На правах рукописи

 

 

 

Ульбашева Анжела Анатольевна

 

 

Возрождение и развитие

карачаево–балкарской художественной культуры во второй половине XX века.

 

 

24.00.01 – теория и история культуры

(философские и культурологические науки).

 

 

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени

кандидата культурологии

 

 

 

 

 

Краснодар – 2001

Работа выполнена на кафедре теории и истории культуры Краснодарского  государственного  университета  культуры  и  искусств

 

Научный руководитель

кандидат исторических наук, доцент Науменко Владимир Емельянович

 

 

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук,  профессор Чуприна Василий Иванович

 

кандидат педагогических наук Солодовников Юрий Алексеевич

 

 

Ведущая организация

Северо-Кавказский государственный институт искусств

 

 

 

 

Защита состоится «22» декабря 2001 г. на заседании диссертационного совета Д.210.007.02 в Краснодарском государственном университете культуры и искусств по адресу:

350072, Краснодар, ул. 40-летия Победы 33, кор. 1, ауд. 16.

 

 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Краснодарского государственного университета культуры и искусств

 

 

Автореферат разослан  «__» _____________ 2001 г.

 

 

 

 
Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор философских наук, профессор                              В.И. Лях

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования определяется социальной трансформацией российского общества, одной из составляющих которой выступает проблема возрождения и развития духовной культуры народов России. Сохранение целостности Российской Федерации, стабилизация экономики страны, поднятие жизненного уровня населения - всё это немыслимо без решения вопросов культурно-национальной политики и межнационального взаимодействия народов.

В этнографическом плане пространство нашей страны представляет неоднородное образование, состоящее из отдельных социокультурных локусов со своими жизненными укладами, со своим менталитетом и самосознанием, с различным социально-экономическим и культурным уровнями развития. Ареальное изучение многокрасочной палитры культур является одной из важных научно-исследовательских задач, актуальными становятся проблемы развития современных этнокультур, совершивших резкий переход от традиционно-этнического к цивилизационному уровню. В связи с этим рассмотрение карачаево-балкарской художественной культуры в качестве модели, применимой для изучения культурно-цивилизационных процессов и развития национальных культур, представляется научно-практической проблемой как регионального, так и глобального уровня.

Типологизация карачаевской и балкарской художественной культуры актуализируется необходимостью определения ее места и роли в развитии поливариантного богатства культуры России и анализа культурологической проблемы «Восток-Запад», обусловленной геополитическим положением карачаевцев и балкарцев.

Актуальность темы исследования вызвана также и необходимостью осмысления процесса становления профессионального искусства и восполнения «пробелов» в истории развития карачаевской и балкарской художественных культур на современном этапе.

Степень научной разработанности проблемы. Несмотря на существование многочисленных публикаций, посвященных художественной культуре карачаевцев и  балкарцев, следует отметить отсутствие обобщающих работ по данному вопросу в целом. Исследователями наработан большой фактологический материал описания и изучения различных аспектов художественных культур карачаевцев и балкарцев, имеющий большую источниковедческую ценность. Созвучна проблемам диссертационного исследования книга ученого-фольклориста Махти Джуртубаева «Душа Балкарии», который делает попытку осветить истоки духовной культуры балкарского этноса, его менталитет, национальный характер[1].

Представляют интерес исторические исследования северокавказских ученых Хуттуева Х.И., Мамбетова Г.Х., Герандокова М.Х., рассмотревших историческую динамику, зарождение и развитие художественной культуры балкарцев в советской период [2]. Семиотическое “ядро” карачаево-балкарского искусства, антропологические типы и национальные архетипы, определяющие во  многом карачаево-балкарскую художественную модель мира, рассматривают Хатуев Р.М. и Каракетов М.Д.[3].

Изучению содержания традиционной культуры посвящены работы Джуртубаева М.Ч. и Кузнецовой А.Я., рассматривающие древние верования карачаево-балкарского народа, героический эпос о нартах, фольклорные жанры литературно-песенного творчества, отразившиеся в народном творчестве, архитектуре, национальной одежде[4], что позволило соискателю определить истоки национального “стиля”, обосновать концепцию “прасимвола” карачаево-балкарской художественной культуры.

Региональный тип взаимодействия национальных культур освещают гуманитарные исследования, в которых поднимаются вопросы генезиса северокавказских литератур. В трудах Гамзатова Г.Г., Тхагазитова Ю.М., Казбекова З.Г., Бекизовой Л.А., Тугова В.Б. выявляются общие для культур и литератур северокавказского региона факторы, воссоздают своеобразную родословную национальной культуры[5].

В работах исследователей карачаево-балкарской художественной культуры З.Толгурова, А.Теппеева, Ф.Урусбиевой, Н. Кагиевой, А. Караевой, Л. Беккизовой и др.[6] ведущее место занимает изучение становления и развития национальной литературы, как феномена культуры, генезиса видового и жанрового разнообразия и творчества конкретных писателей. Вместе с тем, новейший этап развития карачаево-балкарской литературы, начиная с 80-х г., а также творчество молодых драматургов и прозаиков остается малоисследованным.

Театральное искусство карачаевцев и балкарцев нашло отражение в публикациях Мамеева И., Халаевой М., Тетуева А., Биттирова А., Шаваева Х., Аппаевой Ж., Аликаева  В.,  Теппеева А., посвященных театральным постановкам и творчеству конкретных актеров. Достаточно полным представляется исследование Шортанова А.Т., в котором рассматривается театральное искусство Кабардино-Балкарии[7].

Изобразительное искусство Кабардино-Балкарии достаточно молодо, его становление начинается только в 50-е г. XX века, тем не менее имеющиеся работы искусствоведов Шлыкова В.А., Аппаевой Ж.[8], а также публикации Сундуковой Н., Мараховской Л., Эльберд Н., Кроник М., Микрюковой А. и др., позволяют в определенной степени осветить состояние карачаево-балкарского изобразительного искусства.

Становление и проблемы музыкальной культуры  исследуют Кодзоков В.К., Дауров А.А., Хубиева М.А., Ортабаева Р.[9] За плечами каждого из них стоит кропотливый труд по сбору и систематизации сведений о композиторах, анализу их творчества. Творчество известных карачаево-балкарских композиторов освещаетя в публикациях Занкишиева Х., Гилядовой Н., Розенберга М., Этчеева М., Накова Б., Рахаева И. Танцевальному искусству карачаевцев и балкарцев посвящена монография Кудаева М.Ч.3 и статьи Тетуева А., Холаевой М., Аппаевой Ж., Коваль О., Байсултанова Х. и др.

Недостаток исследовательской работы по художественной культуре карачаевцев и балкарцев, на наш взгляд, заключается и в том, что современный период с 70-х гг. по настоящее время остается практически не рассмотренным. До сегодняшнего дня национальное искусство рассматривалось неравномерно, больше внимания уделялось литературе, декоративно-прикладному творчеству, а изобразительное искусство оставалось без должного внимания.

Таким образом, историографический обзор свидетельствуют о необходимости продолжения комплексного изучения проблем возрождения и развития карачаево-балкарской художественной культуры во второй половине XX века.

Объект исследования – художественная культура карачаево-балкарского народа, а также характер и специфика отдельных систем художественной культуры (литература, живопись, графика, скульптура), обусловленные народной традицией и национальным менталитетом.

Предметом исследования в диссертации выступают процессы развития и становления художественной культуры, обусловленные культурной преемственностью, способами художественно–эстетической аккультурации карачаевцев и балкарцев, процессами взаимодействия карачаево-балкарского искусства с культурами других народов Северного Кавказа, духовно-эстетическим влиянием русских и российских художников и литераторов, а также европейских мастеров.  

Хронологические рамки исследования охватывают период с конца 50-х г. XX века по настоящее время, в который происходило интенсивное формирование профессиональной художественной культуры карачаевцев и балкарцев. После возвращения из ссылки и восстановления национальной автономии народа в 1957 г. складываются более благоприятные условия для расширения рамок межэтнического общения с народами, с которыми на протяжении почти пяти столетий складывались культурные контакты (черкесы, кабардинцы, абазины, ногайцы, адыгейцы и т.д.). Вместе с тем, исследование выходит за отмеченные рамки, поскольку на современное состояние культуры балкарцев и карачаевцев большое влияние оказал период ссылки и контакты с казахами, киргизами и русскими, повлиявшие на культуру анализируемых этносов.

 Территориальные рамки исследования ограничены Кабардино-Балкарией и Карачаево-Черкессией, местами компактного исторически традиционного проживания карачаевцев и балкарцев.

Среди регионов в России выделяется определенная группа, в которую входят вышеназванные республики наряду с Чечней, Ингушетией и т.п., субъекты которых были насильственно депортированы в 40-е г. (в Кабардино-Балкарии - балкарцы, в Карачаево-Черкесии - карачаевцы), что затормозило формирование национальной культуры этих народов. В работе уделяется внимание культуре карачаево-балкарцев Северного Кавказа,  хотя логика исследования предполагает изучение среднеазиатской диаспоры и компактные поселения за пределами России.

Цели и задачи. Целью работ – исследование процессов развития национальной литературы и изобразительного искусства карачаево-балкарского народа во второй половине XX века определила следующий круг задач и структуру диссертации:

- выявить исторические и социально-культурные истоки профессионального карачаево-балкарского искусства и определить его структурные элементы;

- изучить феномен карачаево-балкарской художественной культуры и определить возможные подходы в изучении карачаево-балкарской культуры;

- изучить на конкретно-историческом материале основные этапы развития литературы и изобразительного искусства, жанрово-видовые, идейно-тематические, стилевые особенности с позиций культурантропологических и культурфилософских проблем;

- выяснить степень влияния государственно-идеологических, общественно-политических факторов на художественно–творческие процессы карачаево-балкарского искусства (тематика, стиль, эстетика художественного образа и т.п.);

- проанализировать семиотическое поле карачаево-балкарской культуры и выявить “прасимволы”1 карачаево-балкарской культуры и их влияние на творчество художников и литераторов: антропологические типы и мусульманские коды в карачаево-балкарской художественной картине мира;

- рассмотреть языческий, этно-мифологический компонент в семиотическом  поле художественной культуры карачаевцев и балкарцев;

- обнаружить механизм переходов от этнического состояния культуры к национальному и современному цивилизационному.

Источниковая база диссертации включает разнообразные типы опубликованных и неопубликованных материалов, многие из которых впервые вводятся в научный оборот.

Важную группу источников составляет документация, сосредоточенная в Центре Документации Новейшей истории Кабардино-Балкарской республики (ЦДНИ КБР), партийные и государственные документы,  касающиеся политики в отношении художественной культуры в целом и карачаево-балкарской в частности.. Из материалов ЦДНИ большой интерес представляют фонд Кабардино-Балкарского областного комитета КПСС г.Нальчика (ф.1), содержащий информацию о деятельности творческих союзов республики, развитии литературы и искусства в Кабардино-Балкарии.

Более подробные сведения по творческим союзам, по развитию национального искусства и литературы сосредоточены в фондах ЦДНИ Кабардино-Балкарского правления Союза советских писателей РСФСР (ф.р.№-693) и правления Союза советских художников КБАССР (ф.р. №-776).

В качестве источника диссертант использовал фонды Кабардино-Балкарского национального музея изобразительных искусств, содержащие материалы о художниках республики и их творчестве с указанием библиографии.

Так как в фонде Р-776 хранились документальные  материалы о творчестве Союза художников до 1977 г. логично было обратиться к текущим архивам (за 80-90 гг.) Союза художников Кабардино-Балкарии, содержащим сведения, касающиеся деятельности балкарских художников, творческие характеристики, данные на них другими членами Союза. В исследовании были использованы и текущие материалы архива Союза художников Карачаево–Черкессии.

Важную группу источников составляет содержательная информация периодической печати. Диссертант использовал материалы 155 газет и  35 журналов. Это: столичная периодика - журналы “Россия молодая”, “Художник”,  “Точка зрения”, “Новое литературное обозрение”, “Искусство”, “Мир музея”, газеты “Культура” и “Литературная газета”; и региональная периодика; издания Ростова-на-Дону - газеты “На подъеме”, “Молот” и журнал “Революция и горец”; издаваемые в Кабардино-Балкарии на русском языке газеты “Кабардино-Балкарская правда”, “Советская молодежь”, “Газета Юга”, “Альтернатива”, журналы “Эльбрус”, “Советская тюркология”, “Литературная Кабардино-Балкария”, “Живая старина”, на балкарском языке газеты “Коммунизмге жол” («Коммунистический путь»), “Заман”(«Время») и журналы  “Шуёхлук”(«Дружба»), “Минги тау”(«Эльбрус»), на кабардинском языке газета  “Ленин гъуэгу” («Ленинский путь») и журнал “Iуащхьэмахуэ”(«Эльбрус»); издаваемые в Карачаево-Черкессии газеты “Вестник Кавказа”, “Курьер”, “День республики” и др.

Применительно к истории художественной культуры отдельным источником выступают сами творения мастеров – произведения живописцев, скульпторов, графиков, поэтов и прозаиков. Источники такого рода характеризуют эстетические концепции, отражают идеологию своего времени, архаичные и привнесенные пласты в этнохудожественном сознании.

Определенную значимость имеет информация, почерпнутая из личных встреч и бесед диссертанта с деятелями искусства, в частности с художниками Меджитовой С., Шаваевым Ю., Джанкишиевым И., Занибековым А., Атабиевой Х., Бакуевым В., Атаевым Б., Мижевым У., Французовым М., Хабичевым М., Борлаковым М-У. с искусствоведом и секретарем Кабардино-Балкарского Союза художников Сундуковой Н., журналисткой - литературным критиком Кучмезовой Р., с работниками карачаево-балкарского национального музея изобразительных искусств. Эти интервью позволили осмыслить и проанализировать динамику и перспективы развития национального изобразительного искусства, особенности карачаево-балкарской художественной культуры и творчества отдельных ее представителей, связь с народными традициями и европейской культурой, национальный стиль и соотношения «национальное–интернациональное» и т.д.

В качестве источников в диссертационном исследовании были привлечены материалы из личного архива супругов художников-скульпторов Атабиевой Х. и Занибекова А., в частности, видеозаписи передач итальянского телевидения, посвященных творчеству А.Занибекова.

Методологической основой диссертации выступают общенаучные принципы историзма, системности, детерминизма, объективности, что позволяет комплексно рассматривать карачаево-балкарскую художественную культуру.

Диссертант, в первую очередь, опирался на те научные труды, которые оказали определяющее воздействие на философско–концептуальную основу исследования, на ее методологический и методический инструментарий. В этом плане необходимо назвать работы крупных западных и русских ученых  Шпенглера О., Тойнби А., Данилевского И.Я., Сорокина П., в чьих трудах выявляются законы развития и художественной культуры, принципы типологизации культур вообще и искусства, в частности[10].

На формирование концепции диссертационного исследования огромное влияние оказала работа Шпенглера О. “Закат Европы”, в которой высказываются идеи “прасимвола”, лежащего в основании любой культуры и определяющего ее формы. В решении вопроса типологии карачаево-балкарской культуры, определенный интерес представляет работа Шубарта В.[11], где речь идет о “мужских” и “женских” культурах, о детерминированности культуры этноса географическими особенностями ландшафта, и Завадского С.А., Новиковой Л.И.[12] – о делении культур на стационарные, адаптивные, динамичные. 

Феномен культуры, проблемы историко-культурного развития находят отражение и в трудах ученых-культурологов Ахиезера А.С., Кагана М.С., Межуева В.М., Давыдова Ю.Н., явившимся фундаментом для данной работы[13].

Автор опирался на продуктивные идеи Кагана М.С. и Маркаряна Э.С. о рассмотрении художественной культуры как системы и о деятельностном подходе в изучении культур[14]; идею Бахтина М.М.[15] об организации культуры трехступенчатой шкалой ценностей об исторической типологии романа, а так же на работу Поспелова Г.Н., исследующей проблемы истории развития литературы[16].

Авторская позиция основывается на трудах отечественных ученых, рассматривающих культуру как фактор этнической и национальной интеграции и определяющих значение этнической и национальной культуры, принципы межэтнической и межнациональной коммуникации, межкультурного общения в современном мире (Арутюнов С.А, Библер В.С., Бромлей Ю.В., Ерасов Б.С., Иконникова Н.К., Маркарян Э., Мыльников А.С., Чебоксаров Н.И., Чебоксарова И.А.)[17].

Следует отметить вклад таких ученых, как Гачев Г.Д., Гетегежев В.А., Фохт-Бабушкин Ю.У., Журавлев В.В., Кантор К.М., Шибутани Т., в трудах которых рассматриваются вопросы функционирования искусства  в системе культуры[18].

Следующий круг опорных трудов восходит к дисциплинам семиотического цикла - работам Кассирера Э., Лангера З., Лотмана Ю.[19] Наиболее значимыми для автора явились труды одного из основателей отечественной семиотики – Лотмана Ю., где внимание акцентируется на семиотическом характере искусства и типологии культуры (проблемы условности в искусстве; содержания и структуры художественной литературы; символа в системе культуры, “выступающего как нечто неоднородное окружающему его текстовому пространству (данной культуре - У.А.), как посланец других культурных эпох”[20].

При выявлении семиотического ядра карачаево-балкарской художественной картины мира важную роль сыграла  и теория швейцарского психоаналитика Юнга К. о коллективном бессознательном  и его изначальных формах или архетипах[21]. Его идеи деления культурных архетипов на универсальные и этнические, а также определения в качестве основы национальной духовности – собственных архетипических образов явились концептуальной основой выявления карачаево-балкарских архетипических образов.

При написании данной работы применялось сочетание теоретического (концепции представителей русской, советской и западной культурологии, определяющие тенденции культурно–исторического генезиса, характеризующие типологию, жизненный цикл культур и влияние этносреды) и исторического подходов (явления и процессы художественной культуры карачаевцев и балкарцев рассматривались в связи с конкретными условиями их появления, во взаимосвязи, взаимовлиянии и взаимообусловленности с другими событиями на общеисторическом фоне с учетом конкретно-исторических условий и в хронологической последовательности). Методический инструментарий включает сравнительно–исторический и сравнительно-этнологический анализы карачаево–балкарской культуры, а также системный подход, который позволяет учитывать взаимообусловленность всех компонентов карачаево–балкарской культуры, изучать ее отдельные элементы (виды, роды, жанры и т.п. искусства) с учетом  их самобытности.

Научная новизна диссертации заключается в том, что впервые к  осмыслению карачаево-балкарской духовной культуры применены разнообразные культурологические подходы,  а также введены  принципы типологизации, обоснованные Шпенглером О., Шубартом В. и в работах Кагана М.С., Маркаряна Э. и др.;

- В работе дана классификация карачаево-балкарской культуры и непосредственно искусства согласно антропологическому, семиотическому, географическому, этнологическому, деятельностному и др. подходов;

- Выявлена этническая основа – “прасимвол” карачаево–балкарской культуры, на основе анализа этномифологической картины мира, и его трансформация в творчестве мастеров искусства;

-  Обстоятельно исследован период последних десятилетий развития национального изобразительного искусства и литературы, недостаточно освещенный  в трудах предшественников;

- Впервые сопоставлены разные виды искусства (живопись, графика, скульптура, проза, поэзия, драматургия), осуществлен структурный анализ художественной культуры карачаевцев и балкарцев в целом, обобщены взаимовлияния видов искусства.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования  заключается в применимости ее фактологического, концептуального материала в преподавательской, просветительской, музейной и искусствоведческой деятельности при написании научных работ о современной карачаево-балкарской духовной художественной культуре.

Апробация работы основные положения диссертации и некоторые обобщения из нее представлены в выступлениях на межвузовских, региональных, международных научных конференций и в журнальных публикациях, использованы при чтении лекций по курсу «Мировой художественной культуры» и «Культурология». 

Структура диссертации  построена в соответствии с целями и задачами исследования и состоит из введения, трех разделов, заключения, списка использованных источников и литературы.

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, степень ее научной изученности, раскрываются цели и задачи теоретико-методологические принципы и методы, формулируется научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, дана характеристика источниковой базы.

Первый раздел  “Генезис карачаевского и балкарского искусства” посвящен выявлению истоков карачаевской и балкарской художественной культуры, ее становлению и развитию.

 В развитии карачаево-балкарской художественной культуры диссертант выделяет пять периодов.

Первый (до 20-х г. ХХ в.) можно назвать архаичным: основными элементами художественной культуры являются фольклор, декоративно-прикладное искусство, народное творчество. 

Второй период в становлении национальной  литературы и изобразительного искусства с 20-х по 1941 г. характеризуется становлением национального самосознания карачаевцев и балкарцев как современных наций, что связано с преодолением феодальной раздробленности, развитием индустриальной экономики и торгово-промышленных отношений, ростом просвещения и культуры.

Развитию профессиональной карачаево-балкарской художественной культуры способствовало создание национальная письменность на основе кириллицы, явившаяся основой для возникновения профессиональной карачаево-балкарской литературы, фундамент которой закладывали карачаево-балкарские писатели – Шахмурзаев С., Уртенов А., Гуртуев Б., Каракотов И., Байкулов Д., Карачайлы О. (Хубиев), Эбзеев Э., Гебенов Г., Ульбашев А., Хочиев С., Теммоев Х., Боташев И., Байрамукова Х., Кулиев К., Отаров С., Урусов М., Борлаков Т., Хубиев О. и Кациев Х.

В карачаево-балкарском изобразительном искусстве, при практически полном отсутствии собственных профессиональных кадров решающую роль в создании национальной школы изобразительного искусства сыграла помощь русских мастеров кисти - Алёхина М.В., Жильцова И.Ф., Ваннах М.А., Гусаченко И.Н., Балицкого В.И., Брюммер Л.В., Смольянинова Н.А., а с 1939 г. - Трындик Н.З. и Борисенко В. В довоенный период  работает лишь один  карачаевский художник - Исхак Акбаев, имя которого вошло во Всемирный каталог наивного искусства.

Важными вехами в становлении и развитии национальной художественной культуры стали: создание оргкомитета Союза Советских писателей в г.Нальчике в 1933 г. и отделения Союза писателей СССР в Карачае в 1935 г., открытие Бюро кабардино-балкарских художников в 1939 г. и Балкарского Государственного драмтеатра в 1970 г.

Третий период (1941-1957/58 гг.) – художественная культура карачаево-балкарского народа развивалась в неблагоприятных условиях. В рамках данного периода выделяют два этапа: 1941- 1943/44 гг. – искусство военных лет, 1943/44 -1957 гг. – искусство периода геноцида. Во время  войны творчество таких талантливых карачаево-балкарских писателей, как Х. Байрамуковой, О.Хубиева, К.Кулиева, К.Отарова, А.Соттаева знаменует новый этап в развитии национальной литературы.       

В годы геноцида карачаево-балкарская культура почти не развивается. Переселенцы не имеют права обучаться в вузах, публиковаться, печататься, иметь свои очаги культуры, международные контакты ограничены, нет выхода на мировую систему и т.д. В этот период основную культурную роль выполняла культурная традиция и народный фольклор. В годы репрессий в Казахстане работает карачаевский скульптор Х.Крымшамхалов,  участвовавший во всех художественных выставках республики. Не прекращают свою творческую деятельность в местах переселения и карачаево-балкарские литераторы - К. Кулиев, Ж. Залиханов, М. Кульбаев, Х. Хутуев. А. Суюнчев  и многие другие.

Допущенная в отношении карачаево-балкарского народа социальная несправедливость нанесла большой урон их национальной культуре, дальнейшее развитие которой было искусственно заторможено, но не остановлено.

Четвертый период (60-е г. – первая половина до 80-х гг.) связан с «хрущевской оттепелью», положившей начало возвращению карачаево-балкарского народа на Родину в 1956- 1957 гг. и становлению художественной культуры, развитию национального искусства как полиструктурной системы - литература, живопись, скульптура, графика, активному росту национальных кадров в области литературы и изобразительного искусства.

Принимаются организационные меры по восстановлению карачаево-балкарской литературы. Начинают выходить газеты “Коммунизмге жол” (Путь к коммунизму”), “Къызыл Къарачай” (Красный Карачай”), в Кабардино-Балкарии учреждается литературно-художественный альманах «Шуёхлукъ» («Дружба»). Вместе со старшим поколением литераторов - О.Хубиевым, Х.Байрамуковой, К.Отаровым активно начинают работать представители нового - К.Кулиев  А.Суюнчев, Д.Кубанов, А. Семенов, Б.Батчаев. Х.Джаубаев, И.Хубиева и др. Творчество Ж.Залиханова, О.Этезова и Х.Кудаева способствуют развитию национальной драматургии.

В 1956 г. создается Кабардино-Балкарское отделение Союза художников РСФСР, членом которого после успешного окончания Тбилисской академии художеств в 1957 г. становится первый представитель карачаево-балкарского народа Х.Б. Крымшамхалов. В конце 60-х г. обретает свое лицо национальная графика с приходом в изобразительное искусство Кабардино-Балкарии Я.Аккизова с С.Меджитовой и  Карачаево-Черкесии - П.Узденова.  В Карачаево-Черкесии начинают работать живописцы М.Чомаев, И.Аков, а в Кабардино-Балкарии скульптор Д.Джанхотов.

Большим событием в области становится открытие в 1967 г. художественно-графического факультета в Карачаево-Черкесском государственном педагогическом институте в г. Карачаевске, в стенах которого было подготовлено большинство карачаевских художников.

Важный этап развития изобразительного искусства и литературы Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкессии - 70-е г. Национальная литература пополняется  новыми силами, с более раскрепощенным взглядом на мир - это поэты М.Бабаев, А.Байзуллаев. А.Созаев, А.Бегиев, М.Кубанов, С.Байчоров и др., прозаики З.Толгуров, А.Теппеев, М.Батчаев, Э.Гуртуев и многие др. С 70-х г., начинается активный приток профессионально подготовленных в художественных вузах и училищах страны карачаево-балкарских художников: в 70-е г. - В.Курданов, И.Джанкишиев, М.Борлаков, Мубанов, В.Эркенов, У.Мижев, Б.Атаев, М.Абайханов, Ш.Пиляров, М.Хабичев, в 80-е г. - К.Французов, М.Бостанов, Т.Черкесов, К.Атабиева, А.Занибеков, Б.Гуданаев, Х. Теппеев, Л.Ахматов; 90-е - А.Кулиев, Ю.Чеченов, А.Уянаев. В их числе и графики, и скульпторы, и живописцы.

Социально-экономические и политические изменения, связанные с решениями апрельского пленума ЦК КПСС 1985 г. и XXVII съезда КПСС, повлекли за собой столь же значительные перемены в условиях существования и функционирования художественной культуры страны. Они ознаменовали вступление карачаево-балкарского искусства в последний современный период своего развития: возвращено культурное наследие, преобразована система функционирования культуры, произошли качественные изменения в сфере обмена культурных ценностей, демократизировано художественное творчество, пересмотрены содержание и форма художественных произведений.

В современном карачаево-балкарском искусстве наблюдаются, с одной стороны, тенденции постиндустриальной культуры, усиление элитарного снобизма среди некоторых представителей творческих цехов, коммерциализация и деэстетизация искусства, а с другой, выявляются национально-специфические явления, как всплеск интереса к теме “депортации”, определяющей семантику многих художественных произведений современных авторов (особенно в литературе). Отголоском общероссийских деструктивных процессов в Кабардино-Балкарии становится рост как сепаратистских, так и национально-патриотических настроений, повлекших за собой раскол Союза писателей КБР в сентябре 1990 г. на кабардинскую, балкарскую и русскоязычную секции. Но спустя восемь лет на IX съезде писателей КБР был воссоздан объединенный Союз писателей.

С открытием “железного занавеса” карачаево-балкарские матера изобразительного искусства получили возможность выйти на международный рынок картин - в 1996 г. супруги Х.Атабиева и А.Занибеков становятся членами Интернациональной Федерации Художников ЮНЕСКО - IFA.

За небольшой промежуток времени (с 20-х по 90-е гг.) карачаево-балкарская литература и изобразительное искусство достигли значительных успехов, наивысший из которых связан с творчеством общепризнанных в большой литературе поэтов К.Кулиева, М.Зумакуловой, К.Отарова и серьезным международным признанием творчества таких художников как Я.Аккизов, А.Кулиев и др. Широкий круг читателей страны знаком с творчеством М. Батчаева и Х. Байрамуковой, О. Хубиева.  В 90-е гг. карачаево-балкарское искусство вышло из этнического состояния и поднялось до уровня профессиональной мировой художественной культуры.

Во втором разделе “Типология карачаевской и балкарской художественной культуры” автор использует различные принципы типологизации, проводит семиотический, антропологический и аксиологический анализ карачаево-балкарской художественной культуры. Опираясь на историческую типологию культуры Завадского С.А. и  Новикова Л.И., диссертант определяет карачаево-балкарскую культуру как “адаптивную”, так как в ней сочетаются и традиционный, и цивилизационный уровни.

Автор, следуя за Джуртубаевым М., применяет  классификацию Шубарта В., Бахофена, Фробениуса – “мужская-женская” культура, считает, что карачаево-балкарская культура относится к мужскому типу, доказывая свою мысль преобладанием “мужских черт” в декоративно-прикладном и профессиональном художественном творчестве карачаевцев и балкарцев. Это крупность, ясность, четкость рисунка, отсутствие детализации, использование чистых цветов, стремление к однотонности.

В изучении карачаево-балкарской культуры диссертант использует антропо-этнологический подход. Объектом внимания становится национальная модификация социальных типов личности советской культуры и культуры постсоветского пространства в карачаево-балкарском искусстве.

Антропологический анализ структуры карачаево- балкарского искусства выявил типы, как собственно национальные (тип чабана, охотника, мудрого старца, всадника-воина), так и характерные для  художественной культуры российской и мировой (тип «цивилизованный», «природный», «переходный» - вчерашний аульчанин, переехавший в город, тип «на чужбине», тип манкурта). 

Если в антропологической структуре культуры обратиться к антиномии “коллективное-индивидуальное”, то культуру карачаевцев и балкарцев можно отнести к “одиночным” культурам, так как в мифологии и народном фольклоре именно одиночные подвиги считаются признаками особого мужества1. Данная особенность карачаево- балкарской культуры отражается и в профессиональном  искусстве. Истоки данного явления кроются не только в народном фольклоре, но и, возможно, в географических условиях, в которых развивалась культура данного этноса. Относительно автономное существование горских аулов, ущелий, а также детерминирующий характер индивидуальной деятельности, обусловленный географическими особенностями (человек-охотник, чабан и др.) и определяют подчеркнутое место в антропоцентрической структуре карачаево-балкарской художественной культуры типа человека-одиночки. Здесь отвергается принцип равнинных  культур “один в поле не воин”, так как в мировосприятии карачаевцев и балкарцев складывается совершенно противоположное положение “один как раз воин”, причем, проверка его личных способностей осуществляется именно   в индивидуальной,  а не  коллективной деятельности.

Исходя из семиотического анализа национальной культуры, автор рассматривает уровни отражения национального семиотического поля в карачаево-балкарском искусстве (не профессиональный и профессиональный уровни), выделяет центральное место в художественной картине мироздания карачаевцев и балкарцев занимают горы.  Роль центра мира - Мировой Горы выполнял у карачаевцев и балкарцев Эльбрус (Минги-тау, т.е. “Гора Вечности”). 

Размышляя далее о значимости и месте гор в семиотическом поле карачаево-балкарского этноса, автор в основе культурной деятельности и прасимвола культуры карачаевцев и балкарцев выделяет гору, как праобраз и символ, определяющие весь культурный код[22]. Такое мировосприятие нашло выражение в древней  народной архитектуре, в формах национальной одежды, в своеобразии карачаево-балкарской музыки.

Автор рассматривает такие важнейшие элементы этномифологического поля карачаевцев и балкарцев, как дерево (Мировое дерево) и река, и преломление данных символов в национальном искусстве. Символ Большой Реки встречается в творчестве карачаевских авторов. Данная особенность определяется некоторыми различиями карачаевской и балкарской топографии. Если территория проживания балкарцев ограничена горами, то в географическом ареале карачаевцев находятся большие полноводные реки (например, Кубань, Зеленчук и др.).

Архаическая модель карачаево-балкарского народа, как и других горских народов, порождала ступенчатое восприятие пространства, которое делилось на несколько ярусов (нижний, средний, верхний миры) и сочеталась с зооморфными символами в трехступенчатой системе мироздания, обеспечивая семантическую наполняемость образов в художественных произведениях карачаево-балкарских авторов.

В исследовании анализируется роль цветовой символики в художественном творчестве карачаевцев и балкарцев, которые следуют традиционному цветовосприятию и выбирая палитру, наделяют ее определенным смыслополагающим символическим значением.

Диссертант рассматривает коды других культур, которые функционируют в карачаево-балкарском семиотическом поле. В новейшем карачаево-балкарском искусстве 90-х наблюдается  обращение к символике древних традиционных культур (первобытной, египетской, шумерской, китайской, древнему тюркскому миру), что становится частью творческих поисков авторов на пути отхода от реалистической традиции к  модерну, в контексте современного мирового художественного процесса.

Изучение семиотического поля карачаево-балкарской художественной культуры современного периода связано с исследованием принципов устройства карачаево-балкарского этномира. Территориальная разобщенность аулов в Карачае и Балкарии обусловила ориентацию на семейно-клановые – родовые отношения, которые обеспечивали и поддерживали связь в общости. Архетип “рода” определил  этномифологическую модель мира: Мировая гора, Мировое дерево, как сакрализованный центр и ось карачаево-балкарского мира воплощали в себе автономную полицентрическую сущность социально-правового управления.

В исследовании отмечается, что особенности семиотического пространства карачаево-балкарской художественной культуры во многом обусловлены особенностями формирования этнокультуры в сложных социально-экономических условиях Кавказской войны, революции, гражданской и  Великой Отечественной войн, депортации народа, что замедляло развитие и только регенерация архаичных структур, их жизнеспособность и необычайная  устойчивость позволило возродить карачаво-балкарскую художественную культуру.

Третий раздел “Структурный анализ художественной культуры карачаевцев и балкарцев” посвящен изучению строения художественной культуры карачаевцев и балкарцев и того, как проявляется зависимость состояния и эволюции основных блоков художественной культуры от характера общества в целом.

Наибольшее развитие в художественной культуре карачаевцев и балкарцев получает национально-исторический жанр,  что обусловлено не только влиянием “истоковых” структур, но и общесоюзной  традицией обращения к наиболее значительным, эпохальным моментам истории советского государства - революции, Гражданской и Великой Отечественной войн.

В своем развитии историческая проза о Великой Отечественной войне и революции проходит путь от романтико–героической традиции, идеологизированных штампов (60-70-е гг.) и схем к глубокому отображению психологизации событий и персонажей, к выработке новых жанрово-стилевых подходов и осмыслению того периода  истории с позиции сегодняшнего дня в период 80-90-х гг.

Устойчивая ориентация карачаево-балкарского искусства на синтез архаического (мифологического и мифоэпического)  и современного литературного сознания определила становление с 60-х г. философского направления. Тенденции философского осмысления действительности первоначально наблюдаются в лирике, чуть позже в прозе и с 80-х г. в изобразительном искусстве. В новейшей  литературе появляется лирико-философская проза, приближенная к миру современного человека, которая реализуется в “малых” жанровых формах (рассказ, новелла, миниатюра).

Социальные и нравственные проблемы современности вызвали к жизни работы, в которых художники,  используя ассоциативный подтекст, стремятся донести до зрителя процесс  собственных раздумий, либо передать состояние души, человеческое настроение.

Расширение культурного поля народа повлекло  за собой расширение жанрового разнообразия. В искусстве горцев появляются не свойственные для их архаичного мировидения жанры (ню, фантастика, иконография) и новые жанровые формы (баллада, притча, сказ, памфлет, сонет; мифологический жанр  и др.).

Всплеск интереса общества к религии в последнее время обусловил появление в карачаево-балкарской художественной культуре религиозного жанра. Несмотря на то, что карачаевцы и балкарцы исповедуют ислам, религиозная картина мира в их изобразительном искусстве эклектична. Традиционно она обладает бинарной структурой, в которую входят древний  языческий мифо-эпический, а также исламские элементы, но современное расширение карачаево-балкарского культурного ареала привело к вторжению  инаковых религиозных кодов, в частности, христианского, буддистского и др.

В результате структурного анализа карачаево-балкарской литературы и изобразительного искусства диссертант пришел к следующим выводам.

Карачаево-балкарская художественная культура находится на этапе становления креативного ее типа.  Положительным результатом этого становления являются жанрово-видовое богатство, разнообразная тематика произведений, сосуществование в искусстве различных стилей и направлений (романтизма, реализма, абстракционизма, модернизма, символизма и т.п.). 

В заключении  диссертации подведены итоги и результаты исследования, сделаны основные выводы, главный из которых заключается в том, что карачаево-балкарская художественная культура находится на этапе своего возрождения и дальнейшее ее развитие будет ориентировано в сторону культурного накопления, связанного как с ростом профессионализма карачаево-балкарских мастеров, так и с расширением жанрово-видового пространства.

Основные положения диссертации нашли свое отражение в публикациях автора общим объемом 1,8 печатных листа.

1.     Ульбашева А.А. Роль культурных центров и организаций в стабилизации межнациональных отношений / Культурно-историческая общность людей народов Северного Кавказа и проблемы гуманизации межнациональных отношений на современном этапе: Материалы международной научно-теоретической конференции. Ч. II. - Черкесск, КЧИГИ, 1999. – С. 233-236. (В соавт. Пальчикова Е.А.)

2.     Ульбашева А.А. К вопросу о современных методах изучения художественной этнокультуры. /Информационное общество. Культурологические аспекты и проблемы: Материалы международной научной конференции. Краснодар- Новороссийск, 17-19 сентября 1997 г. – Краснодар, 1997. – С. 189-191. (В соавт. Пальчикова Е.А.)

3.     Ульбашева А.А. К вопросу о национальных особенностях карачаево-балкарского изобразительного искусства. /Тезисы докладов Северо-Кавказской региональной научной конференции студентов и аспирантов и молодых ученых «Перспектива-99». 23-26 апреля 1999 г. – Нальчик, 1999. С. 13-15.

4.     Ульбашева А.А. Семиотическое пространство карачаево-балкарской художественной культуры. /Сборник молодых ученых КБГУ. - Нальчик, 20001. С.244-248.

5.     Ульбашева А.А. Антропологический подход в изучении карачаево-балкарской художественной культуры. //Литературная Кабардино-Балкария, №1. Нальчик, 2001, С.68-75.

6.     Ульбашева А.А. Этнокультурный архетипы в карачаево-балкарском искусстве. //Литературная Кабардино-Балкария, №2. Нальчик, 2001, С.95-103.

7.     Ульбашева А.А. Многообразие жанров в карачаево–балкарском изобразительном искусстве. / Минги тау, № 6. Нальчик, 1999. – С. 193-201.

_________________________________________________

Типография КГУКИ. 350072, ул. 40-лет Победы, 33.

Заказ 546. Тираж  110. Подписано к печати 6.XI.2000г..



[1] Джуртубаев М.Ч. Душа Балкарии.- Нальчик, 1997.

[2] Хутуев Х.И. Становление и развитие социалистической культуры советской Кабардино-Балкарии.- Нальчик, 1984;  Мамбетов Г.Х., Хутуев Х.И. Братская помощь русского и других народов СССР в развитии культуры Кабардино-Балкарии.- Нальчик, 1984; Герандоков М.Х. Культурное строительство в Кабардино-Балкарии.- Нальчик, 1971.

[3] Хатуев Р.М. Карачай и Балкария до второй половины XIX в.: власть и общество.- С.5-176; Каракетов М.Д. Космогонические мотивы в эзотерическом ритуале карачаевцев и балкарцев. - С.199-274// Карачаевцы и балкарцы: этнография, история, археология.- М., 1999.

[4] Джуртубаев М.Ч. Духовная культура карачаево-балкарского народа/Минги тау №1, 1994.- С.105-213; Кузнецова А.Я. Народное искусство карачаевцев и балкарцев.- Нальчик:Эльбрус, 1982.

[5] Гамзатов Г.Г. Литература народов Дагестана. Дооктябрьский период.- М., 1982; Тхагазитов Ю.М. Эволюция художественного сознания адыгов.- Нальчик, 1996; Казбеков З.Г. Дагестан в европейской литературе.- Махачкала, 1994; Бекизова Л.А. От богатырского эпоса к роману.- Ставрополь, 1974; Тугов В.Б. Очерки истории абазинской литературы.- Черкесск, 1970.

[6] Толгуров З. Формирование социалистического реализма в балкарской поэзии.- Нальчик, 1974; Теппеев А. Балкарская проза.- Нальчик, 1974; Урусбиева Ф.А. Путь к жанру: очерк истории жанров в балкарской литературе.- Нальчик, 1972; Караева А. Очерк истории карачаевской литературы.- М., 1966; Беккизова Л.М. История и современность  в прозе северокавказских литератур//Художественные искания современной многонациональной литературы.- Кишинев, 1976.

[7] Шортанов А.Т. Театральное искусство Кабардино-Балкарии. -Нальчик, 1961.

[8] Шлыков В.А. Изобразительное искусство Карачаево-Балкарии.- Нальчик, 1963; Аппаева Ж. Рисунок времени.- Нальчик, 1996.

[9] Кодзоков В.К. Певцы земли родной; Дауров А.А. Музыкальная жизнь народов Карачаево-Черкессии.- Черкесск, 1974; Хубиева М.А. Карачаево-балкарские народные песни советского периода.- Нальчик, 1980; Ортабаева Р. О карачаево-балкарских народных певцах.- Нальчик, 1978.

3 Кудаев М. Древние танцы карачаевцев и балкарцев.-Нальчик, 1971

1  Термин О.Шпенглера из работы “Закат Европы”.

[10] Тойнби А. Постижение истории.- М., 1996; Шпенглер О. Закат Европы.- М., 1993; Данилевский Н.Я. Россия и Европа.- СПб., 1971; Сорокин П. Человек, цивилизация, общество.- М., 1991.

[11] Шубарт В. Европа и душа Востока/Личный архив М.Джуртубаева.

[12] Завадский С.А., Новикова Л.И. Цивилизация и культура.-М., 1983.

[13] Ахиезер А.С. Россия: критика исторического опыта. Ч.1-3.- М., 1991; Каган М.С. Философские культуры.- СПб., 1996; Межуев В.М. Культурология и философия культуры //Культурология сегодня//РАУ.- М., 1993; Давыдов Ю.Н. История и национальность.- М., 1991.

[14] Маркарян Э.С. Системное исследование человеческой деятельности; Каган М.С. Изучение художественной культуры как системы.

[15] Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества.- М., 1979.- 424 с.

[16] Поспелов Г.Н. Проблемы исторического развития литературы.- М., 1972.- 272 с.

[17] Библер В.С. От наукоучения к логике культуры.- М., 1991; Ерасов Б.С. Социальная культурология.- Ч.1-2.- М., 1994; Маркарян Э. Теория культуры и современная наука.- М., 1983; Мыльников А.С. Основы исторической типологии культуры.- Л., 1979; Чебоксаров Н.Н. Народы, расы, культуры.- М., 1987; Арутюнов С.А. Народы и культуры: Развитие и взаимодействие.- М., 1989; Иконников Н.К. Механизмы межкультурного восприятия//Социологические исследования.- 1995.- №8.

[18] Гачев Г.Д. Образ в художественной культуре.- М., 1981; Фохт-Бабушкин Ю.У. Художественная культура и развитие личности.- М., 1987; Кантор К.М. Тысячеглавый Аргус: Искусство и культура.- М., 1990; Шибутани Т. Художественная культура и развитие личности.- М.,1987; Гетегежев В.А. Грани новой жизни: социально-эстетические закономерности художественной культуры.- Нальчик, 1983.

[19] Кассирер Э. Опыт о человеке: Введение в философию человеческой культуры.//Проблема человека в западной  философии.- М., 1990; Лотман Ю. Структура  художественного текста.- Таллинн, 1970; Langers Feeling and Form.- New York, 1953.

[20] Лотман Ю.М. Символ в системе культуры/ Избр. ст. в 3-х тт. Т.1. Статьи по семиотике и типологии культуры. -Таллинн, 1992.- С.192.

[21] Юнг К. Психология бессознательного. - М., 1994.

1 Джуртубаев М. Духовная культура карачаево-балкарского народа/ Ас-Алан №1.- М., 1998.- С.145.

[22] Шпенглер О.  Закат Европы.- М., 1993.