РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ

 

РАЖБАДИНОВ Марат Заурович

РАДИКАЛЬНЫЙ ИСЛАМИЗМ В ЕГИПТЕ

(на примере деятельности и идеологии организации «АЛЬ-ДЖИХАД» в последней четверти XX века)

Специальность: 07.00.03 - Всеобщая история. (Новое и новейшее время)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Москва 2002

Работа выполнена в Отделе сравнительно-теоретических исследований    Ин­ститута востоковедения Российской академии наук

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы

Отличительной чертой последних десятилетий стало заметное усиление исламского фактора в общественно-политической жизни многих стран, его воздействие в той или иной мере испытывает ныне практи­чески весь мусульманский мир и ощущается во многих прилегающих к нему регионах.

Исламский фактор является одним из «тяжеловесов» мировой политики. В сфере его влияния находится миллиард верующих, более 50 мусульманских стран, общины мусульман в 120 государствах. Он создаёт немало серьёзных проблем в международных отношениях, затрагивая геополитические и нацио­нальные интересами многих стран и практически всех мировых держав.

В исследовательском поле проблем исламизма - политизированного ис­лама - обилие спорных и крайних оценок. Удивляться нечему. Эти проблемы, связанны с вопросом об отношениях между странами, регионами и даже циви­лизациями, с мировой экономикой, социальным развитием и эволюцией обще­ственного сознания в странах распространения ислама.

Исламский фактор в известной мере является порождением переходного этапа рубежа эпох: уходящей, когда историческое действие вращала ось про­тивостояний биполярного мира, и эпохи новой, когда формируется миропоря­док XXI века. Многие исследователи полагают, что центр нового противо­стояния сместится с оси «Восток-Запад» на ось «Север-Юг», а в качестве ос­новного врага Запада будут выступать религиозно-политические движения в мусульманском мире. Без должного понимания сущности и мотивов подобных движений крайне трудно решать международные проблемы, возникшие в про­тиворечивый период формирования новой глобальной системы.

Деятельность религиозных организаций в Египте оказывает огромное воздействие, прежде всего, на арабские страны. Именно в Египте в конце 20-х гг. появилась ассоциация «Братьев-Мусульман», оказавшая заметное влия­ние на становление и развитие современного политического исламского дви­жения. В Египте впервые в арабском мире получила идейное и практическое обоснование радикальная исламская мысль в трудах Сеида Кутба, Салиха Сиррийя, Шукри Мустафы, Абд ас-Салям Фарага.

Радикальная исламская организация «Аль-Джихад», основанная Абд ас-Салямом Фарагом, имела отношение к убийству президента Египта Анвара Садата. К террактам совершённым 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке, причаст-на связанная с ней группа. Активность радикальных исламистских группиро-

вок в Чечне и Дагестане, делает изучение деятельности исламских радикалов, в частности, этой организации, делом, особенно значимым для российского востоковедения.

Научная новизна диссертации. Настоящая диссертация является первым в отечественной историографии комплексным исследованием деятельности организации до конца 90-х гг. проведённым на основе, прежде всего, широко­го круга оригинальных источников. В диссертации вводится в научный оборот ряд источников, относящихся к идеологии «Аль-Джихада» и предпринята по­пытка рассмотреть некоторые слабоизученные стороны идеологии и формы деятельности организации в 90-х гг.

Целью данной диссертации является выявление основных тенденций и факторов, характеризирующих особенности радикального исламистского дви­жения в Египте, на примере деятельности организации «Аль-Джихад».

Предметом исследования является, религиозно-политическая исламская организация «Аль-Джихад», анализ идеологии и стратегии этого старейшего радикального движения в Египте вообще.

В этой связи диссертант считал необходимым решить следующие задачи: оп­ределить основные причины подъёма радикального исламистского движения в Египте и его эволюцию, а также место организации «Аль-Джихад» среди других ей подобных организаций и движений, рассмотреть её идеологию, и стратегию, её сильные и слабые стороны в организационном плане, проанали­зировать её социальную базу.

Хронологические рамки работы охватывают период с 1979 г. до конца 90-х- гг. Выбор хронологических рамок продиктован значимостью этого этапа в развитии, как самого движения, так и его общественно-политической роли.

Методологической основой диссертации является комплексный подход к проблеме исламского движения, совмещающий в себе плодотворные эле­менты двух подходов - социологического, который уделяет основное внима­ние анализу исламизма в контексте изменяющихся социально-исторических условий современного мира, и культурно-исторического, который делает упор на особенностях цивилизационных принципов ислама и мусульманского об­щества. При работе над диссертацией автор опирался на широкий круг источников.

Прежде всего, это труды идеологов «Аль-Джихада» с 1979 по 2000 гг. Наибольший интерес вызывают работы таких лидеров движения как: Абд ас-Салям Фараг, Аббуд аз-Зумр, Айман аз-Завахири. В определенном смысле к числу источников можно отнести книгу X. Мустафа, в которой содержатся значительные выдержки из трудов лидеров «Аль-Джихада». В работе египет­ской исследовательницы Н. Гинейны в качестве приложения опубликована полная версия сочинения главного идеолога «Аль-Джихада» Абд ас-Саляма Фарага «Аль-Фарида аль-Гаиба» (Забытый долг), а также документы выступ-

лений главных подозреваемых в ходе суда над участниками покушения на А. Садатав 1981 г.

Много информации диссертант почерпнул из периодической, прежде всего, египетской печати,   из некоторых интернетовских сайтов, материалов информационно - аналитического агентства ИТАР-ТАСС. Диссертант использовал также сведения о деятельности радикальных движе­ний, собранные им в поездках по Египту в 1995 г.

Историография. Что касается литературы по данной проблеме, то она достаточна обширна. Общие проблемы развития исламистских движений под­робно и всесторонне рассмотрены в работах Ионовой А.И., Кудрявцева А.В., Ланды Р.Г., Левина З.И., Малашенко А.В., Медведко Л.И., Милославской Т.П., Наумкина В.В., Полонской Л.Р., Сейраняна Б.Г., Шариповой P.M., и ряда дру­гих авторов. Деятельность египетских радикалов исследовалась в работах Бо­рисова А.Б., «Роль ислама во внутренней и внешней политике Египта», Игна-тенко А.А., «Халифы без халифата», Коровикова А.В., «Исламский экстре­мизм в арабских странах», Тегина Ю.Л., Филоника А.О., «Исламский экстре­мизм в Египте 70-е гг.», Трофимова Д.А. «Оппозиционные религиозно-политические группировки Египта на примере организации «Джихад».

Среда многочисленных западных исследований об исламизме наиболь­ший интерес представляют работы Р. Митчела, Дж. Эспозито, Дж. Волла, X. Декмеджана, Дж. Пискатори, М. Хадсона, О. Руа, Б. Тиби, Б. Этьена. Их отличает непредвзятый подход к проблемам, которые на Западе нередко освещаются с западноцентристких позиций. Среди тех, кто особенно внима­тельно исследует исламизм в Египте, следует выделить французских учёных Ж. Кепеля и Ф. Бурга.

Из арабских авторов к числу наиболее взвешенных и глубоких исследо­ваний можно отнести работы С. Ибрагима, А. Дессуки, X. Ансари, Р. Ахмада. Следует специально отметить упомянутый труд X. Мустафы, в котором рас­сматриваются идейно-политические аспекты эволюции исламизма. Наиболее ценным в работе X. Мустафы является анализ деятельности и мировоззрения «Аль-Джихада», её отношение к другим египетским политическим движени­ям, использующим религиозные лозунги. Глубокий анализ идеологии и стра­тегии организации «Аль-Джихад», содержащийся в работе Н. Гинейны, заслу­живает особенного внимания. Однако её исследование завершается началом 80-х гг.

Вообще, значительная часть западных и отечественных работ касается лишь начального периода деятельности организации, так что из анализа выпа­дают новые тенденции, как в идеологической, так и политической активности «Аль-Джихада».

Практическое значение диссертации состоит в том, что данное исследо­вание может быть полезным соответствующим государственным структурам при выработке подходов к проблеме радикальных исламских движений, а так-

вечеству руководства и отвергающее все иные теории общественной органи­зации» '.

Структура и основное содержание диссертации

Диссертация состоит из введения, трёх глав и заключения.

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, её науч­ная новизна и значимость, формулируются цели и задачи исследования, опре­деляется терминологический аппарат, даётся обзор источников и использован­ной литературы.

Первая глава «Причины усиления общественно-политической роли ис­лама и основные этапы становления исламского движения в Египте» посвяще­на анализу основных причин роста политического ислама в мусульманском обществе и исследованию исламистского движения в Египте.

Рост исламизма стал своеобразной реакцией мусульманского общества на высокие темпы форсированной вестернизации. На радикализацию ислами­стского движения оказал влияние целый комплекс внутренних проблем. Это экономический кризис, непропорционально высокие темпы сельской мигра­ции в города, социальное расслоение, безработица, коррупция в высших эше­лонах власти, нарушение прав человека, репрессии против исламистов, огра­ниченные возможности для конституционных способов политической дея­тельности. В западном исламоведении сегодня преобладают две точки зрения на причины возникновения радикальных исламских политических организа­ций и движений. Условно их можно назвать «социологическая» и «культуро­логическая». В методологии первого типа преобладает анализ исламизма, прежде всего, как социального движения, порождённого конкретными соци­ально-политическими проблемами мусульманского общества. Здесь на перед­ний план выходит не ислам, а, прежде всего, анализ тех социальных условий, в которых появились и функционируют исламистские движения. «Культуро­логический» же подход заключается в попытке найти объяснение этого фено­мена в специфике ислама и мусульманского общества.

В 80-х г.г. наблюдалось постепенное сближение социологического и культурологического подходов по данной проблематике. Всё чаще в исследо­ваниях встречается комбинированный подходы, что является, на наш взгляд, наиболее продуктивным.

Современный кризис мусульманского общества в большей степени есть результат экспансии западного образа жизни, подрывающей его традиционные устои. Так что исламское движение как бы выполняет функцию защиты му­сульманской цивилизации в условиях всепроникающей вестернизации. Это,

' Левин З.И. Ислам и национализм в станах зарубежного Востока. М., 1988, с. 10.

конечно, не означает, что исламизм как идеология отражает общецивилизаци-онные потребности общества или то, что исламистские движения носят ис­ключительно позитивный характер.

Однако подъём радикального исламизма вовсе не означает также, что реакционность, экстремизм являются имманентным свойством ислама как ре­лигиозной системы. Любая религиозная доктрина может быть истолкована по-разному в зависимости от интересов толкователей священных текстов. Сего­дня положение, сложившееся в мусульманском мире, способствует усилению радикальных концепций исламизма, что вовсе не означает ничтожности либе­рально-реформаторских интерпретаций исламских доктрин.

В главе приводится краткая характеристика радикальных исламских движений в средневековом суннизме как предшественников современного ис­ламизма. Следует подчеркнуть, что их появление связанно, главным образом, с периодами морального и политического упадка мусульманских стран. Мож­но также сделать заключение, что все или почти все радикальные движения и течения в суннизме были оппозиционными по отношению к существующему режиму и носили пуританский характер, имея в качестве идеала общину вре­мён Пророка и праведных халифов.

Идеализация эпохи пророка Мухаммеда являлась главной чертой ранних исламистских движений. Героико-эпический романтизм, воплощенный в фи­гуре Мухаммада как безупречном лидере, воплотившем предначертания божественного откровения в жизнь основанной им общины, оказывал и оказывает глубокое воздействие на мусульман.

В средневековой истории ислама имеется немало примеров, когда бого­словы критиковали отход от ортодоксии и призывали к возврату к источникам ислама - Корану и Сунне. Идеологи исламского движения наших дней обра­щаются к трудам таких теологов средневековья как Ахмад ибн Ханбаль, Абу Мухаммад ибн Хазм, Абу аль-Касим ибн Салама, Хаки ад-Дин ибн Теймия, Джамал ад-Дин аль-Джаузии, Ибн Касир ад-Димашки.

Главный труд идеолога «Аль-Джихада» Абд ас-Саляма Фарага «Забытый долг» опирается полностью на взгляды средневековых авторитетов.

Огромное влияние на радикальный исламизм имела пуританская идеоло­гия единобожников, восходящая к учению аравийского богослова XVIII в. Мухаммада Абд аль-Ваххаба, известных в литературе как ваххабиты. Их борь­ба за чистоту веры, нетерпимое отношение к нововведениям в исламе и «не­верным» является их отличительной чертой. В XX веке один из правителей Неджда Абд аль-Азиз ас-Сауд под знаменем ваххабизма объединил разроз­ненные аравийские племена ив 1932 г. создал централизованное Королевство Саудовская Аравия. В 1928 г. в Египте появилась религиозно-политическая ассоциация «Братьев-Мусульман». Оба события стали предвестниками акти­визации современного политического исламизма.

Рассматривая эволюцию исламского движения в Египте с 20-х гг. до на­чала 80-х гг., диссертант акцентирует внимание на истории ассоциации «Братьев-Мусульман», которая дала жизнь всем или почти всем современным исламистским движениям.

Основатель ассоциации Хасан аль-Банна выражал умонастроения уме­ренного крыла охранителей исламистов - максималистов. Хасан ал-Банна учил, что в упадке исламского мира повинен Запад, вторжение которого в ис­ламское общество привело к упадку нравов. Он считал своим главным делом воспитание мусульман в духе салафитского ислама с охранительных позиций, так как, по его мнению, значительная часть мусульман забыла подлинный смысл ислама.

Основная суть идеологии «Братства» заключена в тезисе: «Ислам - это догма и культ, это родина, нация, религиозная вера и государство, душа и те­ло, Коран и меч, религия абсолютного единобожия, всеохватного единства вселенной в Боге», а также, «Аллах - наша цель, пророк наш вождь, Коран наша конституция, джихад наш путь, смерть на пути, предначертанном Алла­хом, - наше высшее желание»2.

Идеологом радикального крыла «Братьев-Мусульман» стал Сейид Кутб (казнён в 1966 г.). Он считал большинство современных обществ язычески­ми, находящимися в состоянии джахилийи, не ведающими истинного ислама, в том числе и те, которые, считают себя исламскими, но не живут по шариату. Восстановить власть Аллаха на земле, возможно только после того, как силой будет уничтожена джахилийя, и участие в этой борьбе есть обязанность каж­дого мусульманина. Многие исследователи считают С. Кутба главным идеоло­гом исламского экстремизма. Он призывал к свержению правящей в Египте власти революционным путём при помощи небольшой группы «истинных» мусульман. Этот призыв воодушевил большую часть экстремистских органи­заций и группировок, возникших в Египте в 70-80-х, гг. Идеи С. Кутба в той или иной форме отразились в идеологических конструкциях лидеров ради­кальных движений, таких как «Ат-Такфир ва аль-Хиджра» (Обвинение в неве­рии и уход из мира - основатель Шукри Мустафа), Партия исламского освобо­ждения (лидер Салех Сарийя) а также организация «Аль-Джихад», основанная Абд ас-Салямом Фарагом.

Таким образом, к концу 70-х гг. исламское движение в Египте претер­пело существенную трансформацию. На основе идей X. аль-Банны и полити­ческого опыта «Братьев-Мусульман» сложилось два основных направления в движении - умеренное и радикальное. Сторонники первого опираются на стра­тегию постепенной исламизации общества и государства. Приверженцы вто­рого ориентируются на насильственные методы борьбы за власть.

2 Левин 3. И. Мусульманское реформаторство и политика. Ислам и исламизм. М., с. 56.

10

Вторая глава называется «Идеология Аль-Джихада». Идеология «Аль-Джихада» - это исламизм. Она наиболее полно изложена в сочинении А. Фа-рага «Забытый долг». Он апеллирует к Корану и Сунне, и к таким авторитетам как, Ибн Теймия, Ибн Касир, аль-Джаузии. До конца 80-х гг. книга А. Фара-га была практически основным идеологическим пособием для членов «Аль-Джихада». В конце 80-х гг. и начале 90-х гг. идеологический багаж организа­ции пополнился трудами нового лидера организации Аббуд аз-Зумра. Реаль­ность бытия преломляется в воззрениях идеологов «Аль-Джихада» через призму бескомпромиссной борьбы ислама с джахилийей. Борьба между исти­ной и ложью, между исламом и джахилийей является по их мнению, неизмен­ным законом развития человеческого общества и его истории. Подлинный смысл изучения истории состоит в том, чтобы понять этот закон и действовать в соответствии с ним, а не вопреки ему, на что и ориентирует мусульман Ко­ран. Основными силами «современного язычества» являются - «мировой капи­тализм», «международный сионизм», «марксизм».

Цель организации состоит в установлении планетарной власти шариата. А. Фараг называл руководителей Египта «агентами колонизаторов». Врагами ислама объявлены высший правящий слой, туристы, посещающие Египет, христиане - копты (те из них кто «уличён» в сотрудничестве с властями), со­трудники служб безопасности.

Учреждение «государства ислама» и восстановление халифата он считал самым богоугодным делом, стремление к этой цели обязанность каждого му­сульманина, который должен всё сделать для этого. Если такое государство невозможно создать без применения силы, то нужно прибегнуть к силе. По его мнению, те мусульманские богословы, которые не признают этого, - «невеж­ды» или люди, умышлено скрывающие от мусульман ясные указания Кора­на.

«Государство ислама» должно строится на признании верховенства воли Аллаха как единственного источника законодательства, и только в этих рамках допустимо право народа на участие в управлении страной. «Аль-Джихад» склонен уделять большее внимание моральным качествам правителя, чем конкретным механизмам жизнедеятельности государственных структур. От­ношение к неисламским государствам должно строиться на принципе непри­соединения, чтобы избавится, от каких - либо форм зависимости от инозем­цев. Исламское государство будет отстаивать интересы всей мусульманской «уммы».

Далее в главе рассматривается важное для радикалов положение о так-фире: кого именно следует считать неверным. А. Фараг утверждает, что уп­разднение халифата в 1924 г. по сути означало практическую замену ислам­ского правления на основе шариата господством безбожных законов. Он рас­ценивает это как явный признак того, что нынешние режимы в мусульманских странах, в том числе и в Египте, в своей основе «кафирские» (безбожные).

11

Впрочем, говорит Фараг, не все мусульмане отпали от веры. В его представле­нии человек, не выполняющий отдельных предписаний ислама, не становится неверным, заслуживающим смерти. Он является джахилем - невеждой, кото­рому нужно разъяснить ему неведомую истину. Это неверие по незнанию (узр би-ль-джахль).

Определяя некоторые мусульманские страны такими терминами, как дар аль-харб (область войны), дар аль-куфр (область неверия) и джахилийя, идео­логи «Аль-Джихада» не обвиняют в неверии всё их население и не всем объ­являют войну. Эти термины означают общую оценку политического положе­ния в них. Так Аббуд аз-Зумр определяет египетское общество как дар аль-мураккаба (смешанная территория), где правящая верхушка - неверные, а ос­новное население — мусульмане.

В главе всесторонне анализируется концепция «священной войны», принятая лидерами организации. А. Фараг начинает свою работу «Забытый долг» с утверждения, что мусульманам сегодня необходимо бороться с игно­рированием проблемы джихада. По мнению А. Фарага, в то время, когда умма находится под властью режима неверных, исполнения только пяти основных предписаний столпов ислама недостаточно. В этих условиях джихад как воо­руженная борьба становится шестым «столпом веры»3.

Стратегия джихада у А. Фарага определяется концепцией «враг дальний и враг близкий», её суть заключена в трёх пунктах:

1) Сегодня, прежде всего, необходимо вести войну с «близким врагом» -режимами, существующими ныне в арабских странах, и только потом, после их свержения, заняться «дальним врагом» - Израилем, оккупи­рующим исламские святыни в Иерусалиме.

2) Мусульмане безуспешно боролись с Израилем под знамёнами безбож­ных режимов, но даже если бы и была одержана победа над Израилем, это не привело бы к созданию исламского государства, а только способ­ствовало бы укреплению безбожных режимов. А ведь, согласно ислам­ским установлениям, воевать можно только под мусульманским руково­дством.

3) Арабские страны по сей день находятся в колониальной зависимости, потому что ими правят марионеточные правительства. Так что, «нам не­обходимо, прежде всего, установить власть Аллаха в нашей стране и свергнуть безбожное правительство»4.

Призывая развернуть войну с джахилийей, «Аль-Джихад» в качестве «программы-минимум» выступает за создание исламского государства в рам­ках одной страны, что позволит мусульманам чувствовать себя более уверено

3 Генейна Н. Танзим аль-Джихад: халь хува аль-бадиль аль-исламийя фи миср? Каир, 1988, с. 92-93.

4 Там же, с.246.

12

в «безбрежном океане джахилийи»5. В качестве плацдарма для возрождения будущего халифата идеологи организации называют Египет.

Радикальные исламисты считают, что для эффективной борьбы за власть нужна организация. Но «Аль-Джихад» не настаивает на необходимости еди­ной организации, подчиненной одному руководителю. Каждый мусульманин волен выбирать любую организацию 6. Помимо наличия эффективной органи­зации для успеха исламского движения нужны разработанная программа и тактика. Задача программы состоит в том, чтобы наметить «законные» сред­ства и способы борьбы за власть. Тактика - это базирующийся на программе конкретный план действий.

Задача «Аль-Джихада» состоит в том, чтобы обеспечить комплексное исламское воспитание мусульманина.

Пропагандистская работа должна быть направлена, прежде всего, на поднятие духа сопротивления куфру (неверию) во всех его проявлениях7. Идеологи «Аль-Джихада», также как и другие исламистские движения раз­личной ориентации, полагают, что да'ават - призыв к исламу является обязан­ностью каждого мусульманина. Но у «Аль-Джихада» он практически направ­лен в основном на идейное обоснование необходимости джихада.

А. Фараг полагал, что тактика организации должна предусматривать все методы борьбы с правящим режимом, в том числе дезинформация противника, разведка, заключение временных и тактических союзов с не мусульманами, нападение на противника без предупреждения.

Организация «Аль-Джихад» имела «коллективное руководство» в виде маджлиса аш-шура - Совещательного совета, состоящего из 11 человек. Для утверждения любого большого проекта или проведение акции необходимо было, его одобрение маджлисом аш-шура. По мнению ряда исследователей, «Аль-Джихад» не знал жёсткого подчинения одному лидеру. Вместе с тем, А. Фараг имел право решающего голоса. Исполнительными функциями в «Аль-Джихаде» были наделены три специализированных комитета, подчинявшихся напрямую маджлису аш-шура. Это комитеты военной подготовки, пропаганды и хозяйственно-экономической деятельности8. Нынешняя структура «Аль-Джихада» ещё больше децентрализована, чем времена А. Фарага. Она строит­ся по принципу «виноградной грозди» и состоит из небольших ячеек, разбро­санных по различным районам Египта, в этом организация практически не от­личается от других радикальных групп. Каждая региональная ячейка имела своего руководителя - амира, который был свободен в принятии решений ор­ганизационного и политического плана.

5 Там же, с. 8.

' Мустафа X. Аль-Ислам ас-сиясий фи Миср. Мин харака аль-ислах иля джамаат аль-унф. Каир, 1992. С. 164.

7Аз-ЗумрА. С. 23.

8 Dekmejan H.R. Islam in revolution. Fundamentalism in the Arab world. N.Y. 1985. P. 97.

13

С середины 80-х гг., когда значительная часть бывших активистов «Аль-Джихада» оказалась в Афганистане, в организации появилось внешнее руко­водство во главе с Айманом аз-Завахири. С этого момента наряду с египетской организацией, в разных странах стали возникать организации и группы, кото­рые стремились действовать самостоятельно, впрочем, в основном дублируя структуру материнской организации - египетского «Аль-Джихада». Группа А. аз-Завахири - «Новый Аль-Джихад» наиболее сильная из них. А. аз-Завахири расширил рамки концепции «враг дальний и близкий». В своей работе «По­следнее завещание» (Аль-Васыйя аль-ахира) он пишет, что «Не следует счи­тать, что борьба за создание исламского государства является региональной войной. Альянс крестоносцев и сионистов, возглавляемый США, не позволит, мусульманским силам прийти к власти в какой - либо -из мусульманских стран. Надо готовиться к тому, что эта борьба не ограничится рамками одного региона, она будет вестись как против внутреннего врага - вероотступников, так и против внешнего - крестоносцев и сионистов». По мнению А. аз-Завахири, «недопустимо откладывать борьбу с внешним врагом», потому что после «разгрома внешних врагов» будет легче одержать победу на «внутрен­нем фронте».

Он считает, что джихад необходимо вести сразу против двух врагов. И, прежде всего против «дальнего» врага - США и Израиля. Значительно видоиз­менилась тактика террора. Стали шире использоваться взрывчатые вещества объёмного действия, в обиход вошло минирование припаркованных автомо­билей. Сама акция для большего эффекта, как правило, проводилась в не­скольких странах одновременно или с интервалом в несколько дней. К приме­ру, в ноябре 1995 г. «Новый Адь-Джихад» спланировал и осуществил пять террактов против официальных египетских объектов сразу в четырёх странах (Швейцария, Болгария, Пакистан и Египет) с интервалом в пять дней. В 1998 г. группа А. аз-Завахири приняла участие в организации взрывов у американских посольств в Кении и Танзании.

В военной стратегии «Нового Аль-Джихада» преобладает опора на источ­ники финансирования и структуры, созданные вне Египта.

Каждый член организации «Аль-Джихада» должен начинать пропаганду идей организации и вербовку со своих близких родственников и друзей. Так называемые «народные мечети», неконтролируемые государством, были од­ним из главных вербовочных пунктов. Мечети были местом встреч, знакомств и, в конечном итоге, вербовки. Между тем, в организации нет структуры, за­нимавшейся исключительно вербовкой. В целом «Аль-Джихад» становится для её членов тем микромиром, в котором человек чувствует себя «истинным мусульманином». Для индивида такая организация, пользуясь термином Э. Сивана, приобретает черты контробщества, которое охраняет его от негатив­ного воздействия джахилииского окружения, в частности, правящего режима. Следствием такой изоляции становится догматизм и ограниченность. Проти-

14

вопоставление окружающему обществу формирует у членов организации чув­ство превосходства над «неистинными мусульманами», «тупой толпой» и бес­компромиссному отношению ко всему, что не вписывается в рамки их пред­ставлений. Именно это, в конце концов, служит источником экстремизма и на­пряженности в отношениях с обществом и одной из причин разобщенности самого исламского движения.

Для «Аль-Джихада» характерен приоритет духовно-религиозного воспи­тания над политической целесообразностью. Такой дисбаланс, с одной сто­роны, приводил к многочисленным провалам и неудачам. Но с другой сторо­ны, именно готовность к самопожертвованию в некоторых случаях приносила успех. В частности, удачное покушение на президента А. Садата в какой - то степени можно объяснить тем, что группа заговорщиков практически не рас­считывала на спасение после акции. Цель была одна: убить президента, и по­сле завершения акции погибнуть, став шахидами.

Что касается источников финансирования деятельности организации, то на начальном этапе организация пополняла свои средства за счёт частных по­жертвований и доходов от различных коммерческих структур, которые нахо­дились в ведении экономического комитета. Однако, когда масштабы деятель­ности «Аль-Джихада» стали расширятся, этих источников уже стало недоста­точно. Тогда появилась идея, что для финансирования джихада дозволено гра­бить ювелирные лавки коптов-христиан.

Большинство исследователей приходят к выводу, что организация со­стоит преимущественно из молодёжи. Это - студенты или выпускники высших учебных заведений, выходцы из деревень или маленьких городков сельского типа. Молодежь, как правило, наиболее остро ощущает на себе проявление кризиса в стране и, в силу характерного для неё максимализма, склонна к ра­дикальному выражению своего протеста. Поэтому радикальная организация становится удобным каналом для выхода накопленного негодования и само­выражения эмоций молодёжи.

В географическом плане организации удалось, начиная с 80-х гг. приоб­рести общенациональный характер и основать ячейки в Александрии, Каире и ряде провинций Верхнего Египта. Вместе с этим, очаг «Аль-Джихада» нахо­дился на юге, в больших и маленьких городах сельского типа. Среди пред­ставших перед судом в 1981 г. членов организации до 65 % были выходцами с юга, и только 8,6% из районов Дельты за исключением Каира и Гизы9.

По мнению египетских исследователей Сайд ад-Дина Ибрагима и Хами-да Ансари, большая часть членов «Аль-Джихада» не были представителями традиционных сельских слоев, составлявших основу других радикальных еги­петских группировок. В основном это были представители «среднего сосло­вия», остро переживавшего кризис периода политики открытых дверей. Сред-

Ansari H. Egypt: The Stalled Society. N.Y., 1986, p, 220.

15

ние слои особенно остро ощущали политическую нестабильность и социаль­ную незащищенность.

Организация была в основном городским явлением. Но в неё входили преимущественно горожане, имевшие сельское происхождение. Они пережи­вали внутренний разлад из-за борения ценностей в их менталитете: традици­онного сельского уклада жизни и современного города. Среди членов «Аль-Джихада» преобладали студенты естественнонаучных факультетов, которым чужд скептицизм гуманитарного склада ума. Исламизм привлекает не гумани­тариев тем, что предлагает упрощённые, ясные и категорические ответы на трудные вопросы общественной жизни. В целом среди 101 осужденного члена «Аль-Джихада» студентов было 45 человек (44,55%), служащих среднего зве­на 25 (24,75%), рабочих 15 (14,84%), 6 директоров библиотек (5,94%), 4 воен­нослужащих и сотрудников полиции (3,96%), 2 крестьян (1,98%), 4 безработ­ных (3,96%)'°.

Третья глава посвящена особенностям тактики организации, анализу её отношения к другим исламистским организациям, а также её позиций в меж­дународных вопросах.

Первая группировка под названием «Аль-Джихад» была основана в на­чале 1977 г. в Александрии Ибрагимом Саламой. В то же время, также в Александрии, два бывших члена группы С. Сирийи Мухаммад Салим ар-Раххаль, по происхождению палестинец с иорданским паспортом, студент университета Аль-Азхар, и Хасан Халави, избежавший ареста в ходе серии об­лав на активистов группы С. Сирийи в 1974 г. основали вторую группировку под .названием «Аль-Джихад». С. ар-Раххаль разделял взгляды С. Сиррийи и ориентировался на военный переворот. Одним из его ближайших сподвижни­ков был майор Исам ад-Дин аль-Камри, которому удалось завербовать не­сколько военнослужащих. Между тем, вскоре группа ар-Рахаля была раскры­та службой безопасности и практически разгромлена. Однако, несмотря на это и на периодические удары спецслужб по организации, ар-Раххаль в 1978-1979 гг. продолжал работу и ядро «Аль-Джихада» удалось сохранить.

После депортации ар-Раххаля из Египта руководство группой перешло в руки Камал ас-Сайда Хабиба. В сентябре 1981 г. К. Хабиб решил объединить­ся с новой каирской организацией «Аль-Джихад», более сильной и многочис­ленной, возглавляемой Абд ас-Салямом Фарагом.

А. Фараг, который был членом первой александрийской группы И. Са-ламы, после её разгрома в 1979 г. порвал с ней, переехал в Каир, решив возро­дить разгромленные группы «Аль-Джихада» и основать самостоятельную ор­ганизацию под тем же названием. Вскоре ему удалось создать новый «Аль-Джихад», в которую в том же году и влилась александрийская группа С. Ха-

ГенейнаН. С. 142,

16

биба". Главным стратегом организации стал полковник военной разведай Аббуд аз-Зумр. А. Фараг был духовным лидером и идеологом в организации, тогда как А. аз-Зумр стал военным амиром. Важно отметить, что организации А. Фарага за короткий срок с конца 70-х до начала 80-х гг. удалось распро­странить своё влияние среди исламистских движений в Верхнем Египте, из­вестных тогда под названием «гамааты». Филиал «Аль-Джихада» в Верхнем Египте возглавил один из местных лидеров «Гамзатов» Карам Мухаммад Зух-ди12.

В феврале 1980 г. А. аз-Зумр приступил к составлению плана по сверже­нию правящего режима и уже в октябре ему удалось организовать убийство президента Египта Анвара Садата. Покушение должно было послужить сигна­лом к началу восстания. Руководство организации рассчитывало на то, что смерть А. Садата в Египте вызовет в стране хаос и неразбериху, и что в этих условиях исламистам удастся захватить власть. Однако последовавшие за этой акцией выступления исламистов не получили широкой народной под­держки и были подавлены полицией и службой безопасности. По мнению А. аз-Завахири, несмотря на удавшееся покушение, попытка захвата власти про­валилась, потому что план переворота был недостаточно подготовлен и «сен­тиментально наивным».

В апреле 1982 г. был казнён А.Фараг. К концу 1984 г. организация раз­делилась на две крупные группировки. Название «Аль-Джихад» сохранилось за каирской группой возглавляемой А. аз-Зумром. В «южную группировку» вошли представители Верхнего Египта, и она стала действовать под названием «Аль-Гамаа аль-исламийя» (исламская группа). Аббуд аз-Зумр выдвинул те­зис «переходного этапа» согласно которому «Аль-Джихад», понесший суще­ственные потери, должен временно прекратить военную деятельность, усилив пропаганду исламистской идеи и работу по воссозданию новой военной ин­фраструктуры. Вместе с тем, ориентация на сознательное снижение военной активности, вызвало недовольство части активистов организации. Они расце­нили этот шаг А. аз-Зумра как отход от принципов джихада. Первой из орга­низации А. аз-Зумра выделилась группа бывших соратников С. ар-Раххаля возглавляемая майором И. Аль-Камри. Эта группа получила название «Джи­хад аль-Харам» (по названию одного из районов Гизы). От «Аль-Джихада» впоследствии также отошли группы «Джихад ас-Сахель» (по названию одного из каирских районов), группа Ахмада аль-Холи, группа Ахмада ас-Самана. В жёсткую оппозицию к А. аз-Зумру встал его бывший соратник Айман аз-Завахири. Как уже упоминалось, с середины 80-х гг. он обосновался в Афга­нистане, где по существу возглавил внешнее крыло организации. Аз-Завахири был недоволен военной пассивностью А. аз-Зумра и его попытками сближения

"Там же, с. 101.

12 Мустафа X. С. 150-151.

17

с «Аль-Гамаа аль-исламийя» и вскоре создал со своими сторонниками органи­зацию, ставшую известной под названиями «Талаи аль-фатх» (Авангард завое­вания) или «Аль-Джихад аль-Джадид» (Новый Аль-Джихад). Организация взяла на себя ответственность за такие акции как покушение на министра пе­чати и информации Сафвата аш-Шарифа в апреле 1993 г., министра внутрен­них дел Хасана аль-Альфи в августе 1993 г. и премьер-министра Атефа Сидки в декабре 1993 г. В начале 90-х гг. А. аз-Зумр выдвинул проект создания еди­ного фронта, в который вошли бы радикальные египетские группы.

В главе рассматривается отношение «Аль-Джихада» к другим исламист­ским организациям, анализируется главные разногласия «Аль-Джихада» с та­кими движениями как «Братья-Мусульмане», «Аль-Гамаа аль-исламийя», «Ат-Такфир ва аль-Хиджра». В частности, организация отвергает практику участия в парламентской деятельности, принятую «Братьями-Мусульманами». Идеологи организации полагают, что, избрав главным амиром «Аль-Гамаа аль-исламийя» шейха Омара Абд ар-Рахмана, участники движения нарушили шариатское положение о недопустимости пребывания на посту амира челове­ка незрячего (престарелый шейх к этому времени ослеп). Крайне негативно лидеры «Аль-Джихада» относятся к деятельности группировки «Ат-Такфир ва аль-Хиджра». Так один из лидеров организации Усама Хамид считает, что, её лидер Шукри Мустафа «ничего не сделал, кроме того, что разрушил жизнь молодых людей, поставив их вне общества и вне истории ислама»13. А. Фараг касаясь вопроса о полной изоляции исламистов от общества путем ухода из него (хиджра), недвусмысленно расценил такой уход как трусливое уклонение от джихада и очевидную глупость.

В главе проанализировано также отношение «Аль-Джихада» к таким международным проблемам, как арабо-израильский конфликт, революция в Иране, конфликт между Кувейтом и Ираком. Следует отметить, что позиция организации по большинству региональных проблем, за исключением пале­стинского вопроса, не отличается от позиций других исламистских движений.

Что же касается палестинского вопроса, то позиция «Аль-Джихада» мо­жет измениться. Отколовшаяся от неё группа А. Аз-Завахири выступает за «интернационализацию» деятельности организации, объявление джихада в борьбе с Израилем, то есть «внешним врагом». Однако, несмотря на внимание к актуальным международным проблемам, руководство организации по-прежнему считает приоритетным направлением своей деятельности создание «революционной ситуации» в Египте. По мнению её идеологов, создание ис­ламского государства в Египте, и как упоминалось позволит в последующем решить в интересах ислама все международные проблемы региона.

Там же, с. 178.

18

В Заключении подчёркивается, что исламизм или охранительная идеоло­гия политизированного ислама ставит своей целью установление планетарной власти шариата. Основные принципы исламизма - это нераздельность религии и по­литики, признание Корана и Сунны пророка Мухаммада единственным источником ис­лама и правовых норм, идеальной - раннеисламскую общину. Корни исламизма уходят к пуританским течениям в средневековой исламской мысли. Современные исламист­ские движения носят как умеренный, так и радикальный характер. В послед­ние десятилетия отмечается сильный всплеск активности радикального исла­мизма, который провозглашает джихад - «священную войну» на пути веры с приме­нением силы наиболее действенным средством достижения цели. Причины радикализа-ции исламского движения заключены не в якобы имманентно присущей исламу агрес­сивности. Они заключаются в конкретных причинах социально-политического и циви-лизационного свойства Это - особенности периферийного развития капитализма, аграрное перенаселение, безработица, особенно среди молодежи, нестабиль­ность положения нижних слоев городского среднего класса Это - разочарование в результатах форсированной модернизации по западным образцам, а также в со­циалистической идее в связи с неудачей социалистического эксперимента в Советском Союзе. Это - девальвация идей национализма и поражения арабов в войнах с Израилем, Это, может быть всего больше, - экспансия западного об­раза жизни и мыслей, подрывающая устои традиционного мусульманского общества Стимулирующую для радикализации исламизма роль играла Иранская революция. По­скольку положение дел в мусульманском мире, и, прежде всего, в арабских странах, не меняется к лучшему, постольку в исламском движении наблюдается распростра­нение идей радикального исламизма и усиление экстремизма религиозно-политических группировок и движений. Их главная характерная черта состоит в том, что насилие для них имеет целенаправленное религиозно-правовое обоснование и является преимущественным средством в стратегии борьбы за власть.

Пульс политической жизни в Египте, как правило, отражает общее состояние арабского мира. Именно здесь появилась ассоциация «Братья-Мусульмане», прароди­тельница едва ли не всех современных исламистских организаций и движений. Наи­большим радикализмом отличается организация «Аль-Джихад», которая особенно ак­тивно действовала в последней четверти прошлого столетия. Ее идейной основой явля­ется охранительная версия реформаторского салафизма. «Аль-Джихад» провозглашает своим идеалом общину мусульман времен Мухаммада, мечтает о «государстве ислама» и установлении власти шариата в планетарном масштабе. Она находится в оппозиции к официальной власти как не легитимной с точки зрения «чистого» ислама Для нее ны­нешние правители мусульманских стран не являются «истинными» мусульманами, так как правят не по шариату. Они - «враг ближний», победа над которым должна стать трамплином для борьбы с «врагом дальним» - Израилем. Организация призывает к джихаду во имя торжества ислама При этом наиболее эффективным средством дости­жения цели считается применение силы и действия небольших групп «истинных му­сульман». Идеологи организации критикуют умеренную позицию «Братьев-

19

Мусульман», которые на пути к исламизации Египта прибегают к современным секу-лярным, а не исламским, методам политической борьбы для вхождения во власть.

После покушения на Анвара Садата организация была значительно ос­лаблена под ударами государственных служб безопасности. Предпринятые в середине 80-х гг. рядом активистов организации попытки восстановить дея­тельность «Аль-Джихада» в прежнем объеме были неудачными. В новых ус­ловиях руководство организации решило временно заморозить военную дея­тельность и сосредоточиться на создании подпольной инфрастуктуры. Такое решение вызвало внутренний раскол в ходе, которого выделилось несколько группировок ныне действующих независимо от исторического «Аль-Джихада». В начале 90-х гг. эти группировки провели серию громких терактов против представителей власти. С середины 90-х гг. они существенно расшири­ли сферу и масштабы применения насилия. Среди новых факторов радикали-зации можно назвать влияние ветеранов Афганистана - «афганских арабов».

После октября 1981 г. организация так и не смогла провести сколько ни будь значимой акции, способной угрожать всей нынешней политической сис­теме Египта. «Аль-Джихад» оказал влияние на развитие джихадистского дви­жения в Египте и за его пределами. Идеи А. Фарага в закамуфлированной или открытой форме служат основой деятельности большинства джихадистских группировок.

Перспективы «Аль-Джихада», как и любого другого радикального дви­жения, во многом зависят от стратегии властей и действий силовых ведомств. Между тем, в долгосрочном плане опора только на силовой способ решения проблемы исламизма представляется шаткой. В условиях обострения эконо­мических проблем и социальной напряженности в стране реформирование по­литической системы является главным условием сохранения стабильности общества и успешной реализации программ развития. Политические реформы и терпимость к умеренному исламизму могли бы придать большую легитим-ность власти и отчасти решить проблему исламского радикализма. Вместе с тем, учитывая остроту социально-экономических проблем, укорененность ис­лама в массах и апелляцию радикалов к исламу, не следует ожидать скорого прекращения насилия со стороны экстремистов, даже в случае серьезных пре­образований в политической сфере.

20

Список опубликованных работ:

1. Ваххабизм как тяга к социализму - НГ Религии. 20.05.98.

2. Удары по Югославии разделили исламский мир - Независимая газета. 13.04.99.

3. Дагестан, Ваххабизм и Мусульманский мир - Кавказский вестник. № 1. 2000 г. Тбилиси.

4. Одними «Томагавкам» не обойтись - Независимая Газета. 21.09.2001.

5. Бесполезные «Томагавки» - Эксперт № 35,24.09.2001.

6. На пути к глобальному джихаду - Независимая Газета. 26.09.2001

7. Когда нет политических альтернатив - Независимая Газета. 19.10.2001.

8. Учитель священной войны - НГ Содружество. 23.10.2001.

9. Самые опасные. Ведущие террористические организации мира и их ли­деры - НГ Содружество 23.10.2001.

10.В Йемене готовится большой процесс - Независимая Газета.14.11.2001. 11.Каддафи - младший в роли посредника - Независимая Газета 16.11.2001.

21