МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

имени М.В.Ломоносова

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Кафедра истории южных и западных славян

 

ТИМОФЕЕВ Алексей Юрьевич

СТАРАЯ СЕРБИЯ В ПОЛИТИКЕ БЕЛГРАДА

(1878-1912)

Специальность 07.00.03. - всеобщая история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Москва - 2002

Работа выполнена на кафедре истории южных и западных славян Исторического факультета Московского государственного университета им

 

 

 

 

АКТУАЛЬНОСТЬ      ТЕМЫ.      Диссертационное      исследование

посвящено решению актуальной научной задачи, состоящей в изучении деятельности сербского государства в Старой Сербии в 1878-1912 гг. Старая Сербия - историко-географическая область, включавшая Косово, Метохию, Рашку, северо-западные районы современной Республики Македонии, Прешево, Буяновац, Медведжу. Именно в исследуемый период этот кризисный очаг сформировался в той форме, в которой он существует сегодня в общем контексте современного Балканского кризиса. Изучение деятельности Белграда в Старой Сербии имеет большое значение. Во-первых, поскольку Старая Сербия стала для независимого сербского государства в последней четверти XIX в. важнейшим направлением будущего территориального приращения, то исследуя эту проблему, можно восстановить стратегию и тактику Сербии по реализации внешнеполитических задач в рассматриваемый период, а также понять, как формировалась концепция сербской внешней политики, определившая ее участие в военно-политических блоках и союзах начала XX века. Во-вторых, исследованный нами вопрос является важным для понимания особенностей национальной истории Сербии в XIX-XX вв. Актуальность вопроса в этом ракурсе в настоящее время возрастает потому, что сербское население в некоторых сербских краях (например, в САО Косово и Метохия) находится в условиях, в определенной степени схожих с теми, которые сложились в Старой Сербии в начале XX века.

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ РАБОТЫ. Цель работы - изучение различных аспектов политики Белграда в Старой Сербии. Во-первых, это анализ позиции сербской элиты по вопросу выработки тактики действий в Старой Сербии. Во-вторых, это систематизация деятельности официальных сербских институтов в Старой Сербии. В-третьих, изучение деятельности неофициальных сербских институтов в Старой Сербии от церковно-школьных организаций до четнических отрядов. Стратегию и тактику Сербии по отношению к Старой Сербии и динамику их развития необходимо рассматривать учитывая как отношения местного сербского населения к возможности воссоединения, так и реакцию на сербскую активность турецких властей и соседних балканских государств.

ХРОНОЛОГИЧЕСКИЕ РАМКИ РАБОТЫ. Нижняя временная Г£§шща_исследования относится к 1878 г. Русско-турецкая война 1877-1878 гг. принесла признание независимости Сербии и Черногории, и сербский народ после пятисотлетнего ига вновь обрел национальное государство. В то же время, действовавшая в 1878-1881 гг. Албанская (Призренская) лига не смогла добиться получения государственного образования для албанцев и была разогнана турецкими властями. Образовавшаяся на основании решений Берлинского грактата автономная Болгария стала важным соперником Сербии в будущем переделе территорий Европейской Турции. В условиях

крайней неоднородности населения и очевидной неотвратимости распада Турции каждый балканский этнос был вынужден проявлять активность для того, чтобы сохранить и, по возможности, преумножить свои земли. Оккупация Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины остановила стремление Сербии к территориальному расширению в северо-западном направлении. Основные планы территориального приращения Сербии перенеслись в сторону многонационального юго-востока. С другой стороны, именно с 1878 г. волна мусульманских беженцев из Боснии и Герцеговины, Сербии и Болгарии вызвала небывалый рост антихристианских выступлений в исследуемом регионе. Верхняя временная граница - 1912 год - это начало Балканских войн, приведших к освобождению от турецкого господства большей части Балканского полуострова, в том числе и Старой Сербии.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА РАБОТЫ определяется тем, что: а) впервые в отечественной научной историографии разрабатывается тема сербской активности в Старой Сербии в 1878-1912 годах; б) впервые в отечественной историографии сделана попытка в рамках одной научной работы рассмотреть весь комплекс сербских действий, предпринимавшихся для поддержания и укрепления сербского населения в Старой Сербии; в) впервые привлечены к разработке темы в качестве источников некоторые документы из АВПРИ, РГВИА, Архива Сербии и печатные издания, выходившие единичными тиражами в конце XIX - начале XX века.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ РАБОТЫ состоит в том, что ее материалы и выводы могут быть использованы при изучении и преподавании различных аспектов политической истории балканских стран, а также истории развития этноконфессиональных взаимоотношений на Балканах. Материалы работы помогают глубже оценить проблематику современного кризиса в территориальном поясе от северо-западной Македонии, Косова и Метохии, Прешева, Буяновца, Пчиня и до Рашки. Исходя из представления, что эти очаги образуют единую структурную проблему, можно, учитывая опыт Сербии в разрешении конфликта, попытаться найти конструктивные решения выхода из тупиковой ситуации, сложившейся в регионе.

ИСТОЧНИКИ. Для изучения поставленных задач был изучен широкий круг источников. Из Архива внешней политики Российской империи были привлечены материалы фонда 151 "Политархив", фонда 366 "Миссия в Белграде", фонда 319 "Гражданского Агентства в Македонии". В Российском Государственном военно-историческом архиве материалы фонда 401 "Военно-ученый комитет Генерального штаба". Из Архива Сербии были привлечены материалы фонда Министерства иностранных дел, фонда Министерства просвещения и церковных дел, фонда Консульства в Приштине, фонда Общества Святого Саввы, собрание документов Иована Хаджи-Васильевича и личных фондов Владана Джордевича, Милутина Гарашанина, Любомира Ковачевича.

Кроме архивных материалов, для работы с официальными документами использовался ряд публикаций источников. Во-первых, это сборники документов, которые представляют собой упорядоченное издание материалов МИД и Сената Сербии, такие как "Дипломатическая переписка Королевства Сербии", и в частности, ее первый том, содержащий материалы с 1 января 1902 по 1 января 1903 года. Кроме того, к этой же группе материалов можно отнести "Дневник заседаний Сената Королевства Сербии за 1901 год (стенограммы)". С 80-ых годов XX века выходит богатейшая коллекция документов, освещающая внешнюю политику Сербии в 1901-1913 гг. Для изучения позиции великих держав по вопросу сербских претензий на Старую Сербию использованы публикации документов по истории международных отношений нового времени. Важным источником для понимания внешнеполитической программы Сербии второй половины XIX века является "Начертание" Илии Гарашанина1.

Важной подгруппой в составе опубликованных официальных материалов можно назвать переписку правительства Сербии и его представителей в сербо-албанской контактной зоне. Взаимодействие с местными представителями в этой зоне Сербия поддерживала через МВД и МИД. Работу МИД характеризуют следующие недавно вышедшие публикации: "Письма сербских консулов из Приштины 1890 - 1913", докладная записка видного сербского публициста и общественного деятеля Перы Тодоровича "Сербское дело в Старой Сербии", и донесение Слободана Йовановича о посещении сербских консульств в Турции за 1894 год2.

К вышеупомянутым документам тесно примыкает переписка неофициального характера ряда сербских общественных деятелей. Так, Бранислав Нушич, известный сербский писатель, до 1893 года занимал должность писаря в сербском консульстве в Битоле, а с 1894 года по 1897 год работал в Приштине, сначала в качестве вице-консула, а затем и консула. Переписка Нушича этого периода с Михаилом Ристичем, чиновником Министерства иностранных дел частично сохранилась в Архиве Сербской Академии наук и искусств и опубликована. Важна при изучении всего комплекса проблем Старой Сербии публикация другого писателя и дипломата - Милана Ракича, составленная из его дневников, личных писем,

! 1угословенски национални и државни програм юьежевине Cp6nje из 1844. године. Сремски Карловци, 1931.

2 Перунчип Б. Писма српских конзула из Приштине 1890 - 1900. Београд, 1985; Peruncic В. Svedocanstvo о Kosovu. 1901-1913. Beograd, 1988; Тодоровил П. Српска ствар у CTapoj Срби]и. Успомене на крал>а Милана. Београд, 1997; Извешта] Слободана ,)овановипа о посети српским конзулатима у Турско] из 1894. године. // Истори]ски гласник. 1987. №1-2. СС. 193-215.

5

написанных в период дипломатической службы последнего в различных районах Старой Сербии и Македонии.

Отношение к проблеме Старой Сербии политических партий Сербии реконструируется на основе их программных документов, а также статей и выступлений их лидеров .

Международный резонанс па события в Старой Сербии характеризуют обращения официальных и общественных сербских организаций к Гаагской конференции 1899 года о бедственном положении в Старой Сербии2.

Мемуары и дневники сербских активистов позволяют восстановить конкретные факты исследуемых событий. Это труды Петра Костича, видного деятеля сербского просвещения, занимавшего в разное время должности главы Призренской учительско-богословской школы, и мемуары семьи священников Поповичей, в буквальном смысле сохранивших для сербского народа прославленный памятник средневековья - Грачаницу, сочинение Алексы Богосавлевича - офицера сербской пограничной стражи, имевшего большой опыт работы в контактной сербо-албанской зоне, "Воспоминания о короле Милане" Перы Тодоровича.

Особую группу источников составляют публицистические и научные работы современников рассматриваемых нами событий. Они, фактически, являются первыми попытками исторического изучения проблемы Старой Сербии3-

1 Программ и статута српских политичких странака до 1918.године. Крестип В., Л>ушип Р. Београд, 1991.

" Преписка о арбанским насшьама = Correspodance consemant les actes de violence et de brigandage des Albanaisdans la Vieilie-Serb!e( Vilayet de Kosovo): 1898-1899. Београд, 1998 ( no изданию МИД Сербии 1899 г.); Меморандум Срба из Старе Срби]е и Македонке Ме^ународно] конференции мира у Хагу 1899 године. // Филолошки факултет. Београд. Прилози за юьижевност, ]език, историку и фолклор. Кн>. LIII-LIV. Београд, 1988.

3 Цви)ип J. Балканско полуострво и 1ужн ос лове иске земл>е. Основи Антропогеографи]е. Беофад, 1966; Протип Ст. О Македонии и Македонцима. Београд, 1888. Станковип Т. Путнс белешкс по Старо] Срби]и. Београд, 1910; Орловип П. Питание о Старо] Срби)е. Београд, 1901; Карий Д. Срби]а и Балкански свет. Беофад1 1893; Гопчевич С. Старая Сербия и Македония: историко-этнографическое исследование. СПб., 1899; Balkanikus (Протич С.) Албанская проблема и Сербия и Австро-Венгрия. СПб., 1913; Иванип И. Мапедони)а и мапедонци. КнЛ-И. Опис земл-е и народа. Нови Сад, 1908; Новн Мирмидон. Пред македонским питан>ем. Београд, 1902; Новаковип С. Балканска питан>а 1886-1905. Београд, 1906; Нушич Б. Косово: (Опис земле и народа). Београд, 1986; Краков С. Пламен четништва. Беофад,

6

При написании работы были использованы материалы таких русских и сербских периодических изданий, как "Новое время", "Русская Беседа", "Военное обозрение", "Видело", "Браство" и "Южни преглед".

ИСТОРИОГРАФИЯ. События в Старой Сербии в конце XIX - в начале XX веков освещались в отечественной историографии скупо. В 1871 г. В.В.Макушев написал небольшое исследование о славянах в Албании (прилегающей к Старой Сербии и потому близкой к последней по проблематике) в средние века. В XIX веке появилось несколько описаний путешествий по этим местам, но подобного рода литературу скорее стоит отнести к источникам, а не к историографии1. Работы русского консула в Европейской Турции, члена-корреспондента Сербской Академии наук и многих отечественных и зарубежных научных обществ И.С.Ястребова (1839-1894)2 стали первым шагом к изучению истории Старой Сербии.

После 1917 г. история Старой Сербии в нашей стране специально не изучалась. Лишь в 1950-е годы отечественная историография занялась проблематикой, тесно связанной с проблемой Старой Сербии - албанским вопросом. Работы эти были выполнены в жестких идеологических рамках, но были первой в отечественной историографии попыткой разобраться в сущности событий в Северной Албании и Косово в начале XX века. Отечественные албанисты создали ряд монографий и статей, освещающих положение в Северной Албании и затрагивающих деятельность албанцев в Старой Сербии. Особого внимания в ряду этих работ заслуживают статьи Смирновой Н.Д. и П.А.Искендерова .

На события конца XX века в Косово отечественная историография отреагировала слабо. В сборнике статей, изданном в московском отделении фонда Карнеги помещена статья Е.Ю.Гуськовой, в которой дан анализ проблемы сербо-албанского противостояния в центральной части Старой Сербии с изложением всего исторического подтекста . Проблема Косова и

1930; Симип С. Српска револуционарна организащф. Комитско четовагье у Старо] Срби]и и Македонии 1903-1912. Београд, 1998; Споменица Joeana С.Бабунског. Београд, 1921; ТрбиЬ В. Мемоари, Юь.1. Београд, 1996.

1 См. например, путевые записки по Старой Сербии, Боснии и Герцеговине А. Гильфердинга. А.Гильфердинг. Собрание сочинений. Т. III. СПб., 1873.

2 Ястребов И.С. Подаци за истори)у Српске цркве. Београд, 1875. Ястребов И.С. Стара Серб!я и Албания. Путевыя записки. Београд, 1904.

3 Смирнова Н.Д, Документы АВПРИ о Призренской лиге (1878-1881)// Балканские исследования. Выпуск 8. М., 1982.

'    Искендеров    П.А.    Многонациональные    области    и    международные отношения       (на      примере       Косовской       проблемы).//       Человек       в многонациональном обществе: этничность и право. М., 1994. 5 Косово: международные аспекты кризиса. М., 1999.

7

Метохин и ее исторические корни рассмотрены Е.Ю.Гуськовой и в ее книге посвященной истории югославского кризиса1. К сожалению, кроме вышеупомянутого сборника ничего пространного на тему о проблеме Косова и Метохии или о проблеме всей Старой Сербии кроме брошюр научно-популярного характера так и не появилось. Необходимо отметить также, что общий подход к изучаемой проблеме невозможен без учета новых концептуальных направлений заданных в последних сборниках трудов отечественных славистов .

В Сербии проблемы связанные с положением сербского населения Старой Сербии начали изучаться уже в конце XIX века. Сербская историография проблемы Старой Сербии и деятельности Белграда в этом регионе прошла несколько этапов. Во-первых, это работы современников описываемых нами событий (Б.Нушича, С.Гопчевича, Й.Цвиича), написанные, в основном, до 1918 г. Особую ценность этим исследованиям при всей их субъективности придает то, что их авторы были современниками событий.

После окончания Первой мировой войны в сербской историографии начинается период анализа событий в Старой Сербии, основной целью которого стало сохранение памяти об освобождении Старой Сербии"1. Ярким примером работ этого периода являются труды Й.Хаджи-Васильевича4. Его работы написаны в основном на данных Архива МИД и Генштаба Сербии. В то же время появляются работы, посвященные различным сторонам жизни Старой Сербии в последние десятилетия турецкого ига . Особенно

1 Гуськова Е.Ю. История югославского кризиса (1990-2000). М., 2001.

Балканы в конце XIX - начале XX века. Очерки становления национальных государств и политической структуры в Юго-Восточной Европе. М., 1991;

Россия и Балканы. Из истории общественно-политических и культурных связей. М., 1995; На путях к Югославии: за и против. Очерки истории национальных идеологий югославянских народов. Конец XVIII - начало XX вв.М., 1997.

Наиболее обширной из таких работ является следующая: .(овановип J. Дужна Cponja, од кра]а XVIII века до ослобо!)ен>а. Београд, 1941. 4 Хапи-Васшъевип J. Арбанашка лига. Београд, 1909. См. также его работы: Муслимани наше крви у .Гужно] Срби^и. Београд, 1924; Четничка акци]а у Старо] Срби]и и Мапедони]и. Београд,1928; Друштво Св. Саве (1886-1936) // Споменици ДСС. Београд, 1936; Четничка акщца у Crapoj Срби]и и Майедони]и. Београд,1928; Pycnja заштитница иравослашъа и ььени коисуларни заступници у нашим кра]евима под Турцима. Београд, 1938; Арнаути наше крви - Арнауташи. Београд, 1939 и др.

3 Гавриловна М. Привреда 1ужне Срби]е. Скошье, 1933; Он же. Развитак банкарства и привреде у 1ужно^ Срби)и. Скошъе, 1931; ЧемерикиЬ М.

интересны, с точки зрения изучения взглядов сербских ученых на проблему Старой Сербии, работы Й.Хаджи-Васильевича о принявших мусульманство и албанизированных сербах.

После Второй мировой войны тема Старой Сербии перестает на несколько десятилетий быть "легкой темой" сербской историографии. Обострение сербо-албанских отношений в этом регионе, могли нарушить атмосферу "братства и единства", усиленно поддерживаемую в то время. С другой стороны, в условиях ускоренного генезиса македонской нации, признанной новым коммунистическим правительством, упоминание о сербах южной части Старой Сербии не поощрялось. В то время в рамках интересующей нас темы создавались, в основном, работы краеведческого плана.

Ситуация стала меняться лишь с середины 70-х гг. XX в., когда сербские историки стали учитывать в своих работах сербские национальные интересы. Активизация внимания к процессам, происходившим в конце XIX века, была связана и с тем, что в 70-80-е гг. широко праздновалось столетие сербо-турецких войн 1876-1878 гг. и Призренской лиги.

В начале 80-х гт после смерти Иосипа Броз Тито и обострения албанского сепаратизма на Косово внимание сербской историографии к прошлому Старой Сербии и сербо-албанским отношениям стало еще более заметным. Появился ряд публикаций, часть которых, в той или иной мере, затрагивает последние годы турецкого владычества в Старой Сербии. Среди них наиболее важной является книга Д.Богдановича , содержащая полный исторический обзор косовской проблемы, ключевой в вопросе о Старой Сербии. Хотя книга не содержит новых научных построений, но в ней впервые в сербской послевоенной историографии автор подходит к проблеме Старой Сербии комплексно, учитывая все составляющие проблемы. Изучению отдельных сюжетов косовской проблемы посвящены вышедшие в 90-е гг. работы М.Воеводича, В.Стоянчевича, Д.Батаковича и Д.Борозана.

Кроме сербских авторов к истории Косовского вилайета в конце XIX -начале XX века обращались в югославской историографии македонские и албанские историки. Большую ценность имеют работы, посвященные отдельным мотивам в истории Старой Сербии конца XIX - XX начала века",

Трговина, занатство, индустри)а, кредитив установе од 1875. до 1937. // Споменица двадестетпетогодиипъице ослобо!)ен>а Дужне Cp6nje. Скопье, 1937. того же автора.

1 Богдановип Д. Книга о Косову. Београд, 1990.

2 Димевски С. Стваран>е, структура и компетенщуе црквено-школских општина 60-тих година XIX века // Обича]но право и самоуправе на Балкану и у суседним земл>ама. Београд, 1974; Тра]ановски А. Црковно-училишните општини во Македонка. Скоп]е,1988; ТДамбазовски К. Културно-

9

изучавшимся в рамках воссоздания македонской истории. Особая позиция была характерна для албанских ученых СФРЮ, которые изо всех сил преувеличивали "великосербский шовинизм", а антисербские акции албанцев изображали случайными и незначительными1.

Американские и английские историки непосредственно заинтересовались темой Старой Сербии лишь в последние годы. До этого тема освещалась в более общих трудах американских авторов сербского происхождения, посвященных истории Сербии с позиции объективного позитивизма2. В конце 90-х годов прошлого века на волне информационно-пропагандистской кампании, проводившейся для оправдания возможного применения силовых методов против СР Югославии для решения проблемы Косова,, были опубликованы конкретные исследования о косовской проблеме.3

Изученная нами литература дала объемное представление о комплексе проблем Старой Сербии и в то же время помогла определить круг вопросов, не получивших отражения в историографии. Можно утверждать, что в историографии деятельность Сербии в Старой Сербии в 1878-1912 гг. как единая проблема, никогда не рассматривалась. Более того, под влиянием конъюнктурности и острой политической актуальности темы, в освещении всей проблематики конфликтного региона Старой Сербии происходили определенные искажения. В нашем исследовании мы попытались восполнигь этот пробел в истории Сербии. Изучение деятельности Сербии в Старой Сербии в 1878-1912 годах безусловно имеет важное значение и в рамках истории всего Балканского полуострова.

СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка источников и использованной литературы и трех приложений.

општествените врски на Македонците со Срби]а во текот на XIX. Скоп]е, 1960. С.142; Милославлевски С. Диалектика разво]а македонске наци]оналне свести. Београд,1997,

1 Смотри, например, Redzepagic J. "Razvoj prosvete i skolstva albanske narodnosti na teritoriji danasnje Jugoslavije do 1918. godine. Pristina, 1968; Sukri R. Nastojanja srpske diplomatic da stupi u kontakt sa albanskim nacionalnim komitetima 1898 godine. // Horizonti istorije.№l 1. Pristina, 1987; Хадри А. Косово и Метохи]а у кралъевини 1угослави)и. // Истори]ски гласник. №1-2. Ьеоград, 1967.

~ Vucinich W.S. Serbia between East and West. New York, 1968; Petrovich M.B. A history of modern Serbia. 1804-1918. New York-London, 1976. " Malcolm N. Kosovo. A Short history. New York, 1998; 26. Vickers M. Between Serb and Albanian. A history of Kosovo. London, 1998.

10

Во Введении дается обоснование выбора темы и объяснена необходимость изучения Старой Сербии в указанное время как единого нелого, содержится обзор источников и литературы и оценку отдельных моментов и концепций, выдвинутых в историографии.

Первая глава "Сербская политическая элита о тактике действий в Старой Сербии" посвящена генезису сербских планов в Старой Сербии. Параграф первый "От военных действий к мирной деятельности" посвящен изучению деятельности княжества Сербии в Старой Сербии с окончания руско-турецкой войны до 1880 г. Важно отметить, что по Сан-Стефане кому договору часть территории Старой Сербии должна была войти в состав независимой Сербии: долина реки Лаб, Подуево, правый берег реки Ситница с Вучитрном и долина Ибара до Митровицы. На этих территориях некоторое время были размещены сербские войска и функционировала сербская гражданская администрация. Однако, согласно решениям Берлинского конгресса сербо-турецкая граница была проведена по водоразделу рек Топлицы и Лаба; Турции была возвращена долина Лаба и Подуева, берега Ситницы и сам город Вучитрн остался в составе Турции. Глава правительства Сербии Й.Ристич был, первым из сербских политиков такого ранга, кто обратил пристальное внимание на Старую Сербию. Он поручил Д.Попоничу-Даничару на основе архивных и историографических данных дать точное описание Старой Сербии.

Во втором параграфе "Планирование и начало организации сербской деятельности в юго-восточном направлении" подробно проанализированы выявленные в Архиве Сербии документы из личного фонда видного государственного деятеля Сербии Милутина Гарашанина: "Инструкция о поддержании сербского влияния в Старой Сербии" (март 1885 г.) и "Проект бюджета для Старой Сербии и Македонии за второе полугодие 1885 года по обеспечению учителей, книжных магазинов, газеты, типографии, школьных книг и различных потребностей" а также отчетные документы о "работе в Старой Сербии и Македонии"1. План М.Гарашанина сводился к мирной пропагандистской деятельности в Старой Сербии. В рамках МИД предполагалось создать специальное отделение, которое бы через работавших в Европейской Турции сербских консулов руководило этой деятельностью. Консулы в Старой Сербии и Македонии помимо своих обычных дипломатических функций, должны были из специальных фондов финансировать местных сербских священников, учителей и подбирать полезных для сербской пропаганды людей. Всем сербским священникам и учителям в Старой Сербии и Македонии планировшюсь выплачивать фиксированные суммы. Они должны были отвечать за порученное им из Белграда дело в своих селах. План М.Гарашанина предполагал создание

АС, Ф. Милутин Гарашанин, д.844, лл.22-34.

11

широкой сети сербских агентов в Старой Сербии и Македонии и отказ от вооруженных действий. Как показало изучение всей деятельности Сербии в Старой Сербии на протяжении последующих 35 лет, этот план был в основных чертах осуществлен и на практике.

В параграфе третьем "Отношение сербских политических партий к проблеме Старой Сербии" проведен детальный анализ официального отношения к проблеме Старой Сербии сербских политических партий. Родоначальник социалистической мысли в Сербии С.Маркович говоря о создании единого сербского государства включал в него "сынов покоренного народа в Боснии, Герцеговине и Старой Сербии"1, при том, что выход для решения всех этнических проблем Балканского полуострова сербские социалисты видели в создании Балканской федерации. Радикальная партия, которая много раз формировала правительство или входила в коалиционный кабинет, еще больше внимания уделяла Старой Сербии. Лидер радикалов Н.Пашич писал своему соратнику К.Таушановичу-Гргуру: "Для сербского народа не так опасно то, что Австро-Венгрия на время оккупировала Боснию и Герцеговину, как опасна болгарская пропаганда в Македонии и Старой Сербии. Мы Боснию и Герцеговину, как и остальные сербские земли в Австро-Венгрии, не можем вернуть сами, без помощи России, но Македонию можем спасти для Сербии без военной помощи России."2 Мнение прогрессистов по вопросу о Старой Сербии было сходным с мнением радикалов. Что касается третьей крупнейшей партии Сербии - либералов, то их позиции выразил патриарх сербской политики Й.Ристич, считавший что "жизненные интересы Сербии" находятся "в Старой Сербии и в Македонии"3. Несмотря на серьезные политические разногласия все крупнейшие партии Сербии (прогрессистская, либеральная и радикальная) поддерживали политику территориального приращения в Старой Сербии. В этом же параграфе рассмотрена и парламентская деятельность представителей сербского народа в Старой Сербии после младотурецкой революции 1908 г. Эта активность, не имела большого политического результата, но вполне отражала характер настроений и требований сербского населения в Старой Сербии,

Вторая глава "Действия официальных институтов Сербии в Старой Сербии" посвящена разбору различных аспектов официальной деятельности Сербии по вопросу Старой Сербии. Первый параграф "Основные направления в деятельности сербских официальных учреждений в Старой

1  Марковип С.  Срби]а на Истоку //     Целокупна дела. т.  VIII-Београд, 1995,С.95.

2 Историйки гласник. 1971. №3. С.128.

3 Програми и статута српских политичких странака до 1918.године. Kpecnih В., 1ЬушиП Р. Београд, 1991. С.313.

12

Сербии в последней четверти XIX века" посвящен изучению процесса зарождения и становления всей официальной системы Сербии по проведению своей политики в Старой Сербии и Македонии. Первоначально поддержка сербских школ и церквей в Старой Сербии осуществлялась в рамках Министерства просвещения и церковных дел. С 1888 года координация деятельности консульств в области культурно-пропагандистской работы проводилась непосредственно специальным отделением МИД Сербии, так называемой "Пропагандой". В этом же параграфе детально рассмотрена деятельность сербских консулов в Старой Сербии по реализации поставленных МИД задач.

Во втором параграфе "Международный фактор в проблеме Старой Сербии" приведен анализ позиций великих держав и соседних балканских стран по вопросу определения дальнейшей судьбы исследуемого региона, а также сербской политики по поиску союзников и нейтрализации противников. Стратегические интересы Сербии в Старой Сербии ставили ее в ряд конкурентов с Болгарией и Австро-Венгрией. Последняя, делая ставку на албанцев (католиков и мусульман), старалась их подкупить и покрывала их нападения на сербов. По словам австро-венгерского посла в Турции графа Каличе, "...дабы не оттолкнуть их от себя и не побудить их искать сближения с Италией" . С другой стороны, русские консулы в Старой Сербии и Македонии не только сдерживали агрессивные настроения мусульман, но и часто оказывались единственными защитниками интересов сербского населения. Двое из них них (Г.С.Щербина и А.А.Ростковский) в отместку за их просербскую деятельность были убиты албанцами-мусульманами.

Третий параграф "Сербо-албанские взаимоотношения в 1878-1912 гг." посвящен проблеме важнейшей в контексте данного исследования -попыткам официальной Сербии решить албанский вопрос. В самом сербском государстве, на тех территориях, где проживали албанцы-мусульмане, создавались условия заставлявшие их покидать страну. В тоже время сербское правительство не оставляло попытки вступить в контакт с албанскими вождями в Албании и в самой Старой Сербии. Важно отметить, что официальные структуры Сербии не придавали сербо-албанским противоречиям большого значения. Это отрицательно отразилось и на стратегии Белграда по отношению к районам сербо-албанской контактной зоны после их включения в состав Сербии в 1913 г.

Четвертый параграф - "Изменение сербской стратегии в Старой Сербии в начале XX века". Пристальное изучение источников позволило нам условно разделить сербскую политическую деятельность в Старой Сербии на два этапа: 1878 - конец XIX века и с начала XX века до 1912 г. Новые векторы действий Сербии r Старой Сербии в XX веке свелись к активному

АВПРИ, ф. 151 "Политархив", оп. 482, д.2685 "Старая Сербия", л.1.

13

сотрудничеству сербских официальных дипломатических представителей в Турции с нелегальными сербскими повстанческими отрядами в Старой Сербии и Македонии. Реализуя программу выработанную еще в XIX веке, консульства превратились в реальные центры сербских национальных организаций, включавших всех сербских учителей, священников, многих предпринимателей и лиц свободных профессий.

Третье глава "Церковные, образовательные и общественные организации, служившие поддержке сербского населения Старой Сербии" содержит аналитическую характеристику негосударственной поддержки сербских институтов в Старой Сербии.

В первом параграфе "Меценаты, фонды, общественные организации" подробно рассмотрена деятельность сербских негосударственных организаций финансировавших деятельность сербских национальных институтов в Старой Сербии. Особое внимание уделено деятельности "Общества Святого Саввы" - крупной благотворительной организации, основанной в Белграде в 1886 г. для поддержки сербов за границами Сербии. Проанализирована деятельность главного детища этого общества - вечерней школы Святого Саввы. Изучение архивных дипломатических документов и мемуаров помогло определить круг деятельности сети сербских коммерческих фондов взаимопомощи, таких как Фонд церкви Св.Георгия в Призрене, Фонд Св.Богоматери в Печи, Фонд церкви Св.Уроша в Феризовиче, Фонд церкви Св.Николая в Приштине, Фонд православной сербской церкви в Куманово. Особое внимание уделено оценке деятельности сербских меценатов из Старой Сербии Димиша Младеновича-Мишетовича, Симы Андреевича-Игуманова.

Второй параграф "Учебные заведения" посвящен истории создания и работы сербских учебных заведений, существовавших при негласной поддержке Сербии. На основании изучения дипломатических и мемуарных источников удалось реконструировать всю образовательную структуру. Важно отметить, что проблема просвещения населения Старой Сербии имела два пути решения. Первый, наиболее широко применявшийся - подготовка кадров в самой Турции, был более результативен. Второй вариант -подготовка образованных кадров вне территории Турции, и прежде всего в Сербии, осуществлялся Обществом Св.Саввы.

В рамках первого направления в Старой Сербии была создана целая сеть сербских образовательных учреждений. Сербы Старой Сербии получили возможность предоставить своим детям образование на родном языке с начальной школы до гимназии. Важно отметить, что учителя для начальных школ готовились в самой Старой Сербии. Специалисты с высшим образованием чаще всего приезжали из Сербии. Это обеспечивало тесную связь сербской образовательной системы в Старой Сербии с Белградом. С 1902 года по 1912 количество сербских школ в Старой Сербии не возрастало

14

и иногда даже уменьшалось в связи с албанскими волнениями в северо­западной части Косовского вилайета, а также в связи с нападениями болгарских чет на юго-востоке края.

Другим путем пошло общество Св.Саввы, которое открыло вечернюю школу в Белграде для сербских выходцев из Европейской Турции. Важно отметить, что для расширения сербского влияния в Старой Сербии те ученики, которые посещали школу по 2-3 месяца и учились лишь читать и писать имели не меньшее значение, чем те, кто полностью заканчивал все 5 классов, предусмотренные программой. Дело в том, что первые приезжали в Белград сезонными рабочими, и после того, как зарабатывали требующуюся им сумму денег, возвращались домой в Старую Сербию, унося с собой не только деньги, но и основы национального самосознания, которое укреплялось в вечерней школе. С другой стороны, закончившие весь курс обучения старались получить рабочее место в самой Сербии, и часто не испытывали особого желания вернуться на родину и не могли уже работать на ниве сербской пропаганды в Старой Сербии. Следует при этом иметь в виду, что турецкие власти с особым подозрением относились к учителям или священникам, получившим образование в Сербии и работающим в Старой Сербии и чинили им всяческие препятствия. Таким образом, первый путь развития сербского образования был более перспективным.

В третьем параграфе "Издательская деятельность" освещена работа по публикации литературы на сербском языке, служившей делу сплочения сербского народа Старой Сербии. Сербские учебники и книги, изданные в Турции, способствовали образованию и укреплению национального самосознания в крае. Эти книги использовались легально, как прошедшие турецкую цензуру. С другой стороны, в Старой Сербии циркулировали и книги нелегально ввезенные из Сербии и не прошедшие цензуры.

Параграф четвертый - "Православная церковь в процессе интеграции сербского народа Старой Сербии", содержит детальный анализ роли православной церкви в Старой Сербии в общем контексте поиска факторов развития сербского самосознания в изучаемом регионе. Основной ячейкой национального организма сербского народа в Турецкой империи была церковно-приходская община. Именно на базе церковно-приходской общины росла и развивалась система сербского образования, а с начала XX века и низовая структура четнической организации. С другой стороны, только активность сербского правительства и его дипломатических представителей привела к тому, что три крупнейшие епархии (Рашко-Призренская, Скопская и Велешско-Дибарская) оказались к 1912 г. под управлением сербских иерархов,

Четвертая глава "Сербские четы в Старой Сербии" посвящена важному феномену сербской национально-освободительной борьбы в Старой Сербии - четам (партизанским отрядам), которые осведомленные русские

15

дипломаты в 1907 г. считали "продуктом сербской организации на местах"1. В этой главе рассмотрены все этапы развития сербских четнических отрядов в Старой Сербии с 1903 по 1912 г.

Первый параграф "Начальный этап деятельности сербских чет" посвящен первым шагам четнического движения. Четническое движение одновременно зародилось в начале века в двух различных городах Сербии, причем и в первом, и во втором случае это произошло без инициативы со стороны правительства Сербии. Первоначально существовало два независимых центра повстанческой организации - в Белграде под руководством М.Годжевца и во Вранье под руководством Ж.Рафаиловича. Важно отметить, что значительную часть населения обоих этих городов составляли в начале XX века выходцы из Старой Сербии и Македонии. Вскоре после зарождения этих центров произошло объединение разрозненных групп активистов, которые сделали попытки завязать контакты с правительством и армией, и развернули деятельность в Старой Сербии.

Второй параграф "Боевые акции сербских чет" посвящен первым шагам сербской четнической организации. Важно отметить, что с 1904 по 1906 года влияние, оказываемое на ход событий в регионе четническими отрядами постоянно росло. Можно констатировать, что уже в 1907 г. была создана система по обеспечению безопасности сербского населения, а также его школ и церквей в южной части Старой Сербии. В этом же параграфе воссоздана структура повстанческой организации в Старой Сербии, на конкретных примерах доказана ее тесная связь с местным сербским населением, которое оказывало широкую поддержку четникам.

К тексту диссертации имеются приложения: схема "Институты, призванные обеспечить продвижение Сербии в Старой Сербки согласно плану Милутина Гарашанина", аналитическая таблица "Состав Главного совета Общества Святого Саввы в 1888 г." и таблица "Сербские учебные заведения в Старой Сербии в 1901/1902 учебных годах".

Резюмируя ^ыводы. сделанные нами на основании проделанного исследования по изучению сербской деятельности в Старой Сербии в 1878-1912 годах, можно сказать следующее.

Во-первых, несмотря на политические бури и партийные междоусобицы, у сербской элиты был определенный план действий в направлении Старой Сербии, сложившийся в результате серьезной аналитической работы. Этот план был в общих чертах зафиксирован в рабочих документах М.Гарашанина, сохранившихся в его личном фонде в Архиве Сербии. Важно отметить, что почти все политические партии Сербии

1   АВПРИ,  ф.   166  "Миссия  в Белграде",  оп.  508/1,  д.114   "Македонский вопрос", л.331 об.

16

уделяли большое внимание проблеме Старой Сербии, поддерживая активную деятельность сербского правительства в этом направлении.

Во-вторых, Сербия, начиная с начала 80-ых годов XIX века, приступила к упорядоченной государственной координации своих культурно-пропагандистских действий в этом регионе. Практический опыт заставил сконцентрировать все эти усилия в рамках одного отделения, подчиненного Министерству иностранных дел. Сербские консульства в регионе фактически превратились в национальные штабы, руководившие деятельностью местных сербских деятелей церкви и просвещения по защите и моральному укреплению сербского населения в Старой Сербии. Сербское правительство, столкнувшись в южном направлении своих территориальных претензий с албанской проблемой, было вынуждено заняться ее разрешением, как в самой Сербии, так и в сопредельных частях Турции. Невысокие результаты деятельности сербского правительства в 80-х и 90-х годах XIX в. получили в начале XX века негативную оценку. Корректирование внешнеполитического курса стало важным элементом сербской стратегии в начале XX века. Сербское правительство, столкнувшись с вооруженным противодействием со стороны болгарских агентов в Старой Сербии, было вынуждено прибегнуть к более решительным мерам, отказываясь от политики исключительно мирных действий, предложенной М.Гарашанином.

В-третьих, учитывая то, что меры, оказываемые сербским правительством, были недостаточно последовательны и действенны, значительным фактором, обеспечивающим безопасность сербского населения в Старой Сербии, стала возросшая активность самих жителей края. Среди активистов сербского национального движения были представители всех слоев общества - торговцы и монахи, крестьяне, учителя и ремесленники. Эта деятельность проводилась с ведома сербских структур и осуществлялась в основном в тех случаях, когда официальные сербские институты были бессильны. Сербские жители Старой Сербии для решения задач национальной интеграции создавали благотворительные и кредитные фонды. Важную роль в укреплении сербского национального самосознания в Старой Сербии сыграли православная церковь, сербские учебные заведения, издательская деятельность и попытки организации сербских политических объединений.

В-четвертых, в начале XX века сербская деятельность в Старой Сербии получила новый магистральный фактор развития - четническую деятельность. Хотя само появление сербских чет в Старой Сербии стало своего рода антитезой предшествовавшей политике, не стоит забывать, что новое движение развивалось на базе сербских религиозно-просветительских учреждений, а в дальнейшем и всей консульской сети, созданной в ходе первого периода "мирной деятельности". Активность сербских чет стала

17

формой деятельности, существенно дополнявшей культурно-просветительскую работу по поддержанию сербского населения в Старой Сербии.

Можно сделать общий вывод, что победа Сербии в Старой Сербии и успешные операции 1912-1913 годов, были подготовлена на протяжении 35-летней политической деятельности Сербии в Старой Сербии и Македонии. Эта деятельность зависела как от продуманных действий сербского правительства и его официальных представителей, так и от усилий многочисленных сербских активистов, действовавших в самой Старой Сербии и за ее пределами.

АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ. Диссертация обсуждена и одобрена на кафедре истории южных и западных славян Исторического факультета МГУ. Результаты исследования нашли отражение в опубликованных работах (общим объемом 7(8 п.л.}, а также выступлениях на трех научных конференциях в России и СР Югославии в 1999, 2000 и 2002 г.

Работы соискателя по теме диссертации:

1. Истоки косовской драмы. М., 1999. (5 п.л.)

2. Стара Србща у руском ]авном мн>е»ьу XIX века // Годшшьак за друштвену нстори]у, год VI, т.2. Београд, 2000. (0,7 п.л.)

3. Извори косовске драме //Српска мисао, т. V. Београд, 2001. (0,1 п.л.)

4. Сербские четы в Старой Сербии. 1903-1912. // Югославянская история XIX-XX в. Сборник статей памяти В.Г.Карасева. (в печати) (0,8 п.л.)

Подготовлены к печати, переведены с сербского на русский и с русского на сербский и откомментированы источники:

1. План М.Гарашанина по укреплению сербского влияния в Македонии и Старой Сербии. Публикация и перевод. // Сербо-албанские отношения в XIX - начале XX в. Документы и материалы, (в печати) (0,8 п.л.)

2. 1едан извеншц руског конзула Ястребова у Призрену од 1883. у фонду МПС-Ц у Архиву Срби]е Београд 2000 //Архивска гра!)а као извор за истори)у. Београд, 2000. (0,4 п.л.)

18