ПТУШКО ВАДИМ СЕМЕНОВИЧ

ПОЛИТИКА ЕВРОПЕЙСКОГО

СОЮЗА В ОТНОШЕНИИ

ЮГОСЛАВСКОГО КРИЗИСА

(1991-1995 гг.)

Специальность 07.00.15 - История международных отношений и внешней политики

АВТОРЕФЕРАТ

Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Екатеринбург 2002

Работа   выполнена   на   кафедре   теории   и   истории   международных отношений Уральского государственного университета им. A.M. Горького.

 

 

 

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Постановка проблемы

Югославский кризис 90-х годов и попытки антикризисного урегулирования на Балканах подвергли серьезному испытанию сложный процесс перехода от блоковой политики конфронтации эпохи "холодной войны" к новой системе международных отношений. Кризис в бывшей Югославии, разразившийся в постбиполярном мире в период глубокой и кардинальной перестройки всей структуры международных отношений, а также переосмысления концептуальных положений континентальной системы безопасности, актуализировал вопрос о возможном выборе двух альтернативных подходов в развитии постбиполярного мира; его глобализации или создания многополярного мира.

В рамках процесса антикризисного урегулирования на Балканах подверглась серьезному испытанию на прочность сама линия европейской интеграции, равно как и её политико-экономические институты - ЕС и ЗЕС. Политика ЕС в отношении Югославского кризиса стала своеобразной лабораторией по разработке новой системы международных отношений в Европе, подходов Запада к проблеме региональных кризисов в восточной части континента, а также нового расклада политических сил в постбиполярной Европе.

Незавершенность до настоящего момента процесса формирования четкой антикризисной концепции в рамках Европейской системы безопасности, в сочетании с возникновением новых кризисных очагов на территории бывшей Югославии, определяют актуальность данной проблематики. Важность изучаемого вопроса обусловлена также и современной дискуссией в рамках Европейского Союза о перспективах "европеизации" Балкан (т.е. полномасштабного включения балканского региона в процесс европейской политической и экономической интеграции) или противоположной возможности "балканизации" Юго-Восточной Европы (т.е. распространения зоны кризиса за пределы бывшей Югославии). Таким образом, в современных условиях глубокое и всестороннее изучение истории антикризисной политики ЕС в бывшей Югославии представляет не только большой исторический интерес, но и имеет актуальное политическое значение, поскольку позволяют прояснить и

понять истоки и причины многих событий и процессов, происходящих не только в Европе и на Балканах, но и на всем постбиполярном пространстве. Детальное исследование миротворческого механизма и соответствующих антикризисных технологий апробированных в рамках политики ЕС применительно к глобальному этно-национальному кризису в бывшей Югославии имеет важное практическое значение в разработке системы разрешения кризисных явлений подобного уровня и масштаба для всего международного сообщества.

Объектом исследования является политика ЕС в отношении Югославского кризиса в 1991 -1995 гг. В работе рассматриваются основные элементы европейского миротворчества в бывшей Югославии (в качестве определенной модели антикризисного урегулирования), эволюция и кристаллизация его основополагающих принципов и механизмов, возможные перспективы разрешения конфликта на Балканах в рамках миротворческих концепций США и ЕС, а также роль России в формировании концепции мирного урегулирования Югославского конфликта.

Цель исследования состоит в том, чтобы обозначить и проанализировать процесс формирования и дальнейшую эволюцию миротворческой политики Европейских сообществ (Европейского Союза с 1 ноября 1993 г.) по кризису в бывшей Югославии в период 1991-1995 гг. Конкретные задачи, решаемые в представленной работе, обусловлены степенью изученности данной темы в российской и зарубежной историографии. Достижение поставленной в исследовании цели предполагает необходимость решения следующих задач:

- обобщить существующие подходы относительно предпосылок и причин возникновения кризиса в Югославии

- определить этапы и эволюцию антикризисной политики ЕС в отношении Югославского конфликта;

- уточнить роль отдельных стран-участниц ЕС и их национальных интересов в процессе формирования антикризисной политики;

- обозначить основные причины провала ЕС в качестве миротворца и проанализировать процесс снижения политической роли ЕС на Балканах;

- выявить специфику европейской модели концепции миротворчества в урегулировании региональных конфликтов и идентифицировать основные элементы различия миротворческих позиций США и ЕС.

Хронологические рамки исследования охватывают период с июня 1991 по ноябрь 1995. За начальный точку исследования принят наивысший пик кризиса югославской федерации, приведший к фактическому распаду СФРЮ и начальной кристаллизации политики ЕС в отношении Югослав-

ского кризиса. Логическим завершением изучаемого периода является подписание пакета ДеЙтонских соглашений как завершающей точки войны в Боснии и Герцеговине. Данный период делится на 3 этапа. Первый этап (май-июнь 1991 г. - февраль 1992 г.) характеризуется кульминационным периодом в процессе распада федерации, суверенизацией республик бывшей Югославии, формированием и становлением антикризисной политики ("политики признания") ЕС. На втором этапе ( февраль 1992 г - февраль

1994 гг.) происходит перерастание конфликта в БиГ в стадию гражданской войны, что обусловило серьезный кризис европейского миротворчества и переход ЕС от "политики признания" к политике "малых шагов". Данный этап характеризуется наивысшей активностью ЕС в процессе разработки мирных проектов по разрешению Боснийского конфликта. Новый виток конфликта (февраль 1994 - ноябрь 1995 гг.), который начался с момента Сараевского кризиса в феврале 1994 г., подводит окончательную черту под периодом европейского миротворчества в бывшей Югославии и является своеобразным прологом к новой фазе урегулирования в бывшей Югославии, реализуемой без активного участия ЕС. Содержание последнего этапа подтверждает падения политической роли Европы в миротворчестве на Балканах и абсолютное лидерство США, что и находит свое воплощение в эволюции миротворчества - от процесса поддержания мира к его принуждению силой. Итогом чего и стали Дейтонские соглашения в ноябре

1995 г.

Историография по исследуемой теме подразделяется на отечественную и зарубежную. В рамках зарубежной историографии соблюдается условное разделение на работы европейских, американских и югославских ученых, что определяется некоторым различием в их подходах и позициях по данной проблематике.

В отечественной историографии до настоящего отсутствуют обобщающие исследования, непосредственно посвященные антикризисной политике ЕС в отношении Югославского кризиса. Для российских авторов характерен больший интерес к проблемам возможной общности кризисных и дезинтеграционных процессов, происходящих на территории бывшей Югославии и СНГ, вопросам обеспечения геополитических интересов России на Балканах, особой роли российской дипломатии в международном миротворчестве, а также перспективам развития непосредственно самого Югославского кризиса.

Наиболее заметными исследованиями в отечественной историографии, отражающими проблематику антикризисной политики международного сообщества и ЕС на Балканах, являются работы доктора

исторических наук, руководителя Центра по изучению современного Балканского кризиса - Е.Ю. Гуськовой1. В ее исследованиях представлен глубокий анализ истоков кризиса, определены причины распада СФРЮ, а также обозначены основные этапы югославского кризиса. Большое внимание уделяется роли и участию международных организаций - ООН, ЕС, ЗЕС, ОБСЕ, НАТО - в конфликте, всесторонне исследуется политика США, России и Запада на балканском направлении. Рассматривая проблему миротворчества и антикризисных технологий Запада через призму развития внутренней динамики внутриюгославского противостояния, автор приходит к выводам, что несостоятельность антикризисной политики ЕС и утверждение силового варианта урегулирования в американской концепции миротворчества не привело к решению существующих вопросов и не смогло развязать сложнейший клубок противоречий на Балканах.

Особого внимания заслуживают работы директора Института славяноведения, профессора В.К. Волкова2, посвященные раскрытию сущности причин распада Югославии и развития этногражданских конфликтов на ее территории, а также изучению истоков процесса интернационализации Югославского кризиса. Автор последовательно представляет проблему кризиса в Югославии и процесс международного миротворчества в контексте общебалканских и общеевропейских проблем. В его трудах исследуется довольно широкий круг вопросов, связанных с воздействием конфликта на Балканах и попытками его урегулирования на развитие новой архитектуры международных отношений в Европе.

Весьма критичную оценку политики ЕС и США в Югославии высказывает К.В. Никифоров3. Подвергая критике наличие в миротворческих действиях Запада элементов "двойного стандарта" и "презумпции виновности", автор приходит к заключению о стремлении США, а вслед за ними и Европы, к реализации силовых методов решения региональных конфликтов, и явной подмене принципов миротворчества на модель "принуждения к миру".

1 Гуськова Е.Ю. История югославского кризиса (1990-2000). - М.: Русское право/Русский Национальный Фонд, 2001; Урегулирование на Балканах: От Бриони до Дейтона (мирные планы 1991-1995). - М.: ИНИОН РАН, 1998; Вооруженные конфликты на территории бывшей Югославии. - М.: ИНИОН РАН, 1998,

Волков В.К. Узловые проблемы новейшей истории стран Центральной и Юго-Восточной Европы. - М.: Индрик, 2000; Трагедия Югославии // Новая и новейшая история. - 1994. - №4. -С. 11-32; Этнократня - непредвиденный феномен посгтоталитарного мира // Политические исследования. -1993. - № 2.

3 Никифоров К.В. Между Кремлем и Республикой Сербской (Боснийский кризис: Завершающий этап). -М.,1999

Проблема интернационализации кризиса в Югославии и модели поведения международных организаций в условиях вооруженного регионального конфликта получили отражения в работах Т.В. Бордачева, Ю.П. Давыдова, О.В. Приходько, П.Е. Смирнова, Е.В.Устинова, Л.С. АблазовоЙ4.

Определенный интерес в отношении оценки формирования и эволюции антикризисной политики ЕС представляет работа Д.Н. Барышникова5. В своем исследовании автор констатирует, что остающийся исключительно "гражданской силой" ЕС, при столкновении с реальными проблемами миротворчества и поддержания мира потерпел неудачу в силу отсутствия в своем внешнеполитическом арсенале инструментов принуждения.

В целом ряде трудов российских исследователей особо выделяется проблематика взаимоотношений основных действующих лиц миротворческого процесса на Балканах, столкновения их интересов и перспективы сотрудничества (Н,К. Арбатова, П.Е. Смирнов, С.М. Самуилов, А.В.Уткин, Ю.С. Захаров, В.И. Батюк)6.

В подавляющем большинстве исследовательских работ отечественной историографии, посвященных Балканскому кризису и его урегулированию, вопросы развития антикризисной политики ЕС на Балканах, ее роли и значения для формирования новой системы и концепции Европейской безопасности в рамках архитектуры международных отношений в постбиполярном Европе, рассматриваются главным образом в контексте анализа самого конфликта в бывшей

4 Бордачев ТВ Гуманитарная и миротворческая интервенция: Американский и европейский подходы // США: Экономика, политика, идеология. - 1998. - №8. - С. 48-57; Давыдов Ю.П, Приходько О.В., Смирнов П.Е., Устинова Е.В. Югославский кризис: Интернационализация илн интервенция // США; Экономика, политика, идеология. - 1993. - №8. - С.50-60; Аблазова Л.С. Мировое сообщество и интернационализация югославского кризиса // Югославия в огне. -М.: Экспертинформ, 1992. -С.168-180.

5 Барышников Д.Н. Этнический конфликт в Боснии и Герцеговине. Миротворческая миссия в Мостаре. - Спб.: Надежда, 1998,

6 Арбатова Н.К. Уроки Югославии для России и Запада // Мировая экономика и международные отношения. - 1995. - №2. - С. 45-57; Смирнов П.Е. США и Западная Европа: Борьба за влияние в восточном регионе // США: Экономика, политика, идеология. - 1997. -№6. - С. 31-39; Самуилов С.М. США, НАТО, Россия и боснийский кризис // США: Экономика, политика, идеология. - 1995. - №7. - С.16-31; Уткин А.В. США, НАТО, ЕС // США, Канада: Экономика, Политика, Культура. - 1997. - №10, - С.27-35; Захаров Ю.С. Трансатлантические отношения // Мировая экономика и международные отношения. - 1999. - №2. - С 32-40; Батюк В.И. Миротворческая деятельность ООН и великие державы // США: Экономика, политика, идеология. - 1996. - №12. - С. 22-28.

Югославии и всего глобального процесса миротворчества международного сообщества.

Необходимой составляющей историографической основы диссертации является западные исследования антикризисной политики ЕС и международного сообщества. В отличие от российской историографии по данной тематике, западные работы имеют больший комплексный охват изучаемых вопросов и проблем. Вместе с тем в связи с существенным практическим расхождением позиций ЕС и США в вопросах подходов и методов урегулирования на Балканах, основанных на различных моделях миротворчества и имеющих под собой противоположные теоретические обоснования, возникла необходимость дифференцировать массив европейской и американской историографии.

Из наиболее фундаментальных исследований в рамках американской историографии, посвященных Югославскому кризису и попыткам его урегулирования, необходимо прежде всего отметить работу профессора Брукингского института С. Вудвард7, Представляя балканский кризис как часть широко распространенного явления региональной дезинтеграции, характерной для современного мира в период после "холодной войны", С. Вудвард утверждает, что "политика признания" сделала неизбежным процесс военной эскалации конфликта.

Подробный анализ истоков кризиса, детальная хроника войны и достаточно компетентная оценка миротворческой деятельности ЕС, представлены в исследовании Л. Зильбер и А. Литтла8. Они последовательно обосновывают тезис о том, что позиция наблюдателя в которой предстают ЕС и США на первоначальном этапе миротворческого процесса лишь способствовала расширению конфликта.

В трудах Л. Коэн9 и К. Беннет10 политика ЕС в отношении урегулирования конфликта, Л.Коэн характеризуется как неуклюжая (хотя и имеющая благие намерения) импровизация в рамках процесса создания новой "архитектуры безопасности" в постбиполярной Европе.

Значительной работой по исследуемой тематике, является труд ,Щк. Штейнберга11. Автор видит в бессилии институтов Европейских сообществ входе Югославского кризиса их институциональную ограниченность и

7 Woodward S. Balkan Tragedy: Chaos and Dissolution after the Cold War. - Washington: The Blockings Institution, 1995.

8 Silber L., Little A. The Death of Yugoslavia. - New-York: T. V. Books, 1996.

9 Cohen L. Broken Bonds: The Disintegration of Yugoslavia. - Oxford: Westview Press, 1993.

10 Bennet C. Yugoslavia's Bloody Collapse. - New-York: St Martin's Press, 1995.

" Steinberg J. The Response of the Internationale Institutions to the Yugoslav Conflict: Implications

and Lessons // The Volatile Powder Keg. - Ney-York: American University Press, 1994.

выражает явный скептицизм относительно перспектив эффективного участия структур ЕС в антикризисном урегулировании.

Исследованию влияния кризиса и военных конфликтов в Югославии на основы международных отношений и расклад сил в постбиполярной Европе отводится главное внимание в работах Р. Ульмана, Р. Лукича и А, Линча12.

Оценка национальных интересов и политических позиций великих держав на Балканах, специфики и уровня их взаимоотношений с ЕС в миротворческом процессе в бывшей Югославии содержится в работах Т. Хэлверсона, П. Гобл, С. ЛаррэйбиГБЖроуфорда13.

В целом позиция представленная американской историографией носит несколько субъективный характер. Явной доминантой во взгляде на проблему европейского участия в мирном урегулировании на Балканах и его итогов, является резкая критика функциональной и институциональной дееспособности европейских военно-политических структур, Несостоятельность антикризисной политики ЕС рассматривается в качестве обоснования необходимости американского вмешательства в процесс регионального умиротворения на Балканах и укрепления ведущих позиций США в Европе. Вместе с тем испытывается некоторый дефицит исследований посвященных непосредственно роли ЕС в антикризисном урегулировании на Балканах. Подобный пробел во многом восполняется европейской историографией.

Среди работ европейских авторов, занимающихся дипломатическими аспектами югославского урегулирования, хотелось бы обратить внимание на монографию Дж. Гоу14. В своем исследовании автор приходит к заключению, что основной причиной провалов мирных инициатив ЕС в бывшей Югославии явился недостаток воли европейских лидеров в

13 Ullman R. The Wars in Yugoslavia and the International System after the Cold War // The World and Yugoslavia's Wars. - New-York: A Council on Foreign Relations Press, 1996. - P. 6-48; Lukic R., Lynch A. Europe from the Balkans to the Urals: The Disintegration of Yugoslavia and Soviet Union. - Oxford: University Press. SIPRI, 1996

13 Halverson T. American Perspectives // Internationale Perspectives on the Yugoslav Conflict. -London: Brassey's, 1997. - P. 1-28; Goblc P. Dangerous Uaisons: Moscow, The Former Yugoslavia, and the West // The World and Yugoslav Wars. - New-York: A Council on Foreign Relations Book, 1996. - P.189-193;LarrabeeS. Implications for Transatlantic Relations //Chaillot Papers 17. -Paris: WEU Institute for Security Studes. - October 1994, P. 17-34; Crawford B. Explaning Defection from Internationale Cooperation: Germany Unilateral Recognition of Croatia // World Politics. 1996- - 48. -P. 482-521.

14 Gow J. Triumph of the Lack of Will: Internationale Diplomacy and the Yugoslav War. - London, 1997.

принятии политического решения по поддержанию выполнения мирных проектов военными средствами.

Огромный интерес представляет работа специального представителя ЕС и сопредседателя Международной конференции по бывшей Югославии лорда Д. Оуэна15. Он представляет широкую ретроспективу миротворческих усилии ЕС в период с сентября 1992 по июнь 1995. Рассматривая ЕС в качестве дееспособной миротворческой структуры, Д. Оуэн видит главные причины дипломатических провалов не в принципиальной слабости структур ЕС, а в отсутствии поддержки европейских мирных инициатив в Югославии со стороны США.

Резкая критика неконструктивной позиции США в отношении мирных планов ЕС находит свое отражение в целом ряде публикаций (Дж, Эдварде, М. Вохфелд)16.

Весьма значительный вклад в историографию проблемы привносят работы С. Смита, X. Вайберга, Д. Дэйкера и А. ВеЙводы17. Уделяя основное внимание в своих исследованиях влиянию Югославского кризиса на институциональное развитие и трансформацию антикризисных механизмов ЕС, они приходят к вывод, что кризис выявил скорее приверженность Европы традиционным методам разрешения кризисных ситуаций, чем тенденцию к апробированию внешнеполитических инновации.

Противоположная точка зрения представлена Н. Гнезотто и Е. Регелсбергером18. Они определяют европейский опыт в югославском урегулирования как возможную базовую схемы решения кризисов подобного уровня и масштаба. В их работах содержится конкретная характеристика возможного потенциала и имеющихся ограничений внешней политики ЕС, проявившихся на югославском примере.

Более целостным взглядом в оценке некоторых итогов Югославского конфликта и соответствующих уроков для ЕС, отличается работа

15 Owen D. Balkan Odyssey. - London, 19%.

16 Edvards G. The Potential and Limits of the CFSP: The Yugoslav Example // Foreign Policy of the European Union: From EPC to CFSP and beyond. - London: Boulder, 1997. P. - 173-195; Wohlfeld M. Implications for Relations between Western and Central Europe // Chai Hot Paper 17, October 1994. - Paris. - P. 50-64.

17 Smith C. Conflict in the Balkans and the Possibility of a European Union Common Foreign & Security Policy// The War in the Balkans. - London: Galago, 1995. - P. 1-21. Dyker D., Vcjvoda I. Yugoslavia & after: A Study in Fragmentation,Despair and Rebirth. - London: Praeger, 1996.

18 Gncsotto N. Lessons of Yugoslavia. Chai Hot Paper, No.14. - March 1994 - Paris, // www.weu.int/ institute/chailloI4-e.htm. Regelsbcrger E. The Institutional Setup and Functioning of the EPC/CFSP // Foreign Policy of the European Union: From EPC to CFSP and beyond. • London. Boulder, 1997. -P. 67-82.

10

Верховного представителя ООН по урегулированию в Боснии К. Бильдта". Причины девальвации антикризисной политики Европы в Боснии. Бнльдт видит в отсутствии концентрированное™ усилий ЕС, а также действенных инструментариев подготовки и ведения активных действий в рамках реальной ОВПБ.

В работах М. Кэлик, X. Молл, О. Лепик20, помимо обшей оценки действий ЕС на Балканах, особое внимание уделяется специфике влияния национальных интересов и политик стран-участниц Союза в регионе на процесс формирования общей антикризисной стратегии ЕС в бывшей Югославии.

Различные стороны теоретических и практических аспектов европейской модели миротворчества, а также перспективы реализации военной и гуманитарной интервенции ЕС в бывшей Югославии затрагиваются в исследованиях Э. Лофтхауза и Д. Лонджа, Шарпа, Д. Манке21.

Взгляд с Запада был бы не полон без учета вклада в понимание кризиса на Балканах и подходов к его разрешению ученых - выходцев из бывшей Югославии, занимающих видное место в академической среде ученых-международников, славистов и политологов. В первую очередь необходимо отметить работу профессора Университета Миннесоты Б. Деница22. Определяя основные причины неудачи югославской политики ЕС, автор приходит к выводу, что недооценка Европой угрозы региональной дестабилизации на Балканах затруднила формирование адекватной реакции на происходящий кризис.

Значительный интерес представляет монография профессора Сиднейского университета А. Павковича23. Главный упрек Павковича в

19 Бнльдт К. Стала ли Босния уроком для Европы? Выводы для европейской внешней политики // Internationale Poiitik. - 1997. -№ 7. - С. 7-13.

20 Calic M. German Perspectives // International Perspectives on the Yugoslav Conflict. - London: Brassey4s, 19%.- P. 52-75; Maull H. German in Yugoslav Crisis // The Balkans and the West. -London; St Martins Press, 1996. - P. 101-125; Lepick O. French Perspectives // International Perspectives on the Yugoslav Conflict. - London: Brassey's, 1996. -P. 76-86.

21 Lofthouse A., Long D. European Union and the Civilian Model of Foreign Policy // Journal of European Integration. Winter/Spring 1996. vol. ГХ1. - P. 89-124; Sharp J. Appeasment, Intervention and the Future of Europe // Military Intervention in European Conflicts. - Oxford: BlackweH, 1994. -P. 6-21; Manke D. Parameters of European Security // Chaillot Papers. - Paris, September 1993. - N 10. - P. - 27-35.

22 Denitch B. Ethnic Nationalism: The Tragic Death of Yugoslavia. - London: Phoenix, 1996.

23 Pavcovich A. The Fragmentation of Yugoslavia. Nationalism in a Multinational State. - New-York: St Martin's Press. 1997.

И

адрес ЕС и всего мирового сообщества в процессе урегулирования, состоит в неверной оценке природы Югославского кризиса и отсутствии превентивной дипломатии на начальном этапе кризиса.

Своеобразный журналистский взгляд на развитие событий Югославского кризиса и проблему его международного урегулирования представляют Б. Магаш и М. Глени 24.

К данной группе исследователей примыкают работы непосредственно югославских специалистов. Наиболее заметные труды, относящиеся к исследуемой тематике, представлены публикациями профессора Белградского института международной политики П. Симича . В его исследованиях весьма объективно представлены уроки урегулирования Югославского кризиса для ЕС, США, России и ООН.

Определенную значимость представляет исследование М. Паповича26, в котором освещается вопросы взаимных стратегических интересов ЕС и Югославии, возможных перспективных направлений интеграции Югославии в европейские экономические и политические институты.

Собственный взгляд на события Югославского конфликта сформирован в монографиях Д. Обрадовича, Д. Янича, Й.Заметика . В их работах достаточно четко высказывается мысль о катализирующей роли Запада в эскалации кризисных явлений в бывшей Югославии.

Отдельные аспекты западных антикризисных технологий и геополитических интересов представлены в исследованиях И. Минина и М. Црноборния28.

и Magas В. The Destruction of Yugoslavia: Tracking the Break-up 1980-1992. - London: Verso, 1993; Gleny M. The Fall of Yugoslavia; The Third Balkan War. - London: Penguin, 1992. 25 Симич П. Боснийский эндшпиль // Сербия в мире, октябрь 1996, Белград, - С. 1-18; Дейтонский процесс: сербский взгляд // Мировая политика и международные отношения. -1998. - №9. - С. 86-93; Гражданская война в Югославии // Международная жизнь. - 1993. - № 7.-С. 53-67

Popovic T. Yugoslavias European Option. Mutual Strategic Interests of the European Union and Yugoslavia // The Cost of War in Former Yugoslavia. - London: Peace and Crisis Managemcnl Foundation, 1995. - P. 516-524,

27 Obradovic D. Raspad Yugoslavije Produze tak ili Kraj Agonije. - Beograd: Politika, 1992; Janic D, Gradjanski Rat i Mogusnost Mtra u Bosni i Hercegovine, - Beograde. 1ES, 1992; Zammetica J. The Disintegration of Yugoslavia. Adelphi Paper 270. - London, 1992.

Minic J. Integration Process in the Balkans Subregional Integrations and Interests of the European Union // The Cost of War in Former Yugoslavia. - London: Peace and Crisis Management Foundation, 1995. - P. 508-515; Cmobmja M. European Union and the Counties of Former Yugoslavia // The Cost of War in Former Yugoslavia. - London: Peace and Crisis Management Foundation, 1995. - P. 484-490

12

В целом для югославских историков и политологов характерен акцент на изучение природы собственно самого Югославского кризиса. Первоочередное значение имеют внутриюгославские аспекты кризиса. Особенности антикризисной политики ЕС представлены главным образом весьма общими характеристиками в рамках оценки всего международного миротворчества.

Давая оценку европейской историографии, следует отметить тот факт, что с ее помощью удалось в некоторой степени восполнить многочисленные пробелы, существующие в исследовании изучаемой проблематики антикризисной политики ЕС в бывшей Югославии, самого конфликта и его возможных последствий для Европы. Однако европейская историография (подобно американской и российской) страдает определенной односторонностью в подходах к изучению данных вопросов. Её основное внимание уделено моментам, связанным главным образом с проблемами внутриевропейских разногласий и путей их преодоления в процессе участия в урегулировании Югославского кризиса. Кроме того, наблюдается тенденция либо к абсолютной глобализации проблематики, либо к ее низведению до частных моментов, не позволяющих составить достаточно четкого и объективного представления по данной тематике.

Вместе с тем наиболее важным представляется то, что при существенном расхождении в позициях, подходах и оценках, российская, американская, европейская и югославская историографии, лишь в едином комплексе дают развернутую панораму исследуемой тематики.

В итоге следует отметить, что в западной историографии, равно как в отечественных и югославских работах по данной проблеме, не существует целостного исследования, охватывающего все многообразие политики ЕС в отношении Югославского кризиса. Большинство публикаций рассматривают европейское миротворчество лишь фрагментарно в контексте изучения опыта международного урегулирования в бывшей Югославии, либо посвящены исключительно частным аспектам антикризисной политики и концепций безопасности ЕС. При этом существует весьма значительный разброс оценок, мнений и позиций. Сочетание представленных факторов свидетельствует о том, что изучение антикризисных концепций в целом и опыта политики урегулирование ЕС в бывшей Югославии в частности, нельзя считать сколько-нибудь реализованным.

Источниковую базу диссертации составляют несколько видов источников: опубликованная дипломатическая документация официального характера, тематические сборники документов, опубликованные архивные материалы, законодательные акты, периодическая печать и материалы СМИ, статистические материалы, источники мемуарного происхождения.

13

Основным и важнейшим источником для изучения эволюции политики ЕС и трансформации европейской концепции антикризисного урегулирования в отношении балканского конфликта является публикация сборника документов по внешней политике ЕС в рамках системы Европейского Политического Сотрудничества, а также Общей Внешней Политике и Политике Безопасности - Бюллетень Европейской Внешней Политики^. Бюллетень содержит полные варианты текста официальных деклараций и заявлений Европейского Совета, Совета министров иностранных дел стран ЕС, касающихся различных аспектов внешней политики ЕС, в том числе непосредственно относящихся к формированию и эволюции антикризисной политики Европейских сообществ (Союза) в отношении конфликта в бывшей Югославии, деятельности внешнеполитических структур ЕС в этом процессе. Кроме того, в Бюллетене отражена и документация Европейского парламента, затрагивающая основные направления общей внешней политики ЕС, в том числе и положения антикризисной деятельности ЕС на Балканах, перспективы постконфликтных мероприятий в процессе строительства мира на Балканах.

К категории официальной документации относятся и используемые в работе документы ООН в период с сентября 1991 по ноябрь 1995 гг., которые включают в себя резолюции Совета Безопасности ООН, выступления Генерального Секретаря ООН, официальные донесения специальных представителей Генерального Секретаря по бывшей Югославии, материалы проектов мирного урегулирования30. Наибольшую информативную ценностью в этой группе источников составляют резолюции Совета Безопасности ООН и материалы проектов мирного урегулирования, определяющие международно-правовые положения миротворческого процесса в бывшей Югославии и позволяющие проследить трансформацию содержания самого миротворчества и его системообразующих элементов.

Важной составляющей частью группы источников официальной документации являются документы Западноевропейского союза (коммюнике, декларации и заявления Совета Министров стран ЗЕС), которые отражают степень участия, роль и значение европейского военно-политического союза в процессе разрешения Югославского конфликта31.

К    данному    комплексу    материалов    логически    примыкают опубликованные   фрагменты   российских,   американских   и   французских

29 European Foreign Policy Bulletin 1985-2000 // /www.iue.it/EFPB UN Documents // /www.un.org/docum

31 WEU Documents // /www.weu.int

14

архивных материалов. Их изучение способствует выявления специфики национальных геополитических интересов на Балканах и степени влияния особенностей национальных политик отдельных стран-участниц миротворческого процесса на формирование стратегии антикризисного урегулирования32.

Источниковая база исследования дополнена целым рядом законодательных актов в рамках Маастрихтского договора33, отражающих многогранное влияние общеевропейских интеграционных процессов на развитие внешней политики ЕС, её эволюции от ЕПС к ОВПБ и формирование антикризисных концепций.

К особой группе опубликованных документов следует отнести тематические сборники документов. Огромную ценность для освещения исследуемой проблематики представляет подборка документальных материалов, представленных в отечественных и зарубежных сборниках ("Международные организации и кризис на Балканах", "Югославия в огне", "Россия и Югославский кризис","Югославии в документах")34. В них отражены не только официальная позиция Запада, взаимоотношения и деятельность международных миротворческих организаций, но и весьма полно представлены взгляды и позиции самих конфликтующих сторон Югославского конфликта. Широкий спектр документальных материалов, представленных в данных сборниках, является очень важным источником в изучении проблем урегулирования на Балканах и представляет достаточно исчерпывающую картину, всесторонне раскрывающую разнообразные аспекты конфликта на Балканах.

Значительным дополнением к категории официальной документации являются материалы Информационной службы зарубежного теле­радиовещания35. Существенное место в ежедневных отчетах серии (FBIS-WEU) в период 1991-1994 гг. занимает рассмотрение проблемы урегулирования конфликта в бывшей Югославии и оценка политики, осуществляемой в данном направлении европейскими государствами. Особый интерес во всем массиве источников FB1S представляют теле и

32 Вестник Министерства иностранных дел СССР. - М„ (199Ы992), Вестник ИТАР-ТАСС -М., (1991-1993); US Policy Towards Yugoslavia. US Department of Slate Dispach. - Washington: US Govermem Printing Office, 1994; La Entranger de la France. Textes et Documents. - Paris: Presses Universitares de France, 1992. r'The Maastricht Treaty on European Union. - Brussels: European Interuniversity Press, 1993.

34 Международные организации и кризис на Балканах. Документы: В 3-х тт/Ред. Е.Ю. Гуськова. - М,: Индрик, 2000; Югославия в огне: Документы, факты, комментарии 1990-1992. -М.: Экспертинформ, 1992.

35 Foreign Broadcast Information Service (FBIS). West Europe. Daily Report Microfiche. 1991-1994.

15

радио интервью с представителями политического и дипломатического корпуса стран ЕС, а также отчеты о дебатах в национальных парламентах европейских государств, которые позволяют получить не только официальное представление о развитии основных направлений антикризисной стратегии ЕС на Балканах, но и освещают критический взгляд оппозиции в этом вопросе.

Весьма значимую группу источников составляют публицистические и информационные материалы периодической печати. Наибольший интерес представляют обзорные и аналитические статьи, освещающие реализацию антикризисной политики ЕС и международного сообщества на Балканах из американских - "Интернэшэнл Хэралд Трибьюн", "Форин Аффеарс"; германских - "Франкфурте? Альгемайнен", "Зидойче Цайтунг"; британских - "Дейли Телеграф","Форин Полней"; французских - "Ле Монд", "Фигаро", итальянских - "Ла Републик", "Унита".

Для характеристики и анализа общественных настроений в отдельных государствах-участниках ЕС в отношении различных аспектов европейской политики на территории бывшей Югославии использовался массив статистических материалов в период за 1991-1995 гг. ("Евробарометр", Информационное Агенство США, исследования общественного мнения Гэллапа)36.

Большое значение для разработки темы имеют источники личного (мемуарного) происхождения. Это, прежде всего, мемуары и воспоминания участников конфликта и мирного урегулирования в бывшей Югославии (Д. Оуэн, У. Циммерманн, М. Роуз, В.Кадиевич, С. Месич)37.

Использованные в работе источники носят весьма разносторонний характер и имеют различную степень достоверности. Поэтому можно с уверенностью констатировать, что только комплексный подход и критический анализ всех представленных источников являются достаточным основанием для постановки и решения поставленных в диссертации проблем.

Научная новизна работы состоит в том, что настоящая диссертация представляет собой первое конкретное исследование по проблемам политики ЕС в отношении Югославского кризиса на основе комплексного

36 Eurobarometer. N 24^29. - Oxford: Oxford University Press, 1993-1994; United States Information Agency. Opinion Research Memoranda (USIA, ORM). - Jan-Dec. 1993. - Wash.; N-Y: Columbia University Press; Gallup Political and Economic Index. Report 402 -423. - Wilimington, DE: Scholar Resources, 1994-1995

37 Owen D. Balkan Odyssey. - London: Indigo, 1996; Zimmermann W. The Origins of a Catastrophy: Yugoslavia and its Destroyers. - Toronto: Times Book, 19%; Rose M. Fighting for Peace. - London: Harvill Press, 1998; KajmjeeHh B. Moje вийенье распада. - Београд: Политика, 1993; Mesic S. Kako je srusena Jugoslavia: Politicki memoari. - Zagreb: Nislavpress, 1994.

16

подхода, охватывающее не только аспекты общеевропейской концепции миротворчества и внешней политики, но и национальные позиции и подходы отдельных стран-участниц ЕС (а также ООН> США и НАТО) по исследуемым проблемам в сочетании с детальным рассмотрением влияния на балканскую антикризисную дипломатию ЕС механизмов и технологий их реализации. В данном исследовании проанализированы перспективы формирования общей внешней политики и политики безопасности ЕС применительно к внутриевропейским кризисным ситуациям в постбиполярный период. Выявлена вариативность подходов к решению глобальных этно-национальных кризисов в постбиполярном мире и определены отдельные тенденции дальнейшего развития общеевропейской системы безопасности. В рамках работы обозначены возможные направления, варианты, механизмы и технологии разрешения кризиса на Балканах, а также представлен возможный сценарий развития ситуации в бывшей Югославии и во всем балканском регионе.

Научная новизна работы во многом обусловлена использованием целого комплекса мало изученных и используемых лишь фрагментарно источников по проблемам становления и реализации антикризисной политики ЕС на Балканах в 1991 -1995 гг.

Методологическую основу исследования составили общенаучные принципы объективности и историзма. При этом автор стремился дистанцироваться от ко1гьюнктурности и попытался по возможности представить объективную оценку исследуемых событий. Основным структурообразующим принципом исследования стал проблемно-хронологический метод. В дополнение к нему использовался ряд концептуальных разработок, базирующихся на теории истории международных отношений (социальный конструктивизм, институционализм).

Практическая значимость диссертации обусловлена возможностью использования её материалов и выводов в исследованиях, посвященных истории Югославского кризиса и вопросам общей внешней политики ЕС. Отдельные положения работы применимы для разработки спецкурсов и семинарских занятий по проблемам региональных конфликтов и системы европейской безопасности.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации докладывались автором на международной научной конференции "Европа на рубеже тысячелетий" (Екатеринбург, 1998 г.), на молодежной европейской конференции Ассоциации Европейских Исследований (АЕВИС) - "Актуальные проблемы европейской интеграции и взаимоотношения ЕС и России в XX веке" (Суздаль,1999 г.), на ученой

17

конференции OSA (Open Society Archive) "Европейская интеграция и безопасность" (Будапешт, 2000). Работа обсуждена на заседании кафедры теории и истории международных отношений Уральского государственного университета.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка источников и литературы.

Основное содержание работы

Во введении обоснованы актуальность темы, хронологические рамки работы, определены предмет, цель, задачи исследования, его основные методологические принципы и новизна.

В первой главе "Источники и историография" содержится характеристика источниковой базы исследования, а также представлен анализ историографических аспектов проблемы политики ЕС в отношении Югославского кризиса 1991-1995 гг.

Во второй главе "Распад СФРЮ и интернационализация Югославского кризиса (июнь 1991 г. - февраль 1992 г.)" рассматривается начальный период Югославского кризиса и процесс кристаллизации антикризисной политики ЕС на Балканах.

Кризис в Югославии и распад СФРЮ стали следствием острейших экономических, политических, национальных и идейных противоречий югославского общества. Развитие Югославского кризиса было вызвано не только внутренней динамикой политико-экономических процессов и этно-национальных противоречий югославской федерации, но в значительной степени определялись дезинтеграцией всего геополитического пространства в Восточной Европе после крушения биполярного мира и окончания блоковой конфронтации. В результате возник устойчивый очаг региональной напряженности на Балканах (который можно классифицировать как феномен югославского кризиса), являвшийся дестабилизатором политической обстановки в Европе протяжении 90-х гг.

Обострение Югославского кризиса в середине 1991 г. и дезинтеграция СФРЮ инициировали формирование внешнеполитического курса ЕС, на основе которого осуществлялась дальнейшая аникризисная стратегия Европы в балканском регионе. Европейские сообщества были первыми из международных организаций, реально включившимися в процесс антикризисного урегулирования в отношении Югославии. Приоритетная позиция ЕС объяснялась совпадением процесса дезинтеграции в бывшей Югославии и активизацией общеевропейского

18

интеграционного процесса. Центробежные тенденции в Югославии представляли собой отражение интеграционных процессов в Европе и являлись по своей сути составляющими звеньями одного целого -становления системы постбиполярного мира и формирования новой архитектуры международных отношений. В условиях крушения биполярного мира и возникновения возможной альтернативы его многоцентристского устройства, ведущая роль ЕС в антикризисном урегулировании на Балканах была предопределена претензией Европейских сообществ на большую политическую значимость и самостоятельность в регионе, равнозначную их экономическому весу. Движение в этом направлении поставило ЕС перед необходимостью взять ответственность за урегулирования подобных кризисных явлений.

Первоначальная позициячЕС и ЗЕС состояла в безоговорочной поддержке сохранения территориальной целостности СФРЮ (в том или ином виде). Принципиальным положением для Сообществ была приверженность принципам нерушимости границ согласно Хельсинским соглашениям. С точки зрения европейских политиков, "объединенная и демократическая Югославия имела наибольшие шансы гармонично интегрироваться в новую Европу"38. В определенной степени подобный курс был подтвержден в рамках Брионского соглашения 7 июля 1991 г по урегулированию конфликта в Словении, согласно которому вводился 3-х месячный мораторий на провозглашение независимости бывших югославских республик. Неэффективность внутриюгославского переговорного процесса о будущем конституционном устройстве Югославии и односторонние декларации о независимости Словении и Хорватии от 27 июня 1991 г. поставили перед Европейскими сообществами сложную дилемму конфликта права на самоопределение и принципа неизменности границ. Формирование обшей позиции ЕС осложнялось еще и тем, что многие европейские государства имели собственное отношение к проблеме самоопределения, зачастую приравнивая его к "местническому сепаратизму". Перспектива "превентивного признания", которой придерживалась Германия, входила в явное противоречие с позициями Франции и Великобритании. Несовпадение подходов к проблеме признания порождало внутренний дипломатический раскол в рамках Сообществ и затрудняло осуществление единой политики ЕС в отношении урегулирования Югославского кризиса.

Statement by an Informal Ministerial Meeting Concerning Yugoslavia. Chatcu de Shenningen, 26 March 1991. Doc.91/093 P.I.///www.iue.it/EFPB/list91 html

19

Эскалация конфликта на территории бывшей Югославии предопределила расширение самого формата миротворчества ЕС, что проявилось в создании 27 августа 1991 г. Конференции Европейских сообществ по Югославии. Вместе с тем определение основных принципов по разрешению кризиса, принятых на Лондонской конференции нисколько не способствовало сохранению единства позиций ЕС по данному вопросу.

К началу октября !991 г. для ЕС существовало несколько вариантов локализации конфликтов: военная интервенция, сохранение status-quo или политическое давление, основанное на признании отделившихся республик. Признание рассматривалось ЕС как возможное средство остановить эскалацию конфликта путем его интернационализации. Первый шаг к признанию был сделан на Гаагской конференции ЕС в Проекте Конвенции о глобальном решении Югославского кризиса ("план Каррингтона") от 23 октября 1991 г. Кроме того, по мнению европейских дипломатов, после Беловежских соглашений и исчезновения биполярности мира, значительно сокращалась перспектива противодействия признанию со стороны Москвы и нивелировалась угроза детонировать параллельные дезинтеграционные тенденции в СССР. Последствием новой внешнеполитической ситуации стало принятие ЕС Декларации о критериях признания новых государств в Восточной Европе и Советском союзе и Декларации о Югославии от 17 декабря 1991 г. Своими действиями ЕС установили новые критерии признания независимого государства на основе односторонней декларации и в югославском случае фактически заложили правовую основу для легализации односторонних действий отдельных республик. Процесс реализации "политики признания" ЕС был стимулирован и сепаратным решением Германии о признании независимости Словении и Хорватии в декабре 1991 г. Вслед за германской инициативой последовало признание независимости бывших югославских республик со стороны ЕС и международного сообщества.

В период с июня 1991 г. по февраль 1992 г. произошел кардинальный сдвиг в позиции ЕС - от поддержки целостности СФРЮ к признанию независимости Словении и Хорватии. Соответственно изменились и способы решения - от попытки внутриконституционного решения при посредничестве ЕС к прямому вмешательству посредством интернационализации кризиса. Изменение приоритетов было обусловлено стремлением сохранить единство позиций, преодолеть внутренний раскол Сообществ и одновременно апробировать возможные пути решения Югославского кризиса путем его интернационализации. Радикализация антикризисной политики ЕС, смена формата миротворчества, и наконец, интернационализация Югославского конфликта привели и к изменению

20

миротворческого статуса ЕС - от беспристрастного посредника к роли арбитра.

"Политика признания" и подтверждение принципа самоопределения поставили точку на попытках сохранения единого государства и фактически легализовали процесс дезинтеграции Югославии. Интернационализация Югославского конфликта не привела, как того ожидали европейские политики к общему решению проблемы, а лишь преобразовала кризис из внутригосударственного в международный формат.

Во третьей главе "Планы мирного урегулирования Боснийского конфликта. Переход ЕС от "политики признания" к "политике малых шагов" (февраль 1992 г, - февраль 1994 г.)" показана эволюция миротворческой концепции ЕС, рассмотрены основные факторы, оказавшие влияние на европейскую дипломатию в ходе Боснийского конфликта.

Конфликт в Боснии и Герцеговине открыл очередной этап кризисного развития ситуации на территории бывшей Югославии, аккумулировав в себе весь спектр этно-религиозных и этно-территориальных противоречий, приведших к распаду СФРЮ. Неспособность достичь мирного компромисса по вопросам государственно-правового статуса, а также возможного разграничения и раздела территорий, привела в БиГ к попытке военного решения проблемы. Характерно, что новый очаг конфликтное™ на Балканах разгорелся параллельно с завершающим этапом Маастрихтского процесса и переходом от системы Европейского политического сотрудничества (ЕПС) к системе общей внешней политики и политики безопасности (ОВПБ). Однако необходимо отметить, что в обозримой перспективе Маастрихтский процесс не оказал существенного влияния на формирование антикризисной политики ЕС на Балканах. Применительно к боснийскому урегулированию со стороны ЕС имела место лишь частично модифицированная система Европейского политического сотрудничества. Миротворческая деятельность Сообществ в БиГ, сочетавшая в себе разработку глобальных проектов конституционного решения кризиса и фактор международного признания как средства предотвращения перехода конфликтности в военную фазу, первоначально традиционно реализовывалась в рамках "политики признания". Однако в БиГ подобная антикризисная стратегия оказалась несостоятельной, что было обусловлено более глубокими и запутанными этно-национальными и этно-территориальными разногласиями в Боснии в сравнении со Словенией и Хорватией. Ошибка европейских дипломатов состояла в унификации принципов "политики признания" ко всем очагам конфликтности в бывшей Югославии. Крах мирного плана будущего конституционного устройства БиГ на основе кантонизации республики, представленного на Международной конференции по бывшей Югославии

21

("план Кутильеро" февраль-март 1992 г.) и последующий провал попытки остановить эскалацию конфликта посредством международного признания Боснии и Герцеговины (7 апреля 1992 г.), свидетельствовали о глубоком кризисе "политики признания". В результате к лету 1992 г. "политика признания", осуществляемая ЕС, окончательно исчерпала себя. Возникла насущная необходимость в поиске и разработке новых подходов к решению конфликта в бывшей Югославии.

Формирование новой антикризисной политики ЕС по урегулированию Югославского конфликта базировалось прежде всего на основе современной концепции миротворчества, сформулированной в специальном "послании к миру" Генерального секретаря ООН Бутроса-Гали от 17 июня 1992 г. Другим структурным элементом европейского миротворчества стала концепция "совместных операций", продекларированная на саммите стран ЕС в Лиссабоне 26 июня !992 г., и являющаяся принципиально новым инструментом общей внешней политики и политики безопасности стран Сообществ. Данные положения были адаптированы в рамках новой прагматической политики ЕС в отношении Югославского кризиса, которую можно условно обозначить как "политику малых шагов".

Своеобразной отправной точкой реализации откорректированной антикризисной политики ЕС в отношении Югославского кризиса можно считать открытие Лондонской конференции 26 августа 1992 г. под совместным патронажем ЕС и ООН в рамках МКБЮ. Однако, декларируемые Лондонской конференцией принципы и методы европейского миротворчества свидетельствовали лишь о существенном

ни о глобальной трансформации стратегии ЕС. Для Европейских сообществ реализация миротворческой и антикризисной деятельности в бывшей Югославии (и непосредственно в БиГ) виделась в 3-х основных направлениях -гуманитарная интервенция, меры по восстановлению прав человека, и наконец, поддержка мирного процесса необходимым экономическим и политическим давлением. В связи с общей тенденцией ужесточения концепции миротворчества, усиления роли международного фактора в процессе урегулирования, а также активизацией в рамках европейской "политики малых шагов" мер по обеспечению мирного процесса, в середине 1992 г. активно дискутируется и перспектива военной интервенции. Отказ стран Сообществ от подобного варианта локализации конфликта во многом был основан на реальной оценке потенциала и возможностей ЕС/ЗЕС в проведении подобных акций и анализе готовности европейских политиков принять решение о военном вмешательстве. Важным следствием

изменении   тактики,   но антикризисной   политики

22

девальвации возможности военной интервенции ЕС/ЗЕС на Балканах стало •то, что в военном аспекте мирного урегулирования институциональный центр окончательно сместился в сторону НАТО и ООН.

Основным механизмом миротворчества для ЕС оставалась структура МКБЮ. Практическая конкретизация мирных предложений ЕС на основе нового подхода была воплощена на Женевской конференции в проекте плана Вэнса-Оуэна по БиГ от 2 января 1993 г. Мирный план, основанный на принципе децентрализованного федеративного государства и представленный европейской дипломатией в качестве наилучшего компромисса позиций 3-х противоборствующих в боснийском конфликте сторон и гарантии наиболее стабильной формы государственности для всей БиГ, воплотил в себе все достижения и устремления антикризисной политики ЕС на данном этапе, N-_.

Однозначной поддержка плана Вэнса-Оуэна со стороны европейских государств противостояла несколько амбивалентная позиция новых активных участников в лагере миротворцев - России и США, которые более или менее четко обозначили свое присутствие в сфере международных дипломатических усилий по разрешению кризиса в бывшей Югославии уже к началу 1993 г. Москва демонстрировала стремление включиться в процесс урегулирования Югославского кризиса в качестве равноправного партнера Запада. Для Вашингтона вхождение в международный клуб миротворцев символизировал конец "беззубой дипломатии" в отношении собственной политики в Европе в целом и на Балканах в частности. Для ЕС - появление нового лидера в лагере западных миротворцев.

Серьезным ударом по приоритетным позициям ЕС в процессе урегулирования стала Вашингтонская встреча "большой четверки" (США, России, Великобритании, Франции) и принятие 22 мая 1993 г. Программы совместных действий. Вашингтонская инициатива реализовывалась вне рамок деятельности МКБЮ и политики ЕС на Балканах. Подобная тенденция свидетельствовала о смещении ЕС с ведущих позиций в дипломатической сфере миротворчества в бывшей Югославии во второй эшелон.

На фоне падения роли Европы в процессе урегулирования и перехода военных столкновений в БиГ из плоскости сербо-мусульманской конфронтации в плоскость мусульманр-хорватского противостояния, к концу июня 1993 г. мирный план Вэнса-Оуэна оказался несостоятельным. В этот период появляются новые моменты в подходе ЕС к проблеме Югославского кризиса. Если ранее европейская дипломатия скорее делила кризиса на отдельные составляющие части, чем трактовала его как конфигурацию взаимосвязанных конфликтов, имеющих свою специфику.

23

В настоящий момент югославский кризис определялся в качестве единого многообразного процесса, интегральной частью которого являлся конфликт в БиГ. Вместе с тем в европейской политике на Балканах сохраняется приверженность основным принципам и механизмам миротворческой "политики малых шагов", что отражается и в последующих планах мирного урегулирования ("план Оуэна-Столтенберга", "Invincible Package", "план действий ЕС").

Провал мирных инициатив ЕС, обусловленный международной разобщенностью в югославском урегулировании, непримиримой позицией сторон конфликта, а также внутренней слабостью самой конструкции антикризисной политики ЕС, способствовал глубокому кризису всей концепции европейского миротворчества и как следствие этого дальнейшей кристаллизацией тенденции самоустранение Европы от решения югославской проблемы. Институциональный центр миротворчества смещается в стороны США, НАТО и ООН. ЕС постепенно ограничивается ролью вспомогательного фактора в рамках инициатив Вашингтона и Организации Объединенных наций.

В четвертой главе "Снижение политической роли Европы в процессе миротворчества. Эволюция мирного урегулирования: От поддержания мира к его принуждению (февраль 1994 г. - ноябрь 1995 г.) содержится детальный анализ процесса девальвации антикризисной политики ЕС и становление ведущей роли США в югославском урегулировании.

Взрыв в Сараево 5 февраля 1994 г., обозначивший очередную фазу боснийского противостояния, свидетельствовал о завершении перехода активной фазы антикризисной политики Европейского Союза в стадию стагнации. Страны ЕС рассматривали конкретные ответные действия на Сараевский кризис уже как прерогативу США и Североатлантического альянса. Фактически полная поддержка странами ЕС инициатив НАТО явно свидетельствовала о вовлечении Европейского Союза в орбиту внешней политики США и утрате Европой самостоятельности собственных позиций. "Час Европы", как образно обозначил политическое лидерство ЕС в процессе урегулирования Югославского конфликта министр иностранных дел Люксембурга Жак Поос, безвозвратно прошел.

Несмотря на то, что Сараевский кризис удалось разрешить при непосредственном участии России, на первый план в качестве лидера миротворческой деятельности в бывшей Югославии выдвигаются США. В сложившихся условиях, когда происходит фактическая подмена европейского варианта исключительно дипломатического урегулирования на американский сценарий "принуждения к миру", российской дипломатии

24

так и не удалось официально сформировать собственный альтернативный вариант урегулирования и реализовать собственную политику на Балканах. В результате в руках Вашингтона оказался исключительно важный механизм в борьбе за лидерство в Европе и самоидентификации США и НАТО на постбиполярном пространстве - процесс урегулирования в бывшей Югославии.

Европейская дипломатия стремилась видеть во включении США и НАТО в миротворчество на Балканах не абсолютную доминанту США в Европе, а позитивный вклад в проблемы Европейской безопасности. При этом в рамках европейской и американской миротворческих концепций существовали существенные расхождения по проблемам концепций мирного соглашения, методов и подходов достижения военно-политической стабилизации в БиГ с последующим принятием и выполнение мирного плана. Необходимость реализации собственной модели миротворчества, основанной на сугубо "интервенционистском подходе" неизбежно повлекло за собой изменение самого существа миротворчества. Наблюдается постепенный переход от дипломатической и гуманитарной к военно-силовой форме урегулирования конфликтной ситуации. Применительно к ситуации в бывшей Югославии дифференцированность гуманитарного подхода ЕС к урегулированию конфликта и военно-политических положений концепции "жесткого миротворчества" США определяли не только разногласия относительно методики реализации мирных проектов, но и сущность самих противоречий по линии ЕС-США. Однако безальтернативность миротворческой линии в условиях единоличного лидерства США, а также угроза дальнейшей эскалации конфликта в сочетании со стремлением сохранения трансатлантического партнерства, обусловили последующую официальную поддержку со стороны ЕС практически всех инициатив Вашингтона. Это относится и к образованию Мусульманско-Хорватской федерации в марте 1994 г., и к созданию 24 апреля 1994 г нового форума по координации переговорного процесса в лице Контактной группы.

В результате активного осуществления методов принуждения к миру в рамках американской концепции "жесткого миротворчества" была сформирована определенная платформа для достижения мирного соглашения. Итоговым событием в этом направлении стало подписание в ноябре 1995 г. Общего рамочного соглашения о мире в БиГ, получившего наименование Дейтонских соглашений. Дейтон символизировал не только своеобразный итог многолетней войны в БиГ, но и представлял собой силовой вариант урегулирования конфликта, в котором торжествовали принципы умиротворения в ущерб принципам общедемократическим и

25

гуманитарным. В процессе достижения Дейтонских соглашений восторжествовала американская формула "мир в обмен на демократию", согласно которой некоторыми демократическими принципами возможно пожертвовать во имя прекращения войны и установления мира силовыми методами. Таким образом, Дейтон демонстрировал политику триумфа силы, в результате которой нивелировались различия между военными действиями по принуждению к миру и кризисным урегулированием, основанным на принципах поддержания мира. В этом отношении американская концепция видения миротворчества в бывшей Югославии входила в явное противоречие с европейским вариантом, ориентирующимся на поддержание и сохранение в процессе миротворчества в первую очередь общедемократических и гуманитарных принципов.

В итоге можно констатировать, что процесс подготовки и реализации Дейтонских соглашений являл собой осуществление исключительно американского сценария разрешения конфликта в бывшей Югославии, а также претворение американских принципов урегулирования, основанных на концепции "жесткого миротворчества".

Долгосрочным следствием воздействия Дейтонского процесса, в качестве образца "успешной реализации" урегулирования на развитие концепции антикризисной политики ЕС, является хотя и постепенное, но вполне осознанное восприятие европейцами американской схемы упрошенного силового решения, отход от собственных принципов миротворчества, деформация европейской формулы урегулирования и самоидентичности Европейской системы безопасности. Таким образом, на завершающей стадии урегулирования Югославского конфликта в дополнение к структурной слабости ЕС обозначился и еще пока мало ощутимый моральный кризис. Данная тенденция в перспективе способна привести к утрате всякой самостоятельной роли и позиции ЕС и следовании Союза исключительно в русле американской континентальной политики.

Основными и главными итогами очередной фазы конфликта в бывшей Югославии и нового этапа урегулирования, воплотившегося в процессе "жесткого миротворчества" в период начала 1994 г. - конца 1995 г., стало значительное падение политической роли Европейского Союза в процессе разрешения регионального конфликта на Балканах, смещение ЕС с второстепенных периферийных позиций в положение номинального статиста, практически полное исключение Союза как целостной политической структуры из механизма определения сущности антикризисной политики в лагере миротворцев. Институциональный центр международного вмешательства в Югославский конфликт полностью переместился в военно-силовой сфере от ООН к НАТО и от ЕС к США в

26

области дипломатии. Закономерным следствием данных изменений явилась эволюция антикризисного урегулирования на Балканах от европейского варианта поддержания мира к его принуждению в американском исполнении. Первоначальным примером чего и стал Дейтон как открытый урок принуждения к миру.

В заключении подведены итоги исследования и определена авторская позиция в оценке политики ЕС в отношении Югославского кризиса 1991-1995 гг.

Необходимо констатировать, что в процессе разрешения Югославского кризиса отчетливо кристаллизовались основные принципы антикризисной политики ЕС. К основным характеристикам "политики признания" и "политики малых^шагов" следует отнести; отсутствие четко определенной общей политики ЕС, отсутствие "комплексного подхода" к разрешению конфликта, концентрация усилий на отдельных кризисных очагах в сочетании с элементом нивелирования методов и подходов в их урегулировании, сознательный отказ от силовых методов подавления конфликта или принуждению к миру в пользу демократических и гуманитарных аспектов урегулирования.

Подход ЕС к разрешению конфликта определялся следующими факторами: (1) внутренним содержанием развития европейских интеграционных процессов; (2) отсутствием общих геополитических интересов ЕС на Балканах; (3) лоббированием собственных национальных интересов отдельных стран-участниц в рамках ЕС; (4) взаимодействием ЕС с другими международными и региональными организациями; (5) влиянием трансатлантических отношений.

Причины неудачного дебюта ЕС в качестве эффективного миротворца в урегулировании регионального конфликта лежат как в плоскости внутренних, так и внешних факторов. Это прежде всего структурная слабость внешнеполитической конструкции ЕС; неприспособленность традиционных механизмов системы ЕПС к урегулированию и разрешению конфликтов подобного уровня и масштаба, институциональная и функциональная ограниченность внешнеполитических механизмов, отсутствие европейской общей внешней политики и политики безопасности; приоритет национальных политик и интересов над общеевропейскими, затрудняющий формирование общей позиции по кардинальным вопросам и определяющий внутренние разногласия стран-участниц Союза; недостаток должного уровня компетенции в разрешении сложнейшего конфликта; деструктивное влияние позиции США, подрывающее эффективность европейского миротворчества; непримиримые позиции противоборствующих сторон конфликта. Кроме того, весьма

27

важной причиной провала миротворчества ЕС на Балканах явился приоритет решения внутренних задач Союза в ходе урегулирования в бывшей Югославии над внугриюгославскими проблемами. Провал европейской антикризисной политики открыл дорогу реализации американской модели принуждения к миру, основанной на интервенционистских принципах (концепция "жесткого миротворчества").

Наряду с явными недостатками европейской концепции урегулирования, и очевидными провалами в ходе ее осуществления, ЕС удалось продемонстрировать возможность создания активного поля переговорного процесса на основе общедемократических принципов. На определенных стадиях это способствовало некоторой локализации и общему сдерживанию эскалации конфликта. Но в силу внутренней логики этно-национального противоречий данный фактор регулирования оказался крайне неэффективным. В итоге, наиболее важным следствием (помимо падения политической роли Европы) несостоятельности европейского миротворчества и иллюзии "успешного решения" конфликта в результате Дейтона, стала наметившееся тенденция деформации европейской формулы урегулирования и отход от принципа самоидентичности европейской системы безопасности.

Подобный итог актуализирует для Европы проблему дальнейшего развития ЕС в качестве эффективного миротворческого механизма, способного в ближайшей перспективе явиться исходной опорной точкой для строительства самодостаточной европейской системы безопасности и урегулирования потенциальных и уже существующих региональных этно-национальных и этно-территориальных конфликтов на обширном пространстве Восточной и Юго-Восточной Европы.

28

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. The Balkan Crisis in Foreign Policy of Russia and EU // Carnival, Journal of the International Students of History Association. Vol.2. December 2000. ISHA-NEWS-ISSUE 35. 0,2 п.л.

2. Роль Великобритании в формировании общей политики ЕС в отношении Балканского кризиса (1991-1995 гг.) // Imagines Mundi. Альманах исследований всеобщей истории XVI-XX вв. Выпуск 1. Альбионика. -Екатеринбург: Издательство Уральского университета, 2001. 0,5 п.л.

3. Признание Германией независимости Словении и Хорватии как детонатор Балканского кризиса // Военком: Военный комментатор. Военно-исторический альманах. - Екатеринбург: Издательство Гуманитарного университета, 2002. - №2. 0,5 п.л.

29