МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СЕРВИСА ДИССЕРТАЦИОННЫЙ СОВЕТ ПО ФИЛОСОФСКИМ НАУКАМ

 

ЗОЛОТАРЕВ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

СЕМАНТИЧЕСКАЯ ИЗБЫТОЧНОСТЬ И ЭСТЕТИКА ДИЗАЙНА

Специальность 09.00.04 - «Эстетика» АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Москва 2002

Диссертация выполнена на кафедре гуманитарных дисциплин

 

 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного университета сервиса.

 

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертации. Растущее понимание глобальной взаимосвязи эко­номических, технологических, экологических и социально-культурных процессов влияет на развитие проектной деятельности. Узко утилитарное толкование функции как непо­средственного полезного эффекта уступает место расширенному толкованию. В совре­менных проектных методиках функция рассматривается как сумма критериев, описы­вающих экологические, конструктивно-технологические, утилитарно-функциональные, эргономические, социально-культурные и иные требования, а к числу основных задач проектировщика, и в том числе - дизайнера, относят предвидение тех «наиболее сущест­венных индивидуально-биологических, социальных и экологических изменений, кото­рые могут быть вызваны созданием новых искусственных объектов» (1).

Быстрый рост числа существенных проектных факторов значительно затрудняет ре­шение ключевой задачи дизайна - адекватного воплощения объективных проектных критериев в эстетически выразительной форме, в соответствующем образе вещи, что необходимо для достижения органической взаимосвязи содержания и формы. Много­факторный подход усложняет перевод функциональных критериев в критерии компо­зиции, которая является основным профессиональным инструментом дизайнера и ар­хитектора, но именно этот процесс составляет сущность дизайна и архитектуры, и оп­ределяет их специфику - это то, что отличает их методы и от технического проектиро­вания, и от субъективного художественного творчества. Ситуация осложняется тем, что несмотря на наличие различных методик проектирования, мы, по существу, не знаем, какими качествами должны обладать объекты искусственной среды, чтобы обеспечи­вать не только осуществление утилитарно-практической деятельности, но и поддержа­ние нормального психического и физического статуса человека (а в идеале и его разви­тие), а следовательно, не знаем, какими должны быть основные принципы эстетической организации среды.

Дизайн складывался как специфический инструмент гармонизации отношений чело­века и искусственной среды в индустриальную эпоху, поэтому вопросы о соотношении формы и содержания, о взаимодействии утилитарного и эстетического, о взаимосвязи

1. Методика художественного конструирования - М.: ВНИИТЭ, 1983. - С.5.

меры предмета и меры человека являются его общеметодологическими проблемами, и прогресс в их решении может оказать большое влияние на общую практику дизайн-проектирования. Недостаточная разработанность важных принципов проектирования, в первую очередь эстетических, ставит проектировщика перед необходимостью принятия субъективных решений, которые в условиях стремительного развития технологий и не­обходимости экономии ресурсов могут обернуться серьезными потерями. По этой же причине решение даже частных вопросов эстетики искусственной среды может дать серьезный позитивный эффект как для экономики, так и для социальной сферы.

Ситуация усугубляется еще и тем, что, как правило, новая функция не сразу находит свое гармоничное предметное воплощение. В процессе потребления происходит кон­кретизация утилитарной и социально-культурной ролей объекта, выявление его связей с окружающим миром. Этот процесс находит свое выражение в изменении формы, ко­торая приводится во все большее соответствие со сложными человеческими потребно­стями. Мера предмета приводится в соответствие с мерой человека. Нарастающий темп появления новых функций, новых полезных эффектов приводит к тому, что замена ста­рых функций новыми происходит быстрее, чем социальная адаптация. В результате значительно возрастает ответственность проектировщика за создание изначально пол­ноценных изделий. Но принципиальная новизна утилитарных функций делает приори­тетной задачу по их выявлению, что часто достигается в ущерб иным функциям и, в конечном итоге, способствует нарастанию отчуждения между человеком и искусствен­ной средой.

В этих условиях особую актуальность для дизайна приобретает определение ста­бильной основы, не подверженной скоротечным изменениям, разработка объективных критериев, хотя бы относительно независимых от стремительной эволюции технологий и полезных эффектов и соотносимых с композиционными категориями. Такие крите­рии не должны противоречить современным технологиям, позволяя адекватно отразить в визуально воспринимаемой форме функционально-конструктивную, тектоническую основу объекта. Но в то же время они должны обеспечивать восприятие его экспрес­сивных качеств, «включение» механизма эмоциональной реакции и формирование эс­тетического отношения, а также управление этим процессом, т.е. регулировать дости­жение необходимого эстетического качества и снижение эффекта психологического от­торжения формы.

Поиск таких критериев целесообразно вести не только в сфере материально-технологических свойств объекта, но и в сфере человеческого фактора, со стороны

субъекта являющегося потребителем качеств искусственной среды. По мнению диссер­танта, перспективной основой для разработки таких критериев может стать процесс восприятия, первичный, а потому ключевой элемент потребления объектов искусст­венной среды. Процесс восприятия непосредственно связан с эстетической проблема­тикой, так как эмоциональная реакция, а следовательно и эстетическое восприятие за­висят от перцептивных качеств объекта. Сложность заключается в том, что механизм восприятия исследуется психологией - наукой, имеющей свою специфику, методоло­гию и терминологию. Методы психологии нельзя прямо транслировать в методы ди­зайн-проектирования, но практика дизайна не может игнорировать особенности вос­приятия, так как от характера деятельности нашего воспринимающего, перцептивного аппарата во многом зависит то, какие параметры объектов являются для нас наиболее значимыми, как мы прочитываем их содержание и какую эстетическую оценку они по­лучают.

Восприятие - процесс, включающий как наследуемые, так и приобретенные формы. Последние развиваются на основе наследуемых, но в значительной степени обусловлены социальными факторами - культурой, образованием и т.д. Их исследование представляет большую сложность в силу чрезвычайного многообразия и изменчивости, но врожден­ные, эволюционно обусловленные формы восприятия стабильны и достаточно хорошо изучены. Являясь базовыми формами, они определяют основные алгоритмы восприятия, включают соответствующие типы эмоциональной реакции и таким образом, влияют на эстетическое восприятие. Они обусловливают то, что можно назвать «неизбежными цен­ностями», или значениями, неизбежно привлекающими внимание в силу конкретных особенностей нашего эволюционного развития - филогенеза. Понимание природы этих ценностей может дать объективную основу для решения многих вопросов эстетической организации в процессе архитектурного и дизайн проектирования.

Характер работы врожденных механизмов восприятия неизбежно связан с опреде­ленными характеристиками среды, с теми условиями, в которых протекала эволюция человека. Восприятие генетически «настроено» на эти характеристики. А поскольку эволюция механизма восприятия так же, как и эволюция нашего вида, продолжалась миллионы лет, то нет сомнений, что основной тип среды, соответствующий наследуе­мым характеристикам нашего восприятия, - это природная среда.

Это значит, что естественная среда содержит качества, органичные не только нашей физиологии, но и психике, качества, необходимые для ее нормального развития. Но не ясно, какие из них являются важными, жизненно необходимыми, какова ее семантика в

 

аспекте визуального восприятия, и, следовательно, невозможно объективно оценить качества искусственной среды, ее соответствие нашему восприятию, не ясно, что нуж­но делать, чтобы она была столь же полноценной. Чтобы ответить на эти вопросы, не­обходимо выявить общие свойства естественной среды, вычленяя те, которые являются опорными в работе механизма восприятия. Выявление этих свойств и анализ их осо­бенностей могут дать проектировщику определенное представление о средовой норме, о некоем фундаменте, с которого можно начинать оценку параметров искусственной среды, расширить его представления о существенных факторах, которые могут оказать влияние на процесс эстетического восприятия. Сопоставление структуры естественной и искусственной сред, позволит выявить те или иные несоответствия, а следовательно -изменить качества проектируемых объектов, сделать их более природосообразными, более адекватными не с экологической, а с психологической точки зрения, и в конеч­ном итоге - повысить эстетический уровень искусственной среды.

И эстетика, и психология уделяют внимание преимущественно социальным факто­рам развития человека и в меньшей степени - средовым. Но характеристики предмет­но-пространственной среды, как естественной, так и искусственной, имеют для разви­тия психики и для становления человека как социального существа не меньшее значе­ние. Причем, хотя искусственная среда является важнейшим компонентом социальной жизни, естественная среда остается ее постоянным фоном, а поэтому и сегодня оказы­вает на человека интенсивное воздействие. Это делает задачу анализа качеств среды, и в частности - естественной среды, актуальной и для проектной практики, и для эстети­ческой теории, и в целом для философии - как науки, изучающей взаимодействие чело­века и окружающего мира.

Научная новизна работы. Несмотря на то, что психология восприятия исследует осо­бенности восприятия как естественной, так и искусственной среды, мы обнаруживаем здесь недостаточное внимание к исследованиям параметров естественной среды, тем более в соотнесении с параметрами искусственной. Хотя процесс восприятия значений, смыслов объектов окружающего мира считается одной из центральных теоретических проблем психологии восприятия, большинство исследователей занято изучением част­ных проблем восприятия или опознания и не проводит границы между восприятием природных объектов и объектов искусственного происхождения, не исследует их се­мантические особенности в аспекте восприятия. Такая позиция может объясняться только межпредметным характером вопроса, поскольку здесь связаны в один узел пси­хологическая, экологическая, эстетическая и проектная проблематика. Особенности

восприятия среды активно изучаются также инженерной психологией, но здесь внима­ние практически полностью сосредоточено на объектах искусственного происхождения

В эстетике, и в частности в работах, посвященных проблематике дизайна, вопрос о природосообразности искусственной среды в философско-эстетическом аспекте прак­тически не рассматривается. В дизайне и архитектуре понятие природосообразности трактуется с экологических и отчасти с эстетических позиций - как соответствие со­оружения окружающему природному ландшафту, но не рассматривается как системо-образующее свойство. Отчасти это может объясняться тем, что большинство философ­ских работ так же, как и теоретических трудов по дизайну и архитектуре, опирается на работы по психологии восприятия, отражающие позиции гештальтпсихологии 40-50-х годов XX века, когда эволюционные аспекты восприятия еще не являлись таким акту­альным вопросом, как в более поздних исследованиях.

Учитывая эти обстоятельства, мы не можем получить ответы на поставленные во­просы без непосредственного использования данных, полученных исследователями психологии восприятия. Несмотря на то, что психология восприятия в значительной степени остается областью предположений и гипотез, нет сомнений, что она может дать существенный материал для анализа средовых качеств.

Поскольку и природная, и искусственная среды, представляют собой чрезвычайно сложные системы, а анализ не может производиться на основании бесконечно большого количества критериев, возникает проблема предварительного отбора существенных ка­честв, то есть - создания моделей среды. Этот отбор может быть произведен только на основе какой-либо теории. Процесс восприятия, по нашему мнению, и может служить основой, дающей возможность объективного сопоставления качеств и определения па­раметров, имеющих существенное значение для эстетической организации среды.

Таким образом, новизна исследования заключается в том, что анализ эстетических качеств искусственной среды основывается на сопоставлении качеств естественной и искусственной сред в аспекте визуального восприятия.

Цели и задачи исследования. Основной целью диссертации является определение эф­фективных критериев дизайн-проектирования открывающих возможность для улучше­ния эстетических параметров искусственной среды на основе сопоставления семантиче­ской структуры естественной и искусственной сред в аспекте визуального восприятия.

Исходя из формулировки цели, мы можем выделить основные задачи и соответст­венно - основные этапы исследования:

Вопросы зрительного восприятия в аспекте дизайн-деятельности и эргономики ис­следовали В.П. Зинченко, В.М. Мунипов, В.М. Гордон, В.К. Гайда, Т. Гущева, Ю.М, За­бродин, Т.П. Зинченко, В.Р. Райшите.

Исследование показало, что представление о деятельности зрительного аппарата развивалось от механистической точки зрения, согласно которой окружающий мир воспринимается непосредственно сетчаткой глаза, до понимания видения как сложного процесса переработки информации, в котором участвуют крупные разделы головного мозга, структура которых, в свою очередь, является результатом длительного эволюци­онного развития.

В современной психологии не вызывает сомнений взаимодействие в акте восприятия как врожденных, так и приобретенных механизмов. Генетически обусловлены основ­ные способности к восприятию пространства и объемов, способность различать цвета и текстуры, способность к мгновенному восприятию движущихся объектов и т.д. Врож­денная инвариантность восприятия обеспечивает постоянство воспринимаемого про­странства независимо от наших перемещений и постоянство воспринимаемых качеств объектов независимо от их перемещений в пространстве и изменений освещения. Ме­ханизм опознания также опирается на врожденные способности. Врожденные установ­ки на восприятие движения, на определенные цвета и формы облегчают процесс кон­центрации внимания на тех явлениях окружающей среды, которые в процессе эволю­ции получили статус наиболее существенных. И хотя к врожденным способностям до­бавляется личный сенсорный опыт, основные алгоритмы видения формируются еще до того, как человек научился понимать речь.

Считается, что сенсорный аппарат обеспечивает последовательный анализ посту­пающих сигналов, в процессе которого извлекается актуальная, существенная инфор­мация и отсеивается второстепенная. В результате возникает законченный образ окру­жающего мира - комплексная перцептивная модель, описывающая состояние внешней среды и наше положение в этой среде и являющаяся основой для последующего вос­приятия. Манипулируя перцептивными моделями, мы можем прогнозировать возмож­ное развитие событий, вследствие чего человек способен действовать быстрее и точнее других видов.

Важным вопросом для психологии восприятия является соотношение восприятия и познания. Поскольку установлено, что аппарат зрительного восприятия работает по принципу поиска наиболее актуальных факторов (причем приоритетными являются ак­тивные формы жизни), для психологии восприятия очевидно, что его основная цель -

10

расшифровка содержательной стороны явлений, своего рода семантический анализ. Ясно, что сам отбор факторов возможен только в том случае, если перцептивный аппа­рат каким-то образом анализирует и оценивает воспринятое. На этом основании многие психологи считают, что познание - это расширение процесса восприятия и различие между ними - количественное, а не качественное.

Диссертанту представляется весьма существенным исследование вопроса о взаимо­действии перцептивного аппарата и механизма эмоций. Эмоции сопровождают процесс восприятия и обеспечивают быструю реакцию организма на изменения, происходящие во внешней среде, поэтому разорвать процесс восприятия и процесс выработки отно­шения к воспринимаемому можно только теоретически. Несмотря на то, что эмоцио­нальная реакция во многом зависит от приобретенных, социально обусловленных фак­торов, она формируется на основе наследственных механизмов, а поскольку эмоции служат основой формирования эстетического отношения, механизм эстетического вос­приятия также зависит от конкретных алгоритмов деятельности перцептивного аппарата и, следовательно, эстетическая оценка зависит от перцептивной адекватности объекта.

Один из основных выводов, полученных на основе анализа концепций зрительного восприятия, заключается в том, что поскольку именно распознавание содержательной стороны природных явлений составляло основное направление эволюции зрительного аппарата, события, происходящие в природе, в жизни животных, должны восприни­маться содержательно, сущностно, как операционально связанные со средой, не проти­воречащие ее логике, и вызывать адекватную эмоциональную реакцию. Это означает, что содержание и форма объектов естественного происхождения, воспринимаемых в естественном природном окружении, составляют органическое единство. Из этого сле­дует, что восприятие сущностных свойств искусственных объектов может отличаться от восприятия природных, поскольку становится возможным, в основном, в результате передачи социального опыта, благодаря приобретенным, а не врожденным алгоритмам восприятия. Поэтому возможное несовпадение эмоциональной реакции и интеллекту­альной оценки событий, отсутствие ощущения гармонии содержания и формы может объясняться в том числе и разницей между средой, на которую настроены врожденные механизмы восприятия, и социальной средой, в которой деятельность человека проте­кает преимущественно в условиях искусственного окружения.

Сейчас, когда параметры искусственной среды особенно быстро и непредсказуемо изменяются под воздействием технологических факторов, восприятие ее содержатель­ных качеств может быть затруднено, а значит, нарушена способность человека к адек-

П

В.Р. Аронов, Е.Н. Лазарев, Л.А. Зеленое, Л.В. Землянухина и др.), методология дизайн-деятельности (Ю.Б. Соловьев, В.Ф. Сидоренко, Л.А. Кузьмичев, А.Л. Дижур, Л.Б. Пе-реверзев, А.Г. Устинов, Д.Н. Щелкунов, Д.А. Азрикан, А.А. Мещанинов, Д.А. Кочугов, В.И. Пузанов, В.Г. Иоффе и др.), эргономика, инженерная психология, (В.П. Зинченко, В.М. Мунипов, В.Р. Райшите и др.), а также методы композиционной организации (Ю.С. Сомов, Е.А. Розенблюм, Е.Н. Лазарев, Ю.Г. Божко, И.Т. Волкотруб, О.В. Чер­нышев, И.Я. Герасименко и другие авторы.

Анализ тех или иных аспектов эволюции отношения «содержание-форма» представ­лен достаточно широко, но рассмотрение эволюции этого отношения с учетом специ­фических особенностей зрительного восприятия является одной из отличительных черт данного исследования.

В истории процесс освоения новой функции всегда сопровождался поиском эстети­чески совершенной формы, соответствующей основному функциональному содержа­нию, поэтому при исследовании принципов организации искусственной среды целесо­образно выделить два основных аспекта: генезис предметных воплощений отдельной функции и общие изменения отношения «функция-форма» или «утилитарное-эстетическое» в процессе технологического развития общества.

Эволюцию отдельной функции или объектов реализующих эту функцию можно ориентировочно разделить на несколько этапов характеризующих процесс ее техноло­гического и эстетического освоения:

1. Появление объекта, реализующего новую утилитарную функцию. Первичная эсте­тическая адаптация функции к авторской культуре по аналогии с ближайшим функ­циональным предшественником - культурным образцом.

2. Совершенствование функциональных и конструктивных параметров объекта. Психологическое освоение новой функции. Постепенная кристаллизация новой формы, новой логики формообразования и эстетики, максимально соответствующих функции.

3. Освоение нового функционального объекта другими культурами. Появление различ­ных вариантов декоративного оформления и возможное совершенствование функции.

4. Период стабилизации.

5. Появление новых технологий, что со временем приводит к изменению внешнего вида объекта при сохранении функции.

6. Расширение функциональной роли объекта и, следовательно, изменение содержа­ния пары «утилитарное - эстетическое».

14

Эти этапы можно считать полным жизненным циклом конкретной утилитарной функции. Они характерны как для ремесленного, так и для промышленного производ­ства в тех случаях, когда данная функция имеет достаточно длительный исторический срок существования.

Общий генезис отношения «утилитарное-эстетическое» рассмотрен применительно к специфике доиндустриалыюго и индустриального периодов. Основным средством культурно-психологической адаптации объекта в доиндустриальный период является декор, который позволяет менять облик веши, не затрагивая ее функциональной осно­вы. Тысячелетия совершенствования ремесленных способов производства привели к установлению равновесия между функцией и мерой декоративности. Ремесленник соз­давал предметный мир в соответствии со своими представлениями о гармонии, дейст­вуя в рамках определенного, близкого и ему, и потребителю культурного пространства, а длительная жизнь функций обеспечивала эмпирическое достижение равновесия меж­ду формой и функцией, между утилитарным и эстетическим.

С развитием промышленных технологий потребитель утрачивает возможность непо­средственного контроля над процессом производства, что приводит к изменению от­ношений между производителем и потребителем. Отношение «утилитарное-эстетическое» также претерпевает ряд изменений. В исследовании выделяется несколь­ко основных фаз эволюции этого отношения, соответствующих различным стадиям эволюции индустриального продукта:

Первый период - начало индустриализации, характеризуется опережающим развити­ем технологий по отношению к тем функциональным возможностям, которые они от­крывают. Новые технологии используются для выпуска традиционных товаров с тради­ционной эстетикой, что приводит к изменению баланса между формой и содержанием.

Второй период, развивающийся, ориентировочно, с первой половины ХЕХ века, ха­рактеризуется ускорением процесса появления объектов, имеющих принципиально но­вое функциональное назначение и не имеющих исторических аналогов. Использование традиционных средств для их оформления, наряду с другими факторами, способствует нарастанию эклектических тенденций. В то же время относительно короткий период жизни большинства новых функций затрудняет длительный эмпирический поиск их адекватного воплощения в форме.

Третья фаза эволюции эстетики индустриального продукта является следствием пе­ресмотра привычных способов формирования искусственной среды во второй полови­не века. В рамках нового течения «ар-нуво» или «модерн» архитекторы и художники

15

переходят к сознательному изменению ранее существовавших стилей и созданию но­вых. Идет поиск принципиально новых эстетических средств, в первую очередь - деко­ративных, соответствующих новым функциям. Но хотя художественная свобода позво­лила смягчить наиболее явные противоречия между индустриальными технологиями и эстетическими идеалами, она рельефно выявила произвольность художественных ре­шений.

В конце XIX века взрывоподобный рост количественных и качественных изменений искусственной среды заставляет искать выразительные средства уже в самих объектив­ных условиях формирования индустриального продукта - в технологии, конструкции, материале и утилитарной функции. Как следствие: в начале XX века ведущим стано­вится принцип - «все, что хорошо функционирует, хорошо и выглядит» или «форма следует функции»», что характеризует главную особенность четвертого периода эво­люции отношения «функция-форма» - поиск эстетического в самой утилитарной функции. Вместо декора, вместо внесения в объект внешней идеи мировой гармонии выявляется утилитарно-техническая основа объекта - его внутренняя идея, мера пред­мета. Эта информация необходима, но она относится к его технической сущности, а не к его роли в обществе, не облегчает, а скорее затрудняет установление эстетического отношения.

В течение XX века отношение «функция-форма» в эстетике индустриального про­дукта циклически изменяется: от полного отсутствия декора, до его преобладания. По­явление большого количества объектов с гипертрофированно утилитарной внешностью приводит к семантическому обеднению искусственной среды. Как следствие, с 60-х го­дов набирает силу постмодернизм, который можно охарактеризовать как пятый период эстетической эволюции индустриального продукта. Для постмодернизма характерны т. н. «включающий» подход, предполагающий расширение понятия функции, а также признание элементов, не имеющих конструктивного или утилитарно-функционального назначения и зависимости объекта от культурного контекста. Хотя в дизайне постмо­дернизм не приобрел такого значения как в архитектуре, стремление к более свободно­му формообразованию и здесь проявило себя вполне отчетливо. Но, несмотря на мно­гообразие используемых художественных средств, постмодернизм так же, как и его предшественники, демонстрирует произвольность эстетических концепций.

В это же время, в рамках постмодернистских концепций, начинают развиваться на­правления в центре внимания которых, прежде всего, - освоение выразительных воз­можностей новых технологий, поиск новых впечатляющих конструкций - новый ди-

16

зайн, инновационный дизайн, минималистический дизайн, хай-тек и т.д. Качественное изменение технологий значительно расширяет диапазон художественных средств ди­зайнера, поэтому можно считать эту ситуацию началом нового - шестого периода в эволюции эстетики индустриального продукта. Но новые технологии не только дают новые возможности, но и усложняют задачу. Кроме того, развитие информационных технологий, способствует появлению в искусственной среде объектов, функцию кото­рых практически невозможно адекватно отразить во внешней форме традиционными средствами, поскольку их восприятие все больше определяется устройствами управле­ния и вывода информации - интерфейсом.

Таким образом, быстрые изменения характера искусственной среды в индустриаль­ную эпоху привели к интенсификации поисков приемлемого баланса между формой и функцией. Стремительность технологического развития постоянно меняет «правила игры» и ставит перед проектировщиками все новые и новые задачи. Кроме того, про­блема усугубляется интернационализацией производства и торговли и увеличением культурной дистанции между производителем и большинством потребителей.

Общий вывод заключается в том, что современное состояние искусственной среды характеризуется наличием ряда проблем, способствующих сохранению и росту перцеп­тивной неадекватности. Среди них мы можем выделить, прежде всего, следующие:

1. Быстрое изменение функциональных свойств искусственной среды, что сокращает срок эволюции принципиально новых функциональных объектов и не позволяет осу­ществиться полному циклу культурной адаптации.

2. Чрезвычайно выросшее многообразие функций современной предметной среды и средств управления этими функциями.

3. Возросшая культурная и физическая дистанция между производителем и потреби­телем.

4. Развитие информационных технологий. Беспрецедентная интеллектуализация техники, приводящая к принципиальному изменению характера отношений между че­ловеком и машиной.

Таким образом, предположение о наличии перцептивной и эстетической неадекват­ности искусственной среды на современном этапе технологического развития можно считать достаточно обоснованным, и, следовательно, вопрос о необходимости расши­рения методологической базы дизайна и пополнения ее новыми проектными критерия­ми, не имеющими прямой связи с технологиями, является актуальным.

В третьей главе - «Принципы организации естественной и искусственной среды, и фактор семантической избыточности» - решаются три основных задачи:

- проводится поиск и анализ наиболее типичных и всеобщих свойств естественной среды, которые могли определять эволюцию нашего перцептивного аппарата и, следо­вательно, необходимы для его нормальной деятельности;

- определяются принципы организации искусственной среды, и производится общее сопоставление структурных особенностей естественной и искусственной сред в аспекте восприятия;

- на основе сопоставления выявляются основные факторы, отличающие условия восприятия искусственной среды, и определяются критерии, способствующие норма­лизации процесса восприятия.

Рассмотренные в первой главе врожденные особенности восприятия открывают воз­можность анализа природного окружения с точки зрения свойств, определивших ос­новные алгоритмы деятельности, и, следовательно, системную организацию перцеп­тивного аппарата.

В процессе эволюции механизм восприятия развивался таким образом, чтобы ис­пользовать все возможные компоненты среды, способные дать достаточную и точную необходимую информацию. Повышалась способность быстрого постижения актуаль­ных факторов, возможности ориентации. В силу длительности эволюции механизмов восприятия логика структурной организации естественной среды должна была стать основой алгоритмов деятельности перцептивного аппарата живых существ и в наи­большей степени - высших животных. Вследствие этого информационную структуру природной среды можно считать оптимальной для всех живых существ и, в том числе, для человека.

Анализ природной среды в аспекте восприятия позволил выделить группу свойств, которые одновременно могут быть обозначены и как системообразующие, и как акту­альные. Среди них выделяются следующие:

1.   Общая сложность и многообразие среды.

2. Всеобщая взаимосвязь и соподчиненность явлений, подчинение многообразных форм природы общей логике, на постижение которой и направлена эволюция перцеп­тивного аппарата.

3. Наличие жизни. Для нашего восприятия активные жизненные формы неизбежно являются приоритетиыми. Важны также воспроизводимость, сходство и различие жиз­ненных форм.

18

4. Способность животных оставлять следы. Необходимость поиска любых признаков активных форм жизни не могла не повлиять на наследуемые качества перцептивного аппарата. Очевидно, что для распознавания следов мозг должен иметь достаточно со­вершенную перцептивную модель объекта, включающую и признаки его воздействий на окружающую среду и на другие объекты.

5. Наличие человеческого фактора. Поскольку для всех животных видовые поведен­ческие свойства и необходимость внутривидовых контактов являются врожденными, фактор человека следует отнести к числу важнейших свойств естественной среды.

Многоуровневость среды, сложность объектов и их взаимосвязей с другими объек­тами затрудняют процесс восприятия и опознание, заставляют непрерывно расшифро­вывать среду, находя взаимосвязи и взаимозависимости, требуют активности перцеп­тивной системы, но в то же время, дают возможность использовать значительное коли­чество разнообразной информации. Поскольку все компоненты естественной среды так или иначе связаны между собой, находятся в состоянии взаимодействия, взаимовлия­ния, обусловливают друг друга, субъект восприятия имеет возможность обнаружить и понять актуальные явления, прослеживая их внешние связи, а также получить допол­нительную информацию, расширив рамки восприятия. Объект, вырванный из общего средового контекста, потерявший семантическую связь с окружением, оставаясь самим собой, оказывается семантически обедненным, не дает полной информации о себе, что часто происходит в искусственной среде.

Это значит, что граница восприятия в природе определяется не столько свойствами среды, сколько способностями перцептивного аппарата живых организмов и различно для каждого вида. Она задана наследственным устройством аппарата восприятия и расширяется в процессе онтогенеза.

Ограниченность возможностей восприятия по отношению к общей сумме информа­ции, предоставляемой средой, означает, что природе свойственна определенная инфор­мационная избыточность, то есть сложность и многообразие, простирающееся за пре­делы возможностей перцептивного аппарата и превышающее непосредственную по­требность живого существа в актуальной информации. В то же время, поскольку со­держание и форма явлений естественной среды составляют гармоническое неразрывное единство, а наше восприятие направлено на познание содержательной стороны явле­ний, это означает и наличие содержательной, семантической избыточности. Природа предоставляет в наше распоряжение больше взаимосвязанных смыслов, чем нам необ­ходимо для осуществления актуальных действий.

19

Учитывая, что работа перцептивного аппарата основывается на принципе вычлене­ния актуальной информации из общей средовой массы, следует признать, что такое информационно и семантически избыточное состояние среды - естественное и необхо­димое условие нормальной перцепции. Усложняя начальную фазу восприятия, эффект естественной семантической избыточности одновременно делает объект частью более широкой системы и тем самым облегчает познавательный процесс.

Главным фактором, который превращает чисто количественную избыточность в смысловую, содержательную, является всепроникающая взаимосвязанность, взаимо­причинность явлений естественной среды. Поскольку аппарат восприятия эволюцио­нировал как механизм по расшифровке семантики природных явлений, главной его за­дачей должно было стать освоение принципов этой взаимосвязи. Это значит, что взаи­мопричинность можно считать основным структурным принципом естественной среды, определяющим характер работы перцептивного аппарата как в филогенезе, так и в он­тогенезе.

Таким образом, основной принцип организации естественной среды, на который на­строено наше восприятие, основывается на эффекте естественной семантической избы­точности и может быть назван принципом феноменальной экологической причинности (феноменальной экологической логикой). Это принцип всеобщей взаимосвязи явлений естественной, экологической среды, воспринимаемой не на уровне сознания, а на уров­не врожденных качеств перцептивного аппарата. Объекты, являющиеся естественными компонентами среды, органично включены в эту взаимосвязь и вызывают адекватную эмоциональную реакцию. Их семантика воспринимается без привлечения структуриро­ванных логических систем, к которым можно отнести и вербальные средства.

Восприятие искусственной среды отличается от восприятия естественной, в первую очередь вследствие того, что ее организация не подчиняется логике экологической причинности, так как, даже используя в качестве орудий необработанные природные объекты, человек осуществляет действия, не совпадающие с их природным назначени­ем, вырывает их из природного контекста. Объекты искусственной среды предназначе­ны для удовлетворения конкретных потребностей, поэтому качеством, определяющим их основное содержание, и, следовательно, особенности восприятия, является их функ­циональность - основная утилитарная функция.

В искусственном объекте, так же как и в природном, человек стремится увидеть его содержание, поскольку восприятие имеет своим конечным результатом установление отношения. Но они не так многозначны и часто не имеют многосторонней смысловой

20

связи с окружением -семантической избыточности. Расширение информационного по­тока в этом случае невозможно, кроме того, их форма может просто не соответствовать содержанию. В результате, семантика объектов искусственного происхождения вос­принимается в основном только благодаря передаче социального опыта. Кроме того, искусственный объект неизбежно является носителем свойств, выходящих за рамки ос­новной функции или совсем не связанных с ней, и имеет жизненный цикл, принципи­ально отличающий его от естественных объектов. Все это затрудняет характерную для явлений естественной среды, интуитивную познаваемость и ведет к перцептивной не­адекватности, то есть к невозможности непосредственного восприятия сущностных ка­честв и адекватной эмоциональной реакции на объект. В то же время утилитарная цен­ность, непосредственная жизненная польза искусственных объектов и, следовательно, их актуальность очень высоки. Но принципиально другая логика формирования приво­дит к отсутствию признаков, подобных тем, которые характеризуют актуальные эле­менты естественной среды, тех признаков, на которые генетически настроен наш аппа­рат восприятия. Появляющееся противоречие между практической ценностью, акту­альностью и формой еще более усиливает эффект перцептивной неадекватности.

Стремление решить эту задачу методом непосредственного расширения смысловых связей с окружением отчетливо прослеживается в истории материальной культуры. Традиционно одним из основных способов семантико-эстетической организации ис­кусственной среды является гармонизация отношений объекта и его непосредственного окружения, «вписывание» объекта в среду. Эта задача может решаться различными способами, но исторически наиболее распространенным методом является достижение стилевого единства - придание группе объектов общих формальных качеств: единства пропорций, пластики, цветового решения, декоративных элементов. Этот способ явля­ется фундаментальным для архитектуры и дизайна интерьера. Но объединяющие сти­левые признаки часто не имеют непосредственного отношения к основным функциям объектов, они поверхностны и, способствуя появлению родства форм, создают иллю­зию их принадлежности к одному «семейству». Смысловые связи подменяются фор­мальными. Такой подход не имеет ничего общего с принципом феноменальной эколо­гической причинности, поскольку наблюдаемая в природе целостность - следствие взаимосвязанных процессов, а не искусственно созданного внешнего подобия.

Другое направление - средовой дизайн. Средовой дизайн непосредственно направ­лен на организацию различных смысловых связей объекта с окружением, на конкрети­зацию его статуса в среде, то есть, фактически, на создание семантической избыточно-

21

сти. Но реализация принципов средового дизайна сталкивается со значительными трудностями, поскольку формирование искусственной среды во все большей степени осуществляется как строительство из отдельных компонентов, которые изготавливают­ся по различным технологиям, в разные времена и в разных культурных сообществах. Кроме того, высокотехнологичные объекты часто не дают возможности для трансфор­мации с целью организации связей с окружающей средой. Особенности среды, в кото­рую будет помещен проектируемый объект, в большинстве случаев дизайнеру неиз­вестны. В результате коптекстность фактически создается потребителем, поэтому ме­тоды средового дизайна в большей степени направлены на отработку взаимодействия между проектировщиком и потребителем, на превращение его в «сопроектировщика», что порождает новые проблемы.

Следующий, и наиболее очевидный, способ снижения неадекватности обращен к са­мому объекту - это придание форме качеств, усиливающих перцептивную значимость, то есть сигнализирующих о высокой актуальности объекта и вызывающих соответст­вующую эмоциональную реакцию воспринимающего субъекта, иными словами - это повышение степени экспрессивности формы. История материальной культуры характе­ризуется активным поиском средств, усиливающих эмоциональное воздействие объек­тов, и попытками определить необходимую степень и направленность экспрессивности формы. Фактически именно на решение этой задачи направлены и традиционные деко­ративные средства, и основные средства композиционной организации в современном дизайне.

По нашему мнению, одной из главных причин появления декора явилось именно ин­туитивное стремление наделить орудия труда и другие элементы материальной культуры качествами, способными вызвать эмоциональную реакцию, соответствующую их реаль­ной ценности. В этом ракурсе связь пользы и красоты может трактоваться не как появле­ние специфического эстетического отношения к любому полезному объекту, а как эво-люционно обусловленное стремление человека сделать полезную вещь красивой.

Анализируя различные средства повышения эмоционального статуса объекта, мы приходим к выводу, что в основе большинства из них лежит принцип «оживления», внесения в структуру объекта признаков жизни. Это объясняется тем, что проявления жизни, в силу эволюционных особенностей, вызывают наиболее сильную эмоциональ­ную реакцию. Отчасти эта жизненность присутствует в объектах искусственной среды изначально, поскольку вещи прочитываются как след деятельности человека, по тому же принципу, в соответствии с которым человек видит и понимает следы других живых

22

существ. Мы склонны определять отношение к объекту в зависимости от воспринятых качеств личности - принадлежности к определенной культуре, времени и т.д., незави­симо от технологий и реального количества участвовавших в производстве людей. В узко-утилитарных формах теряется основная причинная связь между объектом и его происхождением, доступная нашему перцептивному аппарату, органичность воспри­ятия нарушается, и объект не вызывает должного эмоционального отклика. В результа­те «оживление» является очень эффективным средством повышения экспрессивности и установления существенных смысловых связей между объектом и окружающим миром, социумом, культурой, историей. Те не менее, несмотря на его эффективность, этот ме­тод недостаточно разработан и применяется в основном интуитивно.

Подводя итог анализу основных методов снижения перцептивной неадекватности, мы приходим к выводу, что практически во всех случаях, в основном интуитивно, ис­пользуется принцип семантического насыщения формы или принцип семантической избыточности.

Таким образом, в результате анализа были выделены следующие свойства естест­венной среды, оказавшие существенное влияние на эволюцию зрительного восприятия:

1. Сложность и многообразие, многоуровневость, запас свойств, т.е. информацион­ная избыточность.

2. Всеобщая взаимосвязанность явлений, контекстность, возможность непосредст­венного эмпирического освоения (экологическая причинность основанная на семанти­ческой избыточности).

3. Наличие жизни, ее воспроизводимость и подобие воспроизведенного.

4. Наличие следов воздействия со стороны живых существ.

В свою очередь, среди основных свойств искусственных объектов, определяющих выход за рамки экологической причинности, то есть не совпадающих с врожденным алгоритмом восприятия, были выделены следующие:

1. Утилитарно-функциональное происхождение.

2. Высокая потребительская ценность.

3. Наличие дополнительных по отношению к основной функции, но неизбежных свойств.

4. Способность объекта существовать в ином качестве после завершения своего функционального предназначения.

5. Наличие выявленной или невыявленной смысловой связи с человеком как созда­телем вещи, его первопричиной. Отождествимость объекта и его автора.

23

Главные выводы, возникающие из сопоставления качеств естественной и искусст­венной сред, заключаются в следующем:

1. Приближение структуры искусственной среды к принципу экологической при­чинности, то есть обеспечение естественного, эффективного и эмоционально адекват­ного восприятия, не может быть достигнуто только выявлением утилитарных свойств объектов, поскольку за рамки этого принципа выходит сама основная функция. Хотя в условиях быстрого развития технологий выявление меры предмета, его утилитарной функции необходимо, оно является выражением лишь одной из сторон объекта.

2. Искусственная среда является продуктом деятельности человека, он составляет основу ее сущности, следовательно, исчезновение человека в искусственном объекте есть исчезновение его основы. Визуализация человеческих факторов позволяет про­слеживать связи объекта на уровне социально-культурных взаимодействий и опреде­лять его истинное значение, поэтому семантическую связь с человеком можно считать определяющим фактором искусственной среды в аспекте восприятия.

Кроме того, человек является основным объектом эмоционального отношения, а значит, исчезновение человека в человеческих вещах неизбежно должно приводить к разрушению или, по крайней мере, сокращению тех факторов, на которых основывает­ся формирование адекватного эмоционального, а, следовательно, и эстетического от­ношения.

3. Подавление меры предмета (как в чрезмерно декорированных объектах) также может привести к росту перцептивной неадекватности, так как поверхностное декори-рование может создать количественную избыточность формы и способствовать уста­новлению определенного эстетического отношения к объекту, но, в отличие от природ­ной семантической избыточности, не способствует целостному восприятию, а значит, и истинности эстетической оценки. Это значит, что для формирования адекватного эсте­тического отношения необходимо соблюдение баланса и главное - взаимосвязи, между мерой предмета и мерой человека.

Эти выводы позволили подойти к следующему заключению: поскольку основным фактором, который в естественной среде способствует превращению количественной избыточности формы в семантическую, является взаимопричинность явлений, необхо­димость снижения перцептивной неадекватности искусственной среды также требует превращения суммы разрозненных факторов, обусловливающих восприятие состав­ляющих ее объектов, в систему взаимосвязанных смыслов, каждый из которых допол­няет и расширяет общую семантику объекта, то есть реализует принцип семантической

24

избыточности. По мнению диссертанта, наиболее перспективной основой для разра­ботки системных принципов интеграции человеческих и предметных факторов, являет­ся процесс взаимодействия человека и объекта, выявление человеческих факторов как причин, обстоятельств, породивших объект и определяющих его бытие.

Процесс взаимодействия человека и объекта охватывает весь жизненный цикл объ­екта - его генезис, практическую эксплуатацию, утилизацию. Поэтому в форме объекта могут найти свое отражение его «генетические признаки» - сведения о личности автора и его культуре, следы различных воздействий, которым он подвергался в процессе соз­дания, а также особенности его предполагаемого жизненного цикла - практического взаимодействия человека с объектом в процессе потребления и после его завершения. Могут быть отражены также вторичные роли объекта по отношению к человеку, обще­ству и природе.

В существующей практике дизайн-проектирования большинство перечисленных факторов считаются второстепенными. Они не являются средством прямого повыше­ния утилитарной эффективности, но эстетическое восприятие объекта в значительной степени зависит именно от этих качеств. Образующаяся многофакторность, смысловая многогранность, неоднозначность объекта в данном случае не играют отрицательной роли, поскольку отражают разные аспекты одного общего процесса взаимодействия, то есть содержат объединяющую структурную основу. Многообразие факторов в этом случае способствует созданию характерного для естественной среды потенциала взаи­мосвязанной избыточной информации - семантической избыточности, которая отража­ет не произвольные, а сущностные аспекты объекта. Семантическое насыщение формы должно создать смысловое поле, обеспечивающее семантическую многосторонность и свободу, характерные для процедуры восприятия природных объектов и, следователь­но, активизирующее и нормализующее процесс восприятия. В распоряжении воспри­нимающего субъекта оказывается набор дополнительных признаков, облегчающих по­знание объекта, поскольку дополнительные факторы, образуя разнообразные, но взаи­мосвязанные смысловые структуры, позволяют человеку в одной из этих структур или в принципе их взаимосвязи найти ключ к восприятию его свойств, и в том числе — его основной функции. Такой подход предоставляет проектировщику значительную твор­ческую свободу и не ограничивает его неким обязательным списком факторов.

В заключении диссертации в форме кратких выводов излагаются основные результа­ты исследования и намечаются возможные направления дальнейшей разработки темы.

25

Отмечается, что достижение основной цели исследования становится возможным за счет использования принципа семантической избыточности реализуемого в процессе многогранного выявления особенностей взаимодействия субъекта и объекта. Делается вывод, что этот метод может существенно расширить возможности эстетической орга­низации искусственной среды, а следовательно, стать важным компонентом методоло­гии дизайна. Благодаря тому, что критерии взаимодействия включают человеческий фактор как одну из двух составляющих отношения «субъект-объект», они более ста­бильны чем технические и обладают эмоционально-образным потенциалом, то есть ка­чеством, позволяющим соотносить их с категориями композиции, и таким образом, яв­ляются для дизайнера операциональными.

Такой подход создает предпосылки для формирования новой эстетической концеп­ции искусственной среды, приближающей условия ее восприятия к принципу экологи­ческой причинности и в то же время не противоречащей ее функционально-технологической сущности.

Дальнейшее развитие методов основанных на принципе семантической избыточно­сти, всестороннее изучение взаимодействия человека и искусственной среды может способствовать повышению ее управляемости, то есть позволит менять качества среды таким образом, чтобы добиваться необходимого воздействия на перцептивный аппарат. Это значит, что появляется возможность придать искусственной среде не только каче­ства, компенсирующие негативное воздействие технологий, но и качества, способст­вующие направленному развитию человека.

26

Различные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

1. Золотарев А.И. О значении эстетического качества отдельных элементов город­ской среды. - Сб. Актуальные вопросы изучения современной истории города. - Толь­ятти. Администрация г. Тольятти, ТПИ, 1994. - С. 34-37.

2. Золотарев А.И. Семантическая насыщенность как фактор гармонизации искусст­венной среды. - Сб. научных трудов. - Тольятти: ПТИС, 1995. -С.163-171.

3. Золотарев А.И. Методология дизайн-проектирования игрушек и игровой среды: Методическое пособие. - Тольятти: ПТИС, 1997, - 84с.

4 . Золотарев А.И. Фактор дизайна в экономике // Тольятти менеджер - 1999. - №-4. -С.26-29.

5. Золотарев А.И. Роль дизайна в экономике. - Сб. научных трудов. - Тольятти: ПТИС, 2000. - С. 36-40.

6. Золотарев А.И. Эстетические факторы и естественная среда. - Сб. научных трудов. -Тольятти: ПТИС, 2000, Вып. 7, Часть 3. - С. 37-41.

27