На правах рукописи

СОЛОНИНА Татьяна Ивановна

Этнокультурная панорама жизни обских угров: культурологический аспект

24.00.01 - теория культуры

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии

Краснодар 2002

Работа выполнена на кафедре теории и истории культуры Краснодарского государственного университета культуры и искусств

 

Научный руководитель:   доктор философских наук, профессор Лях Валентина Ивановна

 

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор Алексеенко Иван Иванович,

кандидат культурологии Цекоева Лариса Касполатовна

 

Ведущая организация:     Нижневартовский государственный педагогический институт

 

Защита состоится «3» июня на заседании Диссертационного совета Д.210.007.02 по специальности 24.00.01 – «теория культуры» (философские, исторические науки и культурология) в Краснодарском государственном университете культуры и искусства по адресу: 350072, г. Краснодар, ул. 40 лет Победы, 33, ауд. 117.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Краснодарского государственного университета культуры и искусств.

Автореферат разослан 29 апреля 2002 г.

 

Ученый секретарь диссертационного совета, 

доктор философских наук,  профессор                                                                                         В.И. Лях              

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

Актуальность проблемы исследования. Ханты-Мансийский автономный округ расположен в центральной части Западносибирской равнины и занимает территорию в 534,8 тысяч квадратных километров. На Западе он граничит с Уралом, на востоке - с Красноярским краем, на юге - с Ямало-Ненецким автономным округом.

Этнокультурная панорама жизни коренных народов этого региона России, по сведению ученых, во многом определяется меридиональными миграционными импульсами. Причем, если южное воздействие не раз существенно меняло этнокультурный облик исследуемого региона, придавая ему южноуральско-прикаспийский /мезолит/, кельтеминарский /неолит/, андроноидный / бронзовый век/, скифоидный /эпоха железа/ колорит, то северное воздействие приводило к определенной «варваризации» южнотаежных и лесостепных западносибирских культур, выражающейся в архаизации производственного инвентаря, в проникновении на юг ряда элементов орнаментального комплекса и в существенном повышении на юге тайги и на севере лесостепной зоны удельного веса в хозяйстве охотничьих или рыболоведческих занятий. Этот тезис, прозвучавший на втором Сибирском симпозиуме «Культурное наследие народов Западной Сибири» /1999 г/ актуализировал исследование, обозначенное в названии диссертационной работы.

Ханты-Мансийский автономный округ как социокультурное пространство представляет интерес для многих областей научного знания. Особенно многоаспектен культурологический срез названной проблемы, который предполагает исследование этнокультурной панорамы жизни обских угров как одного из проявлений сложного процесса социокультурного развития региона.

Подобное исследование вписывается в общий процесс развития современного общества. Географическая локализация проблемы исследования нисколько не уменьшает и не сужает значимость темы. Это дает основание считать возможным актуализировать избранную проблему и исследовать её с позиций современного культурологического знания.

Актуальность избранной проблемы обусловлена возросшим интересом общества к этнокультурной ситуации в целом по России и в регионах, в частности.

Философско-культурологическое значение исследования заключается в том, что здесь сливается эмпирический и теоретический материал, прорабатываются ситуации, значимые для будущего цивилизации.

Автор склонен утверждать, что тема данной диссертационной работы отвечает запросам этнокультурной жизни выбранных для изучения этносов, что служит подтверждением необходимости исследования её в рамках культурологии. Степень разработанности проблемы исследования. Изучение этнокультурной панорамы жизни любого народа складывается из множества компонентов. В науке сложились различные подходы к исследованию этой проблемы. Автор опирался на достижения российской школы теории этноса и этногенеза., основанной на трудах В.Г. Богораза, Д.К. Зеленина, В.И. Иохельсона, С.П. Толстова, Ю.В. Бромлея, С.А. Токарева, С.А. Арутюнова, Л.Н. Гумилева, В,В. Пименова и других.

В диссертации использованы общетеоретические сочинения западноевропейских ученых, в ракурсе научных интересов которых были вопросы формирования этноса и этничности (Э. Тай-лор, Ф. Фрезер, Л. Морган, К. Леви-Строс, Ф. Ратцель, Л. Фро-бениус, Ф. Боас, Р. Бенекдикт, М. Мид и другие).

Акценты в исследовании выбранной проблемы сделаны и на изучении работ российских культурологов М.М. Бахтина, В.С. Библера, Г.С. Кнабе, В.Ф. Лурье, Э.С. Маркаряна, Л.В. Скворцова, А.Я. Флиера и других.

Осмыслить историческую память как социокультурный феномен, играющий важную роль в формировании этнокультурной панорамы жизни исследуемых народов помогли труды Ю. Афанасьева, Н.И, Трубникова, Н.С.Автономовой.

История народов Северного края России, в том числе Ханты-Мансийского автономного округа, систематизирована в работах Г.Ф. Миллера, А.Х.Лерберга, А.А.Дунина-Горкавича, С.И.Руденко, Р.Р. Полле, А.А.Рождественского, Ф.Ф.Ларионова, И.Н. Шухова и других. Все они отмечают разнообразие этнокультурной панорамы жизни этих народов и считают, что она представляет широкое исследовательское поле для различных областей знания, в том числе и культурологического. Интересны работы С.В.Иванова и других авторов, в которых анализируются особенности орнамента народов Сибири, в том числе и те, которые исследованы в данной диссертации.

Культурологический анализ источников об этнокультурной жизни обских угров осуществлен на основе публикаций А.В.Головлева, а также авторов трехтомного издания «Очерки культуро-генеза народов Западной Сибири»: Поселения и жилища /1 том/, Мир реальный и потусторонний» /2 том/, Орнамент /3 том/, материалов симпозиума «Культурное наследие народов Западной Сибири» /2000г./ и Всероссийской научно-практической конференции «Культурологические проблемы развития региона» /1999г./,. малотиражной серии «Исследования по прикладной и неотложной этнологии» под названием «Народы Сибири и крайнего Севера в период преобразования общественно-экономических отношений» института этнологии и антропологии РАН.

Анализ источников и литературы показал, что ни одно названное исследование не претендовало на полноту информации в дканном направлении, что ещё раз подтвердило актуальность выбранной проблемы.

Объект исследования - обские угры в контексте культурологического знания.

Предмет исследования - ценностно-ориентационные доминанты процесса формирования этнокультурной панорамы жизни обских угров.

Цель исследования - выявить особенности и закономерности формирования модели «этнокультурная панорама жизни обских угров», созданной для изучения культурогенеза, парадигмальных особенностей мифотворчества, обычаев, верований, ритуалов, декоративно-прикладного искусства этих народов. Задачи исследования:

1. Доказать правомерность существования модели «этнокультурная панорама жизни обских угров» как категории культурологического знания;

2. Выделить основные структурные элементы этой модели в контексте культурогенеза региона;

3. Раскрыть значение мифотворчества в формировании этнокультуры обских угров;

4. Определить роль верований и ритуалов в жизни обских угров и их место в современном обществе;

5. Выявить основные закономерности в развитии декоративно-прикладного искусства исследуемых народов.

Теоретико-методологические основы исследования опираются на единство философского метода познания действительности и культурологического подхода к изучению данной проблемы.

Осуществляя интеграционный подход к выявлению и характеристике отдельных структурных элементов модели «этнокультурная панорама жизни обских угров», автор опирался на общетеоретические исследования в философии, культурологии, семиотике, истории, этнографии и других науках.

Специфика исследования текста основана на различных культурологических методах, в том числе моделирования, системном, сравнительно-историческом, структурно-семантическом, этнокультурном, комплексном, структурно-функциональном, а также интеграции и аккультурации.

Определенная роль в изучении предложенной модели отведена методу наблюдения, который включает опрос информаторов и полевые исследования автора диссертации.

ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ:

1. Модель «этнокультурная панорама жизни обских угров» как категория культурологического знания, её теоретическая самоценность и комплексный характер сложились на основе мониторингового подхода. Её исследование актуально в рамках региональной Программы изучения, сохранения и использования культурного наследия коренных народов Западной Сибири; она может помочь отслеживанию изменений, происходящих в обществе, определять условия для сохранения и использования культурного наследия обских угров, позволит объединить все региональные национально-культурные автономии, составляющие основу самосознания, самоидентификации, истории и культуры коренных и современных народов региона.

2. Основные структурные элементы этой модели сложились в процессе культурогенеза исследуемого региона: архетипы культуры, менталитет, этнос, этносознание, этнокультура, образ жизни, язык, взгляды, формы и способы поведения, стиль мышления, мифотворчество, тотемические представления, верования, традиции, обычаи, фольклор, народное декоративно-прикладное искусство и другие. На их формирование оказали влияние межнациональные, межязыковые и этнические процессы, происходящие в социокультурном пространстве исследуемого региона.

3. Мифотворчество как явление в этнокультурной истории обских угров имеет две стороны: духовную и историческую. Духовная сторона мифотворчества выражает мироощущение, миропонимание и мировосприятие его создателей, играет важную роль в формировании этносознания обских угров, а значит, и их этнокультуры. Историческая - отражает этапы его формирования и развития.

4. Важное место в этнокультурной панораме жизни обских угров занимают верования и ритуалы. Она сохраняются, адаптируясь к изменяющимся условиям жизни, и обогащаются, взаимодействуя и разумно сочетаясь с другими этнокультурами региона. Эти элементы модели поддерживают её уникальность, что заставляет искать новые формы краеведческого образования и воспитания в различных аспектах усвоения и использования культурно-исторического наследия исследуемых народов.

5. Декоративно-прикладное искусство обских угров как важнейший элемент сформированной модели представляет собой форму реализации сущностных сил личности посредством художественного непрофессионального творчества, осуществляемого индивидуально, в дружеском, семейном кругу или в рамках любительского объединения при отсутствии жесткой регламентации, как творческой так и организационной. Основные виды современного народного творчества охватывают все социальные группы общества. Дальнейшему изучению творчества этих народов поможет исследование коллекций и публикаций музеев Ханты-Мансийского автономного округа и полевые исследования.

Научная и теоретическая значимость работы обусловлена тем, что поставленные автором цель и задачи ранее в таком ракурсе не ставились. Это позволило:

ввести в научный оборот новые документы и факты об этнокультурной жизни обских угров;

показать особенности формирования культурного пространства региона, которое, с одной стороны характеризуется синхронным развитием каждого из этносов, проживающих здесь, а с другой,- процессом ассимиляции и аккультурации, ведущих к созданию их общих интересов;

предложить модель «этнокультурная панорама жизни обских угров» и выделить её теоретическую самоценность и комплексный характер в контексте культурологического знания;

доказать, что ценностно-ориентационные доминанты этой модели неизменны, хотя в процессе культурогенеза трансформируются мировоззренческие ориентации народа;

определить место мифотворчества обских угров как парадигмы восприятия мира в структуре названной модели;

выявить особенности верований и ритуалов обских угров и определить их место в современном обществе;

актуализировать интерес к особенностях развития декоративно-прикладного искусства обских угров.

Практическая значимость исследования заключается в восполнении пробела в изучении этнокультурной панорамы жизни обских угров с точки зрения культурологического знания.

Материалы диссертации могут быть использованы при разработке учебных пособий, программ, лекционных курсов по гуманитарным дисциплинам,

Апробация работы. Основные результаты исследования излагались автором в лекционных и практических курсах «Этнокультура обских угров»,  «Краеведение», а также в публикациях и научных конференциях в 1999-2001 гг.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ.

Во введении диссертации обосновывается актуальность темы исследования, её научное и практическое значение, определяются объект, предмет, цель и задачи, формируется теоретико-методологическая база исследования.

Первая глава «Ценностно-ориентационные доминанты этнокультурной панорамы общества» раскрывает основные понятийно-категориальные компоненты исследования, его методологические подходы и состоит из двух параграфов.

В первом - «Модель «этнокультурная панорама жизни обских угров» и основные подходы к её исследованию» отмечается, что опыт её формирования - уникален. Современный этнический состав населения региона отличается динамичностью. Он формируется на протяжении длительного времени и включает русских, украинцев, белорусов, хантов, манси, ненцев и другие народы.

Специфика этнических процессов исследуемого региона объясняется этнокультурной общностью, глубокими историческими контактами и связями народов, создавших благоприятные условия для сближения, ассимиляции и внутриэтнической консолидации.

Предложенная модель складывается из четырех основных подсистем (сфер) культуры: производственной, жизнеобеспечивающей,  соционормативной и познавательной (С.А. Арутюнов), которые основываются на деятельностном подходе к их изучению.

В ней есть взаимопересечение подсистем, внутренние уровни абстракции, эволюционно-историческая изменчивость, которые в совокупности отражают рельеф культуры, способы изучения культурного пространства конкретного региона.

Обращаясь к исследованию сформулированной модели, мы использовали «метод пережитков» Э. Тайлора: «живое свидетельство или памятник прошлого, а также те обряды, обычаи, воззрения и прочее, которые, будучи в силу привычки перенесены из одной стадии культуры, свойственной ей, в другую, более позднюю, остаются живым свидетельством или памятником прошлого»[1].

Определенную пользу в изучении модели этнокультурной панорамы жизни обских угров сыграли положения диффузионистского  направления, разработанного немецким ученым Ф. Ратцелем, где он сделал акцент на взаимовлияние культур; обосновал их изменения путем заимствования; высказал идею о некоем центре, из которого началось развитие человечества[2].

Проникнуть во внутреннюю логику обских угров, воспроизвести и уловить значения, которые они вкладывают в слова, смыслы, которыми оперируют, помог метод эмпатии. В исследовании использовалась концепция хозяйственно-культурных типов, разработанная С.П.Толстовым, М.Г.Левиным, Н.Н. Чебоксаровым, Б.В.Андриановым и основные положения этнической экологии, основателем которой считается В.И.Козлов. При исследовании особенностей жизнеобеспеченности угров мы выделили физическую и психическую /духовную/ стороны.

В результате этого был сделан вывод о том, что обские угры представляют собой психологический тип личности, для которого характерны уступчивость, уживчивость, умение жить сообща, а образ их жизни как элемент указанной модели отличается полиэтничностью, многовариантностью социума и представляет собой переплетение, концентрацию разнообразных слоев культуры: русской, национально-этнических групп и народностей, находящихся в постоянном взаимодействии, принимая самые разные формы. Модель формируется на основе интернационального, ассимиляционного и этнического типов культурной ориентации исследуемых народов.

С нашей точки зрения, предложенная модель должна помочь восстановить «связь времен» в этнокультурной жизни исследуемых народов, во многом разрушенное этническое самосознание обских угров, создать условия для освоения знаниями в области собственной истории, культуры, искусства, возвращения календарных и религиозных праздников, обрядов, обычаев, языка, национальной медицины, кухни и т.д.

Во втором параграфе «Культурогенез в структуре модели «этнокультурная панорама жизни обских угров» соискатель опирается на концепцию культурогенеза, разработанную профессором В.И. Лях. Как категория культурологического знания «культурогенез»  представляет собой фундаментальное, субстанциональное, субстратное понятие, помогающее обозначить основные закономерности, явления, процессы, происходящие в культуре. На основании их возможно изучение культурных феноменов, их систематизация, разработка методологии и методов исследования. Культурогенез определяется как процесс происхождения, становления норм и стандартов существования человека, а также компонент адаптивной и творческой новации, без которой невозможно развитие общества,

Автор пишет, что предки обских угров стали обживать названную территорию несколько тысячелетий назад, а как отдельные народности они сформировались к началу 1-ого тысячелетия нашей эры, расселившись на территории между Уралом и Енисеем. Первое упоминание о них обнаружено в новгородских летописях, созданных задолго до похода Ермака и присоединения сибирских земель к России. К началу 17 века в состав России вошли земли, населенные хантами (остяками), манси (вогулами), ненцами и другими.

Исследуя места проживания обских угров, ученые пришли к выводу, что эта территория подчиняется троичному делению: «середина» - пространство, занятое жилыми и хозяйственными постройками, «Верх» - священная роща, священный лабаз, или точка, расположенные к юго-востоку или выше по течению реки. «Низ»- кладбище, ориентированное к северо-западу или вниз по реке[3].

Внутреннее пространство дома организовано согласно «крестообразному» представлению о строении Вселенной. «Гостевое место в жилищах расположено напротив входа. Оба «верха» хантыйского жилища считаются местом обитания духов - покровителей. Два «низа» граничат с темным миром: по земляному полу не следует ходить босиком, у двери для отпугивания нечисти висят ружья, ножи. Когда хозяева уходят, то оставляют на пороге котел или топор - самое сильное средство от вторжения злых духов»[4].

«Середина» жилища - очаг.

«В прошлом, по свидетельству П.С.Палласа, в одном доме проживало совместно до трех десятков семей, но при этом у каждой была отдельная «конурка» и особый очаг»[5].

Очаг, в представлении ханты, рисуется живым существом: это - женщина, одетая в красные одежды, ее зовут «Най-ими» («Огня женщина»). Она питается дровами, спит в тлеющих углях, может предупреждать об опасности, заботиться о детях, оставленных в жилище.

Существующие теории становления религиозных представлений, базирующиеся на мировом теологическом, историческом и этнографическом опыте, органично включают мировоззренчес кую структуру ханты: «Строительная или производственная деятельность имеет своим прототипом космогонию. Сотворение Мира становится архетипом всякой созидательной деятельности человека, в каком бы плане она ни разворачивалась. В самых различных культурных контекстах мы обнаруживаем одну и ту же космологическую схему, один и тот же ритуальный сценарий: размещение на какой- либо территории уподобляется сотворению мира»[6].

На территории исследуемого автономного округа сейчас около 800 объектов культуры и искусства, свыше четырех тысяч памятников истории и культуры. Все вместе они образуют отдельные структурные элементы модели этнокультурной панорамы жизни обских угров и помогают сформировать интересы людей к культурному наследию мирового, российского и регионального уровня.

Таким образом, можно утверждать, что генезис и формирование коренных народов исследуемого региона имеют древнюю и многогранную историю, которая донесла до нас лучшее, что было создано сознанием и руками обских угров, и все это необходимо сберечь и сохранить для будущих поколений.

Во Втором разделе «Традиции и преемственность в определении содержания этнокультурной жизни обских угров» автор остановился на анализе важнейших компонентов модели «этнокультурная панорама жизни обских угров». В первом параграфе - «Мифологическая картина мира обских угров» – исследуется формирование мифологической картины мира, которая сложилась на основе обско-угорской мифологии. Доказано, что мифологические представления этих народов складывались и под воздействием мифологии соседних народов, особенно христианской и исламской, одновременно влияя и на них.

В мифологии обских угров мир разделен на три зоны: верхнюю - небо с Полярной звездой в центре, среднюю - землю, окруженную водами океана, и нижнюю - загробный мир холода и мрака. Мировой осью является дерево, столб или гора, которые соединяют отверстие в небосводе с землей и подземным миром.

Миф не придумывался специально, он как бы «созревал» (прежде всего, в языке), и уже потом оказывалась возможной его концептуализация в тексте.

Моделью Вселенной и окружающего мира в мировоззрении обских угров являются представители животного мира и собственно человек. Пространственная картина мира представлена в вертикальном и горизонтальном делении.

С обскими уграми связана и «шаманская мифология». Она рождена в устном народном творчестве. Основная фигура - шаман - посредник, осуществляющий медитацию между людьми и духами. Он окружен духами-помощниками, в роли которых выступают птицы, рыбы, и животные.

Культовые действия шаманства получили определенную освещенность в научной литературе. Так, по И.А. Крывелеву, «существует определенная общественная группа - шаманы, специальностью и функцией которых является посредничество между людьми и миром сверхъестественных существ - демонов», а Е.К. Яковлев считает, что «шаман - совершитель всякого, домашнего, общественного и родового моления, обращенного по преимуществу к злым духам»[7].

У обских угров шаманство - особая специальность. Шаман единственный входил в общение с божеством - Торумом, с помощью которого мог вести борьбу с «лунгами», изгонять из болящего болезнь, узнать будущее. Шаман - и лекарь, и ворожей, и прорицатель. Его избирает на это место сам Торум - в большинстве случаев ещё с юных лет, часто является ему во сне, принуждая приступить к шаманству. По их представлениям, сила шамана покоится не в нем самом, а в духах - помощниках, которых дает в распоряжение шамана верховное божество.

В преданиях обских угров есть «летающие шаманы». Сейчас шаманство сочетается с другими формами религиозных верований, а также с промысловым и семейно-родовым культами, культом предков и др. Мировоззренческой основой шаманизма является идея о расчленении мира на три части: земную, подземную и небесную. Кроме того, по законам шаманства жизнь, здоровье, судьба человека зависят от воли тех или иных духов. В то же время человек обладает несколькими душами, несущими различные функции.

Мифотворчество создает ситуацию взаимного тяготения противоположных явлений. И здесь, как заметил А.М. Сагалаев. существует неизбежный вечный мотив вражды небесного бога и его антипода, борьбы, которая никогда не приводит к окончательной победе одного из соперников. Так кодируется в мифе идея единства и борьбы противоположностей. Точно так же необходима мифу констатация изначальной близости творцов, их тождественности. Из этого почти неизъяснимого единства путем его рассечения является миру иное, другое, различное и непохожее. Вот два смысловых полюса космогонического мифа: вначале неразличимое тождество, /которое сразу же стремится к распадению/, некое двуединое существо, в конце - два полюса мира, два крайних его состояния, качества, явленные в полную силу, но существующие во взаимодействии. Автор называет миф шедевром краткости и глубины содержания.

Интересно, что эти противоположные качества замыкаются на человеке, позволяют ему соучаствовать в судьбах мира, выполнять важные медиативные функции. Противоположные сущности примиряются посредником /шаманом, певцом, устроителем медвежьего праздника/. Срединное положение человека в мире, постулированное космогоническим мифом, позволяет людям чувствовать свое место и время, понимать значение своей ниши в общей структуре мироздания,

Анализ материалов показывает, что ещё в докатегориальной форме познания, т.е., не обладая чистыми понятиями /категориями/ Времени, Пространства, Бытия и т.д., в мифе человеку удалось ощутить главные качества мира, наличие в нем меры, структуры, гармонии[8].

В духовной культуре хантов и манси большое значение имеет культ медведя и связанный с ним комплекс мифов и обрядов. Итак, мифологическая картина мира обских угров представляет собой сложное явление, связанное с многовековой историей формирования мировоззрения, этносознания и в целом культуры этих народов. Она складывалась веками и сыграла определенную роль в формировании этнокультуры этих народов, самопознания человечества.

Верования, культы, ритуалы в этнокультурной панораме обских угров и их роль в современном обществе.

Наиболее наглядно проявляется национальное самосознание исследуемых этносов в верованиях, обычаях, обрядах, праздниках, так как они представляют собой воплощение этнодифференцирующей функции культуры, раскрывают этнические качества народа, являются его этническими символами. Это дает право считать вышеуказанные формы культуры составными частями модели «этнокультурная панорама жизни обских угров».

Общность, обнаруживающаяся при сравнительном изучении праздничных обрядов разных народов как близких соседей, так и отдаленных географически, проливает свет на исторические связи между ними, позволяя судить о степени участия их в этногенезе друг друга. Вместе с тем эта общность является свидетельством того, что в разных этнических средах на приблизительно одинаковом уровне общественно-экономического и культурного развития могут возникать сходные по своему существу явления и протекать идентичные по содержанию процессы»[9].

Нужно отметить, что у обских угров за годы исторического развития сложились специфические этнические формы верований, обрядов, ритуалов, праздников. Срастаясь с народным бытом, такие обряды становились традицией, передавались из поколения в поколение, рассматривались как часть национальной психологии и уклада жизни. Специфика обрядов и праздников выражается в музыке и танцах, в художественно-декоративном оформлении. Нужно отметить значение обрядово-праздничного опыта предшествующих поколений, потому что без него трудно рассчитывать на жизненность новых праздников и обрядов. Но нельзя и преувеличивать роль национальных традиций, считать национальным все то, что связано с прошлым, потому что в понятие национального в настоящее время входит не только наиболее ценное и проверенное жизнью, но и то, что привносится в национальную культуру процессом интернационализации[10].

Каждая этническая культура имеет свою культовую атрибутику, которая представляет собой пример нерасчлененности предметной и умственной деятельности человека в сфере духовной культуры. А.П. Зенько, исследуя этот феномен у обских угров, отметил, что вещи, создаваемые мастерами этих народов для сопровождения религиозных обрядов, несут настолько обширную мировоззренческую нагрузку, что фактически играют роль не материальных, а сверхъестественных объектов,

.Важную роль в развитии ритуалистики исследуемого региона играют традиции и историческая преемственность, когда каждое новое поколение людей воспринимает результаты деятельности предшественников, осваивая культурное наследие. Причем, всегда культурное наследие служило фундаментом для духовного развития человека, когда культурные ценности, созданные в прошлые века, органично соприкасаясь с современной культурой, способствуют духовному развитию личности. Они участвуют в формировании национального самосознания, воспитывают патриотизм, формируют духовную воспитанность и образованность. По словам Д.С. Лихачева одним из важнейших свидетельств прогресса культуры является понимание культурных ценностей прошлого и других национальностей, умение их беречь, воспринимать их эстетическую ценность. Вся история развития человеческой культуры есть история не только созидания новых, но и обнаружения старых культурных ценностей. И это развитие понимания других культур сливается с историей гуманизма[11].

Процесс передачи из поколения в поколение ритуалов, обрядов, праздничных торжеств в каждую эпоху и у каждого народа – свой. Но однозначно, при любой ситуации на него влияют: социально-политическое единство поколений, создание условий для овладения конкретными этносами, а также преобразование их в соответствии с требованиями общественного развития.

Унаследовав многовековые традиции народного искусства обских угров и включив их в состав современной культуры, ученые пытаются воспринять особенности, передающиеся из поколения в поколение.

В качестве итога наших размышлений о картине мира хантов справедливы некоторые обобщения. Так, понятие Вселенной является основополающим началом в символике традиционной обрядности этноса. Именно поэтому представлениям о мире в целом, конституирующим всю систему восприятия, в исследовании уделяется особое внимание. Вселенная имеет сложный зооантропоморфный характер. При этом антропоморфный элемент превалирует в общей картине мира, но не исключает практики отождествления элементов космоса и элементов поведения и облика самого человека с зооморфными персонификациями.

В настоящее время многие старинные обряды оказались оттесненными современной жизнью в прошлое, многие запреты лишились силы. Однако память о них сохранилась, и обряды совершаются сегодня.

До сих пор сохранены многочисленные традиционные верования и культы, основанные на представлениях, связанных с тотемизмом, анимизмом, промысловым культом, культом предков, медведя, почитанием сверхъестественных сил природы, одухотворением её.

На протяжении многих веков народом вырабатывались правила нравственности, по которым жил каждый человек и целые поколения. Богатство традиций, в основе которых доброта, мудрость, преемственность, свидетельствует о силе и духовном здоровье народа.

Самые ранние летописи об этих народах[12], некоторые из которых относятся к XVI веку, констатируют, что они почитали силы природы. По их представлениям, вся окружающая их природа «небо, земля, вода, огонь» - имела своих духов-хозяев.

Но есть культовые обряды и запреты, которые еще не получили достаточно полного описания в научной литературе. К примеру, бытовые обряды, обычаи и запреты, связанные с их анимистическими представлениями.

Так, черты доброго отношения к духу огня можно увидеть в образе кормления огня. Обряд этот существует и по сегодняшний день. Садясь за обеденный стол, если, не все присутствующие, то кто-то из старших обязательно бросал в огонь костра кусочек какой-то пищи, плескал в огонь суп, чай. а иногда и вино.

В духовной культуре хантов и манси большое значение имеет культ медведя и связанный с ним комплекс мифов и верований.

Этот культ - универсален, так как является традиционным у большинства народов Сибири. Он прослеживается в археологических памятниках с эпохи неолита до средневековья и сохраняется вплоть до этнографической действительности. Почитание медведя. как древнейшими обитателями, так и современными народами обусловлено такими факторами, как единство их духовной деятельности, а в ранних формах религии проявление этого фактора обеспечивалось единством самого образа его, служившего своеобразным «языком мышления» носителей культуры.

Медвежьи праздники - сложный комплекс обрядов, связанных с охотой на медведя и поеданием его мяса. Цели участников праздника разнообразны. Но обязательно включались мифологические и бытовые интермедии, представления в масках, складывающийся народный театр, кукольные представления. Это и сейчас - любимое развлечение народов ханты и манси.

Делая выводы из вышеизложенного, нужно подчеркнуть, что мифология и верования обских угров тесно связаны с содержанием устного народного творчества этих народов, с их представлениями о мире и душе. Поэтому необходимо сохранять и помнить этот кладезь истории, в котором можно ещё долго черпать материалы для исследований.

Институт проблем освоения Севера уже не одно десятилетие ставит вопрос о судьбах коренных народов Севера России. В обсуждении данной проблемы приняли участие редакции десяти окружных газет, которые обратились к жителям региона с различными анкетами, в которых просили ответить на животрепещущие вопросы.

В опросе приняли участие более 5 тысяч человек разного возраста, образовательных цензов, профессий, разных национальностей, причем не только ханты, манси, ненцы и другие коренные народы, но и те, кто приех.ал сюда недавно.

Ученые назвали эту акцию народным референдумом. Результаты исследований показали, что население региона проявило удивительное единодушие по самым важным вопросам этой насущной проблемы. К примеру, 92% опрошенных считают, что коренное население севера сейчас оказалось в тяжелом положении. 85% опрошенных считает, что одной из причин стало разрушение природы региона современной промышленностью и транспортом. в том числе 66% указывает на пагубное влияние нефтяных разработок на сокращение территорий, пригодных для оленеводства. «Без природы нет человека!» - девиз современного общества. Таким образом, движение за выживание человека /как нечто более широкое, включающее в себя и борьбу за судьбы коренных народов/, в представлении населения, должно идти рука об руку с движением за сохранение природы.

В формировании модели этнокультурной панорамы жизни обских угров большое место занимают различные религиозные представления, суеверия, приметы и т.д. «Религия, - говорил П. Лафарг, - это музей древних обычаев». Религия оказывает заметное влияние на самосознание этносов, проживающих в исследуемом регионе. Воздействие религии на этносы проявляется в возникновении не только субэтноконфессиональных, но и метаэт-ноконфессиональных групп, представляющих собой группы, живущих по соседству и исповедующих одну конфессию народов, у которых формируется ряд общих культурных черт и общее мета-этническое самосознание.

Важной составной частью структуры модели «этнокультурная панорама жизни обских угров» является традиционно-бытовое искусство, неотъемлемым элементом которого стало декоративно-прикладное творчество, которому посвящен следующий раздел диссертации: «Декоративно-прикладное искусство в модели этнокультурной панорамы жизни обских угров».

Сведения о развитии декоративно-прикладного искусства обских угров до последнего времени были недостаточно отражены в научной литературе, хотя и были в поле зрения ученых разных времен: Г.Ф. Миллера, А.X. Лерберга, А.А, Дудина-Горкавича, С.И. Руденко, Р.Р. Полле, А.А. Рождественского, Ф.Ф. Ларионова, И.Н. Шухова и других. Между тем эта область этнокультурной жизни обских угров представляет значительный интерес. Изучение ее способствует выявлению исторических связей коренных народов с другими жителями региона.

Изучая источники по декоративно-прикладному искусству обских угров, соискатель пришел к выводу, что все его виды и жанры были подчинены законам красоты, создавались не просто как бытовые вещи, а как произведения искусства. Каждое изделие народных мастеров отражает национальный дух, внутренний мир, самосознание народа. Все узоры, которые женщины создавали на одежде, можно считать так называемой узорной письменностью -одним из предметов археолого-лингвистических исследований, который доносит нам из прошлого мысли предков.

Росписи - рисунки на одежде, обуви обских угров - это уникальная письменность, рассказывающая о прошлом и настоящем этого края.

Исследование орнаментального искусства этих народов показало его преемственность древнейшим региональным традициям этого вида декоративно-прикладного творчества. Согласно укоренившемуся взгляду декоративно-прикладное искусство хантов и манси уравнивается под общим названием обско-угорское. Но все же надо сказать, что они вносят неравнозначный вклад в это понятие. Если ведущую роль в нем сыграла культура хантов, то мансийская - в значительной степени впитала в себя южные иранские черты. Это послужило причиной обращения к истокам традиционной народной культуры и изучению её элементов.

Декоративно-прикладное искусство играет важную роль в исследовании национального самосознания обских угров. Его изучение показало, что здесь применим семиотический метод, суть которого в необходимости диахронизации этнографического материала[13].

В связи с этим мы выделили, во-первых, традиционность, преемственность, сохранение коллективного начала как основные характеристики этого вида творчества, и во-вторых, три сферы декоративно-прикладного искусства: сферу наследования, сферу обновления и сферу новообразований.

Кроме того, декоративно-прикладное творчество базируется на искусстве народных профессионалов и на подсистеме, базирующейся на непрофессиональной художественной деятельности. Первая подсистема представлена профессиональным изобразительным и декоративно-прикладным искусством. Вторая - включает: фольклор, систему функционирования народного непрофессионального традиционного изобразительного и декоративно-прикладного искусства, систему функционирования неорганизованного художественного любительства.

С точки зрения соискателя, развитие этнокультуры обских угров проявляется в повышенном интересе к культуре предков, в стремлении приобщиться к национальному фольклору, в том числе и декоративно-прикладному искусству, подчеркнуть свою этническую принадлежность. Именно в декоративно-прикладном искусстве более всего проявляются локально-этнические особенности обских угров, их национальные черты, необходимость сохранения его самобытности, поддержания национальных традиций, возрождения народных праздников и обрядов.

Делая вывод по разделу, следует отметить, что обращение к данной проблеме актуально и своевременно, так как позволяет выявить интересные особенности декоративно-прикладного искусства обских угров через культурологические методы исследования, понять его содержание в структуре модели «этнокультурная панорама жизни обских угров».

Ученые считают, что такое уникальное искусство нужно возрождать и сохранять, для чего, безусловно, необходимо обеспечить условия для жизнедеятельности обских угров, их традиционного единения с природой. Духовной основой этого процесса является возрождение национального самосознания обских угров.

Таким образом, можно утверждать, что декоративно-прикладное искусство обских угров многообразно и интересно. Оно сложилось из многочисленных традиционных форм и жанров и отражает быт и традиции этих народов.

В Заключении изложены итоги исследования, указаны основные направления дальнейшей разработки проблемы, даются выводы и практические рекомендации.

Основное содержание диссертационного исследования опубликовано в следующих работах:

1.   Декоративно-прикладное искусство и песенный фольклор в формировании национального самосознания малых народов Севера / Первые Кайгородовские чтения. Материалы научно-практической конференции.21.декабря 2000. - Краснодар. 2001. -0,2 п.л.

2.   Мифотворчество и верования малых народов Севера / Межрегиональная научно-практическая конференция аспирантов и молодых ученых «Российская культура 21 века глазами молодых ученых, - Краснодар, КГУКИ. - 2001.- 0,2 п.л.

3.   Мультикультурализм как политика взаимодействия народов России /Материалы XXVIII научной конференции студентов и молодых ученых вузов Юга России. - Краснодар, КГАФК. - 2001. - 0,3 п.л.

4.   Мифотворчество в духовной культуре малых народов Севера / Северо-Кавказская научно-практическая конференция молодых ученых «Развитие социально-культурной сферы Северо-Кавказского региона». - Краснодар, 2001. - 0,3 п.л.

5.   Этнокультура обских угров. Учебно-методические рекомендации по спецкурсу. Краснодар, 2002 - 1,5 п.л.

 

_____________________________________________________________________________

Типография КГУКИ 350072, Краснодар, 40-летия Победы, 33. Заказ № 193, тираж 110 экз.

 

 

 



[1] Тайлор Э. Первобытная культура... - С. 6,7.

[2] См. Белик А.А. Культурология. Антропологические теории культур. -М.. 1998. - С.35-36.

[3] Исаева Т.А Мифопоэтические парадигмы мировосприятия восточных ханты /Западная Сибирь, история и современность. Краеведческие записки Вып. .№1. - Нижневартовск,1998. - С.106.

[4] Головнев А.В. Говорящие культуры: Традиции самодийцев и угров. - Екатеринбур: УрОРАН, 1995. - С. 273-274.

[5] Там же, С. 275.

[6] Элиаде М., Священное и мирское. - М., МГУ.1994. - С. 36-37.

[7] Цит. По ст. Кенин-Лопсан. Мифологические корни тувинских шаманов // ЭО. - 2000. - С. 80.

[8] Сагалаев А.М. Космогонический миф и картина мира обских угров /Обские угры. Материалы конференции. - С. 193-194.

[9] Шулунова Л.И. Этнография и фольклор.-Санкт-Петербург-Чимкент, 1992. - С.42.

[10] См. Тульцева Л.А. Современные праздники и обряды народов СССР. - М., 1985. - С. 5-6.

[11] См. Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы. - М., 1979. -С.353.

[12] Барясич М.Я. Обряды и обычаи ненцев, связанные с анимистическими представлениями // Северный Луч.-1993.-19 сент.; Янде Н. Я родом из тундры. - Тюмень: Софт-Дизайн, 1995.-С.256.

[13] Полосьмак Н.В., Шумакова Е.В. Очерки семантики кулайского искусства. 1991: Балакин Ю.В. К вопросу изучения семантики бронзолитейных изображений Западной Сибири эпохи железа //Этногенез и этническая история тюркоязычных народов и сопредельных территорий. - Омск,1979; Иванов ВА., Топоров В.Н. Структурно-типологический подход к семантической интерпретации произведений изобразительного искусства в диахроническом аспекте // Труды по знаковым системам. Т. VIII