Кулагин Сергей Витальев

 

Эволюция концепции евразийства и перспективы ее реализации в международном сотрудничестве на постсоветском пространстве

 

23.00.04. - политические проблемы международных отношений и глобального развития

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук

Москва - 2001

Диссертация выполнена на кафедре внешнеполитической деятелвности России Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации

 

 

I. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. После распада социалистического со­дружества, ухода Советского Союза из стран Центральной и Восточной Евро­пы, утраты важных внешнеполитических активов, а затем и распада самого СССР, возникшая угроза дезинтеграции, теперь уже суверенной России, при­вела к необходимости перестройки существующей внешнеполитической прак­тики и её теоретического обоснования как в Российской Федерации, так и в других странах Содружества Независимых Государств. Именно в это время в новых суверенных государствах на постсоветском пространстве стала обсуж­даться, в качестве возможной, концепция евразийства. Однако по сравнению с предшествующими её вариантами, появились принципиально новые подходы не только к проблемам политики, но и географической детерминации. Это оп­ределялось тем, что независимые государства, устремившись в европейские международные организации, этими действиями поставили вопросы о полити­ческих границах Европы.

Существующие ныне почти двести национально-государственных обра­зований объединяются в более или менее стабильные структуры, втягиваются с разной степенью интенсивности в региональные интеграционные процессы. Однако взаимные связи в этих структурах остаются асимметричными, что за­ставляет искать теоретические обоснования интеграции государств в различных регионах мира, в том числе и на постсоветском пространстве. В этих условиях вновь стала актуальной идея евразийства как самостоятельного историко-философского и общественно-политического течения, а также как возможная практическая линия развития сотрудничества стран СНГ.

Уникальность евразийства на всех ступенях его развития заключается в том, что, будучи не европейским феноменом общественно-политической мысли

и реальности, оно неразрывно связано и с восточной, и с западной традициями. Евразийство стало одной из первых концепций, имеющих не только междуна­родный характер, но и специфику, выводящую его на метанаучный уровень анализа реальности. Это во многом сближает евразийство с попытками дать философское обоснование современного развития России, её геополитических возможностей на территории, исконно являющейся зоной российских геополи­тических интересов.

Актуальность изучения евразийства связана с необходимостью гармони­зации развития стран-участниц Содружества Независимых Государств в рамках единого экономического, правового, культурного пространства. При всех успе­хах и сложностях, переживаемых в настоящее время странами СНГ, вряд ли возможно отрицать наличия на постсоветском пространстве, самостоятельной, самобытной культурно - цивилизационной среды, в основе которой лежит еди­ный внутренний неантогонистический комплекс базисных представлений сла­вянской, тюркско - монгольской, западно - европейской и даже византийской культур. Всё это позволяет понять стремление многих политиков и идеологов к утверждению современного евразийства в качестве мировоззренческой основы для осуществления интеграции постсоветских государств.

Подтверждением такой позиции может служить, в частности, выдвину­тое президентом Казахстана Н. А. Назарбаевым ещё в 1994 г. предложение о создании участниками СНГ более сплоченного государственного объединения - Евразийского союза (ЕАС). В рамках ЕАС предполагалось сформировать единое оборонное, экономическое и культурное пространство, создать, наряду с межгосударственными, наднациональные органы - парламент, исполнительный комитет и пр. В настоящее время существуют и другие интеграционные евра­зийские проекты. Все они говорят о том, что назрела необходимость не только разработки и реализации интеграционной политики, но и ее идеологического обеспечения. И это определяет актуальность изучения политических аспектов эволюции евразийства.

Степень научной разработанности темы. В научной литературе по теме исследования нашла отражение существовавшая до развала СССР биполярная геополитическая система мирового устройства, которая имела два относитель­но устойчивых центра, две идеологии, а также чётко сформулированные стра­тегические установки. Применительно к изучаемой проблеме необходимо от­метить биполярность, связанную с тем, что уже в начале XX века русское об­щество оказалось расколотым на «красных» и «белых», на большевиков и эмиграцию. Именно эти два лагеря представляли наиболее известные линии формирования национальной идеологии. Был третий путь, который теоретики называли «евразийским».

Евразийство привлекало в разные периоды историков, богословов, лин­гвистов, философов. Идеологом направления принято считать П.Н. Савицкого Ему принадлежат основные формулы и определения, ставшие руководящими принципами евразийской идеологии. Он возглавил это движение в 20-е гг. и яв­лялся автором большинства программных документов. По мнению П.Н. Савиц­кого «Культура России не есть ни культура европейская, ни одна из азиат­ских... Она - совершенно особая, специфическая культура... Её надо противо­поставлять культурам Европы и Азии как срединную, евразийскую культуру... Мы должны осознать себя евразийцами, чтобы осознать себя русскими»1. Г.В. Вернадский считал, что Евразия с конца XIX века является областью действия русского исторического процесса, его месторазвитием. В глазах «правых» ев­разийцы пытались найти общую почву с большевиками. Для Г. Ландау, напри­мер, они своим признанием русской революции стали на почву коммунизма.

Разноречивыми были мнения критиков относительно существа евразий­ской государственной идеи. По мнению Б.В. Спекторского, евразийцы являлись слугами Европы. А.А. Кизеветтер считал, что, несмотря на некоторые сопри­косновения со славянофильством, евразийство являлось существенно новым учением. Несколько более единодушны оппоненты евразийцев в версии, чем

вызвано евразийство к жизни. В изложении П, Милюкова - А.Изгоева евразий-ство родилось в результате внешнего поражения и внутреннего разгрома, когда в русском обществе усилились национализм и вражда к иностранцам. Им вто­рил Н. Чебышев, называя евразийство порождением эмиграции.

В литературе о евразийстве имеется немалое количество статей, которые не могут рассматриваться как отражение научной полемики, а скорее представ­ляют собой одобрение и развитие евразийских идей. Такова в значительной степени рецензия на «Исход к Востоку» П.М. Бицилли. Созвучны евразийцам мысли А. Кулишера, который отмечает, что евразийцы заметили что-то важное, заговорив о роли степи в истории России и формировании её государственно­сти. В особую, весьма интересную, группу можно выделить высказывания из­вестных писателей и поэтов (А. Белый, М. Горький, Е. Чирикова).

Концепция евразийства привлекала и зарубежных авторов. Менее богаты, чем можно было ожидать, немецкие издания2. Французская литература о евра­зийстве содержит два обстоятельных обзора: один принадлежит перу Ш. Бур­жуа, автором другого является Г. Шкявер. Итальянское евразийствоведение ог­раничивается работами известного слависта Е. Ло Гатто. Он посвятил ему очерк в книге «Страницы русской истории и литературы». Заметное развитие получило евразийствоведение среди славянских авторов Польши, Чехии, Хор­ватии3.

По основным видам полемики, которая велась исследователями разных школ и направлений с евразийцами, имеющиеся публикации можно разделить на: антирелигиозные4, антиправославные и антивосточные5. Общность взглядов большинства учёных заканчивается на, признании «взрывоопасности разделён-

1 Савицкий П.Н. Континент Евразия. М., 1997. С.40.

г См., например, работы Э. Радяя, Г. Блока, Г. Рамши, В. Штелини, Р. Фюлопа Миллера и др.

3 См.: работы К. Чапинского, М. Здзеховского, С, Рагозина, В. Зеньковского, И. Славика, Г Радченко, Е. Юрчинова, В. Маркова, К. Римарич-Волынсхого, С.Кирин и др.

4 См.; работы Б.Мярского, М. Л. Слонима, Б. Шлецера, Д. Билиыовича, М.Д. Эрбиньи, П.М.

Бнциллн, Н. Фальковского к др.

' См.: работы Г.В. Вернадского, Н.Е, Маркова, Б, Каменеыкого, Э.Д. Хара-Давана, В,В. Шульгина, А.А. Кизе-

вегтера и др.

ного мира», а их видение картины мира сильно различается: от взаимосвязан­ной целостности до мозаичного конгломерата отдельных государств; от плюра­листического устройства новой дихотомии «Север - юр> до другой - «Запад -не Запад»6.

В последнее десятилетие Россия пережила настоящий бум публикаций о русском зарубежье. Нет ни одного сколько-нибудь серьёзного издания, где этой теме не уделялось бы внимания. Большими тиражами начали переиздаваться труды наиболее известных эмигрантских авторов7. Были изданы первые обоб­щающие статьи и книги о русском зарубежье, о формировавшихся в его среде идейно-политических течениях. Этот процесс нельзя считать завершённым. Хотя, надо заметить, что исследования, появившиеся после затянувшегося «ро­мантического периода» первого узнавания, неизбежно сопровождающегося многими тенденциозными преувеличениями, начинают, по мнению российских учёных постепенно приобретать более серьёзный характер, отражающий новую стадию научного познания и научного изучения евразийства. Можно утвер­ждать, что исследовательская работа в этой области находится пока на «подго­товительной» стадии. Сказывается чрезвычайная обширность поднимаемых вопросов, сложность проблематики, не позволяющие сформулировать оценку вклада евразийства в развитие политической традиции России и стран СНГ.

Наиболее спорным по-прежнему остаётся вопрос о значении евразийства для развития политической мысли российского зарубежья. Ряд вышедших в по­следнее время статей, так или иначе раскрывающих проблемы русской эмигра-

6 См.: Запад -Незапад и Россия в мировом контексте. Материалы «круглого стола»// Международная экономи­ка и Международные отношения. 1996. Л» 12.

' См.: О России И русской философской культуре. Философы русского зарубежья: Н.А. Бердяев, Б.П. Выше­славцев, В.В. Зеяьковский, П.А. Сорокин, Г.П. Федотов, Г.В. Флоровский. М., 1990.; Бердяев НЛ. Новое средневековье. Размышление о судьбе России и Европы. М., 1991.; Франк С.Л. Сочинения. М., 1990.; Он же. Духовные основы общества. М., 1992.; Струве Б.П. Размышления о русской революции. Фрагменты из работ. М„ 1991.; Христианский социализм (С. Н. Булгаков): споры о судьбах России./Ред, сост., автор предке л. и ком-мент. В.А Акупикин,. Новосибирск, 1991.; Евразия: Исторические взгляды русских эмигрантов. М., 1992.; Пути Евразии: Русская интеллигенция и судьбы России. М., 1992.; Ильин НА. О грядущей России. Избр. статья/Под ред. Н.П. Полторацкого. М., 1993 идр.

цин, связаны с темой евразийства8. Этой тематике были посвящены прошедшие за последние годы многочисленные научные симпозиумы, конференции и се­минары. 9

В современной историографии наблюдается явно выраженный дисбаланс между собственно евразийскими исследованиями во всех возможных вариантах и теми работами, в которых евразийская традиция рассматривается примени­тельно к практике постсоветской интеграции. Заметим, и самих трудов по про­блемам этого региона исключительно мало, а имеющаяся литература в основ­ном малотиражна. Более того, за последние годы практически не появилось ни одного нового подхода к изучению реалий СНГ. Вероятно, можно согласиться с большинством авторов, отмечающих необходимость скорейшей институциона-лизации интеграционных намерений, без чего научный анализ любой состав­ляющей интеграции заменяется перечислением деклараций об интеграционных намерениях.

Из имеющихся работ в период подготовки диссертации автору оказали помощь исследования видного российского специалиста А.Д. Шутова, пред­ставляющего Дипломатическую академию МИД Российской Федерации, и американских политологов из Фонда Карнеги М.Б. Олкотт, А. Аслунда, Ш.У. Гарнетт10. В этих работах идёт речь о необходимости формирования ведущего центра - ядра интеграции, важно такое наличие осознания, что без передачи части полномочий наднациональным органам СНГ интеграционные процессы обречены на стагнацию. Для зарубежных авторов характерен несколько отстра­нённый подход к проблемам интеграции, что вполне понятно. Главное, авторы

См.: Исаев И.А. Идеи культуры и государственности в трактовке «евразийства»/ Проблемы правовой и поли­тической идеологии. М., 1989.; Он же. Евразийство: миф или трагедии/Коммунист. 1991,№12.; Он же. Утопи­сты или провидцы?/Пути Евразии. Русская интеллигенция и судьбы России. М., 1992.; Новикова Л.И., Сизем-ская И.Н. Политическая программа евразийцев: реальность или утопия?//Общественные науки и современ­ность. 1992. №1.;ХоружийС.С. Карсавин. Евразийство и ВКП(б)//Вопросы философии. 1992. №2,; Омельченко НА. Споры о евраэнйстве (Опыт исторической реконструкцииу/Полис. 1992. №3; Цивилизация и культура. Альманах. Россия И Восток: цивилизапионные отношения/Под, ред. Б.С. Брасова. М., 1994 и др. 9 См.: Евразийская перспектива. Материалы второго международного конгресса. «Культура и будущее Рос­сии». Л., 1994.

акцентируют внимание на совпадении или несовпадении интеграционного про­цесса с национальными интересами какой-либо страны СНГ, отсюда следует большее внимание, по мнению американских исследователей, уделять двусто­ронним связям.

Практически ни в одном исследовании не рассматриваются проблемы идейно-теоретического обеспечения интеграционных процессов на постсовет­ском пространстве, нет ни одной монографической работы, в которой на основе имеющегося комплекса источников анализировались бы эволюция евразииства а также вклад этой концепции в формирование внешнеполитической мысли стран СНГ.

Объект исследования - воззрения евразийцев и неоевразийцев на пробле­му исторического выбора пути развития России и других государств постсовет­ского пространства.

Предмет исследования - идейно-политические механизмы выработки ев­разийской платформы международного взаимодействия стран-участниц Со­дружества Независимых Государств.

Целью диссертационного исследования является изучение исторических истоков, политического смысла и возможностей создания евразийской плат­формы как инструмента осуществления интеграции новых независимых госу­дарств.

Реализация поставленной цели предполагает решение ряда конкретных научных задач, связанных с необходимостью:

- выявить основные черты и особенности идейного и политического развития концепции евразииства;

- на основе анализа наследия евразииства раскрыть значение творческого вкла­да российского зарубежья в осмысление исторического пути и периодизации развития России;

10 См.: Шутов А.Д. Постсоветское пространство. М, 1999; OlcoTt M.B., Alsund A., Garnett Sh. W. Gelling It Wrong regional Cooperation of Inde-pendeal States.Wash., 1999.

- показать различие подходов российских евразийцев 20-30-х гг. XX века и не­оевразийцев на перспективы развития российской государственности и региона Евразии;

- сравнить евразийство с другими известными цивилизационными моделями;

- изучить механизм и выявить возможности интеграции на евразийской плат­форме стран СНГ.

Автор не претендует на исчерпывающее освещение избранной темы. Сделать это, учитывая её сложность и многоплановость, в рамках одной работы не представляется возможным. Речь идёт, главным образом, о выявлении узло­вых проблем и анализе их влияния на формирование современной внешнеполи­тической мысли и практики евразийства.

В основу методологии исследования^ положены принципы диалектиче­ского метода и объективно-исторического анализа событий, фактов и идей, рас­сматриваемых в контексте общецивилизационных императивов исторического процесса. Широко используются сравнительно-исторический и сравнительно-политический методы исследования. Изучению эволюции политических воз­зрений евразийцев способствовал контент-анализ их работ.

Автор стремился сохранить объективность и непредвзятость при изложе­нии оппонентных точек зрения, понимая, что их наличие отражает сложности развития евразийского региона в XX веке.

Источниковую Jjasy диссертации составили опубликованные и неопуб­ликованные материалы, часть из которых, отражающая дискуссию евразийцев и др., впервые введена в научный оборот. Учитывая своеобразие темы исследо­вания, основным источником при написании работы стало письменное насле­дие российской эмиграции: статьи и книги, выходившие отдельными издания­ми, а также публиковавшиеся в различных органах эмигрантской периодиче­ской печати. Автором использованы эмигрантские газеты и журналы: «Совре­менные записки», «Русская мысль», «Евразийская хроника», «Евразийский временник», «Евразийский сборник» и др. Особо стоит выделить переписку и

мемуарную литературу, которые независимо от субъективного характера этих видов источников, в плане указанной проблематики исследования представля­ют значительный интерес.

В работе использованы документы внешней политики России и Респуб­лики Казахстан, отражающие их позиции по вопросам интеграции на постсо­ветском пространстве.

Хронологические рамки исследования. Исходным рубежом исследования являются 20-е годы XX века - время возникновения евразийства. Конечную грань исследования составляет рубеж XX - XXI веков, когда вновь остро встал вопрос о выборе путей дальнейшего развития стран СНГ.

Результаты, полученные лично автором диссертации, и их научная но­визна. Научная новизна диссертации заключается в постановке цели и задач ис­следования. Работа стала ответом на необходимость изучения евразийского на­следия для анализа перспектив развития интеграции на постсоветском про­странстве. Автором рассмотрено само историческое наследие евразийства, а также выявлены его возможности для характеристики российской националь­ной идентичности, как формы самосознания и самовыражения народов России. В диссертации раскрыты причины зарождения неоевразийства, проанализиро­ваны пути трансформации этой концепции в одну из политических программ интеграции стран СНГ.

Практическая значимость диссертации заключается в возможности при­ложения основных положений и выводов исследования к разработке идейной платформы и механизмов интеграции на постсоветском пространстве. Мате­риалы исследования могут найти широкое применение в учебном процессе при преподавании дисциплин гуманитарного цикла.

Апробация исследования. Результаты исследования были апробированы в публикациях автора, докладах и выступлениях на научных конференциях, а также его практической деятельности в Республике Казахстан.

10

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трёх разделов, заключения, списка источников и использованной литературы.

II. Основное содержание диссертации

Во введении раскрываются актуальность темы исследования, степень на­учной разработанности проблемы, объект, предмет, цель и задачи работы, обосновывается его научная новизна и практическая значимость, определяются методологические основы, хронологические рамки и источниковая база иссле­дования.

В первом разделе - «Концепция евразийства: её исторические, философ­ские и геополитические координаты» -автор отмечает, что судьба еврвзийцев, представителей одного из наиболее интересных и самобытных течений русской эмигрантской мысли начала XX века, оказалась сложной и драматичной. Евра­зийцы считали Россию страной евразийской с присущими только ей особыми нертами культуры и государственности. В политическом плане евразийство ра­дикальным образом отличалось от других эмигрантских течений, имевших до­революционное прошлое. Оставаясь противниками большевизма, идеологи ев­разийства открыто заявляли о признании происходивших в России и назревших социально-экономических преобразований и в отличие от большинства русских эмигрантов, продолжавших видеть будущее в реставрации. Евразийцы связы­вали будущее возрождение России, прежде всего, с православием и надеялись не столько на хозяйственное перерождение большевизма, сколько на его идей­ное перерождение. Сформулированная ими геополитическая доктрина, претен­довавшая на единственно верное истолкование русской национальной тради­ции, исходила из предпосылки об особом, уходящем корнями в разные культу­ры характере русской культуры, что, по их мнению, уже обеспечивало русской нации особую жизнеспособность по сравнению с упадочничеством Запада.

Для осмысления вклада евразийства в формирование внешнеполитиче­ского мышления современности важно учитывать то, что хотя оно и имеет дли­тельную историю, никогда не было внутренне единым течением. Основанное талантливыми, но очень разными по научным интересам публицистами и учё­ными, евразийстгво представляло собой содружество людей, глядящих в разные стороны при общности чувств и настроений. Даже общее для евразийцев кри­тическое отношение к Западу было весьма различно для каждого из них в от­дельности.

В значительной степени интерес к евразийству со стороны эмигрантской общественности объяснялся обстановкой, в которой оказалась русская эмигра­ция, чувством растерянности, подавленности и разочарования в старых лозун­гах, вождях и направлениях. Обострённое восприятие катастрофы вызывало у оторванных от «корней» эмигрантов потребность в новом, нетрадиционном объяснении того, что случилось с их родиной, пробуждало в них стремление обнаружить в истории России орудие и средство для её' национального возрож­дения. Евразийство, открыто призвавшее к покаянию и пересмотру всех старых идеологий, отвечало и этим настроениям, и этим требованиям.

Причина популярности евразийской доктрины заключалась в том, что, с одной стороны, в своих основных положениях евразийство воспроизводило старые споры о месте России в контексте мировой истории. С другой стороны, движение ставило и пыталось разрешить новый вопрос о роли революции 1917 г. в формировании новой российской государственности. Являясь своеоб­разной попыткой осмыслить случившееся, евразийство по-своему отвечало на вопрос: что есть Россия и кто мы, предлагало свою модель национального воз­рождения страны. При всей своей противоречивости в нём было немало поло­жительного и ценного.

Сегодня не вызывает сомнения, что Россию надо изучать как геополити­ческую величину, не только во времени, но и в пространстве. Именно в указа­нии на необходимость и важность учёта геополитических условий России, как

12

исторически сложившейся державы, состояла особенность евразийской идео­логии. И именно это позволило евразийцам создать свою историософскую кон­цепцию, стремящуюся отразить сложность и своеобразие национально-государственной проблемы. Эта концепция, несомненно, открывала большие возможности для научного осмысления национального культурно-исторического процесса и особенностей формирования российской государст­венности.

Диссертант отмечает, что представление о безусловной уникальности жизненного пути цивилизаций с самого начала было одним из основных в евра-зийстве. Важной чертой самобытности русского национального развития евра­зийцы считали своеобразие географического пространства страны, обусловив­шее постоянное расширение, колонизацию новых земель. Именно такая осо­бенность России во многом предопределила ставшую традиционной роль госу­дарства, стремившегося организовать, «закрепить» это «разбегавшееся» про­странство. Оригинальной чертой евразийства был акцент на азиатской компо­ненте России и связанная с этим критика взглядов на Россию как на европей­скую державу.

Евразийцы были, безусловно, правы, когда, указывая на особенности гео­политического положения России, существовавшей на стыке двух миров - Вос­тока и Запада, последовательно настаивали на значимости Востока в истории России, ибо ни одна страна Европы не была так связана в экономическом, по­литическом и духовном отношении с Азией и со всем Востоком, как Россия. Автор считает спорной уже саму попытку резкого противопоставления евра­зийцами Запада и Востока. Своё отрицательное отношение к Западу евразийцы обосновывали множеством аргументов как традиционных, вытекающих из своеобразия исторических условий и ставших уже привычными для русской историософии в её критике западных форм культуры и политики, так и почерп­нутых из современной им действительности. Справедливо указывалось на не­обходимость учёта таких характерных для России ценностей, как традиционное

общество, патерналистское государство, «соборное» и «вечевое» начала, урав­нительные общинные традиции и др.

Оппоненты евразийства не случайно упрекали его идеологов в склонно­сти к схематизму и некоторой заданностью выводов. Действительно, от их веры в безусловную связь культуры с «месторазвитием» веяло географическим де­терминизмом. Даже общий анализ политического опыта российского зарубе­жья убеждает, насколько неуместны здесь схематизм и мифы. С самого начала он отличался большим разнообразием, наличием различных, часто противопо­ложных и противоборствующих тенденций, и никогда не был статичным. На развитие и эволюцию политической мысли российского зарубежья существен­ное влияние оказали как своеобразие состава эмиграции, перенесшей в зарубе­жье в миниатюре всю предреволюционную Россию с её политическими пар­тиями и движениями, так и та обстановка, в которой происходило её формиро­вание, и те настроения, которые эта обстановка порождала. Среди русских эмигрантов сильны были естественное тяготение к временам силы и славы Рос­сии, реабилитация и идеологизация прошлого. Одновременно усилились и по­лучили распространение антидемократические настроения. В значительной ме­ре они были обусловлены историческими потрясениями, происходящими в на­чале XX века, кризисными явлениями, которые переживали в западных странах традиционные и либерально-демократические политические институты.

Основной вывод идейных исканий евразийцев этого времени заключается в том, что им не удалось оправдать культурно-имманентными закономерностя­ми тот глубинный социально-экономический, политический и духовный пере­ворот, который произошёл в России после Октября. Но это лишь первая часть вывода. Вторая часть состоит в том, что евразийцами была представлена новая модель новоевропейского развития России. Согласно ей Россия не представля­ла собой европейскую периферию, а являлась своеобразной магистралью евро-азиатского культурно-цивилизационного движения, способной разрешить кри­зис европейской идентичности.

14

Во втором разделе - «Евразийство как особая форма цивилизационного развития».,- раскрываются причины появления цивилизационного подхода к анализу истории человечества, когда единое пространство истории оказалось дискретным и, вместо целостного процесса, взору исследователей открылось множество цивилизаций, каждая из которых выступала как самостоятельный субъект истории. Однако, по мнению автора, существовавшая до распада со­циалистического содружества схема Запад-Восток, стала утрачивать смысл по­сле того, как в категорию западных стран стали включать Японию. Диссертант отмечает, что в новейшей схеме абсолютизируется лишь один «полюс» - Запад, а весь остальной мир определяется по «остаточному принципу». Далее, совре­менный Запад стал подменяться понятием «промышленно развитые страны». Оппозиция Запад - Незапад начала ещё более размываться, когда к промыш­ленно развитым странам причислили Южную Корею и другие новые азиатские индустриальные страны.

Аналитиками высказывается мысль, что в мироустройстве после холод­ной войны ведущая роль национальных государств или их группировок уходит в прошлое. Им на смену приходят новые «дирижёры»: транснациональные кор­порации (ТНК) и транснациональные банки (ТНБ), которые контролируют ми­ровую экономику и корректируют направление мирового общественного разви­тия. При этом особенностью глобализации является то, что ТНК и ТНБ заинте­ресованы в создании в странах Незапада плацдармов для своего бизнеса, кана­лов, через которые можно перераспределять материальные и финансовые ре­сурсы.

Диссертант считает, что в основе любой цивилизации лежат системооб-разующие связи различного порядка: пространственные, временные, социаль­но-психологические. Сложности в цивилизационной идентификации России вызваны тем, что в недавнем прошлом существовала чёткая самоидентифика­ция советских граждан, осознание отличности от других. После развала Совет-

15

ского Союза изменились политические формы объединения людей на постсо­ветском пространстве, но глубинное, сформированное исторической традицией, осознание общности и взаимного тяготения у большей части этносов и индиви­дов сохранилось. Эта общность не декларируется как евразийская. Лишь не­многие учёные и политики сейчас отождествляют её с евразийским культурно-историческим пространством.

Со сменой цивилизаций происходит и смена активно участвующих в них этносов как носителей цивилизационных черт. Диссертант отмечает, что грани­цы между цивилизациями подвижны в силу не только природно-географических причин, но и действия внутренних закономерностей этногене­за и таких, более зримых причин, как политическое, социальное, культурное, военное взаимодействие соседей, в результате чего отдельные этносы или группы этносов могут отделяться от одной цивилизации и присоединяться к другой.

Природа срединной части континента Евразии, характеризующаяся соче­танием зональных и азональных (речных долин) ландшафтов через разные ти­пы хозяйств, предопределила возникновение системной целостности, вклю­чающей в себя народы, нуждавшиеся в результатах хозяйственной деятельно­сти друг друга и находившиеся в постоянном контакте. Евразию можно рас­сматривать как единое целое не только в географическом аспекте, но и в этни­ческом плане. В Евразии происходят внутренние перемены, внутреннее разви­тие, в том числе, и процессов этногенеза. Как социально-государственное строительство, так и духовная культура евразийских народов сплелись в еди­ную системную целостность, обнаружившую способность к объединению этих народов в различных формах.

Следующей стадией после распада единого государства, если следовать логике исторического развития, должна явиться форма общеевразийского объе­динения, которая может иметь евразийское обоснование. При всей аариативно-

16

сти евразийских идей в различные периоды общими для них, по мнению авто­ра, являются:

-мультилинейный подход к оценке исторического процесса, отрицание единой общечеловеческой цивилизации и единой культуры;

-восприятие Евразии как особой географической, социально-исторической и социально-культурной целостности;

-признание единственно перспективным для Евразии самостоятельного развития, опирающегося н национально-культурные традиции, нормы, ценно­сти и опыт многовекового взаимодействия евразийских народов.

Таким образом, евразийская идея отличается от других тем, что выступа­ет в качестве объединительной - цивилизационной - для всех без исключения евразийских народов.

Современная евразийская идея, если она представляет собой новую циви-лизационную платформу, должна учитывать вызовы нового тысячелетия, со­держанием которого будет конкурентная борьба между цивилизациями. Об этом говорят гегемонистские устремления Запада, который объявляет сферой своих жизненных интересов различные регионы Евразии, воздействуя на при­нятие важнейших политических и экономических решений, разрушая основу культурно-исторической системы евразийства, ее многонациональную общ­ность, ценностно-нормативные механизмы, приоритеты, национальные тради­ции. Автор считает, что современная евразийская идея должна уходить от при­сущей исконному евразийству магистральности Востока - Запада, а всё более учитывать усиление противостояния Севера и Юга. Без этого она может остать­ся артефактом, имеющим лишь культурно-эстетическую, но не практико-политическую ценность.

В. третьем разделе - «Евразийское видение постсоветского пространства» - речь идёт о том, что за годы, прошедшие после крушения Советского Союза, возникла необходимость осмысления причин и последствий распада государст-

ва, воспринимаемого ранее как единый, живой организм. В этой связи среди других интеграционных процессов возрождается к жизни исторический евра­зийский императив. Все имеющиеся проекты единогласны в понимании значи­мости интеграции на новой политической, экономической, идеологической ос­нове. Неоевразийская идея основывается на осмыслении многовекового опыта социально-исторического взаимодействия народов Евразии и учитывает реалии и вызовы нового тысячелетия.

В современных условиях сплочение евразийских народов вокруг осоз­нанной идеи общецивилизационной идентичности, способно противостоять устремлениям евро-атлантической цивилизации. Общеевразийская идентич­ность не возникает сама собой. Установка «мы - такие, а все прочие - другие» в неконфронтационном плане формируется постепенно, при особой направлен­ности государственной политики, вырабатывающей иерархию приоритетов, стратегических интересов, при активизации экономического, политического, научного и другого взаимодействия в евразийских рамках, при создании еди­ных надгосударственных структур, которые решают общие задачи. По мнению автора, евразийское наднациональное сотрудничество могло быть прочным и устойчивым при условии баланса интересов всех евразийских народов, при равной ответственности за экономическое, социальное, культурное развитие Евразии.

В новых условиях политические элиты новых суверенных государств бы­ли уверены в том, что проблема развития рыночной экономики их стран будет просто и быстро решена, лишь стоит им определиться, в какой «дом» войти: в «американский» или «европейский»? Но никто не задался вопросом: «ждут ли их там, и как скоро их туда впустят»? По прошествии почти десяти лет, можно констатировать, что эйфория первых лет независимости прошла. До настоящего времени остаются открытыми вопросы о том, какова роль Содружества Незави­симых Государств в развитии социально-экономических процессов, каковы перспективы самого этого образования и многие другие. Острые дискуссии по

18

проблемам будущего этого региона продолжаются, но в этих дискуссиях явно ощущается отсутствие принципиально новых идей.

Одна из причин того, что в настоящее время имеется мало серьёзных ис­следований этих проблем, по мнению диссертанта, заключается в том, что эко­номика СНГ находится пока в стадии формирования и в том, что проблема эко­номической интеграции стран Содружества остаётся одной из наиболее поли­тизированных. Так, сторонники восстановления СССР негативно оценивают итоги деятельности СНГ за прошедшие десять лет, связывая это с аморфностью и недостаточной интегрирующей ролью, отсутствием реальных надгосударст-венных институтов. Существует и другая точка зрения: западные учёные и по­литики опасаются, что СНГ - это прообраз восстановления империи, которая угрожает независимости новых суверенных государств и делает невозможным их дальнейшее вступление в Европейский союз. Складывается картина, что от­сутствует объективная необходимость и возможность сотрудничества России с другими независимыми государствами постсоветского региона в рамках непол­ной экономической интеграции. Формирование именно таких позиций у учё­ных и политиков, вероятно, объясняется тем, что недостаточная научная прора­ботка экономических вопросов и экономических понятий применительно к странам СНГ, в итоге, ведёт к тому, что вопросы экономической интеграции ставятся в зависимость от политической воли того или иного руководителя стран Содружества. На самом деле, в основе этого процесса лежат более глубо­кие факторы: характер отношений собственности, уровень развития производи­тельных сил, отраслевая структура народного хозяйства, географическое поло­жение, финансовая зависимость, национальные особенности и т.д.

Интеграция государств, расположенных на постсоветском пространстве, процесс взаимовыгодный для всех его участников. Экономика СНГ за время своего существования прошла путь от единого народнохозяйственного ком­плекса до группы взаимосвязанных экономик независимых государств. Но для полной экономической интеграции, по опыту Евросоюза, необходимо проведе-

19

ние не просто согласованной, а единой экономической политики, включая уни­фикацию контрактного, финансового, налогового, трудового, антимонопольно­го и других видов законодательства, единые технические и экологические стан­дарты, а также единую валюту, общий эмиссионный центр, самостоятельный бюджет, наличие надгосударственных исполнительных, законодательных и су­дебных органов. При этом необходимо учитывать, что интеграция стран СНГ имеет ряд принципиальных особенностей.

Во-первых, объединяются страны с существенно различным уровнем экономического развития, например, реальные доходы Росси или Казахстана во много раз превышают доходы жителей Таджикистана и Грузии. Мировой опыт показывает, что такие страны не могут создать объединение типа Европейского союза без предварительного выравнивания экономического развития и обычно ограничиваются образованием лишь зоны свободной торговли и движения ка­питалов. Этот процесс наблюдается в различных регионах мира.

Bo-BTOpjjx. в СНГ есть страны, как обладающие мощным сырьевым по­тенциалом (Россия, Казахстан, Азербайджан), так и известные отсутствием та­ковых (Грузия, Молдова, Беларусь, Украина). Это усиливает экономическую асимметрию объединения.

В-третьих, в рамках СНГ объединяются страны, которые зависят от ми­ровых кредиторов, причём МВФ. Мировой Банк и США негативно относятся как к интеграции государств Содружества, так и к развитию в этих странах вы­соких технологий, особенно двойного назначения.

В-четвёртых, нельзя не заметить, что зарубежными инвесторами поддер­живаются интеграционные объединения без участия России.

Необходимость экономической интеграции государств постсоветского пространства очевидна. Представляется, что в немалой степени её реализация будет обусловлена и тем, какая магистральная идея сможет обеспечить под­держку интеграционного процесса как в общественном мнении, так и у полити­ческих элит стран СНГ. Пока ни одной объединяющей концепции, равно при-

20

емлемой для этих государств, кроме евразийства, предложено не было. Из­вестно, что после выступления в Москве в 1994 году

Н.А.Назарбаев не раз поднимал проблему создания Евразийского союза, считая главным вопросом евразийской темы интеграцию, прежде всего славя­но-тюркского мира. Роль Казахстана определяется тем, что он является круп­нейшим государством, и развивающим тюркскую цивилизационную традицию и имеющим наиболее протяжённую границу с Россией. И своей исторической судьбой он также тесно связан с Россией, как впрочем, с Белоруссией и Украи­ной, что позволяет прогнозировать появление мощного интеграционного ядра на постсоветском пространстве.

В качестве ключевых автором отмечены также тенденции развития стран СНГ, как становление национальной государственности в новых суверенных государствах и их стремление к интеграции. Однако существующая структура органов СНГ не позволяет реализовать имеющийся интеграционный потенциал. Вместе с тем, как показывает практика, дальнейшее развитие этих стран не­возможно без интеграции на экономической основе. Отмирающие формы эко­номических связей влекут нарушение апробированных технологических связей, которые отвечают экономическим интересам новых независимых государств как в ближней, так и дальней перспективе.

Региональный союз на политико-экономическом и культурном простран­стве Евразии должен отличаться от таких же существующих региональных союзов, как НАФТА, ЕС, АСЕАН. В этом контексте специфично положение Казахстана, который в силу своего цивилизационного и геополитического по­ложения вынужден входить в несколько объединений одновременно. В проекте ВАС отмечается, что рыночные реформации имеют универсальные закономер­ности. В этом смысле целесообразно соединение усилий по экономической трансформации стран СНГ на базе сформировавшихся и установившихся в со­ветское время хозяйственных связей. Как показывает опыт, попытки отдельных стран СНГ модернизировать в одиночку свою экономику к успеху не привели.

Дальнейшая экономическая модернизация государств на постсоветском пространстве невозможна без согласованности в области ценовой политики на экспортируемое сырьё и энергоресурсы, без сближения национальных законо­дательств стран СНГ, а также без создания структуры, призванной регулиро­вать действия не только в экономической, но и внепшеполитическои, правовой, оборонной, культурно-образовательной и экологической сферах.

В заключения автор отмечает, что научная мысль на постсоветском про­странстве переживает сложный период накопления фактов, необходимых для формулирования новой евразийской концепции. Она не может не иметь связи со своими предшественниками - известными евразийскими моделями, о кото­рых шла речь в диссертации. Но, учитывая их противоречивость, новый кон­цептуальный шаг обязательно должен иметь и новые объективные предпосыл-кини, в свою очередь, определяются теми сложными экономическими, полити­ческими, этнокультурными процессами, которые разворачиваются на постсо­ветском пространстве. Не случайно, в продвижении евразийской идеи всё за­метнее активность и различных общественных сил, и отдельных государств СНГ. И если ещё в середине 90-х гг. как многими руководителями стран Со­дружества Независимых Государств, так и общественным мнением она воспри­нималась, в лучшем случае, как весьма отдалённая перспектива, то сейчас эта идея начинает приобретать видимые контуры на практике сотрудничества постсоветских государств.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы: 1-Евразийство: идея и перспектива развития. - М: Социум, 1999. - 6,2 п.л.;

2.Культурно-историческая концепция евразийцев //Россия между Западом и Востоком: духовные аспекты цивилизации. - М.: Социум, 1999. - 0,25 п.л.

3.Евразийское видение постсоветского пространства.- М.: Социум, 2000.- 1 п.л.