Краснодарский государственный университет

культуры и искусств

 

 

 

На правах рукописи

 

 

 

Саяпина Ирина Анатольевна

 

 

Информация, коммуникация, трансляция

в социокультурных процессах

современного общества

 

 

 

24.00.01 – Теория культуры

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора культурологии

 

 

 

 

 

Краснодар 2001

 

Диссертация выполнена на кафедре истории и социальных коммуникаций Кубанского государственного технологического университета

 

Научный консультант –

доктор философских наук, профессор В.П. Гриценко

 

Официальные оппоненты:

 

доктор философских наук, профессор

Денисов Николай Григорьевич

 

доктор филологических наук, профессор

Сухих Станислав Алексеевич

 

доктор культурологии, профессор

Мосалев Борис Гаврилович

Ведущая организация:

Ростовский государственный университет

 

 

 

Защита состоится "18" декабря 2001 года в 13-оо часов на заседании докторского диссертационного совета Д.210.07.01 по специальности 24.00.01 «Теория культуры» (исторические, философские науки и культурология) в Краснодарском государственном университете культуры и искусств по адресу:

350072, г.Краснодар, ул.40-летия Победы, 33, ауд.116.

 

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Краснодарского государственного университета культуры и искусств.

 

 

 

Автореферат разослан «____»   ноября  2001 г.

 

 

 
 

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор философских наук, профессор                                     В.И. Лях

 

Общая характеристика работы.

Актуальность исследования. Развитие современной цивилизации характеризуется резким увеличением объемов информации и знаний, возрастанием роли информационных коммуникаций, продуктов и услуг в жизни общества.

В настоящее время сложились и осознаны предпосылки и реальные пути формирования информационного общества в России[1] как ступени развития, обеспечивающей эффективное взаимодействие людей, их доступ к мировым ресурсам и удовлетворение социальных и личностных потребностей в информационных продуктах и услугах. Этот процесс имеет глобальный характер и неизбежно вхождение нашей страны в мировое информационное сообщество и можно ожидать, что основные черты и признаки информационного общества будут сформированы в России при стабильных социально-политических условиях и глубоких экономических преобразованиях в первой четверти ХХI столетия.

В этих условиях меняется содержание и смысл категории "культура". Традиционное понимание культуры как единства материальной и духовной жизни общества постепенно вытесняется информационным пониманием культуры общества как пространства материальных и идеальных объектов–носителей информации культурного содержания, общественного изменения и развития. Традиционные формы воспроизводства и трансляции культуры и межличностного общения, еще вчера казавшиеся незыблемыми и устоявшимися, резко изменились. По утверждению М.Х. Маклюэна, в электронный век наружу выводится "нервная система", поглощающая пространство и время, распространяясь в планетарном масштабе; мир, который казался раздробленным, может стать «глобальной деревней» посредством электронных коммуникаций. Меняется содержание категории "информация", которое рассматривается не как сообщение, а как многоплановое понятие, одновременно обозначающее знание, ценность, смысл и связь между людьми.

И, вместе с тем, многозначность и вариативность понимания смысла и значения передаваемой информации порождает неадекватное восприятие культурных ценностей. Устранить противоречия в понимании культуры как информации позволяет оптимизация процесса социокультурной коммуникации и на основе использования новейших информационных технологий возможно рациональным способом регулировать и совершенствовать жизнь общества и личности.

В науках о культуре основной целью становится понимание того, как происходит формирование и становление явлений и событий культуры; что в культуре повторяется, а что остается уникальным и почему; в каком направлении и по каким причинам осуществляются культурные процессы (Э. Орлова). «Социальное» и «культурное» взаимопроникающе связаны и их единство реализуется в творческой личности, выступающей носителем социально–функционального и ценностно–смыслового содержания информации.

В соответствии с этим в современных исследованиях актуальными становятся ряд основных проблем.

Во-первых, методологическое и теоретическое развитие научных дисциплин и областей знания о способах, формах, технике, технологии организации функционирования различных коммуникационных подсистем культуры (языка, литературы, изобразительного искусства, музыки, научно-технической информации и др.) подводят культурологию к необходимости междисциплинарного подхода в теоретическом обобщении своего объекта – культуры общества.

Во-вторых, необходимо выявить статус социокультурной информации как информации семантической. Информация в культуре представляется в языковых формах, анализ которых актуализируется растущим противоречием между традиционной книжной культурой с ее линейным способом письма и развивающимися дискурсивным способом организации мысли и электронными средствами кодирования, хранения, преобразования и использования информации.

В-третьих, философская методология позволяет исследовать информацию, коммуникацию и трансляцию как единое целое, представляющее собой различные фазы движения семиотической информации, и одновременно развернуть информационно–коммуникационную модель культуры во всем ее многообразии и соединить ее с практической социокоммуникационной деятельностью.

Разрешению вышеперечисленных проблем может способствовать разработка целостно и систематически изложенного информационного подхода к культуре, создание  развернутой теоретической модели, адекватно выражающей сущность социокультурной информации, формы и способы ее существования в культуре.

Состояние разработанности темы. Изучение поставленной проблемы представляет определенную сложность, поскольку в зарубежной и отечественной научно-исследовательской литературе преобладают работы по информации, коммуникации, трансляции как отдельным процессам в сфере культуры общества, а отдельные стороны этих явлений изучаются различными отраслями знаний.

В исторической культурологии и антропологии существует традиция изучения системы ценностных координат в структуре мировоззрения индивида. Они дают целостное представление о человеке определенного типа культуры. В рамках этого направления проводятся кросс-культурные исследования, изучаются вопросы социодинамики культуры, механизм ее передачи через поколения (Ф. Боас, А. Кребер, М. Мид и др.).

Английские этнографы и социологи рассматривали культуру через функционирование социальных институтов (Б. Малиновский, А. Радклифф-Браун и др.).

Психологическая антропология как междисциплинарное направление исследований отражала желание культурных антропологов проникнуть во внутреннюю психологическую жизнь индивидов, обусловленную их культурной социализацией. (Р. Бенедикт, М. Мид, К. Клакхон, Р. Линтон и др.).

Психологическое направление разрабатывают биологизаторские модели понимания социальных явлений (Г. Спенсер). Психологические модели действия и поведения людей, объясняющие социальные нормы и требования, создают целый спектр понимания смысла и значений социокультурной информации (З. Фрейд, К. Юнг, Э. Фромм, Ж. Лакан, П. Рикер и др.). По Фрейду, социально-полезные виды деятельности и есть культура. К. Юнг вводит в научный оборот понятие «коллективного бессознательного», раскрывающего истинный смысл социальности человека. Историческая психология, по мнению А. Гуревича, вскрывает «потаенный» план общественного сознания, подчас не выраженный четко и не формулируемый эксплицитно. Тексты культуры подлежат раскодированию и должны быть поняты в процессе информационного взаимодействия личности с окружающим миром.

В философских и культурологических исследованиях семиотический анализ культуры предполагает изучение культурных текстов с точки зрения производства, хранения, распространения и, самое главное, – воздействия содержащейся в них информации на сознание. Подобное рассмотрение культуры уходит корнями в область семиотики (Ч. Моррис, Ч. Пирс). Логическую ветвь семиотики о смысловых значениях знаково-символической деятельности разрабатывали Г. Фреге, Ч. Пирс, Ч. Моррис, А. Тарский и др.

В лингвистической ветви семиотики рассматривались структурные методы анализа естественных языков с привлечением методов теории информации, математического моделирования и др. Ф. де Соссюр, Л. Витгенштейн анализировали знаковое содержание информации на уровне означаемого и означающего. Л. Витгенштейн вводит понятие «языковая игра» и рассматривает проблемы культуры как языковые проблемы. Э. Бенвенист считает язык «универсальной семиотической матрицей», способной реконструировать социокультурный дискурс.

В философии культуры актуальна неокантианская традиция  рассматривать содержание культуры через совокупность символических форм. Э.Кассирер в «Философии символических форм» вводит «символически значимое построение мира» как структурное содержание культуры, указывает на факт многообразия такого построения, где наряду с научным познанием, равноправно существуют язык, миф, искусство, религия.

Для структуралистского направления в философии характерно выявление кодовых структур культуры, определения принципов их структурирования и признание инвариантности любой знаковой системы как социокультурного феномена. К. Леви-Стросс интерпретирует культуру как систему коммуникативных значений, представленных в кодовой форме. Р. Барт представляет культуру как знаковую систему языка и исследует ее средствами общей лингвистики, выявляя семиотические коды, влияющие на социокультурное сознание.

Традиции французского структурализма продолжила отечественная Тартуско-московская школа, которая в качестве методологической основы использовала учение Ф. Соссюра. «Семиосфера» культуры, по Ю.М. Лотману, – это «устройство, вырабатывающее информацию». Последователи Ю.М. Лотмана в отечественной культурологии – Вяч. Вс. Иванов, А.М. Пятигорский, В.Н. Топоров, Б.А. Успенский и др. развивали эту идею. Семиотике отдельных видов искусства были посвящены публикации Б.А. Успенского, В.Н. Топорова, В.М. Петрова, В.С. Грибкова, Т.В. Чередниченко, Б. Юхананова, Н.Р. Туравец и др. Некоторые аспекты изучения языков культуры отражены в работах С.Т. Махлиной, В.В. Прозерского, Р. Арнхейма, М. Медведева и др.

Языковая сущность культуры рассматривалась в трудах представителей русской философии (Г. Шпет, А.Ф. Лосев, А.А. Богданов, П. Флоренский и др.). Философско-литературоведческие трактовки контекста М.М. Бахтина легли в основу нашей работы.

Контекстное понимание в процессе социокультурной коммуникации базируется на трудах герменевтиков: и герменевтики сознания, и герменевтики бытия подчеркивают герменевтические приемы продуктивного диалога между собеседниками. По Х. Гадамеру, истинный смысл объекта истолкования заключается не в нем самом, но в предпонимании его субъектом.

Становлению информационного подхода к культуре способствовали работы В.Г. Афанасьева, А.Д. Урсула, Р. Гиляревского, А.А. Беловицкой, А.В. Соколова, А.И. Арнольдова, И.И. Юзвишина, В.П. Гриценко и др.

Вышеуказанные работы определили общее направление нашего исследования и служили методологическим основанием изучения культуры в информационно–коммуникационном аспекте.

Вместе с тем, анализ литературы показал отсутствие обобщающих работ, в которых общественные явления, образующие единство существования, сохранения, передачи и воспроизводства социальной информации, рассматривались как составляющие единого процесса возникновения и функционирования культуры общества. По нашему убеждению, необходимо создание теоретической и практической моделей, объединяющих совокупность представлений об информации, коммуникации и трансляции в социокультурных процессах как подсистеме общества.

Объект исследования – культура как подсистема общества и многоплановый процесс создания, сохранения, передачи и воспроизводства социальной информации.

Предмет исследования – информация, коммуникация, трансляция как социальные феномены, обеспечивающие сохранение, воспроизводство, развитие культуры в информационном обществе.

Цель исследования – философско-культурологическая рефлексия современных информационных процессов, реализуемая  как теоретическая концепция информации, коммуникации, трансляции в культуре, создание теоретической и прикладной моделей культуры как информационно–коммуникационного пространства, в котором осуществляется взаимодействие людей на примере "public relations".

Поставленные цели определили задачи исследования:

- проанализировать и систематизировать основные положения информационного подхода к культуре;

- рассмотреть методологию информационного подхода изучения культуры и обосновать социокультурное содержание информации как основы социальной коммуникации в современных условиях;

- рассмотреть функционирование информации, коммуникации, трансляции в сфере культуры в качестве подсистем общей развивающейся динамической системы, объективно существующей в природе и обществе;

- показать единство информации и процессов ее движения, т.е. информации (и форм ее существования) и информационного процесса (и форм его существования), как принцип изучения культуры;

- разработать теоретические и прикладные модели социокультурной коммуникации, рассмотреть структурные элементы информационного процесса, виды и формы информации;

- доказать, что информация, коммуникация, трансляция есть процесс движения семантической информации (смыслов и значений) в культуре и показать конкретные формы семантической информации и ее движения;

- осветить современные представления о "public relations" (PR) как специфической и жизненно важной форме социальной коммуникации в информационном обществе.

В основу исследования положена гипотеза о том, что информация, коммуникация, трансляция – различные этапы и формы информационного процесса в культуре как информационно–коммуникационной системе, которая есть результат и, одновременно, процесс развития познания.

Культура как информационно-коммуникационная система осуществляет функцию трансляции информации в социокультурном времени и пространстве, предоставляя субъектам и объектам коммуникационного процесса возможность взаимопонимания в процессе совместного существования. Осознанный характер социокультурной деятельности определяется сущностью и семантическим содержанием, проявляющихся в двух относительно самостоятельных формах: материально-предметной, порожденной и организованной средствами материального производства, и семиотической – организованной контекстным содержанием и выраженной средствами кодовой системы «язык».

Социальная информация в процессе коммуникации закрепляется в сознании субъекта в процессах кодирования смыслов и значений действий и их воспроизводства в практической деятельности. Выявление коммуникационного аспекта сознания позволяет определить коммуникационную подсистему «познание».

Методология исследования включает общенаучные принципы и методы изучения общественных явлений и процессов. Логическое построение работы основывается на междисциплинарном подходе изучения информационных процессов в культуре. 

Исторический метод требует рассмотрения взаимосвязанности и причинно–следственной зависимости информационных явлений, процессов трансляции и развития коммуникации в культуре, становление «языков» как коммуникационных подсистем.

Методы восхождения от абстрактного к конкретному и от конкретного к абстрактному позволили создать теоретическую модель информации, коммуникации, трансляции в культуре и реализовать ее представление на примере PR-деятельности.

Лингвистический метод дал возможность показать систему «язык» и разнообразие ее подсистем через вариативность языковых форм, позволяющих создать различные информационные модели культуры, указывающие на содержание и степень проникновения (понимания и представления) субъекта в объект культуры.

Философский метод структурализма обеспечил структурирование социокультурной информации и определил механизмы продуцирования культурных форм.

Герменевтический метод позволил рассмотреть специфику понятия контекста и контекстного понимания социокультурной коммуникации и смысла текста (герменевтика) семиотическими методами, ввиду знаково-символической природы языка, логические и феноменологические приемы.

Семиотический метод позволил рассмотреть социокультурную информацию как результат знаковой деятельности (кодирование, распространение, хранение, воспроизводство знаний и опыта, воздействие на сознание знаковыми средствами).

Логический метод позволил проанализировать процесс кодирования и трансляции знаний.

Кроме этого, в исследовании применялись общие принципы культурной семантики, теоретической культурологии, теории информации.

Информация, коммуникация, трансляция как общественные явления показываются как системное образование с целостностью и взаимосвязанностью подсистем (или компонентов), свойств и отношений, образующих структуру информационной культуры общества.

Научная новизна и положения, выносимые на защиту.

Автором обоснована теоретическая концепция информационного подхода к культуре и на ее основе созданы теоретические модели информации, коммуникации, трансляции и прикладная модель информационной формы коммуникации "public relations" (PR) и PR–деятельности.

1. Автор показывает информацию, коммуникацию, трансляцию как элементы цельной динамичной информационной системы и обосновывает, что она может быть представлена как подсистема коммуникационного процесса «сознание», в котором каждый элемент выражает диалектическое единство форм семантической информации и ее движения. Содержанием и формой информации является семиотическая информация, а конкретной формой движения семантической информации является культура, вбирающая все качественное многообразие информационных процессов и информационно–коммуникационной деятельности.

2. Социокультурная коммуникация во многом адекватно и интегративно моделируется с помощью обобщенной лингво–семиотической модели, построенной как отражение универсума культуры посредством системного взаимодействия знаковых, языковых, типологических структур информации.

Знаковая структура является основой для непрерывного генерирования и воспроизводства значений. «Базовыми» языками в сфере культуры выступают естественный язык, язык изобразительного искусства, язык музыки и др. Комбинирование или создание производных языков позволяет представить информационную модель инварианта культуры в виде семантического поля всех культурных событий, процессов, ситуаций и т.д.

3. Контекстно-диссонансная модель социокультурной коммуникации конкретизирует и развивает семиотическую и семантическую составляющие лингво-семиотической модели, а именно подчеркивает качественный уровень развития информационного процесса, непрерывный характер контекстного восприятия и понимания социокультурной информации; неоднозначность восприятия и понимания информации реципиентами, рассогласованность между наличным знанием и опытом реципиента и содержанием текстовой информации, относящейся к воспринимаемой предметной области. Контекстно-диссонансная модель позволяет установить феномен наиболее эффективной социокультурной коммуникации.

4. Автором разработана модель PR-деятельности на основе соединения теории и практики социальной коммуникации на междисциплинарной основе. PR–деятельность определяется как коммуникационная подсистема культуры, образованная объектами и субъектами PR–деятельности и реализующаяся в социальных образованиях, информационной продукции и услугах.

5. Проанализированы и сформулированы семиотические и семантические основы PR–информации и структуры PR–сообщений, а также социально-психологические аспекты их восприятия и понимания. Обоснованы функции коммуникативного канала в PR–деятельности, социально-психологические характеристики аудитории, проанализированы функционирование рекламы и журналистики как средств PR–сообщения и критерии эффективности информационного воздействия.

6. Сформулированы основания для дальнейшего исследования в области изучения эффективности аутентичных и неаутентичных языков в PR, контекстного восприятия социокультурной информации, вопросы культурной трансляции в контексте PR, что послужит методологической базой для создания новых информационных технологий.

Научно-теоретическая значимость работы.

Разработан новый теоретический инструмент для культурологов, специалистов, занимающихся коммуникационной деятельностью и учебной практикой.

Автором обосновано, что в отечественной и зарубежной практике PR (public relations) (США, Франция, Германия) наработан опыт в области PR-технологий и его дальнейшее совершенствование возможно через разработанную автором модель на основе философской, культурологической, лингвистической, психологической методологической базы.

Положения и выводы диссертации могут быть использованы для совершенствования деятельности PR–служб, средств массовой информации, рекламных агентств и других коммуникационных институтов.

Материалы исследования могут стать основой для разработки курсов и спецкурсов по культурологии, теории коммуникации, способствовать  формированию у студентов, аспирантов и соискателей навыков системного мышления в области информационной коммуникации, работы с информационными сообщениями, в подготовке сообщений на конкретных языках культуры.

Апробация работы. Основные положения диссертации и полученные результаты обсуждались на методологическом семинаре кафедры философии и истории и социальных коммуникаций Кубанского государственного технологического университета, на совместном заседании кафедр теории и истории культуры и философии Краснодарского государственного университета культуры и искусств, на всесоюзных, российских и международных конференциях по проблеме информатизации России и PR-деятельности (1988 г. – 1996 гг., 1999 г.).

Основные положения и выводы опубликованы в монографиях «Культурсемиотика» (в соавторстве с В.П.Гриценко), «Культура как информационно-коммуникационная система», учебно-методических пособиях, докладах, статьях и тезисах на научных конференциях общим объемом более 34 п.л.

Результаты исследования использованы при чтении автором курсов «Социодинамика культуры», «Теория коммуникации», «Теория и практика массовой информации» и др. студентам Краснодарского государственного технологического университета, Кубанского социально-экономического института, Краснодарского государственного университета культуры и искусств в течение ряда лет.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, разбитых на параграфы, заключения и списка использованной литературы, включающем 390 наименований, содержит приложения. Общий объем рукописи 391 страница, в том числе 17 стр. библиография и 11 стр. приложения.

Во введении обосновывается актуальность, практическая значимость, цели и задачи исследования.

Первая глава рассматривает методологические подходы к современным представлениям культуры как информационного пространства,  отраженного средствами языков, символами и образами, линейными и нелинейными формами информации.

Вторая глава посвящена проблемам социокультурной коммуникации, структурно представленной как существование пространства смыслов и значений и форм их движения, анализируются противоречивость и многозначность субъективного восприятия и понимания "текста" как содержание и сущность процесса коммуникации.

В третьей главе анализируются методологические и теоретические проблемы культурной трансляции: типы и современные технологии.

Четвертая глава представляет теоретическую модель социокультурной информации, коммуникации и трансляции в PR–деятельности, рассматриваемой как система массовой социокультурной коммуникации.

В заключении представлены результаты исследования, выводы и рекомендации автора.

 

Общее содержание работы

 

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, ее научное и практическое значение, анализируется состояние изученности проблем информации, коммуникации, трансляции в сфере культуры, устанавливаются цели и задачи работы, ее методологические основания и источники.

Первая глава «Современное представление культуры: информационный подход» подразделена на параграфы, раскрывающие логику рассмотрения культуры как информационной системы. В параграфе 1.1. "Культура как информационное пространство" культура рассматривается через призму категории «информация». Это понятие в кибернетике первоначально трактовалось как мера организации системы, как совокупность каких-либо сведений, данных или знаний, которые передаются по каналам связи. Методологические исследования сущности и природы информации перевели это понятие из специально–дисциплинарного в общенаучное: оно было расширено и включило обмен сведениями между человеком и человеком, человеком и автоматом, автоматом и автоматом, обмен сигналами в животном и растительном мире и используется в лингвистике, биологии, психологии, социологии, педагогике и др.

В диссертации разрабатывается информационный подход к культуре на основе разработки адекватной терминологии для семантической сущности информации, коммуникации, трансляции как составляющих культуры общества.

Понятие "информация" предполагает не только ее содержание, но и наличие материализированных форм ее существования и способ сохранения, воспроизводства и развития.

Коммуникация раскрывает, с одной стороны, наличие связей и взаимодействий между субъектами и объектами информации, а, с другой – процессы, обеспечивающие обмен и производство информации.

Трансляция не ограничивается понятием "передачи" данных, образов, информации, а охватывает процессы восприятия, понимания и объяснения, воспроизводства информации в материализованных носителях или объектах, составляющих материальную культуру общества.

С позиций информационного подхода жизнедеятельность общества трактуется как воплощение социокультурной информации в материальной и духовной сферах. Важными категориями информационного подхода выступают сознание и понимание, восприятие и объяснение как процессы движения информации, коммуникации на основе смыслов и значений, трансляции образов и символов в едином пространственно-временном представлении культуры.

Автор трактует семантическую сущность информации: 1)как знание – способ кодирования, хранения и транслирования сообщений теоретического и практического содержания; 2) как оценки и ценности – способ кодирования и транслирования личностно значимых культурных ценностей в духовной и материальной деятельности; 3) как умения и навыки – способ кодирования сложившейся в сознании личности рационально–интуитивной и эмоционально–чувственно обоснованной системы ценностей.

В параграфе 1.2 "Информационные процессы в культуре" информационная система общества выступает как единство информационных объектов и форм их существования и изменения, проявляющееся в движении информации, сущностью которого детерминируется коммуникация и трансляция в культуре. Фундаментальное положение философии о движении как изменении вообще органично определяет информацию в культуре как способ существования, изменения и движения идеального или воплощенного человеческого знания и социального опыта. Это позволяет обосновывать тезис о единстве информации, трансляции и коммуникации: социокультурная информация – общественное явление и его атрибутами выступают  коммуникация и трансляция. Формой и процессом существования информации является движение знания во взаимодействии человека с окружающим миром и себе подобными в социально-функциональной и ценностно-смысловой практической деятельности.

Социокультурная информация сознательно организованна в обществе и определяет осознанный характер и включает: логико–семантический смысл, семиотический знаково–символьный образ и контекстно–феноменологический способ существования (устная, письменная, печатная, экранная и др. формы представления).

Субъекта, создающего социокультурную информацию, мы рассматриваем как "семиотическое устройство" по кодированию/декодированию информационных сообщений и интерпретирующее культурные формы своего существования. Этот процесс есть механизм перевода ментальных значений в культурные формы и, наоборот, процесс перевода культурно значимых форм в ментальные значения.

Способы кодирования информации в сфере культуры опосредуют определенные уровни «проникновения» познающего субъекта в объект: от первоначального чувственного созерцания к абстрагированию, теоретическому освоению его и далее – к созданию обогащенного, более полного конкретного образа предмета. Человеку для ориентации в мире, осуществления деятельности по удовлетворению своих разнообразных потребностей в культуре нужна всесторонняя информация, которая позволяет устанавливать факт существования социокультурных явлений, их значимость, ценность и направления развития, будущие состояния.

Всесторонность информации в сфере культуры возникает в результате комбинирования (целенаправленного или спонтанного) исходных типов этой информации: «информация-знание» или фактологическая, дескриптивная информация; «информация-ценности» или оценочная, валюативная информация; «информация-опыт» или нормативная, предписательная, программная, рекомендательная информация.

Параграф 1.3 "Культура как лингво-семиотическая система информации" рассматривает представление информации в речевых формах языка – повествование, сообщение, изложение, которые отражают диалектическое единство сознания, языка и осознанного отношения человека (общества) к содержанию социокультурной информации и к формам ее существования. Когнитивное направление структурализма рассматривает культуру в качестве знаковой системы, формирование которой возможно благодаря способности человека к непрерывному воспроизводству символических форм.

В информационной модели культуры понятие «базовые языки культуры» – естественный язык (речь), язык изобразительного искусства, язык музыки и др. – обеспечивают существование языковой информации. В зависимости от логико-семиотической и гносеологической природы кодов можно выделить две подгруппы: 1) языки дискретного кодирования; 2) языки континуального кодирования. Дискретные единицы языковой информации – это термины однозначного содержания, единицы мысли со строго фиксированным объемом. Континуальное кодирование информации имеет многозначный вариативный характер, более насыщено смыслами и содержанием, и в то же время расплывчато и неопределенно. В соответствии с гипотезой лингвистической относительности каждый язык по-своему представляет мир, и, по утверждению Э.Сепира, опосредует строение реальности. Многоязычие человечества как множество семиотических систем является условием развития многообразия национальных культур.

Р.Барт, рассматривая знаковые основания культуры с позиций общей лингвистики, обосновал определяющее значение семиотических кодов в поведении человека. Знаки и значения индивидуального и общественного сознания выполняют функцию структурирования действительности, а социокультурная система моделируется по образу и подобию естественного языка, что определяет ее как вторичную.

В последние годы языки культуры последовательно изучаются с семиотических позиций и собственно семиотической методологии. Многообразие знаковых средств, используемых носителями некоторой культуры, образует ее семиотическое поле. Знаковые средства являются способом организации и формализации культурного опыта в семантико-синтаксические структуры языка, средствами кодирования культурной информации, способами ее трансляции. Осознание единой знаковой природы естественного, изобразительного и музыкального языков позволяет моделировать подсистему информационного процесса в сфере культуры. В связи с этим автор рассматривает культуру как знаково–информационную систему.

Значение и смыслы культуры, субъективно-личностный смысл получают свое выражение в знаковой форме через знаковые отношения сигнификации, денотации, коннотации и становятся достоянием коллективного опыта. 

В рамках нашей модели коммуникации наиболее важное значение приобретают конвенциональные знаки, на основе которых строятся языки социокультурной коммуникации. Конвенциональные знаки представляют собой специально созданные средства для закрепления содержания сознания, обозначения предметов, передачи сообщений. Знаки-модели становятся культурным образцом, выполняя социальную кодовую нагрузку.

Знаки-симптомы, индексы являются свидетельством определенного предмета, показателями (индексами) характерных признаков, и, как правило, легко узнаваемы и понятны. Знаки-символы соединяют в единое целое предметное пространство вещного, природного мира, многообразие предметных форм культуры и предметных форм самой знаковой реальности.

Все перечисленные знаки являются тем материалом социокультурной информации, из которого строятся языки – языковые системы культуры. Язык культуры формируется и существует только в процессе взаимодействия субъектов коммуникации, принявших правила этого языка. Совокупность языков культуры – основное коммуникационное средство в культуре, поэтому освоение языка культуры является ключевым моментом в социализации и инкультурации.

Параграф 1.4 "Язык как знаково-информационная подсистема культуры" освещает формирование "языка" на основе кодов и правил оперирования для знаковых построений основных лексических единиц и предложений. В нашем случае под кодами имеются в виду культурные формы и правила оперирования кодами, заложенные в «грамматике» культуры, которая задается канонами, стилями, ценностными ориентирами, идеалами, принципами и технологией деятельности.

Анализ языков культуры позволил нам предложить их классификацию по признаку их информационной адекватности. Тогда аутентичные языки культуры – это предметные и деятельностные формы кодирования социокультурной информации. Неаутентичные языки культуры – это «вторичные» формы кодирования социокультурной информации, позволяющие транслировать аутентичную социокультурную информацию. В диссертации показан процесс их исторического развития.

Естественный язык: устная речь (звуковой язык) – устная речь и письменность (письменная речь) – устная речь, письменность, книгопечатание, экранные формы существования естественного языка.

Язык музыки: живое исполнение – живое исполнение и нотная запись – живое исполнение, нотная запись, книгопечатание, экранные формы существования музыки.

Язык изобразительного искусства: изображение – изображение и копирование (оригинал и копия) – изображение, копирование (оригинал-копия), книгопечатание, экранные формы существования изображения.

Исторический анализ показал, что развитие данных языков культуры обусловлено потребностями коммуникативной практики в трансляции знания и опыта, в аккумуляции культурно значимой информации, в моделировании и восприятии текстов культуры. Письмо, нотная запись, копия изображения предполагают действительность межличностной и групповой коммуникации. На базе печатных текстов формируется высоконормативная система употребления языка, языковых правил. Печатные средства коммуникации, преодолевая пространственно-временную ограниченность письменных связей, позволяют превратить текст произведения "для себя" или "для группы" общества в текст для всех.

Язык как знаково-информационная система включает все многообразие языковых средств общества – информация в культуре – это и первичная, и вторичная знаковая система. Культура представляет собой информационный процесс перехода одних форм существования информации в другие, более сложные: знак – текст – контекст – произведение – модификации произведения в технических каналах коммуникации.

Параграф 1.5 "Линейные структуры вербальной информации: архетипы, мифы, символы" прослеживает возникновение устного и письменного языка, информационно-мыслительную  деятельность человеческого мозга, складывающуюся из образов, закрепленных в сознании как архетипы, символические конструкции. Механизмами означивания и выявления смыслов культуры являются архетип и менталитет. Возникнув как понятие аналитической психологии – коллективное бессознательное, архетип используется в культурологии. Он обозначает совокупность общих черт, сюжетов, образов, характерных для многих религиозных, литературных и культурных традиций. Согласно Р. Барту, менталитет является совокупностью "символов, необходимо формирующихся в рамках каждой данной культурно-исторической эпохи и закрепляющихся в сознании людей в процессе общения с себе подобными, т.е. повторения".

В мнемонизированной устной культуре отсутствуют опосредованные способы передачи информации. Письменные коммуникации предполагают межличностное и групповое общение и из-за пространственно-временной ограниченности имеют элитарный характер.  Печатное слово стало реальным средством формирования массовых коммуникаций, преодолевающих пространственно-временную замкнутость "письменного общества" и обеспечивают производство множества копий произведения культуры.

Для Э.Кассирера язык есть символическая форма саморазвертывания духа, но в качестве таковой он отличается от духа и выступает как самостоятельное бытие. Идея о различии языка и психики связана проблемой информационной адекватности языков культуры. Аутентичные языки культуры обладают более высокой степенью культурной идентичности. Неаутентичные языки культуры позволяют транслировать семантическое поле культуры, в котором сосуществуют предметные и деятельностные формы кодирования, процессы, произведения и т.д.

Естественный язык – наиболее универсальный неаутентичный язык, в котором слово играет ведущую роль и обладает специфическими свойствами: воспроизводимость подчеркивает, что слова в структуре речи не реконструируются и не создаются; изолируемость слова проявляется в возможности его употребления вне речевого потока; номинативность слова выражает его способность указывать предмет, действие или качество; фразеологичность слова предполагает немотивированные значения.

Семантический аспект слова позволяет прояснить механизмы передачи смыслов субъектом коммуникации во времени и пространстве и выполняет две функции – номинативную (назывная) и обобщающую (типическое в признаках явлений культуры и представлений об их свойствах).

Компьютер является началом нового типа кодирования, представляющего синтез дискретно-дискурсивного способа организации мысли и целостно-визуального, континуального способа кодирования информации. На примере  электронного кодирования на вербальном, изобразительном, музыкальном языке фиксируется факт превращения текста из жесткого в мягкий на основе его трансформации в любой точке пространства.

Параграфе 1.6 "Графические формы вербальной информации" детально раскрывает механизмы функционирования письменной языковой информации, анализирует наиболее распространенные виды письма, их роль в коммуникативном процессе. Показано, что письменные, книгопечатные, экранные формы репрезентации вербальной информации – все это примеры различных способов фиксации, кодирования «знание-информация», «знание-ценности», «знание-опыт». Новые способы кодирования информации приводят к изменению форм работы сознания индивида – он начинает работать в новых кодах. Показано, что экранная форма репрезентации знаний является новой формой кодирования информации, включающей в себя дискретно-дискурсивные формы информации и образно-визуальные целостные формы существования информации в культуре.

В параграфе 1.7. "Нелинейные структуры изобразительной информации: образы, архетипы, символы" на основе структурной лингвистики рассматриваются проблемы передачи, восприятия и понимания информации, что позволяет строго и последовательно различать речь как результат использования языка при индивидуальном говорении и язык как систему взаимосвязанных знаков.

Знаки-символы часто связывают не только с вербальной, но и с изобразительной информацией. Знаки-символы могут обозначать предметы, могут замещать другие знаки, они соединяют в единое целое предметное пространство вещного, природного мира, пространство предметных форм культуры и пространство предметных форм самой знаковой реальности. Но происходит это необычным способом, интеграция различных частей реальности происходит через их символическое истолкование, через придание всем предметным формам и всем действиям вторичного, символического смысла.

Согласно взглядам Ю. Лотмана и других исследователей, изображения являются системой, не имеющей означивающих единиц и базируются на семантическом принципе передачи информации, и картина как иконическое изображение не делится на дискретные единицы. Отсутствие дискретных единиц приводит к тому, что значение порождается всей картиной как нечленимой целостностью.

В живописи допускается наличие дискретных единиц изобразительного языка, например: цветовое пятно, линия, геометрическая фигура. Изобразительные формы существования информации в культуре принципиально многозначны по своей природе, они более информационно емкие, чем вербальные, но в то же время "расплывчаты" и неопределенны. При прочтении изобразительной информации большую роль играет механизм эмоционального "мышления", механизм эмоциональной ассоциации. Изобразительная информация, по мнению большинства исследователей, предназначена для переживания пространственных отношений. Человек средствами изобразительной информации – объемом, цветом, композицией, динамикой выражает свое состояние. Изобразительная информация как искусство проявляется в процессе ее материализации в эстетическую форму. Из истории известно, что изобразительное искусство прошло длительный путь подчинения жесткому религиозному канону, но затем в светской форме приобрело авторский характер.

Начальный этап «проникновения» автора в объект культуры от чувственного созерцания к созданию обогащенного, конкретного образа предмета в живописи порождает «знание-информацию» о предмете культуры. «Знание–ценности» – этап более глубокого осмысления и проникновения в суть явлений средствами изобразительного языка и оценки их значимости, их соответствия или несоответствия канонам сознания. Образная природа живописи нацелена на эмоционально-художественное обобщение познанного.

Параграф 1.8. "Линейные формы музыкальной информации" освещает особенности языка музыки и представления элементов социальной информации музыкальными средствами. К. Леви-Стросс подчеркивает, что музыка, подобно вербальному и изобразительному языку, создает и передает сообщения, является средством коммуникации. А. Белый предлагает свое учение об общих формах искусства, основой которого считает пространство и время. Музыка имеет в качестве основного элемента ритм. Ритм музыки социально обусловлен. Классические формы – итог длительного социального отбора наиболее устойчивых и полезных интонаций. Акустические характеристики музыки – высота, длительность, громкость, тембр. И эти отдельные звуки как элементы музыкального языка несут в себе в контексте наших рассуждений «знание-факт». Но нельзя выработать «красивый звук» на все случаи жизни. «Знание-ценности» проявляются в музыкальных формах как исторически изменчивая категория. Звук, ценимый в эпоху рококо, никак не подойдет для исполнения бетховенских или листовских сочинений. Музыкальные формы существования информации в культуре оказываются эффективным средством изображения субъективных отношений временной динамики.

Заключая главу, автор подчеркивает, что в произведении культуры «контекст» и «текст» существуют только в диалектическом единстве, так как происходит знаковое выражение контекста (превращение его в текст), и отражение этого контекста и текста сознанием в процессе коммуникации. Произведения культуры прочитываются в процессе коммуникации, а актуализируются в процессе познания.

Формы существования знаковой информации в культуре рассматривались на уровне синтактики, прагматики, семантики. Синтаксис рассматривает сугубо структурные отношения между знаками вербального, изобразительного, музыкального языка культуры, без обращения к их содержательной интерпретации. Основными моментами синтаксического анализа этих языков стали алфавит, правила образования элементарных и сложных высказываний, законы преобразования одних выражений в другие.

Основными объектами в области семантики изобразительной, вербальной и музыкальной информации явились правила значения и правила смысла. Правила значений определяют задания предметных значений для данных знаковых выражений. Правила смысла указывают на ментальное наполнение вербальных, изобразительных и музыкальных высказываний. Прагматика рассматривает анализ знаково–информационных систем культуры с точки зрения целей и задач культуры.

Во второй главе «Социокультурная коммуникация в системе культуры», разделенной на параграфы, развивается идея о движении социокультурной информации в общественном сознании, анализируются структура, типы и функции социокультурной коммуникации, рассматриваются категория "текст" как пространство значений и смыслов и проблемы восприятия и понимания текста культуры.

В параграфах 2.1. и 2.2 представлено авторское рассмотрение существующих типов социокультурной коммуникации, выявляются смыслы отдельных видов коммуникации, необходимые для осознания культуры как информационно–коммуникационной системы.

В авторской трактовке коммуникационные процессы в сфере культуры понимаются как движение знаний и опыта в социокультурном времени и пространстве, целенаправленно осуществляемое социальным субъектом. Индивиды как субъекты коммуникационных отношений в сфере культуры обладают волей и необходимыми психологическими свойствами, обеспечивающими их коммуникативную дееспособность. Во внутреннем мире человека внешний мир цивилизации выступает как совокупность знаков, а культура – как особые знаки или произведения, реализующиеся в процессе движения в общественном сознании или в процессе коммуникации. Культура как информационно–коммуникационная система реализуется только в том случае, если она общезначима, не остается зафиксированной в сознании индивида, а воспринимается всеми, кто ее понимает.

Социокультурная коммуникация включает в себя: семантемы, сообщение, текст, специализированные культурно–семантические подсистемы (отрасль деятельности или знания в подсистемном аспекте), локальную культурно–семантическую систему (этническая культура, национальный язык), глобальную (международную) семантическую систему (интернациональный специализированный язык).

Относительно культурной жизни недостаточно сказать, что она направлена на удовлетворение духовной коммуникации. Материальное производство невозможно без духовного его обеспечения, состоящего в накоплении и передаче знаний и опыта. Благодаря культурной коммуникации происходит зарождение, становление и упадок общественного менталитета.

Культура через коммуникацию выполняет следующие задачи: а) интеграцию общества и социальных групп; б) внутреннюю дифференциацию общества и групп; в) отделение членов общества друг от друга и их общение. Интеграция возникает через общее содержание коммуникаций или же через взаимодополнительность этого содержания. Важнейшим условием интеграции системы взаимодействия является присущая всем членам общества основа нормативного порядка, т.е. общая культура. Взаимодействие осуществляется в социокультурных процессах (межличностных, групповых) на основе общих ценностей культуры.

Автор делает обзор работ, посвященных проблемам общения на межличностном уровне посредством оперирования информацией, основанной на способах принуждения, применения силы, подражания, где активный реципиент копирует поведение коммуниканта. Анализируются работы по психологии о влиянии содержания бессознательного на человека.

Процесс отражения общественным сознанием социокультурной информации, содержание которой организовано средствами семиотической знаковой системы "язык", мы называем процессом коммуникации "социокультурное сознание". Социокультурное сознание как коммуникационный процесс следует понимать, таким образом, в качестве способа существования семиотической информации и, одновременно,  формы процесса движения социокультурной информации в обществе. Выделение коммуникационного аспекта позволяет основными качественными уровнями и подсистемами коммуникативного процесса "социокультурное сознание" назвать коммуникационную систему "познание". Формы социокультурной информации взаимосвязаны и взаимообусловлены. На уровне "социокультурное сознание" социокультурная информация имеет знаковую природу.

Коммуникационная подсистема "материальная культура" – это социокультурная информация, содержание которой отражено сознанием и организовано средствами материального производства.

Институированная коммуникационная система "социокультурное сознание" – генератор главных духовных ценностей и основной коммуникант специальной и массовой коммуникации. Творцы культурных ценностей находятся во взаимодействии с посредническими институтами культурной коммуникации – телевидением, театром, прессой, книгоиздательствами и т.д.

Подсистема "социокультурное сознание" образует два вида институциональной коммуникации: массовую коммуникацию и специальную коммуникацию. Феноменами коммуникации выступают малые и большие группы общества, выделяемые по характерным признакам (условия жизни, интересы, потребности, общность целей и т.д.).

Это позволило представить субъектов социокультурной коммуникации в виде системы, состоящей из специализированных институтов и соответствующих социальных групп.

Наличие неформальных групп, отрицающих традиционную культуру, – необходимое условие динамики культуры, хотя их деструктивная направленность не всегда приводит к взаимопониманию в обществе.

Массовая коммуникативная деятельность наблюдается в том случае, когда в качестве коммуниканта или реципиента выступает массовая совокупность людей, существенно отличающаяся от "классических " малых и больших групп. Подчеркнута связь массовой коммуникации с понятием массового менталитета.

Появившаяся в XIX–XX веках в просвещенном и цивилизованном индустриальном обществе социальная мифология целенаправленно создается и распространяется средствами массовой коммуникации. Именно журналисты, публицисты, кинематографисты становятся социальными мифотворцами современного общества. Вторгаясь в те процессы, которые проникают в нашу психику, изменяя режим психической деятельности, формируя стереотипы восприятия, технические посредники влияют на способ мирочувствования, на всю индивидуальную культуру человека, на его "картину мира" и, стало быть" накладывают свой отпечаток на культуру общества, на культурную среду. Сегодня ТВ рассматривается и анализируется не только как новый вид искусства или средство массовой информации и пропаганды, но и как комплексная, синтетическая коммуникативная система, являющаяся составной частью культуры.

Автор предлагает классификацию субъектов социокультурной коммуникации по уровню знаний и опыта: человек дописьменной культуры – человек письменной культуры (как  потребитель массовой культуры) – человек "экранной культуры". В то же время трудно типизировать людей с дискретно-логическим и образно-континуальным мышлением, уровень знания которых отождествляется с гениальностью.

Воспроизводится обобщенная модель социокультурной коммуникации как совокупность элементов: источник информации – коммуникатор – текст – канал, по которому сообщение передается в пространстве и времени – адресат – коммуникативное и семантическое поля – социокультурные и личностно-индивидуальные фильтры – обратная связь "коммуникант-реципиент". Автор анализирует модели коммуникации Р. Якобсона, Ю. Лотмана, Ю. Хабермаса и др. на основе взаимодействия коммуниканта и реципиента.

Основой для социокультурной коммуникации выступает процесс понимания, восприятия информации. В качестве примера можно привести мировые религии, которые создали интернациональные системы общения.

В параграфе 2.3. "Текст как коммуникативное пространство значений и смыслов культуры" особое внимание уделяется специфике создания текста как "произведения", содержащего отношение автора к окружающему миру и реализованного в авторском тексте.

Показано, как на основе узнавания естественного, изобразительного, музыкального языков реципиент воспринимает в своем контексте вполне определенные детали произведения. Проблемой для основных типов личностей в социокультурной коммуникации иногда оказывается классикоцентризм их восприятия, т. е. ориентация вкуса на нормы художественной системы, утвердившей себя в истории блестящими шедеврами, непреходящими духовными ценностями. Однако источником наслаждения в искусстве может быть не только конечный результат, но и сам процесс творчества. Реципиент воспринимает произведение в определенном контексте, и произведение становится результатом взаимодействия авторского текста и контекста реципиента. Качественный аспект коммуникационного процесса в том, что текст вызывает оценочную реакцию и выработку определенного отношения к нему. От объективно существующих ценностей культуры автор отличает оценки, которые являются более или менее адекватным отражением ценности. На оценки влияет ряд факторов, во-первых, оценка детерминирована ценностями, которые являются объективным основанием оценки; во-вторых, оценка детерминирована определенными потребностями разных типов личностей, групп общества; в-третьих, оценка зависит от менталитета личности, который вбирает в себя не только осознанное отношение к произведению, но и подсознательное, иррациональное. И, наконец, в-четвертых, в оценке проявляются чувства и эмоции.

Оценочный характер восприятия сообщения приводит к тому, что информационная модель культуры, создаваемая совокупностью культурно значимых текстов, существенно отличается от самой реальности культуры. Поэтому культура как наиболее совершенное достижение цивилизации, доступна в равной степени далеко не всем, она оторвана от широких народных масс, которым доступна "массовая культура".

Количественный аспект содержания социокультурной коммуникации дает возможность определить наиболее рациональное построение текста произведения. Считается, что количество знаков, интенсивность их презентации должно соответствовать биопсихологической и социокультурной характеристике реципиента.

Осознанность коммуникативной деятельности, неразрывность вербального, изобразительного, музыкального языка и сознания имеют своим следствием то, что на уровне способа коммуникации "познание" коммуникационный процесс "сознание", будучи результатом развития и взаимопереходов знаковых форм культурно значимой информации, есть вместе с тем процесс осознанного отношения субъекта к содержанию и формам вербальной, изобразительной, музыкальной информации. Единство семантической информации и осознанного отношения человека к ней мы называем контекстом. Контекст – это процесс познания на всех ступенях его развития: чувственное восприятие (единичные факты культуры), абстрактное мышление (целостное представление о культуре), практика.

Автор опирается на разработки Т.А. Ван Дейка, который предлагает знания о культуре укладывать в так называемые сценарии, содержащие всю доступную в данной культуре информацию о конкретном стереотипном варианте какого-либо эпизода. Модели выступают в качестве референциальной основы когнитивной интерпретации, они играют важную роль в выявлении связанности текста.

В соответствии с положениями социологической нормы, люди действуют не только в реальном мире и говорят не столько о нем, сколько о межсубъектных моделях явлений и ситуаций действительности, получивших определенное толкование. Следовательно, индивидуальные и групповые различия в обработке социокультурной информации могут быть объяснены на основе различий в моделях. Этот процесс движения информации дает новые тексты культуры, которые, в свою, очередь, познаются индивидами и группами общества в различных контекстах.

Таким образом, смена форм контекста и выражения их в познании средствами вербального, изобразительного, музыкального языка и отношение общества к данному контексту и формам его выражения есть способ коммуникации "культура".

Необходимо подчеркнуть, что трактовка социокультурной информации как знаковой системы имеет своим следствием то, что она может пониматься как текст. Интерес к тексту в ХХ веке обрел поистине взрывной характер. Текст культуры читается в прямом смысле слова, поскольку каждый из предметов культуры и каждое действие есть в то же время знак, имеющий эмоциональное, познавательное, этическое или иное значение.

Для нас важно, что в числе образцов текста, "открытого для наращивания" (Ю.М. Лотман), т.е. последовательно вбирающего все новые и новые знаковые системы, называются тексты, в которых интегрированы вербальные, изобразительные, музыкальные знаковые системы. Такой подход нам представляется исключительно перспективным, поскольку, с одной стороны, расширяет возможность диалектического исследования культуры как информационно-коммуникационной системы, разделенной на относительно самостоятельные текстовые системы, а с другой, – позволяет выявить закономерности их объединения в общее произведение "культура", установить качественный уровень их совместимости.

Таким образом, текст культуры – это и вполне конкретная знаковая реальность, выраженная в предметной вещественной форме (аутентичный текст культуры) и средство общения, выраженное неаутентичными языками культуры (вербальным, изобразительным, музыкальным).

Кроме того, рассматривая "культуру" в качестве движения информационного процесса в общественном сознании, мы можем сделать вывод, что текст – этап движения семантической информации, предшествующий другому, более сложному информационному процессу – произведению.

Текст позволяет представить динамику социокультурного взаимодействия, наполненную смыслами и значениями. Социокультурная информация ("знание – информация", "знание – опыт", "знание – ценности") представлена в виде текста как материализованного контекста на определенном этапе ее движения. Контекст, в свою очередь, презентируется в форме знаковых моделей и определенного порядка высказываний.

Семиотический континуум - это последовательный плавный переход друг в друга знаков, символов, текстов. Текст есть отдельный знак или упорядоченное число знаков, объединенных единством замысла коммуниканта и в силу этого обладающего глубинным смыслом.

Текстовая деятельность в социокультурной коммуникации может осуществляться на уровне нормативных и учрежденческих социокультурных коммуникаций. Продуцирование текстовой информации связано с необходимостью репрезентации "знание – информация", "знание – ценности", "знание – опыт". Особенности кодирования знаний влияют на композицию текста, на его стилевые особенности.

Если речь идет о "знание – информация", то текст должен быть нацелен на наиболее важные события для аудитории, явления, связанные с базовыми, наиболее актуальными ее социокультурными потребностями, а также должен стремиться формировать у реципиента максимально точную картину культуры.

Если рассматривается "знание – ценности", то здесь требуется анализ культурной действительности, разъяснение, истолкование, интерпретация актуальных проблем культуры, сути и значения современных тенденций культуры, процессов, ситуаций. Эти исследуемые проблемы, процессы должны рассматриваться во взаимосвязи с другими феноменами культуры, ее историей и т.п.

Это мы описали дискретно-логическое кодирование текста культуры. Если же автор опосредует культурную действительность в эмоционально-образной форме, передает реципиенту свое представление о реалиях культуры с помощью художественных образов, иногда основанных на безграничной фантазии автора, свойственной собственно художественному творчеству, то речь идет об образно-континуальном кодировании текста.

В диссертации делается вывод о существовании различных способов кодирования текстов культуры: 1) кодирование текстовой информации в процессе эмпирического познания действительности; 2) кодирование текстовой информации посредством дискретно-логических операций; д) кодирование текстовой информации посредством образно-континуальных операций. Часто такие способы кодирования социокультурной информации дополняются отчетливо ориентированной на партнера по коммуникативной ситуации демонстрацией соотнесенности размышлений автора с мыслями, мотивами, позицией партнера. Это не в последнюю очередь выражается в том, что коммуникант часто не только предлагает готовый результат познания, интерпретации явлений, но и показывает, делает зримым для реципиента ход самого познания.

Текст (по Р. Барту) – это не эстетический продукт, а знаковая деятельность; это не структура, а структурообразующий процесс; это не пассивный объект, а работа и игра; это не совокупность замкнутых в себе знаков, наделенных смыслом, который можно восстановить, а пространство, где прочерчены линии смысловых сдвигов. Текст не отражает непосредственно действительность, а является сообщением о том, что эта действительность отразилась в сознании говорящего.

Семантическое своеобразие социокультурного текста проявляется через его тему. При всем богатстве культурной реальности, отражаемой в процессе обмена информацией, с точки зрения тематического решения они объединены общим признаком. Тема любого текста в сфере культуры содержит в себе любой предмет материальной, духовной, физической культуры человечества, выделенный из окружающего мира и зафиксированный с помощью семиотических средств.

Текст должен быть доступен синтаксическому декодированию, должны быть понятны и однозначно идентифицированы знаки и высказывания его составляющие. Семантический анализ текста предполагает поиск значений и смыслов культуры. Практический анализ текста позволяет учесть те цели и задачи, с точки зрения которых осуществляется понимание. Целью общения средствами текста является вербальная, физическая, ментальная или эмоциональная реакция, и следовательно, задача любого текста – воздействие на реципиента, которое возможно лишь в том случае, если автор выбрал языковые средства, адекватные своему замыслу, а реципиент понял текст адекватно замыслу автора.

События в тексте предстают в зашифрованном виде, обеспечивая общезначимую упаковку, складирование социального опыта, знаний. Автор анализирует конкретные формы языкового кода, определенные правила пользования языковыми средствами (вербальными, изобразительными, музыкальными).

Наше определение "текст – это актуализированный контекст" указывает на субъекта текстовой деятельности, который отражает в тексте обобществленный контекст в процессе коммуникации. Коммуникационный процесс представляется нам как знаково-символическая деятельность, наполненная смыслами и значениями. Текст в структуре социокультурной коммуникации имеет прагматическую установку: с какой целью создается текст, каков предмет текста, каковы потребности реципиента? В ответах на эти вопросы кроится успех социокультурной коммуникации.

Текстом мы называем промежуточный результат выражения контекста. Текст в самом широком категориальном смысле слова есть любой материальный способ выражения "контекста". Поэтому можно говорить, во-первых, о тексте "культуры" как единстве процесса и преходящего промежуточного этапа этого выражения, во-вторых, – о тексте любого предмета материальной культуры, а в третьих, – об инвариантности "контекста" в материальной и духовной культуре и различии форм отражения его в сфере материальной и духовной культуры.

Индивидуальное сознание не существует вне сознания общественного, поэтому если общей формой существования "контекста" является "культура", то на уровне индивида форма есть его "индивидуальный контекст" – отношение к окружающему миру; природе, ее процессам и явлениям, к общественной жизни, социокультурной действительности, к науке, литературе, искусству, музыке и т. д.

Это отношение, выраженное в тексте индивидуального контекста, рассмотрено нами как проблемы восприятия текста культуры. Принципиальным на сегодняшний день остается вопрос о роли коммуниканта в коммуникативном процессе. В числе футурологических прогнозов, касающихся контактов аудитории с текстами вербальной, изобразительной, музыкальной культуры привлекают идеи о созидательной роли аудитории, о возможности перехода к ней творческих преобразовательных функций в коммуникативно-эстетическом процессе. "В будущем разница между коммуникатором и коммуникантом, между творцом и аудиторией сотрется" (А. Моль).

В параграфе 2.4 "Проблемы восприятия текста социокультурной информации" рассматривается взаимодействие коммуниканта и реципиента в социокультурном диалоге в различных вариантах коммуникативного процесса: равноправие, подчинение и подражание. 

Автор прослеживает историю средств общения как ступени постепенного освобождения духовно-психических процессов от вплетенности в наличную ситуацию. Решающим средством такого отвлечения стал вербальный язык, трансформированное сознание. Печатный канал коммуникации сделал эти изменения повсеместными.

Главный объект и субъект социокультурной коммуникации – личность и социальная группа. Автор основывался на выводах представителей научной школы "Культура и личность" (М. Мид), на ее утверждениях об определяющем влиянии культуры на личность. Именно личность выступает в качестве культурного микрокосмоса, и от нее, в конечном итоге, зависит характер культурного развития. Духовный мир человека усложняется по мере социализации личности. Понимание процессов культуры зависит от умения воспринимать культурную реальность.

Автор анализирует различные виды понимания через призму вербального изобразительного, музыкального языка. Образное понимание – это одна из форм чувственного познания. Некоторый культурный смысл воспринимается в чувственно-наглядной форме (изображения, музыкального произведения). Однако результат чувственно-образного восприятия – образ – определяется в каждом отдельном случае индивидуальным характером этого взаимодействия.

Эмоциональное понимание автор анализирует как чувства, переживания, позволяющие понять субъекту некоторый культурный смысл слова, изображения, музыки. Автор приводит примеры, подтверждающие влияние опыта личности на эмоциональное понимание фактов культуры.

Рациональное понимание автор представляет как интеллектуальные операции по дискретно-логическому декодированию информации, поскольку субъект имеет дело не с единичным, как в чувственных формах познания, а с общим. Автор подчеркивает контекстность восприятия текста культуры и приводит примеры взаимосвязанности и взаимообусловленности чувственного и рационального познания, доказывает, что контекстное понимание – это процесс развития познания на всех его ступенях (чувственное восприятие, абстрактное мышление, практика), но также процесс и результат отношения субъекта к процессу и результату познания в их диалектическом единстве.

"Знание – факты" воспринимаются в процессе эмпирического изучения культурной действительности, а их отражение на уровне языка (например, вербального) предполагает как эмоциональные, так и рациональные операции по их истолкованию и осмыслению. "Знание – ценности" в сфере культуры воспринимаются в процессе установления причинно-следственных связей тех или иных процессов, действий, т.е. осуществляется дискретно–логический анализ фактов культуры с точки зрения аудитории. Таким образом, различный уровень презентации "знание – факта", "знание – ценности" проявляется в той или иной степени детализации, глубины постижения связей воспринимаемого предмета и пр., приводящих к созданию своеобразных текстов культуры.

В параграфе 2.5 "Коммуникативный канал и "произведение" рассматриваются процессы движения "контекста" в "культуре", его дальнейшего развития, а именно: осознанной организации его средствами "культуры" во всем многообразии средств и результатов выражения различными "текстами". Диалектическое единство "контекста" и выражающего его "текста" следует квалифицировать как "произведение" в самом широком смысле слова.

Духовная культура может рассматриваться в качестве "произведения", контекстом которого является содержание "знание – информация", "знание – ценности", "знание – опыт" как результат общественно-практической деятельности, отраженной общественным сознанием, т.е. само общественное сознание, существующее в таких формах, как идеология, наука, право, мораль, этика, искусство, религия и т. д.

Текстом становится, с одной стороны, вещно-предметный мир культуры, его виды и формы, а с другой – семиотические системы "язык" (вербальный, изобразительный, музыкальный), дающие такие ее подсистемы, как "письменные формы репрезентаций знания", "литературные формы репрезентации знания", "музыкальные формы репрезентации знания", "изобразительные формы репрезентации знания". Из сказанного следует, что процесс движения и развития "произведения" в обществе нельзя определять иначе как информационно–коммуникационный процесс "культура". В "произведении" обе составляющие ("контекст" и "текст") существуют только в диалектическом единстве, т.е. в процессе организации контекста в текст, и отражения этого контекста и этого текста сознанием в процессе социокультурной коммуникации.

Рассматриваются  также особенности межличностной, групповой и массовой коммуникации. Особое внимание уделено вопросам массовой социокультурной коммуникации, так как именно эта сфера культуры больше всех других областей общения подвергалась технико-технологическим усовершенствованиям. Так, с одной стороны, печатные каналы массовой социокультурной коммуникации нацелены на передачу унифицированных, дискретно-логических размышлений, изначально ориентированы на индивидуальное чтение. С другой, потребовался новый уровень репрезентации "знание – информация", "знание – ценности", "знание – опыт". Так, информация первого уровня содержит знание о факте, событии культуры; всех остальных – разъяснение, обобщение и оценку процессов культуры.

Нами была показана иерархическая структура социокультурной информации, высшие этажи которой невозможно представить себе вне произведения как формы существования информации в общественном сознании. И с этой точки зрения процесс движения "контекста" в "культуре" предстанет в качестве способа организации его в содержание произведения и выражения содержания произведения текстом. Единство и противоречие семантической и семиотической составляющих объясняют возможность и действительность существования нескольких произведений на одну и ту же тему и в то же время несовпадение и совпадение форм выражения контекста произведения и восприятия его отдельными индивидами, социальными группами. Системное понимание текста и контекста позволяет дифференцировать уровни "произведение". Конкретное литературное, музыкальное, изобразительное произведение есть всегда единство конкретного авторского текста и контекста одновременно. Изменение этих составляющих или обеих сразу приводит к появлению другого произведения.

Произведением общественного сознания авторское литературное, изобразительное, музыкальное произведение становится лишь в социокультурных коммуникационных системах "литература", музыка", "изобразительное искусство", которые существуют в культуре на уровне общества в целом и являются более развитыми формами общественного сознания.

Процессы социокультурной коммуникации представляют собой не что иное, как деятельность, связанную с движением "знание – информация", "знание – ценности", "знание – опыт" в общественном сознании. В сущности, массовая коммуникация есть целеосознанное "отчуждение" произведения авторского сознания, отражение его групповым сознанием, участвующих в этом процессе и последующее обобществление нового группового контекста новым текстом. Из сказанного видно, что все формы массовой социокультурной коммуникации (все самые совершенные технико-технологические средства ее) связаны с процессом превращения произведения индивидуального сознания в произведение общественного сознания. В связи с изложенным, автор не видит существенных противоречий между новыми технико-технологическими средствами коммуникации и традиционными средствами массового социокультурного общения.

В главе третьей «Культурная трансляция как атрибут и форма существования культуры» раскрыты типы трансляции социокультурной информации: вещно-предметный, традиционный и рациональный.

В параграфе 3.1. "Содержание понятия "культурная трансляция" показано, что процесс культурной трансляции является более сложным, чем синхронная коммуникация. Он сочетает в себе то, что присуще коммуникации, автокоммуникации, и при этом существенно меняется контекст воспринимаемой информации. Трансляция включает в себя наследование и даже может рассматриваться как его синоним.

Социальный опыт для своей эффективной передачи и усвоения от поколения к поколению, а именно это мы называем трансляцией, должен быть представлен в определенных, компактных формах. К ним относятся образцы, традиции, обряды, нормы, принципы. В качестве единицы социокультурной информации использовано понятие кода – культурного, социального, логико-семиотического и технологического.

В современной физической и информационной интерпретации изменение времени в физической реальности связано с ростом энтропии. Культурная реальность же эволюционирует в обратном направлении. Обусловлено это тем, что культура как семиотико-информационная реальность, кодирующая и транслирующая информационные сигналы, уменьшает энтропию. Культура – семиотическая реальность, а текст – одно из проявлений культуры, выражение ее семиотической организации.

В параграфе 3.2. "Культурная трансляция: традиция и новация" рассматриваются конкретные виды и формы трансляции. Отправным моментом выступает самоструктурирование культуры, выстраивание ее в высоконормативную систему на основе бесконечного множества случайных взаимодействий, и в истории ничего не повторяется.

Нормы и образцы поведения, деятельности, общения и взаимодействия людей с элементами окружающей социокультурной среды создаются самими людьми. Это происходит в процессе коммуникации, в форме обмена действиями порождения и интерпретации текстов – в текстовой деятельности. Текст, трактуемый как единица коммуникации, представляет собой иерархию коммуникативно-познавательных программ, цементируемую общей концепцией или замыслом (коммуникативной интенцией) общества, социальной группы или общности, а текстовая деятельность оказывается одним из ключевых механизмов социокультурной регуляции, обеспечивающих (через включение в диалог «субъектности», т.е. сознания и интеллекта, интенции, воли и эмоций субъекта общения) саму возможность обмена деятельностью и ее продуктами между людьми.

Коммуникация или, иначе, знаковое общение социальных субъектов потому и формирует локальное и глобальное социокультурное пространство–время, что служит, в первую очередь, социальным механизмам человеко-средовой интеракции и осуществляется в режиме диалога, в котором участвуют знания-ценности, социальный опыт, оформленный как обычаи и традиции, и субъекты социокультурной коммуникации. Применительно к обеспечению социальных связей и контактов между людьми речь идет о взаимной («субъект–субъектной») ориентации партнеров, составляющих социокультуное единство на основе социального опыта.

Таким образом, представая во множестве ипостасей, а именно: и в качестве механизма социального взаимодействия людей, обнаруживающего себя на всех уровнях социокультурной организации общества; и в качестве процесса, формируемого «сцеплением» действий порождения и интерпретации текстов; и в качестве деятельности (самостоятельной и/или сопутствующей материальной практике) – успешная коммуникация предстает также в виде смыслового контакта. Последний достигается лишь тогда, когда взаимная ситуационная идентификация партнеров по общению приводит к совмещению в их сознании «смысловых фокусов» (коммуникативных доминант) порождаемого и интерпретируемого текста.

Трансляция в культуре интерпретируется как особый вид коммуникации, смысл которой сводится к движению знаний и опыта в социокультурном времени, целенаправленно осуществляемое социальным субъектом. Анализируется вещно–предметный тип трансляции, связанный с искусственной средой обитания человека – предметами техники, ставшими выполнять роль материальной культуры.

Вещно-предметный тип социокультурной трансляции представляет собой механизм передачи опредмеченного в процессе производства опыта от старшего поколения к младшему. Последнее распредмечивает опыт предшествующих поколений в производстве, в быту и других сферах жизнедеятельности. Вещно-предметный опыт рассматривают как социальный, групповой и личностный. Социальная обусловленность личностного опредмеченного опыта проявляется в том, что каждый человек имеет столько знаний и опыта, сколько социальных групп он считает своими (идентифицирует себя с группой). Кроме того, личностный опыт отражает профессиональные и непрофессиональные знания, которые опредмечиваются в сфере материальной культуры, вещно-предметный тип социокультурной трансляции не является непосредственно продуктом личностного сознания. Это механизм бесконечного накопления и трансляции социального опыта посредством вещно–предметных форм сознания. Он обеспечивает сохранение знаний, навыков и умений посредством опредмеченных ценностей.

Необходимо подчеркнуть, что вся история человечества, по крайней мере ее большая половина, связана с трансляцией образцов поведения, традиций, обычаев. Традиция одинаково важна во всех устойчивых обществах, но различными бывают ее механизмы, а также оценки самого факта зависимости от "предков". Социальные рамки передачи наследия означают, что оно может транслироваться на уровень масс, на уровень образованного меньшинства или целевых социальных групп.

Определяются проблемы, связанные с традиционным типом наследования информации. Выявлено, что проблема наследия – это проблема готовых условий, в которых нам приходится действовать; проблема передачи – это проблема средств, с помощью которых эти условия  могут формироваться и формируются; проблема традиции – это проблема целей, которым мы подчиняем нашу деятельность, проблема иерархии ценностей, которую мы навязываем окружающему нас миру.

Разрабатывается положение о том, что традиция должна рассматриваться в историческом контексте: только он (т.е. совокупность конфликтов социальных, политических, идеологических и т.д. данного периода) объясняет непонятный на первый взгляд факт, что образцы, первоначально включенные в негативную традицию, становятся позже или нейтральными, или даже начинают функционировать в качестве позитивной традиции.

В условиях общества, разделенного на группы с различными системами ценностей, конституирование групповой традиции означает одновременно и признание, и отрицание. В процессе социализации индивиды могут испытывать и постфигуративную культурную трансляцию. Это означает, что в такой культуре дети учатся у своих родителей, предшественников на основе следования образцам поведения, обычаям и традициям.

В связи с анализом рационального типа наследования социокультурной информации обосновывается положение о том, что становление классической науки и классического искусства изменило отношение человека к реальности. Понимание реальности стало означать не интерпретацию ее с помощью мистического символизма, а реконструирование ее посредством аналогов в искусственно сконструированной сфере науки и искусстве. Понять и объяснить стало означать поместить в текст. Как полагает М. Маклюэн, из печатного текста проистекает технический принцип нового понимания.

Рациональный тип трансляции знаний осуществляется по идеальной модели, схеме деятельности и соответствующим ей отношениям. Сторонники рационализма считали, что давность отнюдь не доказательство ценности этого явления. Рационалист подвергает сомнению любую веру, любое мнение, любой обычай, поскольку верит, что сил разума достаточно для познания истины и выработки собственных принципов поведения. В XVII столетии появляются философские системы, сосредоточенные на прогрессе человечества. Почти все они проникнуты верой в то, что мир идет к лучшему. Особенностью современного представления о мышлении является то, что его не отождествляют с логикой. Связь между процессами рассуждения и процессами, формализованными в логических моделях, рассматривается как проблема, требующая специального изучения, а не аксиома.

 В ХХ веке понятие модели приобретает в теории познания особое место, в философии было осознано, что любая модель всего лишь изобретение ее автора. Одна модель не может исчерпать собой всю реальную сложность устройства объекта в процессе культурной трансляции. Наиболее сложные социальные системы до сих пор описываются в изучающих их науках настолько несогласованной совокупностью моделей, что иногда может показаться, будто речь идет о совершенно разных объектах: разные исследователи предлагают совершенно различные модели.

Резюмируется, что системы, обладающие культурой (личность, сообщество, общество в целом), с помощью моделирования познают мир и самих себя, они сохраняют в виде моделей результаты познания, общения и творчества, закрепляют их в текстах и в самой структуре языков культуры.

В параграфе 3.3 "Современные информационные технологии в культурной трансляции" рассматриваются проблемы информационных технологий в развитии человеческой цивилизации и работы исследователей – социологов и философов, но и культурологов, историков, психологов, лингвистов, кибернетиков, журналистов, научный интерес которых к этому феномену развивался с различной интенсивностью и периодичностью.

Важнейшим этапом в развитии технологических средств культурной трансляции стало появление и развитие сети электронных СМИ (средств массовой информации) в 50-60-е годы нашего столетия. В конце двадцатого века эти средства массовой информации становятся основным источником информации, в том числе и в области культурной трансляции, что приводит к унификации социальной структуры общества и «омассовлению» культуры. Массовые коммуникации начинают активно участвовать в процессах социализации личности, в определенной степени заменяя собой социокультурные институты, которые издавна выполняли роль главных учреждений инкультурации. Процесс этот возник еще в конце девятнадцатого – начале двадцатого века под влиянием газет, журналов и появившегося тогда кинематографа. Однако массовый характер этот процесс обрел лишь с широким распространением телевидения.

Многие исследователи начали думать, что культурное наследование начинает утрачивать свое значение в процессе социализации личности. Французский культуролог Абраам Моль пишет по этому поводу: «С появлением масс-медиа прежнее культурное достояние общества или индивида утрачивает свое значение; даже базовая система образования, принятая в обществе, также перестает играть прежнюю роль. Для рядового человека гораздо большее значение имеет сегодня не сумма знаний, полученная в семье или школе, а то, что он услышит по радио, увидит по телевизору или в кино, прочтет в афише или в газете.

В результате прежняя более или менее целостная система знаний и ценностей, составляющая мировоззрения и структуру личности, заменяется набором переменчивых установок, на которые постоянно воздействует масс-медиа»[2].

Интернет открыл новый этап  в развитии информационных технологий. Он обладает огромным потенциалом, поскольку позволяет транслировать информацию практически на любых языках культуры графическими, аудио- и видео средствами. С помощью Интернета информацию можно передать и получить в режиме реального времени практически в любой точке земного шара и распространить среди неограниченного числа потребителей.

В главе четвертой "Оптимизация процессов социокультурной коммуникации в контексте PR–деятельности" показаны прикладные аспекты теории социокультурной коммуникации в конкретных практических сферах, главным образом, – в ПР–деятельности.

В параграфе 4.1. "PR–деятельность как подсистема социокультурной коммуникации" определяется основная цель PR как распространение в общественном сознании знаний, ценностей, опыта, идей, способствующих достижению взаимопонимания между организацией и общественностью. Теория социокультурной коммуникации занимает особое место в методологических основах PR. Значение этой теории проявляется непосредственно через определение PR как одного из видов социокультурной коммуникации, философские основы которой составляют именно психологические, социологические, лингвистические, семиотические аспекты коммуникационных процессов. Можно отметить и опосредованное влияние теории социокультурной коммуникации на теоретическое обоснование PR, заключающееся в использовании ее методологических выводов современной наукой и социокультурной практикой.

В системе социокультурных коммуникаций PR можно рассматривать как относительно самостоятельную дисциплину, изучающую общественное мнение, процессы его формирования, изучения, распространения и использования, а также те отрасли культуры, которые осуществляют указанные процессы. Дисциплины PR основываются на достижениях теории и истории культуры, которая занимается также разработкой методологических основ науки о культуре: определение общих категорий и понятий, таких как природа и сущность культуры, языки культуры, текст культуры, произведение культуры и т.д. Интегрирующим и синтезирующим уровнем теории культуры в системе философского знания объясняется и его важная роль в изучении PR как феномена социокультурной коммуникации.

В параграфе 4.2 "Семиотические основы и общая характеристика PR–сообщения" автор проводит анализ работ западных и отечественных исследователей  (С. Блэк, Г. Бронинг, Р. Барт, Ф. Гоулд, Д. Дотти, Р. Мертон, Р. Хейвуд, И.В. Алешина, В. Моисеев, Г. Почепцов и др.) и доказывает, что в области PR-технологий накоплен громадный опыт и отражен в литературе. Однако дальнейшее совершенствование информационных технологий в области PR невозможно без разработок в области методологии и теории, в частности социокультурной коммуникации.

В данном исследовании осуществлена попытка соединения теории информации, коммуникации, трансляции в сфере культуры с практикой PR–деятельности. PR–сообщение показано как форма существования социокультурной информации.

Семиотический статус социокультурной информации в PR определен на основе значений, порождаемых моделями культуры и субкультур, используемых в процессе поддержания и регулирования отношений в сфере политики, экономики, культуры с целью создания положительного имиджа организации. PR как подсистема социокультурной коммуникации представляет собой знаковую деятельность коммуниканта и реципиента по продуцированию и интерпретации PR-текстов, воспроизводству значений и смыслов этих текстов в процессах кумуляции, хранения и трансляции социокультурной информации.

В параграфе 4.3. "Предметная область PR–сообщения" определяются границы этого феномена, рассматривается текст в качестве единицы содержания PR-коммуникации. Контекст в сфере PR-деятельности – есть процесс познания текста PR. Осознанное отношение реципиента к PR-тексту позволяет найти какое-то соглашение между организацией и общественностью. Тексты в PR имеют свою специфику кодирования/декодирования в зависимости от структуры языка (вербального, изобразительного искусства, музыкального).

В настоящее время в литературе нет однозначного толкования PR. По замечанию Г. Почепцова[3], все определения PR (а их число уже доходит до пятисот) акцентируют разные характеристики, но всех их объединяет одно – это взаимоотношение между организацией и общественностью. Наиболее подходящее, с нашей точки зрения, определение PR предлагает В. Моисеев: "Это такая разновидность социально-психологического менеджмента, в котором на основе точной и полной информации, полученной в результате анализа тенденций политического, социально-экономического развития (страны, региона или отдельных отраслей предприятий) и соблюдения общепризнанных этических норм и общественных интересов, планомерно и непрерывно осуществляется комплекс мероприятий по достижению обоюдного доверия, гармоничных и взаимовыгодных отношений между фирмой (организацией) и обществом (его отдельными группами), между ними и властью"[4]. Некоторые авторы отмечают манипулятивную направленность PR, что основным направлением деятельности PR является управление, манипулирование общественным сознанием, т.е. создание внешней и внутренней социальной, экономической, политической, психологической среды, благоприятной для успеха организации. Решение этой стратегической задачи невозможно без обеспечения коммуникации фирмы с ее социальной средой: клиентами, органами власти, СМИ, сотрудниками фирмы.

Исторические сведения, получаемые из истории культуры, позволяют обеспечить объективное воспроизведение социокультурной коммуникации и PR как ее подсистемы в теоретическом познании, понять их современное состояние и прогнозировать последующее развитие. В то же время теоретические основы PR как социокультурной коммуникации способствуют объективной интеграции фактов культурологической науки. Так, возникновение различных сфер общения (стадион, рынок, театр и т.д.) связано с PR-деятельностью. Этим объясняются трудности в выяснении четких границ, связей и взаимопроникновения искусства, журналистики, информационной деятельности, рекламы, риторики и др., с одной стороны, и PR – с другой. Здесь бесспорным остается то положение, при котором все перечисленные области человеческой деятельности можно рассматривать в системе социокультурных коммуникаций. А поскольку, по нашему мнению, социокультурная коммуникация связана с распространением фактов, оценок и мнений в социокультурном времени и пространстве, постольку социальная роль PR во многом связана с тем, насколько она реализуется в социокультурных процессах. Поэтому PR можно рассматривать как одну из функций социокультурной коммуникации, а PR-информацию – как один из ее методов.

Социокультурные коммуникации как научная дисциплина вооружают PR знаниями конкретных процессов культуры, выделяют произведения культуры непреходящей человеческой ценности как основы для взаимопонимания с общественностью, позволяют ориентироваться в усложнившейся структуре социальных институтов духовной культуры.

В параграфе 4.4."Перспективы развития PR-деятельности в системе массовой социокультурной коммуникации" рассматривается распространение сообщений (через печать, радио, телевидение, кино, звукозапись, видеозапись) среди численно больших, рассредоточенных аудиторий с целью утверждения духовных ценностей данного общества и оказания идеологического, политического, экономического или организационного воздействия на оценки, мнения и поведение людей. Автор обосновывает возможности совершенствования PR–деятельности и использования массовых коммуникационных систем. Подчеркивает, что PR выступает средством реализации процесса коммуникации и обеспечивает специфические формы социокультурного общения.

В заключении обобщены результаты исследования, конкретизированные до уровня положений, выносимых на защиту, достигнутые на базе культурологических, философских, семиотических, лингвистических разработок концепции информации, коммуникации, трансляции в культуре, а также лингво-семиотической и контекстно-диссонансной моделей социокультурной коммуникации, показали, что абсолютно идеальной коммуникации в культуре нет, однако приближение к такому уровню возможно, что отражено в соответствующих параграфах третьей главы диссертации.

Наконец, теоретическая модель информации, коммуникации, трансляции в сфере культуры стала основой для прикладной модели PR-деятельности; выявлены и сформулированы новые направления PR-деятельности как подсистемы социокультурной деятельности.

Автором опубликовано 49 научных и учебно–методических работ общим объемом 34,8 печ. л., в том числе по теме диссертации монографии объемом 22,4 печ. л.

Культура как информационно-коммуникационная система (монография). - Краснодар: КГУКИ-КубГТУ, 2001. - 220с.

Информация, коммуникация, трансляция в культуре // Культурсемиотика: Опыт системат. изложения. – Краснодар: КГУКИ. – 1999. – С. 250–372.

Теория и практика массовой информации: Метод. указ. для студентов / Техн.ун-т Кубан. гос. технол. ун-та. – Краснодар, 2000. – 85 с.

Системный анализ коммуникативно-познавательных ситуаций в библиотечном обслуживании // Информатика и науковедение: Крат. тез. докл. и сообщ. к I Всес. науч. конф., 1–4 июня 1988 г., Тамбов. – Тамбов, 1988. – С. 200. – (В соавт. с А.И. Остаповым).

Высокоинтеллектные библиотеки в современной социокультурной ситуации // Межд. науч. конф. "Книга и культура". – Самара, 1994. – 224–226. – (В соавт. с А.И. Остаповым).

Книжное дело в современной информационной ситуации: Тез. докл. // Информ. культура специалиста: гуманитарные пробл. – Межвуз. науч. конф. – Краснодар, 1993. – С. 50–51.

Семиотическая структура документа: Лекции //Документ в коммуникации и восприятии. – Краснодар,  1995. – С. 21–45.

Юридические аспекты информационной деятельности // Через учебу – к знаниям, навыкам, профессионализму: Учеб.-метод. материалы. – Краснодар: КСЭИ, 1998. – С. 21–25.

Проблема суперинтеллектуальной библиотеки для экспансии идей лауреатов Нобелевских премий//IV Междунар. встреча-конф. лауреатов Нобелевских премий и Нобелистов, Тамбов, 26-30 нояб. 1995 г. Тез. докл. – Тамбов, 1996. – С. 25-26. – (В соавт. с А.И. Остаповым).

Журналистское творчество в структуре специальности «Связи с общественностью»//Мир PR на Кубани. М-лы I регион. науч.-практ. конф. – Краснодар, 15-16 марта 2000 г. – С. 67-69.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Саяпина Ирина Анатольевна

Информация, коммуникация, трансляция в социокультурных процессах современного общества Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора культурологии :24.00.01 – Теория культуры. Краснодар, КГУКИ, 2001. - 48 с.

 

 

 

 

 

 

 

 

Типография КГУКИ.

350072, Краснодар,  ул. 40-летия Победы, 33.

Сдано в набор 05.11.01.   Подписано к печати 06.11.01.

Тираж 110. Заказ №____

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



[1] Концепция формирования информационного общества в России. М., 1999.

[2] Моль А. Социодинамика культуры. М., Прогресс, 1973

[3] Почепцов Г.Г. Коммуникативные технологии двадцатого века. – М.: Рефл-бук, Киев: Ваккер, 2000; Почепцов Г.Г. Теория и практика коммуникации. – М., 1998  и др.

[4] Моисеев В. Паблик рилейшнз. Теория и практика. - М., 1999. - С. 98.