Российская Академия Наук Институт философии

 

КАШИРИН Александр Юрьевич

ЭТИКА ТОЛСТОВСТВА

Специальность 09.00.05 - этика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Москва 2002

Диссертация выполнена в Тульском государственном педагогическом университете им. Л. Н. Толстого на кафедре философии

 

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность исследования; Толстовство - феномен русской культуры, возникший на основе религиозно-нравственного учения Л. Н. Толстого и сфокусировавший гуманистические вдеи русской ре­формации конца XIX начала XX столетия.

Исторически толстовство как широкое общественное движение возни­кает в России в 80-х годах XIX века. Официально это движение было запре­щено в!938 году, в период сталинских репрессий. Толстовство было доста­точно мощным и масштабным общественным движением, оно объединяло вокруг себя людей самых различных социальных слоев и национальностей и географически простиралось от Сибири, Кавказа до Украины.

В нашем исследовании толстовство рассматривается не только как опыт, но и как тип мировоззрения.

Как тип мировоззрения толстовство исторически проявилось как своеобразный «протестантизм» (С.Н. Булгаков), с характерным нигили­стическим отрицанием традиционных ценностей, в период кризиса «мо­рального сознания христианской культуры» (В. Н. Ильин);, содержатель­но - как религиозная этика, социальная модель была представлена в виде религиозного «теократического» (В. В. Зеньковский) социализма.

Характерным фактом для опыта толстовства, являлось то, что толстов­ство, в отличие от других видов народнических движений, приоритетом в своей экономической, правовой, общественной, деятельности считало, прежде всего, этическое начало. Так, например, приоритет этического имеет место в представлениях толстовцев о характере, цели и назначении земледельческого труда, отношении к собственности. В правовой - нравственный приоритет определяет отношение к государству, праву и т. д. Именно этическое миро­воззрение толстовства формирует опыт их отношений с государственно-правовой системой, как ненасильственный и непротивленческий,

Толстовство как общественное движение и уникальный социаль­но-нравственный и хозяйственный опыт, исторически подразделяется на три этапа: 1-й этап (80-е годы XIX столетия - 1914 г.); 2-й этап - (1914-1922 гг.); 3-й этап (1921-1938 гг.).

Содержательно каждый этап имеет различные идеологиче­ские акценты и характеризуется различными идейными течениями внутри толстовства. В этом плане толстовство, пережившее на опыте религиозно-

нравственное учение Толстого, не только апробирует идеи религиозно-нравственного учения мыслителя, но и вносит новые мерты в это учение.

Исследователям толстовского движения еще предстоит проанали­зировать пост-толстовство, идейное течение, развивающее религиозно-нравственное учение великого мыслителя, преломленное в социальном и нравственном опыте толстовского движения.

Толстовство как социально-этический феномен и уникальный духовно-нравственный и хозяйственный опыт в течение долгого времени было тен­денциозно, а порой искаженно представлено в русской, марксистской, фило­софской и исторической критике, незаслуженно забыто в советское время.

Образы и деятельность толстовцев, преимущественно, трактовались как «сектантские», «утопические», оторванные от реалий действительности. В толстовстве, по обыкновению, усматривали «слабость и утопичность» идей великого писателя, «мечтательность и мягкотелость» принципов и устремле­ний русского интеллигента-толстовца; деятельность коммун трактовалась как «моральная робинзонада», «вредная секта» и т. д. Замалчивались масштабы и мощь толстовства как организованного общественного движения, его роль в возрождении и укреплении экономики и нравственного здоровья России в период революции и гражданской войны. Исследование и анализ опыта хо­зяйственно-экономической деятельности толстовства в условиях современной рыночной экономики в России, когда сельское хозяйство оказалось разру­шенным и брошенным на произвол судьбы, в определенной степени способно стать одной из предпосылок духовного подъема русского народа. Ведь значе­ние опыта хозяйствования толстовцев намного шире, чек! только подсчет эко­номических показателей хозяйствования коммун: практика толстовства сфо­кусировала, сделав целостным, опыт экологического окультуричания жши и опыт совершенствования духа, духовных и нравственных ценностей. В опыте толстовского хозяйствования экология производственно-трудовой деятельности немыслима вне человеческой духовности, нрав­ственного совершенствования личности.

Состояние исследования и уровень разработанности темы: «Ис­тория толстовства, существовавших внутри его идейных течений, его органи­зационных форм почти не исследована.- пишут авторы-составители первого в России издания материалов толстовского движения «Воспоминания крестьян-толстовцев. 1910-1930 годы». М.: Книга, 1989 г.,- «хотя представляют собой значительнейшую сторону в духовной истории России, ... необходимо при-

дожить все усилия, чтобы воскресить ее из мрака замалчивания. История толстовского движения заслуживает многотомного исследования».1

История исследования толстовства в России начинается с 80-х го­дов XIX века. Эти исследования можно разделить на три этапа.

Первый этап иследгоаний толстовского движения относится к 80-м годам XIX - началу XX столетия и характеризуется социологическим анализом деятельности толстовства. Это - работы известных ученых: социолога Кривенко С. Н. «На распутье. Культурные скиты и культурные одиночки». М., 1901», Минского Н. М. «Толстой и реформация» (1909) // Л. Н. Толстой: Pro et contra. СПб., 2000; этнографа Пругаввна А. С. «О Льве Толстом и толстовцах. Очерки. Воспоминания. Материалы. М., 1911» , «Лев Толстой и «богочеловеки» // Русское богословие, 1911, ав­густ; воспоминания толстовцев: Рахманов В, В. «Толстой и «Толстовст­во» в конце восьмидесятых и начале девяностых годов // Минувшие годы, 1908, №9; Чертков В. Г. «Отношение Л. Н. Толстого к земледельческим колониям // Голос минувшего, 1910, X. С. В этих 'работах, наряду с воспоминаниями толстовцев о первых опытах организации земледель­ческих коммун, имела место попытка объективного анализа толстовст­ва, как явления русской общественной жизни. Именно эти работы поз­воляли сделать выводы о характере, содержании и причинах неудач тол­стовского движения в первый период его развития, а также роли Л. Н. Толстого в организации толстовского движения. Анализ указанной литературы давал возможность определить участие самого Толстого в толстовском движении,2 показать его оценку этого движения.3

Воспоминания крестьян-толстовцев 1910-1930 годы. М.: Книга, 1989. С. 3. ">

Толстой неоднозначно относился к общинной жизни. В письме к Д. А. Хилкову он замеча­ет: «Общины эти были известной формой жизни, которую избрали люди в своем движении, указанным Христом. Другие люди избрали другие формы.. .пока нужны всякие формы, как формы непременно переходные, как волны. Если общины распались, то только потому, что люди, жившие в них выросли из своей оболочки н разорвали ее. И этому можно только радо­ваться». Толстой Л. Н. «Община и мир». (Из письма к Д. А. Х.у/ Толстой Л. Н. Поли. собр. соч..: В 24 т. М.,1914, Т, 23. С. 20. Или: «Община связывает. Община - это отделение себя от всех. Это собирательный эгоизм, когда надо одинаковое отношение ко всем». Маковнц-кий Д. П. У Толстого. 1904-1910. Яснополянские записки. Кн. 1.С. 155 // Литературное на­следство. Т. 90. М. Л 979.

Признавая общинную деятельность как одну нч протестных форм неучастия, «не-делания» в государственной жизни. Толстой подчеркивал важность духовного совершенствования лич­ности, как проявления «внутренней великой духовной революции»: «Вообще же осуждать общинную форму жизни могут только те люди, которые живут в форме жизни, более соответ­ствующей христианскому и нравственному складу, чем общинная. Таковой же я не знаю, кроме одной жизни бездомного бродяги, которая свойственнее всего человеку, живущему по

В это же время, т. е. с 80-х годов XIX столетия имеет место начало второго этапа исследования толстовства. В это время в литературе о тол­стовстве обозначается критический подход к толстовству как типу миро­воззрения, выразивший точку зрения официальной русской Церкви. Такие работы как: Гусев А. «Нравственный идеал буддизма в его отношении к христианству» Спб., 1874; «О сущности религиозно-нравственного уче­ния гр. Л. Н. Толстого» Казань,1902; Орфано А. «В чем должна заклю­чаться истинная вера каждого человека. По поводу книги гр. Толстого «В чем моя вера?»» М.,1887. Иоанн Кронштадский (И. Сергеев). «О сле­поте духовной яснополянского старца» // Против графа Л. Толстого и других еретиков-сектантов нашего времени. СПб, 1902. Архимандрид Антоний (Храповицкий) «Нравственное содержание догмата о Святом Духе (против Л. Толстого)». Казань, 1896 характеризуются .крайне крити­ческой точкой зрения, согласно которой позиция и идеология толстовства признается «сектантской,, противоречащей духу Евангелевского учения» (Всеподданейший отчет обер-прокурора Святейшего Синода К. Победо­носцева по ведомству православного исповедания за 1890 год; Всеподда­нейший отчет обер-прокурора Святейшего Синода К. Победоносцева по ведомству православного исповедания»за 1902 год).

Продолжение линии анализа толстовства как типа русского рели­гиозного мировоззрения мы находим в работах русских философов, где впервые делается попытка объективного анализа мировоззрения толстов­ского движения. Неоднозначность оценки идеологии толстовства в рус­ской философской критике характеризует противоречивое отношение к толстовствскому движению в общественном мнении как к своебразному типу мировоззрения, так и к явлению общественной жизни России.

С одной стороны, толстовство как тип мировоззрения признается мощной силой, оказавшей значительное влияние на революционные про­цессы в России в таких работах как (Булгаков С. Н. «Героизм и подвиж­ничество» (1909) // Вехи. Из глубины. М, 1991; Бердяев «Духи русской революции» Там же; Франк С. Л. «Этика нигилизма» Там же: Флоров-ский Г. «Пути русского богословия. Вильнюс, 1991; работы таких фило­софов как Концевич И. М «Истоки душевной катастрофы Л. Н. Толсто­го» //Духовная трагедия Льва Толстого. М., 1995. В. Н. Ильин «Миросо­зерцание гр. Л. Н. Толстого и его место в истории русской философии XIX века. В связи с судьбами пессимизма» (1953) // Ильин В. Н. Миросо-

учению Христа». Толстой Л. Н. Письмо М. С. Дудченко // Толстой Л. Н. Полл. собр. соч. Т. 23. С. 21.

зерцание гр. Л. Н. Толстого. СПб. 2000). С другой - толстовство едино­душно расценивается как «толстовское сектантство», «толстовщина», в полной мере выразившее «сектантский» характер русского «неопроте­стантизма» (Ильин В. Н.) в работах В. В. Зеньковского «История русской философии»(1948) Л., 1991; Булгакова С. Н. «Героизм и подвижничест­во». Такая оценка, на наш взгляд, абсолютно объективна по отношению к первому этапу развития толстовского движения, которое недооценило метафизическую направленность толстовской философии, вследствие чего толстовские земледельческие колонии не сумели консолидировать свою деятельность в социальные институты хозяйствования, как это про­изошло позже.

В то же самое время толстовство как тип мировоззрения расцени­вается как «возврат к религиозной культуре» (Зеньковский), с характер­ным оттенком «личного здорового самоуглубления» и «религиозной под­линности» (Булгаков).

После революции, в период становления советского государства линия критической оценки толстовства была продолжена. В этой критике, на основе ленинской методологии противоречивости художественного и религиозного наследия Толстого, «раскрывается историческая реакцион­ность религиозной морали, религиозных концепций воспитания».4

Особенно велика была литература, посвященная критике «толстов­ства» в середине 20-х - начале 30-х годов.. В трудах А. В. Луначарского «Толстой и Маркс» Л., 1927 г., Арамилева «Толстой и этика рабочего класса» М.-Л., 1929 г.; Аксельрод-Ортодокс « Л. Толстой» М, 1928; Гельфанд М. С. «Толстой и толстовщина в свете марксистской критики». Саратов, 1928; Квитко Ю. Д. «Толстовство как мировоззрение» // Под знаменёнм марксизма. 1928, № 9/10; Муратова М. В. «Неизвестная Рос­сия; 6 народной вере и народном подвижничестве». М., 1919. Мурато­ва М. В. «Русское сектанство». М., 1919; Эгкинд А. «Русские секты и со­ветский коммунизм: проект Владимира Бонч-Бруевича» // Минувшее: Исторический альманах. М.: СПб., 1996. Вып. 19. С. 275-319. В. Ф. Путии-цева «О толстовствующих» «Антирелигиозник», 1928, № 7, Е. М. Яро­славского «О Толстом и толстовцах» М., 1928 г. и др., была развернута острая критика религиозно-нравственного учения Л. Н. Толстого и дея­тельности толстовцев. Характерным фактом, указанным в работах этого периода является признание толстовства достаточно «влиятельным дви-

См.: Харчев А. Д., Яковлев Б. Г. Очерки истории марксистско-ленинской этики в СССР. Л.:

Наука, 1972. С. 100.

жением отдельных слоев населения, в особенности интеллигенции» (А. В. Луначарский), в силу чего мировоззрение (особенно идеи непротивления) и опыт толстовства подвергаются острой критике, как идеологически не­приемлемые и противоречащие представлениям революционной эпохи о государственном и общественном устройстве, о гуманизме в целом. Есте­ственно, что толстовцы, открыто выступающие против войны, смертных казней, подчинению государственной политике коллективизации и др., признаются «крайне реакционной», «религиозной» сектой, уводящей на­родные массы от борьбы за их скорейшее освобождение. Толстовство рассматривается как разновидность русского сектантства, противоре­чащая целям и задачам коммунистического строительства, а образы тол­стовцев предстают со страниц критических статей как образы «лентяев, несобранных, неорганизованных, мягкотелых интеллигентов» (М. Гельт-фанд, В. Огнев), «ларазитирующих на здоровом теле рабоче-кресть­янского класса» (В. Арамилев).

III период развития исследований о толстовстве мы относим к 80-м годам. В это время имеет место попытка объективного научного анализа толстовства в статье В. Ф. Асмуса «Толстовство», как «религиозно-утопического направления в общественной мысли и в общественном движении России конца XIX - начала XX вв., сложившегося на основе учения Л. Н. Толстого».5 В статье подчеркивается религиозно-этический характер толстовства как типа мировоззрения, которое «своей рационали­стичностью напоминало учение некоторых сект протестантизма»,6

В 60-х годах последователи Толстого начали писать воспоминания о толстовском движении. Эти материалы толстовцев были собраны жур­налистом-диссидентом Марком Поповским еще в 1977 и перевезены на Запад. Однако, первые публикации о толстовстве как общественном, со­циально-нравственном движении появились в печати только в конце 80-х годов, с выходом в свет книги Поповского М. А. «Русские мужики рассказывают. Последователи Л. Н. Толстого в Советском Союзе 1918-1977 г.» Лондон, 1983. В этой книге, на основе материалов писем и вос­поминаний толстовцев, впервые западный читатель узнает о реалиях и судьбах толстовского движения в России. Спустя шесть лет ленинград­ский историк Арсений Рогинский публикует первые документы толстов­ского движения, в частности воспоминания Бориса Мазурина в журнале

См.: Толстовство, Философско-энциклопедический словарь М.: Советская энциклопедия, 1983. С. 689. Там же.

«Новый мир» № 10, 1989, В наиболее полном виде материалы (пись­ма , воспоминания толстовцев) о толстовском движении появляются в 1989 году в книге «Воспоминания крестьян-толстовцев 1910-1930 го­ды», с вступлением, комментариями М. И. Горбунова-Посадова, академи­ка, сына толстовца, последователя и соратника Л. Н. Толстого И. И. Гор­бунова-Посадова, писателя, общественного деятеля руководителя народ­ного издательства «Посредник» (1885-1935). В 1993 году дополненный перевод этой книги: «Memory of Peasants Tolstoyans in Soviet Russia» Translated, edited and with an introduction by William Edgerton // Indiana University Press. 1993 выходит в Соединенных Штатах Америки. ; , . . ,.

Эти публикации перевернули прежние стереотипы и представления о толстовцах в сознании научной общественности и явились основанием для целого ряда научных исследований и издании,

В 1990-2000 годах выходят публикации., в, которых дается объек­тивный этико-философский анализ деятельности толстовского движения. Это публикации А. А. Гусейнова «Толстовство» в кн. «Этяка: энциклопе­дический словарь» М.: «Гардарики», 2001 г.; Богор^з, Л. «Толстовцы в Кемеровской области (70-е грды)» «Толстой и традиции ненасилия в двадцатом веке (материалы симпозиума) М.: «Аслан», 1996, Мелеш-ко Е. Д. «Толстовство как социально-этический феномен» в кн. «Толстой и традиции ненасилия в двадцатом веке (материалы симпозиума)» М.: «Аслан», 1996, Мелешко Е.Д. «Толстовские земледельческие коммуны» в кн, «Опыт ненасилия в XX столетии. Социально-этические очерки». М.: «Аслан», 1996 г.. Мелешко Е. Д. «Толстовство как тип русского религи­озного мировоззрения», в кн. «Духовное наследие Л. Н. Толстого и совре­менность» Тблстрвский сбррник-2000. (Материалы XXVI Международ-ных Толстовских чтении): В 2 ч, Тула: Издательство Тул. гос. пед, ун-та, 2000. Ч. 1.; Мелешко Е. Д. Философия непротивления Л. Н. Толстого: систематический анализ и опыт духовной жизни». Туда, 1999 г.

В этих работах, на основе целостного этико-философского, истори­ко-философского анализа, рассматриваются проблемы типологии и структуры морального сознания толстовства, система духовных ценно­стей толстовского движения, проблема институализации морали толстов­скими общественными организациями, проблемы хозяйственной этики толстовства.

Методологические принципы исследования: Исследования тол­стовства как социально-нравственного движения отличаются с одной сто­роны, критической пристрастностью, с другой стороны, отсутствием объ­ективного целостного анализа этого движения, связанного с замалчива-

нием и отсутствием материалов по толстовскому движению. Необходим целостный объективный анализ толстовства как типа мировоззрения и как опыта нравственной и хозяйственной деятельности. В силу этого ис­ходной методологической установкой данного исследования является принцип объективного целостного философского анализа толстовского движения как типа мировоззрения и как опыта социальной и нравствен­ной деятельности.

Такой подход дает возможность анализа этики толстовства как систематического, целостного религиозно-нравственного мировоззрения, в котором этический и гуманистический смысл деятельности личности приобретает превалирующее значение.

В то же самое время объективность анализа подтверждается в дис­сертации методом сравнительного исследования, что позволяет рассмат­ривать толстовство как тип русского религиозного мировоззрения. Тол­стовство как тип мировоззрения рассматривался в сравнении с русской религиозной философией Л.' Н. Толстого, С. Н. Булгакова, В. Ф. Эрна, С. Л. Франка. Такой подход дал возможность представить идеологию толстовства, как своеобразный «этический протестантизм» русской ду­ховной реформации конца XIX - начала XX столетия, как философию и этику пост-толстовства, с его характерными чертами и своеобразными идейными течениями.

V Объективный целостный философский анализ толстовства как фе­номена русской культуры дает возможность показать, что идейная на­правленность толстовства к целостности, как к идеалу,- одна из традиций русской духовной культуры., В этом плане анализ толстовского хозяйст­венного движения позволяет реконструировать его как социально-нравственный опыт, основой которого являются духовные и хозяйствен­ные традиции русской национальной культуры, связанные с общинным характером ведения хозяйства, общественной формой собственности на средства производства, с представлением о праве как об этическом пра­восознании, с характерным стремлением к формированию социальной однородности общества.

Объективность сравнительно-философского метода исследования подкрепляется синхроническим анализом опыта толстовского движения. Это дает возможность рассмотреть толстовское движение в его развитии, выделить исторические, этапы, характеризующие хозяйственный и соци­ально-нравственный опыт толстовства. ,,

В то же самое время диахронический метод исследования толстов­ского движения, используемый в нашей диссертации, дал возможность

установить основные этапы формирования мировоззренческих ориента­ции толстовства, имеющих важное значение для объяснения идейных течений внутри толстовского движения. В этом плане мы выделяем «ме­тафизическое или религиозное» мировоззрение, которое формирует идей­ное направление «ручиичества» в толстовском движении; «народниче­ское», которое сосредотачивается на задачах нравственного совершенст­вования, игнорируя метафизические принципы, которые отличают нрав­ственную философию Л. Н. Толстого, 1-го периода развития толстовства, а также «традиционно-общинное», характерное для толстовских земле­дельческих коммун 20-х г. XX в.

Научная новизна и ценность исследования: Научная новизна диссертации определяется реализацией объективного целостного систем­ного анализа к исследованию толстовства, что способствует систематиче­скому исследованию идеологии, социально-нравственного и хозяйствен­ного опыта толстовства. Это позволяет определить феномен толстовства исторически как «этический протестантизм» (С. Н. Булгаков, В. Н. Ильин, Г, Флоровский, С. Л. Франк) русской духовной реформации ХГХ-ХХ вв. Толстовство как тип мировоззрения в нашем диссертационном иссле­довании выступает как религиозная этика. Социальный опыт толстовско­го движения представляет собой социальную модель, в основе которой имеют место черты религиозного «теократического» социализма (В. В. Зенъковский).

Реконструкция толстовства как социально нравственного движения и типа мировоззрения имеет следующий вид: толстовство как социально-нравственное движение представляет собой определенный тип мировоз­зрения, продолжающий традиции русской религиозной этики. В основе мировоззрения толстовства - религиозно-нравственное учение Д.Н. Тол­стого, важной составляющей которого является онтология, этика и фило­софия хозяйства. В дисертации опровергается мнение о толстовстве как о движении, которое в своем мировоззрении игнорирует метафизику тол­стовского учения (В. Н. Ильин). Доказывается, что онтология религиозно-нравственного учения Л. Н. Толстого получает свое развитие в филосо­фии духовно-монистического миропонимания П. П. Николаева. В связи с этим в диссертационном исследовании впервые анализируется пост-толстовская философия, оказавшая существенное мировоззренческое влияние на формирование и развитие толстовского движения, идеологом которой являлся П. П. Николаев. Работы П. П. Николаева «Духовно-монистическое понимание мира. М., 19Т4У», «Понятие о Боге как Совер­шенной основе жизни (Духовно-монистическое мировоззрение. Т. 1 и 2.

10

Женева, 1915-1916) не были известны широкой научной общественности. В диссертации рассматривается, также, идейное влияние философии и метафизики Николаева на социально-нравственный опыт толстовства, в частности, на формирование идейных течений внутри толстовского дви­жения. В связи с этим в диссертации подробно рассмотрены и проанали­зирована система философии хозяйства толстовцев, их отношение к собственности, к государству и праву, анализируется идея этического правосознания толстовцев, основанная на принципе неделания (Толстой), понимаемая толстовцами как экстархизм (внегосударственники), что опровергает точку зрения об анархизме толстовства.

Мировоззрение толстовцев в полной мере проявляется в опыте хо­зяйственной и социально-нравственной деятельности. В связи с этим в диссертации представлен уникальный опыт толстовских общественных организаций, демонстрирующих социальные возможности институали-зации морали, рассмотрена деятельность толстовских земледельческих коммун, как института хозяйственной деятельности, социально-нравственный опыт толстовских общественных организаций как социаль­ных институтов морали, приведена уникальная хронология деятельно­сти этих общественных институтов. В этом плане исследования нравст­венной и хозяйственной деятельности толстовства, основанных на рели­гиозно-нравственных идеях великого моралиста Л. Н. Толстого, пред­ставляются действительно актуально значимыми.

Исходя из данной концепции, мы выносим на защиту следующие основные положения и выводы:

1. Определение места толстовства как типа мировоззрения в рус­ской философии XX века. Рассмотрение феномена толстовства как свое­образного этического протестантизма русской духовной реформации конца XIX - начала XX веков.

2. Раскрытие социально-исторической формы нравственной и хо­зяйственной деятельности толстовства.

3. Исследование развития пост-толстовской философии духовно-монистического миропонимания П. П. Николаева, как философии, раз­вивающей метафизические и онтологические идеи религиозно-нравст­венного учения Л, Н. Толстого.

4. Анализ философии духовно-монистического миропонимания как этика-философского направления в русской религиозной философии XX века.

11

5. Определение влияния религиозно-нравственного учения Л. Н. Толстого и философии духовно-монистического миропонимания на мировоззрение толстовства.

6. Анализ хозяйственной этики толстовства как важной состав­ляющей системы нравственных ценностей в мировоззрении толстовцев. Рассмотрение толстовских сельскохозяйственных коммун как своеобраз­ного института социальной этики, которые впервые осуществили соци­альный эксперимент внедрения гуманистических начал и нравственных норм в управление и структуру хозяйства.

7. Анализ социально-нравственной деятельности толстовских об­щественных организаций. Исследование социально-нравственной дея­тельности толстовских общественных организаций как факта институали-зашш морали.

Цели и задачи исследования: целью настоящего исследования яв­ляется систематический, целостный философский анализ этики тол­стовства. Это предполагает решение следующих задач:

1. Определение этики толстовства' как своеобразного социально-нравственного феномена исторической жизни России в его содержатель­ном религиозном и этическом значении.

2. Анализ религиозных, социально-исторических и нравственных оснований толстовства как типа мировоззрения. Показать, в связи с этим, что толстовство как тип мировоззрения продолжает традиции русской религиозной этики.

3. Определение философии духовно-монистического миропонима­ния П. П. Николаева и ее влияния на формирование идейных течений в толстовстве (например, на идеи ручного земледелия). >

4. Анализ представлений толстовства о морали, собственности, го­сударстве и праве. - -

5. Исследование философских и мировоззренческих оснований и влияний на представление толстовцев о собственности, государст­ве и праве. Определение влияния религиозно-нравственной философии Л. Н. Толстого, философии П. П. Николаева, русской философии собст­венности на формирование представлений о собственности в мировоззре­нии толстовцев.

6. Анализ представлений толстовцев о праве как об этическом право­сознании и понимании права как «производной формы нравственности», как «создание внешних условий для свободной нравственной жизни».

12

7. Определение идеи «умоперемены» и «не-делания» как осново­полагающих в переходе к негосударственным формам жизни.

8. Исследование влияния философии хозяйства Л. Н. Толстого и метафизики философии духовно-монистического миропонимания П. П. Николаева на ценностные ориентиры толстовцев в их хозяйствен­ной деятельности.

9. Анализ идейных течений в истории толстовского земледельче­ского движения.

10. Исследование хозяйственного опыта толстовских земледельче­ских коммун и социально-нравственной деятельности толстовских обще­ственных организаций.

Апробация исследования: Основные идеи и результаты исследо­вания были изложены в научных публикациях, а также в выступлениях: на методологических семинарах кафедры философии Тульского государ­ственного педагогического университета им. Л. Н. Толстого на междуна­родных конференциях (XXV, XXVI Толстовские международные чтения), на международной конференции. С 2000 года был стипендиантом им. Л. Н. Толстого. С 2001 года принимает участие в исследовательском проекте «Этика толстовства» Российского гуманитарного научного фонда. Дис­сертация обсуждалась в секторе этики Института философии РАН и была рекомендована к защите.

Структура диссертации. Диссертация состоит из Введения, трех глав, шести параграфов, приложения, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования. оцениваются состояние и уровень разработанности проблемы, ставятся задачи и цель исследования, излагается исходный концептуальный замы­сел работы, позволяющий судить о ее новизне и ценности.

Первая глава - «Социальные и религиозно-философские ос­нования толстовства» посвящена анализу толстовства как уникально­го социально-нравственного феномена общественной жизни России конца XIX - начала XX вв. Рассмотрены мировоззренческие, нравст­венные и религиозные основания толстовства как типа мнровоззре-

13

ния, определены характер и влияния на формирование системы нрав­ственных ценностей.

В параграфе первом «Анализ толстовства как типа мировоз­зрения в русской религиозно-философской критике» рассматривается толстовство в контексте общественных умонастроений России второй половины XIX - начала XX веков. Нигилизм общественных умонастрое­ний определяется как своеобразный, революционный протест против существующих условий жизни. В мировоззренческом религиозно-философском плане этот протест носит религиозный характер. Н. А. Бер­дяев в связи с этим писал: «Русская революция - феномен религиозного порядка, она решает вопрос о Боге».1 По сути дела, как об этом размыш­ляют русские философы, С. Н. Булгаков, Н. А. Бердяев, В. Н. Ильин, вся предреволюционная эпоха, с ее революционными настроениями, поисками нового миропонимания представляет собой русскую духов­ную реформацию. Духовный протест формируется, в основном в кругах русской интеллигенции, которая в поисках новой веры и жа­жды социального равенства стремилась к единению с простым наро­дом, к земледельческому труду, в силу чего получает название «на­родничества». Народничество, по замечанию Г. Флоровского,-^ «ши­рокое духовное течение, соединимое с довольно разнообразными со­циально-политическими теориями и программами».8 По сути дела на­родничество - это идейный и духовный багаж революции 1905-1917 гг., или русская реформация. (С. Н. Булгаков).9

Толстовство представляет собой как социально-политическое явле­ние - либеральное крыло народничества (С. Л. Франк), как мировоззрен­ческое религиозно-нравственное идейное течение - этический «протес­тантизм» (С. Н. Булгаков, В. Н. Ильин, Г. Флоровский, С. Л. Франк)." Анализируя истоки толстовского народничества как русского «протес­тантизма». Флоровский делает вывод: народничество как выражение русского протестантизма исторически есть результат культурной неодно­родности развития России10.

Бердяев Н.А. Там же. С. 285. N Франк С. Л. Там же. С. 17К.

9

Реформация как духовная подготовка русской революции имела, по мнению Булгако­ва, религиозные корни. Такого же мнения придерживались Г. Флоровский, Н. Бердяев, С. Л. Франк и др.

Флоренский, как и С. Н. Булгаков, считают, что истоком русского протестантизма является XIX века неудавшаяся европеизация русской жизни в петровскую эпоху. Итог этого времени - «факт культурного расщепления народа», я также подмена роли Церкви как духовно орга-

14

По мысли Флоренского, русский протестантизм, выросший на тра­гическом разломе русского общества еще в петровскую эпоху, рождает в обществе нигилистические умонастроения, а «сниженный тип право­славной веры» - морализм11. Толстовство, таким образом, есть продукт этой «сниженной» православной веры, духовный кризис всего общества, выразившийся в приспособлении Церкви к миру.

Морализм синтезировал такие общественные умонастроения как служение общему, жертвенную любовь к народу, аскетическое са­мопожертвование во имя этой любви и тотальное отрицание тра­диционных ценностей и приоритетов (С. Н. Булгаков, Н. А. Бердяев, С. Л. Франк)

Таким образом, толстовство как тип мировоззрения, с позиций русских религиозных мыслителей, исторически проявилось как своеоб­разный «протестантизм», с характерным нигилистическим отрицанием традиционных ценностей, в период кризиса «морального сознания хри­стианской культуры» (В. Н. Ильин), содержательно - как религиозная этика, социальная мобелъ была представлена в виде религиозного или «теократического» (В. В. Зеньковский) социализма.

Во втором параграфе «Религиозно-нравственные ценности тол­стовства. Духовно-монистическое миропонимание» анализируется система нр^шстйенных ценностей толстовства в различные периоды его развития.'Причем, по,дчеркиваётся, что систему нравственных ценностей толстовства[ мировоззренческие ориентации толстовского движения нельзя признать однозначными в различные периоды его существования. Идеология этого общественного, религиозно-нравственного движения сформировалась не сразу. Невнимание к метафизическим вопросам, от­рыв этики 6Ш'метафизики оставил в истории карикатурное, искаженное представление 6 трлстовцах, их образе жизни и мировоззрении.

На самом деле система ценностей толстовского движения претерпела значительные изменения, особенно зто^ касается «второй» и «третьей» волны развития толстовства периода 1-й мировой войны и советской власти. Именно в это время формируется пост-толстовская философия духовно-монистическо­го понимания мира, выраженная в работах П. П. Николаева.

низующего, начала —великодержавной государственностью. По мысли Булгакова русская интеллигенция как социальный и духовный феномен возникает именно в период петровских реформ. В этик реформах, по мнению мыслителя, - истоки русской духовной реформации XIX века. См. Булгаков С. Н. Там же. С. 304.

«Народная религиозность находила себе исход то в мечтательной морали штундгома, то в нзуверных порывах мистических сект». См. Флоренский Г. Там же. С. 157.

15

Философский труд П. Николаева «Духовно-монистическое пони­мание мира» есть попытка вслед за книгой, составленной В. Ф. Булгако­вым, не столько изложить12, сколько развить идеи религиозно-нравственного учения Толстого, представив его как этико-философскре направление в истории русской философской и общественной мысли.

П. П. Николаев в своих философских очерках, развивая учение Л. Н. Толстого, рассматривает его как философское направление духов­ного спиритуализма или духовного монизма,

Философия духовно-монистического понимания мира П. П. Нико­лаева развивает метафизические и онтологические идеи Толстого, кото­рые в совокупности с этикой образуют целостную философскую систе­му, оказавшую, значительное влияние на формирование идеологии тол­стовства, его духовные и.ценностные ориентации.

В этом смысле в диссертации опровергается мнение о непонима­нии толстовцами метафизических оснований религиозно-нравственной

ФИЛОСОФИИ Л. Н. ТОЛСТОГО.,:, 1     /,..;;.

В свете нашего исследования толсторское движение рассматрива­ется, как уникальный социально-нравственный опыт, не только апроби­рующий, но и развивающий метафизические и этические идеи великого мыслителя.

Духовно-монистическое понимание .мира, выраженное в филосо­фии П. П. Николаева, в целом продолжает традиции русской религиозной этики. Толстовцы на протяжении всего развития толстрв^когр .движения неоднозначно трактуют и воспринимают философию хозяйства Толстого.

В главе второй «Философско-этические начала хозяйственной деятельности толстовства» анализируется модель культурно-исторического типа хозяйствования (теократический,социализм), ко­торая основывается на философско-этических и метафизических принци­пах хозяйственной этики толстовства. В связи с этим характерным явля­ется глубинная связь морали, собственности и права в системе ценностей хозяйственной деятельности толстовства.

Соотношение морали и собственности в хозяйственной практике толстовцев анализируется на широком материале, представленной рус­ской школой философии собственности (Н. Н. Алексеев, Н. А. Бердяев.

См.: «Настоящая работа имеет целью дать систематическое изложение религиозно-общественного мировоззрения Л. Н. Толстого в том виде, в котором оно сложилось унегоокончате.чьно». Булгаков В. Ф. Христианская этика. Екатеринбург.: ООО «Альфа», 1994. С. 9.

16

С. Н. Булгаков, В. Ф. Эри, С. Л. Франк). В дисертации рассматривает­ся категория хозяйства, которая занимает значительное место в религиоз­но-нравственном учении Л. Н. Толстого. «Л. Н. Толстой,- замечает Н. А. Бердяев,- всегда был рабом хозяйственности и всему своему хрис­тианству придал хозяйственный характер».13

В параграфе втором «Мораль, право, собственность, в хозяйст­венной этике толстовства» анализируются представления толстовства о морали, собственности, праве и государстве, которые складывались на основе религиозно-нравственного учения Толстого и П. П. Николаева.

В диссертации рассматривается принцип «экстархизма». которым руководствовались толстовцы по отношению к государственной власти. Характерно, что и принцип экстархизма (мирного сосуществования с государственной властью согласно своим убеждениям) в отношении к государственной власти мог возникнуть только под влиянием филосо­фии хозяйства Толстого и онтологических принципов философии духов­но-монистического миропонимания П. П. Николаева, корни которых -в традициях русской религиозной философии. Представления толстовцев о собственности в условиях сосуществования с государственной властью имеют сходство с философией собственности евразийства.

В главе третьей «Социально-нравственный опыт толстовст­ва» анализируется деятельность толстовских земледельческих коммун и общественных организаций как попытка институализации морали в эко­номической и социально-нравственной жизни. В параграфе первом «Хо­зяйственная этика толстовства как опыт институализации мора­ли» показано, что уникальность социального и духовного опыта толстов­цев состоит в признании ими главным мировоззренческого принципа хо­зяйствования - представление о земледельческом труде как о ачавной составляющей человеческого образа жизни, являющегося единственным источником сохранения в человеке как в разумном существе живого оду­хотворенного начала.

Социальный и хозяйственный опыт толстовских земледельческих общин представлен как своеобразное сочетание практики эко.'югическо-го окультуривания земли и опыта совершенствования духовности, нравственных и культурных ценностей.

Бердяев Н. А. Философия неравенства. Письма к недругам по социальной философии /• Русская философия собственности. С-П.: СП «Гаша». 1993. С. 290.

17

Хозяйство занимает одно из приоритетных направлений в толстов­ском движении, причем хозяйственная деятельность имеет различный смысл на всех исторических этапах развития толстовства.

Толстовское движение первого периода своего развития фактиче­ски в своей хозяйственной деятельности и общинной жизни сосредотачи­вается на народнических идеалах экономического подъема и окулътури-вання крестьянского хозяйства и образа жизни.

В этот период хозяйственная этика практически не была представ­лена, а философия хозяйства Л. Н. Толстого проигнорирована, хотя именно в толстовских земледельческих коммунах «на первое место вы­двигаются личная этика и задачи нравственного совершенствования». В это время среди толстовцев возникает так называемое «киническое» толстовство (А. Пругавин), характер мировоззрения которого просматри­ваются в ориентациях на совершенную отрешенность от материальных потребностей и сосредоточенности на духовном совершенствовании. В дальнейшем это влияние скажется и на хозяйственной этике толстов­цев, сформировавших индивидуальное ручное хозяйствование.

Толстовство второго и третьего периода характеризуется тем, что сформировало особый тип хозяйственной этики, определяющей струк­туру и формы хозяйствования, характер собственности и способы ре­гуляции хозяйственной деятельностью. Этика, моральные ценности имеют в этой системе институциональный характер, определяя при­оритеты, структуру и принципы хозяйствования,

Таким образом, в практике толстовства имеет место институали-зация морали, что проявляется в характере деятельности толстовско­го движения.

Так, например, в хозяйственной деятельности толстовских зем­ледельческих коммун мораль является фактором, регулирующим не только взаимоотношения членов коммуны, но и их хозяйственно-экономическую деятельность: отношение к собственности, к труду, к распределению.

«Коммуна по своим экономическим принципам и соответствующей структуре управления представляла собой общественное хозяйство, ос­нованное на принципах равенства, равного распределения по труду, подчиняющееся системе планового хозяйствования». '4

ы

Ыелешко Е.Д.  Философия непротивления Л.  Н.   Толстого.   Систематическое учение

и духовный опыт. С. 224. ;          .

18

Тенденция кнетитуализации морали проявляется в хозяйственном и социальном опыте толстовцев. Анализ документов толстовских земле­дельческих коммун показывает приоритет нравственных принципов в деятельности толстовских коммун. В этом плане земледельческий и общинный опыт толстовцев характеризуется тенденцией превалирова­ния морали над правом.

Это проявляется в отношении к государству, так как коммуны су­ществуют «будучи юридически и официально признанными», но «на не­государственной основе в полном согласии q духом толстовского учения, отрицающего государственное -насилие (воинскую повинность, государ­ственные налоги и т.д.), как и всякое насилие вообще».

В данном параграфе рассматриваются различные формы инсти-туализации морали, имеющие место в опыте толстовского движения, как в хозяйственной деятельности, так и через различные общественные ор­ганизации толстовства, i :

В параграфе втором «Социально-нравственная деятельность толстовских-общественных организаций» анализируется социально-нравственный опыт толстовства. Общественные организации, осуществ­ляя идеологическую^ политическую ,и -стратегическую регуляцию и руко­водство донмунами и толстовским,движением в.делом, организуют об-ществшнукх деятельностьтолстовцев, в русле пацифистской, правозащит­ной, просветительско-пропагандистской и издательской деятельности. Все это концентрируется в документах и программах движения.

В диссертации делается вывод, что мораль в системе мировоз­зренческих ценностей толстовства проявляется как особая форма инс-титуциональности в социальном опыте толстовства как общественно­го движения.

В диссертационном исследовании на широком материале деятель­ности толстовского движения рассматривается формирование обществен­ных институтов морали. Создание общественных институтов морали про­является в опыте толстовских земледельческих коммун и общественных организаций - идеологических и организационных центров толстовского движения.

Попытка институализации морали в опыте толстовства приводит к проявлению особого статуса морального закона как своеобразного есте­ственного права. Опыт не-делания толстовцев приводит к видоизменению непротивления и к формированию ориентации толстовского движения на ненасилие как организованного, компромиссного сосуществования с го­сударственной властью в рамках правового пространства.

19

В Приложении приводится хронология деятельности толстовских общественных организаций.

В Заключении подводятся итоги исследования, обосновываются главные выводы о том, что:

1. Анализ этики толстовства как целостного социально-нравственного феномена дает возможность преодолеть сложившийся в общественном мнении стереотип о толстовстве, как о религиозном сек­тантстве и социально-утопическом учении, насаждаемый, прежде всего, церковно-догматической и. марксистско-идеологической критикой. Ана­лиз толстовства как целостного этического учения позволяет выявить единство и неразрывную связь его мировоззренческого, духовного и со­циально-практического начал. Такой подход дает возможность рассмат­ривать толстовство как реально действующий механизм социальной и хозяйственно-практической деятельности.

2. В диссертации представлена этика толстовства как учение, про­должающее мировоззренческие традиции религиозно-нравственной фи­лософии Л. Н. Толстого и русской религиозной философии, в силу чего содержание этики толстовства определяется содержательно как религиоз­ная этика. Это обстоятельство дает возможность сделать вывод о том, что хозяйственная этика толстовства характеризуется тем, что в опыте толстовского движения мораль определяла содержание экономического и социального существования. В диссертации, на анализе философского наследия Л. Н. Толстого и работ П. П. Николаева, делается вывод, что этический радикализм хозяйственного опыта толстовцев, являлся произ­водным от онтологии религиозно-нравственного учения Толстого и мета­физики философии духовного монизма П. П. Николаева,

3. Толстовские сельскохозяйственные коммуны представляли со­бой своеобразные институты социальной этики, впервые осуществившие социальный эксперимент внедрения гуманистических начал и нравст­венных норм в организацию, управление и структуру хозяйства.

4. Хозяйственная этика в опыте толстовства представляет собой попытку институционального закрепления морали в хозяйственной и экономической деятельности, что в широком смысле слова являет собой опыт по созданию института социальной этики. Это, по сути дела, от-ражае г стремление «... вывести этическую ответственность за рамки лишь непосредственно-личной ответственности и способствовать осознанию.

20

человечеством его ответственности, как за функционирующие социаль­ные структуры, так и за происходящие в обществе процессы».15

5. Аналогию хозяйственной деятельности толстовства представля­ют хозяйства протестантизма в Западной Европе, которые дали мощный хозяйственный импульс развитию капиталистической экономики. В на­стоящее время экономика в странах Западной Европы характеризуется процессами гуманизации экономики, связью с религиозной христианской культурой хозяйствования, создания институтов социальной этики. Тол­стовство обладает не меньшим гуманистическим, духовно-нравственным и социально-экономическим потенциалом. В этой связи его можно рас­сматривать в качестве модели и эффективного стимула социально-эко­номических реформ в постсоветской России.

Судьба толстовского общественного движения в России оказалась трагичной. Однако уникальный духовно-нравственный и хозяйственный опыт обнаружил свою историческую актуальность в эпоху российского реформизма конца XX века.

Основное содержание диссертации изложено в следующих публи­кациях:

1. Хозяйственная этика толстовства в системе подготовки учителя предпринимательства и бизнеса // Тезисы международной научно-прак­тической конференции «Инновационные процессы в подготовке учителя технологии, предпринимательства и экономики». Тула, 1999. С. 25-27.

2. Социально-этическая программа толстовства // Человек в социальном мире. Вып. 1. 1999. № 1. с. 66-71.

3. Толстовство как тип русского мировоззрения, // Толстовский сборник. Материалы XXVI Международных Толстовских чтений. Духов­ное наследие Л. Н. Толстого. Ч, 1. Тула, 2000. С. 35-48.

4. Социально-нравственная деятельность .толстовских общест­венных организаций // Человек в социальном мире. Вып. 2, 2001. № 6. С. 73-76.

5. Философия толстовства: идея духовно-монистического миропо­нимания // Этическая мысль: Ежегодник. М., 2001. (В соавт. с Е. Д. Ме-лешко).

6. Участие в научно-исследовательском проекте Российского гума­нитарного научного фонда «Этика толстовства».

См. Рих А. Хозяйственная этика. М.: Российский филиал издат-во''Посев". 1996. С. 111.