ЮДИН Алексей Владимирович

КОЛОНИЗАЦИЯ РИМОМ ЮЖНОЙ ИТАЛИИ В III - II ВВ.

Специальность 07. 00. 03 - всеобщая история (история древнего мира)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук

Москва-2001

Работа выполнена на кафедре истории древнего мира и средних веков исторического факультета Московского педагогического государственного университета.

 

 

Актуальность темы исследования. Изучение римской колонизации Южной Италии в Ш - П вв. до н. э. является своевременным и необходимым. В настоящее время одним из магистральных направлений исторической науки является изучение взаимодействия различных культур, политической и этнической интеграции и роли этих процессов в историческом развитии народов мира. В этой связи особый интерес вызывает изучение роли римской колонизации в развитии Средиземноморского бассейна, который является зоной встречи культур Запада и Востока. Выводя поселения на земли покорённых народов, Рим не только укреплял свою власть над ними, но и способствовал их включению общую политическую структуру античного Средиземноморья, содействовал их культурному взаимовлиянию.

Решение проблемы римской колонизации позволит расширить представления об эволюции античной государственности, о трансформации римской civitas в средиземноморскую державу.

Римляне выводили колонии на покоряемые земли в течение всего периода Республики. Однако именно поселения, основанные Римом в Южной Италии в III - Ц вв. до н. э., сыграли очень важную роль в установлении прочной власти и гегемонии Рима в Италии. Римские колонии Южной Италии помогли своей метрополии сохранить власть над подчинёнными областями Апеннинского полуострова, победить такого грозного противника, как Ганнибал, и встать на путь превращения Рима из относительно замкнутой общины Италии в «мировую державу».

Тема работы связана с важнейшими вопросами истории античного Рима. Наиболее актуальными из них являются: вопросы аграрной политики Рима в Ш - II вв. до н. э., (куда входит гракханское движение), история римского завоевания Италии, взаимоотношений Рима со странами Средиземноморья, развитие торговых отношений в Италии и в Средиземноморском бассейне, история римского градостроительства, эволюция этнического состава населения древней Италии, история религии, культуры и латинского языка,

Цель работы состоит в определении характера и основных этапов римской колонизации Южной Италии в Ш - II вв. до н. э., выяснении её причин, особенностей и значения.

Цель исследования достигается при решении следующих задач; 1} рассмотрение результатов изучения римской колонизации Южной Италии III - II вв. до н. э. в исторической науке, 2) выяснение целей основания Римом колоний, 3) выявление роли римских колоний в войнах Рима со странами Средиземноморья, 4) изучение социального и

этнического состава поселенцев, 5) исследование муниципального устройства колоний, 6) рассмотрение взаимоотношений колоний с метрополией.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что впервые римская колонизация Южной Италии Ш - П вв. до н. э, рассмотрена в комплексе вопросов, связанных хак с изучением эволюции римского государства, так и с изучением культурного развития древней Италии. В диссертации исследованы различные аспекты поставленной проблемы: цели основания каждого римского поселения в нижней части Апеннинского полуострова, особенности социального и этнического состава римских колоний, стратегическое значение южноиталийских колоний Рима, их роль в войнах Рима в Средиземноморском бассейне. Впервые наряду с определением функций римских органов власти изучена деятельность отдельных должностных лиц, степень их участия в основании Римом колоний и во взаимоотношениях метрополии, т. е. Рима, с ними. Анализ муниципального устройства двух типов римских колоний (coloniae civium Romanorum и coloniae Latinae) позволил выявить важную роль норм римского права в колонизационном процессе.

Методологическая jjchqbjj работы - метод историзма, предполагающий рассмотрение проблем римской колонизации на фоне взаимодействия факторов социально-экономического, политического и культурно-исторического процессов. Выявляются причинно-следственные связи феномена римской колонизации, выясняется эволюция политических институтов общин древней Италии в связи с римской экспансией.

Хронологические рамки исследования охватывают время от третьей Самнитской войны до эпохи трибуната Гая Гракха. Первая дата относится к началу Ш в. до н. э., когда Рим ещё продолжал бороться за гегемонию в Италии. К последней трети II в. до н. э. Рим выступает как ведущая держава всего Средиземноморского региона. Следовательно, период Ш - II вв. до н. э. был временем апогея римской экспансии в Южной Италии и потому представляет особый интерес для исследования. В ряде случаев привлечены данные об основании поселений в предшествовавшую и последующую эпохи. Это необходимо для более полного понимания особенностей римской колонизации Ш - П вв. до н. э.

Географические рамки исследования включают области Южной Италии: Самний, Аггулия, Кампания, Лукания, Калабрия и Бруттий (т. е.

территорию, лежащую к югу от Рима и за пределами Лация1). Однако, для понимания специфики римской колонизации Южной Италии привлекаются сравнительные данные о римских колониях в Северной Италии и даже в Северной Африке (Юнония).

Практическая ценность работы. Материалы и выводы исследования могут быть использованы при изучении римской экспансии в период республики, при разработке вопросов муниципального устройства италийских общин, при рассмотрении политической деятельности римских магистратов. Конкретные данные диссертации и теоретические обобщения могут быть использованы в преподавании общего курса по истории древнего мира, специальных курсов по истории древнего Рима и римской культуры.

Апробация результатов диссертации. Доклады по основным положениям и некоторым отдельным аспектам диссертационного исследования были представлены в докладах и сообщениях на ряде конференций в МГУ (Ломоносов 97, 98, 99, 2000, XII Сергеевские чтения, МПГУ (1998, 1999, 2000), а также на 2-й московской межвузовской конференции (1998г.) и на VII Соколовских чтениях в ННГУ. Материалы диссертации были обсуждены на заседаниях кафедры истории древнего мира и средних веков МПГУ.

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, трёх глав, Заключения., списка источников и литературы и приложения.

Введение посвящено постановке проблемы, определению целей и задач исследования и характеристике источников по изучению римской колонизации Южной Италии Ш - П вв. до н. э.

В работе применяется комплексный подход к источникам, который выражается в сочетании и сопоставлении сведений письменной античной традиции, данных эпиграфики и результатов археологических изысканий.

Среди повествовательных источников для исследования римской колонизации данного периода наибольшее значение имеют исторические труды Полибия, Тита Ливия, Веллея Патеркула. В них сообщается точное время основания римских поселений, говорится о целях колонизации, упоминается о природных условиях местностей, где селились выходцы из Рима и союзных общин Лация. Особое значение для исследования римской колонизации имеет труд Ливия. Этот историк тщательно освещает события, сопутствовавшие выведению римских поселений, сообщает

Тем не менее, в некоторых местах исследования для лучшего понимания характера римской копоншацви Южной Италии говорится о Минтурнах и Синуэссе - римских колониях, находившихся на границе Лащы и Кампании.

точные фактические сведения об основании многих римских колоний: год выведения того или иного поселения, имена должностных лиц, ответственных за основание колонии, количество переселенцев, норму земельного надела колонистов, имена магистратов и органы власти самих колоний.2 Из сообщений Ливия становится ясно важное стратегическое значение большинства римских поселений, выявляется характер взаимоотношений римских колоний с метрополией.

Плутарх особое внимание уделяет роли основанных римлянами поселений в войнах метрополии с карфагенянами и эллинистическими государствами Ш - П вв. до н. э.3

Сведения фрагментарного характера о римских колониях Южной Италии имеются в сочинениях Дионисия Галикарнасского, Диона Кассия, Валерия Максима, Аннея Флора.4 Данные об основании римской колонии в Брундизии и о дальнейшем её использовании в качестве военной базы «вечного города» приведены в «Исторических эпитомах» Зонары,5 написанных на основе труда Диона Кассия.

Немало интересных сведений о хозяйственной жизни римских колоний Южной Италии имеется в трактатах античных учёных Катона, Варрона, Колумеллы.6

Данные об особенностях местностей, окружавших римские колонии Южной Италии, сообщаются в трудах Страбона, Плиния Старшего, Фронтияа.7 Специально о розариях Пестума упоминается в произведениях римских поэтов Вергилия, Овидия, Горация, Марциала, Проперция.8

В трактатах римских землемеров Сикула Флакка и Гигина говорится о правилах межевания земли и планировки пространства колонии, которые применялись во время трибуната Гая Гракха. Сикул Флакк также ясно свидетельствует о стратегическом аспекте гракханской колонизации, которому обычно уделялось недостаточно внимания.9

Ценным источником по истории римской колонизации последней трети П в. до н. э. является трактат «Liber coloniarum», где говорится о наделении гракханских колонистов землёй на территории разных обшив

1 U\.ГХ. 16. 5; ХХП. 36- 9;ХХХП. 7.3; 29.3-4;XXXIV. 45. 1 -5; 53.1 -2; XXXV. 9. 7-9; 40. 5-6.

1 Plut. Fab. Max. 16; AcntiL Paul. 36.

4 Dionys. XVn/XVIII. 5; Dio. XII. 49.2, XVII. 70. 16 - 17; ХГХ. I. 1; Val. Max. V I. I. 8 - 12; VI. VI. 5; IX.

ГП. 8; Flor. I. XV. 3 Zonar. 8.7; 9.4.

6 Cato. De agri cubura. CXXXV. 1; Vairo. De re rust. 1. 8. 2; Colum. De re rust X. 132; XI. Щ. 15.

7 Strabo. V. IV. 6; VI. Ш. 6; Plin. NH. П. XCVm. 211; XXXV. XLVI. 160; XXXV. XLVII. 166; Front. Strateg

I. V. 17. 1 Vergil. Georg. ГУ. 119 - 121; Ovid. De PonL II. IV..27; Metamoiph. XV. 708; Horat. Sat. II. 1. 36 - 39;

Martial. IV. 5. 10; ХП. 3J. 3; Propert. IV. V. 59. * Sicul. Place. 136. 7-13;Hygin. Dclim. agr. 168. 15; 169.4; 180. 12-13.

Апеннинского полуострова. Благодаря данному трактату известно, что гракханская колонизация в Южной Италии не ограничивалась упоминаемыми античными писателями Капуей и Тарентом.

Определённый материал по истории римской колонизации Южной Италии предоставляют данные эпиграфики. В надписях имеются названия должностных лиц римских колоний и их имена. Эпиграфический материал позволяет иметь представление о должностных обязанностях магистратов колоний. Они практически не освещены в дошедших до нас трудах античных авторов, поэтому данные эпиграфики представляют для исследования римских колоний определённую важность. Среди ряда эпиграфических памятников особую ценность имеет "Lex operum Puteolana" - документ о сдаче на откуп должностными лицами колонии Путеолы работ по благоустройству города. Она точно датирована и превосходит другие надписи колоний периода республики по объёму сведений. В "Lex operum Puteolana" приведены имена должностных лиц и откупщиков, занимавшихся строительными работами, говорится о должностных обязанностях дуумвиров и совета дуумвиралов Путеол, а также о некоторых чертах архитектурного облика стен и зданий колонии." Кроме того, данная надпись ценна тем, что в ней содержится одно из немногих упоминаний о почитании в римском обществе божества Гонор ("Honor").

Сведения о развитии римских колоний как городов предоставляют данные археологических исследований. Наиболее изученным археологами римским поселением Южной Италии является Пестум. В результате многолетних изысканий там были открыты форум начала Ш в. до н. э., таберны, располагавшиеся вдоль сторон форума (часть таберн появилась вскоре после основания там римской колонии), культовое сооружение (так называемый Ларарий), тоже примыкавшее к главной площади города. Благодаря данным археологических исследований стало известно, что застройка городского пространства Пестума в первой трети Ш в. до н. э. отличалась чёткостью и продуманностью.12

Данные археологии позволяют судить о появлении ремесленной специализации в пестанской колонии уже вскоре после её заселения римлянами и латинами. Например, известно о существовании так называемой «парфюмерной лавки» на западной стороне форума. Её продукция пользовалась определённым спросом среди колонистов.

10 Lib. colon. I. 209 - 283; П. 260 - 261. 11ILS. И. 5317. I. 2; 2. 4-21; 3. I - 16.

и Greco E., Tbeodorescu D. II fbro di Paestum. Relazione preliminare delle campagne di scavo // AION, 1984. P. 292 - 308.

Другие римские колонии Южной Италии Ш - П вв. до н. э. археологами изучены менее тщательно, чем Пестум. Тем не менее, они предоставляют важные сведения об особенностях социальной структуры поселений. В окрестностях Путеол были обнаружены следы римских вилл, которые вытесняли местные паги. Также было установлено, что во II в. до н. э. происходило запустение сельской округи Брундизия.

Первая глава посвящена рассмотрению изучения римской колонизации Южной Италии в исторической науке, выяснению концепций и мнений историков по отдельным вопросам колонизации., установлению их роли в исследовании этого процесса.

Историография римской колонизации Южной Италии начинается с сочинений Никколо Макиавелли. Он рассматривал основание Римом колоний как проявление государственной мудрости древних, которое необходимо было знать флорентийским политикам его времени.13

Серьёзные научные исследования освоения Римом Южной Италии с опорой на тщательно анализируемые исторические источники началось в первой половине ХГХ в. В это время закладывается основа западноевропейского антиковедения благодаря деятельности таких учёных, как Г. Б. Нибур, Т. Арнольд, М. Мишле, В. Боро. Эти авторы, подробно освещая завоевательные мероприятия Рима, характеризовали цели основания римских колоний в Южной Италии как стратегические. По мнению патриархов немецкой, английской и французской исторической науки о древнем Риме, колонии «вечного города» в Ш - П вв. до н. э. являлись главным образом гарнизонами, пограничными крепостями, которые создавались для удержания в повиновении подчинённых народов Апеннинского полуострова.14

Среди исследований первой пол. XIX в. особняком стоит труд неаполитанского учёного Дж. Бамонте «Пестанские древности». Эта книга стала первой работой, специально посвящённой истории одной римской колонии.

Во второй пол. ХГХ в. интерес учёных к римской колонизации Южной Италии продолжал развиваться. Это связано и с расширением источниковой базы, и с развитием университетов в Европе.

В историографии второй пол. XIX - нач. XX вв. чётко обозначаются наиболее важные вопросы изучения римской колонизации периода

Макиавелли Н. Государь. Рассуждения о первой декаде Тигга Ливня. Ростов н/Д, 1998. С. 56,150,315,

316.

14 Niebuhr В. G. Histoire romaine. Т. 6. Paris, 1837. P. 113; Arnold T. History of Rome. London, 1857. Vol.2 P. 302; Vol. 3. P. 13, 18;MichIetM. Histoire romaine. Paris, 1833. T. 1. P. 207; Boreau V. Histoire romaine. Paris, 1842. P. 100.

Республики: цели основания колоний, соотношение аграрных, военно-стратегических и торговых целей колонизации, правовой статус поселенцев в разных колониях, степень самостоятельности колониальных магистратов в различных общинах, социальный состав и численность населения колоний, норма земельного надела колонистов и его доходность. В русле этих наиболее принципиальных вопросов велись исследования как западных, так и отечественных историков.

Практически все учёные того времени сходились в том мнении, что главной целью основания большинства римских колоний в Южной Италии в изучаемый период было стремление установить контроль над завоёванными племенами и общинами и постоянно его поддерживать.

Тем не менее, некоторые исследователи второй пол. XIX - нач. XX вв. подчёркивали, что цели основания Римом колоний в этом регионе вовсе не ограничивались только стратегическими мотивами. Т. Моммзен, Э. Пайс, Т. Франк, М. Хьюг Ласт обосновывали тезис о том, что выведение поселений в Брундизий и Путеолы имело целью развитие торговли.15 К. В. Нич, Б. Низе, Дж. Сальвиоли приводили убедительные доводы в пользу того, что основание римлянами колоний в период трибуната Гая Гракха также имело целью создание центров торговли. В подобном русле рассуждали российские антиковеды В. И. Гсрье, И. В. Нетушил, Э. Фельсберг, М. И. Ростовцев.

Некоторые исследователи второй пол. XIX - нач. XX вв. полагали, что аграрные цели римской колонизации Южной Италии были не менее важными, чем военно-стратегические. Подобной точки зрения придерживался М. Хьюг Ласт, отмечая, что выведение поселений всегда сопровождалось аграрными и торговыми целями. Тезис о преобладании социально-аграрных целей основания колоний в период гракханской колонизации развивали российские учёные В. Запольский и Э. Д. Гримм.

Зарубежные и отечественные учёные второй пол. XIX - нач. XX вв. начали уделять некоторое внимание взаимоотношениям римских колоний Южной Италии с метрополией. О поддержке колонистами Рима во время его военных кампаний и о заботе «вечного города» о своих поселениях подробно говорили Э. Пайс, Т. Франк, Т. Моммзен, О. Иегер, Ф. Бертолини, В. И. Герье.

В 1930 - 1940-е гг. заметно возрос интерес к проблемам римской колонизации Южной Италии, что связано прежде всего с появлением

14 Моммзен Т. История Рима. Т. I. СПб., 1994- С. 519, 620; Pais E. Storia di Roma. Vol. 5. Roma, 1928. P. 381; Frank T. Roman imperialism. New York, 1921. P. 206; Hu^i Last M. Gaius Gracchus // САН. Vol. IX. Cambridge, 1932. P. 68,

новых теоретических принципов изучения древней истории. В англо­американской науке усиливался интерес к отдельным вопросам социального развития и экономики древнего Рима, в итальянской историографии наблюдался всплеск интереса к античности в связи со стремлением фашистов создать «великую Италию», в советском антиковедении произошёл переход иа марксистские позиции и стал уделяться приоритет изучению социальной борьбе в древних обществах.

Представители англо-американской исторической школы этого периода останавливались на предметном изучении правового статуса различных категорий римских колонистов, муниципального устройства поселений (А. Н. Шервин-Уайт) и «коммерческого» значения римских колоний Южной Италии II в. до н. э. (А. Тревер). Роль гракханских колоний 8 развитии италийской торговли рассматривал французский антиковед А. Пиганьоль,

В итальянской исторической науке целый ряд аспектов римской колонизации Южной Италии в Ш - П вв. до н. э. был разработан в фундаментальных монографиях П. Дуката, Э- Пайса, Дж. Джаннелли. Эти учёные тщательно рассмотрели многие детали освоения Римом Южной Италии, в том числе соотношение военных, аграрных и торговых целей основания тех или иных поселений, количество переселившихся в колонии людей и их социальный и этнический состав, взаимоотношения поселений и метрополии.16 Дж. Девото занимался изучением влияния римской колонизации на развитие латинского языка и формирование единой италийской народности.

Деятели советской исторической науки 1920 - 1950-х гг. заложили научную базу, сформулировали принципы и разработали подходы к исследованию римской колонизации эпохи Республики, которые служили ориентиром поисков отечественных учёных второй пол. XX в. и не утратили своей значимости до сих пор. В. С. Сергеев, С. И. Ковалёв, Н. А. Машкин и А. И. Тюменев, уделяли пристальное внимание влиянию аграрного вопроса и борьбы различных слоев общества на римскую колонизацию. Они обосновали суждение о том, что выведение Римом поселений преследовало две цели - военную (стратегическую) и аграрную, а со времени деятельности Гая Гракха к ним прибавилась и торговая.17

'* Ducati P. L1 halia antica. Milano, 1936. P. 434, 502; Pais E. Storia di Roma durante le guerre puniche. Torino,

1935. Vol. 1. P. 265,280, Vol. 2. P, 406; Giannelli G. Roma nell' eta' dellc guerre puniche. Bologna, 1938. P.

182,238. "Сергееве. С. Очерки по истории древнего Рима. Ч. 1.М., 1938. С. 77,181; Ковали С. И. История Рима.

Л., 1986. С. 347; Машкин Н. А. История древнего Рима. М, 1948, С. 129; Мишулин А. В. История

древнего Рима. М., 1946. С. 67.

Во второй половине XX в. как в отечественной, так и в зарубежной исторической науке получили должную разработку многие отдельные вопросы и аспекты освоения Римом Южной Италии в Щ - II вв. до н. э.

Не оспаривая существа концепции своих предшественников о преобладании стратегических целей основания большинства римских поселений в этом регионе, европейские и американские учёные провели исследовательскую работу по выявлению соотношения целей колонизации отдельных районов южной части Апеннинского полуострова. Многоаспектные цели учреждения большинства римских колоний выявлены X. Скаллардом, Э. Салмоном, Т. Поттером, Ж. Каркопино. Эти антиковеды выделили специфику стратегических функций Венузии, Беневента, Брундизия, Путеол.18

Итальянские исследователи второй половины XX в. остановились на подробном изучении некоторых мало разработанных проблем римской колонизации. Л. Де Реджибус и Р. Парибени одними из немногих отметили тот интересный факт, что римские колонии являлись не только крепостями, местами сосредоточения и соединения римских войск, но и пунктами прибытия и отправления различных посольств, а также предметом притязаний правителей эллинистических государств.19 В последние годы в итальянской науке наблюдается попытка установить взаимосвязь колонизации с процессами миграции и социальной мобильности в римско-италийском обществе периода республики. В этом направлении ведут работу Дж. Негри и А. Борцано.20

Отечественные антиковеды второй половины XX в. также уделяли определённое внимание разработке вопросов римской колонизации эпохи Республики. Ф. М. Нечай чётко сформулировал тезис о том, что ключом правильного понимания истории римских завоеваний (и неразрывно связанной с ними колонизации) является аграрный вопрос. И. Л. Маяк обосновала мнение, что территориальные захваты и колонизация были естественной необходимостью для Рима как рабовладельческого города-государства. По мнению И. Л. Маяк, колонизация была исторически закономерна и обуславливалась развитием римской земледельческой общины. Именно земля в первую очередь была важнейшим объектом

" Scullard Н. Н. A history of the Roman world from 753 B. C. to 14 A. D. London, 1961- P. 116 - 122; Salmon

E. T. Roman colonization under the Republic. New York, 1970. P. 13 - 16,61 - 64; Potter T. W, Roman Italy.

Londin, 1987. P. 51 - 53; Carcopino J. Les Йарез de Pimeprialisrae RomaiO. Paris, 1961. P. 79,94. M Regibus L. de. La Repabblica Romana e gli ultimi re di Macedonia. Genova, 1951. P. 30;Panbeni R. Storiadi

Roma. Bologna, 19M. P. 271. 20NegriG. Aspetti giuridici delle deduzione coattive nella fondazione di colonic latine//CISA, Vol. 21. 1995. P.

149 - 152; Вогашб A. II trasferimento dei Liguri-Apuani nel Sannio del 180 - 179 a. C. // CISA, Vol. 21.

1995. P. 181,198.

10

римских устремлений. Колонизация была мерой вынужденной и неизбежной, представляла собой принудительную эмиграцию. И. Л. Маяк также отмечает многоаспектность основания Римом колоний на юге Италии в Ш - II вв. до н. э. Взаимоотношения южноиталийских колоний и Рима охарактеризованы в работах И. Л. Маяк, Ф. М. Нечая и К. А. Ревяко.21 Связь римской колонизации с экспансией «вечного города» в Средиземноморье исследована Я. Ю. Заборовским и Т. А. Бобровниковой.22

Таким образом, отечественные и зарубежные учёные исследовали многие проблемы и аспекты римской экспансии в Южной Италии. Однако, рад вопросов римской колонизации Южной Италии остаётся не достаточно разработанными до сих пор: муниципальное устройство поселений, участие римских магистратов в колонизации, взаимосвязь колонизации и средиземноморской политики Рима.

Вторая глава посвящена изучению различных целей основания каждой римской колонии в Южной Италии и выявлению их динамики на протяжении двух столетий.

В первой половине Ш в. до н. э. римская экспансия в Южной Италии сопровождалась основанием колоний и внутри страны, и на её побережье. Среди целей выведения поселений явно преобладали стратегические. С помощью колоний в Венузии, Пестуме, Беневёнте и Эзернии Рим стремился удержать в повиновении народы Южной Италии (особенно самнитов), а также обеспечить безопасность наиболее важных участков морского побережья южной части Апеннинского полуострова.

Во второй половине Ш в. до н. э. сами стратегические функции римской колонизации претерпели некоторые изменения. Так, основание колонии в Брундизии во время первой Пунической войны было нацелено не только на усиление контроля за южноиталийскими народами, но и на защиту побережья Италии от действия карфагенского флота. Прослеживается явная взаимосвязь римской колонизации со средиземноморской политикой Рима.

Наиболее важными в стратегическом отношении римскими колониями Южной Италии являлись Венузня, Беневент и Брундизии. Эти поселения были удалены от Рима на значительное расстояние и основаны в местностях, населённых наиболее враждебными по отношению к Риму

21 Маяк И. Л. Взаимоотношения римлян н нталийцев в Ш - II вв. дон. э. М., 1971. С. 42- 43,70, 81,90; НечайФ. М- Рим и италики. Минск, 1961. С. 54,63,69: Ревяко К. А. Пунические войны. Минск, 1988. С. 53,103-104.

Заборовский Я. Ю. Очерки по истории аграрных отношений в Римской республике. Львов, 1985. С. 80; Бобровникова Т. А. Сципион Африканский. М., 1998. С. 241,246.

народами - самнитами, луканами и гирпинами. Более того, эти колонии располагались вдоль Аппиевой дороги, которая соединяла Рим с южной оконечностью Апеннинского полуострова и являлась важнейшей военной магистралью древней Италии.

Помимо военных соображения Рим при основании колоний в III в. до н. э. руководствовался стремлением наделить своих малоземельных граждан и бедняков из союзных общин Лация участками земли на отнятой у врагов территории.

В III в. до н. э. торговые пели римской колонизации были второстепенными. Тем не менее, они ясно прослеживается на примере основания Римом поселений в Пестуме и Брундизии - приморских городах с удобными бухтами и давними торгово-ремесленными традициями, восходившими к греческому населению Брентесия и Посейдонии.

В начале II в. до н. э. сам характер стратегических целей выведения колоний на южноиталийское побережье заметно изменяется. Теперь выведение поселений стало напрямую связано с взаимоотношениями Рима с государствами Средиземноморья, преимущественно с Македонией, державой Селевкндов и греческими полисами. Цели обеспечения безопасности берегов Южной Италии и обустройства побережья военными базами, необходимыми для отправления римских армий в другие страны и в провинции, преобладали. Однако, не исчезала необходимость контроля над южноиталийскими народами, готовыми в любой момент подняться против Рима. Все эти аспекты, образующие стратегическую цель колонизации, проявились при учреждении II приморских римских колоний в 197 ~ 192 гг. до н. э.: Кастр, Путеол, Вольтурна, Литерна, Салерна, Буксента, Сипонта, Темпсы, Кротона, Копии и Вибоны. Среди упомянутых колоний наиболее важной в стратегическом отношении являлись Путеолы, откуда ещё со времён второй Пунической войны римские военные корабли отправлялись в Испанию.

Заметную роль в колонизационной инициативе римского государства в 197 - 192 гг. до н. э. сыграли Сципион Африканский и его сторонники, который заранее готовился к войне с Антиохом Ш и бежавшим в его царство Ганнибалом.

Несмотря на то, что в начале П в. до н. э. стратегические цели основания колоний преобладали, более заметную роль в колонизации стали играть социально-аграрные цели. В условиях обеднения значительной части мелких землевладельцев Италии и усиления недовольства римского плебса римский нобилитет проявил заметную заинтересованность в основании новых колоний на юге Апеннинского полуострова. Тем более,

12

природные условия местностей ряда колоний (особенно Кротона и Вибоны) благоприятствовали развитию сельского хозяйства.

В начале II в. до н. э. начинают ещё более отчётливо (по сравнению с Ш в. до н. э.) проявляться торговые цели римской колонизации. Это хорошо видно на примере основания поселений в Кастрах и Путеолах, где находились таможни. Путеолы и Кротон были знамениты своими бухтами, в освоении которых были заинтересованы римские и италийские дельцы. Устье р. Вультурна было способно одновременно вместить два корабля, что, очевидно, способствовало развитию торговли в одноимённой римской колонии.

Соотношение целей римской колонизации последней трети II в. до н. э. по сравнению с предшествовавшими периодами существенно изменилось. Стремление содействовать развитию ремесла и торговли и поддержать слой мелких землевладельцев стали основными мотивами, которыми руководствовались Гай Гракх и его сторонники в своей колонизационной деятельности. Это связано как с развитием товарно-денежных отношений во всём Средиземноморском регионе, так и с разорением многих римских крестьян, составлявших основу римской милиционной армии.

Гай Гракх и его сторонники основали колонии в Сколации-Минераии, Нептунии ЛГаренте/, Капуе, Абеллине, Ферентине и Суэссе Аурунке. Из этих общин наибольшие возможности для развития торговли предоставляли старинные города Италии - Сколация-Минервия и Тарент. Социально-аграрные цели играли более заметную роль при учреждении поселений в Абеллине, Ферентине и Суэссе Аурунке. В случае основания капуанской колонии торговые и социально-аграрные цели, очевидно, были приблизительно в равном соотношении.

Однако, стратегические цели основания колоний в эту эпоху, хотя и отошли на второй план, но не исчезли. Для Рима было необходимо упрочить контроль над италийцами, пусть уже давно подчинёнными, но остававшимися в известной степени непокорными. Примеру восставших в 126 г. до н. э. фрегелланцев могли последовать другие общины Италии. Поэтому выведение римских поселений на земли народов, неоднократно действовавших против Рима, представлялось мерой необходимой и своевременной.

Итак, в течение Ш - П вв. до н. э. цели основания Римом колоний менялись. В Ш в. до н. э. на первый план выступали стратегические цели. В начале П в. до н. э. военные мотивы основания поселений продолжали оставаться ведущими, но при этом заметно возросли социально-аграрные

13

цели колонизации. В последней трети II в. до н. э. Рим выводил поселения руководствуясь преимущественно торговыми и социально-аграрными соображениями.

В третьей главе исследуются социальный и этнический состав колонистов, взаимоотношения римских поселений Южной Италии с метрополией, роль римских органов власти и магистратур в выведении поселений, роль отдельных римских магистратов в основании поселений, муниципальное устройство самих колоний.

На протяжении двух столетий структура населения римских колоний Южной Италии менялась. В Ш в. до н. э. подавляющее большинство колонистов составляли малоземельные крестьяне. Многие из них были выходцами из Рима. В то же время, определённую часть потока переселенцев составляли жители союзных Риму латинских общин. В Южной Италии в то время основывались только колонии латинского права, где жили люди, происходившие и из Рима, и из других мест Лация. Жители таких колоний обладали самоуправлением и составляли обособленный гражданский коллектив. Переселение римлян в латинские колонии сопровождалось потерей прав римского гражданства. То, что многие римляне отправлялись жить в колонии латинского права обусловлено тем, что в III в. до н. э. обладание земельным участком, полагавшимся переселенцу, было более выгодным, чем сохранение прав римского гражданства.

В некоторых колониях Ш в. до н. э. заметную часть населения составляли торговцы и ремесленники. Характерным примером подобного рода является Пестум. Основание там римской колонии оказало сильное содействие развитию ремесла и торговли в Южной Италии.

Колонисты Ш в, до н. э. оказывали метрополии существенную поддержку, отправляя вспомогательные отряды в римскую армию. Жители Пестуна строили для римского флота корабли. Во время римских войн последней трети Ш в. до н. э. римские поселения в Южной Италии являлись важными военными базами римлян, пунктами сбора и соединения римских войск, местами их рекогносцировки. Наиболее значимыми в этом смысле были Брундизий, Венузия и Беневент. Во время второй Пунической войны Брундизий являлся главным военным портом римлян, откуда их флот начинал проведение операций против Филиппа V Македонского. Жители Венузии и Беневента принимали у себя римских воинов, укрывая их за стенами колоний от неприятеля и предоставляя им еду, жильё и всё необходимое. Римские колонии Южной Италии также сдерживали силы неприятеля, преграждая ему путь на Рим. Взаимодействие Рима и колоний,

14

расположенных в южной части Апеннинского полуострова, заметно отличалось от характера взаимоотношений «вечного города» со своими колониями Центральной и Северной Италии. В последнем случае поселенцы неоднократно действовали против Рима. Непрерывавшаяся в течение всей Ганнибаловой войны поддержка южноиталийских колоний своей метрополии в значительной степени помогла Риму выиграть тяжелую схватку с карфагенянами и их сторонниками, удержать господство над Апеннинским полуостровом и встать на путь трансформации в средиземноморскую державу.

В начале П в. до н. э. мелкие земледельцы продолжали составлять основную часть жителей старых и вновь основанных римских колоний. В южноиталийские поселения, выведенные Римом, стало переселяться большее число торговцев и дельцов, чем ранее. Это подтверждается археологическими данными на примерах Пестума и Путеол.

Особенностью римской колонизации начала П в. до н. э. было явное преобладание поселений римских граждан над латинскими колониями. Из 11 римских колоний начала этого столетия 9 относились к первому типу (coloniae civium Romanorum). Нежелание римлян переселяться в латинские колонии обусловлено тем, что после победы Рима над Ганнибалом и другими средиземноморскими соперниками ценность и престиж обладания правами римского гражданина заметно возросли. Римское гражданство стало приносить своим членам гораздо больше выгод, чем в предшествующее столетие.

В начале II в. до н. э. римские колонии Южной Италии (и выведенные в Ш в. до н. э., и вновь основанные) сполна реализовали своё стратегическое назначение. Они помогала Риму удерживать власть над Апеннинским полуостровом и вести успешные военные действия в разных регионах Средиземноморья, являясь пунктами сосредоточения римских войск перед отправкой на театр военных действий и местами прибытия из дальних стран. Главной военной базой римлян для ведения средиземноморских кампаний стал Брундюий, который ещё раньше являлся значимым стратегическим пунктом Рима.

Как и римские поселений III в. до н. э., колонии П в. до н. э. выводились по постановлению сената и народного собрания при активном участии консулов и плебейских трибунов. За составление списков колонистов, переселение их на новое место, за межевание земли колонии отвечали специальные римские магистраты (tres viri coloniae deducendae agroque dividundo). Среди триумвиров, участвовавших в организации римских колоний начала II в. до н. э. были как начинающие свою

15

политическую карьеру римляне, так и умудрённые опытом бывшие консулы, преторы, начальники конницы, плебейские и курульные эдилы. Для одних триумвиров участие в основании колоний представляло собой один из первых шагов в их политической карьере (cursus honorum), для других же являлось одной из последних её ступеней. Особенно важную роль в основании колоний в начале II в. до н. э. сыграли Публий Корнелий Сципион Африканский и ТиберяЙ Семпроний Лонг.

Во время трибуната Гая Гракха римские колонии, основанные по инициативе этого реформатора, помогли Риму на какое-то время сохранить боеспособность милиционной армии. Колонизационные мероприятия поддержали слой мелких римских землевладельцев, которые составляли основу римского войска. Малоимущие землевладельцы оставались основным слоем населения гракханских колоний. Но в то же время среди колонистов заметно возросло количество людей, занятых коммерческой деятельностью (как правило, это были римские всадники). Основную часть гракханских поселенцев, отправлявшихся в Южную Италию, составляли обладатели прав римского гражданства. Роль сената в основании гракханских колоний на Апеннинском полуострове, по-видимому, ещё оставалась довольно высокой.

В третьей главе на основании данных эпиграфики и немногословных свидетельств античных авторов выявлены особенности муниципального устройства римских колоний П в. до н. э. (и основанных в это столетне, и выведенных ранее). Структура органов самоуправления поселений римских граждан и латинских колоний была очень похожа. Во главе колоний обоих типов находились избираемые дуумвиры. Высшим органом власти в поселениях римских граждан являлся совет дуумвиратов, а в латинских колониях - сенат. Колонии римских граждан оставались неотъемлемой частью гражданского коллектива римской общины. Поселения латинского права были обособленными общинами, поэтому они имели большее число магистратур. Помимо дуумвиров там были квесторы, преторы, цензоры, эдилы.

Итак, социальный и этнический состав населения римских колоний в Ш - II вв, до н. э. оставался в целом стабильным. Тем не менее, социальная структура колоний претерпевала некоторые изменения, главным образом за счёт возрастания участия торговцев и ремесленников Рима и Лация в переселении на юг Апеннинского полуострова. В течение двух столетий колонии оставались верными своей метрополии и являлись важными её крепостями и портами. Все римские колонии обладали самоуправлением, хотя его степень была различной у разных типов поселений.

Заключение диссертации содержит обобщающие выводы. Определяется характер римской колонизации Южной Италии в III - II вв. до н. э. на разных её этапах. В Ш в. до н. э. римская колонизация носила преимущественно военно-стратегический характер общеиталийского масштаба. В начале П в. до н. э. военно-стратегический характер колонизационного процесса проявил себя уже на средиземноморском уровне. Освоение римлянами Южной Италии в последней трети II в. до н. э. приобрело социально-аграрный и торговый характер. Также обосновывается высокая роль римских колоний Южной Италии в установлении и сохранении римского господства на Апеннинском полуострове, в трансформации Рима из италийской civitas в мощную средиземноморскую державу. Кроме того, отмечается, что основание колоний было одним из путей распространения римских правовых норм и институтов, принципов градостроительства и латинского языка на новые территории.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Юдин А. В. Особенности римской колонизации сер. IV - II вв. до н. э. // Материалы международной конференции студентов и аспирантов по фундаментальным наукам «Ломоносов». Выпуск 3. М., 1999. С. 268 -270. (0,25 п. л.)

2. Юдин А. В. Некоторые аспекты взаимоотношений римских колоний с метрополией в V - Ш вв. до н. э.//Труды научной конференции «Ломоносов 99». История. М,, 1999. С. 141 - 145. (0,3 п. л.)

3. Юдин А. В. Освещение некоторых вопросов колонизации «вечного города» периода республики в трудах римских авторов II в. до н. э. -1 в. н. э.//Научные труды Mi НУ. Сер. Социально-исторические науки. М.: Прометей, 2000. С. 183 - 190. (0,3 п. л.)

4. Юдин А. В. Вопросы римской колонизации VI - И вв. до н. э. в работах В. И. Герье // Труды научной конференции «Ломоносов 2000». История. М.,2000. С. 64 - 67. (0,2 п. л.)

5. Юдин А. В. Российские учёные втор. пол. XIX - начала XX вв. о римской колонизации VI - П вв. до н. э.//УН чтения памяти профессора Н. П. Соколова. Тезисы докладов. Нижний Новгород: Изд. ННГУ, 2000. С. 60-61. (0,1 п. л.)