НАГДАЛИЕВ САДИГ

 

СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ВЫНУЖДЕННОЙ МИГРАЦИИ В РЕЗУЛЬТАТЕ МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ КОНФЛИКТОВ

Специальность 22.00.04 - социальная структура, социальные институты и процессы

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук

Москва-1998

Работа выполнена на кафедре социологии Института молодежи.

 

 

 

/. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Межнациональные конфликты пе­риода перестройки в СССР, начиная с декабрьских (1986 г.) событий в Алма-Ате и кровавых столкновений в Нагорном Карабахе в феврале 1988 г., последующих вспышек насилия в Приднестровье, первой волны вынужденных мигрантов - турок-месхетинцев в 1989 г., в самый разгар перестройки шокировали общественное мнение, породили коллапс вла­сти и стали одним из факторов развала страны. Лозунги интернациона­лизма, дружбы народов, соединения людей в единой общности - совет­ском народе потускнели. Новые испытательные полигоны вражды наций - еще недавно близких друзей - имели огромное воздействие на полити­ческие процессы в СССР. Межнациональные конфликты, конфликто-генные выступления ряда национальных движений и организаций приве­ли к "параду суверенитетов" и политической гибели СССР.

Распад СССР не остановил конфликты между народами и перевел их из внутреннего дела одной страны в сферу межгосударственных от­ношений, а карабахский - в международную войну. Политические по­следствия этих событий анализируются крупнейшими политиками, поли­тическими партиями, аналитическими группами. Однако политические последствия межнациональных конфликтов - лишь первый эшелон про­блем, подлежащих социологическому анализу и общественному осмыс­лению. Менее заметные на первых этапах проблемы экономического и социокультурного характера по прошествии лет приобретают все боль­шую значимость. Методами дипломатии достаточно быстро могут быть исправлены политические ошибки, В экономике и культуре быстрых воз­вратов к исходному положению нет.

Преодоление последствий межнациональных конфликтов и не­допущение новых обострений обстановки на национальной почве - одна из важных задач государственной власти в странах СНГ. Эффективная деятельность в этом направлении предполагает интенсивную исследо­вательскую работу. Одной из важнейших для политического, социально-экономического и культурного развития этих стран задач становится преодоление негативных и использование позитивных факторов мигра­ционных последствий межнациональных конфликтов. Политическая ак­туальность такой задачи очевидна, она отражена в документах (миграционных программах, президентских и правительственных докла­дах, программах политических партий и т. д.). Социально-экономические и социокультурные аспекты задачи еще остаются не вполне прорабо­танными. Это связано с недостаточным теоретико-методологическим обоснованием соответствующих мер и неясностями организационно-управленческого характера.

Таким образом, избранная для диссертационного исследования тема представляется актуальной в теоретическом и практическом аспек­тах.

Степень разработанности проблемы. Изучение тематики меж­национальных конфликтов наиболее активно ведется в рамках по­литической социологии, политологии, социологии конфликта. Работы по­следнего времени в очень малой степени связаны с большой литерату­рой по межнациональным отношениям советского периода, тем не ме­нее в теоретическом и историко-социологическом плане работы Ю.В.Арутюняна, Э.А.Баграмова, Ю.В.Бромлея, Л.М.Дробижевой, М.С.Джунусова, А. А. Су Соколова и др. сохраняют свое значение, знали-

зируются в современных работах по социологии наций. Сторонники но­вых концепций нации и этноса придают, в частности, большое значение дискуссии с дуалистским представлением об этносе Ю.В.Бромлея, кото­рые в новейшей литературе оцениваются как наиболее распространен­ные у российских этнографов. На новое поколение исследователей на­циональных проблем оказала большое влияние концепция этногенеза Л.Н.Гумилева, не признаваемая многими этнологами и более популяр­ная в кругах социологов. В разработку теоретических основ нации, меж­национальных отношений существенный вклад внес В.А.Тишков.

Межнациональный (этнический, межэтнический, этнополитический) конфликт стал предметом исследования в отечественной литературе преимущественно в последние годы. Исследование этой проблематики проведено в рамках работ по политологии (К.С.Гаджиев, Г.А.Бордюгов, Е.Ю.Заречкин, А.А.Мацнев), социологии наций (Ю.В.Арутюнян, З.В.Сикевич, Г. Г.Си л ласте), социологии конфликта (А.Г.Здравомыслов, В.Н.Кудрявцев). Если собственно конфликтная характеристика этих про­цессов большинством авторов рассматривается в парадигмах западной конфликтологической мысли (К.Боулдинг, Л.Козер, Р.Дарендорф, из бо­лее ранних авторов - Г.Зиммель, Р.Парк), то анализ новейшего материа­ла придает теоретическим схемам новизну и существенно корректирует их. Таковы, например, исследования В.В.Червякова, В.Д.Шапиро, Ф.Э.Шереги о проблемах беженцев, В.В.Выборновой о национальных аспектах федерализма, В.А.Лукова о феномене ко-биографии на мате­риале беженцев, Г.Г.Силласте о русской семье в новой межнациональ­ной ситуации, Т.С.Сулимовой о положении семей, изменивших нацио­нальное окружение, и др. Важные наблюдения и выводы содержат кан-

дидатские диссертации В.С.Айрапетова, В.Г.Рязанова, Н.А.Се­ливерстовой, А.А.Хохлова, затрагивающие тему межэтнических взаимо­действий.

Вопросы социальных последствий вынужденной миграции расс­мотрены в ряде исследований по проблемам молодежи (З.В.Сикевич, Т.С.Сулимова, Б.А.Ручкин, В.И.Чупров, М.В.Савва и др.). На основе эм­пирических исследований эта тематика получила отражение в государ­ственных докладах о положении молодежи в Российской Федерации.

Подходы к созданию "миграциологии"(М.Б.Денисенко, В.А.Ионцев, Б.С.Хорев) существенно дополнены в новых условиях исследователями вынужденной миграции, миграционной политики, социальной работы с мигрантами (Ю.Е.Булатецкий, В.П.Мошняга, В.А.Тишков, А.А.Хохлов и др.). Известный интерес представляют оценки зарубежных специалистов по национальным отношениям в странах бывшего СССР (П.Голдмана, Дж.Лагшдуса, В.Заславского и др.).

Хотя в последние годы исследовательская работа по проблемам беженцев и вынужденных переселенцев стала значительно активнее, многие вопросы остаются недостаточно разработанными. Социально-экономические и социокультурные последствия вынужденной миграции в основном получили характеристику через фиксацию положения бежен­цев и вынужденных переселенцев по показателям нуждаемости, а также взаимооценок мигрантов и коренного населения. Проведение анкетных опросов по этой тематике осложнено, данные по мигрантам скудны, ста­тистика несовершенна. Монографических исследований, которые рас­сматривали бы комплекс последствий вынужденной миграции как для самих мигрантов, так и для покинутых ими и принявших их сообществ.

для территорий их нового проживания, нам выявить не удалось. Таким образом, в изучении нашей темы имеются существенные пробелы, тема характеризуется как недостаточно исследованная.

Исходя из актуальности и недостаточной исследованности темы, определены цель и задачи настоящего исследования.

Цель исследования: выявить основные социальные последствия миграции населения стран СНГ в результате межнациональных кон­фликтов.

В соответствии с этой целью ставятся следующие задачи иссле­дования:

- рассмотреть межнациональные конфликты как предмет тео­ретического анализа;

- дать классификацию социальных последствий межнациональных конфликтов;

- раскрыть макросоциальные последствия межнациональных кон­фликтов для социально-экономического развития;

- на эмпирическом материале установить микросоциальные по­следствия беженства и вынужденного переселения людей в условиях межнациональных конфликтов.

Объектом исследования стали ситуации беженства и вынуж­денного переселения людей в странах СНГ, т. е. совокупности обстоя­тельств и социальных действий, обусловливающих факт вынужденной миграции людей как следствие межнациональных конфликтов.

Предметом исследования стали макро- и микросоциальные по­следствия беженства и вынужденного переселения в результате межна­циональных конфликтов.

Гипотезы исследования. Основная гипотеза исследования состо­ит в следующем предположении: вынужденная миграция людей в ре­зультате межнациональных конфликтов институциализируется в качест­ве особого фактора социально-экономического и социокультурного раз­вития стран СНГ. Гипотеза-следствие: институциализация вынужденной миграции на макро- и микросоциальных уровнях структурно не совпада­ют, что становится дополнительным источником социальной напряжен­ности.

Методологической основой диссертации стало положение мар­ксистской социологии об определяющей роли общественного бытия по отношению к общественному сознанию и об относительной самостоя­тельности и активности надстроечных образований по отношению к ба­зису общества. Теоретические положения Э.Дюркгейма об аномии стали источником классификационной схемы различий социальных последст­вий вынужденной и естественной миграции. В диссертации были также применены положения ряда современных социологических теорий, в ко­торых делается попытка установить связь между макро- и микроуровня­ми социальной реальности.

Методические вопросы решались с опорой на социально-эко­номический анализ (расчет причиненного ущерба) и качественные мето­ды социологии. Особое значение придавалось использованию методи­ческих приемов, сложившихся в рамках биографического метода (Ж.-П.Альмодовар, Д.Берто, М.Бургос и др.), анализа писем (Н.Н.Козлова, И.Сандомирская). При исследовании "случая Ирины С." применена модификация биографического метода, разработанная В.А.Луковым.

Эмпирическую базу работы составили:

- экспертные опросы беженцев и вынужденных переселенцев (69 чел.), проведенные диссертантом в сентябре-октябре 1996 г. и мае-июне 1997г.;

- экспертный опрос экономистов, специализирующихся на оценке социальных программ и проектов (12 чел.}, проведенный диссертантом в Москве и Баку в январе 1998 г.;

- 49 биографий азербайджанцев - беженцев и вынужденных пере­селенцев из районов компактного проживания армян; 27 биографий рус­ских - беженцев из стран СНГ;

- "случай Ирины С.": переписка с семьей и друзьями (51 письмо) и коллективно записанные воспоминания русских беженцев из Таджики­стана; фрагменты переписки беженцев и вынужденных переселенцев (Россия, Таджикистан, Азербайджан) (36 писем);

- автобиография Вагифа Р., переехавшего в Москву из Азер­байджана (специально подготовлена для данного исследования);

- данные государственной статистики, документы органов государ­ственной власти стран СНГ, финансово-экономическое обоснование Фе­деральной миграционной программы (200 ед.).

- вторичный анализ данных исследования "Социальные проблемы вынужденной миграции населения СССР", проведенного В.В.Червяковым, В.Д.Шапиро, Ф.Э.Шереги в 1990 г. (анкетный опрос; 1200 опрошенных по целевой выборке).

Научная новизна исследования состоит в следующем: 1. Проведена классификация последствий вынужденной миграции в результате межнациональных конфликтов в странах СНГ по фактору

времени (краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные) и теоретиче­ски обоснована необходимость разделения макро- и микросоциальных последствий такой миграции.

2. Обоснована необходимость разграничения социологических ме­тодов исследования проблем вынужденной миграции в зависимости от уровня исследуемой реальности и показано преимущество качественных методов анализа при изучении микросоциальных последствий миграции.

3. Установлено, что институциализация вынужденной миграции на макро- и микросоциальных уровнях развивается как два параллельных, структурно не совпадающих процесса, что существенно затрудняет за­дачу управления миграционным процессом и снижения социальной на­пряженности, возникающей в связи с вынужденной миграцией.

4. С использованием биографического метода выявлена структура миграционного акта как события (стадии "напряженность", "кризис", "воображаемое бегство", "моральное бегство", "реальное бегство: вы­езд", "реальное бегство: путь", "реальное бегство: прибытие", "конфликт приезда", "воображаемое возвращение", "адаптация").

Практическая значимость исследования. Проведенное иссле­дование позволяет обосновать необходимость корректив в госу­дарственной миграционной политике, направленных на оптимизацию реализации фактора беженства и вынужденного переселения в рамках процесса социально-экономического и социокультурного развития стран СНГ. Выводы работы могут использоваться органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, учреждениями социальной работы в местах массового притока беженцев и вынужденных пересе­ленцев.

Результаты исследования могут применяться в учебном процессе в высших учебных заведениях а курсах социологии, социальной политики, социальной работы, культурологии и др.

Апробация исследования. Итоги исследования представлены в публикациях и изложены в сообщениях на заседаниях кафедры со­циологии Института молодежи (1996, 1997 гг.).

Структура диссертации. В основу структуры диссертации по­ложены решаемые в ней научно-исследовательские задачи. Диссер­тация состоит из введения, двух глав, заключения, списка ис­пользованной литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обоснована актуальность избранной для изучения темы, показана степень ее разработанности в научной литературе, оп­ределены объект, предмет, цель и задачи исследования, сформулиро­ваны рабочие гипотезы, показана научная новизна и практическая зна­чимость выносимых на защиту положений.

В главе 1 "Теоретико-методологические аспекты исследования социальных последствий межнациональных конфликтов" основное внимание сосредоточено на двух вопросах: во-первых, межнацио­нальные конфликты рассмотрены как предмет теоретического анализа и, во-вторых, сделана попытка классификации социальных последствий этих конфликтов.

В диссертации подчеркивается, что понятийная система, не­обходимая для анализа рассматриваемых процессов, несет на себе следы их незавершенности.

Базовым для данной работы является понятие "межнациональный конфликт". Необходимость в уточнении этого понятия основывается на том, что в современной практике исследований применяется несколько понятий для обозначения одних и тех же процессов и событий. Ряд ав­торов (Ж.Т.Тощенко, А.В.Малашенко, А.А.Мацнев, В.Г.Рязанов, Б.А.Хагба и др.) рассматривают упомянутые процессы и события как эт-нополитический конфликт. Принятой многими исследователями явля­ется трактовка рассматриваемых процессов как этнических (межэтнических) конфликтов. Такая точка зрения представлена в рабо­тах В.А.Тишкова, Г.А.Бордюгова, В.В.Пименова, А.М.Рыбакова и др. Термин используется в официальных документах России. Аналогично трактуют вопрос некоторые зарубежные исследователи (У.Фольц и др.). Большая группа исследователей характеризует рассматриваемые реа­лии как межнациональный конфликт (Э.А.Баграмов, А.И.Доронченков, А.Г.Здравомыслов, Т.С.Сулимова и др.). Таким понятием пользуются и зарубежные авторы (Дуглас М.Джонстон и др.). В диссертации использу­ется последний из названных терминов, что связано с пониманием на­ции, которое в своей основе имеет определенный тип этнической общ­ности в противовес получившей в последнее время распространение точке зрения, что нация - "это прежде всего согражданство, социальное сообщество граждан, составляющих государство" (В.А.Тишков).

Тем не менее признается, что работы В.А.Тишкова дают важное направление в понимании содержания межнациональных конфликтов и в выборе данного термина. Это направление - связь рассматриваемых со­бытий с идеями государственности. Изучаемые конфликты разворачи­ваются на территориях, ныне разделенных государственными граница-

12

ми. В действиях конфликтующих сторон имеются чисто государственни-ческие претензии, и это следует учитывать. Кроме того, межнациональ­ные конфликты все чаще перерастают в фактор международной полити­ки.

В диссертации на основе анализа теоретических трудов, те­оретико-политических разработок, социологических исследований по­следнего времени рассмотрены основные характеристики межна­циональных конфликтов, в том числе следующие:

1. Межнациональный конфликт как социальное взаимодействие. Для выявления структуры и характерных свойств межнациональных конфликтов их важно рассмотреть как взаимодействие социальных общ-ностей и индивидов. Здесь вполне определенно выявляются макро- и микроуровневые параметры (макроуровень, видимо, и составляет то, что принято называть "национальным вопросом"). Дискриминация одного из участников социального взаимодействия ведет к поляризации в общест­ве, а на полюсах появляются новые социальные образования, обла­дающие большой энергией. Эта энергия при подходящем поводе реали­зуется в действиях - спонтанных или организованных, спровоцированных и т. д., - причем положительно оцениваются, поддерживаются общест­венным мнением нередко самые дикие и неприемлемые в обычных ус­ловиях поступки, лозунги, требования.

2. Межнациональный конфликт как стадия социального процесса. Межнациональный конфликт формируется на фоне социальной напря­женности. Его базой являются экономические и иные трудности, сопро­вождаемые эмоциональным напряжением и порождающие такие дейст­вия, которые выходят за рамки обычных реакций.

На расшатанных устоях обыденности и возводится здание на­ционального превосходства, национальной исключительности и не­терпимости. Представляется важным, что именно базовые социально-экономические трудности и политические проблемы воспринимаются людьми как возможные конфликтогенные причины и факторы.

Очевидно, что межнациональные конфликты - наиболее открытая для наблюдения стадия вызревания и разрешения большой группы об­щесоциальных проблем переходного общества. Эти проблемы латентно существовали и в советское время (подспудные проблемы способны жить в сложном переплетении с официальной идеологией, прямо им противоположной).

3. Межнациональный конфликт как концентрация истории. Изу­чение межнациональных конфликтов показывает, что их оценка лишь как событий, происходящих "здесь и теперь", ведет к полной путанице. Не­обходимо понять межнациональный конфликт как "мобилизованное прошлое". Воспользовавшись удачным словосочетанием, предложен­ным батюшковым, диссертант расширяет его трактовку: он не ограни­чивается пониманием мобилизованного прошлого как фактора конфлик­та, а считает, что сам конфликт в определенном ракурсе выступает как это мобилизованное прошлое.

4. Межнациональный конфликт как факт политики. Анализ меж­национальных конфликтов как правило учитывает политическую подоп­леку событий. Политическому аспекту нередко придается основное зна­чение в рассматриваемых конфликтах. При этом межнациональный конфликт включается политическими силами в контекст политической деятельности, получает определенную идейно-политическую маркиров-

14

ку. Националистические действия, дискриминационные меры оправды­ваются высшими политическими соображениями пользы для народа.

Выделенные четыре характеристики уточняют содержание понятия "межнациональный конфликт". В целом межнациональный конфликт в исследовании рассматривается как острая фаза социального взаимо­действия этносов, когда их естественные противоречия и различия в об­разе жизни приобретают характер противостояния и закрепляются зако­ном либо обычаем (повседневным поведением) как дискриминация по этническому признаку, освящаемая мобилизованным прошлым.

Это общее положение имеет специфические черты, обнаружи­ваемые при изучении межнациональных конфликтов в постсоветском пространстве как реальности. В этой связи рассмотрены в качестве ос­новных: 1) проблема соотношения этнических, социальных, экономиче­ских, культурных, религиозных факторов; 2) проблема этноэлит; 3) про­блема "стечения обстоятельств".

В исследовании утверждается представление о сложном генезисе межнационального конфликта и его комплексном влиянии на реалии об­щества в целом, сообществ людей и каждого из тех, кто волей судьбы оказался вовлеченным в миграционный поток. С учетом сказанного в первой главе рассмотрен вопрос о классификации последствий межна­циональных конфликтов.

Изучение социальной обстановки и тенденций социального разви­тия стран СНГ дает основание предложить матричную схему классифи­кации социальных последствий межнациональных конфликтов, в которой столбцы отражают различия по уровню анализа, а строки по времени действия последствий.

15

По уровню анализа выделяются макро- и микросоциальные по­следствия. Макросоциальными последствиями в диссертации на­зываются такие, которые проявляются как результат взаимодействия больших социальных групп и имеют результатом изменения в социаль­ных структурах, социальных институтах и процессах. Микросоциальными признаются такие последствия, которые относятся к личности в ее непо­средственных социальных связях, к малым группам и затрагивают глав­ным образом повседневную жизнь людей.

Временными характеристиками выступают кратко- средне- и долго­срочные последствия. Обычно краткосрочными считают такие процессы, которые проявляются в срок, занимающий примерно год, максимум два года, среднесрочные - 3-5 лет, долгосрочные - 10-15 и более лет (это ориентиры, промежуточные сроки сводят к той или иной позиции по смыслу). Такие сроки применяют, например, при классификации соци­альных проектов.

Предложенная в диссертации классификация социальных пос­ледствий межнациональных конфликтов выглядит следующим образом:

I. Макросоциальный уровень:

1. Краткосрочные последствия:

- потеря представителей этноса (убитые, переселенцы, беженцы);

- скачкообразные изменение национального и социального состава населения в территориях конфликтов и в территориях, принимающих ми­грантов;

- разрушение, трансформация, перемещение национальных ценно­стей (духовных и материальных);

- нарушение социальных связей на уровне социальных институтов, социальных структур, больших социальных общностей;

- переформирование системы управления обществом, борьба элит;

- разруха как образ жизни больших групп людей;

- международная напряженность, активность стран, рассмат­ривающих территорию конфликта в качестве зоны своих интересов.

2. Среднесрочные последствия:

- неспрогнозированные демографические сдвиги;

- "коллапс" жизненно важных производств, разрегулирование соци­альной политики;

- формирование социальной инфраструктуры по обслуживанию вынужденной миграции;

- затраты на лечение лиц, пострадавших в конфликтах;

- деформация рынка труда;

- изменение структуры трудовых ресурсов;

- "утечка умов";

- смена политической, экономической и культурной элит.

3. Долгосрочные последствия:

- становление диаспоры как социокультурного явления и как инсти­тута социализации новых поколений;

- образование "внутренней эмиграции" по национальному признаку в конфликтогенной зоне;

- макроэкономические изменения на территории конфликта из-за утери крупных узлов экономики - предприятий, объектов социальной ин­фраструктуры, целых поселений.

//. Микросоциальный уровень:

1. Краткосрочные последствия:

- потеря мигрантом родных, привычного социального круга;

- падение его уровня жизни и изменение образа жизни;

- его отторжение новой среды, маргинализация.

2. Среднесрочные последствия:

- вынужденная переквалификация мигранта;

- адаптация мигранта, его семьи к непривычному образу жизни и новой социальной инфраструктуре;

- образование микросообществ из мигрантов, менее связанных с взаимопомощью при первоначальном обустройстве и ориентированных на культурные потребности мигрантов.

3. Долгосрочные последствия:

- трансформация ментальности;

- сохранение "образа врага" как следствие межнационального кон­фликта в социализацией ном процессе на личностном уровне.

Предварительно произведенная диссертантом классификация бы­ла затем скорректирована по итогам экспертного опроса 12 экономистов, специализирующихся на оценке социальных программ и проектов (опрос, проведенный в Москве и Баку в январе 1998 г.).

На базе проведенной классификации произведен анализ соб­ранной в ходе исследования эмпирической социологической инфор­мации, который представлен в главе 2 диссертации "Социологический анализ макро- и микросоциальных последствий миграции населения вследствие межнациональных конфликтов в странах СНГ'.

В рамках макроанализа рассмотрены особенности социально-экономического развития стран СНГ под влиянием вынужденной мигра­ции.

К середине 90-х годов на территории бывшего СССР имелось 180 точек, где межнациональная напряженность вылилась в столкновения. Треть территории (7 млн. кв. км) оказалась вовлеченной в территори­альный передел. На охваченной межнациональными конфликтами тер­ритории проживает более 30 млн. человек. Широта процесса позволяет рассматривать макросоциальные последствия вынужденной миграции на нескольких уровнях, в том числе обращаться к изучению таких по­следствий на уровне государств.

Социально-экономические показатели стран СНГ выступают общим фоном для прояснения макросоциальных последствий вынужденной ми­грации населения. В самих этих показателях отразились два важных об­стоятельства: первое - неравномерность вклада союзных республик в экономику СССР; второе - процесс разрыва хозяйственных связей при распаде СССР. В 1992-1994 гг. ВВП стран СНГ сократился на 39%, в том числе в 1994 г. - на 16%. В России, по оценкам, произошедший спад про­изводства не менее чем на 30% был обусловлен разрывом межреспуб­ликанских связей. Прогнозирование экономических тенденций показало, что в случае полного прекращения межреспубликанских связей конечное потребление в России сократилось бы более чем на 1/3, в остальных странах СНГ - в среднем в 6 раз. Изучение вопроса показывает, что наи­больший спад производства и снижение уровня жизни населения были преимущественно в государствах СНГ, вовлеченных в национальные конфликты.

Оценка социальных последствий межнациональных конфликтов в странах СНГ должна учитывать активную естественную миграцию, свой­ственную бывшему СССР (ежегодная сумма прибытий и выбытий в СССР составляла в начале 70-х годов 28 млн. человек). Но миграцион­ная активность населения в естественных и вынужденных условиях имеет существенное различие как по своему источнику (мотивации), по социальному контексту, так и по долговременным последствиям. Бежен­ство развивается выбросами, "квантами", создавая большую напряжен­ность для страны, теряющей население, и страны, принимающей его.

Разнообразные последствия вынужденной миграции для страны, где имели место конфликты на межнациональной почве, и для страны, куда направляется поток беженцев, могут быть на макросоциальном уровне сведены к нескольким основным характеристикам. Их значение проясняется прежде всего через сравнение с характеристиками процес­сов естественной миграции. Эти отличия представлены в таблице 1, со­ставленной на основе анализа публикаций, личных наблюдений и выво­дов из биографий беженцев, а также опроса экспертов-экономистов.

Оба типа миграции имеют при сходных внешних характеристиках (факт смены места жизнедеятельности переселенца) принципиально разные социальные следствия. Из таблицы видно, что в данном случае непосредственно не действует принцип, согласно которому потери одной страны ведут к выигрышу другой. В диссертации рассмотрены возни­кающие проблемы переезда, трудоустройства, адаптации к новым усло­виям масс людей, в том числе в социально-экономическом аспекте.

Специально, в частности, проанализирована обстановка, возник­шая в горных районах Азербайджана до и после того, как их вынужденно

20

покинула значительная часть населения. В 1990 г. исследование эконо­мики этих районов показало ее неэффективность, но в то же время в ре­зультате сезонных работ в доходных производствах (виноградарство, выращивание табака и др.) жители горных сел были в денежном отно­шении обеспечены лучше жителей городов. Ныне сложилась крайне противоречивая ситуация.

Таблица 1

Характеристики последствий естественной и вынужденной миграций

Естественная миграция

Вынужденная миграция

Структурные компоненты общества сохраняются

Элиты сохраняются

Мигранты профессиональны

Мигранты адаптивны

Миграция частично упорядочена, равномерно распределена во вре­мени

Структурные компоненты общества пере­страиваются

Элиты разрушаются и заменяются други­ми элитами с иным составом и структурой

Мигранты депрофессионалиэируются

Мигранты неадаптивны

Миграция распространяется "квантами", носит взрывной, лавинообразный харак­тер

Переселенцы из горных сел живут в условиях, лучших, чем корен­ные бакинцы и жители других городов республики. Но это результат ис­пользования их прошлых накоплений. Их квалификация малоприменима в нынешних условиях, источник их доходов отрезан от них. Определен-

ная часть прибывших проявляет активность в создании самостоятельно­го бизнеса и не регистрируется как вынужденные переселенцы, однако и их особенности образа жизни в горах отделяют от городского равнинного населения. Вынужденные мигранты сталкиваются с непониманием и от­торжением, в том числе по бытовым вопросам. В целом же прибытие ми­грантов из мест, различающихся по национальному составу, социокуль-турным условиям (например, турки-месхетинцы и азербайджанцы из Ар­мении и т. д.) содержит зерно новой межнациональной напряженности.

По всей видимости, именно социальное настроение коренного на­селения в отношении вынужденных мигрантов сказалось на характере принимаемых в странах СНГ решений государственных органов, направ­ленных на решение миграционных проблем. Вопросы позитивного ис­пользования потенциала вынужденных мигрантов даже не ставятся. По расчетам диссертанта, на одно рабочее место, создаваемое в рамках Федеральной миграционной программы (РФ), претендуют более 2 тыс. вынужденных мигрантов. Источники самопомощи мигрантам скудны, в то время как в целом на мероприятия в области миграционной политики планируются огромные суммы, для обеспечения этих мероприятий рабо­тает разветвленный аппарат управления и множество учреждений и ор­ганизаций (в диссертации на основе документов фиксируются 19 типов таких организационных структур). Проблема беженцев осмысливается как чрезвычайная, ее среднесрочные и долгосрочные последствия не принимаются во внимание.

Исследование показывает, что происходит на макросоциальном уровне институциализация вынужденной миграции, схватывающая сфе­ры законодательства, управления, финансирования и др. и строящаяся

22

на отраслевом принципе. Проблема экономической эффективности от использования финансовых средств на данную деятельность (даже с учетом недофинансирования отрасли) не может разрешаться без учета того, что вынужденная миграция - не только событие жизненного пере­лома отдельных лиц, но макроэкономический и макросоциальный про­цесс с длительным действием.

Микросоциальные последствия беженства и вынужденного пе­реселения людей в условиях межнациональных конфликтов рассмат­риваются в диссертации в плане выделения факторов, которые влияют на решение о бегстве из зоны межнационального напряжения, обстоя­тельства переезда и факторы адаптации в новых условиях. В этих целях использована модификация биографического метода, практически при­мененная диссертантом на эпистолярном материале, материале экс­пертных опросов беженцев и на автобиографических письменных источ­никах (важнейшие материалы дали записи 109 биографий азербайджан­цев - беженцев и вынужденных переселенцев - из районов компактного проживания армян; 37 биографий русских - беженцев из стран СНГ; пе­реписка беженцев из Таджикистана - "случай Ирины С." и автобиографи­ческая запись беженца из Азербайджана - "случай Вагифа Р.").

Анализ привлеченных для изучения биографических материалов позволил выявить структуру миграционного акта как события. Эта струк­тура основывается на последовательности типичных стадий, которые (исходя из рассмотренных жизненных траекторий вынужденных мигран­тов) в диссертации получили названия; "напряженность", "кризис", "воображаемое бегство", "моральное бегство", "реальное бегство: вы­езд", "реальное бегство: путь", "реальное бегство: прибытие", "конфликт

23

приезда", "воображаемое возвращение", "адаптация". Эти стадии рас­смотрены по их содержанию с учетом того, что в реальных событиях вы­нужденной миграции не во всех случаях последовательность стадий строго соблюдается, есть ситуации, когда те или иные стадии не фикси­руются.

На эмпирических материалах представлена типичная траектория вынужденной миграции. При всем разнообразии реальных судеб людей, оказавшихся втянутыми в межнациональные конфликты и ставших их жертвами, некоторые важные стадии беженства на микросоциальном уровне сходны. В социально-ролевом отношении беженец оказывается достаточно определенной фигурой современной жизни стран СНГ. Он несет на себе типичные проблемы и типичные конфликты.

Изучение материала показывает, что мигранты, не рассчитывая на помощь принимающего государства, берут на себя решение основных проблем по взаимному информированию, поддержке в поиске жилья, работы, идут, как правило, по пути самопомощи. Это направление дей­ствий мигрантов и следует поддерживать государственными мероприя­тиями, что, помимо прочего, значительно удешевит работу огромной системы органов и учреждений, имеющих задачей проведение миграци­онной политики.

Пока же самопомощь вынужденных мигрантов институциализи-руется в ко-биографических комплексах. Этот процесс развивается на микросоциальном уровне. Миграционная же политика инсти-туциализируется на макроуровне, который оказывается оторванным от большинства решаемых вынужденными мигрантами задач. Это - два па­раллельных, структурно не совпадающих процесса.

24

Управляемость миграционным процессом зависит от структурного соединения институциональных задач макроуровня с потребностями микроуровня - не только в острой фазе беженства, но и с учетом средне­срочных и долгосрочных последствий вынужденной миграции в резуль­тате межнациональных конфликтов.

В Заключении сделаны основные выводы из проведенного исс­ледования и утверждается, что эмпирически вполне подтверждена рабо­чая гипотеза предпринятого исследования. Материалы и выводы иссле­дования позволяют поставить вопрос об уточнении исходных позиций программирования в области государственной миграционной политики, которые в большей мере должны основываться на принципах экономи­ческой эффективности и защиты прав человека.

Основные положения диссертации изложены в публикациях:

1. Эффективность использования ресурсного потенциала горных районов Азербайджанской ССР // Народное хозяйство Азербайджана. -1990,-N 2.-С. 15-18. (0,5 п. л.)

2. Последствия межнациональных конфликтов: {Теоретико-со­циологический подход к группировке) // Социологический сборник. Вып. 3 /Ин-т молодежи. - М., 1997. - С. 27-35. (0,6 п. л.)