Краснодарский  государственный  университет

культуры  и  искусств

 

 

 

На правах рукописи

 

 



 

ДАРБАКОВА  Валентина  Петровна

 

 

ЛАМАИЗМ  В  СОЦИОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ  ЭТНОСА

 

 

 

Специальность - 24.00.01  Теория культуры

 

 

 

Автореферат

диссертации на  соискание  ученой  степени

доктора  культурологии

 

Краснодар,   2002

 

Общая  характеристика  работы

 

Актуальность темы исследования. Настоящая работа представляет собой актуальное научное исследование, посвященное религии калмыков – ламаизму, отражающемуся в контексте этнической истории и культуры. Религия и культура – две важные ветви духовной культуры, взаимосвязанные на протяжении всей истории человечества. И эти параметры концептуальной связи не изучены и остаются главными проблемами культурологии.

Религия всегда была предметом исследования в контексте исторических пертурбаций, этнических судеб и одного государства, и одного народа. И, как правило, во все времена религия переживала императив, гекатомб и сводящий к непременному возрождению этап.

В настоящее время оживился научный интерес к познанию этноконфессиональных пластов глобализации как динамических аспектов цивилизации, к которым относится ламаизм.

Ламаизм как культурно-генетическая основа этноса с культурными кодами и культурными модификациями находится в концептуальной связи с социумом, являясь структурным ядром его идеологической платформы.

Интерпретация традиций ламаистской культуры характеризуется специфичностью этнической, региональной субстанции, именно поэтому ламаизм иногда именуется региональной религией.

Данное научное исследование представляет конфессиональную доминанту калмыцкой культуры в новом видении проблемы. Так, в силу исторических специфических условий ламаизм, перешедший в статус «нелегальности» в период господства марксистко-ленинской идеологии, отойдя от природы национальной культуры, формирует новый этнокультурный, социокультурный пласт, представляющий структурирующий адепт ламаистской культуры.

Актуальность данной проблемы определяется и тем, что на современном этапе религиозная ситуация как в России в целом, так и на Евразийском «континенте», в частности, одна из главных проблем, выражающих политическую и культурную футурологичность.

В настоящее время в отечественной науке все чаще исследователи обращаются к этой теме, так как увеличилось количество верующих, исповедующих христианство, ислам, буддизм; религия стала занимать магистральную позицию в культурном и политическом пространстве России.

На основе изученных материалов, опубликованных источников, научной литературы, касающейся истории, этнографии, религии и культуры, в данной работе представлена история религии и культуры Калмыкии, бытовые формы ламаизма, распространявшиеся среди мирян, место норм ламаистской морали в быту калмыков, то есть рассмотрен ламаизм, являющийся своеобразным значимым символом самосохранения этноса.

Актуальность темы исследования обусловлена и тем, что, несмотря на достаточно широкое обращение к ламаизму и ламаистской культуре калмыков с этнографических и исторических позиций, культурологические исследования по этой проблеме отсутствуют.

Для современной академической науки это — еще одна попытка восполнить дефицит в специальных научных изысканиях, посвященных северному течению буддизма – ламаизму, ламаистской культуре и истории калмыков, этническому духовному коду — важному пласту буддологии.

Степень научной разработанности проблемы. В отечественном религиоведении, истории, этнографии, культурологии в последние десятилетия изучению религии посвящается обширная литература по всем конфессиям, исключение составляют буддологические проблемы, хотя отечественная буддология сложилась еще в XIX веке как одна из значительных разделов науки России, сочетая строгий научный подход и классический концептуальный анализ. Изучение буддизма, безусловно, было уделом эрудированных, высокообразованных людей, создавших труды, вошедшие в золотой фонд науки. Среди основоположников исследования буддизма такие яркие личности как Ф.И. Щербатской, В.П. Васильев, Б.Я. Владимирцев, А.И. Востриков, Ю.Н. Рерих, Е.Е. Обермиллер, К.Ц. Цибиков и многие другие. Не будет преувеличением сказать, что буддология привлекала к себе внимание исследователей, потому что это — емкая наука, связанная с историей, философией, этнографией, искусством, культурой и другими областями знаний.

Буддология состоит не только из классического буддизма, но и из многочисленных школ, направлений, течений, сект, толков. Одним из интереснейших, но недостаточно изученных направлений остается ламаизм. Ламаизм — тибетская форма буддизма. К последователям ламаизма относятся народы Тибета, Непала, Бутана, Монголии, севера и северо-востока Китая, севера Индии и Пакистана, в России буддисты — ламаисты – буряты, тувинцы, калмыки.

В процессе исследования были использованы публикации, посвященные ламаизму в контексте культуры калмыков. Они представляют такие важные вопросы истории распространения ламаизма, как оценка его социальной роли, значение в развитии духовной культуры и другие важные сегменты проблематики. Безусловно, в представлении использованных материалов следует остановиться лишь на некоторых главах его разделах.

Особенно большую сложность представляет исследование самого раннего этапа в истории распространения ламаизма у калмыков, обусловленное ограниченностью материала, но составившее генетический код нации.

При исследовании раннего ойратского периода в истории распространения ламаизма было чрезвычайно важным обратиться к ойрат-калмыцким источникам, в первую очередь, к историко-литературным памятникам, в которых отражена как кочевая история и культура, так и история религии. К сожалению, некоторые фрагменты в них требуют пояснений, и, конечно, переиздание их с квалифицированными комментариями существенно обогатило бы буддологическую науку.

Непревзойденным по научной ценности источником по истории изучения ламаистской культуры ойрат является «Биография Зая-Пандиты», принадлежащая перу одного из его учеников и почитателей — Ратнабхадра . Деятельность Зая-Пандиты – видного представителя ламаистской церкви Западной Монголии, сыгравшего важную роль в первой и начале второй половины XVII века в общественно-политической жизни Халхи и Джунгарии, среди разрозненных ойратских этнических групп, расселявшихся на довольно значительной территории Центральной Азии, Сибири, Евразии, представляет особый интерес.

Своеобразным источником при исследовании ойрат-калмыцкого периода в истории распространения ламаизма являются «Монголо-ойратские законы 1640 г. Дополненные указы Галдан-хунтайджи и законы, составленные для волжских калмыков при калмыцком хане Дондок-Даши», проливающие свет на последующий статус ламаистской церкви и ее священнослужителей, определяя ее императив, отражая своеобразную правовую культуру калмыцкого народа.

Большой вклад в изучение истории распространения ламаизма и культуры калмыков внесли три оренбургские и две астраханские академические экспедиции. Первой оренбургской экспедицией руководил академик Петр Симон Паллас, второй – Иван Иванович Лепехин, третьей — Иоганн Готлиб Георги, астраханские экспедиции возглавили Самуил Гмелин и Иоганн Гильденштедт. Эти экспедиции носили комплексный характер: в их задачу входил сбор разнопланового материала, именно поэтому в отчетах об их деятельности нашли отражение культура, этнография и религия калмыков. Все пять академических экспедиций дали богатый материал для научного изучения ламаистской культуры калмыков, и хотя, многие стороны религии не были затронуты, тем не менее они заложили основу дальнейшей разработки как чисто исторических аспектов в исследовании ламаизма, так и буддологических, религиоведческих проблем в их связи с традиционной культурой.

В XIX веке в силу исторических специфических условий повышается интерес к изучению духовной культуры, быта, религии калмыков. В этот период изучение ламаизма привлекает внимание не только исследователей, но и официальных лиц, что было обусловлено не только чисто научной стороной, но и необходимостью в осуществлении колониальных планов российского государства.

Интерес к культуре калмыков и их религии, несомненно, малоизвестной в России, в большей мере усиливается в период перехода самодержавия к ограничению прав ламаистской церкви и постепенному ее подчинению интересам государства, «присмотром» со стороны русской администрации, вызывавшемся политикой окончательного уничтожения остатков калмыцкой автономии, то есть, целым рядом государственных задач. Неудивительно, что именно в этот период выходят работы, где авторы пытаются дать не только историческую обусловленность состояния ламаизма у калмыков в те или иные времена, но и уделяют внимание их материальной и духовной культуре в контексте экономической и социальной истории, например, труды Н.И. Страхова «Нынешнее состояние калмыцкого народа», Н. Нефедьева «Подробные сведения о волжских калмыках, собранные на месте», Н. Навроцкого «Описание калмыцкого хурула», П. Небольсина «Очерки быта калмыков Хошеутовского улуса» .

Наиболее известными работами по данной теме исследования являются издания А.А. Бобровникова «Очерк религиозного состояния калмыков», Ф.М. Юштина «Обозрение мероприятий правительства к распространению христианства между калмыками», П. Смирнова «О калмыках» в «Астраханских епархиальных ведомостях», Н. Львовского «Калмыки Большедербетовского улуса Ставропольской губернии», Я.Н. Дуброва «Быт калмыков Ставропольской губернии», А.В. Терещенко «Об обращении калмыков в православную веру», П.Д. Шестакова «Сведения о распространении христианства у калмыков» и другие .

Достопримечательно то, что, посвященные религиозным воззрениям калмыков, правда, в разной мере, фактологически авторитетными, как и впрочем, теоретически доказательными, выходят оригинальные издания. Таковы, например, опубликованные труды И. Ульянова «Астраханские калмыки и их домашне-религиозный быт и общественно-религиозные нужды», И.А. Житецкого «Очерки быта астраханских калмыков», Н. Бурдукова «Митричен кристен», Н. Бадмаева «Домашне-религиозный быт приволжских калмыков», Н.Э. Уланова «Буддийско-ламаистское духовенство донских калмыков, его современное положение», «Сказание о хождении в Тибетскую страну Мало-Дербетовского База-Бакши» и неопубликованная работа А.М. Позднеева «Отчет о командировке тайного советника А.М. Позднеева в калмыцкие стойбища Терской, Уральской, Оренбургской губернии с целью изучения религиозного быта» .

В исследовании ламаистской культуры, истории распространения ламаизма у калмыков, несомненно, нельзя обойти вниманием издания, отражавшие новое отношение к религии в советское время, с критической оценкой вероучительных положений ламаизма, по-иному расценивавших «влияние религии на широкие народные массы», то есть представлявшие атеистическую линию, соответствовавшую деятельности государственной машины того времени. И это, конечно, еще одна направленность «судьбы» ламаистской культуры – критика догматических положений, выливавшихся в «путь борьбы за ее искоренение», хотя принятый в 1919 году декрет звучал довольно безобидно: «Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви». В большинстве своем — это небольшие статьи, краткие буклеты непосредственно агитационного характера с рекомендациями сиюминутного действия.

Новой позиции, формированию социалистической культуры, критике догматических основ ламаизма посвящены статьи К. Долгина, Б. Майорова, Э. Шучинова.

Кроме этого, интерес представляют работы М. Кобецкого, Б. Бадмаева, С. Мергасовой  и другие публикации в журналах «Атеист», «Антирелигиозник», «Жизнь национальностей», «Наш край», «Нижнее Поволжье», «Ойратские известия», «Калмыцкая степь», «Вестник Калмыцкого обкома». Следует отметить, что значительную роль в атеистическом движении в Калмыкии сыграла газета «Улан Хальмг».

В целом, атеистическая проблематика явилась одним из разделов историографической буддологии и традиционной культуры, еще требующей своего исследования, являющейся, безусловно, специфическим аспектом культурологической науки о калмыках.

Отечественная наука всегда уделяла серьезное внимание буддологическим исследованиям. В последние десятилетия XX века российская буддология, точнее, рассматриваемый ею ламаистский раздел обогатился рядом серьезных фундаментальных работ, и это, в первую очередь, исследования Р.Е. Пубаева, К.М. Герасимовой А.Н. Кочетова, Н.Л. Жуковской, Е.С. Софроновой, К.А. Наднеевой и других известных востоковедов-религиоведов России.

Особо необходимо отметить, что в данной работе использованы материалы архивов Москвы, Санкт-Петербурга, Ставрополя, Элисты, Улан-Батора. Уникальные документальные материалы составляют архивные хранилища институтов Российской Академии наук (РАН), в частности, Архив института истории РАН, Архив института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН, Архив института востоковедения РАН, Центральный государственный архив древних актов, Центральный государственный военно-исторический архив, Национальный архив Республики Калмыкия и другие архивы, где в специальных документальных материалах, «официальных актах», «донесениях», «письмах», «распросных речах», «отписках», «описаниях», «путешествиях» сообщаются ценные сведения по различным аспектам ламаистской культуры и ламаизма калмыков.

Совокупность использованных материалов, опубликованных и неопубликованных, составили основу, позволившую представить ламаистскую культуру, историю распространения ламаизма и его значимость в социокультурном пространстве этноса.

Хронологические рамки исследования охватывают в целом период с XVII – до 90 годов XX века. Исследование включает культурно-генетическую эпоху ламаизма с XVII века до 30-х годов ХХ века, то есть до периода подготовки и осуществления государством его гекатомбической стадии. Правда ламаизм продолжал нелегально, лишь уже в незначительной мере, на бытовом уровне, до последнего десятилетия ХХ века, когда религия вообще и ламаизм, в частности, получила легализацию.

Цель и задачи исследования. Основная цель проведенного исследования заключается в осуществлении культурологического анализа роли ламаизма в социокультуре калмыков и значимости ламаистской церкви с точки зрения принципов отечественной науки.

В соответствии с обозначенной целью в работе последовательно решаются следующие задачи:

- обосновать вероучительные положения ламаизма — неотъемлемого раздела буддологии;

- рассмотреть ламаизм как генетическое ядро этноса;

- обозначить содержание (в мирской интерпретации) ламаизма с позиций светского этнографизма – обрядность, принятую в калмыцком ламаизме; описание хурула, иерархической структуры;

- определить динамику экономического состояния калмыцкого духовенства;

- выделить основные исторические вехи в распространении ламаизма у калмыков, определив временной «фрагмент» — начало ХVII века – последнее десятилетия ХХ века;

- рассмотреть судьбу ламаизма сквозь призму проблем секуляризации и мировоззренческого климата ХХ века.

Методологические и теоретические аспекты исследования. Диссертационная работа опирается на принципы