ЕРЕЩЕНКО Ирина Владимировна

 

Музыка в социокультурном пространстве региона

 

24.00.01 - Теория культуры

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

 

Краснодар, 2001

 

Работа выполнена на кафедре теории и истории культуры Краснодарского государственного университета культуры и искусств

 

Научный руководитель:   доктор философских наук, профессор Лях Валентина Ивановна

 

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор Волобуев Виктор Алексеевич,

кандидат философских наук, доцент Борисов Борис Петрович

 

Ведущая организация: Московский государственный научно-исследовательский институт искусствознания

 

Защита состоится  21 декабря  в 13-оо часов на заседании Диссертационного совета Д 210.007.02 по специальности 24.00.01 - «Теория культуры» (философские, исторические науки и культурология) в Краснодарском государственном университете культуры и искусств по адресу: 350072, г. Краснодар, ул. 40-летия Победы, 33, ауд.117

 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Краснодарского государственного университета культуры и искусств

 

Автореферат разослан 21 ноября  2001 г.

 

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор философских наук, профессор                                                 В.И.Лях

 

Общая характеристика работы

Актуальность проблемы исследования определяется глобальными изменениями во всех сферах жизнедеятельности человека, в том числе и духовной. В условиях обновления и демократизации общества большое научно-теоретическое и практическое значение приобретает исследование основных закономерностей и особенностей формирования музыкального искусства в социокультурном пространстве конкретного региона.

Необходимость глубокого философско-культурологического осмысления музыки - детерминанты современной художественной культуры, избранного для исследования социокультурного пространства, актуализируется следующими причинами: во-первых, все большим распространением этого наиболее демократичного вида искусства, во-вторых, необходимостью изучения его генезиса и путей развития; в-третьих, расширением его социальных функций; в-четвертых, самобытностью выбранного для исследования региона, где звучит музыка народов более 100 национальностей и народностей.

Актуализирует проблему исследования и сочетание идей глобализации, универсальности, всеобщности, с региональными особенностями музыкального искусства Кубани, формирующимися на основе полиэтничности и поликонфессиональности края.

Актуальность научной проблемы заключается в преодолении методологического противоречия между накопленным в исторической, искусствоведческой, социологической, этнографической литературе огромным эмпирическим материалом по проблемам музыкального искусства и отсутствием целостного теоретического обобщения его методологии, осмысления места этого вида искусства в социокультурном пространстве конкретного региона.

Степень научной разработанности выбранной проблемы в настоящее время не может быть признана исчерпывающей, несмотря на то, что исследование музыкального искусства, как составной части художественной культуры, нашло отражение в философских. культурологических, искусствоведческих и других работах ученых, начиная с античности и до сегодняшнего дня.

Теоретическая платформа диссертации формировалась на основе осмысления результатов исследований в области философии, теории культуры, новых подходов в изучении искусства, в частности, на положениях, разработанных А.Ф. Лосевым. А.И. Сохором. Г.А. Орловым, Н.Г. Шахназаровой. ТВ. Чередниченко, В.С. Цукерманом, В.В. Медушевским. Н.В. Бекетовой. М.С. Каганом и другими.

В рамках теории культуры автор опирался на выводы Э.В. Ильенкова, М. Шибаевой, Л.Н. Кагана и других.

Осмысление процессов социокультурной динамики и преемственности в музыке исследуемого социокультурного пространства формировалось под влиянием сочинений А. Моля, П. Сорокина и других.

Особое место в формировании предмета исследования принадлежит идеям и положениям, содержащимся в работах ученых Краснодарского государственного университета культуры и искусств Б.П. Борисова, И.И. Горловой, В.П. Гриценко. Н.Г Гаврюшенко, Н.Г. Денисова, С.И. Еременко, В.И. Лях, И. Петрусенко, Н.Р. Туравец и других.

Хотя в научный оборот введен огромный пласт материала, отражающий выбранный аспект проблемы, выдвинуты основательные доводы, объясняющие особенности формирования основных пластов музыкального искусства народов, населяющих социокультурное пространство Кубани, региональный аспект изучения этой проблемы в контексте философско-культурологического знания пока исследован недостаточно.

Под гипотезой исследования подразумевается предположение о том, что в определении роли и места музыки в социокультурном пространстве региона важное значение приобретает теоретическая модель - «региональная форма музыкального искусства», которая классифицируется нами как категория философско-культурологического знания.

Объект исследования - музыкальное искусство социокультурного пространства региона.

Предмет исследования - процесс формирования музыкального искусства в социокультурном пространстве региона.

Цель — определить место и роль музыкального искусства в процессе формирования социокультурного пространства Кубани.

Задачи:

1. Доказать правомерность существования теоретической модели «региональная форма музыкального искусства» как категории философско-культурологического знания.

2. Сформировать структуру теоретической модели «региональная форма музыкального искусства» как подсистемы .социокультурного пространства региона.

3. Исследовать интерпретированные на практике тенденции эволюции содержания культурогенеза региона, описанного в модели, уточнить роль и место традиционного музыкального искусства в сфере социализации различных групп населения Кубани, формировании менталитета народов этого многонационального края.

4. Определить язык музыки как неотъемлемую часть семиотического поля духовной жизни общества, который впитал в себя многие черты этого вида искусства и переработал их в соответствии с национально-культурным своеобразием региона.

5. Выделить основные подходы в изучении музыкальной коммуникации в регионе и её форм, основанных на принципах идентификации этого искусства в различных формах культуры, выявлении региональных особенностей музыки, получивших интерес в современном обществе.

Методологической и теоретической основой стали основополагающие принципы материалистической диалектики: ориентация на материалистическое решение основного вопроса философии, диалектическая идея всеобщей связи и развития, положение о принципиальной познаваемости объективного бытия, основополагающие требования теории научного познания, предполагающие объективность при философско-культурологическом осмыслении музыки как объекта данного исследования.

Диссертационная работа опирается на деятельностный подход в понимании сущности музыки, учитывает семиотический и гуманистические взгляды на этот вид искусства, играющие важную роль в формировании социокультурного пространства региона.

Эволюция процесса исследования сопровождается последовательным переходом от культурно-исторического и системно-исторического анализа к философским и культурологическим подходам. требующим использования достижений современной научной мысли, в частности социокультурной динамики.

Общефилософская постановка проблемы бытования музыкального искусства как категории мышления дала возможность использовать метод структурно-функционального анализа, который позволил взглянуть на музыкальное искусство как на систему ценностей и структуру самосознания общества и исследовать его как явление, развивающееся на разных этапах формирования социокультурного пространства региона.

Положения, выносимые на защиту:

1. На основе выделения основных черт музыкального искусства. как составной части художественной культуры общества, обоснована и сформулирована теоретическая модель «региональная форма музыкального искусства» и сделан её анализ как категории философско-культурологического знания.

2. Исследование этой теоретической модели помогло определить основные компоненты её структуры, как подсистемы конкретного социокультурного пространства, а именно: народное и профессиональное музыкальное творчество, исполнительские формы распространения этого вида искусства, уровни восприятия музыкальных произведений через различные средства, в том числе массовой коммуникации, менталитет слушателей, формирующийся у народов, населяющих регион, система музыкального образования и воспитания различных категорий населения.

3. Философско-культурологическое осмысление выбранной проблемы исследования позволило подтвердить роль музыкального искусства как аккумулятора и транслятора актуальных, социально значимых мировоззренческих и нравственных ценностей, как средства их воспроизводства, способа общения людей, формирующего общественные идеалы.

4. Всесторонний анализ особенностей музыкального искусства Кубани в структуре культурогенеза, которое в сжатом, «конденсированном» виде обобщило итоги совместного существования людей на протяжении всей предшествующей истории, впитало и переработало на основе взаимовлияния и взаимодействия их творчества огромнейшее духовное богатство, позволил более адекватно представить духовную культуру народов, проживающих на культурном пространстве исследуемого региона. Была составлена программа спецкурса «Особенности музыкальной культуры Кубани» в рамках предмета «Культурология», которая органично вошла составной частью в программу региональной системы непрерывного художественно-эстетического образования и воспитания подрастающего поколения, разработанную и внедренную преподавателями Краснодарского государственного университета культуры и искусств.

5. Основные подходы к изучению музыкальной коммуникации региона и её форм основываются на принципах идентификации этого искусства в различных формах культуры и определяют её основные информационные направления, что доказывает теоретическую значимость сформулированной модели «региональная форма музыкального искусства».

Научная и теоретическая значимость исследования заключается:

- в обосновании теоретической модели «региональная форма музыкального искусства» как категории философско-культурологического знания;

- в определении структуры модели «региональная форма музыкального искусства» как подсистемы социокультурного пространства региона;

- в исследовании тенденций эволюции содержания описанной модели в структуре культурогенеза исследуемого региона, уточнении роли и места традиционного музыкального искусства в сфере социализации различных групп населения Кубани, формировании менталитета народов этого многонационального региона;

- в доказательстве, что язык музыки как неотъемлемая часть семиотического поля духовной жизни общества впитал в себя многие черты этого вида искусства народов, населяющих этот край, и переработал их в соответствии с национально-культурным своеобразием региона.

- в уточнении основных подходов к изучению музыкальной коммуникации в регионе и её форм, основанных на принципах идентификации этого искусства в различных формах культуры, выявлении региональных особенностей музыки, получивших наибольший интерес в современном обществе.

Практическая значимость исследования объясняется необходимостью включения основ теории музыкального искусства Кубани в предметы культурологического цикла Краснодарского государственного университета культуры и искусств. В перспективе это может привести к созданию комплекса дисциплин по изучению художественной культуры народов Кубани, который бы объединяла общая философско–культурологическая база, а также изучение этнографии, истории искусств, специальной терминологии. Это могут быть спецсеминары и спецкурсы, которые бы вошли в качестве составной части в основные дисциплины кафедры теории и истории культуры и формировались на основе методов сравнительно-культурологического, сравнительно-исторического и комплексно-энциклопедического.

Материалы и выводы диссертации внедрены в практику учебных заведений различных уровней как региональный компонент предметов культурологического и искусствоведческого циклов, в организацию внеклассного художественного воспитания школьников, учащихся средних специальных заведений, студентов вузов. Они используются при чтении лекций по «Истории музыки», спецкурса «Музыкальная культура Кубани» в Краснодарском государственном университете культуры и искусств.

Апробация работы осуществлялась посредством опубликования результатов исследования в печати, выступлений на научно-практических конференциях; в лекционной и просветительской практике.

Структура диссертации: введение, два раздела, заключение, список источников и литературы.

Основное содержание диссертации

Во введении обосновывается актуальность проблемы, степень её изученности, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования. формируются теоретико-методологическая база, научная и практическая значимость, апробация проблемы.

Первый раздел «Музыка в контексте философско-культурологического знания» состоит из двух частей.

В первой части «Музыка как философско-культурологическая категория» предлагаются различные характеристики этого феномена культуры. Музыка признается художественным эквивалентом философии и математики[1].

Предлагаются слова романтического мыслителя Новалиса, который видел в музыкальных пропорциях формулу универсума, а сами музыкальные пропорции представлялись ему основными соотношениями природы[2].

Диссертант ориентируется также на высказывание русского философа П.А. Флоренского, который считал музыкальное искусство способом представлять духовную глубину мира через «прозрачную» материальность, «таинственное высвечивание действительности иными мирами».

В выделении характерных черт музыкального искусства мы опирались на принцип целостности, сформулированный доктором философских наук, профессором Ю.А. Огородниковым[3].

Изучение философско-культурологического аспекта музыкального искусства помогло объяснить процесс взаимовлияний таких категорий, как прерывное и непрерывное, бесконечное и конечное, замкнутое и открытое, сюжетное, событийное и историческое.

Кроме того, мы рассматриваем это искусство в контексте философско-культурологических категорий, которые характеризуются как наиболее фундаментальные, субстанциальные и субстратные понятия о закономерностях развития, явлениях, процессах и связях, выделяемых исследователями сущностных свойств культуры, на основании которых осуществляется систематизация изучаемых культурных феноменов и разрабатываются методологии и методы их познания[4].

Результаты исследования показали, что трактовка феномена «музыкальное искусство» подвижна и основана не только на философско-культурологическом осмыслении, но и на концепциях музыкальной культуры, которые складывались в различные периоды её формирования. Кроме того, музыкальное искусство - это элемент определенной музыкальной культуры. Оно может выходить за пределы этой культуры под влиянием самых разных, порой противоположных по своему смыслу и значению. художественных процессов. Это объясняет такие качества музыкального искусства как неоднородность, широта и всеохватность. Именно они служат связующим звеном между различными элементами музыкальной культуры и этапами её развития.

Мы согласны с мнением о том. что музыкальное искусство -это своего рода копилка, в которой соединены общественное и индивидуальное, духовное и материальное, теоретическое и практическое.

Связь музыки с философско-культурологическим знанием, с нашей точки зрения, объясняет тот факт, что это искусство несет в себе личностно-эмоциональный оттенок, который является одним из основных его характеристик. Это абсолютизирует значение эмоций исполнителей, приводит к различным интерпретациям того или иного музыкального произведения, дает возможность сравнивать их звучание у разных исполнителей. Этим объясняется сугубо индивидуальное отражение содержания сочинения конкретного музыкального произведения. Можно сказать, что музыка отражает общее и типичное в конкретных живых музыкальных образах. Отсюда следует важная роль синтетического начала в этом искусстве. Оно помогает создать целостный художественный образ, который отражает «задумку» композитора или «изюминку» народного творчества. В том и другом случае музыкальное произведение всегда будет выражать отношение к окружающей действительности. Поэтому мы можем утверждать, что в исполнении музыкального сочинения на первый план выходит личностное начало, которое отражается не только на процессе исполнения произведения, но и на самих результатах исполнительства, т.е. близости его интерпретации замыслу композитора или вкусу слушателей. В этом смысле любое музыкальное произведение можно сравнить с философским сочинением, которое представляет собой «памятник» понимания жизни и понимания мира глубоко думающими личностями в разных эпохах истории человечества. Вышесказанное подтверждается словами В. Вернадского, который называл музыкальные произведения живыми человеческими документами величайшей важности и поучения, которые отражали, прежде всего, личность в её глубочайшем размышлении о мире. И дальше: каждый исполнитель, играя то или иное произведение, отражает в нем свое понимание реальности. Причем, таких «пониманий» будет столько, сколько исполнителей будет играть это конкретное сочинение.

Таким образом, можно утверждать, что музыкальное искусство насыщено философско-культурологическим содержанием. Можно говорить и о роли этого искусства в понимании явлений и событий в жизни общества. Следовательно, музыка способствует «превращению человека в шедевр искусства». Эта мысль прошла красной нитью через всю историю философии от Платона, через Плотина, Августина, Шеллинга, вплоть до Вл. Соловьева[5] и современных философов.

Уже давно вошло в научный оборот понятие «музыкальная культура». Нам интересна его трактовка краснодарским искусствоведом Н.Н. Гаврюшенко, который считает, что музыкальная культура - вид художественной культуры и часть духовной культуры человечества; это - сложная система, элементами которой являются, с одной стороны, виды музыкальной деятельности вместе с их инфраструктурой и музыкальные ценности, с другой стороны - типы музыки, принадлежащие разным эпохам и мировым культурам; факторами функционирования и развития этой системы выступают взаимодействие элементов и единство музыки с контекстом культуры, а предназначение характеризуется социальной полифункциональностью, воплощением ценностных ориентиров культуры и направленностью на духовное совершенствование человека, в том числе на достижение его внутренней целостности, единства с окружающем миром[6].

На основе вышеизложенного и исследуемого материала диссертант сформулировал теоретическую модель «региональная форма музыкального искусства», в структуру которой вошли: формы существования музыки; народная и профессиональная, уровни восприятия музыкальных произведений различными средствами, в том числе массовой коммуникации, менталитет слушателей, формирующийся у народов, населяющих регион, система образования и воспитания различных категорий населения.

Теоретическая модель «региональная форма музыкального искусства», с нашей точки зрения, должна помочь определить и уточнить место и роль этого вида искусства в формировании социокультурного пространства региона. Являясь категорией теории познания, данная модель, в широком смысле слова, представляет собой метод исследования особенностей музыкального искусства, формулирующий «форму - образец», по которой можно будет выделять отличительные черты этого искусства в конкретном регионе.

Музыка, как и культура в целом, семиотически неоднородна, она взаимосвязана не только с другими видами искусства, но и разными сферами культуры. Более того, она вступает с ними в диалог, обмениваясь своими информационными ресурсами. Эти и другие проблемы исследования нашли отражение во второй части первого раздела «Музыкальная семиотика и её функции».

Можно утверждать, что теоретическая модель «региональная форма музыкального искусства», представляет собой образ культуры, выраженный в тексте; который в свою очередь не отражает непосредственно действительность, а является сообщением о том, как эта действительность отпечаталась в сознании человека.

Язык указанной модели представляет собой сложную семиотическую систему, в которую входят: автор - создатель музыкальных текстов, их транслятор и потребитель. Философско-культурологическую характеристику теоретической модели мы осуществляли на основе «порождающего устройства», представляющего собой пансемантическую машину. компонентами которой могут быть эмоциональная, сенсорная, рациональная и вербальная сферы. Все они работают в режиме долговременной памяти и знаково-коммуникативного взаимодействия. Причем, это устройство способно к кодированию, продуцированию ментальных значений, как в дискретной, так и в континуальной форме[7].

Следовательно, теоретическая модель «региональная форма музыкального искусства» структурно оформлена и содержательна. Содержание её складывается из соединения и взаимодействия всех её выразительных средств. Кроме того, при исследовании этой модели использован структурно-семиотический метод, так как, не проникнув в её структуру, невозможно раскрыть сущность музыки как ядра этой модели и понять направление её развития.

Таким образом, опираясь на музыку, как искусство звукового высказывания, разработанная исследователем модель помогает воспроизведению окружающей среды в звуковых образах.

Выраженная в знаковой коммуникации, она всегда связана со всеми процессами, происходящими в обществе, развивается в зависимости от общественно-экономических условий и выполняет определенные социальные функции.

Нужно отметить, что при выборе социальных функций, которые выполняет теоретическая модель исследования, мы опирались на различные точки зрения, и, в частности, на трактовку социальных функций культуры, предложенную профессором И.И. Горловой[8].

Делая вывод по данному разделу, можно отметить, что методология и методы исследования выбранной проблемы позволили подтвердить роль музыкального искусства как аккумулятора и транслятора актуальных, социально значимых ценностей. Это помогло сформулировать основные параметры теоретической модели «региональная форма музыкальной культуры» как категории философско-культурологического знания. Изучение её структурных особенностей показало, что невозможно определить главное и второстепенное в этой модели. В каждом конкретном случае создаются условия, способствующие совершенствованию её структуры, которая должна соответствовали духу времени.

Во втором разделе «Музыкальная коммуникация  в социокультурном пространстве региона» выделено две части. В первой - «Музыка в структуре культурогенеза региона» дана характеристика культурогенеза как способа освоения действительности, создания ценностей, реализации творческого потенциала человека в сфере материального и духовного производства, который представляет собой не просто сумму предметов и ценностей, а процесс раскрытия способностей и дарований людей. С помощью этого процесса человечество совершенствует свой образ жизни[9].

Он возникает прежде, чем складывается новый тип общества и определяет, «как будет воспроизводиться деятельность людей»[10].

Профессор В.И. Лях дает следующее определение культурогенезу:  это - сложный, постоянно развивающийся, интегративный процесс, способный к самовозобновлению, рождению новых форм и интеграции их в социальную практику, это - процесс, обладающий собственными имманентными особенностями, но развивающийся на одном общем фундаменте, построенном в результате формирования нации и её культуры[11].

Рассуждая о генезисе казачьей музыкальной культуры, можно сказать что, несомненно, это - часть русской традиционной музыкальной культуры, но какая - далеко непростой, требующий комплексного исследования, вопрос. Истоки кубанского фольклора уходят вглубь веков. Совершенно очевидны русско-украинские связи. Нельзя отрицать наличие в ней элементов народного творчества автохтонных народов этого культурного пространства, которые обнаруживают себя на уровне средств музыкальной выразительности, особенно в метроритме и в тех качествах, которые отвечают новой системе ценностей[12].

Уникальный песенный сплав сложился на социокультурном пространстве исследуемого региона естественно. Два столетия назад кубанский край заселили запорожские, донские, хоперские, екатеринославские казаки, а также переселенцы из Харьковской, Полтавской, Воронежской, Тульской, Тамбовской и других губерний России. А еще раньше, как, впрочем, и в последующие годы, здесь оседали «служилые» русские солдаты, женившиеся на дочерях и сестрах кунаков-горцев, армян, греков, на пленных турчанках. А тысячу лет назад тут стояли древние русские поселения Тмутараканского княжества.

Кроме того, народный фольклор Кубани «опыляется» песенным цветом поляков, болгар, сербов, цыган, молдаван, а также горскими мелодиями адыгейцев, кабардинцев, лезгинцев, черкесов, абазинцев и других автохтонных народов. Таким образом, в народном творчестве социокультурного пространства региона отразилась история прошлых поколений, в том числе и суровая армейская служба с ее невзгодами, утратами, тоской по родине и близким.

Первым очагом профессиональной музыкальной культуры, венчающим духовное единство народно-песенной стихии и церковного искусства, стал Певческий хор Черноморского, в дальнейшем - Кубанского казачьего войска. Инициатором создания этого коллектива выступил известный кубанский просветитель протоерей К. В. Российский.

По многочисленным свидетельствам, Войсковой хор по своей численности, составу, редкостному подбору голосов, образцовой организации и высоко развитой технике считался единственным в своем роде коллективом, с которым в XIX и в начале XX века не могли состязаться ни архиерейские, ни городские певческие коллективы на всем Северном Кавказе.

22 декабря 1811 года в Екатеринодаре было «решено завести в войске духовную музыку». В указе, принятом по этому поводу войсковой канцелярией, отмечалось, что ещё в 1792 году войску переданы запорожские серебряные литавры и трубы, причем, если литавры употреблялись, то трубы долгое время оставались без употребления.

Таким образом, выполненное исследование позволяет утверждать. что уже в первое десятилетие XIX века на культурном пространстве исследуемого региона появилась база для развития профессионального искусства, основанного на народном творчестве. которое формировалось не через механическое заимствование, смешение разнообразных черт культуры народов, населяющих этот регион. а через осознание, отбор, переосмысление всего богатства культурного наследия, доставшегося нам от наших предков. Таким образом, музыкальное искусство, как неотъемлемая составляющая формирующегося культурного пространства региона, в рассматриваемый период органично вошло в процесс формирования его  культурогенеза. А теоретическая модель «региональная форма музыкального искусства» в сжатом, «конденсированном» виде обобщила итоги совместного существования людей на протяжении всей предшествующей истории, впитала и переработала на основе взаимовлияния и взаимодействия их творчества духовную культуру народов, проживающих на культурном пространстве исследуемого региона. Исследование этой теоретической модели помогло выделить основные компоненты ее структуры, как подсистемы конкретного социокультурного пространства, а именно: народное и профессиональное музыкальное творчество, исполнительские формы распространения этого вида искусства, уровни восприятия музыкальных произведений через различные средства, в том числе массовой коммуникации, менталитет слушателей, формирующийся у народов, населяющих регион, система музыкального образования и воспитания различных категорий населения.

Исследование второй части раздела диссертации «Формы музыкальной коммуникации в социокультурном пространстве региона» подтвердило мысль о преемственности в назначении музыкального искусства - быть средством коммуникации, создавать и передавать «звуковые» сообщения. Кроме того, была подтверждена мысль о том, что социокультурное пространство региона - феномен многоуровневый, многоэтапный и разноплановый.

В современных условиях усилиями Законодательного Собрания, администрации, правительства Краснодарского края, органов местного самоуправления, деятелей культуры и искусства создаются условия для сохранения и развить» музыкального искусства социокультурного пространства исследуемого региона.

Известно, что 90-е годы на Кубани характеризовались снижением культурного уровня населения в целом. Краевая администрация и департамент культуры целенаправленно искали пути преодоления негативных последствий «переходного периода» в духовной жизни социума. Началось формирование социокультурной среды региона через целевые комплексные программы,

Анализ имеющихся статистических данных помог создать определенную социодинамическую картину развития музыки в этом регионе.

С 1997 года был установлен перечень фестивалей, смотров, конкурсов, праздников, проводимых на Кубани, среди которых -фестиваль современной русской песни «Кубань поет Пономаренко».

Музыкальное творчество стало важнейшей частью праздников «Широкая масленица», «Рождественские встречи», «Дни славянской письменности и культуры»; праздника святого Покрова, дня Возрождения кубанского казачества.

Особое место в пропаганде многонационального музыкального искусства Кубани занимает традиционный краевой фестиваль народного творчества «Золотое яблоко».

Многоцветье национальных музыкальных культур народов, проживающих на Кубани, демонстрируется во время всероссийского фестиваля детских фольклорных коллективов «Кубанский казачок».

Уже более десяти лет ежегодно в поселке Тульском республики Адыгея проходит региональный фестиваль казачьей песни, в котором принимают участие республики Северного Кавказа. Материальную поддержку этому празднику искусств оказывают Законодательное собрание Краснодарского края, Администрация Кубани, а также города Майкопа, коммерческие структуры и общественные организации.

Администрация Краснодарского края и Министерство культуры Республики Беларусь приняли совместное решение о проведении Дней культуры Республики Беларусь на Кубани и соответственно Дней культуры Кубани в Республике Беларусь.

Новые условия, в которых находится страна и исследуемый регион, наложили отпечаток и на музыкальное творчество. Сейчас оно, с одной стороны, включается во все виды досуговой деятельности. тяготеющие к фольклорным традициям, а с другой. - объединяет неорганизованных любителей, композиторов, поэтов, художников. сформировавшихся вне каких-либо культурных институтов и влияния педагогов - руководителей[13].

Исследователи считают, что особое место в социокультурном пространстве региона должна занимать пропаганда бытовых фольклорных ансамблей, в репертуаре которых предпочтительны календарно-бытовые элементы, произведения эпического склада как наиболее ценные по их культуротворческой значимости[14].

Таким образом, подтверждается необходимость создания теоретической модели «региональная форма музыкального искусства», структура которой впитала в себя компоненты музыкального творчества, сложившиеся на протяжении длительного времени.

Семиотический подход в исследовании музыки в конкретном регионе позволил выстроить его семиотическое и социокультурное пространство, что дало возможность провести диагностирование процессов, влияющих на музыкальное искусство, раскрыть его содержание и дать характеристику социодинамическим изменениям, происходящим в обществе.

В диссертации проанализирована степень востребованности музыкального искусства. При этом учитывались интересы населения, его профессиональный и жизненный опыт. Нужно отметить, что в рамках исследования на основе изучения процесса взаимовлияния и взаимодействия музыкального искусства народов разных национальностей, автор пришел к выводу, что наблюдается явление регионализации национальной музыкального искусства, а через него создаются условия для появления признаков, позволяющих утверждать, что этот процесс может перейти в мировой музыкальный процесс.

Таким образом, теоретическая модель «региональная форма музыкального искусства» вполне деятельна в условиях выбранного социокультурного пространства - Кубани.

Использование разнообразных методов в изучении музыкальной коммуникации социокультурного пространства региона и её форм помогли сделать выводы, что основные подходы к изучению музыкальной коммуникации региона и ее форм основываются на принципах идентификации этого искусства в различных формах культуры и определяют её основные информационные направления, что доказывает теоретическую значимость сформулированной модели «региональная форма музыкального искусства.

В заключении исследования сделаны выводы, имеющие научно-теоретическую и практическую значимость.

По результатам исследования опубликованы следующие материалы:

1. Надежда Кубани. От идеи - к практике / Методические материалы. ЦДТ Прикубанского округа г Краснодара. - Краснодар, 1998. - 1,5 п.л. (в соавторстве).

2.«Изучение музыкального искусства Кубани // Тезисы XXVIII научной конференции студентов и молодых ученых вузов Юга России. -Краснодар, 2000. - 0,2 п.л.

3.Музыка в контексте философского знания  // Первые Кайгородовские чтения. - Краснодар, 2000.- 0,3 п.л.

4. «Место музыкального искусства в формировании культурного пространства региона» // Материалы научно-практической конференции аспирантов и молодых ученых «Российская культура XXI века глазами молодых ученых». - Краснодар. - 2001, - 2 п.л.

5. Место музыкального искусства в культуре кубанского казачества // Развитие социально-культурной сферы северокавказского региона. Материалы Северокавказской научно-практической конференции молодых ученых - Краснодар, 2001. - 0,2 п.л.

6. Зарождение профессиональной музыкальной культуры Кубани // Информационная свобода и информационная безопасность. Материалы международной научной конференции. Краснодар, 2001. - 0,2 п.л.

7. Особенности региональной музыкальной культуры Кубани Методические рекомендации и программа курса. - Краснодар, 2001. -1 п.л.

Всего по теме диссертации опубликовано 3 п.л.

 

 



[1] См. Чередниченко Т. Музыка в истории культуры. - М., 1994. - С.23.

[2] См. Музыкальная эстетика Германии 19 века. - М., 1981. - С.317.

[3] Огородников Ю.А. Литература как искусство. М., 1998. - С.11-12.

[4] Культурология. Энциклопедия. - М.. 1999. - С. 302.

[5] См. Бранский. Искусство и философия. - Калининград, 1999. - С. 689.

[6] Гаврюшенко Н.Н. О системной трактовке понятия «музыкальная культура» / Методологические аспекты музыкознания и музыкальной педагогики. Материалы Всероссийской научной конференции. - Краснодар. 1997. - С.13.

[7] Гриценко В. П. Семиотическая реальность, семиотическая машина и семиосфера. - Краснодар, 2000. - С. 45-46.

[8] См. Горлова И.И. Культурная политика в современной России: региональный аспект. - Краснодар, 1998. - 35-37.

[9] Спенсер Г. Социология как предмет изучения. - СПб., 1897.

[10] Кант И. Критика способности суждения: Соч. в 6-ти тт. М., 1956. -Т.5. С. 464.

[11] Лях В.И. Культурогенез как проблема теории культуры. Автореф. дисс. на соискание ученой степени доктора философских наук - М.. 1999. - с.25.

[12] См. Соколова Л. К вопросу генезиса казачьей музыкальной культуры: Проблемы казачьей культуры: Матер, научи, -практич. конф. - Майкоп, 1997. - С. 67-71.

[13] См. Михайлов В., Мезер Ю. Состояние и развитие видов и жанров художественного творчества .на Кубани // Проблемы и пути раавития народного художественного творчества Кубани. Краевая научно-практическая конференция. Краснодар, 1997. Тезисы докладов. - Краснодар.1998. - С. 8.

[14] См. Материалы научно-практической конференции «Традиционные национальные культуры Кубани: состав, состояние, проблемы». - Краснодар. 1991. С. 114-115.