при Правительстве РМ. И - 1092. И-1093, И -1276, И- 1407.

58 Собрание рукописей сочинений Юркина И.Щ1893-1901). ГАУО, Ф. 269, оп. 1, д. 12.

14

3. Удельные крестьяне в осуществлении своей хозяйственной деятельности и семейно - бытовом укладе многочисленными нитями были связаны с общиной и обычным правом. При выполнении своих функций удельная община опиралась не только на обычно — правовые нормы, но и на нормативные акты, исходящие свыше. При этом в ряде случаев происходило несоответствие между традиционными и официальными законами. Как показывает исследование, чаще всего в подобных ситуациях крестьяне действовали, основываясь на традиции и обычаи, характерные для данной территории.

4. Все проекты, направленные на регулирование жизни удельных крестьян, финансировались за их счет.

Практическая значимость исследования заключается в том, что фактические материал и выводы могут быть использованы при создании обобщающих трудов по истории и этнографии народов Волго - Уральского региона, а также для дальнейшего изучения отдельных вопросов по истории Симбирского Поволжья в XVIII -XIX вв. Материалы исследования могут также содействовать дальнейшему изучению общины и норм обычного права отдельных субъектов РФ.

Апробация работы. Рукопись диссертации обсуждена в отделе истории НИИГН при Правительстве РМ. Основные положения и выводы диссертационной работы излагались на научно -практической международной конференции финно - угроведов ( г. Саранск, февраль 2000 года). Результаты исследования отражены в 4 статьях, опубликованных в печати.

Структура работы. В соответствии с целью и задачами исследования диссертационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, приложений и списка используемых источников и литературы.

II. Основное содержание диссертации.

Во введении обосновываются актуальность исследуемой темы, предмет, цели, задачи, хронологические и территориальные рамки, методологическая основа работы, ее научная новизна и практическая значимость, определяется степень изученности проблемы, характеризуется база источников.

Первая глава «Удельные крестьяне Симбирской губернии в конце XVIII - первой половине XIX века» состоит из трех параграфов. В первом дается общая характеристика территории и природно - климатических особенностей губернии, рассматривается национально - социальный состав населения. Симбирская губерния

15

в XIX в. являлась одним из крупнейших административных центров Поволжского региона. Равнинное местоположение и хорошие природно - климатические условия делали данную территорию благоприятной для проживания и ведения хозяйства. В середине XVII века здесь была создана сплошная оборонительная линия, на которой в последствии было построено множество городов, поселков и деревень, в которых наряду с русским населением проживали мордва, чуваши, татары.

По своему социальному составу население данной губернии также отличалось разнообразием, здесь проживали дворяне, мещане, представители духовенства, крестьяне различных категорий. Наиболее многочисленным было крестьянское сословие ( ~ 90 %), при этом основная часть крестьян проживала в уездах.

Во втором параграфе рассматривается история образования разряда удельных крестьян, приводятся данные о численности удельных крестьян на территории Симбирской губернии, а также указывается количество крестьян других наименований, находящихся под управлением удельных контор.

Удельные крестьяне были образованы указом императора Павла I в 1797 году. Удельное ведомство стало приемником конторы дворцовых крестьян. На него были возложены обязанности по содержанию членов императорской фамилии. Удельные крестьяне по отношению к императорской фамилии играли ту же роль, что и частновладельческие крестьяне по отношению к своему помещику.

Удельному ведомству первоначально было выделено 463793 рев. душ и 4162 тыс. дес. земли. В Симбирской губернии в 1830 году за счет перевода в эту категорию государственных количество удельных с 25848 рев. душ увеличилось до 246012 рев. душ. Одной из задач удельного ведомства было создание такой категории удельного крестьянства, которая была бы примером для других категорий крестьян во всем - в хозяйственной деятельности, общинной, управлении, быту.

В третьем параграфе рассматривается хозяйственная деятельность удельных крестьян, состоящая из земледелия, домашнего животноводства, промыслов. Наиболее развито в данном регионе было земледелие, скотоводство играло роль подсобного хозяйства. Кормовая база в этом районе для содержания большого количества скота была недостаточна.

Земледелие в Симбирском Поволжье подвергалось риску. Это зависело от многих причин. Нередко случалась засуха, иногда хлеба уничтожались саранчой. Сказывался также низкий уровень производительных сил. Крестьяне пользовались устаревшими

16

орудиями  труда,   не  практиковалось  систематическое  удобрение почвы. Недороды хлеба и неурожаи здесь постоянно имели место.

Удельное ведомство, как только мог это делать крепостник, пыталось поднять производительность труда. Для повышения уровня сельского хозяйства в удельной деревне были введены образцовые усадьбы, призванные научить крестьян пользоваться новейшими орудиями труда, засевать новые зерновые культуры, использовать новые методы обработки земли и т.д. Однако, результаты оказались неутешительными. Прогресс, на который рассчитывали чиновники департамента, не состоялся. На наш взгляд, законодателями был допущен ряд ошибок. Хозяевами образцовых усадеб назначались выпускники земледельческих училищ, не имевшие опыта практической работы; свобода их деятельности была ограничена различными указами и постановлениями Департамента уделов; кроме непосредственных обязанностей по ведению сельского хозяйства на владельцев усадеб были возложены различные второстепенные обязанности, отнимавшие массу времени и сил. Одной из таких обязанностей было, например, обучение грамоте крестьянских детей.

В XVIII - XIX веках среди удельных крестьян были распространены различные виды промыслов - как местные, так и отхожие. Занятие промысловой деятельностью позволяло удельным крестьянам заработать дополнительные средства, необходимые для уплаты всех сборов и податей, а также для обеспечения благосостояния членов крестьянской семьи. Отхожие промыслы были развиты практически во всех уездах Симбирской губернии. Удельное ведомство поощряло развитие местных промыслов и старалось удерживать крестьян от ухода «на сторону», полагая, что длительное отсутствие крестьянина отрицательно сказывается на его отношении к собственному хозяйству.

Во второй главе «Сельская община удельных крестьян», состоящей из двух параграфов, рассматриваются вопросы, касающиеся роли и места общины в системе удельного ведомства.

На территории Симбирской губернии существовали простые, сложные и раздельные общины. Все наиболее важные вопросы, касающиеся различных сторон жизни крестьян, решались на мирском сходе, в котором участвовали все домохозяева (главы крестьянских семей). Для управления общиной избирался сельский староста, который сочетал функции представительной власти, управленческого аппарата и полицейские полномочия. В помощь старосте назначались десятские, сборщики податей, полевые сторожа и пожарные старосты.

17

В рамках удельного ведомства высшей административной единицей местного крестьянского самоуправления были Приказы во главе с Головой. В ведомство каждого из приказов входило несколько сел и деревень. Их главной задачей был исправный сбор податей с крестьян и уплата недоимок, а также полицейский надзор за подведомственными крестьянами. Кроме того, Голова приказа обязан был доводить до сведения рядовых крестьян все правительственные и удельные распоряжения.

Контроль за органами местного самоуправления возлагался на удельные Экспедиции, в ведении которых числилось одновременно несколько губерний, расположенных на значительном расстоянии друг от друга. Так, к Казанской удельной Экспедиции кроме Симбирской губернии относились также Нижегородская и Казанская губернии. Удельные экспедиции за 10 лет своего существования показали свою неэффективность и были заменены удельными конторами. На территории Симбирской губернии было создано три удельные конторы - Алатырская, Симбирская и Сызранская.

Во втором параграфе проводится исследование основных функций общины. Сельская община являлась основой всего удельного ведомства, выступая хранительницей народных традиций в повседневной жизни крестьян. Она выполняла не только хозяйственные, но и административно - полицейские, фискальные и судебные функции. Сельский сход в удельной общине осуществлял контроль и регулирование воспроизводства внутриобщинных хозяйственно - экономических, социально - бытовых, религиозно -этических и других традиций.

В рамках удельного ведомства крестьянский мир вынужден был приспосабливаться к новым отношениям, возникающим при взаимодействии с Департаментом уделов. При решении тех или иных вопросов, община- вынуждена была опираться не только на сложившиеся традиции, но и на многочисленные указы, присланные сверху.

Третья глава посвящена проблемам функционирования обычного права в удельной деревне. Здесь рассматривается семейно - родственный уклад народов, населявших Симбирскую губернию, вопросы землепользования в рамках общины, а также социальные функции общины, основанные на нравственно - этических традициях, сложившихся в крестьянском мире.

Семейно - родственную структуру удельной общины в XVIII -первой половине XIX века составляли малые нуклеарные и большие неразделенные семьи, коллективами которых осуществлялось сельскохозяйственное производство, и обеспечивалось

18

функционирование крестьянских дворов. Исследование показывает, что на территории Симбирской губернии в XVIII веке были распространены оба типа семьи, с преобладанием больших неразделенных. Среди мордовского, чувашского и татарского населения патриархальная семья сохраняла свои устои гораздо дольше, чем среди русских. В XIX веке усиливается тенденция к распаду больших семей, учащаются семейные разделы.

Удельное ведомство проводило политику «активного вмешательства» во внутрисемейные отношения крестьян, пыталось влиять на их личную жизнь. В связи с этим издавались различные указы и предписания, регулирующие данную сферу жизни удельных крестьян. В частности, была усложнена процедура семейных разделов. Удельным крестьянкам было запрещено выходить замуж за «лиц другого звания».

Подобная «попечительская политика» приводила к ограничению личной свободы удельных крестьян, делала их более зависимыми от местного начальства, призванного наблюдать за соблюдением новых правил. Однако, чаще всего удельные крестьяне в вопросах семьи и быта опирались на нормы традиционного права.

Обычное право регулировало практически все вопросы жизнедеятельности крестьянского мира, важнейшим из которых было землепользование. Каждая сельская община получала земельный надел, который впоследствии на мирском сходе распределялся между домохозяевами по количеству мужского населения в данной семье. Порядок распределения участков у различных народов имел свои особенности.

Право пользования общинной землей было тесно связано с обязанностями, возлагаемыми на крестьян. Отказ в наделении землею освобождал двор от несения мирских повинностей, так как тем самым мир не признавал его членом своей общины, а следовательно, не имел права требовать исполнения обязательств.

На основании проведенного исследования можно сделать вывод, что юридически удельные крестьяне не имели права на владение землей, за ними лишь признавалось право пользования земельным участком. Вся земля удельных крестьян, включая те участки, которые крестьяне покупали на свои собственные средства, считалась принадлежностью удельного ведомства. Фактически же удельные крестьяне распоряжались своим земельным участком на основании норм обычного права. Как свидетельствуют документы, удельные крестьяне продавали, покупали и наследовали земельные наделы, хотя юридической силы подобные операции не имели. Все сделки с земельным участком совершались на имя Департамента уделов - главного собственника всей удельной земли.

19

Обычное право не только регулировало хозяйственные и семейные аспекты жизни крестьян. Одной из важнейших функций общины была социальная деятельность. Крестьянский мир призван был следить, чтобы все нуждающиеся в помощи- сироты, больные, инвалиды - получили ее. В основном такие обязанности возлагались на семью, близких и дальних родственников. В критических ситуациях мир самостоятельно принимал решения по поводу установления опеки над недееспособными членами общины.

В начале XIX века Департамент уделов возложил на крестьянскую общину еще одну социальную функцию -строительство и содержание сельских училищ. Крестьяне приняли подобное новшество с недовольством, так как все финансовые затраты ложились на их плечи. Однако, появление сельских училищ положило начало движению ко всеобщему образованию в России, особое внимание было уделено обучению детей нерусских крестьян Симбирской губернии.

В заключении подводятся итоги исследования и делаются выводы.

1. В рассматриваемый период на территории Симбирской губернии удельные крестьяне представляли собой одну из наиболее значительных групп населения. Национальный состав удельных крестьян не был однородным. Более всего среди них было русских, мордвы и чувашей, количество татар в удельном ведомстве было незначительным.

2. Доминирующим занятием удельных крестьян было земледелие и скотоводство, при этом тяжесть многочисленных повинностей и небольшие наделы вынуждали многих совмещать ведение сельского хозяйства с промысловой деятельностью. Удельное начальство поощряло развитие местных промыслов и пыталось противодействовать уходу крестьян «на сторону», справедливо полагая, что «отходничество» негативно влияет на отношение крестьянина к домашнему хозяйству.

3. Основой удельного ведомства была сельская поземельная община, которая являлась промежуточным звеном между Департаментом уделов и рядовыми крестьянами. Община была призвана решать все текущие вопросы, вытекающие из главной задачи удельного ведомства - обеспечение благосостояния императорской фамилии. Среди наиболее важных функций общины можно выделить следующие: земельно - распределительная, своевременный сбор податей, надзор за исполнением повинностей, судебная, полицейская, попечительская.

20

4. Вмешательство крестьянского мира в общественно -семейную жизнь общинников осуществлялось через обычное право. Несоответствие между официальным законодательством и обычным правом народов, населявших Симбирскую губернию, было довольно распространенным явлением. Такие ситуации чаще всего разрешались местными начальниками, которые следовали сложившимся на данной территории традиционным нормам. Однако, подобные прецеденты создавали почву для развития взяточничества и самоуправства на местах.

Основные   положения   диссертации    отражены    в   следующих публикациях:

1. Сельские училища в удельной деревне Симбирской губернии // Народное образование. 2000. № 4. С. 114 - 121. (в соавт.)

2. Опека и попечительство в удельной деревне Симбирской губернии

// Финно - угорский мир: история и современность. Материалы II Всероссийской научной конференции финне - угроведов. Саранск. 2000. С. 106 - 109.

3. Рекрутская повинность удельных крестьян // Актуальные вопросы истории и этнологии. Саранск, МГПИ им. М.Е. Евсевьева. 2001 год, с.32 - 39.

4. Из истории раскольнических сект в Симбирской губернии в первой половине XIX века. // Проблемы аграрной истории и крестьянства Среднего Поволжья. Йошкар - Ола. МарНИИЯЛИ при Правительстве РМЭ. 2001 г. (статья находится в печати).