Токарева Евгения Сергеевна

ЦЕРКОВЬ И ФАШИСТСКИЙ РЕЖИМ:

ФЕНОМЕН ИТАЛИИ

1922-1943 гг.

специальность 07.00.03. - всеобщая история (новейшая история)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук

Москва 2002

Работа выполнена в Институте всеобщей истории

 

 

 

 

Актуальность и научная значимость темы исследования

Вот уже две тысячи лет христианство является одним из важнейших компонентов мировой истории, осуществляющим весьма важную функцию в политическом, идеологическом, а подчас и экономическом развитии человечества. Возникновение Папского государства с одной стороны, позволило римским папам играть, наряду с другими европей­скими государями, роль светских правителей теократического госу­дарства, в существенной степени влияющего на европейскую полити­ку в целом. С другой - как главы церкви папы могли вмешиваться и во внутренние дела государств, короновать императоров, оказывать под­час определяющее влияние на исторические судьбы стран и народов. Лишение римских пап светской власти (в 1870 г.), казалось бы, весьма сильно ограничило роль и влияние церкви в мировой истории. Однако, парадоксальным образом, политика церкви продолжает оставаться одним из наиболее волнующих человечество сюжетов. Доказательст­вом тому могут служить деятельность последних лет нынешнего пон­тифика Иоанна Павла II, то внимание, которое привлекают сегодня проблемы взаимоотношений между различными ветвями христианства и др. вопросы.

Сегодня, когда роль религии в постсоветском обществе значительно возросла, как никогда важно осмыслить опыт взаимоотношений церк­ви с государствами с различными формами правления, будь то монар­хия или республика, демократия или авторитарные режимы и т.д.

Изучение взаимоотношений католической церкви и фашистского режима в Италии, являясь конкретным примером взаимоотношений церкви и государства в целом, имеет в то же время самостоятельную значимость, как один из важнейших аспектов изучения истории тота­литарных режимов, в свою очередь являющейся одной из центральных тем истории XX века. Особую актуальность этот предмет приобретает в связи с очевидной живучестью некоторых форм тоталитарной идео­логии, имеющей тенденцию к возрождению в самых различных угол­ках земного шара. Ответ на вопрос о степени соотнесения христиан­ских ценностей с теорией и практикой тоталитаризма не является, таким образом, праздным теоретизированием.

Предмет исследования. Автор избрала предметом своего исследо­вания позицию и положение всего комплекса католической иерархии и католических церковных и светских структур в свете церковной и религиозной политики фашистского режима в Италии, а также в свете логики, задач и целей развития самой католической церкви.

Иными словами, предметом исследования является изучение взаи­моотношений между всей совокупностью церковных и религиозных католических организаций (raondo cattolico) с фашистским режимом в Италии.

Цель и задачи исследования. Цель исследования заключалась в том, чтобы выявить основные характеристики и составляющие пози­ции и политики католической церкви и связанных с ней католических структур в контексте эволюции фашистского режима в Италии и перед лицом расширения геополитических границ фашизма в Европе в каче­стве основы для сравнительного анализа политики католической церк­ви в отношении тоталитарных режимов Европы различного типа.

В соответствии с сформулированной целью автором решались сле­дующие задачи:

- Показать основные этапы в религиозной и церковной политике фашистского режима, ее основные задачи и причины ее трансформа­ции.

- Выявить общее и особенное в позиции католической церкви по отношению к тоталитарным режимам различного типа, показав на примере Италии, чем определялась политика церкви, и соотнеся ее с ролью и задачами католицизма в современном обществе.

- Представить спектр различных компонентов "католического мира", их проблемы и задачи в контексте их отношений с фашист­ской властью и фашистскими структурами; формирование и разви­тие католической субкультуры и ее значение для послевоенного развития Италии.

- Показать роль и влияние политики католической церкви и като­лических структур на европейское общественное мнение и на эво­люцию политических сил Италии, в том числе их роль в утвержде­нии и кризисе фашистского режима.

Хронологические рамки. Работа охватывает период с 1922 по 1943 г., т.е. с момента насильственного захвата власти фашизмом и назна­чения Муссолини главой итальянского правительства до момента кра­ха фашистского режима, высадки армий союзников на Сицилии и ареста Муссолини.

Методологическая основа. Теоретико-методологической основой диссертации является принцип историзма, позволяющий рассматри­вать все процессы и явления в их развитии и взаимной и временной связи, а также осуществить их системный и комплексный анализ,

В основу исследования положена методика компаративного анализа источников, изучение их в широком социально-политическом и идео­логическом контексте изучаемого периода, позволяющее, таким обра­зом изучение как самого факта, так и представлений о нем.

Научная новизна. Несмотря на большое количество работ, посвя­щенных различным аспектам данной темы, впервые предпринято ком­плексное обобщающее исследование всех компонентов "католи­ческого мира" в их взаимозависимости и развитии в контексте их от­ношений с фашистским режимом в Италии. Показано, что позицию и

роль церкви невозможно рассматривать в отрыве от зависимых от нее или в той или иной степени связанных с нею политических и религи­озных светских организаций. Эта концепция получила отражение в структуре работы, ее основных положениях и выводах.

Диссертация написана на широком круге разнообразных источников, классификация и характеристика которых содержится в разделе ис­точники. Наибольшую ценность в источниковой базе работы состав­ляют документы из ряда отечественных и зарубежных архивов. Авто­ром были использованы документы из архива Католического действия и католического движения в Италии, созданном в 1978 г. при Институ­те Павла VI и пока мало изученном не только зарубежными, но и итальянскими исследователями. В работе были использованы фонды: Центрального руководства КД (серии периода президентов Луиджи Коломбо, Аугусто Чириачи, Ламберто Виньоли, а также периода после реформы 1939 г., Института социальной деятельности и др.), Федера­ции итальянской католической молодежи (отчеты о деятельности об­щего характера, акты руководства организации, статистические дан­ные, циркуляры и др.), Движения лиц с высшим образованием и пре­подавателей, ФУЧИ, «Уньоне пополаре». В работе также были исполь­зованы некоторые материалы российских архивов — РЦХИДНИ и Ар­хива внешней политики Российской Федерации — содержащие инте­ресные подробности, касающиеся позиции по отношению к Ватикану и католическому движению в Италии Коммунистической партии Италии, Коминтерна, а также оценки политическими и общественными деятеля­ми того времени эволюции отношений церкви и фашизма в Италии.

По теме «Церковь и фашизм в Италии» существует и немало опуб­ликованных документов. Важную группу источников составляют офи­циальные документы, к которым относятся тексты международных договоров Ватикана с Италией и Германией, дипломатические ноты и меморандумы, правительственные декреты, отчеты о заседаниях пар­ламента и т. д.1

В документах, исходящих из Ватикана (энциклики, письма, высту­пления главы католической церкви и его ближайшего окружения, ра-

1 Italia. Parlaraento. Camera dei deputati: Atti del Parlamento it. Discussioni. Roma, 1929. Legislatura 28, Sessione 1929. V. 1; Italia. Trattati: La conciliazione fra i'ltalia e il Vaticano 11 febbr. 1929 - VII. Documentazione uffiliale fotografica/ Prefazione di R.F.Davanzati; Croce B. Discorsi parlamentari. Roma, 1966; Musso­lini B. Gli accordi del Laterano. Discorsi al Parlamento. Roma, 1929. V. 6, 7; Chi-esa e stato nella storia d'ltalia: Storia documentaria dalPUnita alia Repubbiica/ A cura di P.Scoppola, Bari, 1967; Fonzi F. Document! per la storia dei Patti later-anensi/7 Rivista di storia della chiesa in Italia. Roma, 1965. № 2. P. 403-435; Fried-lander S. Pie XII et le III-е Reich: Documents. Paris, 1964; II papato e I'ltalia si concileranno: Document! e polemiche. Roma, 1928.

диопередачи), легко прослеживаются закономерности политики Вати­кана в период, охватывающий 20-е, 30-е и начало 40-х гг. Наиболее солидными подборками такого рода документов являются многотом­ная серия «Actes et documents du Saint-Siege relatif a la seconde guerre mondiale»2, а также сборники социальных энциклик Ватикана. К внут­ренним документам церкви и католических организаций относятся также уставы, программные и дискуссионные документы, отчеты о работе отдельных подразделений КД .

Важным источником является итальянская пресса всего фашист­ского двадцатилетия4. Хотя пресса конца 20-х — начала 40-х годов в массе своей имела апологетический характер, что объяснялось усло­виями фашистской цензуры, это не исключало появления на страницах католической печати полемических статей и даже получавших широ­кий резонанс тематических дискуссий (по вопросу о «примирении» церкви и государства, о воспитании молодежи, по расовому вопросу и т.д.) Католическая печать позволяет составить достаточно полное представление о круге интересов католической интеллигенции, о ши­роком распространении и развитии в эти годы католической религиоз­ной культуры. Этой цели способствует и изучение материалов кон­грессов католических организаций. Кроме того, следует иметь в виду, что центральная католическая печать в подавляющем большинстве случаев отражала позицию главы католической церкви и высшей цер­ковной иерархии.

К другой группе источников относятся документы политических партий (листовки, программы, воззвания, отчеты о съездах), которые

2 Libreria editrice vaticana. 1969. V. 1-7.

3

Document! segreti della dipiomazia vaticana. V.I-2. Lugano, 1948; Pacelli E. Discorsi e panegirici: 1931-1935. Milano, 1936 и др.; Giordani I. Le encicliche sociali dei papi. da Pio IX a Pio XII. Roma, 1945; Dalla «Rerum novarum» alia «Mater et magistra»: i document! fondamentali della dottrina sociale della chiesa. Milano, 1962; Clement M. L'economie sociale selon Pie XII. V. 2. Documents pontificaux. Paris, 1953; Azione Cattolica Italiana; Statuti. Roma, s.d., ma 1940; L'Azione cattolica universitaria/ A cura di G.B.Scaglia. Roma, 1936; Bellini L. La proprieta. Milano, 1938; Brucculeri A. Tntomo al corporativismo. Roma, 1934; Civardi L, Manuale di AC secondo gli ultimi ordinamenti. Pavia, 1924-26; II movimento laureati di AC: Notizie e documenti. 1932-1947/ A cura di G.B.Scaglia. Roma, 1947; Per la comunita cristiana: Principi dell'ordinamento sociale. Roma, 1945;LesettimanediCamaldoli:Cronacheedappunti, 1936-1941. Roma, 1942.

Osservatore romano; Civiita cattolica; Rivista internazionale di scienze sociali; Vita e pensiero; Studium; Stato operaio; Boliettino ufficiale dell'Azione cattolica italiana; Corriere della Sera; См. также антологии: Fallacara L. II Frontespizio. Antologia. 1929-1938. Roma, 1961; La Pira G. Principii. Anlologia/ A cura di A. Scivoletto. Firenze, 1955; Gonella G. Verso la seconda guerra mondiale: Cronache politiche «Acta diuma». 1933-1940. Roma-Bari, 1979идр.

содержатся в различных документальных сборниках5. Большая их часть в то время распространялась подпольно. В тех же сборниках можно найти материалы, касающиеся деятельности антифашистских подполь­ных католических групп — листовки, отчеты о судебных процессах и т.д. Те из них, которые относятся к началу 40-х годов, позволяют про­следить истоки программы Христианско-демократической партии.

Среди мемуарной литературы обращают на себя внимание мате­риалы, которые можно лишь частично отнести к источникам. Это ис­следовательские работы, написанные после 1945 г. непосредственны­ми участниками событий7. Написанные как научные монографии, эти работы часто основаны на собственных воспоминаниях автора и в них использованы личные архивы — копии документов, переписка и пр.

Многочисленную группу источников составляют работы лидеров ка­толического движения, написанные ими в рассматриваемый период. Это монографические исследования и статьи как эмигрантов, так и лиц, ос­тававшихся в Италии, в том числе бывших лидеров Народной партии, а также будущих лидеров Христианско-демократической партии . Рабо-

5 Например, см.: I cattotici dal fascismo alia Resistenza/ A cura di A.Cucchiari. Roma, 1977; I cattolici e la vita pubblica in Italia (1919-1943)/ Document! a cura di G.B.Naitza, G.Pisu. Firenze, 1977; Cattolici tra Togliatti e De Gasped (1937/45): Testimonianze e document!. Roma, 1977; Fanello Marcucci G. Document! pro-grammatici dei democratic! cristiani (1899-1943). Roma, 1983; II movimento cat-tolico in Italia dalPUnita al 1948/ A cura di M.Reineri. Totino, 1975; II movimento laureati: Appunti per una storia. Roma, I960; Dal partito popolare alia democrazia cristiana/ A cura di E.A.Rossi. Bologna, 1969; Per una storia della sinistra cristiana: Documents 1937-1945/ A cura di M.Cocchi e P.Montesi. Roma, 1975; Scoppola P. La chiesa e il fascismo: Document! e mterpretazioni. Bari, 1971.

6 Ciano G. Diario. V. 1-2. Milano, 1950; Ciano G. 1937-1938 diario. Bologna, 1948; Beyens B. Quatre ans a Rome. 1921-1926: Fin du Pontificat de Benoit XV. Pie XI. - Les debuts du fascisme. Paris, 1934; Charles-Roux Fr. Huit ans au Vatican. 1932-1940. Paris, 1947; Dalla Tone G. Memorie. Milano-Verona, 1965; Guariglia R. Ricordi, 1922-1946. Napoli, 1950 и др.

7 Sturzo L. II Partito popolare italiano. V. 1-3. Bologna, 1956; idem: Chiesa e stato: Studio sociologico-storico. V. 1-2. Bologna, 1958. Andreotti G. De Gasperi e il suo tempo. Trento, Vienna, Roma, Milano, 1964; idem: Intervista su De Gasperi, Roma, 1977. Goneila G. Dalla guerra alia ricostruzione: Programmi di un nuovo ordine inter-nazionale. Rorna, 1983. Anichini G. Cinquant'anni di vita della FUC1. Roma, (947. Jacini S. Storia del partito popolare italiano. Napoli, 1971. Spataro G. I democratic! cristiani dalla dittatura alia repubblica. Milano, 1968; idem: De Gasperi e il Partito popolare italiano. Roma, 1975. Dalla Torre G. Azione cattolica e fascismo: II conflitto del 1931. Roma, 1945. Giordani I. Alcide De Gasperi. Verona, 1955.

8 Sturzo L. Scritti politici/ Introduzlone e cura di M.G.Rossi. Milano, 1982; idem: Popolarismo e fascismo. Torino, 1924; idem: Miscellanea londinese// Sturzo L. Opera omnia. Ser. 2. V. 6. Bologna, 1967. Ferrari F.L. e a. Antifascist! cattolici. Vicenza, 1968; idem: Le Regime-iasciste italien, Paris, 1928; idem: L'Azione cattolica e il

ты эмигрантов, зачастую написанные в полемическом запале, как это обычно было со статьями Дж.Донати, в то же время носят на себе следы представлений, свойственных левокатолическому движению тех лет. Что касается работ, написанных внутри Италии, то необходимо учитывать, что зачастую их авторы пытались высказать свое отноше­ние к событиям, происходящим в стране, используя «эзоповский» язык, т.е. рассматривая сюжеты, казалось бы не имеющие прямой связи с конкретными политическими событиями современности.

К этой же группе источников вплотную примыкает частная пере­писка, которая, несмотря на возможность перлюстрации писем в фа­шистской Италии, наиболее достоверно освещает состояние умов, психологический настрой их авторов9.

Историография. В отечественной исторической литературе пока нет специальной работы, посвященной рассматриваемой теме, хотя кос­венным образом она затрагивалась в ряде статей и монографий по вопросам истории Ватикана, Христианско-демократической партии, рабочего движения в Италии в периоды до и после фашистского два­дцатилетия. К таким работам относятся статьи Г.М.Наринской, Н.К.Кисовской, а также монография В.П.Гайдука10.

Прямо затрагивают период фашизма статья М.А.Додолева, рабо­ты М.С.Шаронова и Н.Н.Поташинской". Однако в силу определен­ной тематической направленности (авторов интересует в первую оче-

«regime». Firenze, 1957. Donati G. Scritti politic!. V. 1-2. Roma, 1956; Giuseppe Donati. Scritti inediti e familiari/ A cura di V.Cervone. Napoli, 1983. De Gasperi A. I cattolici dalPopposizione al governo. Bari, 1955; idem: Scritti politici di A.De Gasperi/ A cura di P.G.Zunino. Milano, 1979. Righetti 1. Antifascismo cattolico/ A cura di L.Bedeschi e P.Grassi. Vicenza, 1965. См. также: Martire G. La conciliazione. Roma, 1929; Rossi deU'Arno G. II Cattolicesimo e fascismo. Roma, 1932.

4 De Gasperi A. De Gasperi scrive: Correspondenza con capi di stato, cardinali, uommi politici, giornalisti, diplomatic!/ A cura di M.R.De Gasperi. V. 1-2. Brescia, 1974; idem: Lettere sul Concordato. Brescia, 1970; idem: Lettere dalta prigione. 1927-1928. Milano, 1965; La Pira G. Lettere a Salvatore Pugliatti. 1920-1939. Roma, 1980.

10 Наринская Г.М. Движение «католического несогласия» и эволюция соз­нания левых католиков в Италии// Проблемы итальянской истории. М. 1978. С. 36-55; Кисовская Н.К. Борьба течений в Христианско-демократической партии Италии (1948-1953)//Новая и новейшая история. М. 1968. № 4. С. 111-120; Гайдук В.П. Христианская демократия в Италии (60-е — 70-е гг.). М., 1985. 176с.

11 Додолев М.А. Народная партия и установление фашистского режима в Италии// Проблемы итальянской истории. М. 1972. С. 109-139; Шаронов М.С. Коммунисты и католики в Италии: Из истории диалога (1921-56 гг.). М., 1973. 359 с.; Поташинская Н.Н. Католическая церковь и рабочее движение в Италии. М., 1979. 256с.

редь рабочее и коммунистическое движение в Италии) значительные пласты деятельности итальянских католиков выпали из поля зрения этих исследователей.

Монографии М.М.Шейнмана и И.Р.Григулевича12 охватывают ис­торию церкви за период сто и более лет и поэтому, естественно, осве­щают годы фашизма достаточно бегло. Кроме того, эти работы харак­теризуются ярко вьфаженным классовым подходом к истории церкви и религии, характерным для советской историографии тех лет.

Особым образом хотелось бы отметить работы Ц.И.Кин13, посвя­тившей их описанию проблем итальянской культуры XIX-XX вв. и выделившей особый пласт католической культуры, игравшей замет­ную и самостоятельную роль в общем контексте 20-30-х гг.

Косвенным образом затрагиваются проблемы католической церкви и католического движения в годы фашизма в работах Н.П.Комоловой и Б.Р.Лопухова14. В частности, Лопуховым была впервые высказана концепция о том, что церковь в Италии представляла собой, наряду с монархией, ту силу, которая ограничивала в юридическом и идеологи­ческом плане тоталитарный характер итальянского фашизма.

Проблема взаимоотношений католической церкви с фашизмом и нацизмом вызывала интерес историков разных стран. Английские, американские и французские исследователи в первую очередь концен­трировали свое внимание на позиции Ватикана в период второй миро­вой войны. Этой теме посвящена серия статей французского исследо­вателя Л.Папелё в «Revue d'histoire de la deuxieme guerre mondiale», книга американского ученого М.Чанфарра и другие работы. Пробле­мы, связанные с заключением конкордата с Германией, рассматрива­ются в книгах известного австрийского католического историка Ф.Энгель-Янози и швейцарского ученого С.Фридлендера15.

12 Шейнман М.М. От Пия IX до Иоанна XXIII. М, 1966. 197 с.; его же: От Пия IX до Павла VI. М., 1979. 176 с.; Григулевич И.Р. Папство, век XX. М., 1978.424с.

'3 Кин Ц. Итальянские мозаики. М., 1980; Кин Ц. Алхимия и реальность. Борьба идей в современной итальянской культуре. М., 1984.

14 Комолова Н.П. Движение Сопротивления и политическая борьба в Ита­лии. 1943-1947 гг. М., 1972; Лопухов Б.Р. История фашистского режима в Италии. М., 1974; его же. Эволюция буржуазной власти в Италии. М., 1986.

15 Papeleux L. La diplomatic Vaticane a 1'heure de victoire de Hitler// Rev. d'histoire de la deuxieme guerre mondiale. Paris. 1975. № 98. P. 27-56; idem: La diplomatie Vaticane et 1'ltalie apres Stalingrade// Rev. d'histoire de la deuxieme guerre mondiale. Paris. 1977. № 106. P. 19-36; idem: Le Vatican et le probleme juif en 1943// Rev. d'histoire de la deuxieme guerre mondiale. Paris. 1979. № 115. P. 55-67; Cianfarra M. The Vatican and the War. New York. 1945. 344 p.; Engei-Janosi F. II Vaticano tra fascismo e nazismo. Firenze. 1973. 401 p.; Friedlander S. Pie XII et le III-е Reich.-Documents. Paris. 1964. 236 p.

7

Положение церкви в фашистской Италии исследовалось англий­скими и американскими историками П.Кентом, ДЛ.Бинчи, А.Родсом, А.О'Брайеном и др. К числу наиболее значимых работ можно отнести книгу Р.А.Вебстера1 — исследование, переведенное на итальянский язык, на которое до сих пор ссылаются и итальянские ученые.

Естественно, что итальянская историческая литература гораздо бо­гаче исследованиями, посвященными данной теме. Приоритет в этой области имеет католическая историография. Первые работы католиче­ского направления, опубликованные еще в годы фашистской диктату­ры, характеризуются прославлением как политики церкви, так и рели­гиозной политики фашизма. К числу таких работы относятся, напри­мер, книги П.Мишателли, Э.Мартире и ранние труды М.Бендишоли' , в то время находившегося под сильным влиянием идеи о необходимо­сти возрождения религии с помощью политики фашистского прави­тельства. Большой поток историко-публицистической литературы апологетического характера, публикуемой в годы фашизма, был свя­зан не только с условиями, созданными фашистской цензурой, но во многом и с имевшими широкое распространение в католической среде надеждами на возрождение католического конфессионального госу­дарства.

Характерная для католического направления периода 50-х — 60-х гг. трактовка католического движения в годы фашизма сводилась к морально-этическим оценкам роли церкви в политическом развитии фашистского государства. Эта особенность была свойственна и более поздним (60-70-х гг.) публикациям в крупнейшем органе иезуитов, католическом журнале «Civilta cattolica». Типичными для этой точки зрения являются серии статей А.Мартини и американского иезуита Р.Грэхема18, посвященные конфликтам церкви и фашистского прави-

16 Kent P.C. The pope and the duce: The Intern, impact of the Lateran Agree­ments. London. 1981. 248 p.; Binchi D.A. Church and State in Fascist Italy. Lon­don. 1941; Rhodes A. The Vatican in the age of the dictators. 1922-1945. New York e.a. 1973. 383 p.; Webster R.A. The cross and the fasces. Christian democracy and fascism in Italy. Stanford. 1960. 229 p.; O'Brien A.C. Italian youth in conflict: Catholic action and fascist Italy. 1929-1931// Cath. hist. rev. Wach. 1982. V. 68. № 4. P. 625-635.

17 Misciatelli P. Le fascisme et les catholiques. Paris. 1928; Martire E. La con-ciliazione. Roma. 1929; idem: Filippo Crispolti. Milano. 1943; Bendiscioli M. La politica della Santa Sede. 1918-1938. Firenze. 1939.

18 Martini A. Gli ultimi giorni di Pio XI// Civilta cattolica. Roma. 1959. V. IV. № 21. Q. 2625. P. 236-251; idem: L'ultima battaglia di Pio XI// Civilta cattolica. Roma. 1959. V. II. № 12. Q. 2616. P. 574-591; V. HI. № 18. Q. 2622. P. 572-590; и другие, более поздние статьи в том же журнале; Graham R.A. Voleva Hitler che fosse Pio XII a negoziare la pace// Civilta cattolica. Roma. 1976. V. 4. № 3033. P. 219-233; idem: La questione religiosa nella crisi delFAsse. II conflitto Orestano-

тельства по расовым вопросам и по вопросу о Католическом действии (А.Мартини) и политике церкви в период второй мировой войны (Р.Грэхем}.

Тематика, связанная с изучением истории Ватикана и его взаимоот­ношений с итальянским государством, нашла свое отражение на страни­цах работ таких видных представителей католической историографии, как А-К.Емоло и его ученика Фр.Марджотта Брольо19. Выразитель идей либеральной католической школы, А.К.Емоло пытался дать объектив­ный анализ причин союза церкви и фашизма, однако, по сути, сводил эти причины к традиционной вражде католицизма и либерализма, кото­рая одна только, по его мнению, и объединяла католицизм и фашизм.

В начале 70-х годов католические историки нового поколения — П.Скоппола, Дж.Россини, Фр.Траниелло20 — заявили о назревшей, по их мнению, потребности отказаться от привычного подхода к истории церкви межвоенного периода, от господствовавшей до того времени тенденции давать моральную оценку политике Ватикана. Существо дела, писал Скоппола, заключается в стремлении понять мотивы внут­ренней и внешней политики Ватикана, в том числе его сближения, а затем конфликтов с фашизмом. Новое поколение историков католиче­ского направления призывало к необходимости признать «своеобра­зие» католического мира и изучать его внутреннюю историю, борьбу различных течений и идеологических направлений, которая, по их мнению, одна и определяла политический выбор церкви. Эта концеп­ция вызвала в середине 70-х гг. оживленную дискуссию католических историков с историками-марксистами, которые в полемике с Р.Джура Лонго21, выдвинувшим тезис о том, что в изучении католического движения акцент вовсе не обязательно должен делаться на органиче-

Hudai (1942-43)// Civilta cattolica. Roma. 1977. V. I. № 3041. P. 441-455; idem; L'enciclica «Summi pontificatus» e i belligeranti nel 1939: La «strana neutralita» di Pio XII// Civilta cattolica. Roma. 1984. V. 4. № 3224. P. 137-151; idem: Quale pace cercava Pio XII// Civilta cattolica. Roma. 1982. V. 2. № 3165. P. 218-233; и другие статьи.

19 Jemolo A.C. Chiesa e stato in Italia negli ultimi cento anni. Torino. 1963; Margiotta Broglio F. Italia e Santa Sede. Dalla grande guerra alia conciliazione. Bari. 1966.

20 ScoppolaP. Lachiesae il fascismo. Bari. 1971; idem: Introduzione a: AAVV. I cattolici tra fascismo e democrazia. Bologna. 1975; Rossini G. II movimento cat-tolico nel periodo fascista. Roma. 1966; idem: И fascismo e la Resistenza. Roma. 1955; idem: De Gasperi e il fascismo. Roma. 1974; Traniello F. Introduzione a: AAVV. 1 cattolici tra fascismo e democrazia. Bologna. 1975; idem: Fascismo e storia d'ltalia nell'analisi dei popolari in esilio// Italia contemporanea. Milano. 1982. № 149. P. 87-103.

21 Giura Longo R. 11 movimento cattolico nella society italiana. Idee per una rassegna bibliografica//-Critica marxista. Roma. 1976. № 5-6. P. 71-85.

скую связь католического мира с буржуазным обществом, указывали на то, что деятельность католической церкви и ее организаций проте­кает в конкретном политическом, экономическом и социальном кон­тексте, что предусматривает их участие во взаимоотношениях между классами, в развитии форм производства и т.д., и именно эти факторы в первую очередь определяют политическую ориентацию церкви.

Вниманием к католическому лагерю в целом объясняется смеще­ние акцента (причем не только католической историографии) в конце 70-х годов в сторону изучения католического движения. Большой помощью в этих исследованиях стало направление, связанное с мик­роисторией, целью которого являлось изучение католического клира и светского католического движения в отдельных небольших районах и областях. К числу таких работ можно отнести, например, серию статей (опубликованную в 1975 г. в виде отдельной книги) С.Трамонтина, посвященную состоянию католических организаций и их взаимоотно­шениям с фашизмом в области Венето в первой половине 20-х годов и его более позднюю работу об отношении к фашизму духовенства об­ласти Венето в 1938-1943 гг.22

Богатые возможности, открывающиеся в области изучения католи­ческого движения в связи с более пристальным к нему вниманием и привлечением массы новых, ранее не изучавшихся материалов при разработке локальной истории, были использованы и историками дру­гих направлений.

Либеральная концепция взаимоотношений церкви и государства выдержана в духе традиционного антиклерикализма. Ее наиболее ха­рактерная черта — страх перед перспективой усиления церкви и от­ступления от принципа "двух параллелей", т.е. теории, согласно кото­рой церковь и государство, действуя в различных областях, не должны никогда соприкасаться. С этой точки зрения, представители либеральной историографии 30-х — 50-х гг. — Б.Кроче, Фр.Руффини, Л.Сальваторел-ли23 — отрицательно оценивали союз церкви и фашизма, но не потому, что он служил стабилизации и укреплению фашистского режима, а главным образом потому, что этот союз означал отход от светских традиций Рисорджименто. Историкам-либералам второй половины XX в. также была свойственна апологизация политики либерального госу-

22 Tramontin S. Cattolici, popolari e fascist! nel Veneto. Roma. 1975; Idem. II clero veneto tra il 1938 e il 1943 di fronte al fascismo// Sulla crisi del regime fas-cista (1938-1943). La societa italiana dal «consenso» alia Resistenza. Annali delFIstituto veneto per la storia della Resistenza. 1995. P. 551-567.

23 Croce B. Discorsi parlamentari. Roma. !966; Ruffini F. Relazioni tra stato e chiesa. Bologna. 1966; Salvatorelli L. Chiesa e stato dalla rivoluzione francese ad oggi. Firenze. 1955; idem: Pio XI e la sua eredita pontificale. Torino. 1939; Salva­torelli L., Mira G. Storia d'ltalia nel periodo fascista. Torino. 1956, 1961.

10

дарства конца XIX — начала XX вв. Дж. Спадолини24, один из типич­ных представителей этой школы, считал наиболее продуктивной сис­тему равновесия с католическим движением, достигнутую правитель­ством Джолитти. Фашизм, утверждал Спадолини, представлял собой «антирисорджименто», поскольку он сумел зачеркнуть достижения нации в области религиозной и церковной политики.

Традиции либеральной этико-политической школы, в рамках кото­рой разворачивалось творчество Кроне, Сальваторелли, Спадолини, были в значительной степени нарушены, в частности, в изучении про­блем истории церкви и католического движения, одним из виднейших историков современной Италии Ренцо Де Феличе25. Он одним из пер­вых счел возможным отказаться от системы моральных оценок и пе­рейти к исследованию факторов, лежавших в основе политики Вати­кана и фашистского правительства. По утверждению Де Феличе, союз церкви и фашизма представлял собой «брак по расчету», т.е. стремле­ние каждой стороны добиться максимальных преимуществ как внутри Италии, так и на международной арене. Исследуя роль церкви и като­лических организаций в период фашизма, Де Феличе пришел к выво­ду, что последним удалось избежать фашизации и они заняли по от­ношению к фашистскому режиму позицию непримиримости.

Историки школы Де Феличе — С.Рогари, Р.Моро, П.В. Каннист-раро, Дж.Розоли26 и др. — каждый по-своему разработали и развили вывод Де Феличе. С.Рогари показал в своих исследованиях, как уже с начала 30-х гг. церковь вступила на путь концентрации сил, что позво-

24 Spadolini G., Ceccuti С. Chiesa e stato dal Risorgimento alia Repubblica. Firenze. 1980; Spadolini G. La due Rome: Chiesa e stato tra '800 e '900. Firenze. 1974; idem: II papato socialista. Milano. 1950,

25 De Felice R. II Vaticano e il fascismo: La «piccola guerra» del 1930-31// Nuova Antologia. Roma. 1974. V. 522. Fasc. 2086. P. 156-184; idem: Mussolini il fascista. Torino. 1968. V. 2. P. 382-437; idem: Mussolini il duce. Torino. 1974: 1981. V. 1, 2; idem: La chiesa cattolica e il probleraa ebraico durante gH ami delPantisemitismo fascista// Rassegna mensile di Israel. 1956. № 1. P. 23-35; idem: Storia degli ebrei italiani sotto il fascismo. Torino. 1972.

26 Rogari S. Come la chiesa si difese da Mussolini// Nuova Antologia. Roma. 1978. V. 533. Fasc. 2125-2126. P. 392-444; idem: La crisi del 1938 e il distacco dal regime: Azione cattolica e il fascismo// Nuova Antologia. Roma. 1978. V. 534. Fasc. 2127. P. 340-401; idem: Santa Sede e fascismo: dalPAventino ai Patti Later-anensi. Bologna. 1977; More R. Refigione e politica nella formazione del gruppo dirigente democristiano// Mulino. Bologna. 1979. № 1. P. 87-109; idem: Afascismo e antifascismo nelFAzione cattolica dopo il '31// Storia contemporanea. Bologna. 1975. № 4. P. 733-799; idem: La formazione della classe dirigente cattolica (1929-1937). Bologna, 1979; idem: I cattolici italiani e il 25 luglio// Storia contemporanea. 1993. № 6. P. 967-1017; Cannistraro P.V., Rosoli G. Emigrazione, chiesa e fas­cismo: Lo scioglimento dell'Opera Bonomelii (1922-1928). Roma. 1979.

11

лило ей к моменту кризиса режима оказаться во всеоружии, а католи­ческим организациям занять доминирующее положение в стране. Этот тезис не вызывает возражения у Р.Моро, который назвал позицию католических организаций в 30-е — начале 40-х гг. «афашизмом», применив термин, получивший довольно широкое распространение в итальянской историографии.

Школа Де Феличе внесла большой вклад в изучение истории церк­ви и католического движения в период фашизма, выдвинув новые гипотезы и введя в научный оборот массу ранее не использованных материалов, в том числе документы министерства иностранных дел.

Радикально-демократическое течение роднит с либеральной дово­енной историографией ярко выраженная антиклерикальная направ­ленность. Историки этого направления, писавшие свои работы в 30-е — 40-е гг. — Г.Сальвемини, Э.Росси27 — много сделали для того, чтобы документирование доказать связь церкви с наиболее реакцион­ными кругами общества, с монополистическим капиталом и фашизмом.

Радикально-демократическая историография 60-х — 70-х гг. в це­лом не выходит за рамки этой концепции. Пессимистический взгляд на роль церкви и католиков в период фашизма свойственен П.Дж.Цунино, который приходит к выводу о неизменности позиции католического лагеря в течение всего периода фашизма вплоть до всеобъемлющего кризиса режима в 1942 г.2

Работы Дж.Микколи29 привлекают внимание оригинальностью вы­двинутой им гипотезы. По мнению Микколи, сущность фашизма как буржуазной контрреволюции только частично может объяснить выбор, сделанный церковью. Сама фашистская доктрина, идеология, стремле­ние создать авторитарное, иерархическое общество, исключающее принципы плюрализма и демократии, отвечали внутреннему развитию церкви и соответствовали представлениям папства об идеальном обще­стве.

Тезисы Микколи вписываются в концепцию «новой историогра­фии» Г.Куацца, к которой принадлежат также такие историки, как М.Реинери, М.К.Джунтелла30 и другие. Вклад этих историков в иссле-

27 Salvemini G. Stato e chiesa in Italia. Milano. 1969; Rossi E. Pagine anticleri­cal!. Roma. 1966; idem: Stato e chiesa. Milano. 1961; idem: II manganello e Paspersorio. Bari. 1968.

8 Zunino P.O. La questione cattolica nella sinistra italiana (1919-1939). Bolo­gna. 1975; idem: Laquestione cattolica nella sinistra italiana(1940-1945). Bologna. 1977.

29 Miccoli G. La chiesa e il fascismo// Fasclsmo e la societzl italiana/' A cura di G. Quazza e a. Torino. 1973.

30 Reineri M. Cattolici e fascismo a Torino. 1925-1943. Milano. 1978; Giuntella M.C. L'organizzazione universitaria fascista e la Federazione universitaria cattolica

12

дование тем, связанных с католическим движением в период фашизма, характеризуется еще и привлечением новых источников и документов. Сознательное ограничение тематики весьма узкими рамками позволя­ло авторам максимально использовать и цитировать их в тексте.

Тенденция к изучению католического движения в Италии в рамках локальной истории, которая была свойственна в 60-70-е гг. историкам всех трех рассмотренных направлений, была продолжена и в 80-90-е гг. Это было связано, в частности, с работой отдельных исследовате­лей в местных архивах, на материалах которых труды и создавались полностью, иногда с большими приложениями документов31. Кроме того, в 90-е годы появляется ряд работ, посвященных разработке от­дельных узких и ранее вовсе неисследованных вопросов истории церкви и католического движения в период фашизма. К таким вопро­сам относятся, в частности, позиция и роль военных капелланов, от­правлявшихся на различные фронты военных действий в 30-е — 40-е гг., позиция миссионеров и др.

in una relazione del Segretario del GUF di Viterbo// Rivista di storia della chiesa in Italia. Roma. 1971. № 1. P. 130-137.

31 Blasina P. Vescovo e clero nella diocesi di Trieste-Capodistria. 3938-1945. Trieste. 1993; Bocchini Camaiani B. Devozione e cristianitu a Siena tra fascismo e antifascismo// Fascismo e antifascismo nel Senese. Firenze. 1993; Capobianco G. Chiesa e fascjsmo nel Sannio negli anni Trenta. Macerata-Benevento, 1993; Caserta А. И clero a Napoli durante la guerra e la Resistenza (1940-1943). Napoli. 1995; Dal Pozzo G. Esploratori cattolici e Partito nazionale fascista a Faenza. Faenza s.d.; Longo P.O. L'antifascismo cattolico novarese: problemi di lettura// Figure e centri dell'ami fascismo in terra novarese. Novara. 1992. P. 89-142; idem; L'antifascismo cattolico valsesiano// Aspetti della storia della provincia di Vercelli tra le due guerre mondial!. Borgosesia. 1993. P. 211-238; Neirerti M. Cattolici e «popolari» bieliesi tra fascismo e antifascismo// Aspetti della storia della provincia di Vercelli tra le due guerre mondial!. Borgosesia, 1993. P. 99-117; Paganelli A. L'Azione cartolica и Modena// Regime fascista e societal modenese. Aspetti e problemi del fascismo locale (1922-1933). Modena. 1995. P. 565-588; Picardi L. Cattolici e fascismo nel Molise (1922-1943). Roma. 1995. Preziosi E. Chiesa e popolazione nel Pesarese// Storia e problemi contemporanei. 1995. № 15. P. 83-102; Turchi L. La posizione dei cattolici neJIa diocesi di Carpi di fronte al fascismo// Regime fascista e societa modenese. Aspetti e problemi del fascismo locale (1922-1933). Modena. 1995. P. 587-607; Veneruso D. I cattolici genovesi e la seconda guerra mondiale// Storia e memoria. 1993. № 1. P. 41-52.

32 Borruso P. Organizzazione e ruolo delle missioni cattoliche italiane in Francia (1938-1945)// Mezzosecolo. 1994. № 9, P. 105-120; Franzinelli M. II clero e le colonie: i cappellani militari in Africa Orientale// Rivista di storia contemporanea. 1992. № 4. P. 558-598; idem: I cappellani militari tra assitenza spirituafe, patriotti-smo e fascismo// Sulla crisi del regime fascista (1938-1943). La societa italiana dal «consenso» alia Resistenza. Annali dell'Istituto veneto per la storia della Resistenza. 1995; и другие работы того же автора.

13

В основе итальянской марксистской историографии лежат концеп­ции А.Грамши и П.Тольятти33. Проблему отношений государства и церкви Грамши понимал как выражение отношений исторически оп­ределенных и конкретных социальных сил — церковной иерархии, феодальной аристократии, королевской династии и буржуазии. Рас­сматривая позицию церкви по отношению к фашизму, Грамши обра­щал внимание на постоянное стремление Ватикана сохранить Католи­ческое действие. Причина этого, по мнению Грамши, заключалась в том, что Католическое действие является основной, подлинной парти­ей церкви. Церковь, считал Грамши, обладая многовековым опытом, понимала, что фашизм — это явление временное и преходящее, и потому стремилась сохранить свои позиции в массах и помимо союза с фашизмом. Союз с фашизмом являлся, таким образом, лишь одним из направлений в широкой политической стратегии Ватикана, посредст­вом которой он пытался обеспечить себе доминирующие позиции в итальянском обществе.

Тольятти связывал заключение Лютеранских соглашений с пробле­мой краха капиталистического общества и перспективой пролетарской революции, с усилиями капитализма воспрепятствовать росту револю­ционного движения. Союз церкви с фашизмом, писал Тольятти в ста­тье «Конец римского вопроса»34, отражавшей характерные черты по­зиции Коммунистической партии Италии 20-х — 30-х гг., служит делу объединения всех слоев буржуазии и укреплению капиталистического строя. После второй мировой войны Тольятти сместил акцент в сторо­ну проблемы взаимоотношений коммунистов и католиков в Италии, выступив в Учредительном собрании за включение Латеранских со­глашений в итальянскую республиканскую конституцию.

В послевоенной марксистской историографии Италии специальных работ, посвященных истории церкви и католического движения, пока немного. Работа Дж.Канделоро"1, написанная в начале 50-х гг., когда Ватикан занимач жесткую антикоммунистическую позицию, носила на себе отпечаток тогдашней фазы во взаимоотношениях коммунистов и католиков. Лишь в середине 70-х гг. изучение католического движения и церкви в Италии получило новый импульс благодаря работам таких

33 Gramsci A. II Vaticano e 1'Italia/ A cura di E.Fubini. Roma. 1961; idem: Note sul MacchiavelH, sulla politica e sullo Stato moderno. Torino. 1953; idem: Gli intellettuali e I'organizzazione della cultura, Roma. 1971; Togliatti P. Comunisti, socialisti, cattolici/ A cura di L.Gruppi. Roma. 1974; idem: L'opera di De Gasperi. Rapporti tra stato e chiesa. Firenze. 1958.

Togliatti P, Fine della questione romana// Togliatti P. Opere. Roma. 1971. V. 2. P. 654-664.

35 Канделоро Дж. Католическое движение в Италии. М., 1955.

14

авторов, как ММассара, М.Г.Росси36 и др. Новым в этих работах стало своего рода признание искренности политики католического духовен­ства, в том числе высшей церковной иерархии, которая, как утверждал Массара, по большей части в действительности руководствовалась общими религиозными и моральными принципами. Это не мешает ученому демонстрировать то обстоятельство, что результаты политики Ватикана подчас играли отрицательную роль для общей политической ситуации в стране.

В 90-е годы происходит заметное смещение внимания историков всех направлений в сторону изучения политики Ватикана в годы вто­рой мировой войны, в частности, центральное место начинают зани­мать проблемы холокоста, расовой политики фашизма, позиции церк­ви в отношении евреев37. Причем, если историки католического толка (как, например, П.Бле) документально воссоздают миротворческую и гуманитарную миссию церкви в годы второй мировой воины, то исто­рики других направлений зачастую весьма эмоционально доказывают неразрывную и органичную связь католической церкви с нацистским режимом (работа Дж.Корнуэлла). В одной из наиболее солидных ра­бот последних лет, а именно в новой книге Дж.Микколи, вызвавшей многочисленные отклики в итальянской печати, убедительно демонст­рируются усилия Пия XII в области оказания помощи евреем, анти­фашистам, военнопленным, а также его посредническая роль в деле заключения мира и в уменьшении тягот войны и бомбардировок, од­нако, Микколи приходит к выводу о том, что политика Пия XII была все же неадекватна ужасам нацистского террора и нацистским престу­плениям как военного, так и предвоенного времени.

Повышение интереса к теме "Ватикан и нацизм" можно заметить в последнее десятилетие и в отечественной историографии. Среди таких работ следует отметить, в первую очередь, статьи Л.Н.Бровко, а также работы ярославского историка М.Е.Ерина и две совсем недавно защи-

36 Massara M. La chiesa cattolica nella seconda guerra mondiale (1935-1940). Legnano. 1977; Rossi M.G. La chiesa e le organizzazioni religiose// La Toscana nei regime fascista (1922-1939). Firenze. 1971; idem: Questione cattolica e «caso» italiano: contribute ad un dibattito storiografico// Critica marxista. Roma. 1977. № 3.P. 133-139.

37 Blet P. Pio XII e la Seconda guerra mondiale negli Archivi Vatican!. Milano, 1999; Cornwell J. Hitler's Pope. The Secret History of Pius XII. London, 1999; Miccoli G. I dilemmi e i silenzi di Pio XII: Vaticano, seconda guerra mondiale e Shoah, Milano, 2000; Marchione M. Pio XII e gli ebrei. Casale Monferrato, 2002; idem. Pio XII architetto di pace. Casale Monferrato, 2002; Caspar! A. Gli ebrei salvati di Pio XII. 2001; Phayer M. The German Catholic Church After the Holo­caust// Holocaust and Genocide Studies. 1996. Vol. 10. P. 151-167.

15

щенные кандидатские диссертации В.А.Гарнова и А.В.Гаврилова38.

Апробация диссертации. Основные положения диссертации изло­жены в научных статьях и монографии общим объемом около 50 а.л. Результаты исследования освещались в докладах и сообщениях на международных и всероссийских научных форумах (на IX коллоквиу­ме советских и итальянских историков, М., 1986, на всесоюзной кон­ференции "Возникновение второй мировой войны и антифашистская борьба в Европе", Свердловск, 1990, на международной конференции "Религия и церковь на пороге XXI века", М., 1998 и др.).

Диссертация обсуждалась на заседании Отдела политической исто­рии XX в. Института всеобщей истории РАН.

Структура и содержание работы.

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, анно­тированного именного указателя и библиографии.

Во введении обоснована актуальность темы, определены предмет исследования, его цель и задачи, хронологические рамки. Дана харак­теристика и классификация источников, выделены основные концеп­ции в историографии истории церкви и католического движения в первой половине XX века.

В первой главе (1922-1926 гг.), состоящей из 4 параграфов, рас­смотрен "католический мир" в первые годы фашизма, от момента формирования правительства Муссолини в 1922 г. до "чрезвычайных законов" 1926 г., знаменовавших собой начало фашистской диктату­ры. На протяжении этих четырех лет в стране существовали легальные политические организации католической ориентации, такие как като­лическая Народная партии и католические профсоюзы, а также много­численные светские католические организации культурного, спортив­ного и др. характера. Взаимоотношения католической церкви и фа­шизма развивались на фоне и в тесной взаимосвязи с положением и политикой этих организаций, а также с политикой фашистской власти по отношению к ним.

В параграфе 1 приводится краткая предыстория, без которой невоз­можно понять суть проблемы, которая определяла отношения церкви и государства в Италии и в существенной степени повлияла на после-

38 Бровко Л.Н, Церковь и "третий рейх"// Новая и новейшая история 1991, № 4. С. 44-62; Бровко Л.Н. Августин Рёш. Иезуиты и национал-социализм. Противостояние// Христианские церкви и европейское общество XVIII-XX вв. В печати; Ерин М.Е. Католическая церковь Германии и фашизм. Ярославль. 1990. 82 с.; Гарнов В.А. Церковь в Третьем рейхе: роль в обществе и взаимо­отношения с фашистским режимом (1933-1945). Автореф. канд. дис. М., 1998; Гавршюв А,В. Католицизм и национал-социализм в Германии (1933-1945). Автореф. канд. дис. Ярославль, 2001.

16

дующие отношения церкви с фашистским режимом. Речь идет о воз­никновении в 1870 г. и о попытках решения в конце XIX - начале XX века так называемого "римского вопроса", связанного с насильствен­ным присоединением Папской области к молодому единому Итальян­скому королевству и, как следствием этого, с ликвидацией светской власти пап. Наличие "римского вопроса", а также последовавшего со стороны папы Пия IX запрета для католиков участвовать в политиче­ской жизни страны (т. называемого "поп expedit") играло важную роль в соотношении политических сил - партий, профсоюзов и других структур. Вместе с тем, после окончания первой мировой войны стало очевидным, что наличие "римского вопроса" не только препятствует сбалансированному развитию политических сил итальянского госу­дарства, но и наносит ущерб международной деятельности Святого Престола, который по настоянию Италии был отстранен от участия в выработке мирных договоров, а также от всех международных фору­мов (конгрессов, конференций), на которых решались экономические, политические, географические и другие вопросы послевоенной Евро­пы. Несмотря на то, что Святой Престол пошел на значительное смяг­чение своей до того непримиримой позиции в отношении Итальянско­го государства (в частности, в 1919 г. был отменен папский запрет "поп expedit"), "римский вопрос" не был решен и продолжал оставать­ся источником различных недоразумений и напряженности в отноше­ниях между Святым Престолом и Италией. Нерешенность "римского вопроса" и связанный с этим недостаточно ясный статус Святого Пре­стола в системе международных отношений заставлял Ватикан прояв­лять интерес к тем политическим силам в Италии, которые деклариро­вали принципиальную возможность договоренностей с Церковью как с политическим институтом. Интерес к таким силам был обоснован также весьма значительными процессами в европейском послевоенном обществе, а именно подъемом революционного движения в Европе, сопровождавшимся в некоторых странах изменением политического и даже социально-экономического строя, в других - различными насиль­ственными действиями, но и в том и другом случае снижением роли церкви и ростом атеистических тенденций.

В параграфе первом рассмотрены также истоки и зарождение в Ита­лии католического движения и католических организаций, как церков­ных, так и светских, носящих политический и экономический харак­тер. Развитие этих организаций определялось, с одной стороны, соци­альной политикой Святого Престола, в том числе новым курсом, нача­тым Львом XIII в конце XIX в., с другой стороны - состоянием взаи­моотношений церкви и государства.

На этом историческом фоне в 1922 г. к власти в Италии пришел фа­шизм, продемонстрировавший на этом этапе своего развития уважение

17

к религии и церкви. Приход к власти фашизма почти совпал с восше­ствием на Престол Св.Петра нового папы Пия XI.

В параграфе^: рассмотрена деятельность католической Народной партии (НП) и католических профсоюзов, различные стороны которой в той или иной степени влияли на отношения церкви и государства. В параграфе показано, как фашизм, рассматривая Народную партию как основного политического соперника, поставил своей целью дискреди­тировать НП, лишить ее популярности в массах, и в конечном итоге способствовать ее распаду и уходу с политической арены.

Огромный успех основанной в 1919 г. НП (она получила на первых же выборах 20,6% голосов и 99 мест в парламенте и стала второй по численности парламентской фракцией, а в 1920 г. члены Народной партии получили два министерских портфеля и четыре кресла замес­тителей министров) объяснялся рядом факторов, среди которых мож­но выделить следующие: послевоенный политический кризис, охва­тивший итальянское либеральное государство (голоса, отданные НП, означали, как можно полагать, не столько степень доверия к этой мо­лодой партии, сколько поражение старых партий, поражение либера­лизма, неотложность перемен в обществе); тот факт, что в первые послевоенные годы НП предстала как сила, альтернативная социали­стическому движению. Это последнее обстоятельство исключало в первые годы ее существования какое-либо сотрудничество с социали­стами. Активная борьба за массы развернулась и между "красными" и "белыми" профсоюзами - ИКТ, основанной в 1918г.

Однако активное включение в политическую борьбу фашистского движения выдвинуло уже с 1921 г. на первый план борьбу между фа­шистскими и нефашистскими организациями. В руководстве НП от­ношение к левому флангу партийной системы Италии начало посте­пенно меняться, к чему его настойчиво подталкивало и левое крыло самой партии. В течение 1922 г. руководство НП склонялось попере­менно как к сотрудничеству с социалистами, так и к сотрудничеству с фашистами. Кульминационным моментом этой последней линии стало согласие на 6 министерских портфелей в правительстве Муссолини, образованном в результате насильственного захвата власти фашистами в декабре 1922 г. Фашизм использовал поддержку НП как трамплин к достижению консенсуса на правительственном уровне. Несмотря на несогласие большинства НП (и даже ее лидера и главы дона Л. Стур-цо) парламентская фракция проголосовала не только за доверие пра­вительству, но и за предоставление ему чрезвычайных полномочий.

Следует помнить, что в этот момент НП еще на стала подвергаться давлению Ватикана. Это решение было показателем того, что оценка фашизма политическими силами того времени далеко не была адек­ватна сути этого движения. Ведь наиболее яркие черты фашизма как

18

государственной системы проявились гораздо позже, в то время фа­шизм представал перед многими как движение, а позднее как партия, стремящаяся к благу Италии и нации, но пользующаяся неординарны­ми и не всегда допустимыми методами, фашизм рассматривался как переходная фаза к новому равновесию либерального государства. Многие рассчитывали на то, что придя к власти фашистская партия впишется в привычную парламентскую систему и будет действовать в рамках конституции, что этой партией можно будет легко управлять, добиваясь от нее выполнения только действительно имеющих поло­жительное значение пунктов программы.

Однако уже первые недели после формирования правительства Мус­солини показали ошибочность такой концепции. С начала 1923 г. в НП усилились антифашистские тенденции, получившие закрепление во время состоявшегося в апреле 1923 г. очередного съезда партии. В связи с этим фашизм четко сформулировал свое намерение спровоци­ровать раскол начавшей активно выражать свое несогласие НП, под­держать ее правое крыло и изолировать центр. Условием дальнейшего сотрудничества фашисты поставили исключение из партии левого крыла. Одновременно по стране прокатилась очередная волна фаши­стских насилий против католических организаций.

Однако деятельность правых не оправдала надежд, возлагавшихся на него Муссолини. Хотя правое крыло выявилось и громко заявило о себе в ходе съезда НП, оно не сумело повлиять на решения партии и не сумело вызвать ее раскол. Фашистская пресса оценила съезд как «первый антифашистский съезд, на котором антифашизм был провоз­глашен во всеуслышание». После съезда члены кабинета от НП вышли в отставку.

Именно с этого момента фашизм попытался использовать давление на Ватикан, давая понять папе Пию XI, что насилия против Католиче­ского действия связаны с позицией НП. С другой стороны, Муссолини всячески подчеркивал, что Ватикан может получить от фашизма то, что ему нужно, гораздо скорее, чем при помощи НП. Главным же ре­зультатом итогов съезда были два принятых фашистским правительст­вом решения: о реформе избирательной системы (обсуждение этого вопроса в Большом фашистском совете состоялось 25 апреля) и о ре­форме средней школы и введении государственных экзаменов (проект Дж.Джентиле был одобрен Советом министров 27 апреля).

Голосование по проекту закона о реформе избирательной системы (т.н. закон Ачербо) во многом зависело от НП. Неожиданностью стало голосование 9 членов партии (вопреки решению большинства) в поль­зу проекта закона. Эта недисциплинированность продемонстрировала неподготовленность партии к повседневной парламентской деятельно­сти. В конечном итоге правое крыло почти в полном составе было вы-

19

нуждено покинуть партию, однако, не этот факт оказал влияние на ее дальнейшую судьбу.

В течение избирательной кампании фашизм продолжал придерживать­ся прежней тактики - насильственные, репрессивные действия против НП и других католических организаций и нажим на Ватикан. В сентябре 1923 г. была проведена реформа Джентиле, вводящая в начальной школе обязательное преподавание закона Божьего и вызвавшая большое удов­летворение в церковных кругах. В конце 1923 г. в Италии начала рабо­тать комиссия по реформированию церковного законодательства.

Благодаря этой политике поддержка Ватикана сказалась после объ­явления результатов выборов (согласно которым НП потеряла больше половины голосов) и правительственного кризиса, возникшего после их оглашения и последовавших обвинений в махинациях в адрес фа­шистского правительства со стороны депутата-социалиста Дж.Мат-теотти. После убийства этого депутата (10 июня) депутаты от партий либералов, католиков, демократов, социалистов и коммунистов объе­динились в оппозиционный блок, покинув здание парламента (это объе­динение получило название «Авентинский блок»). В этот момент Вати­кан призвал к спокойствию и к повиновению властям, что диктовалось не только обещаниями фашистов, но также и опасениями сформиро­вания в случае падения кабинета Муссолини коалиционного прави­тельства с участием социалистов, ставшего реальностью летом 1924 г.

Во второй половине 1924 - начале 1925 г. НП занимала активную ан­тифашистскую позицию, особенно проявившуюся на очередном V съезде НП (28-30 июня 1925). Все выступления на съезде содержали критику политики правительства, но наиболее значимо прозвучала речь Де Гаспери, провозгласившего несовместимость фашистской и католической концепции государства. В конце 1925 года члены На­родной партии покинули Авентинский блок, в связи с тем, что стала очевидной слабость всех оппозиционных партий, входивших в его состав. Однако они не сделали попытки организовать активное сопро­тивление режиму. В ноябре 1926 г. депутаты от НП (как и все прочие депутаты, кроме фашистских) были лишены парламентских мандатов. Шаг за шагом сдавали свои позиции и католические профсоюзы, окончательный кризис которых наступил в течение 1925 — начате 1926 г. Они были официально распущены 1 июля 1926 г.

Непонимание сущности фашизма и несогласованность в действиях — между парламентской фракцией НП и ее руководством, между различными группами внутри самой парламентской фракции и т.д. — привели НП, пусть и на очень короткое время, к поддержке режима, глубоко противоречащего ее принципам и ее программе. Переориен­тация руководства НП произошла слишком поздно. В конечном итоге именно нерешительность и недисциплинированность парламентской

20

фракции, поступавшей фактически наперекор решениям и духу пар­тии, оказали решающее воздействие на ход событий. Вина Ватикана оказалась в этой ситуации в значительной степени косвенной. К тому времени, когда Ватикан действительно решительно воспротивился со­трудничеству католиков и социалистов, такое сотрудничество уже осу­ществлялось в рамках Авентинского блока.

Причиной подобной позиции Ватикана в отношении Народной пар­тии был не только страх перед социализмом и обещания фашистского правительства, но и внутренние тенденции развития католической церкви в этот период, что рассмотрено в параграфе 3. В нем анализи­руется деятельность Святого Престола и итальянской католической церкви, а также светских католических неполитических организаций в свете религиозной и церковной политики фашизма.

Приход к власти фашизма совпал по времени со смертью Бенедикта XV и избранием на папский престол нового папы Пия XI. Принятие им имени Пия XI следовало понимать в том смысле, что новый папа собирался следовать курсу предыдущего папы с тем же именем — Пия X, известного своим консерватизмом и жесткими авторитарными принципами управления. Его избрание, таким образом, означало и победу тех кругов в Ватикане, которые изначально относились насто­роженно к образованию католической партии. Пий XI, в отличие от своего предшественника, Бенедикта XV, отменившего в 1919 г. буллу «Non expedit» и тем самым давшего фактически молчаливое согласие на создание политической партии католиков, считавшего, что полити­ческое движение католиков может иметь тем больший успех, чем большую независимость оно будет демонстрировать по отношению к церкви, полагал (вслед за Пием X), что светское католическое движе­ние не должно быть автономным от церкви, оно должно быть центра­лизовано и сосредоточено под непосредственным руководством цер­ковной иерархии.

Вследствие этого, не последнюю роль в отношении ватиканской ие­рархии к НП играло соперничество последней с другими светскими католическими организациями. В 1922 г., почти сразу же после своего избрания, Пий XI провел реорганизацию всей системы католических союзов, объединив их в централизованную, ему лично подчиненную организацию Католическое действие (КД). В рамках КД Пий XI стре­мился сосредоточить все виды деятельности католиков — воспита­тельную, социально-экономическую, культурную, работу с молоде­жью и т.д. Так, например, к середине 20-х гг. при КД стали организо­вываться «профессиональные секции», которые во многом дублирова­ли работу католических профсоюзов (координация их работы на об­щенациональном уровне, так же как и разработка их программ была поручена с 1926 г. Католическому институту социальной деятельности

21

- ИКАС), с 1924 г. КД начало процесс постепенного поглощения профсоюзов. Созданная Пием XI стройная структура светских католи­ческих организаций отвечала его внутренним убеждениям и взглядам, но в то же время должна была служить целям противостоять активно развивающемуся после первой мировой войны процессу секуляриза­ции итальянского общества. Фашизм, объявивший религию «о-сновным элементом жизни народа», по представлению Пия XI, мог служить церкви надежным союзником в этом вопросе.

Первоначальная позиция церкви по отношению к фашизму опреде­лялась религиозной и церковной политикой последнего, декларируе­мым им credo, утверждавшим принципиально новый по сравнению с предыдущими правительствами взгляд на роль церкви в государстве. Начиная свое продвижение к власти, фашизм стремился воспользо­ваться поддержкой церкви для завоевания авторитета в массах и для борьбы с одним из основных политических соперников — Народной партией. Начав с небольших уступок церкви, фашизм довольно быстро пришел к идее заключения официального договора, который, как предполагало фашистское правительство, послужит реализации его задач по отношению к церкви и религии.

Но интересы церкви довольно быстро пришли в столкновение с фа­шистскими планами. Светские католические организации подверглись атакам фашистов с самого момента возникновения фашистского дви­жения. Однако в этот период фашистские власти постоянно давали понять, что агрессия против светских католических организаций свя­зана с позицией НП. В действительности фашизм проводил по отно­шению к католическим организациям сложную противоречивую поли­тику, направленную в конечном счете на то, чтобы либо полностью подчинить их себе, поставив под свой контроль, либо уничтожить их, заменив аналогичными собственными структурами. Эта задача сильно осложнялась тем, что фашизм, особенно на первых порах, нуждаясь в поддержке церкви, не решался всерьез затрагивать зависимые от нее организации. Именно поэтому, присоединение различных католиче­ских организаций к КД было и генеральной линией политики Пия XI, и в то же время средством защиты от натиска фашизма, средством, которое должно было помочь их отстоять.

Отношения между фашистскими властями и организациями КД ос­ложнялись также и тем, что и руководство КД и сам Пий XI постоян­но подчеркивали, что КД должно стоять на позициях «сотрудничества, но не слияния с фашизмом». Тем самым подчеркивалась и его актив­ная и самостоятельная роль в общественной жизни страны, и необхо­димость отстаивать свои организации, сопротивляясь натиску властей и сквадристов.

Все это вызывало в Ватикане немалые сомнения в том, насколько

22

следует доверять фашизму. Однако в Ватикане существовала и другая, весьма положительная оценка деятельности Муссолини. Кроме того, неизбежно перевешивала все другие соображения заинтересованность в договоре с фашистским правительством, договоре, который мог бы предоставить церкви привилегии и защитить зависимые от нее органи­зации, причем именно те, которые она хотела защищать. Надежды на заключение такого договора укрепились после завершения кризиса 1924 г. Было ясно, что правительство Муссолини закрепило свои по­зиции надолго, а только с таким правительством и имело смысл вести переговоры.

Поддержка Ватикана в период кризиса была высоко оценена фаши­стским правительством. Доказательством этому послужили, во-первых, правительственный декрет от 2 октября 1924 г., который санкционировал открытие в Милане католического университета «Сакро Куоре», во-вторых, проект реформы церковного законодатель­ства, представленный парламенту 7 января 1926 г. Однако этот проект вызвал протест Пия XI, выразившего недовольство тем, что реформу церковного законодательства хотят провести без участия церкви. Фак­тически Пий XI, сочтя момент благоприятным, прямо потребовал от правительства начала прямых переговоров. Протест Ватикана был положительно воспринят фашистским правительством, которое дало понять Ватикану, что готово к переговорам по урегулированию «римского вопроса». Такие переговоры между итальянским прави­тельством и Ватиканом о заключении соглашения и были начаты с конца 1926 г.

Вторая глава (1926-1931 гг.) посвящена отношениям церкви и фа­шистского государства в Италии с момента установления фашистской диктатуры (чрезвычайные законы 1926 г.) до кризиса 1931 г., нанесше­го удар по зависимым от церкви светским католическим организаци­ям, благодаря которому их роль в жизни страны должна была сущест­веннейшим образом снизиться. Основным содержанием этого периода были переговоры, а затем заключение Латеранских соглашений, а также отклики на них и их последствия для эволюции фашистского режима, с одной стороны, и для церкви и католического движения и католических структур - с другой.

В параграфе 1 анализируются ход переговоров между фашистским правительством и Святым Престолом относительно заключения дого­вора с целью решения "римского вопроса" и связанные с ними про­блемы.

Началу переговоров способствовали стабилизация фашистского ре­жима после кризиса Маттеотти (1924 г.) и утверждение его в качестве однопартийной системы. Отныне все слои и группы населения должны были стать частями единой фашистской политической системы.

23

Однако после запрещения политических партий, профсоюзных орга­низаций, различных обществ, выполняющих социальные и воспита­тельные функции, в стране еще оставалась католическая церковь обла­давшая большим моральным влиянием и разветвленной сетью зависи­мых от нее организаций, которые, как она ясно дала понять, она воз­намерилась решительно защищать. Таким образом, Муссолини пред­стояло найти определенную систему равновесия, которая позволила бы ему интегрировать церковь в политическом и идеологическом пла­не в структуру фашистского государства. По замыслу фашистских лидеров церковь должна была стать верной союзницей фашизма, спо­собствовать укреплению его власти внутри страны и увеличению его престижа на международной арене.

С 1926 г, для Муссолини начинается период дипломатической игры, сочетающийся с постепенным усилением давления на церковь и ее организации. Муссолини предложил церкви соблазнительную приман­ку, состоящую в обещании заключения договора, который формально вернул бы ей светскую власть, а также подтвердил бы юридическую законность существующих зависимых от церкви организаций.

Рассматривая причины заключения церковью договора с фашист­ским правительством, необходимо учитывать тот факт, что церковь последовательно проводила политику защиты католической религии и верующих во всех странах, с которыми ей удавалось заключать дого­воры. Придерживаясь этой позиции, церковь продолжала поддерживать контакты с любыми режимами до тех пор, пока оставалась хоть малей­шая надежда на то, что ей удастся успешно протестовать против репрес­сий в отношении церкви и других религиозных структур, а также защи­щать принципы религиозного обучения и воспитания молодежи.

Переговоры с фашистским правительством проходили с большой сложностью. Уже в самом их начале выявилась вся глубина противо­речий между церковью и фашистским режимом по ряду вопросов, среди которых основными были разногласия по Bonpdcy о фашистской концепции государства и о монополизации воспитания молодежи.

Одновременно с проходившими переговорами фашизм взял курс на полное подавление или уничтожение светского католического движе­ния. Первый массированный удар обрушился на молодежное католиче­ское движение, что было связано с созданием фашистской системы вос­питания молодого поколения, по стране.

Прокатившаяся по стране волна репрессий и террора после покуше­ния на Муссолини 31 октября 1926 г., в ходе которой в наибольшей степени пострадали молодежные католические организации, послужи­ла наиболее ярким опровержением того мнения, что режим «конституировался» и «подчинился традиционной парламентской системе». В создавшихся условиях перед Пием XI отчетливо встала

24

задача спасения католических организаций и, в первую очередь, Като­лического действия. Эта мысль, как мы видели, мелькала уже и рань­ше, но впервые она была сформулирована как политическое требова­ние. С конца 1926 г. главным условием продолжения переговоров Пий XI поставил заключение, наряду с трактатом, конкордата для регули­рования деятельности церкви и ее организаций в стране.

За 1927-28 гг. переговоры несколько раз были прерваны в связи с из­даваемыми правительством декретами (9 января 1927 г. и 9 апреля 1928 г.) об организации итальянской молодежи. В соответствии с эти­ми декретами право на существование в Италии получали только фа­шистские молодежные организации. Лишь после энергичных протес­тов Ватикана и приостановки переговоров фашизм допустил сущест­вование молодежных организаций, являющихся составной частью Католического действия. Вместе с тем фашизм стремился и к уничто­жению всех прочих католических организаций,

Главным здесь был вопрос, который служил источником непрерыв­ных идеологических дискуссий между церковью и фашизмом, и касал­ся он фашистской концепции государства, активно насаждаемой в итальянских учебных заведениях. Монополизация воспитания, став­шая одной из центральных задач фашистского правительства, по сути была применением на практике этой концепции, в основе которой лежал принцип: «Все в государстве, ничего вне государства, ничего против государства».

Наряду со светскими католическими организациями атаке фашист­ских властей подвергались и кредитно-финансовые учреждения като­лической ориентации, хотя до 1929 г. политика фашистского государ­ства в отношении католических кредитно-финансовых институтов в известной степени ставилась в зависимость от хода переговоров с Ватиканом. До 1929 г. система католических банков и сельских касс в целом не только продолжала обладать определенной независимостью, но в ряде случаев получала и существенную помощь.

Вопрос о положении католических организаций был одним из наи­более важных при обсуждении проекта Конкордата. Вместе в тем в работе анализируется и ход переговоров по другим ключевым вопро­сам, таким, как размеры территории, переходящей под юрисдикцию нового государства (один из основных пунктов Трактата), а также вопросы о религиозном образовании в начальных, средних и высших учебных заведениях и о церковном браке. В работе показано, что до­говоренность по этим вопросам явилась результатом компромисса и уступок, причем если по первому из этих вопросов к уступкам был вынужден Ватикан, то по второму - его решительность вынудила к отступлению фашистское правительство.

В работе рассмотрены также дискуссии в прессе, разгоравшиеся

25

время от времени в течение всего хода переговоров и имевшие в том числе целью подготовить общественное мнение к будущим соглаше­ниям. Однако это никак не влияло на тот факт, что переговоры по-прежнему велись в обстановке полной секретности.

Итогом переговоров явилось заключение 11 февраля 1929 г. Лате-ранских соглашений, состоящих из двух документов — Трактата и Конкордата, анализу содержания которых посвящен параграф 2.

Трактат завершал "римский вопрос" и восстанавливал Папское госу­дарство в минимальных границах. Его территория, располагавшая в центре Рима, должна была быть ограничена 44 га. Италия признавала вновь создаваемое государство Ватикан, Ватикан признал королевство Италию под властью Савойской династии и Рим столицей Итальянско­го государства. Первая статья Трактата подтверждала ту статью Аль-бертинского Статута, которая, утверждая, что католическая религия является религией огромного большинства итальянцев, фактически признавала ее единственной государственной религией. Регулировался вопрос о гражданстве. Стороны устанавливали дипломатические от­ношения и обменивались представителями на уровне послов. К Трак­тату были приложены 4 документа: чертеж, определяющий границы государства Ватикан, чертежи зданий, получающих право экстеррито­риальности, чертежи зданий, освобожденных от обложения налогом, и финансовая конвенция.

Содержанием Конкордата являлась организация и деятельность церкви в Италии и взаимные обязательства государства и церкви.

Первая группа статей обеспечивала главе католической церкви сво­бодное и независимое осуществление ее духовной функции; статьи 3-10 определяли привилегии, данные служителям церкви и готовящимся к принятию сана; группа статей (16-18) предусматривала изменение границ диоцезов в соответствии с государственными границами Ита­лии и с границами областей; значительная группа статей (ст. 19-26, 29-33) затрагивала вопросы реорганизации церковного законодательства, отменяла права «exequatur» и «placet» (т.е. контроль государства над управлением церковным имуществом и замещением церковных долж­ностей); епископы, прежде чем приступить к отправлению своих обя­занностей, должны были принести присягу на верность итальянскому правительству.

Наиболее важными положениями Конкордата были статьи о церков­ном браке, религиозном образовании и католических организациях. Ст. 34 признавала за церковным браком ту же силу и законность, что и за гражданским. Что касается случаев аннулирования брака, то они должны были передаваться на рассмотрение церковных властей. В вопросе о религиозном образовании, как уже говорилось, стороны достигли компромисса (введение религиозного обучения лишь в сред-

26

них, но не в высших учебных заведениях). Наконец, ст. 43 Конкордата была посвящена вопросу о католических организациях.

Латеранские соглашения были ратифицированы палатой депутатов после обсуждения, проходившего с 10 по 14 мая. Одновременно пала­те были представлены три законопроекта: 1. О применении норм Кон­кордата, относящихся к браку; 2. О церковных организациях и граж­данском управлении наследством, предназначенном для культовых целей; 3. Об отправлении разрешенных культов. По первому законо­проекту было подано голосов: за 357, против 2; по второму — за 359, против 0; по третьему — за 359, против — 0.

В параграфе 3 рассматриваются отклики на Латеранские соглашения в итальянской и международной прессе, различных политических и общественных сил, а также их итоги и последствия.

Реакция мирового общественного мнения, зарубежной и итальянской прессы, бьша практически однозначной. Договор Ватикана и фашист­ского государства был оценен как убедительная победа, как одно из важнейших завоеваний фашистского режима. По стране, да и по всей Европе прокатилась волна возмущения заключенным договором. Мус­солини, стремясь к тому, чтобы оправдать свои действия и предстать в глазах мировой общественности победителем, подчинившим себе церковь, всячески подчеркивал выигрыш государства при подписании договора с Ватиканом. Более того, в ряде газет делались разъяснения Конкордата в духе прямо противоположном желаемому Ватиканом.

В таком же ключе, как победу фашизма, как союз крайне реакцион­ных сил рассматривали Латеранские соглашения оппозиционные пар­тии и движения как в Италии, так и за рубежом, и даже многие деятели католического движения. Латеранские соглашения, утверждал ген. секретарь ИКП П.Тольятти, являются закономерным результатом процесса перерастания церкви из силы феодальной в силу капитали­стическую, связи Ватикана с крупной индустриальной и аграрной буржуазией. Решительно осуждали Латеранские соглашения социали­сты, республиканцы и радикалы, а также многие либералы. Внутри Италии оппозицию Конкордату наиболее ярко продемонстрировала речь Кроче, прозвучавшая в Сенате в ходе обсуждения вопроса о ра­тификации соглашений. Сильная оппозиция соглашениям существова­ла, по-видимому, даже внутри фашистской партии. Непосредственное влияние оказали Латеранские соглашения и на контакты между като­ликами-эмигрантами и прочими движениями и партиями антифашист­ской эмиграции, способствуя их разрыву и практически полному ухо­ду католиков-эмигрантов с политической арены.

Одним из важнейших непосредственных итогов Латеранских согла­шений бьша поддержка церковью фашистских кандидатов во время парламентских выборов, состоявшихся в марте 1929 г. и проходивших

27

в соответствии с новым «Законом о реформе политического предста­вительства», который вводил «корпоративные» принципы избрания парламента.

Таким образом, Латеранские соглашения по существу означали, как того и добивались фашистские лидеры, признание и освящение фаши­стского режима со стороны католической церкви, ее согласие на со­трудничество с этим режимом. Они способствовали укреплению пра­вящего блока, консолидации фашистского режима, повышению его международного престижа.

Однако по сути ситуация оказалась гораздо более сложной. Заклю­чение Латеранских соглашений не устраняло противоречий между фашистским режимом и католической церковью. Более того, само подписание Конкордата усиливало эти противоречия.

Продолжал остро стоять вопрос о монополии в области образования и воспитания молодежи, причем дело доходило до того, что в фашистской прессе прямо ставился вопрос «совместимо ли католическое воспитание с воспитанием фашистским?». В течение 1929-30 гг. были нередки слу­чаи изъятия цензурой номеров католических газет и журналов.

С 1930 г. наступает крах большого числа католических банков, в том числе и тех, которые получили поддержку фашистского правительства до 1929 г. В марте 1929 г. правительством был распущен Администра­тивный совет Национальной ассоциации сельских касс, а вместо него был назначен правительственный комиссар и тем самым была ликви­дирована автономия сельских касс.

Но наиболее запуганным узлом противоречий оставался вопрос об организациях КД, особенно о его молодежных частях. В донесениях префектов этого периода отмечается численный рост католических организаций и расцвет религиозной пропаганды и католической куль­туры. Продолжались столкновения между членами фашистских и ка­толических организаций. Последние подвергались избиениям, с них срывались значки их организаций. Церковь, со своей стороны, про­должала не только отстаивать свои права на молодежные организации КД, но и пыталась проникнуть в организации «Балилла» и «Авангар­дисты», особенно ввиду их активного численного роста.

Уже при обсуждении вопроса о ратификации Латеранских соглаше­ний палате депутатов Муссолини подверг планомерной атаке Конкор­дат и, в частности, те его пункты, в которых говорилось о легальности существования Католического действия, вызвав этим самым тревогу Пий XI по поводу судьбы Конкордата. Итогом этой непрекращающейся борьбы стал декрет 30 мая 1931 г., объявлявший о роспуске всех моло­дежных и университетских католических кружков, что означало от­крытое объявление войны католическим организациям со стороны фашистского государства в целях достичь тех результатов, которые

28

так и не были достигнуты при подписании Латеранских соглашений. Всего было распущено около 10 тыс. организаций. Однако в данном случае фашистское правительство натолкнулось на решительный от­пор со стороны Ватикана. Уже 30 мая «Osservatore romano» опублико­вала призыв к епископам взять под свое руководство и под свою лич­ную защиту организации КД. 31 мая и 3 июня Пий XI выступил с пуб­личным протестом по поводу этих событий, а 31 июня появилась эн­циклика Пия XI «Non abbiamo bisogno», в которой осуждался принцип тоталитарного государства и его исключительные претензии, особенно в области воспитания. Энциклика получила весьма широкий резонанс и вызвала бурную реакцию протеста со стороны фашистов, потребо­вавших "уточнить содержание 43-ей статьи Конкордата, единственной спорной статьи из всего текста соглашений». Однако фашизм в тот момент еще не был готов к столь острой конфронтации с церковью и правительство дало понять, что не имеет ничего против того, чтобы уладить возникшие разногласия "быстро и по-дружески". В результате переговоров 2 сентября были заключены соглашения по вопросу о Католическом действии, вызвавшие определенные качественные сдви­ги в развитии светского католического движения. В первую очередь речь идет о децентрализации Католического действия, что лишало его характера национальной организации. Во-вторых, после 1931 г. КД потеряло ряд своих функций, в том числе право на создание профес­сиональных секций и организацию воспитательной работы. Можно также говорить и о некотором падении численности организаций КД.

События 1929-1931 гг. показали со всей наглядностью, что источник конфликтов между церковью и фашистском государством не был лик­видирован. И хотя соглашения 2 сентября, являясь логическим про­должением и завершением Латеранских соглашений, знаменовали собой некоторый спад активности католического движения в Италии, все же наиболее существенным результатом политики Ватикана 1926-1931 гг. и договоров 1929 и 1931 гг. следует считать то, что церкви уда­лось отстоять юридическую законность самого существования органи­заций Католического действия, которые в условиях тоталитарного ре­жима предлагали обществу альтернативу в сфере культурных, религи­озных и морально-этических разработок.

В главе 3 П 931-1939 гг.) анализируется позиция церкви и зависимых от нее структур в отношении внутренней и внешней политики фаши­стского режима, выявлена их роль в эволюции общественного созна­ния в сторону постепенного расхождения с фашистской системой ценностей и начала кризиса режима. В главе показано, что, несмотря на видимый итог Латеранских соглашений, каковым явилась поддерж­ка церковью большинства направлений политики фашизма, для "католического мира" 30-х гг. основными характерными составляю-

29

щими были, с одной стороны, определение позиции по отношению к расширению геополитических границ фашизма вследствие установле­ния фашистских режимов в ряде других стран Европы (Германия, Испания и т.д.). с Другой - наличие постоянной антифашистской тен­денции в католических структурах.

В параграфе 1 рассмотрена официальная политика церковной иерар­хии по отношению к основным направлениям внешней и внутренней политики фашизма в начале 30-х годов. Многие идеологи и философы католического течения видели в итальянском фашистском государстве реализацию идеального социального порядка. С особым энтузиазмом в католических организациях была встречена идея корпоративного го­сударства. Поддержкой церкви пользовались основные направления внутренней и внешней политики режима, такие как политика автаркии, демографическая политика, вторжение итальянских войск в Эфиопию или участие итальянских бригад в гражданской войне в Испании на стороне Франко.

Таким образом, если Латеранские соглашения представляли собой компромисс, одной из главных целей которого было обеспечение ре­жиму консенсуса со стороны многомиллионной массы итальянских католиков, то эта цель в целом, казалось, была достигнута.

Однако, реальные отношения церкви с режимом развивались далеко не так гладко, как это казалось со стороны, что показано в параграфе 2i в котором анализируется система отношений Ватикан - католиче­ские структуры - фашистский режим.

Двумя главными направлениями, на которых церковь стремилась поддерживать и постоянно увеличивать свое влияние, были области культуры и социальной политики. В первом случае церковь добилась в 30-е годы весьма значительных результатов: католическая печать, множество учреждений культурного характера, как, например, Гене­ральная ассоциация библиотек, вечерние школы, драматические круж­ки, католический театр и кинематограф, Католический университет «Сакро Куоре», в котором в 30-е годы преподавали такие известные ученые-экономисты как Аминторе Фанфани, Франческо Вито и др., создававшие экономические учения, во многом отличные от господ­ствовавшей фашистской теории.

Ватикан проявлял заботу и в отношении бывших политических дея­телей католической ориентации. В стенах Ватикана и под его крылом нашли прибежище такие деятели Народной партии, как ее секретарь А.Де Гаспери, устроившийся на работу в библиотеку Ватикана и про­долживший научно-публицистическую деятельность, выражая свои политические симпатии в своих исторических трудах и статьях. Его ста­тьи воспринимались теми, кто их читал, как завуалированная критика фашизма, как иносказательное изложение событий итальянской истории.

30

Наиболее важным, однако, оставалось то, что церковь настойчиво продолжала стимулировать расширение ареала деятельности католи­ческих организаций, одновременно постепенно проводя централиза­цию этих организаций и усиливая их зависимость от церкви.

После 1932 г. начала вновь неуклонно расти численность организа­ций КД и вскоре значительно превысила уровень 1930 г. Уже с сере­дины 30-х гг. в нем начинается подспудный процесс его реорганиза­ции и медленной централизации, который был призван укрепить и усилить эту организацию. Наиболее серьезным моментом реорганиза­ции КД стало создание в ее рамках новой ассоциации — Движения лиц с высшим образованием (МЛАК) — ставшей по сути дела новой элитарной группировкой внутри КД. Деятельность этих организаций проходила под влиянием теологических и социально-экономических концепций европейских католических деятелей, в первую очередь французских философов Маритена и Мунье, но также и немецких теологов-протестантов (Карла Барта, Мёлера, Карла Адама и др.).

Ватикан по-прежнему стремился максимально сконцентрировать всю деятельность католических организаций в рамках КД. Большой акцент в католических организациях делался как и раньше на социаль­ной работе. С 1928 г. вышла за пределы Рима основанная в 1925 г. На­циональная организация религиозной и моральной помощи рабочим (ОНАРМО). Продолжал функционировать ИКАС, хотя после Латеран-ских соглашений его функции были основательно урезаны. В их числе остались, однако, следующие: организация праздничных мероприятий, помощь эмигрантам, координация деятельности сельских касс и об­ществ взаимопомощи.

Участвовать в различных мероприятиях организаций Католического действия стремились и многие бывшие члены Народной партии. Фа­шистские власти пытались всячески затруднить такого рода деятель­ность. Об этом свидетельствуют многочисленные послания Директо­рии фашистской партии, адресованные в государственный секретариат Ватикана и содержавшие требования отстранить членов Народной партии от участия в тех или иных мероприятиях КД.

В начале 30-х гг. в недрах организаций КД впервые возникают и подпольные антифашистские группы. Наибольшую известность полу­чили две группы — Национальный союз и Движение гвельфов.

Несмотря на то, что членам католических организаций разрешалось заниматься только религиозной деятельностью, в условиях тоталита­ризма сама возможность автономного развития, как в организацион­ном, так и в культурно-идеологическом аспекте, привлекала в них многих лиц, недовольных существующим режимом. Традиционные ценности христианской морали и культуры, утверждающие достоин­ство и права человеческой личности, объективно приобретали в этих

31

условиях антифашистское звучание.

Именно поэтому фашистское правительство было весьма обеспокое­но ростом числа и влияния католических организаций, как и их авто­номностью в идеологическом плане. Фашистские власти полагали, что организации КД "несомненно являются базой для широкой, упорной и скрытой политической деятельности", что их руководство стремится "сформировать кадры, которые поведут за собой группы, способные и готовые к любому повороту событий". Эти организации представляли собой главное препятствие на пути полной фашизации итальянского общества и консолидации режима, усилившейся с середины 30-х гг., что по-видимому было связано как с нарастанием агрессивных импе­риалистических тенденций, так и с осознанием того факта, что уровень фашизации далеко не соответствовал устремлениям властей. Более того, в середине 30-х гг. появились первые симптомы кризиса фашиз­ма, самое начало которого большинство историков датирует 1935-1936 гг. Таким образом, общая направленность фашистской политики во­шла в противоречие с логикой развития церкви, как структуры самой по себе авторитарной. Процесс соперничества и борьбы церкви за сохранение автономных структур — автономных не только с юриди­ческой, но и с идеологической и моральной точки зрения — не только не прекратился, но и стал особенно острым к середине 30-х гг.

В параграфе 3 рассматриваются результаты борьбы, итогом которой стал кризис 1938 г. в отношениях церкви и режима.

С середины 30-х гг. католические организации стали испытывать все большие трудности в связи как с осложнением отношений между ними и фашистскими властями, так и общей политикой фашизма, противореча­щей интересам развития этих организаций. В то же время, к концу 30-х гг. борьба за католические организации стала уже не единственным пунктом противоречий между церковью и правительством, что было связано не только с эволюцией самого итальянского фашизма, но с расширением геополитических границ фашизма и постепенным под­чинением внешнеполитического курса Италии политике нацистской Германии.

Установление нацистского режима в Германии вызвало с его сторо­ны отнюдь не положительную реакцию. Конфликты Ватикана с гер­манскими властями, как и в Италии, касались трех принципиальных вопросов: о юношеских организациях, о степени участия церкви и государства в деле воспитания молодого поколения и о католической прессе. Заключение Конкордата с Германией (в 1933 г.) диктовалось, в первую очередь, стремлением защитить церковь и католические орга­низации в Германии, что в действительности оказалось не самой на­дежной защитой. За период с 1933 по 1939 г. Ватикан направил в Бер­лин 55 нот протеста по поводу нарушения Конкордата. Однако отно-

32

1

шения продолжали ухудшаться, а к 1937 г. Пий XI пришел к выводу, что «соглашение между национал-социализмом и католиками невоз­можно». В этом году Пий XI опубликовал три энциклики, направлен­ные против «атеистического коммунизма» («Divini redemptoris», 19 марта 1937 г.), «мексиканского масонства» («Nos es muy conocida», 28 марта 1937 г.) и нацизма и расизма («Mit brennender Sorge», 14 марта 1937 г.). Уже сам факт одновременного издания энциклик против ком­мунизма и против нацизма как бы приравнивал их друг к другу в гла­зах церкви, для которой до сих пор коммунизм был главным из всех заблуждений и врагом номер один.

К 1938-39 гг. церковь в Германии фактически очутилась на положе­нии врага нации. Отказ Пия XI от встречи с Гитлером во время визита последнего в Рим в мае 1938 г. был воспринят итальянским общест­вом, как показатель увеличивающегося разрыва Ватикана с Германи­ей. Немедленную реакцию церкви вызвало и начало расистской кам­пании в Италии. Принятие 17 октября нового закона о запрещении смешанных браков послужило причиной направленных фашистскому правительству двух нот протеста, вызвавших гнев Муссолини. Декла­рации Пия XI и толкования католической прессы, представлявшие собой единственный критический голос в стране в адрес расизма, а также возобновление инцидентов, связанных с организациями Като­лического действия, производили большое впечатление на население Италии и давали повод думать, что церковь близка к разрыву с фаши­стским правительством. Ожидание публики свидетельствовало об остроте, которой достигли взаимоотношения церкви и режима к концу 30-х годов, служило показателем первых трещин, которые появились на фундаменте здания фашистской власти. Если именно эта трещина не стала немедленно и быстро расширяться, то причиной тому следует назвать в первую очередь начало второй мировой войны, а также смерть Пия XI и избрание на папский престол Пия XII.

В главе_4 (1939-1943 гг.) анализируется позиция церкви в годы вто­рой мировой войны в отношении фашистских и тоталитарных режи­мов Европы, антифашистская деятельность церковных и светских католических организаций, участие этих структур в планировании послевоенного будущего Италии.

В параграфе 1 рассматривается роль, которую играла дипломатия и позиция Ватикана перед лицом угрозы вооруженного конфликта и ввиду начавшей второй мировой войны. В работе доказывается, что главным содержанием политики Ватикана в этот период была пацифи­стская тенденция улаживания конфликтов мирным путем, предотвра­щения расширения вооруженных действий за счет втягивания в кон­фликт все новых государств, попытки посредничества в мирных пере­говорах.

33

Смерть Пия XI и избрание на папский престол государственного секретаря Ватикана Эудженио Пачелли, принявшего имя Пия XII, несколько смягчили остроту конфликта с фашистским режимом в Италии. Однако заботой нового папы, вставшей перед ним непосред­ственно после избрания, стало предотвращение нового вооруженного конфликта в Европе. В эту общую стратегию Ватикана органичной частью вписывались усилия, предпринимаемые Пием XII с целью налаживания отношений между отдельными европейскими государст­вами (в том числе и самого Ватикана с другими государствами и ре­жимами, как Италия и Германия), а также попытки созыва междуна­родных конференций. Так, в целях урегулирования отношений с наци­стской Германией Пий XII направил письмо Гитлеру, а также позабо­тился о прекращении выступлений Ватикана по расовому вопросу. Его позиция способствовала значительному уменьшению столкновений с фашистскими властями по поводу Католического действия. В апреле

1939 г. Ватикан выступил с инициативой проведения конференции 5 держав (с участием Польши), которая помогла бы налаживанию отно­шений Польши и Германии.

И в том и в другом случае Ватикан потерпел неудачу. Конфликты с фашистским правительством по поводу КД вновь усилились к концу весны 1939 г., а 10 июля 1939 г. Ватикан уже вынужден был предста­вить германскому посольству для передачи в Берлин своего рода об­ширный «меморандум», где были перечислены случаи нарушения германской стороной Конкордата 1933 г. и прочие враждебные дейст­вия германских властей и подтверждено возмущение Ватикана рели­гиозной политикой национал-социализма. Точно так же потерпел про­вал и проект конференции 5 держав, на который последовал отрица­тельный ответ со стороны всех заинтересованных сторон. Однако свои усилия по предотвращению военных действий Пий XII не оставлял вплоть до последних дней мира. В своем выступление 24 августа Пий XII заклинал правительства конфликтующих сторон «решать сущест­вующие разногласия единственным приемлемым для этого путем со­вместных и честных договоров».

С началом второй мировой войны дипломатия Ватикана развивалась на двух направлениях - с одной стороны, осуждение войны и призывы к заключению мира, с другой - стремление удержать от вступления в войну держав, пока остающихся в стороне от конфликта. 24 апреля

1940 г. Пий XII впервые направил письмо лично Муссолини с прось­бой не втягивать Италию в войну. В апреле и мае в Италии духовенст­вом была широко развернута кампания (названная "крестовым похо­дом") "молитв за мир". Несмотря на вступление Италии в войну в кон­це июня 1940 г. Пий XII обратился к правительствам Германии, Ита­лии и Англии с предложением положить конец конфликту, но и это

34

предложение было отклонено. Осуждению войны, как наиболее страшному всеобщему бедствию была посвящена и первая программ­ная энциклика Пия XII «Summi pontificatus» (27 октября 1939 г.), кото­рая была с радостью встречена в правительственных кругах Франции и Англии. Отдельные места энциклики, например о «распространен­ных заблуждениях», о гражданских властях, которые «склонны сами занять место всемогущего бога и возвысить государство или отдель­ную группу для беспредельного господства», о грешном учении, «которое хочет признать за государством неограниченную власть», были истолкованы печатью того времени, как осуждение гитлеровско­го фашизма.

Это же осуждение часто звучало и со страниц ватиканского органа "Osservatore romano", а также в трансляциях "Радио Ватикана". В пе­редачах ватиканского радио часто принимал участие польский карди­нал Хлонд, рассказывавший о происходящих в Польше событиях. Передачи ватиканского радио вызывали крайне резкую реакцию со стороны как Германии, так и Италии.

Позиция, занятая главой католической церкви, в полной мере отра­зилась и на поведении итальянского духовенства, занявшего позицию пацифизма. В течение весны-лета 1940 г., то есть до и непосредствен­но после вступления Италии в войну, в 18 из 93 итальянских провин­ций духовенство выступало против войны.

Развитие вооруженного конфликта давало все больше пищи для уг­лубления противоречий между фашистскими концепциями и католи­ческой доктриной и моралью. К традиционным уже расхождениям по вопросу об идее нации и государства, которые по фашистской шкале ценностей должны были превалировать надо всем остальным, добави­лось принципиальное расхождение между фашистскими агрессивными доктринами и христианскими принципами и миропониманием, напри­мер, ненависть к образу врага, разжигаемая фашистской пропагандой, но не поддерживаемая проповедями итальянского духовенства. С этим связаны и многочисленные аресты и ссылки итальянских священников в течение 1940-1941 гг.

Агрессия против СССР также не была поддержана в Ватикане. Гит­лер и Муссолини пытались вынудить Ватикан оказать им моральную поддержку, выступив очередной раз с осуждением коммунизма, но каждый раз получали решительный отказ. Ватиканские иерархи дава­ли понять, что любое критическое выступление в адрес Советского Союза повлечет за собой аналогичное выступление с осуждением преследований церкви в Германии. Более того, в своей ноте от 18 января 1942 г. Ватикан отказался признать территориальные измене­ния, произошедшие в результате военных действий. Нельзя в то же время обойти стороной проблему так называемого

35

«молчания» папы, о которой вот уже полвека спорят ученые и полити­ки разных стран. Следует сказать, что известная сдержанность в вы­ступлениях Пия XII действительно присутствовала в течение всей войны. Объяснением этому могут служить вполне реальные опасения усиления репрессий против католиков и католического духовенства в самой Германии и в оккупированных странах. Вместе с тем, Пий XII предоставил духовенству разных стран право самим решать вопрос о своей позиции согласно голосу совести. Его позиция благоприятство­вала тому, что практических во всех странах Европы духовенство выражало протесты против преследования евреев, многие также укры­вали евреев, спасая их от уничтожения. Помощь в эмиграции евреям оказывала организация "Сан-Рафаэль". За период 1941-44 гг. к ней обратились от 20.000 до 25.000 человек. В конце 1942 г. Ватикан ока­зал помощь в перемещении 50.000 евреев из Южной Франции. Вати­кан неоднократно делал различные демарши перед властями оккупи­рованных территорий, а также оказывал денежную помощь. В Италии духовенству удалось спасти почти 90% евреев из числа, предназначен­ного для депортации (35.000). А в целом во время войны Ватикану, по некоторым сведениям, удалось спасти не менее 700.000 человек (на территории всей Европы).

Много внимания было уделено в Ватикане заботе о военнопленных. Практически каждое выступление Пия XII затрагивало проблемы со­держания военнопленных. Самое значительное из них относится к 13 апреля 1941 г. В первые же дни войны при Государственном секрета­риате Ватикана было создано Информационное статистическое бюро беженцев, пропавших без вести, военнопленных, которое насчитывало около 600 сотрудников. Центры информации, через которые Бюро получало сведения, создавались при всех нунциатурах. По вопросу о военнопленных нунциями делались запросы и велись переговоры с соответствующими правительствами.

Вместе с тем, уже с самого начала войны перед Ватиканом встала задача активного участия в разработке основных постулатов, на кото­рых будет строиться будущее послевоенной Европы. Уже в энциклике "Summi pontificatus" Пий XII выдвинул пять основополагающих прин­ципов, на базе которых должны как можно быстрее начаться перего­воры о мире: 1) обеспечение прав на существование и независимость всем (большим и малым) нациям; 2) разоружение; 3) воссоздание ме­ждународных структур, на которые будет возложена функция арбит­ража; 4) внимание к потребностям и справедливым требованиям всех народов и этнических меньшинств; 5) необходимость руководство­ваться принципами моральной справедливости, веротерпимости и гуманизма.

В параграфе 2 анализируется разработка католической церковью со-

36

циальной доктрины и основных принципов устройства общества, ори­ентированная на послевоенный период и нашедшая свое воплощение в деятельности католических организаций. Вместе с тем рассматривает­ся воссоздание политических структур католического движения в их сложной взаимосвязи с антифашистским движением и католической церковью.

По мере развития кризиса фашистского режима церковь все больше начала уделять внимание разработке социально-экономических кон­цепций будущего устройства общества и основных характеристик нового социального строя, подготовке к той деятельности, которая наступит после окончания войны.

Этим проблемам было посвящено состоявшееся в декабре 1942 г. рождественское радиовыступление Пия XII, призвавшего католиков к «социальному крестовому походу», главной целью которого должно было стать установление в обществе пяти христианских постулатов, каковыми являлись: достоинство и права человеческой личности; за­щита семьи; обеспечение должного уровня жизни для трудовой части населения; восстановление справедливого государственного строя; создание строя, базирующегося на христианских ценностях.

Эти идеи Пия XII получили развитие и в его выступлении по радио в марте 1943 г. Целью социальной деятельности, согласно Пию XII, было создание «нового социального строя», основанного на христиан­ском вероучении, т.е. на естественном праве и на справедливости, гарантировать которые может только церковь и лично папа. Одним из неотъемлемых прав, обеспечивающих достоинство человеческой лич­ности, является, как утверждал Пий XII, право обладания частной собственностью и пользования материальными благами, которое должно быть, как он полагал в то же время, ограничено законами, гарантирующими обладание этой собственностью всеми гражданами без исключения. Кроме того, Пий XII считал необходимым более ак­тивное участие государства в исправлении социального неравенства и в устранении злоупотреблений, присущих неограниченному владению собственностью.

Инструментом реализации завоевания церковью монополии на пред­ставление интересов рабочего класса и выполнение роли посредника между трудом и капиталом становились организации Католического действия. В 1939-1940 гг. Пий XII провел новую реорганизацию КД. Сущность этой реформы сводилась к восстановлению централизован­ного характера организации и усилению ее зависимости от церковной иерархии, вплоть до их слияния. Управление Католическим действием возлагалось на комиссию кардиналов, секретарь которой должен был также считаться директором всей организации.

Реформа 1939-40 гг. совпала по времени с началом второй мировой

37

войны и вступлением в нее Италии (июнь 1940 г.). Оба этих фактора послужили основой для оживления деятельности католических орга­низаций, особенно в области социальной политики. И Католическое действие, защищенное авторитетом и властью церкви, уже в начале 40-х гг. стало интенсифицировать свою деятельность в различных сферах жизни итальянского общества.

В 1940-41 гг. происходили активизация старых и создание новых структур и форм работы. Новый импульс получила деятельность ОНАРМО. Она пользовалась помощью и поддержкой ассоциаций КД и секретариатов социальной деятельности. Возобновилась почти в прежнем масштабе и деятельность ИКАСа. Осенью 1942 г. были уста­новлены первые контакты между ИКАСом и МЛАК. Благодаря этой активности католики имели столь крепкие связи с массами, какие ни одна другая политическая или идеологическая сила в те годы иметь не могла.

Действительно подлинная программа будущего социального устрой­ства общества была принята на проведенной ИКАСом и МЛАК 18-24 июля 1943 г. «социальной неделе» в Камальдоли. Эта программа строилась на противопоставлении фашистской абсолютизации госу­дарства христианской идее достоинства человеческой личности и при­знания превалирующей роли такой ячейки общества, как семья, в наи­более важных вопросах общественной жизни.

Решение собственно социального вопроса происходило в духе тради­ций христианской демократии начала 20-х гг. Вместе с тем, в разрез с этими традициями, согласно которым в основу программы ставился принцип децентрализации и местного самоуправления, программа «Принципы социального устройства» придавала слишком много зна­чения роли государства в развитии экономики. Ее авторами также высказывалась убежденность в необходимости подчинения церкви свет­ского католического движения, зависимости теоретических концепций христианской демократии от социальной и политической доктрины церкви.

Гораздо более настороженно церковь отнеслась к возобновлению политической деятельности католиков - бывших членов Народной партии. С этим отношением связан был и тот факт, что, несмотря на личное участие многих деятелей организаций КД в воссоздании хри­стианской партии, массовая поддержка со стороны католических свет­ских организацией была оказана ей значительно позже, после того, как позиция церкви по отношению к этой партии уже была четко опреде­лена, что произошло только после окончания войны.

Ядро партии складывалось из бывших членов Народной партии, встречавшихся в доме одного из ее лидеров Лж.Спатаро. Достаточно активная работа по воссозданию партийных структур началась на этих

38

встречах в 1940-41 гг. К 1942 г. группы христианско-демократической ориентации были созданы во многих районах и провинциях — на Си­цилии, в Венето, Пьемонте, Калабрии, Ломбардии, Лигурии, Эмилии, Тоскане. Деятельность этих групп групп носила в тот период (1940-43 гг.) не столько антифашистский, сколько конструктивный характер, как и в случае с КД она была, главным образом, ориентирована на будущее. В связи с этим в большинстве созданных в этот отрезок вре­мени кружков происходило составление предварительных программ, которые в целом опирались на традиции и опыт Народной партии. Эти документы были использованы при составлении первой программы ХДП. В идеологическом плане, таким образом, эта программа имела своими источниками самые различные течения католической мысли XX в.: официальную социальную доктрину церкви, концепции лиде­ров светского католического движения, разработанные ими в годы фашизма, традиционные идеи христианской демократии начала XX в., антифашистские идеи подпольных католических групп и, наконец, концепции самого Де Гаспери, олицетворявшего собой центристскую линию в католическом движении. Широкий диапазон программных требований, обусловленный разнородностью элементов, составляю­щих то направление, которое представляла христианская демократия, был немаловажным фактором среди тех, благодаря которым эта пар­тия стала играть ведущую роль в общественно-политической жизни Италии.

Еще более сложным было отношение Ватикана к двум другим поли­тическим формированиям католиков - Христианско-социальной пар­тии и Движению католиков-коммунистов.

В основе программы Христианско-социальной партии лежали идеи персонализма, разработанные французскими философами Маритеном и Мунье, и принципы социальной доктрины церкви. Ее лидер Дж. Бруни считал, что целью любой деятельности «всегда остается чело­век», т.е. изменение социальных условий, не соответствующих досто­инству человеческой личности. Реформы, которые он считал необхо­димым провести, — национализация энергетической промышленно­сти, средств коммуникации, крупных финансовых и промышленных организмов, дробление земельной собственности и создание препятст­вий для ее концентрации и т.д., — имели целью, как и у христианских демократов, процветание мелких и средних собственников как в горо­де, так и в деревне. В то же время Бруни заимствовал у христианской демократии и такие пункты, как децентрализация, политический плю­рализм и регионализм. По сравнению с программами христианских демократов у Бруни было практически лишь одно существенное отли­чие: в основе будущего строя, по замыслу Бруни, должны были лежать не свободные корпорации, а единый независимый профсоюз.

39

В основе достаточно положительного отношения Ватикана к Хри-стианско-социальной партии лежала еще не полностью сформирован­ное в высших церковных кругах мнение о том, нужна ли в стране единственная партия католической ориентации, или желательно, что­бы таких партий было несколько, что порождало многочисленные дискуссии, которые велись и в самом Ватикане и в среде деятелей светского католического движения.

Несмотря на то, что в Ватикане было довольно много сторонников плюрализма политических формирований католиков, другое такое формирование - левых католиков - вызывало в Ватикане однозначно негативную оценку.

Первая подпольная партия левых католиков — Синархическая коо-перативистская партия была основана в 1940 г. Ее основным постула­том был отказ от любой формы государственной коллективизации собственности, являющейся опасной для свободы личности. Состояв­шееся в 1941 г. первое знакомство членов партии с марксизмом приве­ло к тому, что они включили в программу своей партии признание классовой борьбы и учение об исторической миссии пролетариата. В декабре 1942 г. было налажено сотрудничество с коммунистами, вме­сте с которыми был образован «Единый антифашистский центр». С весны 1943 г. на повестку дня встал вопрос и о сотрудничестве с Хри-стианско-демократической партией. Христианские демократы настаи­вали на объединении всех католиков в единую политическую органи­зацию. Существование двух других партий беспокоило их, поскольку отвлекало от ХДП часть левых сил, что могло бы превратить ее в од­нозначно правую партию. С другой стороны, политическое единство являлось воплощением принципа «межклассовости» партии, который был краеугольным камнем концепции лидера христианских демокра­тов А.Де Гаспери. Принцип «межклассовости» партии представлял собой одну из тех особенностей ХДП, которые позволили ей играть в послевоенной Италии роль партийного лидера. Вопрос о вступлении партии левых католиков в ХДП остро стоял в течение лета 1943 г., однако, начало нацистской оккупации Италии и вооруженного сопро­тивления отодвинуло эти проблемы на второй план и знаменовало собой новый этап, как в эволюции политических формирований като­ликов, так и во взаимоотношениях церкви и государства в Италии.

В заключении подведены итоги и сформулированы основные выво­ды диссертационного исследования.

Одним из результатов глубоких трансформаций европейского об­щества 20-х - 40-х гг. стало повышение авторитета церкви и возросшая роль (особенно в странах, переживших все тяготы фашистской дикта­туры) христианско-демократических партий. Это стало возможным

40

благодаря той позиции, которую эти институты занимали в течение фашистского двадцатилетия.

Первоначально Ватикан ориентировал свою политику на укрепле­ние фашистского режима, несмотря на возникающие уже на этом эта­пе определенные разногласия с фашистской доктриной по ряду вопро­сов, среди которых основными были разногласия по вопросу о фаши­стской концепции государства и о монополизации воспитания моло­дежи. Эти разногласия служили серьезным тормозом на пути развития переговоров, начавшихся в 1926 г., однако заинтересованность фаши­стского правительства в поддержке церкви, а Ватикана в решении «римского вопроса» и подписании Конкордата (а это было одним из главным условий, выдвинутых Пием XI) способствовали компромисс­ному разрешению всех спорных вопросов.

Рассматривая причины заключения церковью договора с фашист­ским правительством, необходимо учитывать религиозную обуслов­ленность политики церкви, тот факт, что церковь последовательно проводила политику защиты католической религии и верующих во всех странах, с которыми ей удавалось заключать договоры. С другой стороны, фашистское движение имело некоторые пункты своей про­граммы, которые могли быть поддержаны католической церковью — такие, например, как корпоративистская концепция государства и др.

Но уже с середины 20-х годов сущность политики фашизма по от­ношению к церкви начинает постепенно меняться, что стало очевидно к началу 30-х годов. Речь шла о стремлении к интеграции церкви в политическом и идеологическом плане в структуру фашистского ре­жима. Одновременно фашизм взял курс на полное подавление или уничтожение светского католического движения. До 1929 г. стремле­ние заключить союз с церковью вынуждало фашистское правительст­во мириться с деятельностью католических организаций, так как осо­бая заинтересованность Ватикана в их существовании ставила под вопрос возможность подписания договора в случае их роспуска прави­тельством. Но именно потому, что легальное существование массовых католических организаций было официально подтверждено и узаконено одним из пунктов Латеранских соглашений, создавалась ситуация, при которой в самом тексте Латеранских соглашений были заложены осно­вы не только для дальнейшего сотрудничества между Ватиканом и фа­шистским правительством, но и для будущих конфликтов между ними.

В условиях тоталитаризма сама возможность автономного разви­тия, как в организационном, так и в культурно-идеологическом аспек­те, привлекала в эти организации многих лиц, недовольных сущест­вующим режимом. Традиционные ценности христианской морали и культуры, утверждающие достоинство и права человеческой личности, объективно приобретали, таким образом, антифашистское звучание.

41

Эти факторы способствовали тому, что 30-е годы были ознаменованы небывалым до того расцветом католической культуры и католической идеологии, которая развивалась в эти годы своим особым, отличным от господствующей идеологии путем.

Следует отметить, что в конечном итоге фашизму не удалось под­чинить церковь и включить ее в свою политическую систему. Наличие в стране мощной католической церкви с ее привилегиями, а также легальных католических организаций (по условиям Латеранских со­глашений) представляло собой (наряду с рядом других факторов) ха­рактерную именно для Италии особенность, а именно ограниченность как в юридическом, так и в идеологическом плане тоталитарного ха­рактера фашистского государства.

Именно поэтому несмотря на подписание Латеранских соглашений и сразу же вслед за этим фашизм продолжил и усилил атаки на свет­ское католическое движение, что к концу 30-х годов вылилось в серь­езный конфликт с церковью, результатом которого стала реорганиза­ция системы Католического действия и превращение его из светской организации в церковную структуру, непосредственно подчиненную церкви.

Однако к концу 30-х гг. борьба за католические организации стала уже не единственным пунктом противоречий между церковью и пра­вительством. 8 процессе усиления фашизации итальянского общества становилось очевидным, что в фашистской практике оказалось гораздо больше пунктов, по котором происходило расхождение с католиче­ской доктриной. Такими пунктами, помимо прежних разногласий по вопросу о фашистской концепции государства, стали расовые теории, внешнеполитическая агрессия и раздуваемая ненависть к врагу. По мере того, как эти элементы фашистской идеологии выступали на первый план, расхождение с церковью становилось все заметнее и ощутимее, пока, наконец, не стало непреодолимым. .

В 1938 г. конфликт с церковью по поводу расовых законов принял довольно острые формы. В сложном международном и внутрииталь-янском политическом контексте конца 30-х годов этот конфликт пред­ставлял собой один из аспектов начавшегося уже в те годы кризиса фашистского режима. Хотя главную роль в падении фашистского ре­жима сыграли его военные неудачи, внутренние предпосылки его раз­ложения складывались еще до начала второй мировой войны. В созда­нии этих предпосылок конфликт с церковью сыграл немаловажную роль, он приблизил момент того нравственного возмущения фашиз­мом, которое и являлось одной из составляющих кризиса фашистской власти.

Этот конфликт 1938 г., в котором церковь выступала в роли защит­ницы прав человека любой национальности, критикуя расизм и расо-

42

вые законы, помог укреплению ее морального авторитета в массах, так же как и ее более поздние проповеди мира и осуждение войны, и без того мало популярной в широких слоях населения Италии. Можно сказать, что именно с этого момента преобладающим в политике церк­ви стало не отстаивание своих собственных интересов в ситуациях конфликтов с фашистскими режимами, а борьба за общечеловеческие ценности, защита прав и достоинства человеческой личности.

По мере развития кризиса фашистского режима церковь все больше начала уделять внимание разработке социально-экономических кон­цепций будущего устройства общества. И Католическое действие, защищенное авторитетом и властью церкви, уже в начале 40-х гг. ста­ло интенсифицировать свою деятельность в различных сферах жизни итальянского общества. Благодаря тому, что католические организа­ции могли автономно существовать в течение всего периода фашизма, поддерживать связи с массами, а в начале 40-х гг. и значительно рас­ширить и укрепить эти связи, к моменту падения фашистского режима они обладали уже такой силой и таким влиянием, каким не обладала ни одна политическая партия и ни одно общественно-политическое движение, что представляло собой один из тех весьма значительных факторов, которые предопределили после второй мировой войны ус­пех Христианское демократической партии, воссозданной в 1943 г. бывшими лидерами Народной партии и занявшей после второй миро­вой войны прочно и надолго место лидера в итальянской партийно-политической системе.

Основные положения диссертации отражены в следующих публика­циях:

Монография:

I.   Фашизм, церковь и католическое движение в Италии. М., 1999. 23 п.л.

Статьи, тезисы:

1.   Джованни Спадолини// История и современная идейно-политическая борьба. М., 1985. 0,5 л.

2.   Латеранские соглашения 1929 г. в итальянской историографии и публици­стике// История и историки. М., 1987. 1,5 л.

3.   Антифашистские католические группы в Италии в конце 20-х - начале 30-х гг. XX века7/ Проблемы итальянской истории. М., 1987.1 л.

4.   Проблемы истории Ватикана и итальянского католического движения в послевоенной советской историографии// Италия в трудах советских исто­риков. М., 1989.0,5л.

5.   Ватикан и фашистское государство в Италии (1926-1931)// Италия и Евро­па. М., 1990. 2 а.л.

6.   Идейные и политические истоки Христианско-демократической партии Италии//Религия и церковь в западном обществе XX века. М., 1992. 1,5л.

43

7.   Партии Антифашистской концентрации и итальянская католическая эмиг­рация// Религия и церковь в западном обществе XX века. М., 1992. 0,5 л.

8.   Ватикан накануне и в первые годы второй мировой войны// Проблемы итальянской истории. М., 1993. 1 л.

9.   Пьетро Скоппола: некоторые аспекты левокатолической интерпретации новой и новейшей истории Италии//История и историки. М., 1995. 2 п.л.

10. Церковь и тоталитарные режимы в Европе// Тоталитаризм в Европе XX века. М., 1996. (с Л.Н.Бровко). 1 п.л. (общий объем - 2 п.л,).

11. Парламентский опыт Народной партии// Из истории европейского парла­ментаризма: Италия. М., 1997. 1 л.

12. Отношения СССР и Ватикана в годы второй мировой войны// Россия и Италия. М„ 1998. I л.

13. Отношения СССР и Ватикана. 1922-1929 гг. М., 1998. 4 п.л.

14. Католическая церковь, тоталитарные режимы в Европе в 20-е - 40-е гг. XX в. и возрождение демократии// Религии мира. М., 1999. 0,5 п.л.

15. Роль католицизма в XX веке//Мир в XX веке. М., 2001. (с С.Г.Яковенко). 1 п.л. (общий объем - 2 п.л.)

16. Ватикан и католицизм // XX век. Краткая историческая энциклопедия. М., 2001. Т., 1.8стр.

17. Иоанн ХХШ, Павел VI, Иоанн Павел II // XX век. Краткая историческая энциклопедия. М., 2002. Т., 2. 1,5 стр.

18. Муссолини// Электронная энциклопедия Кирилла и Мефодия. 2 стр.

19. Ватикан в советской политике и пропаганде в годы второй мировой вой­ны//Материалы конференции "Иоанн ХХЩ". 1,5 п.л. В печати.

20. Бенедикт XV, Вторая мировая война, Гражданская война в Испании, Ио­анн ХХШ, Католическое действие, Латеранские соглашения, Муссолини, Павел VI, Пий XI, Пий XII // Российская католическая энциклопедия. 1 том. М., 2002. 2 том - в печати. Общий объем - 2 п.л.

21. Коминтерн и католическое движение в Италии// Христианские церкви и европейское общество XVIII-XX вв. М., 2002 (в печати). 1 п.л.

44