Шафигуллин Василь Абдуллович

Эволюция ковариантности тенденции и закона в истории

Специальность 09. 00.11 - социальная философия.

Авторе ф ер ат

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Казань 2001

Работа выполнена на кафедре философии Казанского государствен­ного университета.

 

Общая характеристика работы.

Актуальность исследования. Важнейшей задачей теоретического и практического значения является понимание и объяснение процес­сов, происходящих в общественном развитии. Исторический процесс — это взаимосвязь, взаимодействие, взаимоотношение самых различных событий и состояний общественной жизни. Современная история в этом смысле не является исключением. Она распадается на огромное количество, как бы существующих «самих по себе», частей. Случайна или необходима в истории каждая из этих частей? Как они взаимо­связаны между собой? Какова точка отсчета их истории? Некоторые народы живут еще в первобытном состоянии. У каждой части совре­менного общества есть нормы, правила общежития. Общества, в кото­рых социальные связи доминируют над природными, и их существо­вание базируется на своей собственной основе, сегодня называют ци­вилизованными. Как они к этому пришли?

И тенденция, и закон являются, прежде всего, важными ступе­нями одной из форм социального познания - исторического, а не исто­рии как таковой. Теоретический характер изучаемых сущностей обу­словливает определенную отчужденность понятий от самих феноме­нов. При этом и тенденция, и закон обладают статусом реальности в ментальном диапазоне социального бытия. Их реальность заключается в реальности единства, взаимодействия, ковариантности их проявлений; она изначально мыслится лишенной статики.

Достаточно разработанный на первый взгляд вопрос о тенден­ции и законе исторического процесса является лишь известной мето­дологической традицией. Но в контексте самой социальной философии многие вопросы лишь поставлены и ждут своего разрешения. К при­меру, небезынтересно прояснить вопрос о том, какие факторы истории вызывают доминирование тенденции или закона. Также актуальна по­становка вопроса о мыслимых продуктах ковариантности тенденции и

4

закона и т.д. Во всяком случае все подобные вопросы возникают из еще более фундаментальных проблем, что дает нам повод думать, что есть история, и она имеет смыслы, становящиеся нам доступными в виде тенденции, закона; что в природе такого феномена как история есть нечто, что позволяет нам утверждать о ковариантности, взаимо­действии, диалектике таких смыслов как тенденция и закон в истории. Ковариантность мыслится как многовариантное и одновременно со­вместное развитие феноменов. В нашем исследовании речь идет именно о таком контексте: тенденция и закон - не застывшие, статиче­ские сущности, а весьма подвижные структуры, обнаруживающие од­новременно парадоксальные (в удивительном соответствии с реалиями современного, начиная с XX века, естествознания) динамические и ста­тистические характеристики. И это не просто символично или просто совпадение, напротив, это демонстрация единства фундаментальных де­терминант и природного, и социального бытия.

В данном исследовании предпринимаются попытки выстраива­ния современной модели ковариантности тенденции и закона в исто­рическом процессе.

На современном этапе противоречия в развитии общества при­обрели общечеловеческие масштабы. Наблюдается кризис культуры, относительно которого все остальные глобальные проблемы предста­ют как его выражение. Суть этого кризиса состоит в исторической исчерпанности возможности развития человечества в отчужденных социальных формах. Природа развивается по своим законам, а как развивается человеческое общество? Существуют ли законы историче­ского процесса? Например, закон интеллектуальной эволюции? Или ход истории вероятностный? Каково будущее современной цивилизации? Каковы перспективы развития России? Выявление местоположения различных факторов, вклада каждого из них в формирование тенден­ции исторического процесса, позволяет предвидеть вариант или нор-

5

мального хода истории, или катастрофического. Опыт исторических предсказаний проявляется в результате идеализации или рационализа­ции.

Многие ученые отстаивают многовариантность исторического процесса, многополюсность мира. Это естественное требование защиты своих культур, традиций, правил. В истории случалось и случается ис­чезновение культур, не заметивших вовремя необходимости перемен. В диссертации предлагается рассмотрение истории в рамках катего­рий «добро» или «зло», «нормальный ход истории» или «катастрофа», «прогресс» или «регресс», «реформа» или «стагнация». Актуальность исследования вызвана необходимостью включения общенаучного стиля мышления, обусловленного культурой и духовной деятельностью, в процесс социального познания.

Степень разработанности проблемы:. Понятия «тенденция» и «за­кон» используются довольно многими учеными. О. Конт, Д. Миллъ, Г. Спенсер объясняют понятие «тенденция» с теологических позиций, как закон интеллектуальной эволюции. К. Маркс, Ф. Энгельс, В. Ленин подвергли критике теологию, немецкий идеализм и предложили мате­риалистическое понимание исторического процесса. Они раскрыли за­коны - тенденции капиталистического производства. К. Поппер подвер­гает критике «историцизм»: нет законов, но существуют тенденции. Большой вклад в раскрытие проблемы законосообразности историче­ского процесса внесли Н. Кареев и П. Сорокин, указав на необходимое и главное условие, без которого немыслима и невозможна история -Человека, со всеми его свойствами и потребностями. Традиция в по­нимании законов общественного развития, как тенденций, продолжена такими учеными как, М.А. Барг, Г.Е. Глезерман, С.И. Гончарук, Л.А. Журавлев, В.Ж. Келле, М.Я. Ковальзон, Б.Г. Могильницкнй, А.Д. Сирии, А.К. Уледов. Л.Е. Гринин предлагает отказаться от объективистского взгляда на законы. Сравнивая природные и исторические законы, он

6

обращает внимание на специфику вторых, как совокупности объектив­ных и субъективных факторов. Обращение к субъекту привело к ста­новлению идей ценностной направленности исторического процесса, идее правового государства, как «разумного». И. Кант, Г. Гегель, И. Фихте, Ф. Шеллинг раскрывают историю как поступательное движение к рациональности. Ценностную составляющую исторического процесса разрабатывали Н. Бердяев, В. Виндельбанд, М. Вебер, Г. Риккерт, Э. Трёльч. Личность как субъект творчества рассматривается С. Витте, Н. Кареевым, П. Лавровым, X. Раппопортом.

В нашей философской литературе вопрос о природе историче­ской закономерности как равнодействующей всего сложнейшего ком­плекса объективных и субъективных факторов рассматривается та­кими исследователями, как А.С. Ахиезер, П,В. Волобуев, А.Я. Гуревич, Н.С. Злобин, А.Ф. Зотов, К.М. Кантор, С.Э. Крапивенский, МН.Кузьмин, Н.И. Лапин, В.М. Межуев, Н.Н. Трубников, М.Б. Туровский, Я.Г. Шемя­кин, В.Д. Жигулин, П.К. Гречко.

Несмотря на большое количество различных теорий и их ин­терпретаций, обнаруживается отсутствие единого концептуального ядра названных концепций. Понятия тенденции и закона исторического процесса рассматриваются на уровне явления, но отсутствует их сущ-ностная характеристика. Данное исследование имеет целью восполнить этот пробел.

Теоретико - методологические основы исследования. Методоло­гическую основу диссертации составил историко - сопоставительный метод. Широко применялись междисциплинарный, комплексно - инте-гративный подходы (историко-материалистический, историко-идеалистический, теологический), принцип поляризации, принцип раз­вития. При решении частных проблем исследования на первое место выступал аналитический метод. Источником для анализа и обобщения послужили труды философско - исторического наследия. В теоретиче-

7

ском плане диссертант двигался в русле «критической философии ис­тории», отстаивающей активную роль субъекта и его сознания в ис­торическом познании. Основным методологическим базисом работы является синтез гносеологического и онтологического подходов к анализу понятий тенденции и закона.

Цель и задачи исследования. В диссертации ставится следую­щая цель: выявить онтологическую и гносеологическую сущность тенденции и закона, раскрыть ковариантность природы, структуру, функции и значимость тенденции и закона в историческом процессе. Раскрытие поставленной цели происходит посредством решения сле­дующих конкретных задач:

    рассмотреть постановку проблемы закономерности в исто­рическом познании в соответствии с мировой философской традицией;

    проанализировать становление идей ценностной направлен­ности исторического процесса как эволюцию форм, веду­щих к рациональности;

    выявить ковариантные формы тенденции и закона в исто­рическом познании;

    раскрыть формы взаимодействия тенденции и закона в контексте идеи истории как единого целого;

    произвести последовательное обозрение постмодернистских концепций на предмет обнаружения специфики понимания разумных начал в истории;

    выявить   проявления   реалий   культуры, являющихся   неиз­менными основаниями исторического процесса. Научная новизна исследования состоит;

1. В работе синтезированы онтологический и гносеологический аспек­ты   ковариантного   существования     понятий   тенденции   и   закона.

Сделаны попытки создания многоаспектной модели ковариантности тенденции и закона.

2. Культурные процессы рассмотрены как реализация субъектных ас­пектов истории в направлении утверждения человеческого творче­ского измерения истории в качестве определяющего.

3. Предпринята попытка критического осмысления постмодернистской традиции, в результате чего выявлен позитивный потенциал наибо­лее зрелых черт модернизма - особого новоевропейского типа ра­циональности.

4. Наряду с историке - материалистическим подходом использован теологический метод в изучении ценностной направленности исто­рического процесса.

5. На основе мировой философской традиции предложено полиаспект-ное понимание истории как синтеза материального и духовного (единства «тела», «души» и «духа»).

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Ковариантная природа тенденции и закона проявляется в ви­де взаимодействия и взаимообусловленности, в которых тенденция в большей степени обнаруживает статистические, а закон - динамические характеристики.

2. Понятия тенденции и закона раскрываются из анализа взаи­модействия объективных и субъективных факторов истории.

3. Ведущей в историческом познании является тенденция ра­ционализма (либерализма), выступающая как рационализация способа ведения хозяйства, управления, образа мышления людей, способа их чувствования.

4. Вариативность проявления тенденции и закона в историче­ском познании обусловлена противоречивой динамикой между средой и личностью.

9

5. Такие ценности, как положение личности в обществе и раз­деление властей, лежащие в основе гуманизма, должны реализовать свой общечеловеческий потенциал. Ковариантность - сущностная харак­теристика овладения историей, создающая независимые, многовариант­ные и одновременно совместные предпосылки осуществления общече­ловеческих ценностей.

Научно - практическая значимость работы. Данная работа имеет теоретическое значение в области философии истории и может быть использована в лекционных курсах по социальной философии. Раскры­тие понятий «тенденция» и «закон» в философском аспекте делает возможным более глубокое понимание сущности исторического про­цесса. Анализ исторических тенденций способствует более адекватной оценке исторических событий, как прошлых, так и современных; кри­тическому пересмотру упрощенных представлений о сущности истори­ческого процесса. Попытки рефлексии тенденции и закона могут спо­собствовать развитию методики социального прогнозирования при учете проявления существующих в обществе законов и тенденций. В политической сфере высказанные в работе идеи дают знания для про­гнозирования политического климата в обществе, кардинальных соци­альных преобразований, создания условий для духовного плюрализма.

Апробация работы. ..С отдельными идеями, разрабатываемыми в диссертации, автор выступал на научно-практических конференциях «Историческая традиция и проблемы самоидентификации» (1996 г.), « Актуальные проблемы теории культуры» (2000 г.) и других. Диссерта­ция обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры фи­лософии Казанского государственного университета. Основные положе­ния диссертации апробированы в процессе лекционной работы.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заклю­чения и библиографии.

10 Основное содержание работы.

Во Введении обосновывается актуальность темы, определяются цели и задачи исследования, а также степень разработанности пробле­мы, формулируются тезисы, выносимые на защиту, фиксируется науч­ная новизна полученных результатов, их теоретическая и практическая значимость.

Глава I «Проблема тенденции и закона в историческом процес­се» посвящена анализу попыток открытия закономерности, законосооб­разности общественного развития. Глава включает четыре параграфа: §1) «Заявка позитивизма и марксизма на открытие законов обществен­ного развития»; §2) «Критика «историцизма» К. Поппером»; §3) « Поня­тие законосообразности в философии истории Н. Кареева и П. Соро­кина»; §4) «Традиция и новизна в понимании закона».

Первый параграф посвящен анализу понимания закономерности общественного развития в трудах основателей позитивизма и марксиз­ма.

Ковариантность тенденции (возможное направление развития явления, процесса) и закона (существенная, необходимая, повторяющая­ся, стабильная, всеобщая, объективная связь явлений, процессов) в по­зитивизме обнаруживается в существовании стадий интеллектуальной эволюции. На определенном этапе истории человечества фетишизм, по­литеизм, монотеизм (как тенденция) способствовали появлению теоло­гии (как закона). Теология, в свою очередь, сохраняя черты закона, выступила в роли тенденции (приближения) к метафизике (как зако­ну). Метафизика (по Конту, видоизменение теологии) выступила как тенденция на пути к позитивизму (как закону). Сделаем заключение: тенденция на определенном этапе приобретает черты закона, а тот, в свою очередь, становится тенденцией.

К. Маркс «опровергает» Конта в том, что нельзя проникнуть в «тайны образования законов» и открыл закон развития человеческой

и

истории, особый закон движения современного капиталистического способа производства. Не теология и не метафизика (как сознание), а жизнь (элементарные потребности) определяет сознание. Но, как уточ­няет Энгельс, экономические законы проявляются только в тенденции.

Маркс пишет об экономических законах, как о законах приро­ды, и что эти законы могут изменяться не по содержанию, а по фор­ме их проявления. Отсюда понятно, почему Маркс говорит о тенден­циях, как о законах. Но, в историческом процессе, существует еще трансценденция, поэтому в целом нельзя историю объяснять только с материалистических позиций.

Во втором параграфе представлена критика К. Поппером пози­тивистов и марксистов за попытки открыть законосообразность исто­рического процесса. По его мнению, не существует ни законов после­довательности, ни законов эволюции. Поппер считает, что существуют только направления или тенденции социального изменения, но тенден­ции - это не законы. Поппер главную ошибку позитивизма и марксиз­ма видит в абсолютизации тенденций как законов, и на этой основе утверждение безусловных пророчеств. Но он сам допускает ошибку, критикуя «историцизм» с позиций только постпозитивизма. Поппер го­ворил о взаимодействии «между экономическими условиями и идея­ми», но его отрицание законосообразности в обществе (последователь­ности, эволюции) - это только суждения.

Позитивизм и марксизм на момент своего возникновения вы­ступали с позиций модернизации общества, другое дело, что со време­нем, произошла определенная деформация в указанных идеологиях, к которой сами основоположники отношения не имеют.

Третий параграф представляет понимание законосообразности исторического процесса такими учеными как Н. Кареев и П. Сорокин. Н. Кареев отвергает существование исторических законов и заявляет о существовании законов психологических и социологических. «Основ-

12

ные законы» Конта и Маркса Н. Кареев называет формулами, в кото­рых, в первом случае, обнаружена общая тенденция интеллектуальной эволюции, во втором - диалектический метод метафизики Гегеля.

Отвергая исторические законы, Кареев, в то же время, заявляет о существовании тенденций в историческом процессе. Все они имеют направление к объединяющей идее прогресса. Но когда они достигают цели, например, идея прогресса становится реальностью, она соответст­вует понятию «закон»? Ответа у Кареева нет. Исторический процесс -это взаимосвязь, взаимодействие самых различных событий и состоя­ний общественной жизни. И если на элементарном уровне факты ис­тории не повторяются, то по мере усложнения общества можно гово­рить о законосообразности исторического процесса. Законы психологи­ческие и социологические являются составной частью истории. Тен­денции и законы могут существовать только в единстве, взаимодейст­вии, взаимообусловленности и т.д. Их природа - ковариантна.

П. Сорокин также отвергает законы истории. По его убежде-HHK>j говорить о законе истории - значит не понимать закона. Отвергая исторические законы вообще, Сорокин, в то же время, указывает на присутствие законосообразности в историческом процессе. Деятелем, творцом, созидателем истории у него выступает человек. Но человек не как «чувственно - телесное создание», а как личность, обладающая определенными признаками, и в первую очередь « разумно - духовны­ми».

Понятия «тенденция» и «закон» раскрываются из анализа объ­ективных и субъективных факторов. Субъективный фактор (мысль, идея социализма), по Сорокину, существует. А почему приходится ждать «овеществления социализма»? Может тому виной объективный фактор -непонимание ковариантности форм тенденции и закона в истории?

В четвертом параграфе раскрываются взгляды ученых, продол­жающих традицию в понимании общественных законов как тенден-

13

ций. А.К. Уледов заявил об опасности подмены понятия «закон» поня­тием «тенденция», и тем самым, снятии вопроса об общественных за­конах. Содержание и форма закона, по его мнению, проявляются в по­нятиях «абсолютный закон» и «господствующая тенденция». Закон обусловливает тенденцию и выступает как необходимость. На стати­стический характер законов общественного развития как законов -тенденций обращают внимание С.И. Гончарук, А.Д. Сирии, И.А. Гобо-зов. Барг М.А., Волобуев П.В, разделяя этот взгляд, заостряют внимание на вероятностном характере реализации закона - тенденции. Эти веро­ятности, как возможности, Б.Г. Могильницкий обозначает как тенден­ции - альтернативы. Каждая вышеприведенная точка зрения по-своему существенна в объяснении исторического процесса. Мы считаем, что необходимо более четко разделять понятия «закона» и «тенденции», и особо обратить внимание на природу их ковариантности. Тенден­ция все-таки преимущественно проявляется в становлении, развитии, а закон в завершенности, констатации единства всех признаков. Тенден­ция является только приближением к закону, что создает условия ко­вариантности тенденции и закона в истории.

Критически разобрав основные параметры закона (существен­ность, необходимость, повторяемость, стабильность, всеобщность, объек­тивность) П.К. Гречко показал, что закон действителен лишь в своей полноте, что использовать его надо только в целостном наборе. И от­сюда необходимо понимать историю, как ценностную структурализа-цию многообразных и разнонаправленных действий людей.

В ходе реализации цели и задач исследования были проанали­зированы именно те концепции, в которых наиболее ярко проявляют­ся онтологические и гносеологические аспекты сущности историче­ского процесса. Следует отметить, что вышеуказанные аспекты син­кретично присутствуют почти в каждой изученной традиции. Сама проблематика тенденции и закона, возникшая, несомненно, под обаяни-

14

ем наиболее фундаментальных положений естествознания, впоследст­вии сформировала свой специфический социально-философский кон­текст. Это выразилось, прежде всего, в принципиальной несводимости исторической тенденции и закона к природному закону. Таким обра­зом, I глава работы, в основном, посвящена достаточно известным, но чрезвычайно важным вещам - анализу тех познавательных, гносеологи­ческих моментов, в эволюции которых уже просматривается спонтан­ность и законосообразность смыслов истории.

Глава II «Становление идей ценностной направленности как реализация тенденций исторического процесса» посвящена анализу ис­тории как поступательному движению к рациональности. Глава состо­ит из шести параграфов: §1) «Христианство и идея «всемирной исто­рии»»; §2) «Исторический процесс как поступательное движение к ра­циональности (И. Кант, И. Фихте, Ф. Шеллинг, Г. Гегель) », §3) « Учение о ценностях и рационализация социального действия (Г. Риккерт, М. Вебер) »; §4) «Личностное творчество как направленность истории (концепции П. Лаврова, Н. Кареева, X. Раппопорта, С. Витте)»; §5) « Э. Трёльч и его понимание истории как «становящегося самостоятельным интеллекта»»; §6) «Культура как субъектный аспект истории».

В первом параграфе, в продолжение раскрытия темы эволюции ковариантности тенденции и закона в истории анализируется христи­анская традиция с идеей богочеловеческого творчества, позволяющая увидеть в историческом процессе ковариантность тенденции и закона. Реформация высвободила субъект, сделала его полноправным творцом истории. В протестантском восстании личности и утверждении свобо­ды деятельности на благо всего человечества, зародился человек но­вой истории, Нового Времени.

Во втором параграфе раскрывается обращение к познающему субъекту классиков немецкого идеализма. Внутренне неизбежным мо­ментом развития протестантизма стало кантианство. По Канту, история

15

- это поступательное движение к рациональности. Фихте пытается это осуществить посредством «Я» порождает «не - Я». Исторический про­цесс, по Шеллингу, не связан ни с абсолютной закономерностью, ни с абсолютной свободой, он есть лишь там, где с бесконечными отклоне­ниями реализуется единый идеал. То, что должно быть реализовано в историческом процессе, может быть реализовано лишь посредством ра­зума и свободы. А реализована должна быть цель достижения все­общего правового устройства. Гегель заключает, что всемирная история представляет собой ход развития принципа, содержание которого есть сознание свободы. Вновь углубившийся в себя дух делает свое дело в форме мышления, и он стал способным осуществлять разумное. Сво­бода нашла себе опору, свое понятие о том, как осуществить свою истину. В этом состоит, по Гегелю, цель всемирной истории. Ковари­антность тенденции и закона в раскрытии исторического процесса классиками немецкого идеализма обнаруживается в поступательном движении (направлении, приближении, тенденции) к рациональности, сознанию свободы, единому идеалу, правовому устройству (закону).

Третий параграф представляет понимание исторического про­цесса представителями Баденской школы неокантианства. Г. Риккерт отвергает возможность нахождения законов истории, т.к. духовная жизнь должна быть свободной по отношению к причинно обуслов­ленной природе, и она не может быть подведена под законы, ибо по­нятие закономерности противоречит понятию свободы.

Применяя концепцию ковариантности тенденции и закона в ис­тории к теории Риккерта, можно обнаружить следующее. Риккерт противопоставляет понятие закономерности понятию свободы. Но сама свобода, как ценность, это возможность (как тенденция) или устойчи­вость (как закон)? Ведь если существует «критерий ценности - свобо­да», тогда существует направление, движение, приближение к этому критерию, который в историческом процессе может иметь основные

16

параметры закона (устойчивость, необходимость, повторяемость и т.д.). Другое дело, если говорить о понятиях тенденции и закона, которые раскрываются из анализа взаимодействия объективных и субъективных факторов истории, то свобода как ценность, не является необходимо­стью как всеобщность.

По Веберу, современная эпоха со свойственной только ей ценностями является тенденцией к формальной рационализации (свобода человека в божественном промысле (предпринимательстве), рыночная экономика, правовое государство). «Идеальный тип», по Вебе­ру, служит средством раскрытия генетической связи исторических яв­лений. Здесь мы можем говорить об «идеальном типе» как тенденции и законе, природа которых проявляется в их ковариантности. Возмож­ность, приближение к «идеальному типу» выступают как тенденция, а устойчивость, необходимость - как закон. Например, вид социального действия - целерациональный, как идеальный тип, включает в себя па­раметры и тенденции, и закона.

В четвертом параграфе, раскрывая эволюцию ковариантности тенденции и закона в истории, мы стремились показать роль личност­ного творчества (субъективный фактор) как необходимости в направ­ленности истории по пути прогресса (как закона в своей объективно­сти). В то же время личностное творчество возможно только в случае признаняя за ним определенной ценности, а это свойственно новоев­ропейской традиции. Цивилизованные народы как раз и отличаются тем, что личностный фактор имеет все возможности для своего ста­новления (как тенденция) и своего утверждения (как закон).

П.Лавров, Н. Кареев, X. Раппопорт, С. Витте выдвинули положе­ние о том, что история представляет собой завершенное целое (кова­риантность материального и духовного, объективного и субъективного, тенденции и закона), а если один из элементов не проявляется (на-

17

пример, личность), тогда в обществе наступает застой и оно становит­ся на путь регресса.

В пятом параграфе раскрывается понимание исторического про­цесса Э. Трёльчем. Трёльч замечает, что историческому процессу при­сущи и тенденция, и закон. Тенденция интеллекта (рационализма) способствует превращению частных событий в универсальную исто­рию. Ковариантность тенденции и закона проявляется в том, что исто­рия превращается в картину генезиса «интеллекта», который заявляет о своей самостоятельности. На этапе своего становления «интеллект» проявляет черты тенденции, на этапе завершенности, зрелости, само­стоятельности-черты закона.

Шестой параграф представляет культуру как субъектный аспект истории. Культурным субъектом деятельности является личность. Так как социальная детерминированность сковывает свободу деятельностно-го субъекта, направленность истории должна состоять в приведении социальной среды к форме, способствующей развитию человека как субъекта деятельности. Ковариантность тенденции и закона проявляется здесь во взаимодействии «приведения» (тенденции) и «формы» (зако­на). Субъективный фактор - личность, находится в ковариантности с объективным фактором - социальной средой. Вариативность проявления тенденции и закона в историческом познании обусловлена противоре­чивой динамикой между личностью и социальной средой. А. Швейцер заявляет о необходимости выдвижения духовно-этических идей. Это, по мнению М. Вебера, С. Витте, К. Кантора, Ф. Ницше, А. Тойнби, Н. Труб­никова, Э. Фромма под силу творческой личности. А.Ф. Зотов говорит о необходимости возвращения человеку чувства личной причастности к истории и личной ответственности за нее. А.Я Гуревич обращается к тенденции понять социальное и культурное в их взаимном синтезе. Природа ковариантности тенденции и закона в истории, как равнодей­ствующая всего сложнейшего комплекса объективных и субъективных

18

факторов, должна быть рассмотрена заново. По Гуревичу, в ее опре­делении субъективные факторы могут играть не менее существенную роль, нежели факторы материальные.

Н.С. Злобин, Н.И. Лапин считают необходимым для российского общества двигаться в направлении утверждения человеческого изме­рения в качестве определяющего, рационализации частной и общест­венной деятельности индивидов, плюрализации общества и увеличения степеней свободы индивида Лапин раскрывает тенденцию, втягиваю­щую Россию в социокультурную реформацию. Социокультурное вы­ступает в качестве генеральной детерминанты в системе каузальных связей общества, и у С.Э. Крапивенского.

Б целом в данной главе понятия тенденции и закона даны в своей наиболее классической, метафизической, рациональной формули­ровке.

Глава ГО« Идея истории как единого целого» рассматривает исторический процесс как тенденцию к единому целому (закону). Гла­ва состоит из трех параграфов: §1) «Полиаспектное понимание истории как синтеза материального и духовного»; §2) « Метапаттерны П.К. Гречко »; §3) «Ведущие тенденции современности».

В первом параграфе рассматриваются взгляды Р. Арона и В.Д. Жигунина и делается вывод о полиаспектном понимании истории как синтеза материального и духовного. Обращаясь к каузальному синтезу, Р. Арон считает, что такие утверждения, как «идеи правят миром» или «производственные отношения составляют детерминирующий фактор исторического развития», являются банальными и спорными. Он уверен в том, что не существует «серводвигателя всего исторического движе­ния». Закономерности, установленные в определенном обществе и для определенного общества, как таковые, не подлежат обобщению. Чтобы частичные движения завершились образованием единственного дви­жения, нужно чтобы цельное видение или провиденциальная воля

19

придали реальность тому, что для одинокого человека является только проекцией мечты. По Арону, целое становится актуальным в бесконеч­ном духе.

В.Д. Жигунин возможность тенденции развития человечества к единому всемирному обществу (как закону), считает вероятностной лишь в случае приоритета духовной культуры. Здесь мы обнаруживаем единство его взгляда с идеей Р. Арона, по которой «история всегда есть история духа, даже если она является историей производительных сил». Мы уточним; возможно только полиаспектное понимание истории как материального и духовного.

Во втором параграфе представлены метапаттерны истории П.К.Гречко. Метапаттерны истории выступают в роли архетипически укорененных прообразов идеи истории или метапаттерн - это базовая интуиция историка и вообще образованного человека, интуиция исто­рии как целого. П. Гречко выявляет и показывает целый ряд метапат-тернов истории. Закономерное движение в истории может принимать самые различные формы. Все эти формы сущностно характеризуют ковариантность тенденции и закона.

В третьем Г1араграфе исторический процесс объясняется исходя из взаимодействия тенденции действия (к единому целому, открытости, глобализации, центростремительности) и тенденции противодействия (разобщенности, замкнутости, закрытости, центробежное™). Сущность исторического процесса заключается в тенденции движения к общече­ловеческим ценностям, с приоритетным правом индивида на человече­скую жизнь.

Проведенный анализ концепций, раскрывающих ковариантное существование в истории тенденции и закона, привел нас к выводу о существовании единой тенденции приближения к закону, идеалу, идее истории как единого целого (включающего основные параметры зако­на: объективности, всеобщности, необходимости, устойчивости, повторяв-

20

мости, стабильности, существенности). Рассмотренные тенденции мы разделили по содержанию на центростремительные и центробежные, или «законостремительные» и «законебежные». История существует только там, где проявляется ковариантность тенденции и закона. Ссы­лаясь на мысль Бергсона, по которой «закон вызывает реализацию тенденции», сделаем утверждение: идея истории как единство целого (закон) вызывает реализацию тенденции, которая в своем становлении учитывает соотношение действия и противодействия.

Сравнительно - сопоставительный анализ понятия тенденции и закона позволил: а) более аде!сватно оценить исторические события данные нам в историческом познании в виде тенденции и закона; б) увидеть их противоречивую, неоднозначную структуру; в) создать пред­посылки для прогностических положений об истории как едином це­лом. Понятие тенденции в историческом процессе раскрывается в ло­гике ее направленности, приближения к закону, а также их сложного, непредсказуемого, диалектического взаимодействия. Диссертация под­твердила вывод, сделанный в отечественной философской традиции: тенденция в значительной степени не тождественна закону, а является приближением к нему.

Раскрытие понятий «тенденция» и «закон» позволяет увидеть в истории взаимодействие «чувства», «рассудка» и «разума», как взаимо­действия «тела», «души» и «духа». В ходе исследования было выясне­но, что история обнаруживает себя в том числе в границах этих по­нятий. Это сопоставимо с процессом рождения человека: переходом от чувственно - телесных к разумно - духовным основаниям. На этапе «чувственно - телесного» история только повторяется, «регрессируется», а на этапе «разумно - духовного» - совершенствуется, «прогрессирует-ся». «Чувственно - телесный» этап - это традиция. «Разумно - духовный этап» - это интеллектуальная интуиция, способность предвидеть и на­правлять.

21

В диссертации показано, что существует огромное количество концептуальных моделей истории, но все они могут быть представлены в диапазоне понятий: «добро» или «зло», «нормальный ход истории» или «катастрофа», «прогресс» или «регресс», «реформа» или «стагна­ция».

Раскрытие же эволюции ковариантности тенденции и закона в историческом процессе позволяет наметить пути дальнейшего раско-вывания, раскрепощения самой главной составляющей общественной жизни - Человека.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования и намечаются пути дальнейшей разработки проблемы.

Основное содержание работы изложено в следующих публика­циях:

1. С.Ю. Витте и задачи преодоления милитаризации сознания в России. - Материалы межвузовской научной конференции «Историче­ская традиция и проблемы самоидентификации». - М.: РГГУ, 1996. - С. 12-14

2. О факторах исторического развития. - Тезисы докладов научно - практической конференции «Проблемы разработки нефтяных место­рождений и подготовки специалистов в вузе». - Альметьевск, АлНИ, 1996.-С. 195-196

3. Проблема перехода от традиционализма к рационализму в ос­мыслении общественного развития. - Материалы международной теоре­тической конференции «Проблемы философской антропологии и соци­альной философии». -Пермь, 1997. -С. 155 -158

4. Проблема закономерности исторического процесса в филосо­фии истории Н.И. Кареева. - Сборник научно - исследовательских работ «Научные исследования и подготовка специалистов в вузе». - Альметь­евск, АлНИ, 1999.-С. 132-133

22

5. Личность как субъект деятельности. - Материалы международ­ной научно - практической конференции «Кадровая политика в усло­виях трансформационной экономики». - Набережные Челны, «Менедж­мент», 1999. - С.135 -136

6. Культура - субъектный аспект истории. - Материалы межвузов­ской научной конференции «Проблемы философии истории». - Казань, 1999.-С.94-97

7. О роли культуры в современном обществе. - Материалы меж­вузовской научной конференции «Актуальные проблемы теории куль­туры». - Казань, 2000. - С. 32 - 33

8. О личном достоинстве человека. - Материалы межвузовской на­учной конференции «Философская антропология: предмет, содержание и функциональная направленность». - Казань, 2001. - С. 77 -78