Мельникова Марина Петровна

 

НАСЛЕДОВАНИЕ ПО ЗАКОНУ В РОССИИ ОТ СВОДА ЗАКОНОВ ДО ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РСФСР 1964 ГОДА

(ИСТОРИКО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)

 

12.00.01 - теория и история права и государства; история правовых учений

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Ставрополь - 200 ]

Работа выполнена на кафедре истории государства и права юридичес­кого факультета Ставропольского государственного университета

 

 

Актуальность. Последнее десятилетие в истории современного россий­ского государства характеризуется глубокими коренными изменениями всех сфер жизни общества. Поэтапно проводится и правовая реформа. Кон­ституция РФ 1993 г. среди основных прав и свобод человека и гражданина называет право каждого гражданина иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им, в том числе завещать имуще­ство по своему усмотрению (ст. 35 Конституции РФ). Конституционно-га­рантированное регулирование права наследования осуществляется в со­ответствии с нормами Гражданского кодекса РСФСР 1964 г., которые не могут соответствовать современному периоду становления рыночной эко­номики и укрепления частной собственности.

Подтверждением теоретической и практической значимости темы являет­ся существование проекта третьей части Гражданского кодекса РФ, раздела VI «Наследственное право», работа над которым ведется в течение нескольких лет. Предстоящие изменения наследственного права должны отразить развиваю­щиеся сегодня социально-экономические отношения. Все это требует не толь­ко теоретического осмысления и объяснения норм наследственного права в его историческом развитии, но и критического восприятия основных концеп­ций, анализа практических правовых вопросов наследования. Кроме того на­следственное право является именно той подотраслью гражданского права, которая касается абсолютно всех граждан: каждый может стать как наследода­телем, так и наследником. Поэтому наследственно-правовые нормы должны быть максимально детализированы, понятны и доступны для применения.

Обращение к дореволюционному гражданскому праву представляет сегодня особый научный интерес. Это объясняется стремлением совре­менного законодателя строго следовать основному принципу наследова­ния по закону - принципу кровного родства в определении круга наслед­ников. Результатом является значительное расширение круга лиц - наслед­ников по закону и кардинальное изменение всего наследственного права, что, в свою очередь, диктует необходимость не только создания новых правовых конструкций и схем, но и воссоздания и изучения тех цивилис-тических институтов, которые присутствовали в дореволюционном наслед­ственном праве России и не имели места в советской России. В этой связи особую актуальность приобретает изучение не только Свода законов, но и проекта Гражданского Уложения России, представленного на рассмотре­ние в Государственную Думу, четвертая книга которого, состоящая из 143 статей, была полностью посвящена наследственному праву.

Проект Гражданского Уложения, так и не ставший законом, во многом явился теоретической базой подготовки первой и второй частей действу­ющего Гражданского кодекса РФ. Относительно наследственного права важно проследить, какие изменения вносились проектом Гражданского

Уложения в наследование по закону по сравнению со Сводом законов и что можно использовать сегодня из опыта законодательной практики в работе над проектом третьей части Гражданского кодекса РФ. Кроме того проект Гражданского Уложения очень высоко оценивается современны­ми учеными-цивилистами, так как он стал результатом высокопрофессио­нального научного анализа и сопоставления положений действовавшего в царской России гражданского права с гражданскими законами Западной Европы. Проект Гражданского Уложения был составлен с учетом нацио­нальных, исторических и экономических особенностей России. Вопросы развития наследственного права по проекту Гражданского Уложения не получили достаточной систематической комплексной разработки и осве­щения в современной юридической литературе, что также определяет сво­евременность диссертационного исследования.

Изучение теоретических и практических проблем, существующих в пе­риод становления советского наследственного права, и сопоставление пос­леднего с действующим законодательством позволяют выявить основные тенденции в развитии наследственного права России, что с точки зрения как истории государства и права, так и науки гражданского права является актуальным. Кроме того на развитие и совершенствование доктрины на­следственного права России отрицательно влияет то, что во многих рабо­тах авторы дают рекомендации практического характера, не уделяя долж­ного внимания теоретическим аспектам.

Таким образом, актуальность настоящего исследования предопределя­ется необходимостью глубокого и всестороннего теоретического изучения истории развития института наследования по закону, а также комплексного решения правовых проблем, возникающих в результате открытия наследства.

Теоретической базой исследования является изучение дореволюцион­ного российского гражданского и наследственного права,являются рабо­ты ученых-цивилистов того периода. Важную роль для науки наследствен­ного права играют труды Д.И. Мейера, Г.Ф. Шершеневича, содержащие классические характеристики многочисленных аспектов гражданского и на­следственного права. Их суждение о праве наследования, наследственном преемстве, времени и месте открытия наследства, о родстве, праве пред­ставления не утратили значение и сегодня, в период проведения реформы наследственного права.

Особый интерес представляют собой работы A.M. Гуляева, основан­ные на обзоре гражданского законодательства и кассационной практики Правительствующего Сената.

Собственно проблемам наследственного права посвятили свои труды В.Г. Демченко, А.Э. Вормс, В.Б. Ельяшевич. Многие авторы в своих работах раскрыли наиболее сложные проблемы, возникающие в результате откры-

тия наследства: наследственные права внебрачных детей (А.Н. Бутовский, А.П. Рабинович), супругов (В.А. Рязановский, Н.Н. Товстолс), родственников боковых линий (А.А. Верещагин, А.Э. Нольде). Необходимо отметить наличие большого количества комментариев ч. 1, т.Х Свода законов. Заслуживает вни­мания комментарий, составленный И.М. Тютрюмовым, содержащий богатей­ший теоретический материал. Работа над проектом Гражданского Уложения России способствовала оживлению юридической мысли. Появляются новые интересные работы А.Г. Гойхбарга, П.Н. Гуссаковского, И.Е. Ильяшевича.

Для изучения наследственного права советского периода необходимо обращение к цивилистическим работам Б.С. Антимонова, Д.М. Генкина, М.В. Гордона, П.Е. Орловского, В.А. Рясенцева, P.O. Халфиной, Б.Б. Чере-пахина. Особый интерес имеют труды А.Г. Гойхбарга, известного дорево­люционного ученого, который после революции 1917 г. был членом кол­легии Наркомата Юстиции и принимал участие в подготовке Гражданско­го кодекса РСФСР 1922 г. Огромный вклад в становление и развитие тео­рии наследственного права внес выдающийся ученый-юрист В.И. Се-ребровский. Его «Очерки советского наследственного права», изданные в 1953 г., представляют собой глубокий всесторонний монографический труд, «единственный в своем роде»1. Эта работа носит энциклопедический ха­рактер и будет иметь научную и практическую ценность, пока существует наследственное право, поскольку разработанные в ней категории и конст­рукции глубоко научны, фундаментальны.

В результате принятия Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. продолжает развиваться советская школа гражданского законодательства. Работы М.Ю. Барщевского, В.К. Дронникова, З.Г. Крыловой, П.С. Никитюка, А.А. Руба­нова, Т.Д. Чепиги, Э.Б. Эйдиновой посвящены различным аспектам наследствен­ных правоотношений. Однако, к сожалению, большинство работ характеризуют­ся отсутствием теоретических подходов к вопросам наследственного права

В диссертации использованы специальные работы по истории государ­ства и права России, а также по истории гражданского права таких авто­ров, как Д.М. Генкин, И.А, Исаев, Т.Е. Новицкая, И.Б. Новицкий, Л.М. Нем-ков, Н.В. Рабинович, Ю.П. Титов.

Особый интерес сегодня представляет новая литература по теме диссер­тации (Ю.Н. Власов, В.В. Калинин, Ю.К. Толстой, Л.Л. Шаповалова).

Целью настоящего исследования является обобщение теоретических основ института наследования по закону, выявление основных тенденций и закономерностей развития истории наследования по закону в дореволю­ционной, советской России и на современном этапе.

1 Гендзехаде Е.Н., Мартьянова Т.С. Серебровский В.И.: Очерк жизни, научной и педагогической деятельности // В.И. Серебровский. Избранные труды. М., 1997, С. 14.

Для достижения названной цели поставлены следующие задачи:

1. На основе изучения истории наследственного права России от Сво­да законов до Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. провести научный ана­лиз особенностей развития наследования по закону, основных этапов раз­вития российского гражданского законодательства.

2. Выявить тенденцию в развитии наследования по закону, проявляю­щуюся в расширении круга наследников.

3. Определить понятие и значение родственного союза (родства) как одного из оснований наследования по закону.

4. Выработать конкретные предложения по изменению и дополнению проекта третьей части Гражданского кодекса РФ, глав 68 и 70.

Объектом исследования явилось наследственное право в России от Свода законов до Гражданского кодекса РСФСР 1964 г.

Предметом исследования является правовое регулирование наследования по закону в дореволюционной, советской России и на современном этапе.

Анализируются основания и порядок наследования по закону. Особое внимание в диссертации уделено теоретическим и практическим пробле­мам, возникающим при реализации наследственных прав членами семьи наследодателя: рассматривается правовое положение в результате откры­тия наследства пережившего супруга, детей, в том числе усыновленных, родителей и иждивенцев.

Методологическую основу исследования составляет общенаучный ди­алектический метод, предполагающий объективность и всесторонность познания исследуемых явлений. Автором использованы частно-научные методы, применяемые в правоведении: системный, формально-логичес­кий, сравнительно-правовой.

Применение формально-логического метода позволило, проанализиро­вав нормативные источники, выявить несоответствие норм гражданского законодательства уровню общественных отношений, существовавшим на том или ином этапе развития государства и права, и сделать вывод о необ­ходимости проведения реформы наследственного права.

Сопоставление дореволюционного, советского и действующего граж­данского законодательства (общих положений о наследовании и наследо­вания по закону) стало возможным на основе сравнительно-правового ме­тода. Данный метод позволил также установить различия и общие черты современных зарубежных правовых систем и нынешней российской сис­темы в области наследственного права.

В работе использован и специальный историко-правовой метод.

Хронологические рамки исследования охватывают одно из сложнейших столетий в истории Российского государства и права: от Свода законов до Гражданского кодекса РСФСР 1964 г.

Автор выделил следующие периоды исследования:

1. конец XIX в. - 1918 г. - период действия Свода законов Российской Империи, создания проекта Гражданского Уложения до принятия Декрета ВЦИК от 27 апреля 1918г. «Об отмене наследования».

2. 1918 г. - 1962 г. - период создания, принятия и действия Гражданс­кого кодекса РСФСР 1922 г., существенные изменения в который были вне­сены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945г. «О наследниках по закону и по завещанию» до введения в действие Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик.

3. 1962 т. - 2001 г - период дейстивия Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. до принятия Федерального закона от 11 апреля 2001 г. «О внесении измене­ний и дополнений в статью 532 Гражданского кодекса РСФСР». В этот пе­риод происходит реформирование наследственного права РФ.

Научная новизна исследования заключается в следующем.

Во-первых, в науке российского гражданского права осуществлено ком­плексное историко-правовое исследование важнейшего института - насле­дования по закону.

Во-вторых, предпринята попытка ввести в научный оборот книгу четвер­тую «Наследственное право» проекта Гражданского Уложения, являющую­ся сегодня одним из значительных историко-правовых памятников России.

В-третьих, в диссертации использован новый подход при исследовании наиболее спорных вопросов истории и теории наследования по закону, ко­торые будучи не обоснованы теоретически, вызывали проблемы в судеб­ной и нотариальной практике.

Практическая значимость результатов исследования состоит в том, что они могут быть использованы как в дальнейшей научной разработке дан­ной проблемы, так и при совершенствовании норм части третьей Граж­данского кодекса РФ. Практическая значимость определяется также возмож­ностью применения материалов диссертации в преподавании курсов: «Ис­тория государства и права России», «Гражданское право», «Наследствен­ное право РФ».

Теоретические положения и выводы диссертационного исследования могут быть востребованы в деятельности судов и нотариальных органов.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Необходимо на законодательном уровне детализировать условия и порядок наследования по закону. В России наследование по закону всегда являлось и является более распространенным видом наследования, чем наследование по завещанию, что объясняется социально-экономически­ми, политическими, идеологическими, национальными особенностями российского общества.

2. На основе изучения истории возникновения и развития института «недостойного наследника», делается вывод о необходимости закрепле­ния перечня преступных деяний, являющихся основанием для устранения от наследства лица, совершившего умышленное преступление против на­следодателя или его наследников.

3. При сравнении круга лиц, призываемых к наследованию по закону, в соответствии с дореволюционным, советским и действующим граждан­ским правом, прослеживается устойчивая тенденция расширения круга на­следников, относящихся к членам семьи наследодателя. В результате сло­жившейся практики семейных правоотношений обосновывается необхо­димость предоставления взаимных наследственных прав воспитанникам и фактическим воспитателям, пасынкам, падчерицам и мачехе, отчиму.

4. Дореволюционное наследственное право при определении лиц, при­зываемых к наследованию по закону, использовало линейно-градуальную систему. В современное законодательство составители проекта третьей ча­сти Гражданского кодекса РФ вносят градуальную систему, при которой призывается к наследству, в порядке очередности, тот, кто находится в бли­жайшей степени родства к наследодателю.

5. Автор соглашается с позицией ряда ученых (Н.Ю. Барщевский, М.Г. Пронина), считающих правильным использование особого порядка на­следования предметов обычной домашней обстановки, обихода. К предме­там обычной домашней обстановки и обихода следует относить вещи, ис­пользуемые для удовлетворения повседневных, семейных, бытовых нужд, за ис­ключением предметов роскоши, не зависимо от их утилитарного назначения.

6. Ближайшими наследниками по закону являются дети наследодате­ля. Дореволюционное право предусматривало два порядка наследования детьми: общий для законных и узаконенных детей и специальный для вне­брачных и усыновленных. Советское и современное право, признавая ос­нованием наследования детей их происхождение от родителей, удостове­ренное в установленном порядке, использует общий порядок наследова­ния. Наследственные права усыновленных лиц отличаются рядом черт.

7. Диссертант считает, что право представления является самостоятель­ным, непосредственным и собственным правом нисходящего наследника, внука, правнука (племянника, племянницы, двоюродного брата, двоюродной сестры)1 наследодателя, который наследует только в случае, когда наследник, который был бы призван к наследованию, если бы он был жив, умирает

1 В соответствии с Федеральным законом от 11 апреля 2001 года «О внесении изменений и дополнений в статью 532 Гражданского кодекса РСФСР» наследовать по праву представления могут также племянники, племянницы, двоюродные братья и сестры наследодателя.

раньше наследодателя. Внуки и правнуки только заступают на место наслед­ника, умершего ранее наследодателя, но не представляют его личность. В силу этого не должны устраняться от наследования по праву представления нис­ходящие потомки недостойного наследника, умершего ранее наследодателя.

8. Автор считает, что наряду с кровным родством основанием насле­дования по закону является социальное родство, под которым следует по­нимать родство, возникающее в результате рождения детей с помощью от­дельных методов искусственного оплодотворения или имплантации эмб­риона. К социальному родству, по мнению автора, следует отнести отно­шения, возникающие между фактическими воспитателями и воспитанни­ками, падчерицей, пасынком и мачехой, отчимом, усыновленным и усы­новителем.

Апробация результатов исследования осуществлялась по следующим направлениям:

1. Материалы диссертации использовались автором в учебном про­цессе при проведении лекций и семинарских занятий по курсу «Граждан­ское право. Особенная часть», а также по дисциплине гражданской специ­ализации «Наследственное право РФ».

2. Результаты исследования отражены в публикациях по теме диссер­тации и в выступлениях на научно-практических конференциях.

Структура и объем диссертации определяются целями и задачами ис­следования. Работа состоит из введения, двух глав, семи параграфов, зак­лючения, списка нормативных источников и используемой литературы и приложения.

Содержание работы.

Во введении диссертации обосновывается актуальность избранной темы; показывается степень её исследования в юридической литературе; определяется объект и предмет исследования; формулируются цели и за­дачи, методологическая и нормативно-теоретическая основы; раскрыва­ются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Общие положения о наследовании по закону», содер­жащей три параграфа, выясняется значение и основания наследования по дореволюционному, советскому и действующему гражданскому праву, осуществляется теоретический анализ подходов к основным положениям наследственного права, имеющим общий характер для наследования по закону и по завещанию. В первом параграфе «Понятие и основания на­следования» диссертант, на основе изучения ч. 1 т. X Свода законов и ос­новных трудов по гражданскому праву XIX в., подчеркивает что ни сам закон, ни юридическая литература не содержали единого определения насле­дования. По мнению дореволюционных ученых-цивилистов, наследование есть

продолжение имущественных отношений, существующих между наследо­дателем и субъектами права, но уже между правопреемниками умерше­го лица и указанными субъектами.

Положение о том, что со смертью субъекта права отношения, в кото­рых он участвовал, продолжают существовать, представляло собой сущ­ность наследования и являлось доминирующим. Автор считает, что в юри­дической литературе этого периода преобладало мнение об универсаль­ном характере преемства при наследовании. В работе выделены два ос­нования наследования: завещание и закон. Определено, что институт на­следственного договора расценивался как противоречащий воле завеща­теля и не использовался в российском праве. Проект Гражданского Уло­жения наследственного права России закрепил эти общие положения, имеющие ранее только теоретическое выражение.

Советское наследственное право также не отличалось существованием дефинитивных норм. Так, ни Гражданский кодекс РСФСР 1922 г., ни Граж­данский кодекс РСФСР 1964 г. не содержали легального определения на­следования. Однако в юридической литературе и в правоприменительной практике сложилось его однозначное толкование. Под наследованием сле­дует понимать «переход прав и обязанностей умершего лица - наследода­теля к его наследникам, в соответствии с нормами наследственного пра­ва»1 . По вопросу о сущности преемства при наследовании в работе ис­следованы два подхода, существующие в советской юридической литера­туре. В соответствии с первым - преемство имеет универсальный харак­тер (Б.Б. Черепахин, В.И. Серебровский). Второй подход доказывает сингу­лярность наследственного преемства (П.С. Никитюк). Разрешение этой проблемы предлагает проект третей части Гражданского кодекса РФ. Впер­вые в истории наследственного права России законодательно предлагает­ся закрепить, что наследование имущества происходит именно в порядке универсального преемства, при котором права и обязанности наследода­теля переходят от умершего к наследникам непосредственно, одновременно и в полном объеме. Тем самым законодатель подводит итог многолетней дискуссии о характере преемственности при наследовании, допуская в отдельных случаях сингулярное преемство.

Продолжая традицию дореволюционного права советское гражданское законодательство выделяет только два основания наследования: по закону и по завещанию. Автор подчеркивает, что и наследование по закону, и наследование по завещанию основаны на законе и осуществляются в строгом соответствии с правилами, предусмотренными гражданским

Толстой Ю.К. Наследственное право. М., 1999. С. 3.

10

законодательством. Следовательно, нельзя противопоставлять друг другу ос­нования наследования. Проект третьей части Гражданского кодекса РФ со­храняет этот подход, при этом меняет местами основания наследования: на первом месте идет наследование по завещанию, а на втором - наследование по закону. Тем самым, считает автор, подтверждается субсидиарный харак­тер наследования по закону, которое имеет место тогда, когда и поскольку оно не отменено или не изменено завещанием. Как дореволюционным, так и советским и действующим законодательствами предусмотрены случаи, когда наследование по закону в отношении всего имущества или его части возможно и при наличии завещания. В диссертации признается верным под­ход составителей проекта третей части Гражданского кодекса РФ, конкрети­зирующий основания наследования по закону. Однако, по мнению автора, ст. 1240 проекта третьей части Гражданского кодекса РФ требует усовершен­ствования. В частности, необходимо внести следующее дополнение, имею­щее большое практическое значение: «Основание наследования как по зако­ну, так и по завещанию не может быть предметом соглашения».

Второй параграф «Родственны^союз jjek основание наследования по закону» посвящен понятию родственного союза и его значению для на­следственного права. Дореволюционная теория гражданского права при­знавала родственным союзом круг лиц, связанных взаимностью и общно­стью происхождения, и выработала довольно стройное учение о родстве. Автором выделены три вида родства: кровное, духовное, гражданское. Кровное родство, возникающее в результате рождения, классифицирова­лось в зависимости от наличия брака родителей на законное родство и внебрачное (физическое) родство. В свою очередь, к законному родству относились дети, рожденные в браке, и дети, узаконенные последующим браком родителей. Духовное родство возникало при таинстве крещения. Усыновление детей порождало гражданское родство.

Основаниями наследования по закону, кроме брака, заключенного в установленном порядке, являлись кровное и гражданское родство. Свой­ство, как отношения одного супруга и его родственников к родственни­кам другого супруга, не являлось основанием наследования по закону. В работе подчеркивается, что именно кровное родство представляет основу родственного союза. Характеризуя значение родства при наследовании Д.И. Мейер подчеркивал, что влияние родственного союза обнаружива­лось тогда, когда само родство в результате смерти одного из родственни­ков уже прекратилось1. Именно родство представляет то право, которое не может принадлежать посторонним лицам и состоит в праве «законного

Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 2. М., 1997. С. 386.

11

наследования»1. Автор делает вывод о том, что по дореволюционному гражданскому праву только законное кровное родство признавалось ос­нованием наследования по закону.

«После революции 1917 г. значение родства уменьшилось до чрезвы­чайности», - писал А.Г. Гойхбарг2. Диссертант объясняет, что это выра­зилось в предоставлении наследственных прав очень узкому кругу лиц, связанных родственным союзом с наследодателем: его детям, внукам и правнукам (ст. 418 Гражданского кодекса РСФСР 1922 г.).

В юридической литературе этого периода четко прослеживается идея, что важнейшим основанием наследования по закону является не столько родственный союз, а сколько хозяйственно-трудовая деятельность насле­додателя и наследника. По мнению диссертанта, только после издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. «О наследниках по закону и по завещанию» и внесения соответствующих изменений в ст. 418 Гражданского кодекса РСФСР 1922 г. родственному союзу возвращается его значение.

В середине 60-х годов ученые вновь обращаются к совершенствованию теории родства, которая сегодня имеет большое теоретическое и практи­ческое значение. При этом, по мнению диссертанта, учитываются следу­ющие положения:

1. Родством или родственной связью признается кровная связь лиц, про­исходящих одно от другого либо от общего предка. Основанием возник­новения кровного родства является биологическое происхождение - рож­дение, подтвержденное в установленном законом порядке. Кровное род­ство, в качестве юридического факта, не обязательно выступает только при условии его регистрации.

2. Для родства характерна структура, определяемая его степенью. При этом родственная связь более сильна по отношению к родственникам ближайшей степени и является более слабой по отношению к родственникам дальней степени. Поэтому родственникам ближайших степеней родства закон предос­тавляет особые права, возлагает определенные обязанности и устанавливает отдельные запреты, опосредованные именно родственной связью.

3. Автор делает вывод, что в советской и современной цивилистичес-кой литературе родство рассматривается в широком смысле как биосоци­альная категория. Диссертант считает, что в теории наследственного пра­ва наряду с понятием «кровное родство», должно быть использовано по­нятие «социальное родство».

Шершенсвич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1911. С. 678. Гойхбарг А.Г. Сравнительно семейное право. М., 1925. С. 130.

12

В третьем параграфе «Круг лиц и порядок наследования по закону» проводится изучение круга лиц, призываемых к наследованию по закону, порядка наследования и особенностей определения наследственных долей. Автор на основе анализа законодательства в области наследственного права выявляет основную тенденцию развития наследования по закону, прояв­ляющуюся в расширении круга наследников.

Круг наследников по закону по дореволюционному гражданскому пра­ву ограничивался седьмой степенью родства. Порядок наследования отли­чался крайней сложностью, т.к. сначала требовалось определить линию род­ства наследника по отношению к наследодателю, затем степень родства. В первую очередь призывались наследники нисходящей линии, при их отсут­ствии - наследники боковых линий. Наследники ближайшей линии устраня­ли от наследства наследников дальних линий. В каждой линии ближайшая степень родства устраняла дальнейшую. Изучение дореволюционного по­рядка наследования по закону позволило автору сделать вывод о том, что была использована линейно-градуальная система наследования. Особыми наследственными правами обладали родители и переживший супруг. В дис­сертации рассматривается значение Закона от 3 июня 1912 г. «О расшире­нии прав наследования по закону лиц женского пола и права завещания родовых имений.» Проект Гражданского Уложения, сохранив круг лиц, при­зываемых к наследованию, существенно изменял сам порядок наследова­ния. Впервые были выделены шесть разрядов наследников, каждый после­дующий разряд призывался к наследству при отсутствии наследников пре­дыдущего разряда. Подчеркивалось, что только законное родство является одним из оснований наследования по закону. Редакционная комиссия по составлению проекта Гражданского Уложения признала равенство наслед­ственных прав мужского и женского пола. Существенные изменения были внесены в правовое положение пережившего супруга. Изучение норм про­екта Гражданского Уложения позволило автору сделать вывод о его прогрес­сивном характере, однако порядок наследования оставался сложным.

Анализируя теоретические и практические проблемы гражданского за­конодательства 20-х годов, диссертант подчеркивает, что Гражданский ко­декс РСФСР 1922 г. отражал черты политики советского государства. В на­следственном праве это проявлялось в ограничении предельного размера наследственного имущества суммой до 10 000 золотых рублей, в опреде­лении предельно узкого круга наследников и в самом порядке наследова­ния. Согласно ст. 418 Гражданского кодекса РСФСР 1922 г. наследниками по закону были только прямые нисходящие наследодателя, переживший супруг, нетрудоспособные и неимущие лица, находившиеся на полном иждивении умершего не менее одного года до его смерти (с 1926 г.

13

наследниками признаны и усыновленные лица). Отсутствовала очередность наследования, т.е. все наследники призывались одновременно и делили наследственное имущество поровну. В диссертации подчеркивается, что в этот период не учитывались степени родства, родители были лишены самостоятельных наследственных прав, отсутствовало право представления.

Существенные изменения в порядок наследования были внесены Указом от 14 марта 1945 г. Проанализировав их, автор подчеркивает, что круг лиц определялся наличием родственной связи между наследодателем и наслед­ником. Указ, расширив круг наследников до 2.' степени родства, ввел очеред­ность их призвания, что имело принципиально важное значение. Родителям были предоставлены самостоятельные наследственные права, однако очеред­ность призвания к наследству зависела от их трудоспособности.

Далее автор рассматривает круг наследников и порядок наследования, предусмотренные ст. 532 Гражданского кодекса РСФСР 1964 г., изменения в которую внесены Федеральным законом от 11 апреля 2001 г. «О внесе­нии изменений и дополнений в ст. 532 Гражданского кодекса РСФСР», и делает вывод о том, что для наследственного права сегодня характерна тенденция дальнейшего расширения круга наследников, имеющих право наследовать по закону.

В работе критикуются отдельные положения проекта третьей части Гражданского кодекса РФ относительно круга лиц и порядка наследова­ния. Автор считает возможным ограничить круг наследников по закону четвертой степенью родства. Вносится предложение использовать один привычный термин «очередь наследства» для определения порядка на­следования лиц, относящихся к разным степеням родства. Диссертантом обосновывается правильность и необходимость предоставления наслед­ственных прав воспитанникам и их фактическим воспитателям и взаим­ных наследственных прав пасынкам, падчерицам и отчиму и мачехе.

В параграфе рассматриваются теоретические и практические пробле­мы, возникающие при определении наследственных долей. В диссертации подчеркивается, что поголовное распределение наследственного имуще­ства в равных долях в пределах одной очереди наследства является одним из принципов наследственного права, из которого существует два исклю­чения: при наследовании по праву представления и при наследовании пред­метов обычной домашней обстановки и обихода. Автор считает, что зако­нодатель, предусматривая особый порядок наследования имущества, от­носящегося к предметам обычной домашней обстановки и обихода, делит все наследственное имущество на две, различающиеся по своему право­вому режиму части, а наследников по закону на две категории: имеющих право наследования предметов обычной домашней обстановки и обихода

14

и не имеющих такого права. Диссертант, подчеркивая, что проект третьей части Гражданского кодекса РФ предусматривает общий порядок насле­дования для такого вида имущества, предлагает сохранить существующий сегодня специальный порядок, что будет соответствовать идее справедли­вости при наследовании.

Изучение порядка наследования и круга наследников будет неполным без указания тех лиц, которые не могут являться наследниками по закону. Впервые в российском гражданском праве институт недостойного наслед­ника появился в проекте Гражданского Уложения. Проект третьей части Гражданского кодекса РФ предлагает ввести этот термин в правовой обо­рот, который в настоящее время не имеет нормативного закрепления в дей­ствующем законодательстве.

Во второй главе «Наследственные права членов семьи наследодателя» рассматриваются особенности наследственных прав детей, супруга, роди­телей наследодателя и других лиц, имеющих право наследовать по закону.

В _пер_вом параграфе «Наследственные права детей» подчеркивается, что дети наследодателя всегда признавались его основными наследника­ми, призываемыми к наследству в первую очередь. Дореволюционное гражданское право, выделяя детей законных, узаконенных, внебрачных и усыновленных, предоставляло им разные по объему и содержанию наслед­ственные права.

В работе рассматривается эволюция взглядов законодателя относительно наследственных прав законных сыновей и дочерей в свете Закона от 3 июня 1912 г. Анализируя порядок наследования детей, автор считает, что он зависел от выдела из имущества родителей, обозначенного в теории на­следственного права как «предваренное наследство»1.

Наследственные права внебрачных детей определялись тем, что закон, устанавливая юридические отношения только между матерью и ребенком, рожденным вне брака, предоставил только им взаимные наследственные права. Проект Гражданского Уложения изменял правовое положение вне­брачных детей, включив их в круг наследников и отца, и матери. Диссер­тант считает, что проект Гражданского Уложения отдавал предпочтение вне­брачным детям наследодателя перед его родственниками более дальних сте­пеней. Тем самым была осуществлена попытка приблизить их правовое положение к положению законных детей.

Институт узаконения детей рассматривается в работе как официально закрепленный способ признания детей, рожденных вне брака родителей, законнорожденными. Автор, изучив порядок, условия, формы и правовые

Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 666.

15

последствия узаконения, делает вывод, что узаконенный ребенок вступал в род родителей и приобретал право наследования после всех лиц, входя­щих в их родственный союз. Следовательно, по гражданско-правовому статусу он приравнивался к детям, рожденным в браке. Усыновленные лица обладали особыми наследственными правами, прямо опосредованными тем, что в результате усыновления правоотношения возникают только между усыновителем и усыновленным. Анализ норм проекта Гражданс­кого Уложения позволил прийти к заключению, что основной подход к на­следственным правам усыновленных лиц сохранен. В целом диссертант отмечает, что дореволюционное гражданское право предусматривало два порядка наследования для детей: общий (для законных и узаконенных) и специальный (для внебрачных н усыновленных).

Начиная с 1917г. одним из основополагающих принципов является по­ложение о том, что взаимные права и обязанности родителей и детей (в том числе и наследственные) основываются на происхождении детей, удостове­ренном в установленном семейным законодательством порядке. Автор счи­тает, что от наследования по закону детей устраняет только их недостоиность или завещание родителей. Несомненно, что дети являются бесспорными наследниками по закону после смерти обоих родителей, если последние состояли в зарегистрированном или приравненном к нему браке.

Диссертант подчеркивает, что наследственные права детей после смерти отца, не состоящего в браке с матерью ребенка, зависят от признания или установления отцовства в отношении ребенка. Прослеживая становление и развитие института судебного установления отцовства в советском и со­временном праве, автор делает вывод, что ребенок, в отношении которо­го установлено отцовство, приобретает правовую связь не только с отцом, но и со всеми его родственниками, т.е. является наследником всех лиц, входящих в родственный союз отца.

Автор считает, что исключением из общего правила о кровном род­стве, являющимся основанием наследственных прав детей после смерти родителей, является рождение детей в результате искусственного оплодот­ворения или имплантации эмбриона. В работе доказывается необходи­мость введения в теорию семейного и наследственного права института социального родства, под которым следует понимать родство, возникаю­щее в результате рождения детей с помощью указанных методов, а также в результате усыновления. Автор считает, что отношения складывающие­ся между фактическими воспитателями и воспитанниками, отчимом, ма­чехой и пасынком, падчерицей, также порождают социальное родство, которое является наряду с кровным родством основанием наследствен­ных прав детей. Введение института социального родства позволит

16

смоделировать теорию наследственного права более полно. Анализируя нормы советского и современного семейного законодательства, регулиру­ющие усыновление, и в связи с этим наследственные права усыновлен­ных лиц, автор считает, что признание равных прав и обязанностей род­ственников по происхождению и по усыновлению является достижением советского наследственного права.

Во втором параграфе «Наследование по праву представления» рассмат­риваются теоретические подходы, существующие в истории гражданско­го права, к сущности права представления при наследовании по закону нис­ходящих наследодателя. Анализируя дореволюционные нормативные и те­оретические источники, диссертант считает, что право представления было основано на представлении личности того наследника, который умер рань­ше открытия наследства и наследственная доля которого делится поголов­но между всеми его нисходящими наследниками (внуками и правнуками). С точки зрения советского законодательства, наследование по праву пред­ставления внуками и правнуками (а сейчас племянниками или племянни­цами, двоюродными братьями и сестрами) наследодателя является их са­мостоятельным и непосредственным правом. Автор утверждает, что лица, наследующие по праву представления, являются преемниками только на­следственного права своего родителя, но не его личности. Проект третьей части Гражданского кодекса РФ полностью отказывается от этого положе­ния и использует дореволюционную теорию, устраняя от наследования потомков недостойного наследника или лишенного наследодателем наслед­ства. Нельзя не отметить, что такой подход является спорным и вызывает обоснованное возражение.

Третий параграф «Наследственные права супругов» посвящен анали­зу содержания и порядка определения наследственной доли пережившего супруга. В теории дореволюционного гражданского права существовали различные теоретические подходы к сущности прав супруга в результате смерти другого. В работе выделены и раскрыты три группы основных проблем: о правовой природе супружеской доли - указной части; об имуществе, образующим указную часть; об указной части из имущества свекра или тестя. Автор считает, что наследственная доля супругов содер­жит в себе элементы обязательной доли, так как величина указной части была императивно определена законом, не подлежала изменению, выде­лялась независимо от наличия завещания или других наследников, при этом согласие последних не требовалось. Более того, указная часть из наслед­ственного имущества выделялась в первую очередь. Совершенно уникаль­ным, своеобразным и занимающим особое положение было право пере­жившего супруга на выделение указной части из имущества свекра или

17

тестя. По мнению автора, основой его является право представления. В работе выделены три вида указной части, которые в зависимости от нали­чия или отсутствия недвижимого имущества у наследодателя-супруга со­ставляли различные комбинации наследственной доли пережившего суп­руга. Проект Гражданского Уложения внес революционные по своему характеру изменения в наследственные права супругов. Его составители отказались не только от указной части в имуществе свекра или тестя, но и в общем от самого понятия «указная часть», тем самым был изменен подход к сущности и порядку наследования супругов. Предполагалось, что переживший супруг наследует вместе с лицами первых трех разрядов. При их отсутствии он становится единственным наследником. При определе­нии наследственной доли супруга использовалась система увеличения ее размера в зависимости от очереди наследников, призываемых к наслед­ству. Отмечается, что проект Гражданского Уложения ввел понятие «пред­меты домашнего обихода» и определил порядок наследования этого иму­щества, основной принцип которого сохранен и сегодня.

Анализируя законодательство советского и современного периодов, автор подчеркивает, что наследственные права супругов опосредованы се-мейно-правовыми нормами о браке, которые, начиная с Декрета 18 де­кабря 1917 г. «О гражданском браке и ведении книг актов гражданского состояния» и до современного Семейного кодекса РФ 1995 г., претерпели сложную эволюцию.

Наследственные права супругов определены наличием на момент откры­тия наследства действительного и не расторгнутого брака, а наследственная доля зависит от режима имущества супругов. Далее автор, анализируя про­ект третьей части Гражданского кодекса РФ, предлагает внести в ст. 1278 из­менения и дополнения, уточняющие права пережившего супруга.

Четвертый параграф «Особенности наследования по закону других чле­нов семьи наследодателя» посвящен характеристике наследственных прав родителей, братьев и сестер, иных родственников, относящихся к восходя­щим и боковым линиям родства.

В работе подчеркивается, что для наследования по закону в дореволю­ционной России было характерно преимущественное право наследования родственниками боковых линий родства. Наличие многочисленных боко­вых линий не влекло за собой их совместное участие в наследовании. За­кон четко определял последовательность: ближайшая боковая линия исклю­чала дальнейшую. В каждой линии наследовала ближайшая степень. Та­ким образом, при отсутствии у наследодателя нисходящих, имущество

18

переходило не к его родителям (восходящим), а к родственникам, отно­сящимся к ближайшей боковой линии родства и ближайшей степени родства. Автор утверждает, что порядок наследования родственниками бо­ковых линий определялся тремя моментами: наследственными правами женщин, видом наследственного имущества (родовым или благоприобре­тенным характером), полнородным или неполнородным родством брать­ев и сестер наследодателя.

Особое внимание в работе уделяется характеру наследственных прав ро­дителей наследодателя, которые призывались к наследству при отсутствии нисходящих наследников и не наследовали вместе с боковыми линиями род­ства. Родители могли претендовать на благоприобретенное имущество де­тей и на имущество, переданное ими в дар наследодателю. При этом роди­тели получали благоприобретенное имущество в пожизненное владение. Анализируя различные точки зрения дореволюционных авторов по поводу сущности прав родителей при наследовании по закону, автор считает, что теоретический спор имел искусственный характер, так как родители полу­чали имущество только после открытия наследства. То есть речь могла идти именно о наследственных правах, которые характеризовались рядом черт, отличающих их от наследственных прав других членов семьи наследодателя.

По этому вопросу рассматривается проект Гражданского Уложения, который включил родителей и их нисходящих в число наследников второ­го разряда, предоставив отцу и матери равные права на имущество детей, не имевших нисходящих наследников.

Наследственное право советского периода предоставило самостоятель­ные наследственные права родителям только в середине 40-х г. Первая ре­дакция Гражданского кодекса 1922 г. не называла родителей в числе наслед­ников по закону. Они могли наследовать только в качестве иждивенцев на­следодателя. Указ 14 марта 1945 г. и вслед за ним Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. включили родителей в круг наследников. Однако их права были по­ставлены в зависимость от трудоспособности, то есть нетрудоспособный родитель являлся наследником первой очереди и тем самым устранял от на­следства трудоспособного родителя-наследника второй очереди. В соответ­ствии со ст. 532 Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. родители наследуют в первую очередь, независимо от их трудоспособности и при наличии тех же условий, которые требуются для призвания к наследованию детей. Проект третей части Гражданского кодекса РФ сохраняет это правило, тем самым следует традиционному именно для России подходу, состоящему в том, что имущественные и личные отношения между родителями и детьми гораздо ближе, чем это принято в странах Западной Европы.

19

При рассмотрении порядка наследования братьями и сестрами насле­додателя автор подчеркивает, что в отличие от дореволюционного граж­данского права советское не устанавливало никакого приоритета в пользу полнородных братьев и сестер. Полнородные и неполнородные братья и сестры обладают взаимными наследственными правами, т.к. их связывает кровное родство, обусловленное происхождением от одного общего пред­ка: от одного отца или от одной матери. До сегодняшнего дня это положе­ние законодательно не было урегулировано и являлось следствием толко­вания ст. 532 Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. Проект третьей части Гражданского кодекса РФ предлагает закрепить положение, в соответствии с которым полнородные и неполнородные братья и сестры наследодателя являются наследниками второй очереди. Такая формулировка, по мнению автора, снимет многочисленные вопросы, возникающие при определении наследственных прав братьев и сестер наследодателя.

Далее рассматривается история законодательного развития институ­та иждивения, являющегося основанием наследования по закону. Выде­ляются теоретические и практические вопросы, связанные с определе­нием квалифицирующих признаков иждивения. Автор считает, что та­ким основным признаком является оказание наследодателем материаль­ной помощи, которая должна быть основным и постоянным источни­ком средств существования. По мнению диссертанта, признак регуляр­ности оказания помощи не должен рассматриваться как доминирующий. Поэтому единовременная, но значительная по своему содержанию ма­териальная помощь, позволяющая ее рассматривать в качестве посто­янного и основного источника средств к существованию, может оцени­ваться как достаточное основание для признания лица, ее получающе­го, иждивенцем наследодателя.

Анализируются нормы проекта третьей части Гражданского кодекса РФ, предлагающие абсолютно новый подход к определению наследственных прав иждивенцев, разделенных на 2 группы в зависимости от факта их род­ственной связи с наследодателем. Автор подчеркивает необходимость даль­нейшей существенной доработки ст. 1276 проекта третьей части Граждан­ского кодекса РФ.

В заключении по результатам исследования излагаются основные вы­воды, рекомендации и предложения.

20

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях автора:

1. Мельникова М.П. К вопросу о понятии наследования по дореволю­ционному праву // Актуальные вопросы российского законодательства. Материалы научно-практической конференции. - Ставрополь: Изд-во СГУ, 2000.-0,6 п.л.

2. Мельникова М.П. К вопросу об открытии наследства // Российское пра­во: проблемы и перспективы: материалы 46 научно-методической конферен­ции «XXI век - век образования». - Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001. - 0,3 пл.

3. Мельникова М.П. К вопросу о значении родственного союза в на­следственном праве // Ученые записки кафедры гражданского права и процесса Ставропольского государственного университета. - Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001. - 0,3 п.л.